Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Русь утренняя. Предисловие второе

Русь утренняя. Предисловие второе

РУСЬ УТРЕННЯЯ

Предисловие второе
(библейское)

Бог говорит о том, что без Него
Ничто бы в этом мире не возникло —
От крошечного кварка одного
До общего космического цикла.

Чтоб возникало что-то по себе,
Хотя бы по крупинке самой малой —
Такого даже и в моей судьбе,
Запутанной, ни разу не бывало.

Быть может, вы счастливее меня
И есть у вас неслыханные вести,
Звоните среди ночи или дня,
Подумаем над вашим чудом вместе.

Однако знаю, глупо ждать звонка,
А потому вернёмся к предисловью.
Эпоха та ужасно далека,
Но всякий раз пронзает сердце новью.

В непостижимой вечности Своей,
В святой любви, под благодатной сенью,
Из ничего в начале наших дней
Создал Владыка небеса и землю.

Создал, поскольку Бог Ума и Сил,
Любви и Мудрости, и Благодати.
И мир сначала только небом был
И проматерией, безвидной кстати.

Слабы земные наши словеса.
Но нет других. Видать, судьба такая.
Шар разлетающийся — Небеса,
Внутри — микрочастицы, пыль земная.

Но и тогда здесь жизнь уже была,
В громадном этом шаре первородном.
Жизнь ангелов без счёта и числа,
Не роботов, а с выбором свободным.

Как ведающий всё, Создатель знал,
Что вскоре треть из них, Его покинет.
Но точно так Он и людей создал,
И ангельский раскол людей не минет.

Всё это знал Он, только знал и то,
Что без свободы — ада нет и рая.
Пускай не укорит Его никто,
Путь на земле и в небе выбирая.

Извечно знал Он, это не секрет,
Что большинство пойдёт кривой дорогой.
Но кто сказал, что в этом счастья нет,
В той горстке истинной, хоть и немногой?

И потому Свой славный шестоднев
Господь вершил, и сердце было радо,
И каждый день, творенья осмотрев,
Он подтверждал, что всё идёт, как надо.

И даже то, что первородный грех
Причиной стал Эдемова заката,
Он был закономерным, был из тех,
Создателем предвиденных когда-то.

Теперь пойдёт великая волна
То взлёта, то безумного паденья,
То с Богом обозлённая война,
То радостное к Богу возвращенье.

И только это завоюет мир,
И только это будет править миром.
Нет, не богатство — знамя и кумир.
Господь стал целью, знаменем, кумиром.

Когда в сердца людей входил Христос,
А люди духом в Господа входили,
Их путь не то чтоб состоял из роз,
Но на пути их трудном розы были.

И очень круто изменялась жизнь,
И забывалось горькое когда-то:
Народу — хоть сегодня в гроб ложись,
А тем, у власти — эвересты злата.

И богачи, и нищие — в Христе,
Как в Истине, единственно возможной,
Объединялись в мире, чистоте
И простоте, до радости не сложной.

И, словно пар весной, имперский дух
В делах благих, как в небе растворялся.
И каждый был работать рад за двух.
Или за трёх. По крайности, старался.

Но, словно чёрной тучею гроза,
Безверье снова небо затмевало,
И ливень лил, и люди шли, скользя
И падая. И так не раз бывало.

И если раньше досаждала грязь
И дюже неприемлемой казалась,
То в дни ненастья долгого, смирясь,
По ней ходили люди. И смеялись.

Ишь, как скользит. Как чавкает смешно.
И если солнце — как блестит потешно.
Вот говорят, что жить в грязи грешно.
А, может быть, и так и так — безгрешно?

И всё тянулись сумрачные дни,
Пока глубины душ не испоганят.
Когда же солнцем сменятся они?
Когда же вёдро новое настанет?

Так вот. Когда Адам с женой своей
Эдем покинул, на земле греховной
Он Каина среди других детей
Родил. И Каин жизнью бездуховной

Навеки очернит Адамов род.
Он лишь формально в Бога верить будет.
Он брата в дикой зависти убьёт.
Он все заветы Божьи позабудет.

И скажет Бог: «Ты проклят от земли,
Которую кровь брата оросила.
Ты будешь сеять хлеб, чтоб не взошли
Колосья. У земли иссякнет сила.

Изгнанником, скитальцем станешь ты,
Одной лишь беспощадной мысли внемля,
Но станут недоступными мечты —
Скорей уйти в разгневанную землю».

И долго по Тибетским пустырям
Водил он Богом проклятых потомков.
И город выстроил. И по углам
Поставил башни. И речных потоков

Пустил по рвам глубоким рукава.
В горах почти ни с кем он не встречался,
Но, как настойчиво гласит молва,
Он больше смерти встреч таких боялся.

Как жили каиноиды? Да так,
Как предок их — заносчиво и хмуро.
И мир им враг, и Вседержитель враг.
А дорога лишь собственная шкура.

И, как потом в шкатулках дорогих
Цари копили серебро и злато,
В жилищах и молельнях городских
Копились перлы гнусного разврата.

Вражда копила свой змеиный яд,
Свои клинки оттачивала зависть,
Сердца изгоев Божьих все подряд
Жестокой алчностью переполнялись.

С годами даже праведный обман
Коварней и опасней становился,
И от вина приятнейший дурман
В отраву и страданья превратился.

И многожёнство, и голубизна,
И оргии совсем уж без разбора,
Как в бурю набежавшая волна,
Развратный город затопили скоро.

И только ли безбожный город тот
Во мглу распутства вязко погрузился?
Весь многотысячный Адамов род
Грехами испоганился, затмился.

Прошло пыть с половиной тысяч лет
С великого создания вселенной,
А на земле уже почти и нет,
Кто жил бы в вере светлой и нетленной.

Один разврат, один сплошной разврат,
Сплошное сатанинское разгулье.
И Вельзевул, такой победе рад,
Создателю показывает дулю.

И вперекор желаниям Отца
Пыталось бесконечно повторяться
Начало наступавшего конца,
Начало будущих цивилизаций.

Но это бред — по нашей воле чтоб.
В мечтаньях воля лишь несокрушима.
И вот крушение. И вот Потоп.
И жизнь уносится куда-то мимо.

И всё. И только непорочный Ной 
С семьёй немалой, но благочестивой
Допущен к жизни, — кажется, иной,
И, кажется, воистину счастливой.

24.07.16 г.,
Равноапостольной Ольги,
княгини Российской

Нравится
08:55
117
© Ефремов Борис Алексеевич
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение