Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Сказка о президенте Боре...

Сказка о президенте Боре...

СКАЗКА
О ПРЕЗИДЕНТЕ БОРЕ,
ИМПЕРСКОЙ ХВОРИ
И НАДПИСИ НА ЗАБОРЕ

Пастушонку Пете
Трудно жить на свете:
Трудно хворостиной
Управлять скотиной.

Сергей ЕСЕНИН.
«Сказка о пастушонке Пете...»

Зачин

Президенту Боре
Не житьё, а горе.
Хуже с каждым годом
Управлять народом.
Подскочили цены —
Он белее пены;
Чуть налоги круче —
Он чернее тучи;
Так и метит, леший,
Шибануть по плеши.

*   *   *

А бывало, Боре
По колено море.
Выбран всенародно, 
Ешь и пей свободно.
Здесь, в кремлёвском доме,
Так же, как в обкоме...

А с народом встречи —
Наготове речи.
Выше всякой нормы
Обещай реформы.
Да рисуй картинки
О цивильном рынке.
Мол, теперь от века
Всё для человека;
Он у нас хозяин
Центра и окраин...

Ну, а заграница
Свалится-случится,
Надо строить рожи
То жальчей, то строже.
Если больше злобы —
Уважали чтобы;
А когда жальчее —
В долг дадут скорее.

*   *   *      

Правда, жизнь у Бори
Помрачнела вскоре.

Завязка простым узлом

Разжирели с лета
Аввы из Совета;
То им плохо, это —
Скверная примета!
Глядь, и в самом деле,
Словно обалдели:
Злобы не скрывают,
К бунту призывают...

*   *   *

Самодержец  Боря
Чуть не запил с горя.
Говорит Грачёву:
«Как бы это, к слову, —
Не лишиться власти
И умерить страсти...»

*   *   *

Рыцарь Обороны
Круто знал законы:
«Мы поможем, Боря,
Но и ты нам... вскоре...»

*   *   *

Скучно в Белом Доме.
Нет тепла, а кроме —
Нет воды и света,
Вонь из туалета.
От стрельбы и матов
Глохнет Хасбулатов.
Слышится Руцкого
Матерное слово:
«Хрен им вместо сдачи.
Так, — и не иначе!»

*   *   *

В Белом — перебранки.
Бьют по окнам танки.
В Белом — пекло ада,
Все черно от чада.
Хочешь жив остаться,
Надо в плен сдаваться...

*   *   *

И владыке Боре
Горе вновь не горе.

*   *   *

Были беды — сплыли.
Белый побелили.
Всех, кто в Белом были,
Перезаменили.
И пошли сверх нормы
Обещать реформы.
Рисовать картинки
О цивильном рынке.

*   *   *

Только вдруг газеты,
Хуже, чем Советы,
Начали за  э т о
Жучить президента.
А потом Грачёва —
Все за то же снова:
В армии рутина,
Пьянь и дедовщина, 
Штаты пораздуты,
Словом, фу-ты, ну-ты...

*   *   *

Паша едет к Боре:
«Вот, Отец, и горе.
Съесть решили, тати,
Скушати-сожрати...»
Молвит Боря Паше:
«Золотце ты наше!
Кто тебя обидит,
Света не возвидит.
Только надо хитро,
Вот и сдохнет гидра...»

*   *   *

Отвечает Паша:
«Будет воля ваша».

*   *   *

Если хочешь крепко,
Есть всегда зацепка.
Вот чеченец, скажем, —
Нет народа гаже.
Все уже в России
Посгибали выи,
Только эта морда
Грудь шеперит гордо,
В руки не даётся,
К вольной жизни рвётся...

*   *   *

Паша снова к Боре:
«Вирус нашей хвори —
Генерал Дудаев
С шайкой шалопаев.
Мы им — наше здрасьте,
Быстро вводим части,
Заварилась каша,
И победа наша!»

*   *   *

«Ну, а если, Паша,
Горькой будет каша?
Если все осудят,
Много ль выгод будет?»

*   *   *

Испокон министры
На ответы быстры:

«Выгоды большие.
В целости Россия.

Кто к свободе рвётся,
Не дурак — очнётся...

Темпы перестройки,
Знаешь сам, не бойки.

Где прокольчик вышел —
На чеченцев спишем.

Дальше. — Запад хилый
Перед нашей силой

Гордой спеси сбавит,
Ссуду предоставит.

Ну, и нефть Кавказа
(Тьфу, тьфу, тьфу от сглаза!)

Остаётся нашей.
Будем с полной чашей...»

*   *   *

Отчеканил лихо
И добавил тихо:

«Имидж президента
Нынче три процента,

А Чечню подмочишь,
Будет — сколько хочешь».

*   *   *

Словно тучка с моря,
Прослезился Боря:
«Знал я, верил, Паша,
Ты — находка наша!
Вот и Коржакова
Мненье — слово в слово...»

*   *   *

Так и порешили,
Рюмки осушили,
Чтоб скорей чеченцам
Дать под зад коленцем.

*   *   *

И по всем дорогам,
Что ведут к отрогам
Дальних гор Кавказских,
В грохоте и лязге,
В копоти и дыме,
Змеями стальными,
Тупо, неуклонно
Поползли колонны
Техники военной,
Грозной, неизменной...
Сверху самолёты
Басом пели ноты,
Жуткие до дрожи,
Упаси нас Боже...

*   *   *

Будут знать чечены, 
Чем грозят измены...

Завязка сложным узлом

Вот и ультиматум! —
Вежливо, не матом:
Дескать, крови литься
Хватит; не водица.
Дескать, брат на брата —
Это плоховато.

*   *   *

Тут и вправду в Грозном
В странном и нервозном
Танковом налёте
Накрошили плоти.
Кто напал? Откуда?
Вот уж, точно, чудо!

*   *   *

Вдруг известно стало:
Много в плен попало
Не азербайджанских
И не дагестанских,
Да и не ингушских,
А, представьте, русских —
Из Орла, Рязани,
Курска и Казани...

*   *   *

Президенту Боре
Гнусно жить в позоре.
Требует министра
Объясниться быстро.

*   *   *

Вот звонок от Паши:
«Пленные — не наши.
В армии не служат,
С чистоганом дружат.

Кто они — не знаю.
Наша хата с краю...»

*   *   *

Ельцин недоволен,
Видно, с квасу болен.

«Ах ты, Паша, Паша!
Вот тебе и каша.
В срок не расхлебаешь,
Царский гнев узнаешь».

*   *   *

Отвечает Паша:
«Будет воля ваша».

*   *   *

В мешковине хилой
Трудно спрятать шило.
Так и с той атакой, 
Тайной, и однако
Ставшей миру явной,
Грубой и бесславной.
Жало своё шило
Взяло и открыло...

*   *   *

Прежнею манерой
Южной ночью серой,
Снежной и морозной,
Наши парни в Грозный,
Словно на буланках,
Ворвались на танках.

*   *   *
 
Танки пёрли к цели,
Свечками горели,
И, горя, солдаты
По броне покатой

На асфальт бросались:
Или в плен сдавались,

Или погибали
От свинца и стали...

*   *   *

Прежний наш Суворов
Яд бы от позора
Принял, в Лету канул.
Этот же — воспрянул:

«Я вам, иноверцам,
Всыплю хрена с перцем!
Знайте, матерь вашу,
С чем хлебают кашу!..»

*   *   *

И опять колонны
Из юнцов зелёных,
Лишь служить начавших,
Лиха не видавших, —
В пекло, в мясорубку,
В туше-душе-губку...

Ах ты, Боря, Боря –
Наше злое горе.
Ах ты, Паша, Паша —
Наказанье наше...

*   *   *

Гроздью благородной
Вызрел гнев народный.
Телепередачи
(«НТВ» всех паче),
Радио, газеты,
Митинги, пикеты,
Акции протеста,
Телеграммы с места,
Подписи, листовки,
Службы, голодовки,
Остановки сева —
Всё зашлось от гнева.

*   *   *

Собирает Боря
Подчинённых вскоре:

«Ну, друзья-друзьишки,
Не в дугу делишки.
Не хвалю за это.
Жду от вас ответа».

*   *   *

Вьются подхалимы,
Как в руках налимы:

«Повернули дышло,
А оно не вышло.

Но осаду снимем —
Грех великий примем».

«Коль стряслися беды,
Треба до победы».

«Надо так им врезать,
Чтоб отвыкли хезать!»

«И печать придавим,
Уважать заставим...»

*   *   *

Полководец Боря
Отошёл от горя,
Нос пощупал красный,
Вид сменил ненастный:
«Вот и Коржакова
Мненье — слово в слово...»

*   *   *

Вся Чечня в руинах.
По горам, в долинах
Наши танки рыщут,
Злых чеченцев ищут.
У лесной опушки
Громыхают пушки.
Рядом из засады
Завывают «Грады».
Вертолётов ромбы
С неба мечут бомбы.
Ухают ракеты:
Эй, чеченец, где-ты?

*   *   *

А чеченец всюду.
Только чуду-юду
Выбьют из аула,
Он в затылок дуло.

Сколько за полгода
Полегло народа!

Сколько в муках адских
Матерей солдатских!

Сколько сил и денег
Брошено под веник...

*   *   *

Эх ты, Боря, Боря —
Наше злое горе.
Эх вы, Вити, Паши —
Кровопийцы наши.
Ждут вас в пекле черти,
Вы уж нам поверьте...

Развязка

Долго длится сказка,
Но близка развязка.

*   *   * 

После всех проколов
Слышит наш Ермолов:
«Чтоб прикончить гадов,
Больше нет снарядов.
Мины где? Патроны?
К матери ядрёной!..
Да и части тленны:
Требуют замены...»

*   *   *

Паша с ходу к Боре,
Благо, что не в ссоре:

«Осчастливь указом,
Чтоб забрить всех разом —
Махом, без отсрочки,
К материной дочке!..»

*   *   *

«Осчастливлю, — Боря
Говорит не споря. —
И поднимем чаши
За успехи наши!..»

*   *   *

Пир довёл до бзика.
Видит сон владыка...

Будто он в палате
Ждёт прихода знати.
Нету!.. Выпил стопку
Да нажал на кнопку.
Но и слуг не видно:
Эка, как обидно!..

*   *   *

Ельцин шагом броским
По ходам кремлёвским.
Не бывало сроду:
Нет нигде народу.
Он во двор выходит,
Взором двор обводит.
У крыльца старушка,
Перед нею кружка.

«Дай, Отец, копейку!»

Надо гнать злодейку,
Да, поди, дивчина
Знает, в чём причина?

*   *   *

«Вот тебе и сотня.
Но, раба Господня,
Где, скажи на милость,
Люди? Что случилось?»

*   *   *

Говорит старушка:
«Нет людей-то, душка.
Всех вчера забрали
Да в Чечню угнали.
Ты да я, Бориска,
Выпали из списка...»

*   *    *

«Как?! Ведь до сих пор мы
Чахнем без реформы!
А село? Заводы?
А прогноз погоды?
Ну, а что — границе
На учёт закрыться?
А прогресс? Наука?
Без людей-то ну-ка?..

Кто ж такую гадость
Выдал нам не в радость?»

*   *   *

Шамкает старушка:
«Тут я, свет, простушка.
Но, слыхать, указом
Всех забрали разом...
Уж не знаю... Слышь-ка,
Тут тебе письмишко...»

«Где?!» – взбодрился Боря.

«Эвон, на заборе...»

*   *   *

На заборе, точно,
Въелось в доски прочно:
«Ельцина – на мыло!!!»
Что бы это было?

Но глядит: Дудаев
С шайкой шалопаев
Дворик окружает
И кольцо сужает.

Дал владыка тягу,
Но — нашли беднягу.

*   *   *

Горец смотрит дико:
«Что, Руси владыка?
Вволю накичился,
Кровушки напился?
Что ж ты, сын Иудин,
Ни себе, ни людям?
Задавил Рассею,
Да и нас всех с нею?..
Всё! Пришла расплата!
Взять его, ребята!
Дать Кремлёвской водки
Да забить в колодки!»

Финальный эпизод

Шумно грозный Терек
Бьёт волною в берег.

На утёсе яма —
Место плена, срама.

В тёмной яме — Боря,
В холоде и в горе.

Жадно на Бориса
Смотрит злая крыса.

Думает владыка:
«Вот ведь как... скажи-ка...»

17 июня 1995 года.
День


 

Нравится
10:40
30
© Ефремов Борис Алексеевич
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение