Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

На небесах и под ними

На небесах и под ними

На небесах и под ними

(Архаическая новелла) (Либретто к рок-опере)

 

Судья по делу о разводе,

Послушав мужа и жену,

Не понимает по природе

Их разногласий глубину.

 

Кто прав, кто виноват – суди…

Да ошибиться риск велик.

Логичен и красноречив был лжец.

На людях правым стал подлец.

 

***

 

Тот, кто не видел, тот не знает!

Все слухи по миру собрав,

Душа от знаний изнывает

И, в книгу бред переписав,

Что верно всё там – утверждает.

 

Как много по свету писак…

И им от скуки подражая,

Что было встарь на небесах

Я расскажу, душе внимая.

 

Вся жизнь игра, актёры – люди,

А боги зрители и судьи.

 

1

 

Скучать? Кому такое надо?

Вот Богу выпала отрада,

Он андрогинов сотворил.

Зачем? К чему?

Ведь ангелов немало

Им на досуге создавалось,

И серафимов умных стая

Рвалась на волю прочь из рая.

Обитель божия по швам трещала,

Теснились все.

Всем места в божьем царстве мало.

 

Бог, вдохновению поддавшись,

Явиться тверди приказал

В объятьях вящей звёзд плеяды.

Светилам излучать заряды

Навечно в бездну предписал.

 

Пока творил он свет и тьму,

Нашлись противники ему

Из андрогинов неуклюжих.

Умом народ такой досужий.

И возомнил один из них,

Что в каждом силы за двоих.

Что боги телом одинарны,

И, значит силой им неравны.

Войной на всех идти взялись.

Бог не простил такой каприз.

 

Все боги были заодно:

Двойные люди – это зло.

И разрывали андрогинов,

На две неравных половины.

 

Одна часть женщиною стала,

Мужчиною другая.

Одна другую часть искала,

По парам собираясь.

 

Мужчин от женщин отделяли,

Чтоб без привычного страдали,

Чтоб извлекли с лихвой урок –

Гордыни извели порок.

 

Но Бог вдруг сжалился над ними,

Проникся болью половинок.

Любовь решил беднягам дать,

Чтоб перестали те рыдать.

 

Собрались в пары половинки,

Услышав музыку любви.

В порывах пылкой эйфории

Их лица радостью зажглись.

 

Движеньем танца увлеклись

Под перезвоны райских птах.

От войн навеки отреклись.

Бог ведал, не на долго так.

 

Отправился творить сады на тверди

Подобные своим садам.

А в тех садах должны быть звери,

Должны петь песни птицы там.

 

***

 

Сошлись два ангела и спорят,

Что андрогины – были злом,

А разделясь, в два раза горя

Всем больше выдадут вдвоём.

 

Был одноглавым хоть двуликим,

Порвали на две головы.

Наполовину им поди-ка

Теперь уменьшились умы.

 

А может быть бузить не будут,

Теперь не хватит им мозгов.

Сошлись на том, такому люду

Не место в царствие богов.

 

Сказал один, что Бог напрасно

Отдал им ни за что любовь.

Второй ничуть не был согласным

И понимал бедняжек боль.

 

Один был восхищён богами,

Другой их действо порицал.

И чуть не сделались врагами,

Но тут раздорам их финал.

 

Их холивар в тот миг прервался.

Внезапно появился Бог.

И серафим едва справлялся,

К ним андрогина приволок.

 

Сказал, что это был последний,

Он долго прятался в садах.

Рыдал, дрожал уродец пленный,

В двух лицах отразился страх.

 

Бог горемыку успокоил.

Давно на милость гнев сменил.

И обещал делить без боли.

Жить андрогин не мог один.

 

Двух проявился образ-вид,

Утратилось, что первозданно.

Бог женщину назвал Лилит,

Мужчину он нарёк Адамом.

 

В отличие от всех Лилит

Явилась в дивной красоте.

И Бог не дал двоим любви,

Заревновал по простоте.

 

Волос божественный каскад

В цвет созданной вчера зари.

И глаз зелёных дивный взгляд,

Его лукавые огни.

Подумал Бог и объявил,

Что ждёт другая участь их.

Эдем на краешке земли

Создаст, как рай, для них двоих.

 

И будет часто навещать,

Желанья пары исполнять.

 

***

 

Средь женщин и мужчин Адам,

Их чувствам слепо подражая,

Он за Лилит брёл по пятам,

А та всё время раздражалась.

 

Совсем не нравился Адам,

Что ходит по её следам.

Она свободой одержима

От неуклюжей половины.

 

И гневом сердце наполнялось,

Что половинки все смеялись,

Что радостью они полны,

И как безумные в любви.

 

Она их громко порицала,

А им лишь только ворковалось,

И удивлялись лишь они

Негодованиям Лилит.

 

Лилит кричит, что от любви

Безмерно глупые они.

Что ей такого вот не надо,

Что слишком гадкая награда.

 

Адам пытался успокоить,

Он без любви повяз в любови,

Лилит свою боготворит,

И без внимания грустит.

 

Смириться нужно ей с судьбой,

И обретёт она покой.

Судьбы другой ей не дадут.

Бороться зря – нелепый труд.

 

***

 

Господь в хорошем настроенье

Собрал народ вокруг себя.

Что сотворил он на неделе

Рассказ ведёт седьмого дня.

 

Он сотворил и твердь, и небо,

Свет с тьмой, меж них игру,

Дожди, жару, мороз со снегом,

На тот, иной вкус красоту.

 

Ему по нраву мир возникший,

Он поделиться миром рад.

Людской там не хватает жизни.

Земная сказка – пышный сад.

 

Он сотворил Лилит с Адамом

Без боли, нежным волшебством.

Земной им рай навек подарит,

Что изумительно жить в нём.

 

Вокруг зверьё и исполины

Их жизнь обязаны стеречь.

Там горы, реки и равнины,

Моря, что их не пересечь.

 

Там красота, какой в раю нет.

Там сменит ночь на день рассвет,

А день на ночь закат меняет

И ничего прекрасней нет.

 

Лишь звёзды в ясном небе краше

Иль облака на синей глади

И радуг цвет, поля ромашек,

И ивы над водою пряди.

 

Всё рассказал Бог, всё поведал.

И люди с ним во всём согласны,

Адам с Лилит приносят беды,

Соседство тех для них опасно.

 

Бог всех хотел в Эдем отправить,

Но люди не могли лукавить –

Боялись перемен.

Расстаться?

Расстаться с Богом, с раем?

Уж лучше в тесноте остаться.  

 

Лилит, от гнева задыхаясь,

Твердила, что всё надоело,

С Адамом не пошла б, осталась.

Ей до него нет даже дела.

 

Адаму пусть дадут другую,

Чтоб слушала его нытьё,

С ним жизнь всю провела впустую.

Лилит и здесь сойдёт житьё.

 

Адам ей не даёт свободы,

В нём нет рассудка от природы.

И скажет даже серафим,

Он самый гадкий из мужчин.

 

И Бог ответил, что к Лилит

Он хоть душой благоволит,

Но видит, что непоправимо

Хулить вторую половину.

 

Несметным прихотям Лилит

Пусть потакает серафим.

Зря только сотворил Бог андрогинов,

Ему милее женщина с мужчиной.

 

Но андрогина разделив напополам,

Теперь страдает божья голова.

Что женщин и мужчин уже в достатке.

И лишняя Лилит, теперь в остатке.

 

И станет пары неустанно разбивать,

Чтобы достойнейшего отыскать.

И горе понесёт всем женщинам другим,

Её ведь изберёт любой из всех мужчин.

Ведь телом и лицом всех краше удалась…

Ну, что ж, так интереснее дела пойдут сейчас.

 

2

 

За что такое наказанье

На всех Бог и за что наслал?

Но всё так было, как сказал.

 

Лилит так много пар разбила,

Она играла – не любила.

Всех соблазняла из мужчин,

Всегда так просто, без причин.

 

Искала лучшего, искала…

Ни одного не обошла.

Чего-то много или мало

В мужчине каждый раз нашла.

 

Небесный рай возня и склоки

Заполонили под завяз.

И каждый в ссоры те увяз.

Интриги, слёзы одиноких.

И знают все тому истоки…

Несчастий в рае целый пласт.

 

***

 

Был создан в небесах тотализатор.

Там не играл, пожалуй, только Бог.

Лилит с другим, с Адамом? – непредвзято

Поставить кроху силы каждый мог.

 

Но огорчиться ВСЕМ пришлось до срока.

Делился сообщеньем серафим,

Адама с Евой Бог в сады востока

Отдельно от собратьев поместил.

 

Он из ребра Адама создал Еву,

Что б был Адам не одинок.

Людей со зла спустил на землю

И разбросал – таков урок.

 

И смогут ли найти друг друга половинки?

От сердца к сердцу – ни одной тропинки.

Ну, а Лилит теперь одна,

И не подруга, не жена.

 

Но от таких милашек стройных

В раю не может быть спокойно…

И ангела Лилит очаровала –

Очередных интриг начало.

И ангел медленно чернел

Чем больше дел с Лилит имел.

 

Взглянуть на Еву собрались,

С Лилит и ангелом столкнулись.

И невзначай переглянулись,

Увидев крыльев чёрный цвет.

Такого цвета крыльев нет

Ни у кого здесь в божьем мире.

А ангел был при полной силе.

Цвет чёрный суеты сует.

 

Уединившись он с Лилит,

Что Бог не прав, ей говорит.

Лилит ему не возражала,

Лишь ангела всё разжигала.

Что ангел силы накопил

С тотализаторных игрил,

По силе он сравнялся с Богом.

А Бог закрыл к игре дорогу,

Чтобы никто не превзошёл

Волшебной силою его.

 

И выход, прекратить игру, нашёл,

Не принуждая никого.

Он просто удалил Адама с Евой.

И тем решил свои проблемы.

Лилит из всех людей одна

Скучает в Господа садах.

 

Её на западе участок,

Адаму с Евою – восток,

Чтоб встретится никто не мог.

Лишь Боги, ангелы и серафимы

В восточную имеют доступ половину.

На запад парочка не вхожа.

И злость Лилит всё время гложет.

 

Попробует пусть ангел силы,

Он в шкуру Змея облачившись,

Чтоб Еву как-то соблазнивши,

Запретный плод ей даст вкусить,

Адама с Евой разлучить.

Найдутся Господу причины

Гнать Еву в плотскую пучину.

И на земле среди людей

Намного лучше будет ей.

 

Эдем земной пока свободен,

Что Бог Лилит пообещал.

Пусть Ева там пока побродит.

Для них двоих весь рай тут мал.

 

Таким речам Лилит внимая,

Мила идея таковая,

Идеей ангел одержим.

Её осуществить спешит.

 

***

 

Адам и Ева лан восточный

Весь поперёк и вдоль прошли.

И удивляясь травам сочным,

Укромный уголок нашли.

 

Они, садами рая восхищаясь,

Что Бог назначил, ладили дела.

Им лишь одно здесь запрещалось –

Есть плод от дерева познания добра и зла.

 

Вот серафим позвал Адама,

Работу им определить,

Всё показать, всё разъяснить,

И Ева тут одна осталась.

 

Такого ангел долго ждал.

Не опознали чтоб его,

Змеиный облик принял он.

И долго Еву убеждал.

 

Ей говорил, она другая,

Она – цветок прекрасный рая.

Адам возник как люди все.

Она иначе же совсем.

 

Отведать нужно плод запретный

Он ей предаст могучих сил,

И если уж Адам ей мил,

Она узнает все секреты,

Добротно, быстро, беззаботно

Сама все выполнит работы.

Всё будет просто и легко

Отныне и вовек веков.

 

Адаму плод вкусить нельзя.

И, чтоб его не соблазнять,

Запретен плод от дерева познания

Для всех теперь – такие основания.

 

Но Бог их просто обманул.

Змей, как бы невзначай, взболтнул,

Что Ева – равная богам,

От Бога это слышал сам.

 

Он Еве яблоко даёт,

Она конечно же берёт,

И, плод запретный откусив,

С терпеньем ждёт великих сил.

 

Змей ускользнул, так незаметно…

Адам пришёл, и видит он,

Ослушалась жена запрета,

В немилость попадёт богов.

 

Не умерла, жива осталась,

Но только вот мала здесь радость.

Как всех людей, из остальных

Отправят с боговой страны.

 

Про Евы грех Лилит узнала.

Решила, что теперь весь рай

Лишь ей одной из края в край,

С конца до самого начала.

 

Адам в раю с ней рядом будет,

Он ей одной принадлежит,

Всё ж половинка для души,

Хоть неуклюж и безрассуден.

 

А боги и все остальные,

Как приложенье для интриг.

Её ум многое постиг,

И божьи знания осилит.

 

Лилит пришла к Адаму с Евой.

По праву первой всё ж жены.

Раз Бог их с Евой разлучит,

С Адамом будет жить Лилит –

Так справедливей, несомненно.

В раю все любят перемены.

Со скукой незачем дружить.

Пусть веселее будет жить.

Ей над Адамом потешаться милей,

Чем порознь быть,

Забавней время проводить.

 

Красуется перед Адамом,

Вокруг него кружится всё.

Не знает ни стыда, ни срама.

Адам… Приветствует её.

Ему с Лилит здесь оставаться,

Её красою любоваться.

А Ева? Глянул на жену,

И жалость обуяла сердце.

От слёз помог ей утереться.

Взял яблоко, его куснул.

 

3

 

Собрались все у трона Бога,

Поддавшись проискам Лилит.

Она, проказница, любого

На хочет что – уговорит.

 

И против Бога наставляла,

Что, выгнав всех людей, не прав.

Что было радостей немало

С тотализаторных забав.

 

И те, кто силу получили,

Могли бы Бога заменить.

По очерёдности отныне

Могли б Верховным Богом быть.

 

И выступил порочный ангел,

Что в чёрный был окрашен цвет.

Считал, что он имеет право,

Раз головы вкруг нимбом свет.

 

Он сил набрался – больше божьих,

И мог на срок бы Богом стать,

Но, есть и боги с силой тоже,

Что могут Бога замещать.

 

Сторонник из богов нашёлся,

На чёрный белый цвет сменил

Такой в раю порядок вёлся,

Хмурной одежды чтоб чернил.

 

Все остальные в белом цвете

Топтались всей гурьбой на месте.

У одного из ангелов перо

Чернело на крыле его,

Но прятал он крыло от Бога,

В сомнениях засев глубоко.

А чёрный ангел притянул к себе,

Найти сторонника пытаясь,

И ангел, будто задыхаясь,

Сказал, что нет и нет,

Не крашен в чёрный цвет и не одет.

Рванул злосчастное перо,

Под ноги бросил он его.

И в общую толпу шмыгнул,

К себе чтоб чёрный не тянул.

 

Об пол Бог посохом ударил,

И гром по раю раскатился.

Бог ангельский порыв ославил,

Звал падший ангел особиста,

Особым чёрного он звал,

И преисподнюю отдал,

Сказав, когда тот истребит пороки,

На всех богов поделит сроки,

Чтоб править каждый раем мог,

И чёрному подарит срок.

 

Смекнул тот бог, что вышел в чёрном,

Что править будет не сегодня.

Пороков у людей не счесть…

Не стал вползать на божью месть.

Он тотчас все сменил одежды,

Став белым богом, как и прежде.

 

Все потихоньку разбредались,

Бог поспешил в земные дали,

А падший ангел в мир иной,

Грехам людским дать смертный бой.

 

Лилит за падшим увязалась.

Ей интересной новь казалась.

Накинув чёрное на плечи,

Блажь предвкушала дикой сечи.

 

***

 

Ад переполнился с годами.

Уставши воевать с грехами,

Лилит решила по-другому –

Младенцев души выслать Богу.

Пока они не замарались

У люда дети отбирались.

И приносились в жертву Богу,

Весь погрузился люд в тревогу.

Мольбы он к Богу возносил.

Страх обуял наземный мир.

 

Стал падший ангел сатаною,

А демоном Лилит слыла,

Хотя… такой она была,

То было видно, то не скроют.

 

А бога слухи беспокоят.

Он сатану к себе призвал.

Тот, не скрывая, рассказал,

Грехи земные льют рекою.

 

Что делать? Просто нет и сил.

Он уж злодеев сотворил,

Народ расправою пугать

Да с в гиблом деле помогать.

 

В аду дел аж невпроворот.

В грехах народ земной живёт.

И больше зла, чем добрых дел.

Не сладок сатаны удел.

 

Сказал Бог, что нужны законы,

Чтоб люди знали «как?» да «что?».

Дал заповеди и каноны,

Чтоб уравнять добро и зло.

 

Зло может быть добром,

Добро быть злобой.

И не понять тут «что?» да «как?».

Отец бьёт сына – это плохо?

Слегка проучит – не беда,

А то урок! – добро в итоге.

А если он со зла побил

Или увечье причинил,

В чистилище отцу дорога,

Чтоб по заслугам получил.

 

А если воин убивает

Врага, что на кров отчий нападает?

Убийство – смертный грех!

И здесь добра нет. Нет и зла.

Зло – воина побег!

Когда на растерзанье отдаст он всех,

Кто силой слаб и беззащитен.

За грех защитника простите.

Зло – землю не хранить и не беречь!

Захватчика или врага разит пусть меч!

И в логове врага возможно разгромить.

Тому позволим дом свой защитить.

Тут кто кого… Такая участь.

Не стоит воина напрасно мучать.

Но! Если он захватчик и грабитель,

То будет не допущен в божью он обитель.

 

И сатана с законами согласен.

И будет мучить души ещё жёстче.

Чтобы не поддавались те греховной порчи,

Боялись ада, зная – рай прекрасен.

 

Посетовал вскользь Богу падший ангел,

Что судьбы, рок людей к грехам приводят,

Они шальные по природе,

Они у зла и у добра на грани.

 

И обещает сатана грехи перевести,

Чтобы прощенье божье обрести.

И Бог сказал, что станет интересно,

Но победит ли сатана – то неизвестно.

 

***

 

Поныне водятся грехи,

И души многие от рая далеки.

 

***

 

А что Лилит?

Она всё сходу раскусила,

Смекнула что да как,

И погрузившись в будни мира,

Вкушала бренной жизни смак.

Мир ни минуты не скучал,

Ведь женщин стало больше в мире,

Средь них красотки роковые.

Лилит потомки правят бал.

Она же много тысяч лет

Адама ищет, не поймёт

В какой он облик приодет.

Разлучницей в миру слывёт.

Сменила тысячи личин,

Пленив, бросала всех мужчин.

И так до сей поры ведётся…

Но всем сияет в небе солнце,

Всё так же звёзды восхищают.

И боги сцены наблюдают,

Как сложится любви сюжет,

И сколько войн или побед

Перекромсают божий свет.

Бурлит земная жизнь на славу –

Кому – не в масть, кому – по нраву.

Нравится
12:05
50
© LaRa
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение