Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Златоглавые. часть вторая. Свет реликвий.

Златоглавые. часть вторая.  Свет реликвий.
Златоглавые.
Книга вторая.
Свет реликвий.
 
 
Совпадение имён, городов и событий
Прошу считать обычной случайностью.
Солнце уже зашло за горизонт, но жар от асфальта всё ещё делал воздух ужасающе душным. Временами забредающий сюда с озера прохладный ветерок ни на грамм не облегчал дыхание. Парк опустел.Ни души. Лишь шорох листьев и шёпот ветра.Поэтому удивительно было увидеть одинокого мужчину, прошедшего быстрым шагом от ворот внутрь сада. Семенящими шажками он пересёк парковую аллею, освещённую пиками фонарей, и направился к видневшейся неподалёку церкви. Одет был странно, не по-летнему. Тёплый шерстяной пиджак был застёгнут на все пуговицы, и это в такую-то жару. Незнакомец видимо торопился и нервничал, так как часто запинался и смотрел на часы. Ни звука. Тишину нарушали лишь падающие , рано поспевшие в этом году , желуди. Но даже их еле слышный стук о землю заставлял мужчину вздрагивать и оглядываться. И чем ближе к цели, тем больший ужас на лице позднего визитёра.
Когда до церкви оставалось всего несколько шагов, сзади возникла мрачная тень. Свет фонарей резко высветил её на дорожке впереди незнакомца, но сделать что либо и тем более крикнуть ночной гость не успел. Нейлоновый , чёрный шнур свистнув обвился вокруг шеи и сдавил её. Рывок в сторону кустов и мужчина хрипя перелетел невысокие заросли и затих . Всё произошло так быстро, что даже если кто нибудь проходил рядом, заметить ничего бы не успел. В парке снова установилась гробовая тишина.
Открытые глаза позднего гуляки изумлённо смотрели в небо. Шнур с тихим шелестом освободил его шею и юркнул в карман спецкомбинезона. Убийца без спешки обшарил карманы жертвы. Достал из-за пазухи убитого свёрток, завёрнутый в газету, и отложил в сторону. Осмотрев ещё раз труп внимательней, увидел серебряный перстенёк, на безымянном пальце правой руки, и попытался его снять. Им руководила не жадность. Просто аббревиатура показалась слишком странной. Распухший от жары палец крепко вцепился в металл, не желая раскрытия тайн. Промучившись с минуту и не сумев снять украшение, убийца достал нож, намереваясь отрезать его вместе с пальцем. Звук шагов и голосов заставили замереть. Со стороны храма, в его сторону направлялась пара наёмных работников. Зачем они здесь догадаться было не трудно. У одного была початая бутылка водки, закрытая пыжом из газеты, и пластиковые стаканы. Нарушая запреты, те собирались втихомолку от начальства расслабиться перед сном. Работяги направились прямо к кустам, за которыми были убийца и его жертва. Словно привидение, не издав ни шороха, палач шагнул во мрак аллеи и исчез в глубине парка, захватив посылку. А мужики уселись прямо на траву, неподалёку от кустов, даже не подозревая о соседстве с трупом. Чистое звёздное небо и алкоголь так и тянули к философским размышлениям. Труп не мешал собутыльникам, внимая их тихим разговорам о прекрасном. В мире красота и смерть идут всегда рядышком.
 
Глава 1 Снежный ком.
 
Утро не задалось. После ночной хотелось быстрее домой, под душ. Но звонок от начальства испортил все розовые планы. Поднимаясь на пятый этаж и тихонечко матюгаясь, капитан Морозов вспомнил всех, начиная от строителей столь неуклюжего здания, до дежурного старлея, что не вовремя подсказал об окончании смены. Заспанный и злой он ввалился в кабинет полковника.
- Садитесь, Виктор Павлович - Произнёс начальник, внимательно оглядывая пейзаж за стеклом.
Там, за окном виднелось озеро. С высоты оно казалось таким маленьким и близким. За ним, сквозь листву деревьев, золотились купола маленькой церквушки. Поднимающееся из-за горизонта солнце и осыпающее своими лучами листву, делало картину ещё чудесней. Полковник оторвался от созерцания великолепия природы и подошёл к столу.
- Что-то вы неважно выглядите, капитан - Сказал он – Дома не ночевали ?
-Да. Пришлось здесь в кабинете, на диванчике. Ночь выдалась чрезвычайно беспокойная. Эти уроды совсем обнаглели, устроили разборки со стрельбой прямо в центре. Раньше бывало, стрелки свои забивали на окраинах, а теперь никого и ничего не боятся.
Полковник слушал его в пол уха , перебирая бумаги на столе , и когда капитан закончил, положил перед ним синюю папочку. Капитан поморщился. Морозов знал по практике своей многолетней службы , что чем красивей папочка, тем поганей дело. Глухарь.Опять на него повесят. Сколько уже таких.
-Вот, сегодня утром обнаружили труп . И прямо у нас под носом . Эксперты уже работают. Так что подключайся . Мелкие дела передашь Рыжову.
-Ну а крупные - С усмешкой пробасил капитан, подвигая папку к себе.
- Ну а крупные с тебя никто не снимал. Так что иди, работай.
Когда за Виктором закрылась дверь, полковник Игнатьев снова подошёл к окну. Солнышко светило радостно и ярко призывая радоваться жизни. Но на душе было не очень хорошо. Если день начался с нагоняя от начальства, не жди его хорошего продолжения.
Ещё немного постояв у окна, он вздохнул и сел за компьютер.
***
Морозов прошёлся до церкви пешком. Благо недалеко. Шёл десятый час, а пекло уже не по детски. В этом году лето выдалось очень жаркое. Только у озера в тени дубов великанов можно было найти прохладу. Дорожка до церкви пролегала как раз мимо них. Капитан вздохнул с завистью, поглядывая на отдыхающих под сенью деревьев, и направился к зданию храма.
Виктор Павлович в полиции уже без малого двадцать лет. Раньше она, конечно, называлась милиция, но суть названия не изменяет обязанности. Друзья над ним постоянно подшучивали. Дескать уже за сорок , а всё в капитанах. А Морозову было всё равно. Он замечал, что тем, кому повышались чины, становились нервными и больными. Редко кто из бывших друзей выдерживал экзамен вируса власти. Пересчитаешь по пальцам: полковник Игнатьев , его начальник да ещё пара тройка однокашников и всё. Остальных власть портила, вытаскивая наружу их скрытые амбиции и неудовлетворённости. Сам же капитан был слишком несговорчив и упрям. Не всякому начальству это было по нраву. За его твёрдость и неподкупность его постоянно задвигали в списках на повышение и премии в самый конец. А после последнего дела, когда сынок большой шишки пропарился в предвариловке пару недель, власть имущие озлобились ещё больше.
Чего только не обещали ему, как не грозили, но он довёл дело об изнасиловании до суда. Правда прокуратура спустила всё на тормозах и насильника выпустили, но совесть Виктора была чиста. Правда обида от действий его собратьев по оружию угнетала. Будь его воля, он расстреливал такую мразь на месте, без суда и следствия.
Вокруг церкви уже копалось куча народу. Были и криминалисты , и из местной прокуратуры, и даже высокое начальство от церковной епархии, которые выделялись на фоне военных мундиров, как черные пятна в золотистых бликах крестов. Капитан подошёл к лежавшему у кустов телу. Запах ещё только начинал угадываться неприятными нотками. Да и как не пахнуть, в такую жару всё быстро портится. Криминалисты уже закончили своё дело и отошли в сторону покурить, предоставив место фотографу . Морозов дёрнул за рукав задумчивого начальника криминальной службы Гошу. Тот даже испугался от неожиданности.
- Тьфу ты чёрт. Напугал обормот. Тебя то, какими судьбами сюда занесло.
- Да вот прогуляться вышел – Сказал с серьёзной миной капитан и, видя недоуменную физию криминалиста, добавил – Шучу. Это дело на меня начальник повесил. Так что на первый взгляд произошло?
- Да дело запутанное. Всё будет ясно после вскрытия.
- А пока что нарыл?
- Мужчина около тридцати ,тридцати пяти лет. С севера наверное прилетел.
- Почему с севера? – Заинтересовался Морозов.
- Белый, как будто в подвале сидел всё лето, да и кожа обветренна. Ладно, не перебивай. Слушай дальше. Документов обнаружено не было. Полоса на шее говорит , что душили тонким и крепким шнуром. Но интересно то, что смерть произошла за секунду до удушения, как будто шею выдернули из суставов. Так не всякий профессионал сумеет. Поэтому и полоса такая незаметная с первого взгляда.
- При нем, что-то было? Ну там мелочь какая нибудь.- Капитан занервничал. Интуиция подсказывала , что дело и правда дрянь. Заказуха – а значит новый глухарь и минус в премиальных.
- Ничего. Мы всё обшарили. Только перстенёк на пальце. Снять сейчас невозможно пальцы от жары распухли . В морге снимем и пришлём. Интересное замечу тебе колечко.
- Чем оно тебя заинтересовало? Обычное церковное кольцо. – Капитан кинул взгляд на руку убитого - Такие тысячами с прилавков торгуют.
- А ты присмотрись получше. Ничего не видишь? Внизу креста смотри.
Морозов наклонился пониже присев на корточки. Палочкой подвинул палец труппа, что бы лучше было видно.
- Ну, ты неандерталец – Хмыкнул Гоша – Перчатки возьми.
- Да нафик они нужны. Я трогать его не собираюсь. И так вижу. Как бы голова змеи проглядывается. И что тут такого.
- Такие церковные кольца не выпускаются. Для них змей - искуситель, зло. И монограммы вокруг креста. У церковных три по вершинам, а здесь четыре. Нижняя часть креста тоже под буквой знаком. Пахнет сектантством.
- Ладно, затараторил. Пришлёшь в отдел, посмотрю. Сыграю в интересную игру, найди три отличия. – Капитан заулыбался собственной шутке. – Больше ничего?
- Тебе этого мало? – Возмутился криминалист, переходя на казённый язык.
– Остальное всё после вскрытия. - Передернул плечами и отошёл в сторону.
- Обидчивый какой - Посмеиваясь, осмотрелся капитан. Углядев в толпе попа местной церквушки, что жалко смотрелся на фоне остальных, он подошёл к нему и представился.
- Капитан Морозов. Можно с вами побеседовать? – Тот кивнул - Это вы первыми обнаружили труп мужчины?
Местный церковник скривился, как от зубной боли.
- Меня уже допрашивали. – Удручённо ответил поп.
-Ну это пока не допрос, а так беседа. - Парировал с усмешкой капитан. – Допрос будет, когда я вас вызову к себе по повестке.
Правда в это верилось с трудом даже ему. Эта каста неприкосновенна.
- Но я всё сказал. – Сразу сбавил обороты священник.
- Извините, это были смежные группы. Не могли бы вы повторить?- Капитан смягчил тон, чертыхаясь в душе.- Опять эти прокурорские раньше его припёрлись.
Последнее время к прокуратуре он испытывал совсем плохие чувства, а после последнего его дела даже возненавидел. Поп протёр лоб уже мокрым от пота платком .
- Вас как звать то. – Спросил Виктор у него
- Отец Аркадий.
- Так вот Аркадий – Игнорируя приставку, по панибратски начал капитан - Расскажите всё по порядку. Может вечером были какие-то крики, ссоры. Может, кто из ваших работников, что видел, слышал. Мне интересно всё.
- Да ничего я не знаю! – Вскрикнул охрипшее настоятель.Казалось ещё мгновение и тот нервный срыв заработает. – Я час назад пришёл и тут это лежит. Вчера ушёл домой около шести вечера. Я сейчас живу , на летний период, в Сарково. Так что добирался туда пару часов. Но тела у нас не было тут. Я каждый вечер территорию проверяю.
- Кудряво живут властители душ человеческих – Подумал Виктор – "В Сарково участочки не для бедноты. Там только мэры да банкиры строятся." Вслух же произнёс совсем другое.
- А строительный мусор здесь ваш?
Поп огляделся по сторонам . Вокруг трупа да и на нём самом были ещё видны разбросанные остатки кирпича, штукатурки и обрезки досок.
- Скорей всего наши. У нас идет перепланировка часовни, да на хлебопекарне ремонт, затеяли.
- Не подскажете, кто их мог сюда выбросить? Может быть, это ваши работники, после того как убили, пытались засыпать тело , но не успели?
Настоятель аж затрясся от страха мелкой дрожью, вытер снова платком лоб и шею, и заплетающимся языком скорее прошептал.
- Я не знаю. Надо Матрёну спросить.
- Кого? – Переспросил капитан
- Матрёну Ильиничну. Она тут всеми строительными работами и рабочими руководит.
- А как её найти?
- Да вон, она возле церкви стоит. Видите женщину в черном фартуке?
Возле церкви , с любопытством всматриваясь в толпу полицейских, стояла пожилая леди.
На вид ей можно было дать лет пятьдесят. Серые глаза цепко, по-молодому осмотрели подходящего к ней капитана.
- Здравствуйте . Капитан Морозов. – Представился полицейский снова. Та подозрительно посмотрела на него. Мужчина был в штатском.
- А документики ваши можно посмотреть?
Капитан достал малиновую книжечку и предъявил ей. Та с прищуром прочитала фамилию, беззвучно шевеля губами, и удовлетворительно кивнула.
- Вы не подумай те чего-нибудь просто вы без формы. Кто его знает. Слушаю вас.- Тут же заворковала она. – А что всё таки случилось? Мне батюшка сказал, что нашёл тело человека и попросил вызвать полицию. Я так и сделала.
- Я хотел бы узнать некоторые подробности. Во первых, кто убирался на стройке и мог выносить мусор? – Прервал её трескотню Виктор – И вообще кто у вас тут ремонтными работами занимается.
Старушка сразу смолкла и задумалась.
- Так сразу я вам не скажу – Проговорила она после долгого раздумья. – Обычно мы мусор складываем в железный контейнер за забором и поздно вечером его увозят, а утром привозят пустой. Вчера должны были заниматься выносом мусора «братья молдаване». Нет, вы не подумайте они русские. Документы имеются. Просто бежали на родину из Молдавии. Захар и Пётр Кучеренко.
- А где их найти можно?
- Да как всегда в часовне. Они там стену разбирают.
Капитан, буркнув спасибо, отправился в конец территории к видневшейся за деревьями постройке. Внимательные глаза помощницы настоятеля проследили за ним ,пока он не скрылся за кустами. Потом женщина поковыляла в храм и, перекрестившись, скрылась внутри здания.
Из маленькой деревянной часовенки доносился визг пилы и звуки ломаемых досок. Пыль, вылетавшая из дверного проёма, говорила о том, что работа была в самом разгаре. Капитан заглянул в проём и тут же отскочил от новой порции пыли и грязи летевшей наружу.
- Тут есть кто нибудь? – Заорал он, стараясь перекричать рабочий шум. – Выйдите пожалуйста наружу.
Внутри всё смолкло. Морозов ещё раз прокричал свою просьбу и из часовни вышли два бородатых мужика. Вытирая руки ветошью, они уставились, со спокойствием статуй, на капитана.
- Мне нужны братья Кучеренко. – Сказал следак, заранее зная ответ. Эти два шкафа были отлиты в одной форме и различий почти не имели.
- Ну, мы Кучеренко.- Пробасил один из них. – Чо надо.
Капитан предъявил удостоверение. «Молдаване» сразу сникли.
- Не любят нашего брата - Грустно усмехнулся Морозов.
- Говорят, вчера за вынос мусора вы отвечали. – Начал он и, получив тихое ну, продолжил. – Про обнаруженный труп в кустах слышали? Ну и кто из вас тело пытался засыпать мусором?
Братья побледнели и, посматривая по сторонам и перебивая друг друга, затараторили.
- А чо, мы ничего. Мы ж не знали, что там этот лежит. Ну, прозевали, пока бегали в магазин, отправку контейнера с мусором. Ну и вывалили его в кусты, чтобы домоправительница не орала. У неё голос противный , когда она орёт. Утром бы его незаметно в контейнер перебросили. А так мы чо , мы не виноваты. Этого мужика не мы кончили.
Они резко замолчали , поняв что сказали что-то лишнее.
- Так с этого моменту поподробней . – Заинтересовался капитан. – Значит вы видели труп. Священник сказал , что никто к нему не приближался. Откуда вы знаете о теле. Давай колитесь или в отдел прогуляемся.
Старший по виду взглянув на брата и получив немое согласие, продолжил.
- Здесь, понимаешь, выпивать не разрешают, сразу гонят взашей. А нам податься некуда. Так что вы это домоправительнице ничего не говорите. Мы вечером пузырь взяли и когда все улеглись, смотались к кустам расслабиться. Выпили по стакашке и тут мужик с собачкой, стукач хренов. Ну мы и свинтили, испугавшись оттуда. Даже пол пузыря забыли. Потом через час обнаружили, что мусор забыли в контейнер выкинуть и решили смотаться к кустам, за бутылкой и мусор заодно заховать. Когда вернулись, я полез за посудой, а Петруха тачку в кусты повёз. Слышу, зовёт. Подошел, а там под вываленным мусором человек мёртвый. Ну, мы что смогли собрали обратно в тачку и ходу. Больше мы ничего не знаем. Мы даже к нему не прикасались. Честно.
Во время повествования младший только чесал бородёнку и кивал головой, не вставив ни слова.
- Во сколько это было? – Достал записную книжку Виктор.
- Да где-то после одиннадцати. – Потрогал себя за нос старший из братьев – Как злюка слиняла, так мы и решили расслабиться чуточку.
- А как выглядел мужчина с собачкой? – Спросил капитан, когда Захар закончил.
-Да чмо он обыкновенное – Встрял в разговор Петр, молчавший до сих пор.
- Это он на него злой за то, что сдал его настоятелю месяц назад. Видите ли не там писал. - Ухмыльнулся второй брат. – Этот мужик живёт где то неподалёку и постоянно сюда заходит. Его даже настоятель по имени называет. Егор Фомич вроде бы, но могу и спутаться.
- Ладно работайте не буду мешать. – Прервал его Морозов – Если понадобитесь, найду.
И он, не оглядываясь, пошёл в обратном направлении. Братья переглянулись, одновременно запустили пальцы в густые бороды и скрылись внутри часовни. Вскоре оттуда вновь донёсся треск ломаемых деревянных перегородок и новая струя пыли вырвалась на свободу из дверного проёма.
Настоятеля он нашёл на том же месте. Тот, всё так же с завидным постоянством, вытирал лицо от пота платочком и в испуге озирался по сторонам. К своему начальству, осматривающему свысока поле действия, подходить побаивался и жался в сторонке.
- Вызвать бы его на беседу в отдел. Так нет, не разрешат. Церковь неприкосновенна, как послы другой страны - Подумал капитан и окликнул попа. Тот вздрогнул и обернулся. По недовольной мине лица Мороз понял, что того уже всё достало.
- Последний вопрос, если можно? – Решил культурно разговорить настоятеля капитан. – Тут частенько мужчина заходит к вам с маленькой собачкой. Не подскажете где его можно найти?
Священник на секунду сделал добродушное лицо и снова поднёс платок ко лбу.
- Егор Фомич что ли? Очень порядочный и образованный мужчина. А что вы его подозреваете?- Настоятель высморкался – То это напрасно. Он живёт где-то на Кутузовском, точно я не знаю, но его можно постоянно встретить у озера здесь неподалёку. Он заслуженный пенсионер и раза по три в день выгуливает Кешу, так зовут его пса, в парке. Сейчас он наверняка там же.
Морозов поблагодарил священника и направился в парк. Ему и самому хотелось поскорее скрыться от нещадно пекущего солнца под сенью деревьев. Но отдохнуть в прохладе дубов великанов не удалось. Мужчину он заметил сразу же, в толпе зевак . Вот что значит профессиональный взгляд и интуиция. Тот стоял в рубашке с синим галстуком и прижимал маленького терьерчика к груди. Даже в такую жару интеллигенция не отказывалась от этих удавок. Подойдя сбоку любителей развлечений Морозов навал его по имени отчеству.
- Егор Фомич? – мужчина недружелюбно с каким то вызовом посмотрел на капитана.- Мне нужно с вами поговорить. Пройдёмте в парк, на скамеечке это будет удобней.
Мужичок нехотя поплёлся за капитаном. Как же, ведь он упустит такое увлекательное зрелище. Потом придётся слухами довольствоваться. Виктор присел на ближайшую скамью.
Мужчина сел на другой конец лавки, прижал крепче пса к груди, отчего тот заворчал на хозяина и с недовольством в голосе спросил.
- С кем имею честь разговаривать? Вы меня откуда-то знаете, а я вас нет. – Капитан предъявил удостоверение.
- Органы значится, заинтересовались моей скромной персоной. – Продолжил он. – Чем могу быть полезен?
- Вы вчера гуляли ночью в парке? – сразу взял быка за рога Морозов.
- А что, это противозаконно – запротестовал мужчина - Мне часто не спится и мы, с Кешей, дышим свежим воздухом.
- У меня к вам никаких претензий нет. Просто вспомните, не видали чего нибудь необычного вчера, после одиннадцати.
- Да много чего. Эти алкаши из церкви сидели у кустов и пили палённую водку прямо сидя на траве. Кошмар.
- Почему палённую? – Недоумённо спросил Морозов.
- Так они всегда покупают её в ларьке неподалёку. А у них лицензии на продажу нет, торгуют из-под полы. Вы сделаете, что нибудь с этим вертепом. Я уже тысячу раз писал жалобы участковому. Из-за них и их потребителей в парке только мусор из бутылок и стаканов.
- Ну это не к нам. Вам надо в отдел по финансовым преступлениям , а мы убойный.- Прервал его полицейский.
- А что кого-то убили? - Заёрзал от нетерпения мужчина. Ему уже не терпелось вернуться на свой наблюдательный пост, откуда его сорвали - Или эти доходяги, наконец-то отравились этим пойлом? Я всегда им говорил, что доиграются.
- С ними всё в порядке. Так вы больше ничего не видели?
Егор Фомич стушевался .
- Не знаю. Вы сочтёте меня наверное сумасшедшим, моя жена так и сказала – Крыша у тебя поехала старый. - На год меня младше, а гонору. - Мужчина перещшёл на шёпот - Я вчера ночью видел ниньдзю .
- Кого? – Переспросил капитан и улыбнулся.
- Не смейтесь - Обиделся мужик. - Он был во всём черном и двигался как тень. Я такое в кино иностранном видел. Похож на гимнаста в чёрном трико и маске. Первым учуял мой Кеша. Как рванёт от страха мне под ноги. Я бы и не заметил ничего. Так испугался, когда он появился между деревьев и снова исчез.
- А вы ничего не путаете?
- Извините молодой человек . Я может и глуховат на ухо стал, но зрение до сих пор единица. Да и галлюцинациями не страдаю. Когда он исчез ,за забором сразу завелась машина и уехала. Если мне не верите, спросите Ибрагима. Он всегда по ночам убирается вокруг парка. Днём работает в другом месте. Я когда входил в парк, он как раз подметал вдоль забора, у ворот..
- Я вам верю – Успокоил разнервничавшегося мужичка капитан. – Просто слишком необычно. Не дадите мне свои данные, где живёте, телефон? У нас могут появиться ещё вопросы к вам. И вот вам мои координаты. Вдруг что ещё вспомните. Звоните.
Морозов отдал визитку, записал в блокнот сведения и, попрощавшись, отправился в отдел. Сердце снова дало сбой, предвещая запутанность дела. А может просто жара так влияет.
 
***
Трое визитёров прошли в потайную комнату. Один был в пожилых годах, как и хозяин, который их встретил. Двое помладше. Все вели себя настороженно и тихо. Начали говорить лишь только, когда дверь в комнату закрылась за ними на засов.
- Вы опять милейший проводите совет под крышей патриархата. Так можно и спалиться. – Недовольно проворчал старший из посетителей.
- Самое безопасное место это рядом с тем от кого скрываешься. – Пожевав губами бородёнку, ответил хозяин. – Тем более Алексий ещё ни о чём не догадывается. Он обитает в розовых кущах незнания обстановки в стране, да и во всём мире. Занят своими бытовыми проблемами и не лезет в наши дебри. А вдобавок, как у каждый простолюдин имеет свои слабости. Всё что мы тут не решим, будет им выполнено. Это только мы пытаемся уберечь церковь от раскола и сохранить паритет сил в устойчивом равновесии. В последнее время всё больше и больше святой братии начинают задумывать о правильности нашей политики. Раскольничество набирает обороты. А в связи с последними скандалами часть их подала рапорты об отставке, на прощание громко хлопнув дверью и осветив действия свои в прессе.
Молчание согласием повисло в воздухе. Когда все расселись вокруг дубового старинного стола, пригласивший их сюда, продолжил.
- Расстановка сил склоняется в негативную для нас зону. Растёт число так называемых частных церквей, не относящихся к нашей епархии. Поток прихожан рванул к ним и касса постепенно пустеет. У них, видите ли, вера чище и правильней. Чудеса творятся. Всё больше стало всплывать так называемых раритетов с магическими свойствами, которые умело используются нашими противниками в дискредитации современной политики церкви.
- При проверках этих вещей нашими учёными и парапсихологами таких уж необычных свойств не обнаружено - Добавил его сосед справа.
– Скорее всего они начинают работать только в присутствии волевого оператора. - Все на минуту опять смолкли.
- Тогда надо разрабатывать программы устранения негативного влияния. Вот вы Еристей и займитесь этим. – Хозяин кабинета обратился к одному из приглашённых. – Только в разумных пределах, великомученики от веры нам не нужны. Постарайтесь всё обернуть бытовыми проблемами. Убьём так сказать двух зайцев сразу. Поднимем народ на справедливую защиту современной церкви от ненавистников последней и избавимся от вредного влияния на их умы .
- Но надо сперва выявить носителя силы. – Робко заговорил тот кого назвали Еристеем. – А это сложно и почти невозможно. С магическим объектом зачастую контактируют много людей и выявить пси оператора трудно.
- Значит нужно подготавливать массовые зачистки.- Недовольно сморщился главный. – И давайте пока на этом остановимся. Вы всё проработаете и доложите на следующем совете. Также продумайте ход с распространением лжеколдунов и экстрасенсов. Чем больше разочарованных и неверующих в чудеса, тем лучше. Больше народу от них к нам переметнётся. А вот с нашей второй головной болью надо решать незамедлительно. Расширяется воздействие на святую братию от организации « Крёстный ход» . Появилась не так давно, а уже изрядно мешает нам ,вставляя палки в колёса. Кто они , каковы их цели и кто всем этим заправляет, неизвестно. Я конечно подключил к поиску наши связи, но думаю, будет не лишне если вы Стефан подключите к поиску своих людей. У вас мне сказали ,тоже работают прекрасные аналитики и спецы поиска.
Он подвинул папку с бумагами, сидевшему слева молодому попу.
- Вот всё, что пока мы накопали. Надеюсь, вам это поможет. На этой скорбной ноте пожалуй и закончим.
- Извините святой отец. Есть ещё одна проблемка. – Проронил молчавший до сих пор один из молодых приглашённых. – Объект ноль уже не вмещает найденные раритеты. Кучно их хранить, по советам специалистов , нельзя , а площади не позволяют под каждый экспонат делать личное хранилище.
- Тогда расширяйтесь. Если нельзя вширь уходите вглубь. Денежные средства и люди вам будут выделены. Другие точки с поглощением энергопотоков искать нет времени. Теперь всё? Больше вопросов нет? – Все промолчали. – Ну тогда поснедничаем, чем бог послал.
Главный потянулся ,распрямляя спину и подал знак стоящим у дверей клирикам. Вскоре стол был заставлен самой разнообразной снедью, начиная от простых овощей и заканчивая заграничными деликатесами. Чёрная икра в небольших пиалах и вино в крутобоких керамических кувшинах довершали картину. Помолившись, гости приступили к трапезе.
***
Звёздное небо притягивало взоры и успокаивало. В эту безлунную и ясную погоду ,звёзды были видны, как огромный рой больших светлячков, расползшихся по небесному своду. Арсений набрал в легкие побольше прохладного, ночного воздуха и с шумом выдохнул, очищая их от городской грязи и пыли. Он каждый раз, наведываясь по делам в город, ощущал, как ядовитый смог пытается разъесть его внутренности. Наблюдая за жителями , в своих нечастых вылазках, он замечал , отравленные обыватели становятся заторможенней и агресивней. Повсюду процветал пофигизьм и злоба. Даже нечаянно пророненное слово вызывало бурю негодования. Сделав еще пару дыхательных упражнений, Арсений хотел уже было войти в дом, как вдалеке послышался шум приближающейся машины.
- « Кого ещё несёт в такое время?» - Подумал он , вглядываясь в свет приближающихся фар.
Через минуту рядом с домом остановился новенький «порш – кайен» . Из него вышли двое мужчин в светских костюмах. С виду, из-за одежды наверное, они напоминали Арсению братьев близнецов.
- Арсений Витальевич? – Протягивая руку для приветствия , молвил один из них. – Можно с вами побеседовать?
Арсений не торопясь подать свою рук пристально посмотрел на визитёров с немым вопросом, что дальше?
- Захар Петрович Вяземский. – Поняв свою оплошность, поправился посетитель – А это мой друг и соратник Александр.
Спутник Захара, молча, кивнул головой. Одеты они были в застёгнуты на все пуговицы пиджаки. Арсению это показалось странным.
- Слушаю вас – Он наконец пожал протянутую руку. – Чем могу быть полезен в столь поздний час.
Хозяин специально поставил ударение в предложении на время суток.
- У нас к вам не совсем обычное предложение – Засмущался Захар – Может, обсудим это внутри.
Арсений пожал плечами и провёл гостей в дом.
- Чаю или что покрепче предпочитаете? – Хозяин добродушно подмигнул стушевавшимся гостям.
- Спасибо. Если только чаю. Не потребляем и мы не надолго. – Стеснительно ответили гости.
И было от чего стушеваться. Неказистое снаружи строение изнутри напоминало музейный экспонат ещё Киевской Руси, причём отлично сохранившийся до наших дней. Очищенные до блеска брёвна были покрыты натуральным лаком и сияли, отражая свет от масляной лампы. Мебель выполнена была тоже в старинном стиле. Дубовый, мощный стол, который и втроём то не приподнимешь, тоже сиял янтарным цветом. На столе стоял старинный медный самовар, начищенный до зеркального блеска. Небольшой дымок из верхней части, закрытой заварным чайником говорил, что разогревали его совсем недавно, словно тут ждали гостей. Вокруг самовара стояли, сложенные стопочкой, чашки и блюдца. В центре , рядом с самоваром , в огромной вазе лежали баранки и кусковой сахар. И довершали картину натюрморта спелые сочные яблоки, лежащие без тарелок прямо на столе.
- Присаживайтесь. Повечеряем так сказать. Я на ночь сам не ем. Только чайком балуюсь, но если вы проголодались, могу разогреть . Есть картошка и квашенная капустка с огурцами. Мясо я редко употребляю.
- Не стоит утруждаться. Мы поели недавно. – Робко присаживаясь на большие тоже дубовые стулья, пробормотали пришедшие. Они как бы сразу утонули в этих сиденьях, напоминавших скорее кресла. Но, не смотря на их громоздкость, сидеть было удобно. Хозяин разлил по чашкам травяной чай, добавил в него по капле какой-то настойки и придвинул к гостям.
- Пейте . Не сумлевайтесь . Это просто немного тонизирующий экстракт. Вы, как я понимаю, на ночлег не останетесь. Торопитесь, вижу. А я себе мяты с черемшицей добавлю, чтоб сон спокойный был. – Он капнул себе из другой склянки.
Ночные визитёры отпили по глотку . Чай был необычно приятного вкуса. Даже китайские дорогие чаи не вызывали на языке такую огромную гамму ощущений.
- Сахарок берите. С ним он лучше воспринимается. Только не сластите внутрь . В прикусочку гораздо приятней и вкус чая не портится. Щипчики рядом с вами.
Гости, наколов в блюдца немного сахара, принялись за чай. Арсений с любопытством бросал на них взгляд из под густых бровей. Интересно, что на уме этих поздних посетителей. По мимике и нервным движениям , их что то тяготило и они никак не могли начать разговор.
-Мы к вам вот с какой просьбой приехали. – Оторвавшись от чашки произнёс Захар. – Вы наверняка знаете, что творится сейчас в России да и во всём мире на лоне веры. Церковные власти проводят политику медленного уничтожения всякого инакомыслия. На словах ратуя за терпимость к иноверцам, они потихоньку внедряют в массы свои идеологии непримирения. Они пытаются зарегистрировать на себя атрибуты веры , такие как крест , храмы и многое другое. Соединившись с гражданской властью, они проводят через неё законы об уголовном преследовании тех, кто с ней не согласен. Вера воспринимается ими как источник обогащения. И любая попытка изменить данное положение пресекается служителями всеми доступными способами вплоть до физического устранения.
- Я, то чем могу вам помочь. В разборки церкви и государства не лезу. Вся эта мышиная возня за власть мне ни к чему. Я верю во всё светлое человеческое и мне всё равно ,как назовут создателя, лишь бы чтили его советы и учения. Единоверие. Вот мой конёк. – Немного раздражённо произнёс Арсений, все эти дрязги за власть его напрягали.
- Мы придерживаемся того же мнения, поэтому к вам и обратились . На базе нашей организации мы пытаемся объединить все веры и конфессии. В нашу организацию входят даже славянские общины, проповедывающие возвращение к старым богам, таким как Роду. Нам главное не скатиться к хаосу безверия, которое может наступить в результате политики проводимой новой церковью.
- От меня конкретно, вы что хотите? Чем я могу вам поспособствовать? – Хозяин перевернул чашку на блюдце, вглядываясь строго в посетителей.
- Как всякой организации нам не хватает головы ,которую бы уважали и ценили главы всех религиозных организаций. Того, кто мог возглавить это объединение. Объединение на добровольной основе. Каждая община оставляет за собой право выйти из организации и войти когда захочет. Главная цель это воспитание этики и формирование положительного влияния веры на массы. Без войн, истерии, убийств и прочих негативов нашей современной эпохи.
- Да непосильную задачу вы себе поставили. – Усмехнулся хозяин дома. – Всякая организация постепенно скатывается до дележа портфелей и напрочь забывает о своей первоначальной функции. Вы не боитесь, что вскоре придётся бороться с самим собой. Как там в произведении «дракон умер, да здравствует новый дракон».
- Все мы люди со своими пристрастиями и грехами, чего уж таить. – Захар Петрович развёл руками. - Но главное это вера в людей, в то, что можно сделать их выбор лучше и чище, не прибегая к насилию.
- Так сразу я ничего сказать не могу. – Промолвил Арсений. – Мне надо хотя бы ознакомиться с уставом организации и её устройством. Даже лошадь приобретая, смотрят сначала зубы, а тут такая ответственность.
- Мы не можем , без вашего согласия на вступление в должность, делиться такой информацией, во избежание утечки последней. – Вставил наконец слово в разговор молодой гость. – Наша организация пока так сказать нелегальна и за нами ведётся охота. Недавно погиб наш коллега, выполняя вполне безобидную просьбу.
Старший нахмурился и кивнул головой. Известие о смерти Илариона застало их уже в пути.
- Знаете, что молодой человек, – Не обидевшись на его речь произнёс Арсений Витальевич – Когда я был священником при коммунистическом строе. Так даже тогда, я в КГБ ,надеюсь помните была такая организация, не раскрывал тайну исповеди интересующих их граждан. И ушёл со своего поста только по разногласиям с тем духовным руководством, по этому поводу.
- Саша. – Одёрнул своего напарника Захар и уже обращаясь к Арсению добавил. – Простите моего коллегу. Неопытен. Мы предоставим вам всю документацию. А сейчас разрешите откланяться. Много проблем навалилось.
Хозяин понимающе кивнул головой. Посетители встали , сказали спасибо за чай и , попрощавшись, вышли на улицу. Набежавшие облака стёрли красоту звёзд на небе и в воздухе похолодало. Арсений вышел на крыльцо ,чтобы проводить гостей. Те молча сели в машину и через минуту растаяли в ночной пелене. Только изредка отражающийся свет фар как бы подмигивал на прощанье. Хозяин перекрестил воздух им во след и вздохнув вошёл в дом. Ветер усиливался. Быть грозе. Гроза всегда к переменам. - Подумал Арсений. – Вот только что она принесёт прохладу или смерть одному богу известно.
***
Мрачные тени окружили дом и застыли . Всё было спокойно. Внутри настоятель местной церкви со своими домочадцами готовился после вечерней трапезы ко сну. Тихон улыбался довольный эффектом произнесённой сегодня проповеди о более добром отношении к тем, кто тебя окружает. Многие женщины даже всплакнули во время службы.
-Лишь бы в сердце осталась хоть капелька того, ради чего он произносил свою речь. – Подумал священник и перекрестился.- Даже капля подточит камень злобы в душах.
Вскоре свет в комнатах погас. Домочадцы улеглись. Тишина опустилась мягким саваном на дом.
- Начали – Пролетел по рации приказ. Дверь тут же подпёрли подготовленным заранее бревном . Двое обойдя дом по кругу опрыскали его горючей смесью. Чиркнула зажигалка и пламя за секунду охватило строение.
- Бросайте улики и уходим. – Из подготовленных мешков по кругу забора и внутри участка были разбросаны бутылки , окурки и другой закусочный набор используемый местным алкогольным обществом. Люди в странных одеждах, забрав с собой мешки и уничтожив все свидетельства своего пребывания ,беззвучно растворились в темноте. Огонь с рёвом продолжал пожирать дом и его обитателей, погибших мгновенно и не издавших не единого звука.
Красные машины приехали, когда пламя уже спало и дом догорал. Пожарные дознаватели констатировали поджог, покопались с полчаса и уехали, пообещав прибывшему на место пожара следователю, что отчёт будет готов завтра.
Вокруг сразу столпилась куча обывателей. Следователь Сташко приказал никого не пускать, а то следы затопчут.
- Хотя какие следы. Эти безмозглые пожарные затоптали всё, что можно – Скривившись подумал Вячеслав Павлович. Он уже давно работал районным следователем в убойном отделе и тенденция роста смертей по религиозным мотивам его всё больше смущала. Будучи майором уже с десяток лет Сташко, чего только не делал, чтобы перейти на более спокойную работу. Но как видно повышение и переход в главк ему не видать, как своих ушей. Как в анекдоте: «пап а генералом я буду – нет сынок у генерала свой сын». Так вот его отец тоже только до начальника сыска дошёл. Оперативники собрали всё, что можно было найти на участке и за его пределами.
- Было странно, что у такого почтенного человека вокруг дома словно помойка. Будто он не убирался после последнего сабантуя. – Размышлял майор, осматривая участок вокруг дома.
Всё, что осталось от тел собрали в мешки и погрузили на труповозку. Народ постепенно рассосался по домам. С углей, оставшихся от сгоревшего дома, шёл пар.
- Ладно. Закругляемся и по домам. - Скомандовал Сташко своим бойцам. – Всё что нашли отдать экспертам и завтра, чтоб все отчёты у меня были на столе.
Вячеслав Павлович сел в свою машину и уехал первым. Следом рванули и остальные.
Местный участковый, закусив травинку в зубах , проводил его и отъезжающие машины долгим пристальным взглядом. Ерофей Степанович Карташов уже не один десяток лет работал местным участковым. Ещё молодым ,после школы милиции, он получил назначение сюда, да так здесь и остался. Служба в армии только закалила его и помогла с честью закончить это заведение. В соседнем с этим селом нашёл хорошую девушку агронома, Настасью. Женился и уже имел двоих детей, мальчиков. За званиями не гнался и менять место работы тоже не собирался. Начальство ставило его в пример другим, что не приняли близко к сердцу деревенский быт и пытались слинять в город. А ему просто здесь нравилось. Он даже рад был, когда не происходило ничего и начальство о нём забывало, напрочь.
Карташов знал не понаслышке настоятеля местного храма, отца Тихона. Он часто бывал в гостях у него и они вели долгие задушевные беседы о жизни и о вере. Месяц назад тот пожаловался Ерофею о последней комиссии, сверху.
- Представляешь, под предлогом сохранности старинных икон они забрали на реставрацию несколько и до сих пор не вернули. – С негодованием говорил он - А эти иконы писали местные мастера ещё в пятнадцатом веке и были самыми любимыми у прихожан. Поговаривали , что даже исцеляли кого то от болезней и от пьянства. А теперь на их месте освящённые новоделы.
Батюшка даже сплюнул в сердцах и перекрестился. Особенно Тихону не нравилось углубление политики церкви в бизнес.. Он часто ворчал при редких встречах на это.
- Понимаешь, Ерофеюшка, совсем злато оккупировало нашу веру. Туговато приходится нам. Я уже и для крещения две смены сделал. С утра мои помощники крестят всех «любителей» веры за деньги, а ближе к вечеру я крещу тех, кто не имеет достатка, безвозмездно. Правда, многие продукты суют, так я их с ними в церковную общую отправляю. Работников кормить тоже надо. Меня от денег, полученных за помощь верующим , уже мутит. Ладно бы пожертвования так нет, ещё и прейскурант цен прислали сверху, что бы меньше этой суммы не брал за услуги. Как-то раз приехали повенчаться парень с девушкой после гражданского брака. Такие милые ребятишки. Правда немного подкалечены. Так когда помощник назвал цену они в бега . Хорошо хоть поймал у остановки и предложил тайно их бесплатно обвенчать. Нельзя же во грехе жить. Нашли двух свидетелей и как в старину при пустом зале повенчал молодых. Ночь провели в моём доме, а на утро их на автобус посадил. Так на следующий день помощничек разорался ,узнав о ночной службе. Обещал всё наверх доложить. Уйду я наверное в монастырь какой нибудь или скит Ерофеюшка. Сил моих больше нет терпеть эти безобразия.
Это было дня за два до поджога и навевало на размышления. Участковый ещё раз прошёлся по окружности вокруг пепелища. Ничего . И это было странно. Священник держал курочек и они за забором оставляли уйму следов, а сейчас будто кто подмел за ними. Карташов был сыном охотника и до самой смерти отца ,учился у него видеть незаметное. Осмотрев всё ещё раз и заметив множество несоответствий, он отправился к себе.
- Жинка запилит. - Грустно подумал он, поглядев на часы. Скоро светает. Его никто не вызывал и он сам пошёл к пожарищу.
По пути встретил местного пьяницу Митьку. Тот по ночам браконьерствовал на карьерах и на эти деньги пил. Прохиндей, ёрничая и кривляясь, снял кепку и поклонился.
- Здорово начальничек. Всё вынюхиваешь?
- А ты опять набрался с утра. – Подходя ближе к мужику, произнёс Ерофей. – Никак не угомонишься. Вот поймают тебя рыбные магнаты, что озёра арендовали и отобьют тебе всё, что можно и нельзя, перед тем как нам сдать. Во что заливать свою родимую будешь?
- А я её начальничек, задом потреблять научусь. – Заржал селянин.
- Ладно пошутили и будет. У меня к тебе серьёзный вопрос. Ты сегодня ночью калымил?
- Кто ж будет на себя наговаривать, срок себе набавлять.
- Да нужны мне твои подработки, как шляпа свину. Ты мне просто скажи, ничего не наблюдал вчера. Ну, там чужаков у деревни или на карьерах..
Мужик, оглянувшись назад, приблизил кудлатую голову к участковому и просипел на ухо.
- Япошек видел. Целый отряд в лесу околачивался.
- Ясно, вечером ты уже с белочкой гулял – Огорчённо протянул участковый.
Не начальник, только пятьдесят для храбрости на грудь взял. Мне иже работать. – Обиделся Митрий и зачастил. - Для меня это, что слону дробинка. Честно говорю япошки. Я таких по телеку видел. Все в черном и только глаза сверкают. Знаешь, как струхнул? Хорошо, что не заметили меня в траве. Почти пару часов пролежал. А потом фьють и исчезли, будто и не было. Из-за них время упустил для ловли, поэтому почти ничего не поймал.
- А на что же накушался? – Не подавая виду, что заинтересовался, произнёс Ерофей.
- Анекдот слышал. Сынок говорит папе «цены на водку подскочили. Ты теперь меньше пить будешь» «нет сынок –говорит отец – теперь ты меньше есть будешь» . гы-гы-гы. – снова запаясничал мужик и в конце рассказа заржал. – У жинки стрельнул.
- Совести у тебя нет. – Махнул на него рукой участковый и побрёл к окраине деревни.
- Так не продают, как водку в магазинах, а поделиться никто не хочет. – Крикнул в след ему мужик.
Но задумавшийся о гостях Ерофей не расслышал его последних слов и ничего не ответил.
За околицей он свернул налево к местным озёрным карьерам. Поднимающееся на деревьями, солнце ласково пригревало спину, стремясь успокоить и приласкать человека. Берёзовая рощица встретила прохладой и шелестом листвы. Участковый быстро нашёл лёжку местного браконьера и по положению тела определил, куда тот вглядывался. Осмотр полянки и прилегающего леска ничего не дал, как будто здесь не ступала нога человека. Но это и было подозрительным.
- Чистюли, едрёна копоть, - В сердцах ругнулся полицейский. – Но этим вы себя только выдали господа хорошие.
Он потрогал когда-то сломанную веточку и теперь приставленную назад.
- Перебарщиваете с уничтожением улик своего пребывания господа, перебарщиваете. – Хлопнул ладонью по колену и двинулся по следу. Чистая не примятая следами трава, с отсутствием не только следов человека, но и животных, как тропинка привела его к перекрёстку дороги, километра за три от села. Следы отъехавшей отсюда машины были почти напрочь стёрты, прибывшими машинами прокуратуру и скорой. Лишь краешки дорогих шин внедорожника просматривались сквозь мешанину следов.
- Этот алкоголик и правда что-то мог видеть – Повернув назад в деревню размышлял участковый – Люди были и причём профи высокого полёта. Не местные.
***
Деревянная церквушка на окраине Стежка не отличалась своей уникальностью. Тем был загадочней наплыв народа в этот будний день. Группки по трое четверо исчезали внутри строения, стараясь не вызывать любопытствующих взглядов. Внутри они сразу же проходили в боковую келью-ризницу и обратно не выходили. Редкие посетители храма не обращали на это внимание. А было на что. Одеяние гостей пестрило и удивляло своим разнообразием. Здесь были люди в одеяниях церковного покроя и городского, пестрые деревенские рубашки, перетянутые поясами, соревновались в красоте с деловыми костюмами тройками и молодёжными красочными майками. Гости вели по дороге к ризнице неторопливые и тихие беседы, обсуждая вполголоса свои насущные проблемы.
- Думаю, собрались все приглашённые на собрание. – Произнёс полноватый мужчина в костюме. – Можно начинать. На повестке дня обсуждение планов по реорганизации нашего союза и выборе председателя. У нас есть одна кандидатура….
- Вы снова хотите подмять под себя все течения и общины – Громко заворчал дедок в старинной русской рубахе, с орнаментом из петушков и крестиков. – Каждый раз предлагаете своих ставленников. Многие снова с вами не согласятся.
- Нет, на этот раз нашим, как вы выражаетесь ставленником, будет человек со стороны, хорошо знакомый и думаю известный всем. Арсений Витальевич Рамиров, личность неординарная, но главное придерживающаяся общих взглядов . Мы сделали ему предложение и он сказал, что подумает. Параллельно с его раздумьями думайте и вы. Время есть. Если что-то не устраивает, пусть на следующем сборе выскажется . Будем искать другого. Только не затягивайте. Наш оппонент ускоряет слияние с государством и властью. Если это произойдёт, то мы окажемся изгоями в глубоком подполье. На нас начнут охоту не только церковные структуры, но и государственные. И тут мы можем не потянуть.
Толпа загудела одобрительно. Все понимали негативность положения. За время становления религии это происходило не раз и, с завидным постоянноством приносила негативные плоды. Из за чего вера в создателя, с каждым разом ,становилась всё меньше и не актуальнее для простого обывателя.
- А теперь перейдём к расширению нашего влияния в сфере обучения молодёжи. Это тоже архи трудная задача. Даже великие деятели замечали, что легче научить, чем переучивать заново. Борьба за будущие поколения всегда была первостепенна.
Разговоры плавно перешли в русло создания клубов и школ религиозной грамоты и мелких финансово бытовых проблем. Каждый стремился помочь собрату по делу, если у того намечались проблемы с деньгами и людьми. Со стороны, слушая их разговоры, можно было подумать, что здесь собралась многочисленная семья родственников. И беды одного воспринимались другими близко к сердцу.
Семейную идиллию разрушил парнишка. Запыхавшись, он вбежал в комнату и произнёс.
- Чужие в городе.
Все мгновенно смолкли. Захар наклонился к мальчишке и переспросил.
-Где ты их видел? Сколько всего?
- У рынка остановились три машины, а одна поехала сюда. Я огородами, напрямки. Быстрее их – Мальчик с гордостью в глазах шмыгнул носом и вытер его полой рубашки. – Минут через пять подъедут сюда.
- Ну что ж братья – Распрямился мужчина и погладил парнишку по голове – На сегодня закругляемся и расходимся по домам. Через месяц вас известят о новом месте сбора. Подумайте над кандидатурой главы и дайте ответ заранее, до собрания.
Все, тут же разбившись на группки, спокойным потоком вышли из церкви и словно талая вода растворились в закоулках маленького городка. Захар остался наедине с настоятелем храма.
- Не спроста эти гости, батюшка. – Перекрестился на лик создателя в комнате мужчина. – Как бы вам худо не было, если кто донёс на нас. В любом случае, я задержусь в городе на денёк и если потребуется помощь, позвоните.
- Всё в руках божьих. – Погладил по плечу Захара настоятель. – Что будет, знать так и быть.
Он перекрестил Вяземского и тот поцеловал край его сутаны.
- Иди с богом и не держи в душе смятение.
Захар кивнул и вышел на улицу. Когда подходил к крайним домишкам, он увидел, как к храму подкатила чёрная машина со столичными номерами. Из неё вылезло трое мужчин в церковной рясе и строем, словно солдаты, вошли внутрь церкви.
В зале храма гости перекрестились и, осмотрев снисходительно редкую паству, направились в ризничную. У дверей их встретил сам настоятель, отец Серафим.
- Здравы будете братия. С чем пожаловали столичные гости в наше захолустье? – Немного покривив душой с улыбкой начал было священник. Окладистые золотые кресты, разукрашенные каменьями на прибывших, взывали некоторый дискомфорт в его душе.
- Обойдёмся без предисловий. - Перебил его один из сановников. – Наверху недовольны вашими доходами и службой, поэтому собрание постановило отправить вас на пенсию по возрасту.
- Это гораздо лучше для вас. – Произнёс второй, увидев недоумение на лице настоятеля. – Чем если бы вас просто отстранили без выходного пособия. Вы должны быть благодарны за такое щадящее решение. Последние годы в ваш адрес слишком много нареканий, плюс убыточность вашей церкви, так что благодарите господа, что так легко отделались.
- На ваше место уже назначен отец Евлампий. –Продолжил первый, выдвигая вперёд моложавого мужчину и ставя этим как бы точку, отметая все пререкания. – Сдайте ему все дела и ознакомьте с людьми в обслуживании. На всё вам даётся три дня. Дом остаётся вам. Новый настоятель получает квартиру в городе, в одной из застроек нашей епархии.
- Конечно. – С грустинкой в глазах, подумал отец Серафим – Молодым не надобны развалюхи вроде моей, где удобства на улице. Им подавай комфорт.
Заезжие, даже не попрощавшись, развернулись и отправились назад, оставив старого и нового настоятеля одних.
- Ну что ж пойдём милок. – Покачивая головой, обратился Серафим к сменщику. – Не будем затягивать прощание с прежней жизнью. Как-никак всё же более тридцати лет при храме этом.
Замена с упорством стены помалкивала, получив указание в диспуты не вдаваться. Они вдвоём скрылись в ризнице, оставив немногочисленную паству обсуждать увиденное..
***
Пообедав в местной столовке, Морозов отправился к себе на работу. Наверняка эксперты уже нарыли хоть что-нибудь. В отделе, у его кабинета сидел гость.
- Виктор Павлович, а я к вам. – Со скамьи поднялся поджарый мужчина и протянул руку для приветствия.
Капитан, молча, пожал её и, открыв дверь, пропустил посетителя вперёд. Показал рукой на стул у стола, а сам, подойдя к окошку, остался стоять , с интересом вглядываясь в незнакомца.
- Слушаю вас. – Произнёс он, когда посетитель от молчания хозяина кабинета стал немного нервничать. Ему нравилось напрягать этих холёных господ. – С кем имею честь беседовать?
- Я советник при местной епархии по связи с общественностью. – Немного приподняв зад и снова опустивши его на стул, произнёс гость. – Мне ваше начальство сказало, что делом об убийстве у местной церкви будете заниматься вы.
Морозов кивнул утвердительно головой, всё более заинтересовываясь посетителем.
- Мы желали бы, чтобы все данные расследования, касающиеся наших работников, были согласованны с нами, прежде чем они станут известны общественности.
- Не могу обещать, что застрахован от утечки информации. – Произнёс улыбаясь Виктор. - Сами понимаете, в наш век продажности ручаться за окружение не стоит.
- Виктор Павлович, вы поймите главное, слухи только усугубят отношение общества к церкви. Телевидение и газеты уже оскомину набили себе, хая нас. Ещё одна капля дёгтя в нашу сторону только будем им в радость. Можно будет ещё перебрать чужие косточки. Поэтому о подозреваемых, относящихся к нашей организации, мы должны узнавать первыми. Со своей стороны мы обещаем помощь в расследовании на территориях принадлежащих нам.
- Извините, но я привык делать всё сам. – Развёл руками капитан. – Лишнее вмешательство, за мою долгую службу, лишь мешало в проведении расследования.
- Но у вас уже есть подозреваемый? Какие нибудь зацепки по вашему делу?
- До окончания следствия ничего не могу вам сказать.
- Но, полковник нам обещал помочь. – Начал было недоуменно произносить дежурную фразу посетитель, которую Виктор слышал перед каждым своим делом, если оно касалось власть имущих. Ответ был тоже наработан с годами.
- Начальство может обещать что угодно, на то оно и начальство. А я сыскарь и моё дело искать, а не обещаниями разбрасываться.
Посетитель, нервничая, поднялся на ноги. По лицу было понятно, что такой оборот его не устраивал. Он взял свою папочку под мышку и с обиженным гонором в голосе произнёс.
- Тогда мы будем настаивать, чтобы дело передали другому следователю или в прокуратуру.
- Это ваше право. – Выпроваживая гостя, сказал капитан – Здесь я вам мешать не собираюсь. Мне только легче будет. Одним висяком меньше.
Мужчина вышел, громко закрыв за собой дверь, но из-за двери ещё долго доносилось его ворчание, пока тот не спустился вниз по лестнице. Морозов достал из сейфа дело в цветной папке и, бросив её на стол, грустно констатировал.
- Как всегда, чем красивей, тем поганей. – Относя слова и к папке, и к посетителю.
Но не успел он ещё её открыть, как в дверь вежливо постучали.
- Меня наверно одного не предупредили, что сегодня день открытых дверей. – Проворчал Виктор, пряча дело в стол. Эта привычка, не показывать документы посторонним у него выработалась ещё в молодые годы. Тогда он был ещё юнцом , только после училища и до сих пор помнит нагоняй от начальства, когда свидетель только по одному номеру его дела выставил идиотами милицию в прессе. Написал, конечно, всякую ахинею, но номер папки привёл, как доказательство своей правоты. Отмываться от его грязи пришлось долго, доказывая, что не ты источник этой кляузы.
-Войдите. – Внутрь походкой бывшего военного прошёл мужчина в сером костюме.
- Здравствуйте. Меня зовут Пётр Кузьмич Вологдин. Можно? – Виктор показал на свободный стул.
- Пожалуйста. - Пожимая руку через стол, произнёс Морозов. – С чем пожаловали?
- Я понимаю, что по вашему новому делу вас уже теребят со всех сторон. – Кивнул на дверь посетитель, намекая на прежнего гостя.- Так что извините, если что не так. Меня тоже интересует это убийство. И хотелось бы узнать некоторые подробности.
- Вам ответить красиво, как прежнему любознательному джентльмену. – Разозлился капитан – Или покрепче слова найти, чтобы меня оставили в покое.
- Я понимаю вас. – Нисколько не смутился мужчина. – Просто убитый был моим другом и даже коллегой.
- Так. – Сразу успокоившись заинтересованно, произнёс Виктор – А отсюда пожалуйста поподробней. Как звали убитого? При нём не было обнаружено никаких документов.
- Значит убийца их забрал. – Погрустнел Вологдин. – Андрей его звали, точнее Андрей Васильевич Прохоров. Я служил раньше на севере, вот после отставки и остался в Новосибирске. А Андрей сказал мне, что едет посетить столицу, вот я его и попросил передать посылку родственникам здесь. Её наверно тоже не обнаружили?
- Нет. При нём, как я сказал ранее, ничего не было. – Записывая данные на бумажке ответил полицейский.
- Значится не донёс. – Задумчиво продолжил бывший военный. – Я к своим заходил, а там и не слышали о нём. А когда можно будет забрать тело? У него совсем никого нет, кроме парочки друзей и меня, как соседа по площадке.
- Думаю где-то через пару дней, если эксперты не затянут. – Участливо произнёс Виктор. – А что хоть было в посылке. Надеюсь не слишком ценная вещь.
- Да нет. – Незаметно вздрогнув ответил гость. – Небольшая картина, дочь увлекается живописью вот и послал ей. Купил недорого у себя в коммисионном. Продавец приврал конечно, что старинная, а рамка и холст современные. Подделка наверняка.
Морозов незаметно скривился. Не любил он, когда его держали за обыкновенного лоха. А посетитель явно скрывал истинную ценность подарка. Не стал бы профи тратиться на обыкновенного человечишку, тем более убивать. Убийца работал по заказу и ему, была нужна и смерть почтальона, и сама посылка. Но вслух произнёс не то, что думал.
- Да. Вот такая нелепая смерть. Спасибо вам за информацию. Сами бы месяц потратили на опознание. Заходите через пару дней. Может, что и будет, заодно и про выдачу тела узнаете.
Вологдин встал и, буркнув. - Обязательно зайду – Попрощался и вышел в коридор.
- Дело становится всё интересней и загадочней. – Хмыкнул капитан, когда за посетителем закрылась дверь. – Какие сюрпризы ещё оно подкинет нам работягам.
Он потянулся и, достав папочку, углубился в чтение, ежеминутно делая заметки карандашом на полях. Добавив в дело ещё несколько печатных листов, набранных наскоро на компьютере, Виктор закрыл дело в сейф и решил навестить экспертов.
- А ведь очкарики были правы. – Задумался он, вспоминая слова Игоря – Человек с севера. Надо бы запрос отправить в Новосибирск, заодно и этого военного отставника прощупать.
Дверь в криминалистическую лабораторию как всегда оказалась нараспашку. Взъерошенный начальник отчитывал молодого паренька, не обращая внимание, на вошедшего в кабинет капитана. Сотрудник, чтобы прекратить нравоучения, пытался взглядом показать, что к нему пришли, но тот продолжал, повышая голос ругаться.
- Тебе сказали отнести вещдок сразу в хранилище, а ты в столовку попёрся с ним. У тебя голова, что совсем не варит? За это враз можно несоответствие получить.
- Что за шум? –Хлопнув по плечу Гошу, строго спросил Морозов, хотя при этом глаза щурились от смеха. – Что боги пинцета и химикалий не поделили между собой?
- Представляешь, этот олух – Начальник криминалистов поправил сбившиеся на нос очки – Потерял вещдок. Попёрся с ним в нашу столовку и потерял.
- Да не терял я его. – Настаивал на своём его сотрудник. – Вытащили из кармана в очереди. Там столько гражданских околачивалось.
- И ты всем показал, что у тебя есть, что ли? Или надпись повесил на спине? Потерял, так имей совесть признаться в этом.
- Ничего я не терял. Я когда деньги доставал, чтобы пирожки оплатить, пакетик обратно в карман засунул. Не мог я его потерять. Карманы глубокие в халате и не дырявые.
- Голова у тебя дырявая.
- Так что пропало то? – Перебил их перепалку Виктор.
- Помнишь колечко с убитого? Нам удалось его снять.
- Отрезали всё-таки палец, живодёры – хохотнул капитан.
- Тьфу на тебя – Обиделся Игорь – Смазали жиром и охладили, само снялось. Так вот этот раздолбай его посеял, представляешь.
- Украли. –Продолжат отстаивать свою точку зрения младший криминалист.
- А ты его в реестр вносил? – Спросил озабоченно Морозов.
-Нет, ещё не успел. – Подумав секунду, ответил криминалист.
- Так забудь об этом. Не порти мальчишке карьеру на взлёте. Отругай, чтоб умней был.
- Да ему хоть в лоб, хоть по лбу. Правда, как спец ничего. – Парнишка приосанился.
– Но разгильдяй и ленивец. Пороть и пороть его ещё. – Ушат холодной воды вновь отрезвил ученика. Тот сразу сник и заулыбался, виновато почёсывая макушку головы.
- Единственно, что и осталось на память от трупа, так это увеличенная слайд копия. Я через комп прогнал, просканировал так сказать перстенёк. Так что держи. – Начкрим передал листок с картинкой Виктору.
-А что по самому трупу? Есть, что нибудь новенькое? – Приобняв, успокаивая Гошу, спросил Морозов.
- Есть мелочи. В основном как я и говорил. Тонким шнуром выдернут шейный позвонок, отчего и наступила смерть. Убийца был намного выше жертвы. Об этом говорит то, что рывок был вверх, а не в сторону. По волоскам нити, оставленным на шее можно предполагать нейлоновый шнур, как со строп парашютов, только тоньше. Такие используются только спецами. Убойность большая, а вот к использованию надо ещё приноровиться, руки можно порезать себе. Отпечатков нет ни на убитом, ни вокруг него. Только за кустами трава сильно примята, видимо долго ожидал жертву.
- Для этого надо знать маршрут её. Или это случайный объект? – Задумался вслух капитан.
- Скорей всего нет. Там светло и ошибиться было бы невозможно.
- Чем дальше в лес, тем всё чуднее. И какой же ты подарочек нёс?
- Какой подарок? – Непонимающе уставился на капитана Игорь.
- Да тут знакомый убитого нарисовался. Говорит, что просил в городе отнести посылочку дочери.
- Может это никак и не связано с убийством. – Снова поправил очки криминалист – Какой сумасшедший ночью посылки разносит. Его же в квартиру не пустят.
- Может и не связанно. Тогда что он делал в это время в парке? Загадки одни.
Морозов, не прощаясь, вышел из лаборатории, а Гоша повернулся к коллеге, чтобы продолжить нравоучения. Но того уже и след простыл. Воспользовавшись отсутствием внимания к своей персоне, он быстро сдулся в неизвестном направлении. Начальник чертыхнулся в адрес разболтанной молодёжи и пошёл за свой стол.
***
За обедом Карташов был немногословен. Жена пыталась расшевелить его местными новостями, но Ерофей был где-то далеко мыслями. Группа спецов посетившая их деревеньку никак не давала покоя. Загадки участковый не любил. Прямолинейность и неподкупность требовали решить эту задачу. А без железных улик докладывать наверх было рано. Умозаключения к делу не пришьёшь.
- Надо ещё как следует осмотреть место пребывания гостей. Что-то он упустил. –Раздумывал за столом Степаныч. Ложка, не добравшаяся до рта, остывала и снова возвращалась в тарелку.
- Что-то ты смурной сегодня, родимый. – Убирая остывшую тарелку, заметила Лизавета. – Тебе подогреть?
- Я попозже поем. – Приняв решение ещё раз посетить полянку, произнёс Карташов.
Он вскочил и, обувшись в сапоги, вышел из дома. Слова супруги, что на улице жара, он уже не слышал…
Лес снова встретил прохладой и шумом листвы. Прошёлся вдоль полянки с краю, стараясь не нарушать следов, точнее их уборки. На середине непримятой полосы, заметил тоненькую тропинку зачистки, отходящую в сторону от главной. Кто-то отделился от группы и ушёл вбок.
-Ну-ка, посмотрим, куда эта полоска приведёт – повеселел Карташов.
Через пару сотен метров полоска потерялась среди следов местных жителей и рабочих рыбного хозяйства, между двумя небольшими карьерчиками. Но тут было уже проще. Тропинка шла мимо озёр и болота лишь в одну сторону, в сторону села. Через само болото даже в эту жаркую пору никто не рискнул бы идти. Омуты и трясины, подсохшие сверху, всё равно оставались опасными и непредсказуемыми. Только пару недель назад у соседа корова сгинула в одной из этих ям. Ушла так быстро на глазах хозяина, что он и опомниться не успел. Ерофей прошёл по краю тропинки, напряжённо всматриваясь в её края. Где-то же должен был свернуть пришлый с тропы, чтобы не попасться на глаза местным. И старания увенчались успехом. У границы болота и села след уборки отделился из общей сумятицы следов и пошел, огибая деревеньку, по кругу. Степаныч повернул в сторону и взобрался на холм неподалёку от церкви. Перед ним, как на ладони было видно всё село. Домики аккуратным рядком уходили в сторону от храма и терялись в мареве жары. Казалось, что они растворяются на границе горизонта, становясь миражами.
Тревожное чувство взгляда в спину заставило отвлечься от созерцания. Своим ощущениям он доверял. Они не раз спасали его в горячих точках, куда забрасывала его нелёгкая служба родине. Ерофей резко упал на траву и перекатился в сторону. В тоже мгновение ветка напротив того места, где он был секунду назад, отлетела в сторону от срезавшей её пули. Звука выстрела слышно не было. Били по нему из пистолета с глушителем.
- Хорошая машинка. – Про себя заметил участковый, прислушиваясь к шуму леса и, осматривая, не поднимаясь с земли срезанную выстрелом толстую ветку. – Большого калибра.
Потихоньку отползая в сторону от холма, он увидел, как фонтанчик земли возник на месте его недавнего пребывания. Стреляли, если верить направлению выброса из кустов у края деревни.
- Метко ложит. – Восхитился противником Степаныч. От кустов до него было не меньше ста метров.
Ответить было нечем, табельное осталось в сейфе дома. Да если бы и было чем, то опасно было бы стрелять наугад в сторону домов, можно зацепить людей. Он поднялся и, сгибаясь, побежал, по-заячьи путая следы, в сторону болота. Ветки кустов спереди и сзади отлетели почти одновременно. Ерофеич склонился ниже и прибавил ходу. На минуту холм скрыл участкового от преследователя. Вот и край болота. Сернистые выбросы гниющей травы отрезвляюще ударили в нос. Степаныч чихнул от резких запахов и ступил в воду. Метров через триста, почти на самой середине, располагался заросший деревьями и кустами островок. С него по гати, которую построили местные, чтобы косить здесь траву, было можно быстро обойти по кружному пути трясину и выйти к деревне. Чистый кружок воды, манящий своим спокойствием и безмятежность, обошёл по дуге. Запинаясь и падая от торопливости в ряску и тину, весь в грязи быстро добрался до сухой земли. Отбежал пару метров и упал, прислонившись спиной к стволу толстой сосны. Кусты у кромки острова скрывали обзор. Преследователя слышно не было. Отдышавшись, приподнялся, собираясь продолжить путь. Из-за кустов раздался вскрик и плеск воды. Ерофей подполз ближе, почти к самому краю болота. В самом центре трясины-омута барахтался, раскинув руки в стороны и тщетно стараясь выбраться, парень в плаще серо-зелёного цвета. Участковый поднялся, намереваясь прийти на помощь. Ствол пистолета, направленный тут же в его сторону, заставил чертыхнуться и отпрыгнуть назад в кусты. И вовремя. Фонтанчики земли вновь брызнули на том месте, где он только что был. Степаныч сплюнул в сердцах, отплёвываясь от попавшего в рот песка.
- Дурак. Брось ствол и я тебе подам палку. – Закричал он из кустов и туже ветки сверху упали ему на голову. Стреляли на голос. Карташов откатился в сторону и вновь попытался увещевать стрелка. Результатом были фонтанчики у самой кромки кустов. Плеск на середине трясины прекратился. Тишина пугающим звоном ударила по ушам. Затаившись, стал прислушиваться к звукам на болоте. Ничего. Он выглянул из-за растительности, готовый в любую минуту отпрыгнуть. Преследователь исчез. Чистая гладь. Только пятна взбаламученной ряски, да рябь волн показывала, что тут кто-то недавно был. Парень пожелал сгинуть, вместо того чтобы сдаться. Ерофей поднялся на ноги и огорчённо покачал головой. Фанатизм неизвестного просто ошеломлял. Вылив из сапог жижу и ругая всех и вся, он двинулся по тропинке из брёвен и сучьев в сторону деревни. Тропой это создание человеческих рук можно было назвать с трудом. Брёвнышки так и норовили выскользнуть из под подошв и приходилось напрягаться, как канатоходцу в цирке. Сил и нервов потратил немерено.
Добрался, когда уже смеркалось. Жена, всплеснув руками от его вида, тут же запричитала.
- А батюшки. Опять во что-то вляпался. Не работается ему спокойно. Лезет впёрёд паровоза. Так и пропасть недолго. А меня на кого оставишь?
- Не голоси. – Устало буркнул Карташов и уселся на лавочке у крыльца, снимая с ног сапоги. –Принеси лучше сухую одежду и обувь. Вот раскудахталась. Знала за кого выходишь.
- Тут к тебе гость пришёл. – Махнув на непутёвого мужа произнесла Настасья. - Уже часа два как дожидается. Ефрем напрягся. Гостей он не ждал. Если он из той же обоймы, что и преследователь, надо было по-тихому, не поднимая паники, услать жену вон из дома.
- Принеси сначала одежду. Не сырому же мне в дом идти. – Спокойным голосом произнёс он, хотя внутри от адреналина в крови сердце резко начало свой разбег.
Жена, скрывшись в доме на минуту, вынесла рубаху, штаны и тапочки. Эта минута застыла мухой в смоле для участкового. Когда женщина вышла, он облегчённо выдохнул.
- Сходи к соседям за солью. – Вспомнив просьбу жены утром, произнёс муж, принимая вещи. – Совсем из головы вылетело. Я завтра куплю и им отдам.
- Вот всё успеваешь, кроме того что тебе накажут. – Ругнулась Лизавета. – Совсем на своей работе помешался. Так и про меня скоро забудешь.
Она, вытерев руки о передник, заковыляла к калитке. У калитки скинула фартук прямо на штакетник и ушла. Когда дверца за ней закрылась, Ефрем мгновенно переоделся и, бросив сырую одежду на лавку, быстро вошёл в дом. За столом, попивая из кружки чай, сидел мужчина средних лет. На вид было чуть больше сорока, но ранняя седина старила его, прибавляя ещё пяток лет .Он взглянул в напряжённое лицо влетевшего хозяина и усмехнулся.
- Здравствуйте. Ничего что без вас начал чаёвничать? Ваша жена настояла.
- Вы кто будете? – Не ответив на приветствие, уселся напротив гостя Ефрем.
- Да, неласковы вы с гостями. – Улыбнулся мужчина.
- Иной гость хуже … - Начал было отвечать Карташов.
- Ну извиняйте, что не представился. – Приподнялся с места гость. Хозяин напрягся, готовый в любую минуту к схватке.
- Меня зовут Захар Петрович… Вяземский – Мужчина улыбнулся напряжённой позе Ефрема и протянул руку через стол. – Отец Тихон был моим другом и в некотором роде даже соратником.
Карташов пожал руку и продолжал, молча смотреть на приезжего.
- Он мне много о вас рассказывал, Ерофей Степанович. – Продолжил гость, усевшись назад на стул. – И говорил, что я могу к вам обратиться, если что. Вот ехал к нему со своими проблемами, а тут такое.
Захар перекрестился и вздохнул. Карташов немного расслабился и налил себе в кружку кипятка, добавил заварки и сел на табурет. Отпив из бокала глоток, он хмуро посмотрел на гостя и произнёс.
- И какие дела вас связывали с покойным?
- Да скорее не дела, а общие взгляды на жизнь. – Захар подпер рукой голову и грустно взглянул на соседа напротив, – Вы наверно и сами в курсе, что сейчас творится в мире. Поборы и беспредел , безнаказанность и вседозволенность сделали пастырей наших чем-то вроде полубогов, которым наплевать на чаяния страждущих. Церковь всё больше отдаляется от народа, стараясь приобрести полноправную власть и диктовать свои условия.
Карташов, не проронив ни слова, продолжал отхлёбывать из кружки.
- Вот мы с отцом Тихоном и обсуждали частенько эти проблемы и способы выхода из них. – Гость повертел свой бокал в руках и отставил в сторону. – Не думаю, что смерть священника связана с нашими беседами, но чем чёрт не шутит. Скорей всего наверху недовольны были его рвением к «обогащению» и собственному, и их организации. А может и что ещё.
- Но это же глупо, убивать. – Буркнул в ответ Виктор. – Проще и спокойней уволить.
- Я тоже так думаю, только кто знает планы вышестоящих. – Произнёс Вяземский, намекая на свою принадлежность к церкви. – И скорей всего, это далеко идущие планы. Что-то бытовых смертей среди нашего брата увеличилось почти вдвое. Вы наверно помните погромы молодёжи в церквях и так нашумевшую историю с девчонками из клуба « Мутси перл» . Там целью было протолкнуть закон о защите чувств верующих. И закон после этих погромов прошёл как по маслу. Правда недоработки остались. Почти все конфессии примерили этот сюртук на себя и он им тоже подошёл. Сейчас видимо стараются расширить, улучшить так сказать, уголовную статью. Разграничить так сказать права разных религиозных течений. Поговаривают, что хотят приравнять нас к депутатам и к их неприкосновенности.
- Куда уж больше, – Отставил свой бокал в сторону участковый, – Ещё в бытность моей молодости вашего брата нельзя было допросить с пристрастием, а сейчас и подавно.
- Что ж поделаешь – Усмехнулся гость. – Во все времена чтили неприкосновенность власть имущих. А уж церковь всегда в этом плане была на первом месте.
Они вновь разили по бокалам напиток и ещё с минуту пили чай молча . Каждый приглядывался к собеседнику, стараясь получше его понять и решиться доверять ему полностью или нет.
- Вы наверно в курсе следственных действий по делу поджога? – Первым нарушил молчание гость. – Ваши коллеги считают, что это месть пьяниц, коих покойный не раз попрекал в проповедях.
Карташов скривил в ухмылке лицо. Дела в их районе всегда быстро раскрывались, зачастую не так как бы хотелось участковому. Пару раз ему влетало за дополнительные улики и факты, вразрез идущие с делом подозреваемого, готового козла отпущения.
- Вы так не считаете? – Спросил заинтересованно Вяземский, заметив его гримасу.
- Один из этих алкоголиков, пару часов назад, из иностранного шмайсера с глушителем пытался меня уговорить молчать. – Ефрем кинул взгляд на гостя. Тот заинтересованно уставился на хозяина. Говорить о происшествии начальству было бесполезно, стрелка он предъявить бы не смог. В этой яме и трактор не смогли пару лет назад найти, а тут тело. А чистоту в лесу и его размышления к делу не подошьешь. Но высказаться хотелось, хоть кому нибудь. Почему бы не гостю. Может старею.
- Плюс небольшой отряд базировавшийся неподалёку от села. – Продолжил участковый после небольшой заминки. – Столько гостей профессионалов и этот поджог… в случайности я не верю.
- Вы их видели? – Не скрывая любопытства заёрзал на табурете гость. - Сколько их было? Какие?
- Если бы видел. Чувствуется не сидел бы рядом с вами. – Протянул Ефрем. – А так просто наблюдения в лесу. Я и преследователя то рассмотреть не успел. То я прятался от пулек, то он утоп. Даже умирая, продолжал в меня стрелять идиот, не подпуская к себе. Одним словом фанатики-профессионалы.
- Вы кому нибудь ещё об этом говорили? – Захар переменился, став более деловым и собранным.
- А кому? Грязь болота на одежде не доказательство. Вот если бы пулю словил, тогда да. Но что-то очень не хотелось ещё и свою шкурку портить.
- Вам лучше было бы поостеречься некоторое время. Серьёзные силы в деле.
- Сам понимаю. Не дурак.
Они смолкли на секунду. Потом Вяземский поднялся и, протянув руку для прощания, произнёс.
- Спасибо за чай. Пойду я пожалуй. Как бы из-за меня и у вас тоже неприятностей не было.
- Дак уже вляпался, как не скажет моя жена, – Усмехнулся Ефрем, пожимая руку. – Слишком умным уродился.
Он проводил гостя до крыльца и ещё долго смотрел ему в след, пока тот в сгущающихся сумерках не скрылся среди изб.
***
Парк вновь встретил прохладой и людским гомоном . Морозов с утра по быстрому закрыл два простеньких дела, которые только занимали место в сейфе и сдал их в прокуратуру. Возвращаясь в отдел, решил заскочить в церквушку, где обнаружили труп и ещё раз побеседовать с настоятелем. Этот щупленький и трясущийся за свою карьеру попик мог расколоться и поведать ещё что нибудь. Надо было только дожать его и работничков. Темнят много.
У входа капитана встретила старушка, помощница настоятеля. Она сделала вид, что не узнала его и вновь потребовала документы. Виктор хотел уже по грубому высказаться, что он думает о женщине, как боковым зрением углядел пару глаз, выглядывающих в щель двери. Он сразу успокоился и, как ни в чём не бывало, предъявил удостоверение вновь.
- Кого нибудь нашли? – Почти полушёпотом, спросила старушка, рассматривая так для проформы документы. И уже громче добавила. – Вам кого надо то?
- Я хотел бы побеседовать с настоятелем и рабочими, что видели тело. – Громко, обращаясь к скрытому створками дверей наблюдателю, ответил Морозов.
- Это сложно будет сделать. – Со вздохом произнесла Матрёна – Прежний настоятель отстранён от дел. Да и братьев «молдован» тоже выгнали с прихода.
Виктор озадаченно посмотрел на женщину, поглядывающую искоса в сторону двери.
- Одного за несоответствие, а бродяг за пьянство. – Добавила та.
- Быстро однако. – Усмехнулся полицейский – А где можно было бы найти хотя бы прежнего настоятеля? Ваше нынешнее начальство не знает случайно?
- Я не знаю. Сами спросите у него.
Морозов только сделал шаг к дверям храма, как те тут же распахнулись и на крыльцо выскочил чёртиком священник. Тощая, рыженькая бородёнка с вызовом торчала вперёд. Сочетание заискивающей улыбки и злобных маленьких глаз делало его похожим на колдуна из сказки. Он перегородил проход и обратился к Виктору на визгливых тонах.
- Все допросы и осмотры только с разрешения нашего начальства, – Он с негодованием посмотрел на Виктора, потом в сторону женщины. – У вас Матрёна Ильинична дел разве нету.
Та, склонив голову, чуть ли не рысью скрылась за церковными постройками.
- Так значит, чиним препятствия следствию? – Стал наступать на попа капитан. – Может и свидетелей ликвидировали и закопали у себя во дворе?
Новый настоятель от наглости и напора полицейского сразу стушевался и сдулся.
- Я ничего не знаю – Заблеял он уже миролюбивей. – Прежнего отстранило начальство и меня назначило. Ведомственную квартиру тоже мне отдали. Я не в курсе, где он сейчас. Я не интересовался. А алкаши наверняка, где нибудь на подработках. Сейчас столько бригад по столице из беженцев.
- А у кого я мог бы получить информацию о вашем бывшем священнослужителе?
- У нашего начальства наверно – Успокаиваясь, произнёс настоятель и вытер рукавом лоб. – К нему сходи. Я то, что маленькая пешка.
Морозов развернулся на стовосемьдесят градусов и, не попрощавшись, двинулся прочь от церкви.
Теребить, запуганного своим начальством, настоятеля было бесполезно. Наверняка получил указания свыше не вступать в полемику с органами. Оставался ещё жамшут, убиравшийся в тот день у ворот парка. Уж за него можно было взяться без опасений, что накапают начальству.
Искать восточного человека пришлось долго. Словно скороход. все его видели недавно и вот нет. Поймал у магазинчиков, которые как мухи, облепили территорию парка снаружи. Усердно махая метлой с упорством и тщательностью, которому позавидовали бы даже машины, Ибрагим обметал дорожки по кругу строений. На голос полицейского не отреагировал. Виктор позвал ещё пару раз и, когда тот снова не ответил, дёрнул его за рукав оранжевой дорожной накидки. Дворник немного недовольно и отупело уставился на потревожившего его мужчину. Глаза, как у киборга, сфокусировались на объекте и только тогда, в них проявился разум. Интуицией, которой обладают все гостарбайтеры, он почувствовал в пришельце начальника и губы расплылись в заискивающе-слащавой улыбке.
- Здравствуйте. Что нибудь не так? – Дворник прижал пластмассовую метлу к груди и преданно уставился на капитана.
Виктор предъявил удостоверение и маленькая красная книжечка ввела бедолагу в ещё больший трепет. Извечные проблемы с гражданством и пропиской. Морозов усмехнулся.
- Вы Ибрагим? – Мужчина кивнул, не снимая раболепной улыбки с лица.
- Вы убирались пару дней назад у центральных ворот парка, где-то ближе к ночи?
Жумшут завис на секунду, переваривая информацию, как бы отцифровывая её для себя. Напряжённая поза спала и он опёрся расслабленно на метлу. Документы не просят у него и это уже хорошо. Значится не с иммиграционной службы начальник.
- Я всегда здесь убираюсь. – Подбирая и картавя слова, наконец произнёс он. – А что плохо убирался? Раньше никто не жаловался.
- Меня сейчас не интересует качество вашей работы. – Морозов убрал красную книжечку в карман, а то она как удав гипнотизировала работягу. – Вы были вчера вечером у главных ворот?
- Я с них всегда начинаю уборку. – Дворник пытаясь понять, что от него требуется, теребил ногтями край палки.- Как темнеет, начинаю уборку по кругу, а утром внутри парка убираюсь. Ночью страшно там. Говорили, что недавно даже кого-то убили.
Полицейский, на секунду представив окружность зоны отдыха, удивился работоспособности приезжего. На сон тому почти ничего не оставалось, не говоря уже о личной жизни.
- Меня как раз тот вечер и интересует. –Прервал его лепет капитан. – Кто проходил в это время? Что было слышно и видно вокруг? Мне интересно всё, что сможете вспомнить о том дне и вечере.
Ибрагим снова завис. Перевести для себя длинный монолог начальника оказалось трудоёмкой задачей. И что смеяться, вы наверняка сами замечали такой же глюк у российских туристов, когда они имея небольшой багаж слов, выслушивают тираду какого нибудь англичанина.
- Вначале странный тип, больной прошёл. – Разродился, наконец, дворник.
- Почему больной? – Не понял Виктор.
- Да он закутался весь в пиджак. Наверно озноб бил. Температура. Быстро прошёл и всё оглядывался. Я уж подумал, не плохое ли замыслил...
- Дальше что? – Опять перебил его размышления полицейский , делая записи в блокноте.
- Потом этот старикашка чудной прошёл. – При этом мужик сплюнул на асфальт и тут же растёр плевок метлой. – Утром его собака гадит в парке, так ещё на ночь припёрся.
- Ну животные есть животные. Им не прикажешь на унитаз ходить.
- Не скажи начальника. Все собаки хорошие, а это плохой собак. – Продолжал негодовать дворник. – Все в кусты да травку ходят, а он прямо на дорожке старается кучку делать. Я высказывал своё мнение хозяину, но старик только ругается. Понаехали, говорит. Сами гадят и не убираются. Мы чисто делаем, а он ругается. Плохой старик.
- Ну это понятно – Успокаивая брюзжание Ибрагима, прервал его Морозов. –А больше никто не проходил в парк.
- Не, больше никто.
- А вот хозяин собаки говорит, что видел мужчину в чёрном трико и маске. Про шум машины.
- Не я спортсмена не видел. Машина был. Там метров за сто от ворот. Я ещё дивился. Что он бензин тратит, не глушит двигатель. Она давно там стояла. Раньше тех, кто в парк пришёл. Тоже любители мусорить. Я, когда она отъехала, убираться подошёл. Там столько окурков было. наверно из пепельницы прямо на асфальт выбросили. Тоже плохие люди.
Для дворника те, кто мусорит, всегда нехорошие люди. И это зачастую верным оказывается. Глядишь частенько на людишек издалека и замечаешь. Вот поел малыш чипсы, а мамаша его хвать пакетик и в сторону. Неохота такую тяжесть до мусорного ведра пару метров нести. А некоторые, даже если урн нет поблизости, поосматриваются в поисках их и в сумку или карман себе кладут. Все люди разные.
- А вы марку или номер не запомнили у машины? – С надеждой в голосе спросил капитан, заранее не рассчитывая на удачу.
- Нет начальника. Хотя. Чёрный и большой машина был. Да и номер странный.
- Почему странный?
- Ну у всех буквы спереди и сзади, а посередине три или четыре цифры. А у неё одна буква в конце и много цифр.
- А какие буквы цифры?
- Не разглядел, да и не старался запоминать. Мне оно надо? Моё дело чтоб чисто было.
- Ладно, спасибо и на этом. – Морозов закрыл блокнот и убрал в карман. Достал визитку и протянул жамшуту.
- Если что ещё вспомните, позвоните. – Тот аккуратно взял картонку и сунул во внутренний карман. Может пригодиться. Всё таки телефон начальника.
Капитан, оглядевшись по сторонам, двинулся к центральным воротам, а Ибрагим продолжил свою нудную, но необходимую людям работу, искоса посматривая на удаляющегося начальника. Сегодня пронесло. Вот она нелёгкая доля гастарбайтера.
У ворот задерживаться не стал, а прошёл на предполагаемое место стоянки машины. Дворник убирался на совесть. Ни соринки, ни пылинки. Крякнув от неудовольствия, Виктор поднялся с корточек и пошёл вдоль забора. На асфальтовой дорожке тоже царил полный порядок. Даже урны были с новыми пакетиками. Стал всматриваться в траву за оградой, на территории парка. И долгое брожение взад вперёд дало положительные результаты. В одном месте углядел сломанный куст, у самого каменного столба. Внимательнее вглядевшись в железные прутья забора, заметил на наклонной трубке следы грязи. Кто-то, поскользнувшись из-за сырой земли, съехал по ней вниз. Морозов приподнялся на сам штакетник. На одном из наконечников копья застыли бурые пятна засохшей крови. Тот, кто здесь перебирался, съехав, повредил руку об острые края. Капитан достал платок и с силой потёр пятна, чтобы они остались на платке. Получилось, багровые крошки ярко виднелись на белоснежной ткани мелкими бусинками. Сунув платок в пакетик, слез вниз и прошёл через ворота на другую сторону препятствия. Трава была почти не примята и следов никаких. Словно перепрыгивающий на ту сторону был невесом. Только в одном месте, где нога соскользнула со штакетника, у самого столба, виднелся отчётливый след ботинка. Такие протекторы он уже видел. Берцы фирмы Гарсинг ему не раз подгонял его однокашник из ОМОНа. Хорошая и удобная обувь. В ней, если уметь ходить, даже трава не приминается. Интерес к циркачу всё возрастал. Если предположить, что брюки спец войск и рубашка черного цвета похожа на трико, то получается, неизвестный был из конторы. Только вот какой?
Задумавшись об уникальности убийцы, Морозов медленно прошёл до пешеходного перехода. На табло горел зелёный. Таймер предупреждал ещё десять секунд у вас есть. Виктор хотел было перебежать на другую сторону, но чутьё опера заставило осмотреться. У стоящей неподалёку, странно припаркованной машины работал двигатель. Восемь, семь – отсчитывал таймер. Капитан сделал вид, что собирается рвануть через дорогу, боковым зрением не выпуская объект из виду. Только он ступил на проезжую часть, как взревевшая иномарка рванула с места. Еле успел отскочить за столб светофора. Машина с визгом пронеслась всего в паре сантиметров, обдав дымом дизтоплива. Холодок пробежал по спине, вызывая дискомфорт прохлады внизу живота. Мысли лихорадочно забегали, перебирая варианты. Что-то он не доглядел или недопонял. Его вели, а он даже не почувствовал за собой слежку. Значит, использовали спец технику и это не просто грабители.
- Опять вляпался. – Сплюнул в сердцах Виктор. – Вот чуял же, что дельце с гнильцой. Теперь придётся всё время не расслабляться.
Хорошо, что ещё не женат, да и родни почитай, что не было. Пару раз пытался, конечно, остепениться, но где уж там. Ни одна женщина не выдерживала его принципы и рвение к работе. Самое большее полгода и то с натягом. Зато и шантажировать нечем. Вот его коллегу прижали, разок родственничками и тот сразу слил дело о крупном мошенничестве в верхах. С капитаном такие фокусы проделать было сложно. Он одинокий волк. Поэтому сразу решили убрать.
- Но ничего, мы ещё пободаемся – Со злостью глядя на удаляющуюся иномарку, прошептал полицейский и вместе с толпой, которая так ничего и не поняла, перешёл на другую сторону.
В отделе получил нагоняй от начальства за отсутствие на рабочем месте и похвалу за закрытые дела. Полковник был не в духе и раз с порога чихвостит, значит с утра ему уже тоже попало. Виктор понимал за что. Это дело контролировалось в верхах, что было странным для простого банального ограбления. Теперь-то и он не считал дело простым. Сплавить бы его прокурорским, так те сразу откажутся. Хитрые жуки. Поднялся к себе. У двери кабинета уже сидел посетитель. Сосед убитого и по совместительству невольный виновник смерти, раз из-за его посылочки тот расстался с жизнью. Заметив, бредущего по коридору капитана тот повернулся в его сторону и сделал шаг навстречу. Нетерпение и озабоченность читались на его лице.
- Здравствуйте. – Виктор кивнул в ответ и, открыв дверь кабинета, пропустил посетителя вперёд.
Пётр Кузьмич сразу же, без приглашения сел на противоположный стул и уставился на опера.
- Как там с моей просьбой о выдачи тела. – Начал бывший военный без предисловий.
- Экспертиза готова. Можете хоть сегодня забрать его из нашего морга. – Морозов покопался в столе и протянул посетителю бланк разрешения. Вологдин бережно взял бумажку и тут же убрал в папочку. Но вставать не торопился. Полицейский вопросительно глянул на мужчину.
- У меня ещё одна просьба к вам. – Выдавил из себя посетитель. – По прибытию в столицу Андрей поселился в какой-то недорогой гостинице. Не могли бы вы по своим каналам узнать где. Там могут быть и документы, и личные вещи убитого. Восстанавливать бумажки очень хлопотно.
Капитан картинно хлопнул себя по лбу, немного смутив Вологдина.
- Ну и раздолбай же я. – Ругнулся он вслух. – О месте проживания я и не поинтересовался. А ведь вы говорили, что он уже с недельку в городе. Минутку. Подождите, пожалуйста, снаружи.
Они вместе вышли из кабинета и капитан, закрыв дверь на ключ, скрылся за одним из поворотов длинного коридора. Пётр прождал его больше получаса. Наконец тот появился со счастливой улыбкой на лице и, буркнув – Пошли -, Рванул к выходу из здания. Бывший военный, еле поспевая за ним, рванул вдогонку. На улице Виктор, было, направился к остановке автобуса, но Пётр Кузьмич придержал его порыв, схватив за рукав.
- У меня автомобиль неподалёку. – На недоверчивый взгляд полицейского добавил – Мне однополчанин на время отдал, по доверенности.
- Ну раз есть колёса – Настроение у Виктора ещё больше улучшилось. – Тогда по коням.
Новенький «Поджеро» заставил восхищённо изречь.
- Хорошая пенсия у вояк. Мне за свою зарплату такую не взять.
- У него бизнес. – Улыбнулся Вологдин. - Мне тоже не добыть такую, на свою-то пенсию.
Стена недоверия между ними сразу спала и уже в машине они болтали без умолку, как старые знакомые. Морозов жаловался на препоны бюрократии, а Пётр рассказывал о службе и жизни на севере.
Через час были на месте. Невзрачный, синевато-фиолетовый особнячок, располагался почти на окраине города. На рецепшене, только взглянув на документы Виктора, сразу же без требования санкции, побежали показывать комнату жильца. По пути на второй этаж, пожилая женщина тараторила, какой чистоплотный был постоялец, что заплатил вперёд и о том, что вот уже трое суток не появлялся. Не случилось бы чего.
- Убит постоялец. – Прервал её тираду Морозов. – Поэтому мы и здесь.
Женщина сразу замолчала, с испугом поглядывая на мужчин. В комнату вошли вдвоём. Женщина осталась у порога. Порядок царил такой, будто клиент вышел на секунду и скоро вернётся.
- Вы уборку давно производили. – Повернулся полицейский к провожатой.
- По графику завтра положено –Смутилась та.- Или после отъезда постояльца.
- Это хорошо – Потёр руки капитан. Женщина задумалась. Чего тут хорошего.
- Мы тут посмотрим – Стал выпроваживать работника гостиницы Виктор. – У вас наверняка дел много, а мы вас только задерживаем.
Женщина хотела сказать нет, но посмотрев на полицейского, молча пошла по коридору, ежесекундно оглядываясь. Любопытство никак не могло победить послушание, привитое при социализме.
- Если чего надо будет, я на вахте... – Сказала она уже от лестницы.
Беглый осмотр комнаты ничего не дал, кроме документов в тумбочке. Пётр им обрадовался, как мальчишка и хотел сразу забрать, но Морозов отобрал и положил на место.
- Изъятие только при понятых, плюс через контору нашу пропустить придётся.
Дальнейшая более детальная проверка выявила на подоконнике, под стопками сложенными рубашками небольшую дощечку с ликом святого. По краске и манере, она была похожа на старинную икону.
- Ваша картинка – Не трогая доски и лишь приподняв края рубашек, произнёс , обращаясь к попутчику Виктор. – На дешёвенькую мазню не тянет.
- Это же икона, а у меня картина, пейзаж был в раме. – Наклонившись пониже чтобы рассмотреть найденную дощечку, ответил Пётр. – Хотя по размерам похожа. Вот не думал, что Андрюха на старости лет фарцовкой икон займётся.
Больше ничего стоящего внимания в комнате не нашлось. Морозов, позвав вахтёршу и ещё одного жильца, составил опись изъятых вещей и документов. Втроём, вместе с Вологдиным, как ещё одним понятым, они расписались и капитан, опечатав дверь, пошёл к выходу. Женщина с рецепшена недоумённо посмотрела на дверь с бумажной полоской.
- А как же? – Только и вымолвила она, показывая рукой на комнату.
- Завтра придут криминалисты и из прокуратуры. У них и спросите. – Укладывая документы и икону в пакет, найденный в комнате, ответил полицейский и потянул Петра к выходу.
На улице капитан выдохнул и рассмеялся.
- Хорошо, что не строптивая бабка попалась, а то бы с оформлением на обыск до вечера застряли. У меня такое предчувствие нехорошее, что мы кого-то опередили и нам это боком встанет.
- Не каркайте – Хлопнул ему по-дружески по плечу приезжий – Мне и прежних боевых приключений хватило. Можно хоть в старости отдохнуть. И главное интересно, где же моя картинка, что дочери послал. Он перепутал посылки что ли.
- А это версия. – Поддакнул, усаживаясь в машину, Морозов. – Если искали икону, то всё встаёт на свои места. Надо будет у Гошки пробить насчёт дощечки, он в этом док. Увлекался в детстве.
Машина развернулась и поехала в сторону отдела.
***
- Позовите ко мне Дубова – Гаркнул селектор и секретарша стала названивать по телефону. Через три минуты в кабинет прошёл мужчина с военной выправкой. Костюм цвета хаки с запахом пороха указывал на то, что появился он прямо со стрельбища.
- Это что? – Через стол полетела в сторону вошедшего небольшая картинка с видами леса и озера.
– Живопись – не понимая подвоха ответил прибывший.
- Вот именно мазня. А вам велено было найти икону. Ваши бойцы, что такие тупые, не могут отличить одно от другого? Понабирали идиотов.
- Надо конкретней ставить цель задания – Буркнул обидевшийся Дубов – Приказано было нейтрализовать объект и забрать все, что было при нём. Про икону ни слова.
- А своей головой подумать слабо.- Начальник устало махнул рукой – Свободен.
По-военному развернувшись, приглашённый вышел из кабинета, а оставшийся за столом принялся мучить груду телефонных аппаратов, в изобилии украшающих стол. Только через полчаса он оторвался от переговоров и снова крикнул в селектор.
- Ленусик, Дубов там ещё не ушёл?
- Здесь. – Последовал лаконичный ответ.
- Пусть зайдёт.
Мужчина, только недавно стоявший по струнке у стола, снова вошёл в кабинет.
- Есть сведения, что объект проживал по Заводской 40, небольшой гостиничный комплекс. Проверьте тщательно комнату и найдите доску. Я думаю в этот раз вы не облажаетесь?
- Так точно. – Вытянулся в струнку приглашённый.
Через несколько минут от серого неприметного здания отъезжала такая же неприметная и неказистая иномарка. Только тихий шелест двигателя показывал, что не так она проста. Внутри сидело трое, не считая водителя. Дубов на переднем с шофёром и двое сзади. Обычные летние костюмы были похожи на одеяния дачников, возвращающихся со своих фазенд. Разговоров не вели, застыв словно киборги в своих коконах. Машина, не уступая по скорости гоночным, уже через час была на месте, а это рекорд. Пересечь полгорода в такое пиковое время. Так быстро не удалось бы никому. Водитель был дока в своём деле.
-Гном со мной, остальные на подстраховке. – Быстро произнёс Дубов и выскочил наружу.
Тот, которого называли Гномом, выскочил следом и пристроился чуть сзади начальника группы. Вдвоём они прошли в холл гостиницы. На месте менеджера никого не было. Поднялись на второй. Около нужной комнаты было оживлённо. Женщина с постояльцами обсуждала в коридоре обстоятельства появления полиции.
- Представляете, убили.- Громким шёпотом объясняла она вылезшим на шум постояльцам.- Такой хороший жилец был, приехал на недельку в столицу и теперь вот такое. Кошмар. Куда страна катится.
В коридор из комнаты вышел мужчина и позвал вахтёршу с одним из постояльце внутрь. На стоящую вдалеке пару бросил острый и подозрительный взгляд. Потом зашёл внутрь и закрыл за собой дверь. Остальные, не приглашённые жильцы, вслушивались в разговоры в комнате стояли в коридоре. Их приглушённый шёпот напоминал помехи радио.
- Подождём. – Кивком Дубов указал напарнику на место у окна. Они отошли в сторону.
- Хреново. – Буркнул начальник, когда они спустились немного вниз. – Полиция опять нас опередила. Завалим и здесь, не сносить головы. Захир Витольдович шутит редко, но в глаз.
Минуты ожидания затянулись, заставляя нервничать. Вот дверь открылась и толпа, из четырёх человек вышла в коридор. Один из мужчин приклеил полоску бумаги на дверь и стал запихивать в пакет конфискованные вещи. Пара сразу обратила внимание на небольшую дощечку.
- Она? – Спросил Гном у старшего и тот кивнул.
- Будем брать, когда пойдут мимо. – Скомандовал Дубов и они приготовились.
Но судьба , снова посмеявшись над ними, повернула всё по своему. Группа из полицейских и вахтёра пошла в другую сторону и спустилась по параллельной лестнице. Командир сплюнул в сердцах. Каждый раз, когда задания даются впопыхах , возникают ситуации с просчётами действий объектов. О второй лестнице они и не подумали.
- Быстро назад. Перехватим на улице.
Они, торопясь, спустились вниз. Мужчины, которых они вели, уже садились в припаркованную рядом со входом машину. Чёрный «Поджеро», на который они не обратили своё внимание, из-за его дороговизны для полицейских, рванул с места и скрылся за углом дома. Преследователи кинулись к своему автомобилю и запрыгнули сходу на свои места.
- Вперёд за этой тачкой – Скомандовал Дубов и водитель, не задавая лишних вопросов, тронулся следом. Уже через пять минут они пристроились серым хвостиком за чёрной иномаркой.
- Выбери место поглуше и подрезай их – Скомандовал командир группы водиле и добавил остальным. – Всем приготовиться. Стараемся работать без жертв. Нам ещё убитых полицейских не хватало, хоть они и продажны, раз на таких тачках шпарят.
Время застыло в боевой готовности.
***
Марфа жила спокойной, обычной деревенской жизнью. Муж, выйдя на пенсию, построил небольшую пасеку и почти сутками пропадал на ней. Соседям это не мешало, благо дом стоял на окраине села. Силантий показывался дома только к вечеру и жене, приходилось по хозяйству всё делать одной. Она копалась сутками в огороде и по уходу за скотиной. Ухоженный приусадебный участок всегда был полит и прополот, а скотина накормлена. Соседи частенько завидовали по хорошему её работоспособности и здоровью.
- И как ты всё успеваешь? И по дому, и в огороде. У тебя всегда всё в чистоте и порядке. Даже колорадский твою картошку меньше ест. – Проходя мимо копошащейся в огороде Марфы, восхищались они.
- Так боженька помогает тем, кто делает, а не ленится. – Улыбаясь шуткам, отвечала она.
Поправляла съехавший платок и снова за работу.
Да и как не стараться. Надо было помогать, разъехавшимся по стране, детям. Их у неё было четверо. В это тяжёлое время, когда цены на продукты взлетели, она одна была опорой для них. По осени сыновья сами, на машинах приезжали за овощами и соленьями на зиму, да и скотину забивали в это же время, так что и мясом их баловала. А младшей дочке зачастую сама возила в город, добираясь на Яшкином грузовичке. У него тоже родственники жили там. Заодно и внуков понянчить удавалось. Нет, нахлебниками дети не были. Они сами по весне и осени помогали матери по хозяйству, да и отпуска почти всегда проводили с ней. Внукам тут нравилось даже больше чем в санаториях и курортах. Пока сыновья косили и помогали по хозяйству деду, она всю себя отдавала внучкам, балуя их и развлекая. Так и жила в работе и ожидании приезда детей.
Жизнь, как часто случается, переменилась вмиг. Случилось все в один из зимних вечеров. Когда с работой было покончено они с дедом сели пить, заваренный на травах, чай с медком. Она случайно обратила внимание на просверк у глаз богородицы, на её старинной иконке. Та досталась ей ещё от её бабки, которая спасла дощечку из пламени пожара в старой церквушке соседнего села. Время было тяжёлое и религия объявлялась вне закона. Церкви разрушались и верующие подвергались гонениям за малейшее упоминание о принадлежности к религии. Но бабка не убоялась спрятать иконку в доме и сама частенько молилась, доставая её из сундука. Так , скрывая иконку от чужих глаз, бабка и сохранила её до дней, когда пришло послабление. Богородица сразу заняла красный угол в горнице. Этой иконой и Марфу выдавали замуж, и детей крестили втихомолку. Молитвам и заговорам бабка обучила только Марфу. Её мать была партийной и к пристрастиям бабки относилась как к чудачествам. Не хаяла, но и не поддерживала. Вот бабушка и приучала к вере внучку, изредка поругиваясь из-за этого с дочерью.
Красноватые капельки на дощечке, отражая свет лампы, сверкали как рубины. Марфа, перекрестившись, подошла ближе. Ни трещинок, ни сколов. Откуда взялись капельки непонятно. Она тихонечко стёрла их тыльной стороной ладони и поставила иконку на место. Руки по привычке потёрла одну о другую и забыла об этом. На утро, когда принялась кормить скотину, аж опешила. Мозоли, натёртые вчера на распиловке дров вместе с мужем, пропали и даже обычные долго заживающие пятна новой кожицы, что появляется, когда мозоли лопаются, были обычными. Будто и не пилила целый день. Поохав от этих чудес, принялась за работу и снова забыла о чудесном исцелении. К вечеру, когда на иконе вновь появились капельки, она рассказала об их свойстве мужу. Тот в шутку попросил помазать поясницу, так нещадно мучившую его уже с год. Авось поможет. Марфа, недолго думая, выполнила шутливую просьбу Силантия. Тот ещё её подкалывал, пока она натирала каплями с дощечки его.
- Смотри, застыну как доска от смолы и прилипнешь ко мне в постели. – Смеялся он.
Ночью спал как убитый. Прежде до утра ворочался, мучаясь от болей. Да и жена выспалась наконец-то за столько месяцев. Муж скрывал болезнь, но та каждую ночь слышала, как он скрипел зубами из-за своей поясницы. Новомодные лечения не помогали. Врач констатировал - старость.
С утра, выспавшиеся как младенцы, разбрелись по своим рабочим местам. Жинка упорхнула первой, скотина не любит , когда её не вовремя кормят, может и разораться. Вторым встал Силантий и побрёл проверять пасеку, но уже через полчаса вернулся бегом домой. Супруга даже всполошилась, не случилось ли чего. Но тот, подбежав ближе, раскричался в возбуждении, приплясывая и приседая.
- А ведь вправду прошла. – Обнимая жену, прячущую грязные руки в стороны. – Ни капельки не болит. А я с утра даже не понял. Будто десяток лет сбросил. Вон оно как.
Он впервые за много лет перекрестился с верой в сердце. Нет, конечно, Силантий и раньше наносил на себя крестное знамение, но там это было так, как будто положено, без души. А сейчас он впервые уверовал. Лицо его было счастливым и одухотворённым. Они вдвоём с женой сели на лавочке у избы и просидели обнявшись больше часа.
- Тьфу на тебя старый. – Первой опомнилась от эйфории счастья бабка. – Совсем с тобой ничего не успею. Иди уж лучше на пасеку, а то твои пчёлки без тебя уже скучают.
Силантий поднялся и продолжая с улыбкой глядеть на жену проронил.
- И то правда. Или может тебе помочь чем?
- Да иди уж к своим любимчикам, без тебя управлюсь.
И мужик, по-молодецки подбоченившись, чмокнул Марфу в щёку, отчего та тоже заулыбалась, и пошёл к ульям. День был солнечный и сулил хороший прибыток в мёде.
К вечеру к ним забежала на минутку соседка, по свойски якобы за солью. Проболтала с полчаса, сидя на скамейке и лузгая семечки, пока хозяйка допропалывала огород. Жаловалась на свою судьбину. Муж её умер почитай, как лет пять назад, вот и приходилось женщине заниматься мужской работой по дому самой.
- Твоего бы попросить помочь с крышей, так не залезет с такой поясницей. – С сожалением констатировала она свой рассказ о протекающей черепице. – Вот мой соколик бывало быстро с этим справлялся. Хороший был человек.
Она всплакнула, вспоминая былое, и утёрла слёзы платком. Марфа, закончив прополку, сполоснула руки и, уже входя в дом, произнесла.
- Ладно, я попрошу своего помочь тебе. Всё-таки соседи как-никак. Болячка его пока отпустила. Думаю, он не откажет. Хоть и любит своих пчёлок до жути, ни на секунду их оставить не может.
- Никак пчелиный яд помог? – Обрадовалась Зина, так звали соседку, памятуя прежние разговоры о лечении поясницы. – Может и меня полечит. Колено то у меня, раздробленное ещё на колхозном току, болит нещадно. Знать к дождю.Ни одна мазюка, прописанная врачом не помогает. Лишь тучки на небе, так схватывает. Просто жуть.
- Тут у нас такое. – Не выдержала Марфа. Женщинам всегда хочется поделиться и радостью, и горем с окружающими - Икона наша все болезни лечит. У меня вишь мозоли сошли и руки перестали болеть, а мужу с поясницей помогла.
- Да ну тебя. – Поначалу недоверчиво покосилась на неё Зинаида – Я молитвы раз по пять в день о здравии Пантелеймону читаю. Даже в церкви несколько раз свечку ставила и никак. Заливаешь поди.
- Да что ты. – Вошла в раж от недоверия соседки хозяйка. – У нас иконка плакать стала, так мы слезами богородицы все болячки смазываем и проходят.
Глаза у Зины загорелись любопытством. Она не раз слышала по телевизору о кровоточащих и плачущих иконах. Может и здесь такая.
- Покажь. – С придыханием, попросила она и Марфа повела её в дом. Как откажешь лучшей подружке, тем более уже проболталась. В доме, разувшись, обе подошли к висевшей в углу иконке. Яркий свет полуденного солнца сквозь окно освещал лик на дощечке и казалось, что богородица смотрит жалостливо сверху на них. Капли у уголков её глаз ещё только собирались, но уже явственно проступали сквозь краску.
- Можно мне попробовать с коленом? – Восхищённо и с надеждой в голосе попросила Зина.
- Погодь, давай лучше я сама попробую тебе смазать. – Немного нервничая и ревнуя, Марфа подошла к иконке. – Видишь, ещё как мало собралось.
Она кончиком указательного пальца собрала густую жидкость и, задернув подол платья соседки, по очереди смазала оба колена. Та попробовала сгибать ногу. Болит.
- Надо было всё на одно больное колено помазать. Не действует что-то. – Огорчилась отсутствию результата женщина. – Или у вас просто случайно вылечилось от чего-то другого. Вон твой сколько яду пчёл на себя извёл, а только сейчас могло помочь.
Она перекрестилась и хромая, даже забыв про соль от огорчения, побрела к себе домой. А хозяйка, глядя ей вслед, с жалостью пробурчала.
- Вот торопыга, может оно не сразу действует. – Потом схватила ведро и побежала поить живность. Вечерело и надо было всё успеть.
Дни снова потекли в спокойствии и работе. Лечить у себя и мужа больше было нечего и Марфа стала собирать капельки с иконы, маленькой серебряной ложечкой, в пузырёк, давно валяющийся в комоде без дела. Дочка как-то раз подарила ей новомодные витамины. Так внуки всё оприходовали. Их растущему организму нужней. Только баночка пустая осталась. Вот коробочка и пригодилась.За неделю набралось почти половина. Силантий к ежевечерним ритуалам жены стал относиться с большим благоговением. Читая под иконой молитвы вместе с ней, благодарил бога за излечение.
Ближе к концу недели, когда солнце ещё только вставало, у калитки появилась Зинаида с женщиной и ребёнком. Удивлённые её раннему приходу, хозяева вдвоём вышли на крыльцо.
- Ты чего в такую рань прибегла. – Поправляя волосы на голове, спросила Марфа.
- Тут это такое дело.- Замялась Зина и выдвинула вперёд себя женщину. – У меня племяш заболел. Врачи говорят с кровью что-то. Готовьтесь дескать к худшему. Лекарств навыписывали кучу, а ему всё хуже. Может, слёзы с иконки помогут. У меня ноги то выздоровели уже на следующий день.
- Ну, то ноги руки, а вот с этим может и не помочь. – Засомневалась хозяйка, но взглянув на измученную женщину с болезненным ребёнком, махнула рукой и побежала в дом.
- Думаю, хуже то точно не будет. – Произнесла она, вынося маленький пузырёк в руках.
Мальчику задрали рубашку и Марфа, осторожно макая палец в склянку, смазала тому грудь и спину. Потом задумавшись, попросила мужа принести теплого молока и, когда тот без разговоров принёс его, капнула капельку и поднесла ко рту мальчика. Густая капля, не растворившись, плавала на поверхности, выделяясь на белизне оранжевым пятнышком.
- Выпей милок. – Мальчик, с натугой глотая напиток, допил его до дна. – Ну а всё остальное в руках божьих. Может, позавтракать зайдёте? Мы только собирались.
Зинаида с сестрой вежливо отказались. Родственница соседки пошла назад, прижимая своё кашлявшее сокровище к груди, а та зашептала хозяйке на ухо.
- Они у меня пока гостят. Врач посоветовал из города выехать на чистый воздух. Они вот и ко мне. Ну, я им про вашу иконку и разболтала. Ты не сердишься?
-А что сердится, поможет и слава богу. Бог велел помогать ближнему.
- Вот и я о том же. - Закивала головой Зина – Они уже и эстасенсу какому-то обращались. Сейчас этих шарлатанов тыщи и все гребут. Услышала о моём выздоровлении и давай меня уламывать. Она сейчас на всё готова, лишь бы сыну помочь.
- Ладно иди домой болтушка, догоняй родственников . – Улыбнулась Марфа. – А ей посоветуй помолиться за здоровье ребёнка. Кто его знает, может молитва усилит эффект слёз.
Соседка кивнула и побежала догонять сестру, а хозяева зашли в дом. День только начинался.
 
***
По обвинению в поджоге задержали пару пришлых алкашей. Главным свидетельством стало то, что кто-то где-то слышал, как подозреваемые угрожали сжечь несправедливого к ним священника. Под раздачу чуть не попал и Митрий. Повезло, что в ту ночь его видели на карьерах. Карташов понимал, что дело шито белыми нитками, но представить доказательства обратного не мог. Переть на рожон против государственной машины следствия – сродни самоубийству. Так что приходилось помалкивать в тряпочку, Да и этих пришлых было не сильно жаль. От них в селе только беспокойству прибавилось. Постоянные драки и хулиганство. И если не за это дело, так за другие всё равно бы сели. Он их сам пару раз задерживал. Так что поделом.
Собственного расследования всё равно не прекратил. Потихоньку выпытывал у односельчан и в округе об интересных событиях в ту ночь и предшествующих им. Постепенно складывалась картина из мозаик слухов и домыслов. Убиенный не раз конфликтовал со своим помощником, дьяком Михаилом. Тот жаловался на его безсеребренность высшему начальству, за что отец Тихон частенько получал нагоняи. Но это не останавливало настоятеля. Попытались снять его с должности, так паства подняла такой бунт, что его вновь восстановили. После этого дьяк затаился. Да и угрозы увольнения перестали сыпаться на голову настоятеля. Только вот у помощника часто стали появляться гости со стороны. Приехав на ночь, с утра они тут же уезжали обратно. Мелькала изредка и навороченная машинка со странными номерами. Карташов, в отсутствии хозяина, по-тихому обследовал внутреннюю территорию хозяйства дьяка и разыскал следы похожие на те, что видел на просёлочной дороге. Уже перепрыгивая забор, обратил внимание на угол дома и чертыхнулся. Камера тёмным полушарием выглядывала из под стропил.
- Всё. Теперь нажалуются начальству за обыск без санкции. – Спрыгивая, сплюнул Карташов. Такие ошибки только дилетанты совершают. Кто бы мог предположить о таких наворотах в простом сельском домике священника.
Неделю провёл как на иголках. Тишина. То ли начальство не отреагировало, то ли камера была так себе, бутафорская. Ерофей вздохнул свободней и расслабился. Ближе к концу второй недели его вызвали по телефону в соседнюю деревню - Звягинку . Пьяный дебош. Как объяснили, муж одной из жительниц перебрал и теперь бегает с топором по селу, угрожая всех зарубить. Быстро собравшись, участковый сел на потрёпанный мотоцикл, который достался по наследству от предыдущего милиционера, и покатил в сторону соседнего села. В его обслуживании находилось ещё с пяток таких деревень и такие вызовы были ему не в новинку. Бывало за неделю раз по пять в каждое село мотаться приходится. Пыль, смоченная недавним дождём, из-под колёс почти не летела. Ехать было даже приятно. Ветерок обдувал лицо, радуя обоняние лесными запахами. Дорога, огибая болотца и озёра, петляла между деревьев, поэтому приходилось снижать скорость перед каждым поворотом. Когда до Звягинки оставалось пару тройку километров, мотор ни с того ни с сего заглох, как будто его просто выключили. Прокатившись пару метров по инерции, мотоцикл встал. Участковый, ругая про себя драндулет, слез и осмотрел его со всех сторон. Провод от карбюратора был срезан начисто, будто его вырвали с корнем. Карташов тут же присел на корточки. Тишина в лесу обострила слух и каким-то вторым чутьём, он почувствовал, что здесь не один. Тихий шелест сырой хвои напоминал крадущегося зверя. Он откатился в сторону и замер за стволом огромной сосны. Шелест приближался. Любой другой и не обратил бы на него внимание, но долгая выучка в экстремальных ситуациях научила Ерофея различать посторонние звуки .
- Ну вот ты и вляпался. – Достав табельное оружие, подумал он, прикидывая в какую сторону бежать. – Значит всё таки дьяк доложил о его посещении.
По звуку тихих шагов определил, что гостей четверо. Они дугой охватывали то место, где заглох транспорт. Оглядевшись по сторонам, Карташов увидал на земле небольшой толстый сук. Тихонько подобрал и кинул в кусты на противоположной стороне дороги. Идея сработала. Шум в кустах заставил идущих перестроиться и окружить место падения палки. Полицейский различил среди деревьев спины в серо- зелёных куртках. Он отполз ещё дальше в лес и пригнувшись двинулся в противоположную сторону. Треск сучка под ногой напомнил взрыв гранаты. И тут же ветки и листва над головой отлетели срезанные очередью.
- Если бы стоял в полный рост, то достали бы. – Мелькнула запоздалая мысль.
Ерофей сделал пару выстрелов по направлению группы и рванул в глубь леса. Перекатываясь на открытых места и петляя среди стволов, он попытался оторваться от преследователей. Но те неумолимо сокращали расстояние между ними. Пули всё чаще свистели над головой, пытаясь найти свою жертву. Их тихий посвист и отсутствие оружейной канонады вгоняли в дрожь. Вдруг всё резко переменилось. Огонь прекратился. Нет, тихие щелчки автоматных очередей остались, но видимо стрелять стали в другую сторону. Вскрики раненых бойцов и мат, объяснили ситуацию. На преследователей напали с тыла. Карташов спрятался за поваленным стволом и вжался в землю, чтобы не попасть под шальную пулю. Так же как резко началось, всё закончилось в секунды. Наступившую неожиданно тишину, нарушало лишь хлопанье крыльев пернатых, где-то в кронах деревьев. Ни преследователей, ни спасителей. Участковый, пролежав на влажной хвое где-то с полчаса, поднялся и двинулся в сторону заброшенного мотоцикла. По пути вглядывался в следы боя. На некоторых кустах , вблизи дороги, виднелись капельки крови, что багряной росой скатывались к краю листьев. Карташов сорвал несколько штук, где кровь была более обильной, и сунул в полиэтиленовый пакет из-под орехов, завалявшийся в кармане после последнего распития пива. Гильз нигде не было видно, что было очень странно. Следы, на не заросшей травой земле, напоминали армейскую обувь. В спешке ретировавшись, противник не успел их замести. Его автотранспорт так и валялся там, где его бросили. Ерофей достал нож и, зачистив оборванный провод, соединил концы вместе. Двигатель с громыханьем завёлся, заставив вздрогнуть полицейского. Азарт схватки ещё не стих и нервы были на пределе. Оглядевшись по сторонам, сел на мотоцикл и потихоньку двинулся вперёд. Через пяток минут был уже в деревне. Вызов оказался ложным. В деревне было всё тихо и спокойно. Пообщавшись с жителями, отправился в обратный путь. К себе домой уже поехал кружным путём. Так на всякий случай.
***
- Не нравится мне эта машинка. – Промолвил капитан, когда они выезжали на шоссе из закоулков улиц. – Приклеилась намертво.
- Вы об этой невзрачной, – Усмехнулся Вологдин – Так мы её на нашей ласточке в два счёта её сделаем. Она через пару минут сдохнет.
Скорость увеличилась до ста пятидесяти, но с виду разваливающаяся колымага не отставала. Уже через пять минут гонки с перестроениями и резкими поворотами, Пётр понял ошибочность своих поверхностных суждений. Автомобиль вцепился в них как клещ, не отставая ни на метр. Немного запаниковав, он не заметил, как влетел на красный свет. Тут же последовал свисток и отмашка гаишника находящегося неподалёку. Они проехали ещё чуть-чуть и остановились. Машина, привязавшаяся к ним от самой гостиницы, проехала метров на пятьдесят дальше и тоже остановилась. Водитель серого авто включил аварийки и откинул капот для ремонта. Копаясь в моторе, он бросал постоянные взгляды на задержанных. Больше из машины никто не показался. К «Поджеро» подошёл молоденький лейтенант. Он представился по форме и козырнул.
-Нарушаем любезный - В предвкушении дать взбучку нерадивому водителю, он заулыбался.
- Молодой ещё. – По отечески взглянул в его сторону Морозов. Вот так же будучи ещё лейтёхой, он тоже пытался вразумить беседами бандитов и хулиганов, не остерегаясь удара в спину. –Жизнь быстро научит серьёзности и осторожности.
- Ваши права. – Пётр стал копаться, вытаскивая свои пластиковые карточки и документы на машину, а сам поглядывал в сторону пассажира. Виктор никогда не использовал своего служебного положения, но сегодня всё было иначе. Вопрос стоял ребром: жизнь или …
- Здравствуй. – Подал он голос с сиденья пассажира и протянул красную книжечку лейтенанту. – Тут такое дело. Я настоятельно попросил временно арендованного водителя ускоренно доставить меня на место. Дело не терпит отлагательств. Мне нужно быть в отделе через десять минут. За опоздание к началу совещания с меня стружку снимут по полной. Сам понимаешь.
Лейтенант, на секунду зависнув за прочтением удостоверения, хмыкнул недовольно и протянул корочки обратно.
- Езжайте. – Сотрудник ДПС козырнул. – Только поосторожней, а то вообще не попадёте к начальству.
На лице паренька читалось огорчение от того, что не дали пожурить нарушителя. Он повернулся к ним спиной и побрёл к своему авто с мигалками. Виктор хлопнул по плечу, всё ещё держащего в руках документы, Петра.
- Поехали. Оторваться по прямой от этих паразитов не удастся. Движок, как ты понял у них покруче твоего, да и водитель ас. Придётся брать знанием местности. Я тут знаю пару тупичков с проходными. Будем надеяться, что у них такой информации нет.
- Меня друг за машину точно убьёт, если мы её повредим. – Вздохнул, запуская двигатель, Вологдин. – Он её больше жены любит. Ну да ладно, командуй. Я в ваших трущобах полный ноль.
Они, развернувшись на стовосемьдесят градусов резко сорвались с места и нырнули в мешанину построек. Преследователи повторили их манёвр точь в точь.
- Здесь направо и ещё раз направо. – Командовал Морозов и Пётр едва успевал вписываться в повороты. Преследователи отстали, но уверенно сокращали расстояние. Если бы не узость улочек, где одна машина и та с трудом протискивалась, они бы давно прижали их. Нервы звенели от адреналина в крови, как натянутые струны. Водитель преследователей знал проходные дворы даже лучше Виктора. Он частенько срезал боковыми ответвлениями, постепенно сокращая расстояние. Но сегодня видимо был их счастливый день . На переезде с улочки во двор, чуть не врезавшись им в зад, затормозила грузовая. Водитель, перекрыв путь преследователям, высунулся из кабины, проорал им вслед матом целую тираду, которая мёдом легла на их души и только потом тронулся. Этой минуты Петру хватило, чтобы оторваться на приличное расстояние. Почти у самого выезда на шоссейную дорогу, Виктор приказал свернуть в тупиковую ветвь двора. На вопрос Вологдина
- Зачем? – Подмигнул и сказал.
- Я тоже ошибаться могу. Их ас знает дворы, как свои пять пальцев и лавируя по улочкам мы только проиграем. Будем теперь брать хитростью и наглостью.
Они заехали за угол и заглушили двигатель. Через несколько секунд мимо тупика пронеслась машина преследователей. Водителю даже в голову не пришло, что кто-то сам захочет запереть себя в кармане тупика. Серая комби выскочила на авто дорогу, повернула налево и влилась в поток автомашин. Пётр без понуканий завёлся и рванул в обратную сторону. Через полчаса они уже парковались у отдела.
Довольные собой, будто выиграли футбольный матч, они поднялись на второй этаж. Морозов выложил вещи из пакета прямо на стол и отсортировал их. Паспорт, полюса и водительские удостоверения отксерокопировал и под расписку вручил Петру.
- Теперь с чистым сердцем можете забирать тело на родину погибшего. Будем считать, что вы помогли следствию, а органы вам. Он пожал мускулистую руку бывшего военного. Вологдин, забрал разрешительные документы, попрощался и вышел из кабинета. Когда за сибиряком дверь закрылась, Виктор перебрал оставшееся и заинтересовался небольшим удостоверением. Зелено-золотистая обложка гласила.
- Частное сообщество «Возрождение».
Вроде бы ничего примечательного, если бы на печати внутри корочек не стояли те же знаки, что и на нарисованном перстне. Капитан достал Гошин рисунок и сравнил его ещё раз, чтобы убедиться. Всё совпадало. Опер закрыл удостоверение убитого и откинулся на спинку стула.
- Может прав очкарик и это секта, какая нибудь. Тогда всё становится на свои места и икона, и поход к церкви, и заинтересованность делом церковных деятелей.
Правда эта согласованность улик заставляла немного не доверять им. Морозов не любил, когда всё сходилось гладко. Значит, что-то он упустил из виду. Капитан потянулся и произнёс в полной тишине.
- Проблемы надо решать по мере их значимости.
Через минуту он уже был у криминалистов. Гоша сидел за своим столом, как приклеенный.
- Он наверно и домой не ходит – Усмехнулся капитан. Вслух же произнёс – Я к тебе с подарочком. Ты я знаю любитель старины. По моему делу вот что всплыло. Оцени и растолкуй, профессор.
Он аккуратно развернул дощечку и положил перед носом криминалиста. Тот, не отрываясь от микроскопа, буркнул в ответ.
- Это ты любитель, а я ценитель и эксперт. Оставь потом посмотрю.
- Оставить не могу. У вас улики исчезают как привидения, – Засмеялся Виктор, намекая на пропажу перстня. – А из-за этой нам пришлось открывать сезон ралли прямо на улицах города.
Игорь снял очки и повернулся к оперу. Взгляд недовольный, но стоило ему бросить взгляд на стол, как он тут же переменился. Всегда спокойный и уравновешенный, он стал напоминать маньяка или вампира, почуявшего кровь. Глаза заблестели от возбуждения и руки забегали по столу, боясь прикоснуться к иконе. Он поднял счастливый взгляд на стоящего рядом капитана.
- Где вы это нашли. Это же…
- При обыске в вещах убитого валялось. За это могли хозяина порешить?
Начальник криминалистов осторожно взял в руки вещдок. Сдул несуществующие пылинки и подставил под свет настольной лампы, любуясь игрой оставшихся на дощечке красок.
- Может это и легенда, но есть записи, что в горах Грузии был построен Иверский храм. – Произнёс Гоша, продолжая любоваться иконой. – Его построил сподвижник и ученик Христа – Лука, одним из первых создавших каноническую библию. Первые иконы он писал самолично, своей рукой. Потом во времена Никона, Иверский храм был построен и на Руси, и почти все иконы были скопированы с тех старинных. Ты хоть понимаешь, сколько ей лет? Да за неё десятки, сотни таких грохнут. Были истории, когда целое село уничтожалось ради одной такой. Она просто бесценна.
Со слезами на глазах криминалист повернулся к Морозову, нежно поглаживая дощечку.
- Возможно, через неё и её создателя ты прикасаешься к самому Христу.
- Не замечал в тебе такой набожности - Ухмыльнулся Виктор, но в спешке протёр, так на всякий случай, ладони о джинсы, прежде чем взять икону из рук Игоря обратно. Хотел завернуть её снова в газету, но криминалист сдёрнул чистую хлопковую занавесь со шкафа и подал её капитану. Пока Морозов упаковывал улику, Гоша не спускал с него глаз и когда тот уже собрался уходить жалостливым голос попросил.
- Может, оставишь на пару дней. Всё-таки нужно провести экспертизу. – Он так упрашивающее глядел на капитана, что тот задумался.
- Я полностью беру ответственность за сохранность на себя – Тут же стал доламывать опера Игорь. – Я спать с ней буду, но не потеряю. Будь человеком. Пожалуйста. Это же раз в жизни бывает.
Последние слова криминалист произнес, чуть ли не со слезами в голосе, и Морозов сдался.
- Отвечаешь своей головой, исусик.- Буркнул он и протянул дощечку обратно.
Тот с осторожностью взял её в руки. Глаза светились от счастья, будто ему ключи от квартиры вручили. Положил её осторожно на стол, отшвырнув всё то, что лежало на нём. О капитане тут же напрочь забыл, впившись взглядом в рисунок. Виктор улыбнулся и направился к выходу. У самой двери, вспомнив что-то, остановился.
- А вот ещё что. – Произнёс он – Как там по моим кровавым пятнышкам, есть результаты?
- Да пришли. – Всё ещё млея от радости, произнёс криминалист и протянул не глядя бланк с анализами. Капитан взял и хотел уходить, но продолжение монолога заставило его задержаться.
- Только вот в чём прикол, глухарь это. – Протянул Игорь, повернувшись к нему и при этом не выпуская из виду стол, как будто то ,что лежит на нём, может испариться. – Данный субъект умер пять лет назад.
- Не понял. – Переспросил опер.
- Я сравнил с данными из архива Минобороны и там говорится, что Владислав Петрович Мальцев погиб на спец задании и уже давно. Ты случайно кровь не из могилки его добыл? Он похоронен здесь, на нашем кладбище.
- Час от часу не легче. Мне что за ожившими мертвяками теперь охотиться?- Почесал голову Виктор. – Иконы, мертвецы. Фильм ужасов какой-то получается.
- Это ещё не всё. - Заулыбался Гоша – Мне с Ярославской области друг за консультацией обращался. У них там в районе священника сожгли и было нападение на участкового. Так вот кровь, что он переслал, принадлежит тоже покойничку и причём сослуживцу Мальцева.
- Так. Получается тут целая дивизия мертвяков – Хохотнул капитан. – Придётся нам экзорцистов вызывать, чтобы успокаивать разбушевавшиеся трупы. Ты смотри улику только не проворонь.
Морозов пошёл на выход и у самой двери скорчил страшную гримасу и добавил.
- А то мёртвые за ней и за тобою придут.
-Да ну тебя. Хохмач нашёлся. Не смешно. – Отвернулся к столу криминалист – И дверь поплотней за собой закрой.
***
Уже через неделю, после прихода Зинаиды с сестрой, у дома Марфы было не протолкнуться. Откуда люди получили информацию, было непонятно. Сначала хозяйка помогала всем, но когда поток просящих достиг десятка в день, стала разделять нуждающихся.
- У тебя просто простуда. – Выговаривала она очередному паломнику с гриппом – Попей травки с мёдом и с ночной молитвой всё к утру пройдёт.
Многие приходили просто прикоснуться к иконе и прочесть молитву за здравие дальних родственников. Всё таки святыня. Хозяйка поперву беспокоилась за сохранность иконы, но потом по вечеру, когда поток спадал, замечала, что чем больше молящихся пред святыней, тем более обилен поток слёз богородицы. Словно богородица горевала вместе с просящими. Иногда за вечер пузырёк, который она заполняла неделями, заполнялся доверху зараз. Теперь желающих помолиться пропускались внутрь без очереди.
Посетил её жилище и настоятель храма из соседнего села. Отец Ефрем долго умилялся и даже прочитал молитву подле иконы, а под конец пристал к женщине с просьбой подарить это чудо церкви. Марфа категорически отказалась.
- Вам только хлопоты из-за неё настаивал священник, а у нас и народу сможет поболе прикоснуться к святыне. Богоугодное дело сделаете.
- Знаю я ваши дела. – Не сдавалась хозяйка.- На свечи и то цены подняли, а здесь всё на пользу страждущим будет. А что до хлопот, так создатель по работе нашей разбор будет вести. а мне это не в тягость.
Настоятель огорчился, но не показал виду, что расстроен отказом. Он перекрестил женщину и, промолвив -Бог в помощь – удалился к себе в приход.
А поток всё нарастал. Частенько приезжие, чтобы дождаться своей очереди и у которых не было родственников в селе, ставили палатки на окраине деревни. Появились списки очерёдности. Тетрадка висела прямо на калитке во двор и каждый мог сам записать своё имя в неё. С хозяйством Марфа уже не справлялась и ей пришлось взять в помощники Зинаиду и ещё одну соседку, благо у них была только птица, за которой уход попроще. Пол в горнице от частого мытья после паломников стал белым, словно из слоновой кости. По вечерам хозяйка, под предлогом снабжения водой, обходила зачастую сама палатки прибывших и помогала тем, у кого были серьёзные заболевания тайно без очереди. Пузырёк со слезами с иконы она постоянно носила с собой, в кармане фартука. Потом ближе к ночи молилась с мужем у иконы, собирала драгоценную влагу и ложилась спать. Поднималась рано и снова в бой за хозяйство и помощь страждущим. Богородица с иконы уже не просто плакала, она рыдала и за день набиралось уже грамм по сто священной жидкости. Женщина прикрепила под иконку небольшую баночку. Теперь можно было не беспокоиться, что драгоценная влага прольётся на пол.
Только за месяц в их селе побывало наверно более двух тысяч больных и просто желающих посмотреть и прикоснуться к чуду. Были и шарлатаны, желающие получить для своих низменных целей хоть слезинку с иконы. И просто желающие подзаработать на чужом горе. Появились фальшивые лекари с псевдо слёзами от богородицы. Тут уж всё село стало в помощь, выметая прочь из деревни наносной денежный мусор. Прибывшим сразу объяснялось, что за деньги оказывают помощь в их селе лишь люди обманывающие их. На калитке запестрели плакаты о бесплатности услуги. Одного прохиндея, начавшего торговать очередью, мужики изваляли в навозе и с позором выгнали за окраину села. Вся деревня , враз став дружной семьёй, взялась помогать Марфе.
Ночь на пятницу выдалась звёздной и тихой. Луна, поблёскивая серпом, отбрасывала блики на воде и оконных стёклах. Тишина. Лишь всхрапывание да возня деревенской скотины и птицы нарушали её. Скрипнула калитка в усад Марфы и темная невзрачная тень прижалась к стене дома, прислушиваясь к звукам внутри. Дверь в горницу не запиралась и вор спокойно попал в нужное место. Снял со стены икону и, стараясь идти тихо, пошёл к выходу. Вот и улица. Собаку хозяева не держали и поднять шум было некому. Похититель расслабился и двинулся спокойно прочь. Оглядываясь в сторону дома, он и не заметил, как с другой стороны к калитке подошёл дедок, видимо только что приехавший с города. Тот хотел записаться в тетрадь очерёдности и шарил по карманам, стоя у дверцы, в поисках ручки. Увидев открывающего калитку мужика, он обрадовался.
- А у вас не будет… - Начал было дедок и упал от тычка на землю. Вор бросился наутёк.
- Ах ты сволота… - Заорал, отряхивая от сырой глины свой костюм, мужчина. – Да чтоб тебя…
От криков зажглись окна в доме и, к ругани дедка, добавился крик Марфы.
- Помогите, обворовали! Икону украли.
От криков женщины стали зажигаться окна в соседних домах. Тишина тут же сменилась криками и топотом ног. Толпа односельчан рванула по деревне в поисках грабителя. Многие даже толком не оделись и бегали почти в одном исподнем.
- Вон он. – Прокричали из-за крайних домов и весь человеческий поток рванул в указанном направлении. Лучики фонариков и ламп слились в единый поток света, направленный в сторону беглеца. Вор, спотыкаясь о стерню, бежал к дороге, что шла между селом и лесом. Когда до полотна оставалось пару метров, на дороге зажглись фары, высветив на мгновение большую чёрную машину. Дверца открылась и тугой хлопок выстрела прозвучал, как щелчок плети. Похититель сделал пару шагов к автомобилю и упал. Односельчане в испуге затормозили. Из авто выскочила чёрная фигура и, обшарив лежащего на земле мужчину, запрыгнула назад. Машина, взвизгнув шинами, рванула прочь от села.
Отойдя от шока, толпа приблизилась к вору, стонущему на земле. Мужчина ещё был жив. Из-под ладоней, сжимающих живот, тоненькой струйкой текла кровь. Глаза слезились от направленного в лицо света. В горле клокотало и булькало.
- Батюшки! – Вскрикнул кто-то из толпы. – Так это же наш местный, Аркашка.
Толпа неодобрительно загудела. Кто бы мог подумать на немного неполноценного деревенского пьяницу. Частенько закладывая за воротник, он был всегда тише воды, ниже травы и никогда не доставлял хлопот окружающим. А тут такое. Умирающий, кривя губы от боли и пытаясь что-то сказать, приподнимал голову и скрипел зубами. Один из мужчин наклонился поближе к его рту.
- фрем… фрем… - вырывалось из клокочущего от крови горла.
Аркашка задёргался в конвульсиях и затих. На измученном лице просияла улыбка.
Кто был в головных уборах, сняли . Повисло минутное молчание.
- Что он сказал? – Стали приставать к мужику, что первым наклонился к умирающему.
- Да я сам толком не понял – Огорчённо отвечал тот – Фрем какой-то всё повторял.
Толпа, погудев, стала постепенно расходиться, оставив парочку односельчан до приезда полиции.
До самого утра никто не заснул, обсуждая происшествие. На утро часть приезжих, огорчённая тем, что не увидит иконы, разъехалась по домам. Другая болезненная ещё долго стояла возле дома Марфы. Женщина не знала, как поступить. Лечебной жидкости оставалось всего половина полулитровой банки. Помогла, везде сующая свой нос, Зинаида. Она обежала толпу и выяснила, кто и с чем пришёл. Приоритет достался детям с трудными заболеваниями и неизлечимо больным. Таких набралось чуть более сотни. Паломники не роптали, пропустив их вперёд без очереди.
- Остальные в порядке очереди – Кричала оставшимся соседка, когда те стали перестраиваться.
Отсеивая тех, у кого простенькие простудные заболевания, Марфа истратила всё до последней капли. Последним собирала уже крохи по дну банки. Лечение продлилось почти до самого вечера. Даже пустую банку забрала с собой дородная женщина, на ком очередь прервалась, из-за отсутствия лекарства. Подбежавшая к хозяйке Зинаида, подшучивала над ней.
- Хоть бы немного для себя оставила. Вдруг что.
- Бог дал, бог взял – С грустью отвечала ей женщина – Пусть руки отсохнут у этой погани, что хочет нажиться на божьем благословении.
Через пару недель всё успокоилось и только темное пятно, от копоти свечей, напоминало о чудесной иконе, вызывая грусть, как от потери любимого человека. Марфа приобрела в церковной лавке новую, но сердце к ней так и не приросло. Ну не лежало и всё тут. Зачастую вечернюю молитву та совершала на улице, обращаясь с просьбой помочь всем страждущим просто к небесам.
***
На следующей неделе Ерофей отправил жену к дочери в город. Та конечно заупрямилась, но муж настоял на своём. Расставание было недолгим. Лиза всплакнула на его плече и, поднимая с пола сумки с гостинцами, тихо произнесла.
- Ты только поосторожней тут Ерофеюшка. Побереги себя и на рожон не лезь.
Она понимала, в чём дело. Такое в их жизни происходило не раз и не два. Понимала, что будет только помехой и обузой. В памяти ещё остались те события, когда она просидела двое суток взаперти, в лесном домике. Тогда её муж наехал на браконьеров и те с помощью её пленения добились уничтожения улик на них. Ерофей почти полгода с ней не разговаривал и дулся на неё. Ведь он просил уехать Лизавету к матери, а она заупрямилась и ни в какую. Вот и поплатилась. С тех пор, если муж говорил, что надо уехать, она выполняла его указания беспрекословно, даже не задавая лишних вопросов. Надо, значит надо.
Ерофей проводил жену до маршрутки и проследил, чтобы та села. Потом долго махал рукой на прощание ей, пока автобус не скрылся за поворотом. Домой возвращался в раздумьях. Он понимал, что влез поневоле во что-то грязное и опасное. Кто нападавшие и защитники? Какие цели преследуют? Всё было покрыто мраком. У самого дома его окликнули.
- Ерофей Степанович, здравствуйте . – Он поднял голову и увидел недавнего гостя.
Захар Петрович стоял подле самой калитки и улыбался. Карташов подошёл ближе и поздоровался.
- Что-то вы не веселы сегодня – Заметил Вяземский. – Стряслось что?
- Да всего понемногу. – Ерофей пропустил гостя вперёд и побрёл к дому – Вот жену проводил от греха подальше. Чувствую, трудные времена настают.
- О нападении на вас в лесу мне уже доложили – Приобнял, успокаивая его, За плечи Захар. – Чуть не опоздали с помощью. Говорил же я им глаз с вас не спускать, а они …
Он посмотрел на недоумевающего хозяина и рассмеялся.
-Но вы себя тоже неплохо зарекомендовали. Продержались, не дали себя убить. Старая школа не ржавеет. Не скажете, где опыта набрались?
- Так это ваши люди меня прикрывали? – Наконец вымолвил Ерофей.
- Каюсь, мои. Но мы старались не вмешиваться до последнего. Группе было приказано только следить и охранять. Кто знал, что на вас таких волкодавов кинут.
Они прошли внутрь и хозяин захлопотал у плиты, ставя чайник на огонь. Угли в печке ещё не прогорели и, вскоре вода уже кипела, высвистывая паром незамысловатую мелодию.
- А что электрическим не пользуетесь? – Кивнул в сторону пластикового чайника Захар. – Быстрее же будет. Или электричество экономим?
- Да ну его. – махнул рукой Карташов. – Дочка привезла. А мне вкус воды из него не нравится. Пластмассой отдаёт. Вот и пылится до следующего их приезда. Чай из печки всегда наваристей и душистей получается. А для уличного чаепития у меня старинный самовар имеется. Коптит правда нещадно зараза, но закипает быстро. Мы, с женой любим по вечерам растапливать его на веранде.
Он засыпал в заварник траву и залил кипятком. По комнате поплыли пряные запахи чая и травяных добавок. Пока чай заваривался, Ерофей быстро собрал на стол. Жена перед отъездом заготовила ему провизии почти на целую неделю. Вяземский от обеда не отказался.
- Бывает, что сутками говеть приходится – Мычал он, наворачивая выпаренную в печке картошку с салатом. – Мотаешься по району и поесть по человечески некогда.
От мясных блюд отказался, мотивировав это тем, что в пост ему нельзя. Хозяин, чтобы не смущать гостя унёс мясные нарезки на кухню и стал есть тоже, что и Захар, чем вызвал вновь улыбку на лице последнего. Насытившись, принялись за чай. Аромат цветов и трав приятно щекотал ноздри, расслаблял нервы, приглашая к непринуждённой беседе.
- Так вы кто по профессии будете? – Спросил Ерофей, сминая мякиш хлеба, прежде чем положить в рот, в небольшие шарики. – По поведению вы похожи на священно служителя, а по выправке на военного. И что это за отряд меня опекал в лесу?
- Пока на все вопросы я вам ответить не смогу – Хитро подмигнул собеседник. – Да был когда-то настоятелем одного из столичных приходов. Отстранили, как говорят в верхах, за вольнодумство.
Только священнослужитель и в отставке остаётся им. Вот если вас уволят, вы же всё равно будете мыслить и действовать как полицейский. Не так?
Карташов кивнул, соглашаясь с доводами, головой.
- Так вы что создали некую секту с военизированным уклоном? – Продолжил допрос участковый.
- Смотря как понимать слово секта.- Задумчиво ответил Вяземский. – Если по церковному, как отщепенцы, отступники и враги веры, то нет. А если по словарю, где сказано, секта – это всего лишь ответвление от основного религиозного течения, то можно и так назвать. Ведь это слово по определению подходит всему православному течению. Даже если не заходить слишком далеко, она отделялась несколько раз, прежде чем стала такой, как сейчас . Владимир же на Русь принёс католическую, Византийскую веру в Христа. И только потом, разделяясь на течения , соединившись с со старославянской, она из правоверной - стала православной. Чем не секта.
- Я ваших науках не силён, да и не верующий я если честно сказать. – Буркнул Ерофей.
- В этом вы опять не правы – Отпивая из бокала, запротестовал Захар. – В мире нет не верующих. Человек по своей сути всегда верит во что нибудь. И не обязательно обозначать, чем и во что. Вера это гораздо более глубокое состояние души. Это внутри нас. Вот вы же верите в людей, в их доброту и лучшие помыслы. Стараетесь сделать правильно и жить по чести. Так?
- Ну, предположим – Согласился хозяин.
- Значит, вы соблюдаете заповеди создателя и получается вы, не подозревая этого, верите в него. Для того чтобы прийти к вере не обязательно молиться, принимать обеты и быть религиозным фанатиком какого либо течения. Надо просто быть человеком в полном смысле понимания этого слова. Быть тем, кем бог нас создал. Существом, совершающим хорошие поступки, стремящегося к самопознанию и совершенству. Главным критерием жизни должно быть добро и сострадание.
- Ну вы скажете.. – Протянул Ерофей – Почему же тогда всех заманивают в церкви и если ты не ходишь туда постоянно, считают тебя грешником.
- Люди везде разные. И у нашей братии тоже много различий. Раньше священнослужителем становились по образу жизни, теперь это обычная профессия. А с последнего времени даже довольно доходная. Вот и полезли в религию всякие отщепенцы и стяжатели наживы. А что до церкви, так сам Иисус в писаниях своих учеников говорит: Бог – есть храм, но храм – не есть бог.
Верить в него можно даже в пустыне. Возьмите, например, ислам. Они совершают молитвенные обряды в любом месте, лишь повернувшись к восходу. Создатель всегда рядом с нами, где бы мы ни находились. Даже сын божий говорил согласно тем же святым писаниям: где двое или трое соберутся во Имя моё, Там и я между ними. Церковь замышлялась богом для помощи тем, кто хочет прийти к нему, через общения со святынями и самим его проводником – священнослужителем. Она не должна была становиться собирателем мзды во имя его. Но человек ещё слаб и отсюда все эти перекосы.
Карташову возразить было нечем и он молчал, задумчиво продолжая пить чай. Гость не беспокоил его, сотрясая словами воздух. Каждый приходит к пониманию своей веры сам. Человек не скот, который надо тянуть к богу насильно. Он существо, которому даровали свободу действий и поэтому должен самостоятельно сделать первые шаги к своему создателю. В писании сказано: Вы сами познаете Истину, и она сделает вас свободными.
Когда с чаепитием было закончено, хозяин убрал со стола и только тогда спросил о цели приезда.
- Мне хотелось, чтобы вы провели мне небольшую экскурсию у карьеров. У нас есть предположения, что здесь что-то не так. Хотелось бы своими глазами посмотреть, что да как.
- Чего тут глядеть – Буркнул про себя Ерофей. Идти до чёртиков не хотелось, но вслух произнёс – Мне не сложно. Тем более с сегодняшнего дня я временно холостой. Можно и прогуляться.
Они вышли во двор и двинулись к озёрам за околицей деревни. Солнышко уже перевалило полуденную черту и не жарило во всю свою мощь. Карташов провёл Захара по всем местам, где были предполагаемые гости. Потом побродили вдоль карьеров, разделённых на ячейки для разных сортов рыб. Прошли и вдоль болота, где утонул стрелок, так жаждущий убрать назойливого участкового. Болтая с Захаром о пустяках, Ерофей всё время был настороже. Неприметное с виду наблюдение за ними он ощущал всей кожей. Будь он один, то спокойно бы выкрутился, прими ситуация непредвиденный оборот. А сейчас приходилось отвечать и за гостя, и это нервировало. Как себя поведёт в экстремальной ситуации этот святоша, было неизвестно. Вяземский заметил нервное состояние проводника. Он кидал на него изучающие взгляды, но вслух ничего не говорил. За карьерами, почти на самой окраине поля у леса, располагался небольшой свечной заводик, принадлежащий церковной братии. Гость указал на крышу невзрачного здания и , восхитившись, произнёс.
- Гляньте ка, средства связи у заводика гораздо круче, чем у военных. Странно, не правда ли?
Участковый пригляделся и тоже увидел полукружия спутниковых антенн. Раньше он не обращал на это внимание. А если и видел, то не придавал им большого значения. Зазвонил телефон Вяземского. Он, бросив в трубку только одно слово – Ясно – тут же выключил его.
- А вон с той водонапорной у самого забора за нами ведут слежку.
- У вас зрение как у орла что ли? – Не поверив, спросил провожатый.
- Нет. Просто у моих ангелов хранителей бинокли имеются. – Засмеялся Захар. – Ладно, погуляли и побрели обратно, не будем нервировать охрану, да и засветло хотелось бы вернуться в деревню.
Они развернулись и прогулочным шагом двинулись обратно. По пути снова разговаривали о жизни и судьбе человеческой. Гость, размахивая руками с мимикой и жестами, рассказывал интересные истории из своей жизни и учёбы. Любому стороннему наблюдателю могло показаться, что бредут два туриста, отдыхающих на природе. Любому, но не тем, кто обозревал окраины деревни и её саму. Тонкий писк сигнала ушёл вверх, в недра пролетающего над ними спутника и, отразившись ,как от зеркала, полетел к адресату.
В село вошли вместе с опустившимися на землю сумерками. Вяземский по прибытию назад в деревню, напросился к Ерофею на ночлег.
- Не прогоните бедного странника – Скорчил он смешную гримасу и хозяин заулыбался.
- Да куда от вас денешься. Оставайтесь. И мне не так скучно будет.
Поужинав на скорую руку, улеглись в разных комнатах. Захару надо было завтра рано вставать. Дел по хозяйству немерено. Жинка в городе. ему теперь за двоих отдуваться.Тихое стрекотание сверчка за печкой успокаивало и навевало сон.
Разбудил назойливый телефонный звонок аппарата гостя. И уже через секунду тот влетел в комнату хозяина дома. Спросонья запихивая руки в рукава рубашки, хотел разбудить участкового. Но Карташов, заподозрив неладное, вскочил с постели сам.
- У нас, похоже, гости скоро будут. Надо уходить. – Произнёс серьёзно Захар. На его лице читалась озабоченность и смятение. Участковый быстро оделся, достал табельный пистолет и, рассовав магазины по карманам, быстро пошёл к выходу. Вяземский за ним. Дверь с той стороны оказалась припёртой чем-то тяжёлым. Хозяин подёргал её и даже попробовал с налёту. Та была заклинена намертво. Оставались окна. Но только Карташов тронул занавеску, как стекло форточки разлетелось на кусочки и пуля впилась в потолок, оставив на нём маленькую дырочку.
- Уже обложили со всех сторон. – Зашипел Ерофей, включая военную выучку. – Но хрен вы меня возьмёте. Русские не сдаются.
Он побежал на кухню и силком потащил за собой Вяземского. Тот всё пытался до кого-то дозвониться. Крышка подпола была поднята и хозяин предложил гостю первому спуститься вниз.
Тот недоумённо посмотрел на него, но просьбу выполнил.
- Нас здесь вообще как котят одной гранатой достанут. – Ворчал Захар спускаясь по крутой лестнице. – Наверху продержались бы дольше. А там и мои бы подоспели.
- Ты забыл, как поступили с твоим другом – Отвечал на его ворчание хозяин, спускаясь следом. – Они врываться не будут. Спишут всё на очередной пожар.
Добравшись до дна подпола, Карташов включил фонарик и посветил на стену.
- Ну ты и бункер себе сварганил – Восхитился Вяземский –Да здесь целый танк уберётся, и в высоту наверно пару этажей будет.
- В хороший подпол и убирается много– Подтвердил Ерофей – Правда хозяйка моя долго ругалась и сказала, что теперь только я сюда лазить за продуктами буду. Она не в жись не полезет в такую глубь. Но не это здесь главное.
Он подошёл к дальней стенке и открыл низенькую неприметную с первого взгляда дверцу. Из проёма в ноздри ударил хвойный, вперемешку с прелостью и сыростью, запах леса.
- У тебя тут что подкоп – Нервно хохотнул Захар – Ну ты конспиратор.
- Работа сельского участкового обязывает. – Буркнул Карташов. – Мне лично уже пару раз жизнь спасало. В глубинке люди не всегда ценят власть, особенно такую, что мешает им проворачивать тёмные делишки. Вот и приходится быть готовым ко всему.
Хозяин пропустил гостя первым и согнувшись, последовал за ним. Наверху зазвенели выбитые стёкла. Нападавшие начали претворять свой план в действие. Запахло горелым. Пройдя по тоннелю пару метров, Ефрем нащупал у стены сколоченную дощатую дверку и, вставив её в паз проёма лаза, потом дёрнул за выступающий из стены канат. За дверцей зашуршало и стихло. Дым, начинающий уже щипать глаза перестал поступать в тоннель.
- Классно придумано – Вновь восхитился смекалкой участкового Вяземский.
- То не моя придумка – Помахал фонариком тот и засмущался.- Так духи от наших газовых гранат хоронились, когда мы их пытались из катакомб вытравить. Вот позаимствовал.
Смущение на лице участкового развеселило Захара и подняло настроение. Они тихо, скрючившись в три погибели, двинулись дальше. Высота тоннеля не превышала полутора метров.
- А с высотой прохода ты, Ерофей Петрович, пожадничал. Можно было сделать повыше. – Бурчал Захар пробираясь вперёд – Надеюсь подкоп в длину не на пару километров сделал .
- Насчёт высоты пробовал выше, осыпается. А выход за усадом ещё метров двадцать вперёд. Только вот выходить ли нам. Твои ангелочки за сколько прибудут? У этих спецов могут быть люди по всему кругу. Вылезем, шлёпнут, как кроликов, и в этой же норе закопают незаметно.
- Да это проблема. – Кряхтел, продвигаясь вперёд гость. – И телефон не дозванивается. Связи в твоей гробнице нет.
Воздух становился прохладней . Впереди, замаячила в свете фонарика, окончание тоннеля. Значит выход на поверхность рядом. Когда добрались до деревянного люка, остановились в раздумье и прислушались к звукам доносящимся сверху. Никого, только рёв пожара. Вскоре потрескивание и гул пламени от горевших брёвен заглушил вой сирен пожарных машин и криков снующих вокруг пожара людей. Карташов, на всякий случай, выключил фонарик и замер, обратившись в слух. Вылези они сейчас, то их тут же кто нибудь заметил бы и поднял шум. Надо было пережидать. Спина от полусогнутого положения затекала и они опустились на корточки. Прошёл час, а шум вокруг дома не стихал. Когда затекали ноги, приходилось вновь вставать, согнувшись чуть ли не пополам, потом вновь садиться. И так по кругу. Терпение уже было на пределе. Вдруг пискнул зуммер телефона Захара. Тот поднёс светящийся экран ближе к глазам. На табло горел знак, что есть связь. Он тут же, торопясь и ворча от усталости, стал набирать номер.
- Вы где?... Надо тихонько подъехать к дальней стороне огорода участкового… Постарайтесь не светиться, возможны наблюдатели…. Ждём. – Вяземский сунул всё ещё светившуюся трубку в карман и с облегчением выдохнул. – Ну всё теперь недолго осталось. А вот интересно кого хотели стереть вас или меня. Хотя скорей всего вас. Меня-то они вообще не знают в лицо. Но надо отдать должное их оперативности. Работают быстро и без лишнего шума.
- Только себя подставили дебилы – Буркнул вновь, недовольный восхищением Захара, Ерофей. – Теперь первый пожар свяжут с этим и алкашей придётся выпускать, а дело открывать по новой. Не разбираются они в нашем процессуальном кодексе. Меня надо было мочить другим способом и желательно подальше отсюда. Тогда бы следствие искало новых козлов отпущения из моих недоброжелателей.
Прошло десять минут. Телефон вновь звякнул. Захар даже вытаскивать его не стал, только перекрестился и приподнял крышку.
- Какая тяжёлая, а вроде из древесины. – заворчал он отодвигая её в сторону.
- Прокладка из стали, пятёрки, а то не ровен час провалится вниз какой нибудь любитель наживы, переломает себе всё, а мне отвечай. – Подошёл ближе, чтобы помочь, Карташов .
Вдвоём они быстро отодвинули самодельную крышку и распрямились с удовольствием в полный рост. Потом выскользнули по очереди наружу и ползком двинулись в сторону штакетника. Вяземский полз впереди, Ерофей следом, поминутно оглядываясь назад. У почти полностью сгоревшего дома ещё толклись зеваки и парочка полицейских. Пар от углей и дым, поднимаясь вверх, создавал туман, скрывая отступающих погорельцев. Вода с брансбойдов при тушении покрыла весь участок. Под пузом временами хлюпала жижа, а колени хрустели рано поспевшими в этом году огурцами, вызывая огорчение Ерофея.
- Поливать неделю не надо будет, вот супруга была бы довольна такой поливкой – С грустью думал хозяин дома, продолжая ползти вслед за Вяземским. – Надо будет сообщить жене, что жив, а то ненароком рванёт сюда, узнав о пожаре.
У самого забора остановились и прислушались к шуму. Прямо впритык к штакетнику, тихо урча двигателем, стояла машина. Но чья?
- Хоть бы выйти догадались черти. – Прошипел тихонечко Захар и тут же дверца микроавтобуса откатилась в сторону, словно его услышали. Из салона выглянула голова парня и осмотрелась.
- Свои – Выдохнул Вяземский и привстал. Пара досок из забора были выдернуты за секунды и грязные, сырые мужчины запрыгнули внутрь. Дверь бесшумно встала на место и автомобиль, потихоньку набирая скорость, рванул прочь.
***
Беседу за кружкой чая прервал незнакомый тихий посвист. Дежурные на секунду смолкли прислушиваясь. И тут же опустили головы на край стола. Кружка, одного из них, выпала из ослабевшей руки и покатилась по полу, оставляя за собой мокрый, сладкий след. Четверо в ОМОНовском прикиде не торопясь вошли внутрь. Двери на улицу тут же закрылись на щеколду. Один прошёл в дежурку и отключил камеры внутри здания. Потом заблокировал двери в цокольный этаж, где содержались арестованные, стулом и сел за стол вместо дежурных. Трое поднялись быстро наверх. По пути пришлось выключить пару сержантов, мотающихся без дела по лестничным пролётам. Те даже не поняли, что произошло, тихо опустившись на бетонные ступеньки. Двое прошли по коридору второго этажа, а один остался на площадке для прикрытия.
Молоденький лейтенант, спускаясь по лестнице с третьего этажа, непонимающим взглядом уставился на спокойно стоящего парня в спецухе.
- А что здесь происходит? – Попытался подать он голос. В то же мгновение, острая боль пронзила нервные окончания полицейского .Его тело рухнуло под ноги, стоящего на стрёме. Двое не оглядываясь прошли до середины коридора. Потом также тихо вскрыли дверь справа. Заглянули внутрь.
- Эти гражданские, откосившие от армии всегда путают лево и право – Ругнулся один из них. Они перешли к двери напротив. Замок соседнего кабинета постигла участь товарища по несчастью. Первым опустошили рабочий стол. Все бумаги и папки из его ящиков были выкинуты наружу и досконально проверены. Потом с помощью небольшого приспособления вскрыли сейф в углу. Ненужное выбрасывалось прямо на пол под ноги. Осмотр не занял и минуты.
- Здесь её нет. – Обратился вытряхивающий папки к товарищу.
- Значит, успел сдать в комнату вещдоков. - Прошептал второй и парни побежали обратно к лестнице. Один из них прижимал к себе красивую цветную папочку, заполненную лишь наполовину. Подобрали прикрытие. Потом втроём они быстро спустились вниз. Расположение кабинетов и комнат в отделе было изучено ими досконально, поэтому нужную дверь нашли за секунды. Замок решётки был вырван с корнем и двое, оставив третьего снова на стрёме, за дверью, вошли внутрь. Ярко вспыхнул свет дневного освещения. Прошерстили каждую коробочку, полочку и ящики. Часть вываливалась прямо под ноги. Вот уже последние пакеты были вытряхнуты на пол.
- Есть. - Воскликнул боец и подобрал выпавшую небольшую дощечку.
В это же время резкий звук дверного звонка нарушил тишину здания. В стекло двери забарабанили руками и ногами.
- Уходим через окна двора – Скомандовал старший в микрофон и все четверо, как единый механизм скрылись в темноте бокового коридора. В дверь молотили уже сильнее.
Органика, не выдержав напора стучавших, треснула и упала на пол. В дверь вломилось сразу несколько полицейских из наряда ППС. Из-за стойки дежурных никто на шум так и не появился. Один из сержантов вбежал внутрь комнаты и увидев дежурных в отключке, нажал кнопку сигнала тревоги. Стук в дверь цокольного этажа. Один из прибывших убрал стул из под ручки и та распахнулась, выпустив на волю охрану снизу. Подкрепление прибывало. Уже через минуту здание заполнилось бойцами в полицейской форме. Часть побежала по этажам в поисках нападавших, другая вытаскивала пострадавших на улицу к прибывшим машинам скорой помощи. Только грабителей и след простыл.
***
Утром следующего дня, Морозов, соблюдая меры предосторожности, пришёл в отдел одним из первых. Картина небольшого тайфуна, прокатившегося по холлу здания и в основном повредившая дежурку, заставила занервничать и рвануть вверх по ступенькам к комнате криминалистов. Всюду сновали полицейские. Отдел напоминал улей, в который сунули прут и поворошили им. Навстречу попался лейтенант из ОБЕПа. Озабоченность на его лице перемешивалась с юношеским задором. Ему так и не терпелось поделиться новостями с пробегающими мимо . Поэтому вопрос капитана о том, что здесь случилось, он воспринял с огромной радостью. Наконец-то появился собеседник, который был не в курсе событий.
- Нападение на отдел ночью было – Затараторил сразу он. – Дежурных усыпили, а тех, кто попадался навстречу, вырубали шокерами. Никто правда не пострадал. Говорят, перерыли всю комнату вещдоков и пару кабинетов на втором вскрыли. Что искали непонятно.
Виктор, не дослушав того до конца, увеличил скорость. До кабинета криминалистов добежал, как спринтер, за секунды. За столом сидел молодой помощник Игоря. Он с изумлением уставился на влетевшего в дверь Морозова, ожидая объяснений.
- А где начальство твоё? – Успокаивая дыхание, спросил капитан.
- Так ещё рано. Скоро должен подойти.
- У вас тут как, всё тихо? Слышал, что в конторе творится?
- Славка забегал, рассказывал. Я всю ночь в кабинете был. Но ко мне никто не вламывался. – Развёл руками парень – Только утром, когда разбудили, узнал про нападение.
Виктор развернулся и пошёл к себе. У дверей кабинета толпился народ. Дверь была открыта и вместо замка зияла большая дыра. Такая же участь постигла и кабинет напротив. Капитан хотел было зайти к себе, но отделившийся от толпы полковник отвёл его в сторону.
- Погоди чуток. Сейчас криминалисты обработают твою хибару и тогда можно будет. Плотник придёт через полчаса. – Он немного понизил голос и продолжил. – У тебя в сейфе ничего запретного не было. ну ты сам понимаешь…
- Только дела. Я даже табельное сдаю в дежурку. – Не понял намёка капитан.
- Просто вскрыли только твой сейф. У соседа – Игнатьев кивнул на дверь Рыжова – Не ломали ничего. Скорей всего по ошибке первой взломали его входную дверь. А у тебя из стола и сейфа всё на пол скинули, в поисках неизвестного чего.
- У меня там дело по последнему убийству. – Сделал вид, что обеспокоен этим, произнёс Морозов. А мысли были далеко от состояния бумаг. Он знал точно, что искали ночные визитёры. И этого в кабинете как раз и не было. Теперь приходилось беспокоиться за Гошу.
Начальство задумчиво вгляделось в подчинённого. Виктор знал не понаслышке, что тот враньё чует на раз, но втягивать его в разборки, пока он не выяснил всё сам, что да как, не хотел. Игнатьев правильно растолковал его молчание.
- Да сунул я тебя меж двух жерновов. – Вздохнул он и похлопал Виктора по плечу. – Но больше некого, так что держись. Если помощь или совет понадобится сразу ко мне.
Морозов кивнул головой и полковник побрёл к себе в кабинет.
- Сдаёт волкодав. – Пожалел его про себя капитан – Большая должность, большие неприятности.
Из кабинета потянулись наружу эксперты. Пожилой Василич, начкрим с другого отдела, поздоровался за руку с Морозовым и ухмыльнулся.
- Вот уже кабинеты соседей шерстить приходится. Самим лень убираться?
- А вас зачем сюда кинули? – Улыбнулся в ответ хозяин кабинета – У нас же и свои трудяги имеются.
- Начальству видней. Молодым не доверяют такое дело. Сейчас все конторы шерстить будут из-за вас на предмет боевой подготовки. Ваших бойцов за секунду уложили спать. Когда сигналка сработала, тут уже посторонних не было. Смылись. Всю операцию за пять минут провернули. Спецы этит твою в коромысло.
- А там, что нибудь оставили. – Кивнул на дверь своего кабинета Виктор, намекая на улики и следы.
- Чисто как в прачечной, только ковры из твоих бумажек и папочек. Так что сочувствую тебе, уборки на пару дней наберётся. – Криминалист засмеялся , махнул своим подчинённым и пошёл по коридору к лестничной площадке. Помахал на прощанье и спустился вниз.
Морозов заглянул внутрь. Листки дел и допросов кучей были сдвинуты к стенам и напоминали горы снега. Он вошёл  и уселся на ближайший к нему стул. Осмотрел поле боя и ругнулся матом так, что шёпот любопытствующих в коридоре сразу смолк. Потом с ворчанием стал собирать листы в высокие стопки, чтобы просто очистить пол для ходьбы. Когда стол, стулья и подоконник покрыли огромные столбы бумаги, заглянул в сейф. В глаза сразу бросилось отсутствие папки с делом последнего убийства. Только серые и коричневые валялись повсюду. А цветная, выданная неделю назад полковником, исчезла. Это уже ЧП. Виктор тут же набрал номер начальства.
- Сергей Петрович у меня пропала папка с последним делом. – Сразу же начал доклад он, как только в трубке гудки сменились покашливанием. – Остальные вроде все на месте, а дело по убийству в парке исчезло.
- Ты всё осмотрел? – Прозвучал голос полковника после секундного затишья. – Проверь всё досконально и с отчётом тут же ко мне.
Трубка запиликала гудком отбоя. Морозов ругнулся на похитителей и принялся отсортировывать листки по папкам. Хорошо, что с памятью у него было всё в порядке и он знал какой и куда кидать, а то бы пришлось вчитываться в каждый документ. Потребовалась бы уйма времени и нервов. А так за час он разобрал почти все дела. Спина заныла, как после отгрузки вагона. Полицейский оглядел поле своей деятельности и остался доволен. Горы листов поредели, сложенные вместе с папками в шкафы и на полки. Три уголовных дела по привычке закинул в сейф и снова чертыхнулся, когда попробовал закрыть развороченную дверцу. Вспомнил, что на глаза не попадался листок с рисунком Гоши, скопированный с исчезнувшего перстня. Виктор на всякий случай перерыл оставшиеся на столе документы. Даже ящики из стола вынул. В самой нижней полке валялись корочки и справки убитого. Видимо похитители не обратили на них внимание. Рисунка в них не было. Значит точно пропал, вместе с делом об убийстве. Остальные дела грабители не тронули.
В дверь тихонько постучали и внутрь заглянула голова местного плотника.
- Можно.
- Заходите. Заходите. Ждём с нетерпением. – Обрадовался капитан.
Тот вошёл, осмотрел дверь и задумался. Огромная дыра с кулак величиной зияла на месте прежнего замка. Он удивился и даже примерил новый замок по двери. Тот входил в отверстие без задёву.
- Тут всю дверь менять надо – проворчал мужик .
- На замену денег от начальства не дождешься. – Морозов подошёл из-за стола к двери. – Мне бы дырку фанеркой пока закрыть, а замок в другое место врезать временно. Не оставишь же кабинет нараспашку.
Плотник хмыкнув – можно – принялся за работу, а хозяин кабинета, под шум дрели и молотка со стамеской, принялся вновь за бумаги. Закончили одновременно. Мужчина вручил ключи Виктору и ушёл. Морозов проверил, как закрывается дверь и, выбрав ключ который подходил лучше всех, повесил на свою связку. Старый ключ с грустью и сожалением отсоединил и бросил на стол.
- Запасные надо будет не забыть отдать на вахту. – Подумал он, закрывая дверь, и двинулся к начальству.
Полковник был не один. С краю огромного стола сидел человек от епархии, так не понравившийся Морозову. Тот лишь взглянул в сторону вошедшего и снова повернулся к Петровичу, не обращая на капитана никакого внимания.
- Вот я и говорю – Продолжил он прерванный разговор – Ваш сотрудник не желает с нами сотрудничать, а теперь я узнаю, что и кабинет его ограбили.
- От кого узнаёте. – Напрягся начальник. Об инциденте он доложил только наверх и никому более.
Визитёр задергался, понимая, что ляпнул лишнего.
- У нас есть свои источники информации. – Пытаясь скрыть смущение, пробормотал посетитель.
Игнатьев пристально посмотрел на посланца епархии и заулыбался, заставив нервничать гостя сильнее. Тот аж пунцовыми пятнами покрылся, но продолжил настаивать.
- Мы хотим, чтобы это дело передали другому следователю.
- Ну тут не вам решать. – Подвёл итог начальник Виктора, показывая, что разговор закончен.
Мужчина вскочил и вылетел как пробка от шампанского за дверь, на прощание, хлопнув ей со всей силы.
- Смотри, какие нервные у меня посетители – только улыбнулся полковник – так что у тебя?
- Как я и докладывал, дело об убийстве в парке исчезло. – Подошёл ближе Морозов. – Всё осмотрел. Ни папки, ни того что было внутри нет.
- А больше ничего?
- Всё остальное на месте. – С заминкой ответил капитан. Говорить о рисунке не стал, не хотелось подставлять начкрима. Про икону отданную на экспертизу тоже промолчал. Кто его знает, может она ещё у Игоря. Не поднимать же панику на пустом месте. А то что улику отдал не зарегистрировав, самому влетит.
- Ясно. – Произнёс Игнатьев. – Свободен. А дело придётся восстанавливать, а то нам головы открутят. Ты сможешь быстро сделать?
- За неделю думаю справлюсь. - Улыбнулся Виктор. – Там ничего серьёзного я ещё не успел нарыть. Только начал. Одни допросы и показания. И зачем оно им. Я даже по уликам документы не успел вложить.
- Тогда будем считать, что ничего не пропадало. Иди, восстанавливай. Папочку дать?
- Нет уж, спасибо. У вас они гламурные все и несчастливые какие-то. – Пошутил капитан и вышел в коридор.
Первым делом надо навестить Гошу, а там посмотрим. Но дойти до кабинета Игоря так и не успел. Начальник криминалистов сам бежал ему навстречу. Глаза горели, будто он новый вид химикалий открыл или выиграл в лотерею. Рукава рубашки расстегнуты и волосы всклокочены, как у чучела.
- Мне надо с тобой поговорит. – Возбуждённо зашептал он, схватив за руку Виктора, и потащил в сторону кабинета Морозова.
Пока капитан открывал дверь, начкрим даже не обратил внимания на заплаты и новый замок. Пакет, который он принёс с собой , прижимал к груди, будто если ослабить хватку тот исчезнет. В кабинет влетел первым, лишь дверь распахнулась. Уселся прямо на стол и затараторил, глядя преданно в глаза товарищу.
- Ты совсем не понимаешь, что откопал. – Не глядя, он пытался вытащить содержимое пакета наружу. – Это же сенсация. Я прогнал изображение по компьютеру и мне выдало, что эта икона единственная, не имеющая копий. Она в единственном экземпляре и значит писалась самим Лукой. Была похищена в те же года что и строительства Никоновского храма. Ты хоть понимаешь её стоимость на рынке. Это же миллионы и причём в валюте. Ты спрашивал, могли ли за неё убить. Так вот за неё весь наш отдел вырежут и глазом не моргнут.
- Уже. Только обошлось без жертв. – Усмехнулся капитан и обвёл кабинет рукой.
Только сейчас Игорь обратил внимание на разруху в комнате и сломанную дверь и тут же спрятал иконку обратно в пакет, косясь на открытые окна. Пакет отодвинул от себя подальше, словно бомбу и, понизив голос, продолжил.
- И самое главное она работает…
- В каком смысле? - Не понял Морозов.
- В энергетическом. Пока я её изучал, у меня в комнате ожили совсем засохшие цветы. Ты же знаешь мою забывчивость? Так вот цветы распустились. Представляешь, на почти сухих стеблях, живые цветы. Я думал у меня видения от усталости. Но вот. – И Игорь достал из кармана розовенький цветочек. – Смотри, настоящий. И мой постоянный кашель пропал, даже не першит.
Он осмотрелся по сторонам и совсем тихо прошептал, поминутно оглядываясь на дверь.
- Я конечно ценитель исторических раритетов, но не камикадзе. И тебе бы посоветовал побыстрее от неё избавиться. Лучше всего сдать при свидетелях в ФСБ. А то и здание конторы и тебя по запчастям разберут, чтобы её забрать. – Он покосился на пакет. Потом соскочил со стола и пошагал к выходу, оглядываясь на вещдок, словно это было доисторическое животное. Душа боролась со страхом и желанием продолжить изучение. Хотел что- то добавить, открывая дверь, но только в сердцах махнул рукой и вышел вон. Виктор по новому посмотрел на свой стол и заходил кругами по кругу, словно кот изучающий мышку.
- Один  это чудо точно не потянет. – Задумался он - Может с Петровичем посоветоваться. Он начальник вот пусть и разгребает, только бы не подставить его. Но с кем-то всё же надо.
Морозов взял осторожно пакет и тихонько приоткрыл дверь наружу, словно за ней находилась засада. Коридор до комнаты начальника пробежал по спринтерски. Секретарю только промычал что-то и вломился в дверь полковника. Игнатьев поднял усталые глаза на влетевшего без стука капитана, ожидая объяснений. Виктор закрыл за собой дверь и только тогда открыл рот.
- Я теперь знаю мотив преступления по последнему делу. Это не простое ограбление. Вот это я нашёл в вещах убитого в его комнате в гостинице.
Он вытащил икону и подал полковнику. Тот повертел её в руках и всё ещё непонимающе продолжил рассматривать визитёра. С чего такой переполох. Он знал капитана давно и его спокойствие, было притчей во языцах. Морозову, успокоившись, пришлось начать с самого начала. Рассказать о крови на ограде парка, про след ботинка, странных машинах и погонях. Рассказать о покушении на него самого и закончил рассказ описанием стоимости и важности того, что он только что вынул из пакета. Под конец рассказа начальник глядел на дощечку уже с уважением и интересом, положив её перед собой и не прикасаясь к ней.
- Скорее всего ночное происшествие у нас в конторе из-за неё. – Кивнул на икону, усаживаясь на стул, Виктор. За всё время повествования он так и стоял уперевшись руками в край стола. – Я считаю, даже ваш кабинет с кучей охранников не будут помехой для изъятия её отсюда. Надо её в госхран сдавать. У них там двери понадёжнее будут.
Он смолк, ожидая ответа начальства. Почти минуту длилось полное молчание. Игнатьев положил дощечку в стол и повернулся к капитану.
- Кто в курсе о ней?
- Только Игорь и я. – Быстро ответил Виктор и после паузы добавил. - Теперь и вы.
- Тогда начкрима ко мне и пусть фотоаппарат свой захватит. Я думаю, ты прав. Для себя оставим опись изъятого и фото. Остальное пусть федералы охраняют. Второй ремонт кабинетов нам не потянуть. Умеешь ты всё же геморрои себе и нам на задницу находить.
- А что я? – Запротестовал Морозов. – Вы мне это дело спихнули, а я сразу крайний.
- Так нет, чтобы тихо найти мелкого грабителя и закрыть дело. – Заулыбался полковник – Ты же всегда раскапываешь всё до самого дна, как боров ищущий трюфеля. Ладно, иди, восстанавливай дело и не забудь вложить то, что скрывал, Пинкертон. Чувствую, начальство на уши встанет от такой новости. Да уж ладно, нам не привыкать.
Капитан вышел из кабинета, позвонил криминалисту и передал просьбу начальства. Потом побрёл к себе. Почти до самого вечера занимался писаниной по старым делам. Месяц подходил к концу и прокуратура требовала сдачи закрытых дел. Часов в шесть к зданию подъехала бронированная машина. Морозов выглянул в окно. Трое молодцов прошли внутрь и через полчаса вышли обратно с коробкой в руках. Полицейские недоумевающее смотрели вслед охране. Им было невдомёк, что тут происходит. Он один знал, что и почему. Машина, включив мигалки, рванула в сторону центра. Виктор проводил её грустным взглядом и вздохнул с облегчением.
- Баба с возу, кобыле легче. – И задёрнул плотные шторы
 
***
Развалившийся от старости особняк на окраине Строгановки, пару лет назад выкупила какая-то организация. Здание отремонтировали и обнесли высоким забором. Жителей это не заинтересовало. Мало ли в их округе скупленных бизнесменами земель. Одним больше, одним меньше. Главное что хоть какой-то относительный порядок наступил. Алкаши и наркоманы, собиравшиеся по ночам на развалинах, ушли в другие районы и здесь стало поспокойней. Ни криков, ни драк с поножовщиной. Можно было без страха гулять по прилегающему лесочку вечером с собаками, не шарахаясь от выплывающих из-за обломков зомбиков.
В обычно полупустом здании, сегодня было многолюдно. Машины въезжали во двор одна за другой. Пассажиры, оставив авто на стоянке, неспешным шагом проходили внутрь помещения. Многие знали друг друга и обнимались при встрече, с ходу начиная закидывать знакомых вопросами и изливать на них свои проблемы. Иногда дебаты разворачивались прямо на ступенях крыльца и охране, приходилось упрашивать гостей пройти внутрь. Те с неохотой, но подчинялись.
Микроавтобус с Карташовым и его гостем прибыли сюда самыми первыми. На часах было не больше одиннадцати дня. Всю дорогу Вяземский с Ефимом не перекинулись и парой фраз. Бойцы Захара были тоже не многословны, лишь двое спереди изредка обсуждали маршрут и снова тишина. Паренёк в салоне вообще делал вид, что спит, наблюдая в щёлочку прикрытых глаз за незнакомцем. Первую половину пути участковый прободрствовал. Адреналин в крови, бурлящий от ночных переживаний, не давал уснуть. За восемь часов езды останавливались всего один раз у придорожной столовой, чтобы оправиться и поесть. Оттуда он и позвонил жене, разбудив её в такую рань. Сотовым Вяземский пока не рекомендовал пользоваться, чтобы не было погони. Пусть нападающие думают, что справились с заданием. Жена поворчала на то, что звонит в такую рань, но когда услышала о сгоревшем доме, сразу сменила тон. Заохала и запричитала. Карташов одёрнул её.
- Не голоси, детей разбудишь. Придётся тебе побыть там подольше. Обо мне ни слова. Будут спрашива, Говори не знаю. Если вызовут в деревню, даже от моего имени, притворись больной и скажи, что не можешь приехать.
Минут пять проводил он инструктаж жене и только потом стал выслушивать новости из города. Как живётся дочери с зятем и какая шустрая у них внучка. На прощание ещё раз успокоил жену и повесил трубку. Есть не хотелось. Ефим просто попил чаю, хотя чаем эту краску из пакетиков назвать было трудно. Остаток пути дремал, откинувшись на спинку кресла. Проснулся, когда машина замедлила ход и заскрипели отворяемые железные ворота. Охрана встретила дружелюбно, поздоровавшись за руку со всеми прибывшими. Карташова сразу провели внутрь дома и выделили комнату на третьем этаже. Полчаса он нежился под струями душа, смывая грязь и копоть с тела. Потом улёгся на кровать и отключился без сновидений, будто упал в мягкую бездонную пропасть.
Разбудил тихий стук в дверь. Ефим тут же вскочил и напрягся, оглядываясь по сторонам. Его брюк и рубашки на стуле не было. Дверь открылась и , не дождавшись разрешения, в комнату вошёл молодой паренёк. В руках он держал вешалку с одеждой. Участковый замялся. Он не привык носить костюмы, тем более такие вычурные. Парень положил вещи на край кровати и, как бы извиняясь, произнёс.
- Другого пока нет, а ваша уже не подлежит восстановлению. – И, улыбнувшись смущению полуголого мужчины, вышел.
Карташов глянул на часы. Шёл пятый час. Вот это отдохнул. С улицы доносился шум подъезжающих машин. Он выглянул в окно и удивился такому скоплению автомобилей самых разнообразных марок. Быстро одел рубашку и штаны. Жилет с пиджаком оставил на вешалке. У дверей стояли вычищенные ботинки. Ефим обулся, "в самый раз" и приоткрыл дверь. К нему тут же подбежал прежний паренёк и, осматривая постояльца, произнёс.
- Пройдёмте со мной. Вас уже ждут в столовой. – И тут же, не оглядываясь пошёл впереди.
Участковому пришлось без вопросов двинуться за ним, тем более что в животе уже урчало от голода. Спустившись вниз на пару пролётов и поплутав по длинным коридорам, они вошли в небольшую комнату, почти всю площадь которой, занимал длинный стол. Вяземский уже ел и, не отрываясь от трапезы, молча, показал на стул рядом с собой. Карташов сел. Ему тут же принесли суп из зелени и картофель с грибной подливой. Хлеб стоял на столе в большой чашке и дразнил аппетит своей свежестью. Еда была по-домашнему вкусной и Ефим, быстро расправившись с первым блюдом, приступил ко второму . Люди за столом быстро менялись и всё напоминало заводскую столовую, где все просто приходили и ели, не обременяя себя денежной оплатой услуги. В столовой, видимо согласно негласной традиции, почти не разговаривали, даже здоровались чаще жестами. Блюда у всех были разными и, потому как никто ничего не заказывал, Карташов понял, что все уже давно друг друга знают. После картошки принесли компот с булочкой, ещё пышущей жаром печки.
Лишь Карташов закончил есть, Вяземский потащил Ефима за собой в свой кабинет. По пути участковый обратил внимание на скопления людей в коридорах и залах.
- У вас всегда так людно?
- Нет. – Ответил провожатый и улыбнулся. - Просто сегодня собрание назначили. Вот и съезжаются люди со всех областей. Вы кстати тоже приглашены. Посмотрите так сказать на нашу секту, точнее сборище сект. Свежий взгляд на вещи от простого человека, со стороны, нам, я думаю, не помешает.
Он открыл дверь одной из комнат и, заметив удивлённый, тем, что тот не запирался, взгляд Карташова, развёл руками.
- Мы здесь, как одна семья, так что запоры не нужны. Чужих охрана просто не пустит.
В кабинете предложил гостю кресло и уселся в соседнее. С минуту рассматривал его.
- Что вы знаете о роли церкви в современных реалиях? – Задал он вопрос, не спуская с Ефима взгляда, и ,не дождавшись ответа, продолжил. – Современная церковь это уже не просто организация, борющаяся за души обывателя, в наше время это колоссальная структура, влияющая на всё государство.
Участковый улыбнулся, ожидая рекламы общества тайно противодействующего деяниям церковным и выставляющим себя в белом цвете. Эта улыбка была замечена Захаром. Он откинулся на спинку и продолжил.
- Не улыбайтесь. Это правда огромная структура, имеющая свои заводы и коммерческие предприятия. Но дело не в этом. Она влияет в свою пользу на государственных деятелей и политиков. Зачастую нарушая божественные запреты, лезет во властные органы и перекраивает их под себя. И это бы ничего, если бы не набирая властности, она не стала заниматься гонением параллельных течений, как вы говорите - сект. Уже сейчас, когда оно ещё не подмяло под себя государство, ведёт себя как каста неприкасаемых. Участилось воровство собственности, использование её не по духовному назначению. Батюшки ведут себя разнузданно и непристойно, попирая даже страшный грех – не убий. Слову священник синонимом становится - богатей и вор. Но ведь не все такие? И  тем кто против этого приходится не сладко.
Вяземский на минуту смолк, ожидая опровержений участкового, но тот не вставил ни слова. Он и сам видел всё это, когда пытался привлечь помощника убиенного отца Тихона за то, что тот сбил на своём внедорожнике мальчишку, прямо возле церкви. Тогда ему начальство прямо сказало – забудь и он отступил, хотя матери мальчишке ещё долго не мог взглянуть в глаза.
- Так вот наша организация,  если хотите сборище недовольных всеми этими нововведениями. – Продолжил Захар. – Мы не хотим закрытия церквей и роспуска религиозных организаций. Мы за искоренении разнузданности от религии, за терпимость и свободу вероисповедания. Даже в давние времена тоталитаризм приносил лишь кровь и страдания для верующих. Тут и крестовые походы и инквизиция и гонения на ведьм.
В дверь тихонечко постучали и оратор сразу смолк.
- Можно? – Заглянул молоденький парень. – Вам просили передать, что собрание будет через десять минут.
- Спасибо - встал с кресла Вяземский – Сейчас будем.
Посыльный прикрыл дверь и он, повернувшись с грустным взглядом к Карташову, изрёк всего одну фразу.
- Трудно бороться со злом противопоставляя лишь добро без кулаков. А использование силы нас самих скатывает в хаос безверия. – И вышел, оставив озадаченного гостя в одиночестве.
Ерофей  так и не понял, что этим хотел сказать его собрат по несчастью. Он откинулся на спинку кресла и задумался о своей судьбе. Скитаться и прятаться долго он не был намерен, не такой у него характер. Но и противопоставить нападавшим ничего не мог. Приходилось принимать помощь незнакомых людей. И это его немного раздражало .
 
Глава 2  Мёртвое воинство.
 
Кровь, крики умирающих и горящие сакли. Этот сон снится ему, уже целую вечность. С той самой поры, как душманы уничтожив почти всю группу, захватили Грека и ещё троих в плен. А как всё хорошо начиналось. Их отряд перебросили на дальний участок почти за полгода до тех событий. Местному начальству они не подчинялись. Наверно, поэтому каждая вылазка в стан сепаратистов была удачной. Ребята все были как на подбор. Каждый был профи в военном деле и имел немало наград и поощрений от командования. Командир группы вообще слыл ассом своего дела. Главной их задачей были нарко и оружейные схроны, которые они уничтожали, не давая распространиться заразе по территории Афганистана и за её пределы. За то кроткое время , что они пробыли здесь, таких спец операций было проведено немало. В деревнях , окружавших массив Кандагара, запестрели листовки с наградой за их головы. Местные зачастую сами приносили их им, но сдавать бандитам не собирались. Эти шурави были единственными, кто не грабил и не относился по-свински к людям в селеньях. А белая смерть и им приносила немало горя, так что ребята были самыми дорогими гостями в любом ауле.
Но видимо нашлась зараза в местном командующем аппарате и зачистка этого каравана оказалась для них последней. Засада была организованна умело. Они не успели даже дойти до объекта, как их окружили со всех сторон. Небольшая полуразрушенная деревенька не могла служить препятствием для пуль и их расстреливали как уток из-за укрытий и скал. Грек видел, как погибали ребята, как лейтенант отдал приказ к отступлению. Но было уже поздно. Их закрыли со всех сторон. Это был не бой, а бойня. Противник просто веселился, испытывая на прижавшихся к земле бойцах самое разнообразное вооружение. Свист пуль и крики умирающих въедались в мозг единым потоком. От грохота закладывало уши. Последнее что он помнил это взрыв снаряда от птурса. Сереге, что был рядом с ним, снесло почти всю верхнюю часть тела и тот дёргался на песке, разбрызгивая фонтаны крови и орошая красной жидкостью ближайшие камни и землю. И темнота.
Потом болезненное воскрешение. Его с тремя бойцами, полуживыми и голыми, бросили в огромную яму и издевались над ними с утра и до вечера. Губы от жажды покрылись коркой из крови и нарывов. Водой служили отходы из овощей, забрасываемых в тюрьму и собственная моча. Первым ушёл Славка. От ран и издевательств он сник и тихо умер уже через три дня. Его даже не думали убирать и хоронить. Он разлагался на солнцепёке на противоположной стороне ямы. Мухи и запах гниющего тела делал жизнь ещё невыносимее. Казалось всё амба. Но в одну из ночей кто-то сбросил вниз длинную жердь и они втроём выкарабкались наверх. Пьяная охрана дрыхла и бойцы без шума, поминая с благодарностью неизвестного спасителя, покинули дувал. За ночь прошли больше тридцати километров, так что опасаться погони не стали и уснули прямо в скалах. мелкие камни впивались в тело. но впервые спали крепким богатырским сном.  Ближе к вечеру снова тронулись в путь. В одном из селений местные одели,напоили и накормили измученных шурави. Один даже принёс старенький АКМ. Дальше идти стало гораздо веселее. Беспокоило лишь одно, кто сдал их и что ждёт у своих.
К заставе Российских войск вышли только на третьи сутки. И вот тут начались непонятки. Полковник тут же приказал арестовать героев и посадить в карцер. На просьбы связаться со своим командование, получили прикладом по шее и приказ заткнуться. Дескать, здесь мы хозяева. А на следующий вечер их посадили в Уазик и повезли в неизвестном направлении. Сопровождал сам полковник и пара бойцов с калашами. Ребята думали привезут в главный штаб, а там разберутся, поэтому сидели тихо, не доставляя конвоирам беспокойства. Забеспокоились лишь, когда у дальних подступах к заставам, машина свернула с дороги. Их вывели из машины и жирный, утирающий постоянно потеющее лицо боров отдал приказ бойцам сопровождения – расстрелять. Смерть снова посмотрела в их лица. Помогло только то, что молодые, недоумевая над приказом, замешкались. Отобрать у непрофессионала новичка оружие было делом пяти секунд. Солдатиков, помутузив немного для проформы, отпустили, наказав держаться версии о нападения душманов на машину. А над полковником вдоволь наиздевались. Что тогда на них нашло? Они словно звери упивались мучениями этой жирной сволочи. Пинали и били со знанием дела и каким-то остервенением. Лицо начальника было сплошной кровавой маской. Выбитые зубы вылетали из щели рта как семечки. Тот скулил и просил пощады, пугал трибуналом, но под конец поведал без утайки о своей доле в наркотрафике, обещая поделиться. Когда он, лепеча беззубым ртом, заложил всех с нашей стороны, ребята его просто застрелили, потратив на него всего одну пулю. Тот дёрнулся и затих. А они, подпалив машину с полковником, двинулись в сторону Российской границы. Отдавать патриотический долг стране, где правят такие сволочи почему-то сразу расхотелось. Тем более их начальство было замазано в этом бизнесе на крови и стоило сомневаться в справедливом приговоре.
Из-за бардака с учётом войск, в страну попали « тихо и без пыли», как говаривал с экрана актёр Папанов. Француз ломанулся к себе на север в деревню. Там и отсидеться было можно. А он с Егором Ветровым двинул в глубь страны. Ветру было пофиг куда идти. Он, как и Владислав были одиночками в этой жизни. Пару месяцев перебивались случайными заработками, отказывая в спец помощи лысым битюганам, пока к ним однажды не подошёл солидный мужичок. Он сразу успокоил, напрягшихся было парней.
- Я не связан с криминалом. Я курирую музеи и храмы. И мне нужны люди для охраны церковных ценностей. А вам, как я понимаю, нужны чистые документы. У нас есть такие возможности. Почему бы нам не помочь друг другу. Терять вам нечего. Мы проверили ваши данные, вы и так труппы.
Грек с Ветром посчитали это за провидение и быстренько согласились. Да и что они могли в этой жизни, только воевать и охранять.
Домик, куда их привезли, напоминал дворец президента южного государства. Им пару раз пришлось в таких бывать с определёнными заданиями. Ухоженные цветники и подстриженная зелень, всё напоминало скорее дом отдыха, а не военизированную организацию. И только проволока по канту забора, камеры и бравые ребятишки, разминающиеся во дворе, говорили об обратном. Казарма напоминала небольшую гостиницу с люксовыми номерами на двух человек. Влада с Егором поселили в один из таких номеров.
- Устраивайтесь, – Улыбаясь промолвил, доставивший их сюда парень. – А после обеда к начальству на ковёр для проверки профпригодности. Обед в час. Столовая на втором этаже.
Местный задумался на секунду, решая добавить чего нибудь или нет, и, прихрамывая, вышел из комнаты, а мы принялись изучать по привычке место пребывания. Пара миниатюрных камер наблюдения и несколько таких же мизерных сенсоров, найденных по углам и отдушинам, заставили почувствовать себя немного скованно. Поэтому до обеда, распластавшись на койках, просто молча, пялились в огромный телик, прикреплённый к стене у входа. Каналов было не так много и почти все были либо новостными, либо религиозного жанра. Разговаривать пока не решались. Как говорится, "бережённого, бог бережёт". Скучая, еле протерпели до обеденного часа. Потом, прибравшись за собой по армейской привычке, поднялись на второй этаж. Столовая была чистой и просторной, напоминая скорее ресторан. Молодые люди в монашеском одеянии сновали меж столами, разнося заказанные блюда. Сели за ближайший к выходу столик и к ним тут же с готовностью официанта подошёл инок. Принял заказ и через минуту стол был накрыт. Набрали немного, стараясь не переесть. Кто его знает, что за проверку им уготовили. Вдруг придётся много бегать, а с полным брюхом это будет не с руки. Пока ели, поделились и обсудили свои впечатления о «доме отдыха». Странностей было много. По армейски, быстро заглотили пищу и двинулись к выходу.
У дверей их уже ждали и по широкому коридору повели во двор. Небольшого росточку, но кряжистый как медведь, мужичок представился полковником Дубовым и с сомнением оглядел пополнение. Помимо Грека с Ветром здесь было ещё с пяток новобранцев.
- Сначала полоса, потом прикладные искусства – Буркнул начальник и пошёл в сторону полосы препятствий.
Владислав с Егором ухмыльнулись своей прозорливости, что не набили брюхо как свиньи и теперь им будет легче, чем накушавшимся до отвала товарищам по оружию. Полосу прошли с грацией пантер и закончили раньше всех, чем тут же заинтересовали командира. Один из прибывших не дошёл и до середины, застряв на высокой стене. Его тут же увели из строя и больше его никто не видел. Оставшихся Дубов отчитал за медлительность и , поставив в пример двух друзей, пообещал погонять нерадивых бойцов, пока они хотя бы вполовину не сократят время прохождения. После пробежки их повели в, казалось бы, небольшое приземистое здание. Внутри была пара комнат и лифт с охраной, что сразу озадачило бойцов. Спускались недолго, но судя по скорости спуска на довольно таки большую глубину. Когда вышли из кабинки один из новых коллег даже присвистнул от удивления, из-за чего получил тут же наряд вне очереди. А удивляться было чему. Просторные залы для тренировок чередовались с обширными стрельбищами, где мишени выскакивали из-за фанерных муляжей домов и других построек.
Сначала было татами. Ветра с Греком запустили первыми и они показали всё что умели. Улыбка на лице начальника поползла вширь, когда они за минуту разделались с сильными противниками. Особенно отличился Владислав. У него спарринг партнёр не успевал вставать, как снова летел на пол. Остальные так же показали неплохие результаты, но не шли ни в какое сравнение с новоприбывшими. Дальше был тир. Здесь тоже не было равных друзьям по несчастью. Ветер , расхулиганившись, расписал мишени улыбчивыми рожицами. Мишени поражали с любых рук и положений. Остальных Дубов вновь пожурил и наставительно посоветовал почаще появляться здесь. После метания ножей и подручных средств Вячеслав с другом стали вообще любимчиками командира. Их , без дальнейший испытаний, сразу же определили по действующим группам. Грек остался в столице, а за Ветром приехал чёрный джип с северными номерами. Друзья хлопнули ладонями на прощанье и обнялись, пообещав скоро встретиться. Егор запрыгнул в авто и оно, рванув вперёд, скрылось за воротами усадьбы. Владислав проводил взглядом товарища и отправился , в выделенную им, комнату уже в одиночестве.
***
Жизнь Карташова приняла новый оборот. Он при посредничестве Вяземского перевёлся со своего участка сюда в Строгановку. Поближе к резиденции и на ту же должность, участковым. В конторе были обрадованы и шокированы его появлением. Его уже посчитали погибшим и даже собирали жене деньги на помин и похороны, хоть и без тела. Прокуратура почти трое суток не отпускала Ерофея, допрашивая на предмет поджога. Он рассказал всё, как было. Упомянул и свои случайные наблюдения на местном свечном заводике и нападениях на него после пожара у священника. Не сказал лишь о том, что во время прогулок и поджога его хаты был не один. Пусть разбираются в этом сами. Подозреваемых местных пьяниц выпустили, как он и ожидал. Дело отправили на доследование. А его начальство даже с какой-то радостью подписало бумаги о переводе Ерофея, не желая повторения последних событий. Даже рекомендательные письма новому начальству отписало с дифирамбами о его порядочности и верной службе родине. Домик, точнее то, что от него осталось, продали. Жена всплакнула и долго прощалась с соседями, пока он собирал вещи и инструменты из сарая. Вяземский самолично перевёз их к новому месту жительства. Небольшой, но добротный дом купили неподалёку от усадьбы и совсем недорого. И жизнь вновь потекла своим чередом. Жена занималась хозяйством, а он мотался по близлежащим сёлам. Участковый везде остаётся участковым. Только теперь, наученный горьким опытом, он стал осторожнее и заранее присматривался к незнакомым людям и машинам, появляющимся в округе. Местные поначалу недоверчиво отнеслись к новому начальству, но вскоре он стал душой всего района. Порядочность и неподкупность сделали своё дело. А после нескольких небольших стычек с заезжими бритыми коммерсантами, даже зауважали. 
Небольшая церквушка на окраине посёлка,  управлялась настоятелем лояльным к группе Вяземского. Она частенько использовалась для встреч. Иногда  привлекали к своим беседам и  Карташова. Он поначалу отказывался, питая недоверие к священнослужителям, но вскоре пристрастился и уже сам зачастую задавал линию их философских бесед. Для него открылась тихая, но непримиримая борьба внутри церковной диаспоры. Те слухи и домыслы, что он иногда слышал с экрана телевизора, подтверждались в этих беседах. Настоятели вспоминали случаи и покруче того, что допускалось до народа. Все церковные деятели теперь делились для Карташова , на тех кто хочет по совести делать свою работу и тех кто желал просто урвать кусок пожирней от своей должности. Рассказы об отлучённых деятелей на ниве веры, приподняли в его глазах планку уважения к работе священника. У него как бы открылись глаза и он стал понимать различие между верой и просто религией. Пару раз Захар Петрович приводил его и на общероссийские сходки, но ему там не понравилось. Не смотря на попытки главы совета, Арсения Витальевича, который ему приглянулся своим добродушием и спокойствием, там царила полная неразбериха и раздор. Каждый тянул одеяло на себя, не прислушиваясь к оппонентам. Ведические группы ставили православным в укор жестокое крещение Руси и при каждой стычке напоминали об этом, мелкие группки корили ведистов за жертвоприношения .
 Встретился на новом месте и с парнишками, опекавшими его на прежнем месте жительства. Особенно сильно сдружился с молодым бойцом, Валерой. Тот постоянно травил анекдоты и гордился своими маленькими тонкими усиками. Наверно из-за усов к парню и приклеилась кличка «Француз». Он частенько рассказывал Ефрему о своей прежней службе. Упомянул и о своём последнем задании, когда само начальство сдало своих бойцов бандитам, чтобы скрыть хищения и собственную торговлю героином.
- Нас всего трое выбралось из этого пекла – С грустью заканчивал он свой рассказ и с досадой сплёвывал на землю. – Сюда вернулся без денег и документов, а бабка моя уже умерла и дом растащили по брёвнышкам. С месяц помыкался без работы и проживания. Хорошо, что хоть Захар Петрович пристроил к себе в охрану.
Валера был частым гостем в доме Карташова. Даже жене, не умевшей быстро сходиться  с незнакомыми людьми, он сразу понравился. Всё чтобы не попросила Лизавета, он тут же брался выполнять без вопросов и та отвечала материнской любовью. Вдвоём с парнем участковый почти перебрал всю крышу и подлатал стены, выделенного им, домика. Зима была не за горами и надо было подготовиться к ней. В один из свободных вечеров, когда они с парнишкой занимались ремонтом ветхих стропил, к домику Ерофея подошли двое.
- Не пустите незваных гостей в дом? – Пророкотал баритон Вяземского.
- Дорогим гостям всегда рады. – Ответил шутливо в тон прибывшим участковый и стал спускаться вниз. – Доброго вечера и прошу в дом.
Гости прошли во двор и остановились, поджидая хозяина. Во втором мужчине участковый сразу же опознал главу совета. Хоть и видел его всего пару раз, но колоритную фигуру Арсения Витальевича нельзя было спутать ни с какой другой. Гости по очереди пожали руку Карташову и тот пригласил их внутрь. Спрыгнувшему с крыши сарая, Валере Захар бросил – Присмотри – И тот, кивнув головой , остался снаружи. Карташов сразу смекнул, что неспроста это всё.
Внутри дома хлопотала жена и, увидев нежданных гостей, тут же принялась накрывать на стол.
- Спасибо милая – Подал голос глава. – Мы не надолго и после хорошего застолья. Если можно,   угостите только чаем.
- Я слышал, – Он кинул взгляд на Вяземского – Тут его отменно делают.
Лизавета, немного стушевавшись и покраснев, кивнула в сторону мужа.
- Это он у меня мастак на заварки. Всё никак не перейму у него это уменье. – Она взяла под руку Ерофея и демонстративно потащила на кухню. Тот только успел сказать гостям - Располагайтесь.
Через десять минут вышел с большим керамическим чайником и разлил напиток по бокалам. Жена расставила печенье и сладости на столе и ушла, оставив мужчин наедине.
- Хорошая досталась тебе жинка – Прихлёбывая травяной напиток, шутливо произнёс Захар. – Ум, красота и такт, такое редко встретишь в одном лице. Тебе несказанно везёт в этой жизни.
- Да очень, – Буркнул хозяин – Богатею. Дома меняю как перчатки.
- Без потерь в этой жизни не обходится – Хохотнул Вяземский. - Зато не скучная жизнь.
Второй гость пил напиток молча. Приглядывался к хозяину, наслаждаясь чаем. Карташов шутливо перепирался с гостем, а сам подумывал, когда же те перейдут к тому, зачем пришли.
- Чабрец, мелиса и медуница довольно таки необычное сочетание, но приятно – Наконец-то подал голос второй гость. – Вы наверно голову ломаете зачем эти два старичка к вам нагрянули?
- Полноте – Продолжил он, не дав Ерофею отнекиваться. – Это обычное состояние любого человека. Я так же как и вы любопытен.
Он замолчал на секунду, делая глоток из бокала, а потом неожиданно спросил.
- Вы верите в чудеса?
- Ну.. –Промямлил, не зная что ответить Карташов. – Скорее да, чем нет.
- А я вот представьте, верю. Не считайте это старческой прихотью. Просто если бы не чудеса, то мы не сидели бы за одним столом сейчас и распивали этот прекрасный напиток. - Арсений Витальевич приподнял вверх свой бокал и как бы посмотрел на чай сквозь керамику. – Правда давно это было, так что даже самому кажется неправдой.
-У нас к вам вот какое дело. Мы тут получили некие сведения. Точнее его помощники, – Он кивнул в сторону смолкшего Захара. – Плюс я поспрашивал у старых знакомых. Вырисовывается странная картина. Из храмов и у частных лиц изымаются вещи, имеющие хоть какое-то малейшее отношение к этим чудесам. Тут и иконы, старинные божки и даже просто бытовые вещи, казалось бы не имеющие отношение к религии. Согласитесь странно, не правда ли?
Ефрем кивнул, хотя до конца так и не понял о чём речь.
- Люди, близкие к патриарху, намекнули ему об этом и, что оказалось, тот был огорошен этими сведениями. Если не считать это игрой, то остаётся предположить, что некая сила ведёт тайную борьбу со святыми раритетами и любыми чудесами. И это в обход своего прямого работодателя. Для чего непонятно. Есть данные даже о ликвидации людей обладающих силой чудесного исцеления, словом божьим.
- Нет не тех шарлатанов, что берут за свой обман мзду – Перебил сам себя гость, заметив недоверие хозяина к словам о лекарях. – Я о тех, что бедствуют и не просят за свою помощь денег. Они даже питают к ним некое отвращение. Шарлатанов сейчас специально плодят тысячами, чтобы обманутый народ разуверился в чуде. Но не будем о грустном. Мы решили создать небольшую группу, для изъятия конфискованного и передаче оного всем людям.
- Вы не хотели бы войти в эту группу? – Арсений, хитро сощурившись, посмотрел на оторопевшего Карташова и продолжил. – Почему я пожелал включить в эту группу вас?
-По рассказам Захара я понял, что вы не приверженец насилия, даже если вашей жизни угрожают смертью. И последние происшествия были наглядными доказательствами тому. А я так сказать заключил договор с этим командиром. – Он кивнул в сторону спокойного Вяземского – Во время операции ни одной души не должно быть загублено. Это первостепенно важно тем, чтобы чудесные свойства раритетов не пропали.
- Ну, если так, то я согласен – Кивнул головой участковый.
- Правда есть одна незадача. – Усмехнулся порыву хозяина глава совета. – Мы не знаем, где содержатся сие предметы. Но есть и зацепки. На днях сюда приедет мой старый товарищ, причём тоже бывший настоятель, отец Даниил. Он как-то раз намекал мне, что в курсе последних событий. Будем надеяться, он окажет нам содействие в наших поисках.
Гость смолк на минуту, допивая чайный напиток. Потом встал с табурета и поклонился, чем смутил Ерофея.
- А пока разрешите откланяться и большое спасибо за чай. Теперь у меня пополнится коллекция рецептов ещё на один сбор. Вы как нибудь навестите меня, я своими рецептами похвалюсь. Сейчас трудно найти таких гурманов как мы – Он заулыбался и лик его засветился от радости и счастья.
Потом подал знак Захару и они, душевно обнявшись с Карташовым, вышли на улицу. Хозяин присел назад на табурет и, подперев подбородок ладонью, задумался. Таким его и застал, вошедший в дом, Валера. Он сел рядом и спросил с улыбкой.
- Что, сделали вам предложение?
На что Ерофей, молча, кивнул головой.
***
Поначалу служба показалась не такой уж и обременительной. Ели, спали да постоянные тренировки. Для человека, побывавшего в аду, это было райским отдыхом. Изредка выезжали на охрану машин, курсирующих от центра на север. Да и то до конца никогда не доезжали. На подходе к тайге их сменяла другая команда, а они возвращались назад на базу. Но спокойствие длилось недолго.
В один из вечеров, когда с тренировками было покончено, его вызвал к себе начальник. Только Влад вошёл в кабинет, его помощник тут же закрыл дверь на замок. Это несколько насторожило. Дубов сидел, вальяжно раскинувшись в кресле, с улыбкой изучал реакцию на лице новобранца.
- Присаживайся, в ногах правды нет – Кивнул на соседнее кресло командир.
Владислав сел. Тело как бы погрузилось в глубокое и мягкое море пуха.
- С такого не выпрыгнешь в стойку – Тут же заметил про себя Грек – Хитрит что-то начальство. Этой роскоши, до недавнего времени, здесь не было.
Сзади истуканом встал заместитель Дубова, что тут же вызвало улыбку на лице бойца.
- Тебя не обижают небольшие меры предосторожности – Заметив его мимику, как бы извиняясь, спросил хозяин кабинета. Влад развёл руками, что, дескать, без претензий. Сам же по привычке прорабатывал выход из нестандартной ситуации.
- Я вот зачем тебя вызвал – Продолжил Дубов – На прежней службе тебе наверняка приходилось заниматься устранением объектов.
Мальцев промолчал, ожидая продолжения.
- У нас к тебе задание по такому профилю. -  Начальник приблизил лицо к подопечному. Мимика отвращения у бойца его не устраивала. - Не волнуйся насчёт морали. Объект преступник, похитивший в церкви дорогостоящую икону и пожелавший толкнуть её на запад. А ты сам понимаешь, мы этого допустить не можем. Ты должен будешь нейтрализовать объект и забрать вещь, принадлежащую церкви. Я думаю, ты сможешь с этим справиться?
Дубов вперился взглядом в сидевшего напротив бойца, изучая его реакцию, на сказанное.
Грек спокойно без эмоций кивнул головой, в знак того что понял и готов.
- Данные по цели получишь завтра. – Закругляя разговор, произнёс начальник, выпроваживая Влада, и когда тот подошёл к двери, добавил. – Насчёт задания не строй иллюзий. Противник не из лёгких и может оказать сопротивление, поэтому всё надо сделать быстро и без лишних разговоров с ним.
Мальцев ещё раз кивнул головой и вышел в коридор.
- Ты курируешь операцию. – Бросил Дубов помощнику, только дверь закрылась. – Посмотришь его в деле и если что, закончишь и с ним и с объектом сам. Не нравится мне его свободолюбивость и чистоплюйство.
- Всё понял. – Вытянулся в струнку зам и вышел следом за бойцом.
К полудню следующего дня заместитель Дубова вручил пакет с заданием Греку и буркнул уходя.
- Бумаги изучишь и уничтожишь. Что языком трепать не надо, мне наверно лишне говорить.
Владислав кинул недоброжелательный взгляд на хлыща и хмыкнул. Уложить эту выскочку для него не представляло труда, но надо было сдерживаться. Субординацию нужно соблюдать. Занимаясь на стрельбище и в спортзале, он потихоньку изучал, кто мог бы доставить ему трудности и получалось, что только командир. Тот был для него тёмной лошадкой, так как занимался только в одиночестве со своим замом и никогда не бахвалился своими умениями. Был всегда спокоен и подтянут. Такие опасней всего.
Ближе к десяти вечера за ним подъехал помощник командира и отвёз на место. Полчаса они проторчали недалеко от главного входа в городской парк. Здесь по оперативным данным преступник должен был осуществить передачу ценности. Зам смолил, к неудовольствию Грека, как паровоз. Только кончалась одна, как он тут же раскуривал следующую. Вскоре появился невысокий мужичок в костюме, что было забавным для такой-то погоды. Даже к ночи не опускалось ниже двадцати.
- Вперёд. – Вальяжно, словно своей шавке, скомандовал сопровождающий и бросил не догоревший окурок в траву. Влад, зыркнув злобно на новоявленного командира,  двинулся к высокому забору. Тенью перелетел через него и скрылся среди деревьев и кустов. И  не звука. Помошничек передёрнул в страхе  плечами.
Мужик двигался прямо по дорожке и никуда не сворачивал. Просчитав маршрут, Владислав выбрал кусты у самой тропинки и залёг. "Задание" вело себя странно. Шумело и дёргалось, словно новичок. Когда объект поравнялся с ним, резко закинул удавку и дёрнул на себя. Кажущийся тяжеловесным из-за стольких одёжек, мужик как пушинка перелетел через растительность и чуть не сшиб бойца. Мальцев даже немного вывихнул кисть, от того что не рассчитал вес цели. Опасность объекта оказалась завышенной начальством. Тот даже не среагировал и не попытался защититься. Вёл себя как обычный обыватель. Прислушался. Тишина. Осмотрел тело и под пиджаком нащупал свёрток, завёрнутый в газету. Взял не раскрывая. За любопытство можно и пострадать. На пальце труппа светилось серебром печатка. Он не мародёр и не стал бы пытаться его забирать, но странный рисунок заинтересовал Влада. Это могло пригодиться для начальства. Грек попытался его стянуть, но то просто въелось в мясо и не хотело сниматься. Тогда он достал нож, намереваясь его срезать. Неожиданный шум справа отвлёк и заставил ретироваться. Два бомжа, негромко переговариваясь, двигались в его сторону. До забора добежал за секунду, не потревожив кусты и клумбы. Когда перемахивал на другую сторону, его ботинок, испачканный влажной землёй, соскользнул с гладкой трубы и он повис, зацепившись ладонью за острую пику. Только на той стороне обнаружил маленькую царапину и вытер капли крови о куртку. Возле машины возник словно привидение. Зам, не сразу заметивший его, стал торопливо убирать пистолет во внутренний карман. На подозрительный взгляд Мальцева буркнул.
- Так на всякий… Всё тихо? Поехали.
Влад прыгнул на заднее сиденье и автомобиль, сорвавшись с места, скрылся в лабиринте улиц.
На базе  сразу же прошли в кабинет Дубова. Тот не спал, ожидая их. Влад кинул свёрток на стол. Командир, не разворачивая, помял посылку и удовлетворённо заулыбался.
- Всё прошло тихо? – Спросил он обращаясь сразу к обоим.
- Так точно – Вытянулся во фрунт зам. Боец просто кивнул головой.
- Свободны. – Подчинённые вышли и разошлись по своим комнатам, а сам Дубов поспешил на ковёр к начальству, спеша доложить об успехе операции и проверке стажёра.
***
День не задался с самого утра. Сначала убежало кофе из турки, запачкав белизну новомодной плиты. Потом порезался, когда брился. И под конец ,оторвался рукав любимой рубашки и пришлось одевать старую. Настроение у Виктора сразу упало ниже плинтуса. На работу шёл, задумавшись о несправедливости судьбы, и не глядел по сторонам.
Вскрик в подворотне заставил отодвинуть грустные мысли на второй план и прислушаться. Звук борьбы доносился из проходного двора. Он убыстрил шаг, направившись в ту сторону. Под конец даже перешёл на бег. Во дворе мужчина тянул за руку пожилую женщину. Та упиралась, пытаясь вырваться от нападавшего, и голосила. Морозов подбежал к нарушителю со спины и резко дёрнул за воротник джинсовой рубашки. Тот от неожиданности выпустил жертву и та, подобрав выпавшие пакеты, рванула к выходу из опасного тупика. Преступник был почти на целую голову выше полицейского и фигурой бог не обидел. Виктору приходилось напрягать все свои силы, чтобы не попасть под град ударов сыпавшихся с его стороны. Только через пару минут он смекнул, что сама драка кажется какой-то странной. Мужчина специально подставлял лицо под его удар, даже если он случайно промахивался, а сам не доводил свой удар до завершения. Всё начинало напоминать индийское кино. Морозов опомнившись, отскочил в сторону от фарсового побоища, но было поздно. Мужчина с окровавленным лицом выбежал из подворотни на дорогу и заголосил.
- Помогите. Убивают.
Тут же, как из-под земли возникли двое полицейских и бросились к Виктору. Тот даже удостоверение из кармана не успел достать, как его скрутили и нацепили наручники. На недовольные вскрики и попытку оправдаться, посыпались удары резиновых дубинок.
- Молчи сволочь, а то до отдела мешок с костями довезём. – Прошипел тот, что постарше.
Морозов  прекратил попытки сопротивления и дал себя погрузить в подъехавший уазик.
В отделе соседнего района его сразу препроводили в обезьянник и даже не стали снимать наручников. На просьбы телефонного звонка бросили, чтобы заткнулся, а то отделают по полной.
Опер сел на лавку и, грустно улыбнувшись, задумался.
- Да, пятница тринадцатого точно несчастливый день. Сначала утренние неполадки, теперь вот эта подстава и как он сразу не смекнул. Старею наверно.
Просидел в тишине до обеда, наблюдая за пробегавшими мимо сотрудниками полиции. Только ближе к двенадцати часам, майор из дежурки открыл решётчатую дверь и выпустил Виктора наружу. Усмехнувшись в густые усы, пробасил, отстегивая браслеты.
- Нехорошо товарищ капитан. Уже людей на улице избиваем. О вашем случае будет доложено наверх. Пострадавший написал заявление на вас.
- Что даже удостоверения не попросите – Покачал головой Морозов, потирая застывшие от наручников кисти рук. – По заказу работаете ребята.
Майор засуетился, поняв, что допустил прокол. Руки с наручниками спрятал за спину, словно нашкодивший мальчишка. Виктор улыбнулся, наблюдая за замешкавшимся сотрудником отдела.
- Значит точно по заказу подстава. Приплатили начальничкам. Знали, кого берёте. – Он сплюнул в сердцах на пол и, отодвинув плечом полицейского в сторону, пошёл к выходу.
На работе даже не успел дойти до своего кабинета, как вызвали на ковёр. Хмурый полковник буркнул, не глядя на вошедшего сотрудника.
- Садись задира. – И продолжил копаться в своём компьютере.
Капитан сел и, скорчив жалостливую мину на подставке из рук, преданно уставился на начальство.
- Хватит мне глазки строить. – Не выдержал тот. – Что подставили сам понимаю, так что можешь не распинаться. Но ты знаком с нашей государственной машиной. Придётся тебе до окончания разборок погулять в отпуске. Дела сдай Вересову. Только последнее придержи у себя. У нас же, его похитили и ты не успел ещё восстановить все документы. Я надеюсь.
Игнатьев усмехнулся и поглядел в сторону подчинённого.
- Занесёшь дело мне. Твой взломанный шкаф не подходит для долгого хранения. Свободен.
Виктор грустно кивнул и поплёлся к выходу. Петрович бросил вдогонку.
- И своему ухарю Игорю скажи, чтоб не болтал лишнего, если чего спросят.
- А мне в официальный отпуск или как? – В ответ спросил Морозов и снова скроил смешную рожицу. – Я уже пару лет не отдыхал.
- Занесёшь заявление, а там посмотрим. – Улыбнулся начальник. – Только из города ни на шаг. Думаю эта бодяга из-за находки. Пусть теперь Вереса покрутят. Заодно  проверю нового сотрудника на вшивость.
Виктор, радостно скалясь, вышел из кабинета. День начинал казаться не таким уж и плохим. Он сам хотел попросить отдых за свой счет, чтобы вплотную заняться лишь одним делом. А тут оплачиваемый длинный отпуск. Судьба поворачивалась постепенно к нему передом.
Молодой опер Вересов Павел Петрович с радостью забрал незаконченные дела у капитана. Старлею не терпелось поскорее заняться настоящей работой, а не перебирать бумажки в архиве. Он даже объяснения Виктора пропускал мимо ушей, забирая заветные папки. Морозов понял его состояние и, прекратив надоедливые нравоучения, просто вручил ему свою визитку. Так на всякий случай. Вдруг вопросы возникнут. Только перед уходом молодой парень заметил развороченный сейф, закрытый на висячий замок и сломанную дверь.
- Да. – Подмигнул ему Виктор. – Иные дела покруче атомной бомбы бывают. Видишь, как разворотило. Так что всё по инструкции. Работай с ними осторожно, словно сапёр. И упаси тебя боже заниматься этим дома.
Павел с опаской отодвинул прижатые к телу документы и с каким-то страхом и восхищением одновременно взглянул на неприметные папочки. Он понял иносказание капитана. Гордость за то, что ему доверили такие дела, так и рвалась из него наружу. Вересов даже досвидание не сказал, убегая в свой кабинет, что выделили ему совсем недавно. Теперь не терпелось поскорее заняться делом.
- Молодость, молодость... – Улыбнулся капитан. – Когда-то вот так же он рвался в бой без оглядки, пока жизнь не научила осторожности и волчьему чутью.
Осмотрев ещё раз кабинет, Виктор закрыл дверь и двинулся снова к начальству. Листок с заявлением на отпуск держал в руках, а папку с делом о последнем убийстве нёс в сером неприметном полиэтиленовом пакете. Почти у самой двери начальника его подловил бывший однокашник, Димка Горбыль. С ним он частенько сматывался из учебки в самоволку. Тот получил лет пять назад майора и поговаривали, метит на полковничью должность в соседнем отделе. Были слухи о мохнатой руке в главке, но Морозов слухам никогда не доверял.
- Привет дружище – хлопнул майор его по плечу. – Сколько уже лет мы с тобой не пересекались. Может, сходим в какой нибудь кабачок. Посидим, вспомним молодость. Ты как?
- Да я не против. – Хмыкнул удивлённый его поведением Виктор. Вот уже лет десять, даже когда они работали в одном отделе, тот ни разу не выказывал дружеских отношений. А тут встретимся?
- Меня как раз в отпуск выгнали. Вот сдам дела и свободен на пару месяцев. – Продолжил он. Горбыль сразу сбавил дружеские обороты и замешкался.
- Слышал о твоих печалях. Не думал, что твоё начальство тебе не поверит. А кому наработки свои отдашь? – Спросил бывший однокашник как бы вскользь, хотя глаза тут же заблестели, зорко уставившись на капитана. Морозов улыбнулся.
- Сказали старшему лейтенанту Вересову сдать. Молодой, но уже цепкий опер. – Покривил душой Виктор. – Думаю справиться.
- Ясно. – Протянул Горбыль, пытаясь разглядеть содержимое пакета в его руках. - Ну ты давай всё равно не исчезай. Созвонимся и посидим, как в молодости.
Майор ещё раз хлопнул капитана по плечу и быстрым шагом попылил по коридору, а Виктор, оглядываясь вслед однокашнику, вошёл в кабинет полковника.
Игнатьев закинул тощую папочку в сейф и быстро подписал заявление на отпуск.
- А теперь проваливай и не мозоль мне глаза. – Бросив листок с заявлением через стол буркнул начальник. – И смотри там у меня, без самодеятельности.
- Само собой – Засмеялся Морозов делая мину ангелочка.
- Табельное сдать не забудь. И спрячь свои глаза хитрющие. А то сразу видно, как проведёшь свой отдых. – Полковник улыбнулся устало. – Но если что я на связи.
- Спасибо Сергей Петрович. Постараюсь отдохнуть по полной. Досвидание. – Капитан махнул на прощание рукой, с зажатым  листком, и вышел.
Оформление и получение отпускных затянулось до полудня, зато вышел из отдела с полным кошельком и радостным ощущением свободы. В пакете лежала тоненькая, но широкоформатная книжица об историческом сказании, о первом Иверском храме, построенным в Грузии. Эту книжонку ему сунул Гоша, когда он на секунду забегал к нему чтобы передать наказ начальства.
- Почитай обязательно. – Зашептал тот, будто в кабинете ещё кто-то был. – Там и про вашу сведения есть. Только не потеряй. Я её у друга всего на недельку выпросил. Такую сейчас не купишь.
-  Как за родной пригляжу. - Пытаясь отделаться от фанатика искусства, пообещал другу.
Остаток дня решил понежиться дома, работу надо начинать с большого перекура, поэтому двинулся к ближайшей остановке автобуса. Народу на улице было немного. Промежуточный час пик ещё не наступил, когда работники из контор и магазинов торопятся быстрее пообедать и разбежаться по своим местам. Мотоциклист у бордюра, вяло копающийся в своём агрегате, сразу бросался в глаза своей нарочитой медлительностью. Виктор моментально стал в стойку, как гончая, ожидая продолжения действий. Двигаясь вдоль дороги взад вперёд, он ни на секунду не выпускал водителя из виду. Тот заметил интерес к своей особе, закончил ремонт и сел верхом на своё средство передвижения. С минуту покопался в приборной панели и тронулся с места. Проезжая мимо остановочного пункта, бросил скользящий мимолётный взгляд в сторону опера и мгновенно скрылся за поворотом. Морозов всей кожей уловил угрозу, исходящую от лихача.
- Что им ещё надо? – Заскрипел он зубами от злости.- Иконы нет, дела тоже. И чего они прицепились ко мне как пиявки? Надо плакатик смастерить и на спину повесить. "Я в отпуске".
Подошло полупустое маршрутное такси. Капитан присел с краю у двери и расплатившись с кондуктором задумался с какого конца взяться за своё домашнее задание. Из раздумья вывел звонок его внутренней сторожевой системы. Кто-то в автобусе интересовался им. Зевая, словно он задремал, Морозов оглядел тихонько салон и тут же наткнулся на любопытствующий взгляд парня с переднего сиденья. Тот изредка поднимая голову, бросал спокойный взгляд в его сторону. Угрозы и беспокойства от пассажира не исходило, но всё же любопытство к своей персоне напрягало.
- Наверно нервы шалят. – Подумал капитан. – Это дело меня точно доконает.
Виктор вновь откинулся на спинку сиденья и расслабился . Вот и его остановка. Он, очнувшись от полудрёмы, рванул к двери и едва успел выскочить, сквозь закрывающиеся двери, наружу. Кровь от адреналина толчками пульсировала по нервам, заставляя тело концентрироваться, как перед схваткой. Наверно только это и спасло ему жизнь. Лишь автобус отъехал на пару метров вперёд, как из подворотни на огромной скорости выскочил знакомый уже мотоцикл. Морозов резко отпрыгнул в сторону и упал с перекатом за афишный щит. Длинный стилет, появившийся мгновенно в руках бандита, успел зацепить только болтающийся по ветру пакет. Борозда от него пролегла через всю глянцевую обложку.
- Гошан меня точно запилит за порчу книги. – Промелькнула запоздалая мысль.
Водитель, проехав метров пятьдесят по иннерции, развернулся на стовосемьдесят градусов и рванул вновь к нему. Виктор приготовился к бою. Только это не понадобилось. Обломок кирпича, выпущенный как из пращи, ударил в переднее колесо и мотоцикл, завиляв из стороны в сторону, со всего маху ударился в придорожный столб. Нападавший вылетел из седла и, перекувыркнувшись на асфальте пару раз, замер в неестественной позе. Виктор подбежал к нему и перевернул на спину. Из-за разбитого матового стекла на него глядели серо-зелёные глаза молодого парня. Кровь стекала из уголков губ на осколки шлема. Звуки шагов сзади, заставили вскочить и обернуться. К нему не спеша шёл тот самый любопытный пассажир автобуса. Морозов приготовился к новой схватке.
- Спокойно Виктор Павлович. Нам надо срочно покинуть это место. – С какой-то грустинкой в глазах произнёс парень. – Мы могли бы побеседовать, но не здесь?
Капитан кивнул головой и они ретировались с поля боя, скрывшись в соседней подворотне.
***
Ближе к обеду, когда Грек возвращался с тренировок к себе в комнату, мимо него пролетел чем-то разражённый командир. Дубов даже не ответил на его приветствие. Выкрикнул троих бойцов, и когда те пришли, запрыгнул в машину, и компания выехала за ворота базы.
- Что-то странное творится в пенатах этой компании – Ухмыльнулся Вячеслав. 
Последнее дело давило на психику. Такое ощущение, что друга предал. Почти всю ночь он размышлял о своём задании. И чем больше думал, тем больше становилось непонятно. Обычно на войне ему не приходилось задумываться о ликвидированных им. А сегодня Грек чувствовал себя паршиво, словно он сделал что-то не то.
- Интересно, как там Ветер? Что делает? Наверняка тоже в непонятках от своей компании. Чуйка у Егора была ещё та. Он всегда первым раскалывал слабые стороны противника. И дерьмовою ситуацию видел задолго до её проявления.
Вячеслав секунду постоял на крыльце и отправился к себе. Он не заметил любопытствующего взора со стороны аллеи. Заместитель Дубова проводил его ненавидящим взглядом и, сплюнув коптившую сигарету прямо на брусчатку, двинулся в другую сторону.
Чуйка у Егора и правда имелась. Лишь только его привезли на загородную, деревенскую резиденцию, как он тут же уловил подвох от работодателей. Пару недель ему дали отдохнуть и привыкнуть к местности. Спортзал здесь был не хуже того где их тестировали. Ветер почти полные сутки проводил в тренировках и стрельбе, которая давалась ему лучше всего. Да и от плохих мыслей отвлекала. Контингент, ошивающийся в спортзале, был самым разнообразным, но назвать его неподготовленным было нельзя. Каждый был спецом высшего пилотажа. Он с восхищением смотрел, как двигались бойцы, как владели холодным и стрелковым оружием. С такими лучше дружить, чем воевать. Но вот дружбы как раз то и не получалось. Командный дух, царящий на заданиях, тут же исчезал, как только бойцам давалась команда - разойдись. Каждый был сам по себе. Ветер, не мыслящий жизни без компанейских посиделок, пытался подкатить к некоторым, как ему казалось более- менее адекватным, но те только посматривали на него как на идиота и молча, уходили. В отряде царили драконовские меры. Он видел однажды, как молодого парня за самоволку вывели за территорию пара бугаёв. Конвоиры вернулись, а вот их подопечный исчез навсегда. У них это называлось «выгнали». Старший отряда частенько пугал своих бойцов этим словом перед каждым заданием. И по реакции последних, это их сильно нервировало. Про документы обещанные нанимателем здесь даже не вспоминали. У его коллег по лагерю их тоже не было. Да и зачем. В город здесь не выпускали, а на задания добирались на прикреплённых к отряду машинах, которые видимо из-за спец номеров, никогда не задерживали для досмотра.
Во время занятий Ветер постоянно ощущал слежку за собой. Повсюду стояли камеры наблюдения. Лишь к  концу второй недели его вызвали к командиру. В комнате три на три было четверо. Один сидел рядом со старшим, двое у дверей. Такой приём не сулил расслабляться.
- Ты уже дней десять в лагере. Есть жалобы или вопросы ? – Лениво протянул начальник. Стул, на котором он сидел, был откинут на две ножки и тот как канатоходец удерживал равновесие на нём. Тёмного цвета хаки сидело на мужчине как влитое. Егор ни разу не видел того в гражданке или без оружия. Правда и бойцам нечасто, если только для заданий приходилось, переодеваться в обычную одежду.
- Кормят неплохо. – Спокойно ответил Ветер и ощутил поток движения сзади.
Два бойца у двери начали атаку одновременно. Первый попытался подбить его ударом в сгиб у коленей. Второй метил рукой в шею. Ветров отбил оба со снисходительным спокойствием, даже не меняя позиции тела. Отлетевшие к дверям , бойцы повторили атаку вкладывая в неё всю силу и это было их ошибкой. «Мельницу» Егор всегда крутил отменно. Тот что справа получил подсечку и отлетев грохнулся головой о полотно двери, открыв её наружу. Второй более рьяный пролетел мимо цели и, получив дополнительное ускорение за счёт удара в затылок, рухнул на стол начальника. Командир даже не дрогнул продолжая эквилибристику на стуле. Сидевший рядом с ним боец, просто стряхнул поверженную тушу на пол и снова сел на место. Битва вызвала одобрительную улыбку на лице хозяина кабинета. Постепенно приходящие в себя, нападающие вновь попытались атаковать, но получив приказ, – Всё. Свободны.- Потирая бока, поплелись вон из кабинета. Тот, что бороздил мордой стол, проходя мимо стоящего как столб Ветра, буркнул – Сочтёмся – и дверь закрылась. Начальник удовлетворительно хмыкнул, обращаясь к сидевшему справа.
- Дуб плохой товар никогда не поставляет. Значит с завтрашнего дня в строй. Пора отрабатывать, как ты сказал неплохую кормёжку. – И махнул по барски рукой, отпуская бойца.
Егор развернулся и по-строевому покинул помещение. Заниматься в спортзале расхотелось и он пошёл к себе в комнату. Надо заметить с жильём дела здесь обстояли совсем неплохо. И не скажешь, что полуразрушенный заводик. Дощатые снаружи домишки на десять пятнадцать комнат, внутри были отделаны с роскошью. Телевизор плазменным экраном светился на одной из стен в каждом номере. Санузел у входа в комнату был тоже дорогостоящим, с переработкой и утилизацией отходов. Кровать и тумбочка у изголовья были не из дешёвых. Про постельное бельё вообще промолчу, таких комплектов и в пятизвёздочных не всегда увидишь
Ветер повесил куртку на вешалку и прилёг на постель, щёлкая пультом в поисках интересующих каналов. Половина была на иностранном, часть религиозного толка и лишь пара тройка напоминала обычные Российские. В дверь бухнули кулаком. Хозяин комнаты, не вставая, крикнул – Не заперто. В комнату ввалился давешний соперник. Потирая ушибленную скулу он, ухмыляясь, уставился на спокойно лежащего бойца.
- До ужина ещё долго. Не хочешь поспаринговаться. Отыграться бы надо.
- Мне папаня всегда бил по рукам. Не за то, что в карты играл, а за то что отыграться пытался. – Пошутил Ветер. Битюг набычился.
- Ссышь? Так и скажи, а то ас.
Егор развёл руками и с ноткой снисходительности произнёс, вставая с койки.
- Ну, если тебя так приспичило, что ж пойдём, потанцуем.
Они вышли в коридор, а затем на улицу. Егор думал, пойдут в спортзал, потренироваться, но пригласивший его боец так далеко ходить не собирался. Законы чести ему были не ведомы. Ветер едва успел на интуиции уклонить корпус. Кулак громилы всё же вскользь мазанул по его челюсти. Зажгло.
- Теперь с синевой ходить придётся. – Разозлился потерпевший и перекатом ушёл с линии второго удара. Противник не давая передышки молотил руками и ногами во всех направлениях. Только теперь это было бесполезно. Егор спокойно уклонялся и те пронзали пустоту. Он мог вырубить его с одного удара, но не злость, а какая-то внутренняя обида на вероломство последнего заставляли Ветра поиздеваться над соперником. Нанося короткие, но болезненные удары с улыбкой на лице, Ветров заставлял бугая нервничать и злиться. Тот с пеленой на глазах наскакивал на него и тут же охал от очередной оплеухи. Собравшиеся на спектакль скучающие бойцы, улюлюкали, подзадоривая дерущихся и ржали когда очередной тычок Егора заставлял борова взвизгивать. Тот от насмешек коллег просто озверел и выдернув из земли штакетину от забора рванул как вепрь на обидчика. Бой принимал нежелательные последствия. Его надо было быстро заканчивать. Ветер в кувырке подсёк громилу и ударом локтя в мощную шею отправил того в длительный нокаут. Поднялся с земли и отряхнул испачканное обмундирование. Люди стали расходиться. Никто даже не подумывал поднять поверженного товарища. Подбежали два мужичка в монашеских халатах и, погрузив с трудом тело на тележку, покатили её к медсанчасти. По их спокойствию и обыденности Ветер понял такое им не в новинку и двинулся по направлению к столовой.
- Война войной, а ужин по распорядку – Вздохнул он. – Друзей не завёл, зато врагов уже нажил, а что будет завтра, знает только создатель.
***
Лето выдалось в этом году просто на зависть. Не жарко и не холодно. Даже дожди шли как по заказу, когда земля того требовала. Василий протёр последний ритуальный сосуд и поставил его на полку. Оглядел помещение ризницы и остался доволен своей работой. Сегодня он при церкви остался один. Иннокентия забрал с собой настоятель, отец Аркадий. В далёком от них посёлке Живица сельчане недавно построили свой храм. Местным понравился пример Кузьминок, когда сам храм и его священнослужители содержатся за счёт общины. Место постройки ходили выбирать всем миром. Вскоре на одной из полянок, у деревни, возвысилась, упираясь крестом в небеса, церковь. Строительством заведовал, по приглашению сельчан, родственник Фёдора, дед Савелий. И вот сегодня состоится её освящение. Городских приглашать не стали, памятуя склоку с Кузьминским храмом. Решили, что настоятель Аркадий вполне подходит для этой миссии. Тем более слухи о чудесах ещё не угаслм в памяти. Тот не стал отнекиваться и согласился на освящение деревенской церквушки.
Половина односельчан из Кузьминок ломанулась на столь знаменательное событие. Василий остался при своём храме, так на всякий пожарный. Он не огорчался этому. Здесь было легко и благостно, так что никуда не хотелось уходить. Дьяк частенько, тайком от настоятеля, лазил на колокольню и прикасался к спрятанной там ладанке. Отец Аркадий так и не был поставлен в известность о ней. Староста деревни взял с парня честное слово о том, что ни одна душа про это не узнает. И он держал его. Вот и сейчас, расправившись с бытовыми проблемами, Василий залез на колоколенку и сидел, свесив ноги из люка. Ветерок, врывавшийся в открытые проёмы, трепал его кудри, заставляя расслабиться. Душа пела и рвалась наружу в полёт. Казалось бы, раскрой пошире руки в стороны и взлетишь, как птица. Василий, шутя, постучал ногтем по боку колокола и тоненький звон заставил завибрировать сердечную мышцу, приятной щекоткой отзываясь во всём теле. Вот так бы и сидел вечность.
От благостных раздумий оторвал неожиданный посетитель храма. Это была молодая девушка. Она робко постучалась в дверь и вошла внутрь. Никого. Руки, от неизвестности дальнейших своих действий , трепали кончики белого платка, скрывавшего её лицо наполовину.
- День добрый. – Подал голос сверху Василий и девушка вздрогнув ойкнула.
Дьяк спустился быстро вниз и застыл очарованный уставившимися на него испуганными, зелёными полянами глаз. Почти с минуту длилось молчание, пока посетительница не опустила, застеснявшись пристального взгляда, лицо вниз.
- Я, это – Промямлил священнослужитель – колокол церковный от пыли очищал.
Девушка прыснула от такого объяснения в платочек и подняла улыбающиеся , но всё ещё прикрытые поволокой грусти глаза на парня. Василий сразу же принял деловой вид , оправил на себе одежду и, тронув крест на груди и стараясь говорить с  взрослым баском, спросил.
- Вы по какому делу пришли?
Лицо посетительницы сразу погрустнело. Кисея печали прикрыла блеск очаровательных глаз и на веках затрепетали бусинки слёз, словно роса по утру.
- Ну полноте. – Засуетился дьяк – Расскажите о своём горе и вам станет легче. Создатель говорил, что надо делиться всем и радостью, и печалью. Правда, люди соблюдают только половину завета, придерживая радость про себя. Опутанные невежеством суеверий, боятся сглаза.
- С отцом плохо. – Выдавила тихо из себя прихожанка и продолжила сквозь всхлипывания. – Врачи сказали сделать ничего не могут. Если протянет полгода, и то за счастье считайте, сказали. Мне баба Надя посоветовала поставить свечку в вашем храме за здравие. И ещё отец попросил привести священника для исповеди. Не хочет умирать не исповедовавшись. Он у меня сильно верующий.
Василий быстро сбегал в ризницу и принёс пяток свечей, потом подвёл девушку к иконам святых, ответственных за здоровье и спросил.
- Вы молитвы знаете?- Та кивнула головой.- Так я отойду чтобы вам не мешать, а вы помолитесь. Потом поговорим об остальном.
Он вручил свечи прихожанке и выскользнул на улицу. Солнце скрылось на время в набежавших на небо облачках. Но прохладный ветерок не мог никак остудить его разгорячённую душу. В память навеки впечатались смеющиеся и грустные одновременно омуты глаз посетительницы. Такого с ним ещё ни разу не происходило. Василий присел на лавку и постарался успокоить разбушевавшееся ни на шутку сердце. С трудом, но это ему удалось. Священник подставил лицо тёплым лучам улыбающегося из-за облаков солнца и расслабился.
Скрипнула дверь церкви и на улицу вышла ранняя гостья. Глаза её были печальны. Она повернулась лицом к храму и перекрестилась и лишь, потом сняла с головы платок с незатейливыми голубыми узорами по краям. Струи волос цвета спелого колоса мягко опустились на её плечи. Дьяк снова засмотрелся на девушку. Назвать её красавицей было нельзя, но та внутренняя красота, что была дана ей, затмевала всё.
- А как насчёт моей просьбы насчёт священника? – Девушка подошла ближе к парню, который, засмотревшись на неё, так и не поднялся с лавки.Руки торопливо пытались развязать концы маленького платочка с деньгами. – Отец очень просил, боится не успеть.
- Настоятель сейчас по вызову уже ушёл, но я как его помощник тоже могу совершать таинства обряда исповеди. – Очнулся от грёз Василий и, заметив потуги посетительницы покачал отрицательно головой. – Подождите с минутку, я соберу свои вещи.
Он вскочил с лавки и жестом предложил посетительнице своё место. Та села. Помощник настоятеля, подобрав края сутаны, рванул внутрь церкви, боясь, что девушка испарится, не дождавшись его. Побросал в сумку всё необходимое. Достал новую, ни разу не использованную епитрахиль. Поцеловал, перекрестившись, и сложил аккуратно туда же. Свою рясу тоже снял и положил сверху. С секунду постоял в задумчивости, но решив что-то для себя, быстро поднялся на колоколенку. Порыв ветра на мгновение подул на ладанку и та завертелась на тонком шнурке, сверкая в лучах солнца. Она словно радовалась решению дьяка и сама просилась в его руки. Священник осторожно снял её с крючка и сунул в грудной карман рубашки, перекрестился и поспешил вниз. Иконка подбадривала, как прежде и успокаивала, согревая область груди у сердца.
Девушка всё так же сидела с грустным лицом, утирая снятым платком изредка набегающую на ресницы влагу. Василий тихонько, стараясь не спугнуть видение, подошёл к ней.
- Я готов. Вы где живёте?
- Да тут недалеко в посёлке лесозаготовителей. – Махнула в сторону тайги та. – Часа четыре ходу.
- Тогда вперёд. – Произнёс священник и добавил опомнившись - Я только деда Филиппа предупрежу, что ушёл и мы пойдём.
Но в своё село идти не пришлось. По взгорку поднималась бабка Федосья. Шерлок Холмс в юбке всегда был на своём посту. Дьяк обрадовано подбежал к женщине и быстрой скороговоркой стал объяснять обстоятельства дела, при этом часто жестикулируя. Бабка выслушала его и, закивав головой в знак того что поняла, поковыляла обратно за Филином.
- Ну, вот всё и разрешилось к лучшему – Подошёл к девушке радостный паренёк – Можем идти.
Он взял её под локоть, отчего та застеснялась и покраснела, и они пошли в сторону посёлка лесозаготовителей.
По дороге, чтобы как-то разговорить спутницу, Василий стал рассказывать, как строилась в их селе церковь, о своей учёбе в гимназии и какой у них хороший настоятель при храме.
- Меня зовут Василий. – Опомнившись что не представился, перебив сам себя, произнёс он неожиданно. Приставку «отец» нарочито пропустил – А вас как звать величать незнакомка?
- Васька – То ли повторила его имя, то ли назвалась девушка. Потом опомнившись вновь покраснела и добавила – Василиса. Только отец меня всё время Васькой кличет, вот и привыкла.
Дьяк рассмеялся и тут же извинился перед насупившейся девчонкой.
- Значит, мы в некотором роде тёзки получается.
Девушка, оттаивая, кивнула головой и улыбнулась такому совпадению. Остальную дорогу они прошли уже как давно знакомые. Василиса сама подхватила дьяка под руку и уже не умолкала всю дорогу. Она рассказала, как лишилась матери из-за болезни , как отец один воспитывал её. О том, что у них в посёлке семейных раз-два и обчёлся. Поведала, как заболел отец.
- Он у меня вальщиком работал – С гордостью говорила девушка. – Год назад цепь соскочила с пилы и перебила сухожилия на ноге, пришлось стать нормировщиком. А недавно нога стала темнеть и сохнуть. Его уже и в район возили. Там пару месяцев лечился. Не помогло ничего. Хотели даже ногу ампутировать, но какой-то светило медицины осмотрел его и сказал, что уже поздно. А позавчера ему совсем плохо стало. Вот он по наущению соседки и послал её в соседнее село, в церковь.
За разговорами не заметили, как дошли до посёлка. Среди деревьев вразнобой замелькали наспех построенные сборные домишки. Василиса сразу замолкла и показала в сторону крайних изб, что были ближе всего к ним.
- Вон та с красной крышей наша. – И повела его в сторону своего дома. С каждым метром, приближавшим к себе, она становилась грустней и тише.
В посёлке было пусто. Почти всё мужское население находилось на работе. Курицы и прочая мелкая живность, отличаясь только краской на перьях, бродила без присмотра между изб. Иногда резко выскакивая из кустов, она заставляла вздрагивать Василия. Вот и небольшая избушка. Он пропустил девушку вперёд и двинулся по ступенькам за ней следом.
***
В квартире Виктор, не разуваясь, прошёл на кухню. Поставил толстобокий чайник на плиту и зажёг газ. Гость топтался в прихожей, не решаясь пройти дальше.
- Двигай сюда. – Крикнул из кухни замешкавшемуся парню Морозов – Можно не разуваться.
Спаситель прошёл внутрь и присел на крайний табурет. По лицу его было видно, что он не знает, как начать нужный ему разговор, поэтому капитан взял эту роль на себя.
- Что это было? И почему вы следите за мной?
- Я не слежу. – Стушевался ещё больше парень – Мне велено только страховать вас. Для слежки и защиты у нас есть более высококлассные специалисты. Я так на подстраховке. Наверху посчитали, что вы и сами не слабый противник.
- И что это за контора взялась меня опекать и кто на меня наезжает? – Продолжил допрос, довольный похвалой в свой адрес, Виктор.
- Мы частная организация. Если начальство сочтёт нужным, то посвятит вас. А вот противника мы и сами не знаем. Только догадываемся. Поэтому хотели бы получить сведения от вас.
- А я то, каким тут боком? – Усмехнулся хозяин квартиры – Вёл обычное дело об убийстве и на тебе. Погони, слежки и попытки ликвидации. Кто-то просто не хочет раскрытия дела.
О вещдоках и накопленном материале умолчал. Кто его знает. Может это просто спектакль. Хотя для импровизации слишком кроваво. Он снял засвистевший чайник с плиты и разлил кипяток по бокалам. Потом вытащил из подвесного шкафа пачку пакетного чая и конфеты.
- Давай на ты – Раскрывая новую пачку с пакетиками произнёс Морозов. Парень кивнул головой. – А то это выканье меня достаёт не по детски. Ты меня уже знаешь. А как мне тебя величать?
- Пётр.
- Так вот Петя, у тебя что-то конкретное лично для меня есть? Не просто так ты же захотел со мной поговорить. Выдавливай из себя то, что мне можно знать.
Гость опустил чайный пакет в кипяток и задумался. На роль переговорщика он явно не подходил. Капитан улыбнулся, но промолчал, не подгоняя собеседника.
- Да я и сам сильно не в курсе. Меня попросили приглядеть за вами и попробовать уговорить вас на встречу со старшими. Если вкратце. То убитый в парке был членом нашей группы и хотел отнести найденную недавно икону в церковь, где как он считал хороший настоятель. Мы отговаривали его, но он не послушался и вот итог. Надо было сотню раз проверить. А так икона потеряна и человека хорошего нет.
- Она в госхране сейчас наверняка - Открыл часть правды Виктор, отхлёбывая дымившийся кипяток. Открыл с дальним умыслом. Если перед ним провокатор, то по крайней мере не будут брать приступом отдел и его терроризировать. – Икона оказалась слишком дорогой. Наш отдел не в состоянии отвечать за её сохранность.
- Ладно, хоть там. – Немного погрустнел парень – Лучше у них чем….
Они смолкли, задумавшись, каждый о своём. Чай в бокалах опустел.
- Тебе ещё добавить? – Спросил Морозов гостя, увидев что то отставил пустую посуду в сторону.
- Спасибо, я напился – Всё ещё в задумчивости произнёс гость. – Я пожалуй пойду.
- Да Мефистофель из тебя никудышный – Засмеялся капитан – А как же насчёт соблазнений и  встречи с твоим начальством.
Пётр улыбнулся и протянул маленькую картонку с фамилией и номером телефона.
- Совсем вылетело из головы. Вы позвоните?
- Постараюсь выкроить время, хотя бы ради своего спасителя.
Парнишка застеснявшись похвалы буркнул –Досвидание – и вышел на лестничную клетку. Дверь захлопнулась и Виктор поднёс визитку к лицу. «Вяземский Захар Петрович» гласила небольшая картонка. Снизу цифры сотового. Капитан хмыкнул и сунул бумажку в карман рубашки. Потом помыл за собой посуду и прошёл в комнату. Огромное кресло напротив стенки с телевизором было любимым местом для размышлений, а думать было о чём. Если судить по последним событиям и фактам, он попал между двух огней. Две противоборствующие организации что-то не поделили между собой. Какая из них права, какая нет вот в чём загвоздка. Может так случиться, что и обе противозаконны. Такое за годы его службы случалось не раз, когда криминальные группировки делили территории, подставляя друг друга.
- Ничего – Потянулся, зевая, в кресле Виктор – Правда вылезет наружу. Надо только терпеливо ждать. Слава богу, что вторая хоть не открыла на него охоту. Знать ещё не перебежал им дорогу. 
Он рывком поднялся на ноги и стал переодеваться. Прежняя одежда при беглом осмотре немного пострадала от катания по асфальту.
- Сначала узнаем про разбившегося парня на мотоцикле, потом остальное. Надо все-таки понять, кто его терроризирует, что им надо и вырабатывать план защиты.
Созвонился с Игнатьевым и рассказал обстоятельно о нападении, умолчав о спасителе и разговоре с ним. Что покинул место аварии, так как опасался дублирования операции по его зачистке. На другом конце провода просили обождать. Через минуту трубка голосом начальника ответила.
- Дело взяло на себя ДПС. Считают, что водитель не справился с управлением на скорости. Так что не паникуй и забудь. Только поосторожнее, там на отдыхе. Если что я всегда для тебя на связи. Но я не бог. Так что дерзай отпускник, но не заигрывайся. Что касается твоего проступка, то оплошали «представители общественности». Милиционеры, задержавшие тебя, не поддержали обвинение. Всем хочется до старости проработать на своём месте. Думаю, попробуют тебя достать по-другому. Так что держи хвост пистолетом. Не предпринимай ничего, не посовещавшись со мной. Понял?
Морозов ответил – Так точно – и связь запиликала отбой.
Улица встретила тишиной и ласковыми солнечными лучами. Осторожно выглянул из арки проходного двора. Никого. Даже на остановке ни единого человека. Прошёл к месту боя и ещё раз осмотрел всё. Гаишники наверняка не шерстили округу, списав всё на аварию. У столба мелкой крошкой блестели осколки стекла мотоциклетной каски. Неподалёку бурыми каплями выделялась кровь потерпевшего. Виктор по привычке собрал и то и другое. Осмотрел прилежащие к дороге газоны и судьба вновь подфартила. В мелких кустиках боярышника, зарывшись лезвием в дёрн, торчала рукоять ножа. Капитан с помощью платка достал оружие и, завернув его в сопливчик, положил в прорезанный им же пакет. Оглянулся по сторонам и, не заметив лишних глаз, двинулся к проспекту. Там чаще ходил транспорт. Через полчаса он входил в свои рабочие пенаты. Поздоровался на проходной и торопливо двинулся к комнате криминалистов. Игорь был на своём рабочем месте. Приход капитана его не сильно обрадовал.
- Тебе и в отпуске не отдыхается – Проворчал он, повернув к нему голову. – Думал хоть месячишко от тебя поскучаю. Во что на это раз вляпался?
Виктор достал осколки, пробы крови и положил на стол. Следом на свет появился из пакета нож с длиннющим лезвием. Держа оружие за металл, он развернул рукоятку и присовокупил к уликам.
Гошу это сильно не заинтересовало. Бросив на груду на столе мимолётный взгляд, он тут же воззрился на сам пакет, который пересекала длинная полоса прорези.
- Что с книгой? – Со страхом в голосе, прошептал он. – Ты моей смерти хочешь?
- Книга его интересует – Хмыкнул обидчиво Виктор – А моя жизнь так приложение к ней. Ничего с ней не стало. В порядке она. А вот меня могло бы и не быть. Кто бы тогда тебе вернул твоё сокровище?
Криминалист сразу успокоился, но всё равно бросал мимолётные взгляды на тонкую рану на полиэтилене. Он повернулся вновь к столу и двумя пальцами приподнял холодное оружие.
- Тяжёлый какой – Удовлетворённый осмотром, проронил начкрим. – Так что тебе по этому нарыть. Если на вскидку. Осколки от плексигласа, кровь скорей венозная, а вот вредитель пакетов интересен тем, что его в карман не спрячешь. Такие вроде у наёмников воюющих в джунглях встречаются. По всему остальному позже. У меня и так работы немеренно.
- А побыстрей? – Сложил у подбородка ладони лодочкой капитан. - Моя жизнь всё таки под угрозой.
- Постараюсь, – Хрюкнул от смеха Гоша и протёр очки – Но не обещаю. Дел сам знаешь сейчас невпроворот. Иди, отдыхай, отпускник. Позвоню, если что будет интересное.
Морозов хлопнул хозяина кабинета по плечу и вышел в коридор.
Когда подходил к пропускному, ему вновь встретился однокашник. Но в этот раз майор только бросил на него мимолётный взгляд и побежал по своим делам.
- Вот и сказочке конец – Произнёс Виктор вслух и наклонившись пониже, к ничего не понимающему дежурному по части, добавил. – Дружба дружбой, а табачок порознь. Пока.
Молодой лейтенант так ничего и не понял из речи капитана. Сказал досвидание и открыл турникет.
Пока брёл до остановки маршрутки, задумался о своих дальнейших действиях, поэтому пропустил предупреждения внутренней сторожевой системы. Неприметная серая Мазда резко остановилась рядом. Дверь распахнулась и в грудь ему упёрся ствол пистолета.
- Садись - Прорычал мужчина в таком же сером костюме.
Он сел не сопротивляясь, лишь обругав себя втихомолку остолопом. Дверца закрылась и машина рванула вперёд. На голову тут же набросили чёрный мешок и сцепили наручниками руки.
Морозов не делал попыток к освобождению. Рисковать зря не хотелось. Поэтому он расслабился и прислушался к своим ощущениям, чтобы понять, куда его везут. Город он знал на отлично. Прокручивая в голове карту, Виктор считал повороты, накладывая маршрут машины на виртуально-мозговой макет города. Везли как ни странно к центру.
***
Приехавший ближе к вечеру, командир группы был не в духе. Отчитал охрану на воротах. Объявил водителю машины два наряда вне очереди и ещё что-то в духе мата и скрылся в спортзале со своим заместителем. Через пару часов вышел успокоившийся и довольный. Судя по синякам и хромоте лизоблюда спаринговался жёстко и со злостью, выпуская пар. По слухам товарищей по общежитию, Дубову досталось по первое число от начальства. Ближе к вечеру он вызвал в кабинет Грека и, когда тот вошёл, бросил конверт с заданием на стол перед ним. Владислав неторопливо поднял его и достал фотографию с описанием объекта.
- Морозов Виктор Павлович. – Прочёл он на обороте. – Капитан полиции.
Судя по описанию маршрутов и послужного списка, тот ничем себя не мог скомпрометировать себя перед их организацией. Мальцев поднял недоумённое лицо на начальство. Старший, поедая его глазами, следил неотрывно за его реакцией и она, судя по всему, ему не нравилась.
- За что его? Ссориться с полицией я не собираюсь. – Бросил конверт на стол Грек.
- Эта сволочь ведёт дело о твоей ликвидации в парке. Нам не нужна утечка информации. Мои
люди пытались сами зачистить объект, но этот жук им не по зубам. Скользкий зараза.
- Я не буду этим заниматься. – С отрешённым спокойствием, перебил его Мальцев.
- Чистеньким хочешь быть? Ты и так уже наёмный убийца. – Скривился Дубов, словно от зубной боли. – Ты вообще никто. Тебя нет. Так что не хочешь – заставим.
- Попробуйте – Усмехнулся Грек и напрягся, ощущая угрозу.
Свист воздушного потока заставил отклониться в сторону и стальная дубинка пролетела мимо. Заместитель, всегда присутствующий как тень в кабинете старшего, не успел даже замахнуться второй раз. Удар по горлу носком ботинка назад выключил его мгновенно. Но это нападение отвлекло Грека от главной опасности. Удар в затылок ребром ладони отключил его сознание и он рухнул мешком на пол. Последнее что он помнил, стоявшего с усмешкой над ним ,Дубова. И темнота.
Очнулся в полусыром подвальном помещении. Свет в камеру проникал сквозь боковые щели железной двери. Доски на бетонном полу служили и постелью и столом, судя по грязным, жирным подтёкам. Вот только ему не приносили ничего. Отлежавшись, Влад принялся за изучение временного пристанища. Почему его не убили сразу, было непонятно.
- Значит, для чего нибудь им сгодился. Знать бы только для чего? - Думал он, обшаривая в потёмках стены. – А пока не убили можно посопротивляться.
Подвальное помещение находилось на глубине и недалеко от влажной почвы, болота или озера. Влага, выступающая сквозь стены мелкими каплями, стекала на пол и ручейком стремилась к решетчатому сливу. Это была хорошая новость. От жажды не умрёт. В остальном бетонный гроб был неприступен. Единственный выход за стальной дверью. Оружия тоже никакого. Даже ремень из брюк вытащили. Грек посмотрел в щель двери и разглядел сбоку будку охранника. Самого бойца видно не было. Отошёл к импровизированной постели и присел в позу лотоса на доски. Шероховато- склизкие на ощупь они уже сгнивали от старости и влажности. Потянул за крайний треснувший кусок доски. В руках оказалась огромная заноза чуть больше ладони.
- Вполне. ещё бы ножичком подточить – Усмехнулся своей мечте Влад. – А если был бы нож, на кой ляд эта палочка нужна была.
Осмотрелся. Бетонный пол, изъеденный влагой, напоминал наждачный камень. Стал с усердием тереть щепой о камень и ждать. Ожидание дальнейшего решения судьбы всегда было самым сложным для него. Вот Француз, этот умел ждать. Не зря стал снайпером в отряде. Мысли сами собой перенеслись в прошлое к погибшим товарищам по оружию и к тем, кто выжил. Рука плавно скребла пол дощечкой по бетону, делая её всё острей.Устав делал зарядку и утолив жажду садился медитировать.
Минуло по его подсчётам чуть более трёх дней. В тюремную камеру к Владиславу, так никто и не заглядывал. Только охрана, судя по шуму, менялась каждые четыре часа. По ним и вёл счёт времени. Отоспавшись и снова попив прямо из ручья на грязном полу, вновь приступал к шарканью дощечкой по полу. Теперь острая с одного конца заноза, зажатая в ладони между пальцев, напоминала грозное оружие. Оставалось заманить тюремщика в свою камеру. А там он покажет всё, чему его научили. На душе не было скуки и уныния. Скорее даже какой-то азарт овладел им. Если его хотели сломить заточением, то «воспитатели» прогадали. Та афганская яма была покруче и на её фоне этот подвал напоминал райское место.
Топот нескольких ног заставил навострить уши и придвинуться ближе к выходу. Звук приблизился и прошёл мимо. Не за ним. Двое протащили чьё-то тело в соседнюю комнату и бросили с хлопком и хохотом его на каменный пол. Потом поговорив  минуту с охранником, вышли наверх. Адреналин схлынул. Грек сел на своё место и, покрутив для пробы сучком-оружием, решил, что пора выбираться. Спокойствие долго длиться не будет. Если эта импровизированная тюрьма заполняется, то скоро может понадобиться и его камера.
 Было где-то около полудня. Лёг на доски и расслабился. К темноте за это время глаза уже привыкли и мог видеть окружающее вполне сносно. Засмотрелся на потолок. Капли влаги, сочащиеся сквозь него, делали его похожим на свод пещеры, из-за спускавшихся вниз каменных сосулек. Побег решил делать к ночи, а пока надо вздремнуть, чтобы набраться сил.
Третий раз, ворча и перебрасываясь скабрезными шуточками, поменялась охрана. Пора. Вскочил тихо на ноги и подкрался к двери. Заступивший на пост боец что-то наворачивал, шурша пакетом и чавкая. Стучать и поднимать громкий шум не хотелось. Могло подкрепление прибежать. Поскрёбся. Ноль внимания. Застонал, разыгрывая умирающего. Чавканье смолкло. Застонал с хрипотцой и покашливанием погромче. Кто-то тихонько двинулся, позвякивая связкой ключей к двери. Остановился прислушиваясь к шуму за ней. Влад застонал жалобней и лёг на пол, свернувшись колачиком. В двери скрипнул, поворачиваясь в личинке ключ, и дверь рывком распахнулась. Сквозь неяркий, но ослепляющий после полной тьмы, свет увидел старого приятеля заместителя Дубова. Видно начальство было сердито на его неповоротливость и сослало в наказание охранять подвал.
- Если везунчик, то во всём – Обрадовался внутренне Мальцев. – Будь кто другой на посту наверняка хрен бы подошёл проверить. А у этого старые обиды возобладали над приказами. Ему захотелось напоследок поиздеваться над умирающим обидчиком.
Надзиратель чувствовал себя непринуждённо и расслабленно. Как же заключённого не кормили и не давали пить три дня. С таким и ребёнок справится. Он подбил ногой протянутую к нему руку, как ему казалось, истощённого и обессиленного зека и рассмеялся.
- Что сучёнышь, скоро сдохнешь как собака – Прошипел он – Убил бы, да так даже лучше. Помучаешься подольше. А завтра напрошусь в твои провожатые на тот свет. Ты не против, я думаю?
И снова рассмеялся. Хотел было уйти, но решил напоследок пнуть лежащего на полу зека. Лишь только ботинок дотронулся тела, как тюремщик тут же потерял равновесие и покатился внутрь камеры. Грек дёрнул за ногу тело на себя и воткнул импровизированное оружие в глаз тюремщика.
- Не против. – Сплюнул в сторону Влад. – Только провожатым чур буду я.
С минуту прислушивался к звукам снаружи, потом принялся обыскивать труп. Снял великоватую для него армейскую куртку и одел. Ножи, патроны и пистолет рассовал по карманам. Звякнули выпавшие из рук ключи. Подобрал и, что-то решив для себя, двинулся по коридору к соседним камерам. В двух ближайших к его комнате не было никого. Третья была закрыта. Он достал связку и примерился к замку. В тишине проскрипел ключ и дверь отворилась, открывая внутренний вид подвальной комнаты.
***
Ещё днём позвонил Захар и, поговорив о житье бытье Ерофея, напросился вечером в гости. Карташов как раз возвращался из очередного вызова в одно из сёл. Бытовая семейная драка не заняла много времени. Пожурив буянов и пригрозив карами государственного правосудия, со спокойной душой возвращался к себе. За шутками прибаутками нового друга угадывалось нетерпение. Значит не спроста звонил. Что-то нужно будет ему.
Дома рассказал о звонке Вяземского и Лизавета принялась тут же хлопотать на кухне. Жена привыкла готовить на целую ораву, не смотря на ворчание мужа о том, что едоки из гостей никакие. Вот и сейчас, заставив стол снедью, убежала в гости к соседям. Женщина быстро сходилась с людьми. На новом месте уже пол села у неё были в друзьях-товарищах.
Гости прибыли как по расписанию, ровно в семь вечера. Первым в калитку вошёл Вяземский, за ним цепочкой ещё трое мужчин. Двоих Карташов признал сразу. Это были глава совета и Валера. А вот пожилой мужчина был ему не знаком. Он поздоровался со всеми и пригласил посетителей внутрь. Все кроме паренька вошли в дом, телохранитель Захара остался околачиваться во дворе. Посетители, чуть ли не синхронно перекрестившись на икону в углу, сели на лавки и табуреты у стола. Вяземский, обозревая накрытый стол, вновь позавидовал Ерофею и похвалил хозяйку дома. Потом, приподнявшись, представил незнакомца.
- Знакомьтесь. Это тот о ком мы недавно говорили. Отец Даниил. Прошу так сказать любить и жаловать.
Гость пожал руку хозяина. Рукопожатие было довольно сильным. У участкового, который и сам не был хилым, заныла ладонь.
- Ну, раз все знакомы – Произнёс Арсений Витальевич – Тогда приступим к нашему застолью-совещанию. Повестка всем известна. Осталось выбрать стратегию и план действий.
- Стратегия нам тоже известна – Засмеялся Захар. – А вот план зависит от того, что нам поведает наш уважаемый гость. И вообще я не понимаю, зачем эту встречу вы решили проводить здесь, в тайне от организации? У нас это было бы гораздо безопасней.
- Во первых мой товарищ слишком скрытен. – Улыбнулся глава и гость улыбнулся в ответ – Он не хочет чтобы о нём знало много народу, а во вторых здесь кормят вкусно и поят отличным чаем.
Арсений подмигнул стушевавшемуся Карташову и тот, чтобы скрыть смущение, стал предлагать гостям то, что приготовила жинка. Все сразу заулыбались и обстановка приняла дружественный характер. Отец Даниил похвалил хозяина, за то, что на столе была только постная пища.
- Сейчас редко кто постится – Говорил он, накладывая в тарелку распаренную картошку. – Даже многие священники считают, что это не так важно. Не понимают, что чистота души напрямую зависит от чистоты самого тела.
За столом обсудили почти все проблемы: политики, церкви, жизни в старообрядческих и славянских общинах, даже виды на урожай, не касались только главного. Только когда Ерофей принёс душистый травяной чай, Арсений Витальевич намекнул на то что требовалось от гостя.
- Что вам сказать? – Отпивая из блюдечка, промолвил отец Даниил – Сам я это место не знаю. С недавнего времени у меня даже контакты с людьми оттуда прекратились. Помог один пострел. После его побега там ввели ужесточённые меры безопасности. Но кстати он то и сможет показать место и рассказать о планировке объекта. Василий там работал в некотором роде учёным.
- А как нам с ним встретиться? – Заёрзал на своём месте Захар.
- Да, очень просто. Я на следующей неделе собирался навестить его. Вы можете составить мне компанию. Заодно и познакомлю вас. Парень просто золото. Но слишком горяч. Что поделаешь, молодость. Из-за этой горячности пришлось нам хлебнуть горя.
- С поездкой не уверен, что получится. - Вяземский устало развёл руками. - Дел невпроворот. А вот если бы вы дали адрес и предупредили вашего друга о нашем приходе. Это было бы в самый раз.
- Будь по вашему. - Отец Даниил задумался, видимо вспоминая приключения, что испытали они вместе, после побега Василия. Такое не сразу забудется.
- И вот ещё что. – Словно вспомнив что-то, добавил гость - У вашего противника есть ищейки раритетов. Не знаю, как они определяют местоположение. Но за нами шли как привязанные. Если вы собираетесь экспроприировать эти чудеса, то вам придётся и позаботиться о том чтобы их спрятать. У меня есть только  один вариант. Подсказал  друг. Ауру предмета можно скрыть и усилить только в местах выхода таких же энергий. Я думаю их много. Раньше на этих местах строились дольмены и позже церкви. Вам, со своими связями , я думаю не составит труда их сыскать. В противном случае они всё вернут на место. Другие варианты придумаете сами. Я лично их не знаю. Это молодые с наукой идут в ногу. Мы больше о душе заботимся.
Он улыбнулся, перевернул и поставил бокал на пустое блюдечко.
- А сейчас позвольте откланяться. Мои дела тоже не ждут. –  Даниил встал  и поклонился хозяину дома - Спасибо за хлеб соль. А чай был просто прелесть.
- У меня, надеюсь, не хуже пивали – Поддразнивая гостя, произнёс Арсений.
- Не хуже, но к тому уже привык, а здесь новинку испробовал.
- Да. Сегодня вроде кофеем отдаёт – Подтвердил глава общины. Что это вы добавили любезнейший в напиток. Даже тонизирует как кофе.
- Иван чай – Пожал плечами Ерофей. – У нас все в деревне знали, что если корень его в печке подсушить, такой вкус получается. Я просто ещё цветы сушённые добавил к рецепту.
- Вот видите – Засмеялся отец Даниил, обращаясь к Арсению – Сколько вы ещё не знаете.
- Россия большая. На изучение времени не хватает – Развёл руками тот и скроил грустную рожицу и подмигнул участковому. – Думаю хозяин дома мне поможет. Поможете?
- Ну, сколько сам знаю – Опять стушевался Ерофей от того, что все вновь обратили на него внимание. – Но знаю не так уж и много. Вот моя бабка, земля ей пухом, несколько тысяч рецептов знала. А я не перенял. Молодой был.
- Да. Если бы молодость знала. если бы старость могла - Пошутил успокаивающе Захар.
Так на весёлой нотке гости и распрощались. Захар пошёл провожать главу, а отцу Даниилу дал в провожатые Валеру. Тот пообещал новому другу, что как только проводит гостя, вернётся обратно.
Карташов прибрался и сел, облокотившись на печную стенку, задумавшись о жизни. Таким его и застала Лизавета.
- Глянь, опять смурной. – Заохала она. – Что-то гости тебя в последнее время в тоску вгоняют. А Валера не приходил что ли? Вот он тебя всегда веселит.
- Обещал зайти твой любимчик – Заворчал на женино кудахтанье Карташов. – Проводит гостя и вернётся.
- Чего ж ты тогда всё со стола убрал? – Всполошилась Лизавета и стала вновь собирать на стол. – Парнишка наверняка голодный придёт, а ты только водой поить горазд.
- А ты как на убой только и можешь откармливать. - Парировал муж.
Подразнивая друг друга, они уселись рядышком и обнялись. Так и просидели, обнявшись, до прихода Валеры. Лишь только паренёк показался на пороге, Лиза тут же всё внимание переключила на него, обхаживая, словно курица цыплёнка.
- Мне Захар Петрович выходные дал – Радовался тот, разговаривая с набитым ртом. – Так что завтра и крышу доделаем и дровяник.
- Тогда ешь и спать. – Буркнул Ерофей – Завтра рано встанем.
Француз закивал радостно головой и продолжил уплетать за обе щёки. Карташов встал , потрепал парня за кудрявую шевелюру. Потом отправился к себе в комнату, по пути наказав жене, хлопочущей вокруг гостя, чтобы не задерживалась. Та только отмахнулась от ворчуна.
 
***
На утро, выстроенным на плацу бойцам, раздали задания и все разошлись по местам. Часть сменила караул, часть разошлась по тренировочным залам и комнатам. Группу, в которую вошёл Ветер, отвели в сторону и стали инструктировать. Задание не было сложным. Надо было захватить или в случае невозможности просто устранить объект. Проработали маршрут, движения цели и определили место засады. Егор заметил кучу недостатков плана, но промолчал. Кто он такой чтобы встревать. Расхлёбывать всё равно не ему. После инструктажа выдали оружие и разрешили пристрелять его на стрельбище. Короткоствольное узи, израильского образца, которое досталось ему, легко ложилось в руку и при стрельбе отдача почти не ощущалась. Он изрешетил пару мишеней и занялся его чисткой. Остальные коллеги тоже тщательно подготавливались к делу. Что говорила о их профессионализме. Когда все были готовы, их посадили во внедорожник и повезли в лес на исходную точку. Машина, дёргаясь на ухабах, летела с огромной скоростью. Деревья мелькали, словно в ускоренной съёмке. Иногда на резких поворотах даже было страшновато. Вдруг не справится водитель и они влетят в эту мешанину из деревьев. Но тот был асом своего дела и доставил людей на место в срок и в полной сохранности. Командир группы ещё раз проинструктировал бойцов и они, рассредоточившись, залегли. Время начало обратный отсчёт. День как всегда выдался солнечным. Лежать на сухой хвое и вдыхать сосновый аромат, было верхом блаженства. Рассматривая суету букашек в траве, Ветер даже на минуту расслабился и представил, что сейчас не на задании, а в каком нибудь санатории отдыхает. Последнее время он стал замечать за собой некое отвращение к своей профессии. Хотелось мира и спокойствия.
Команда «внимание», пробежала по цепи бойцов, словно зажженный бикфордов шнур, и смолкла. Вдали послышался стрёкот мотоцикла. Защёлкали, снимаемые с предохранителей, автоматы. Тарахтенье всё ближе. И вот когда объекту оставалось несколько сотен метров до засады, звук резко смолк. Все непонимающе закрутили головами, только Егор напрягся. Он не верил в совпадения. Плюс перед самым концом движения транспорта услышал тихий и незаметный щелчок, так могла бить только снайперская винтовка с глушителем. Странно, что другие не обратили на это внимание. Бойцы по команде медленно развернулись в цепь и двинулись вперёд. Ветер сместился в сторону противоположную звуку выстрела, стараясь, чтобы справа всегда находилось какое либо прикрытие. Так цепью они тихо и приближались к месту остановки мотоцикла. Зашелестело в кустах на обратной стороне дороги и двое торопыг открыли огонь , срезая ветки очередями. Егор присел за ствол и осмотрелся. Резкие щелчки выстрелов пистолета справа, заставили пригнуться и сменить направление огня. По лесу разнесся стрекот щелчков, словно сверчки со всей округи собрались в это место. Лишь грохот «Макарова» портил идиллическую картину, распугивая грохотом местных обитателей. Егор старался обойтись без стрельбы, посматривая по верхам деревьев. Этот беспорядочно палящий во все стороны объект его не пугал. Снайпер был страшней. Только с оценкой цели казалось бы неуклюжей, он тоже прогадал. Тот в мгновение перемахнул через кусты и поваленные деревья, рванув в самую чащу. По пути отстреливался и петлял словно заяц, уходящий от лисы, не давая противнику прицелиться. На минуту даже Ветер вошёл в раж, пытаясь достать того из узи. Отрезвили крики раненых бойцов. То один, то другой начинали стонать и прихрамывать на простреленные ноги. Противник не желал убивать. Только калечил. Особо рьяным простреливал тазовые кости. Снайпер играл с запаниковавшим противником, словно кошка с мышатами. Стрельба по деревьям его нисколько не волновала. Егор закатился за огромное бревно и стал присматриваться к кронам. Солнечный зайчик мелькнул метров за триста в кроне раскидистого дуба. Он прицелился и выстрелил в том направлении. Расправа над отрядом на время прекратилась. Догонять объект было уже поздно. Тот ушёл от места боя на приличное расстояние и где-то спрятался. Искать времени не было. Возобновивший калечить бойцов снайпер, заставил их, по команде старшего, ретироваться. Ветров перекатился и перебежками двинулся к точке сбора. Тихий щелчок винтовки и удар в живот произошли одновременно. Ветер с испугом глянул на область живота. Пуля, поцарапав лишь пряжку ремня, отскочила рикошетом в кусты. Так мог стрелять только один человек и его здесь быть не должно. Но это точно его шуточки. Оглядываясь по сторонам и матюгаясь, он рванул вперёд за остальными. По пути помог раненому в заднюю часть тела бойцу, дотащив его на своих плечах до автомобиля. Выстрелов по ним больше не производилось. Тишина и покой вернулись в лесную чащу. Последний, контрольный щелчок был в него. Оказав друг другу первую помощь, все погрузились споро в припаркованный на поляне внедорожник и ,тот снова на огромной скорости рванул обратно. Операция потерпела фиаско. Стоны раненых на ухабах были тому подтверждением. Лица бойцов и командира были злы от такого провала. У них ещё ни одна операция не заканчивалась поражением. Только Ветер сидел задумчивый и отрешённый от всех событий. Тот кто сегодня стрелял в них возможно был его лучшим другом. Как они сумели оказаться по разную сторону баррикад? Кто сделал неправильный выбор он или его боевой товарищ?
На базе начальство устроило форменный допрос с пристрастием. Новичкам досталось больше всего. Если бы командир группы, памятуя, что Егор почти снял снайпера, не заступился за него, сидел бы в холодной, как и остальные недавно устроенные. Ветер поблагодарил его и предложил попробовать ещё раз достать объект. Тот усмехнулся рьяности бойца.
- Забудь. Теперь это уже не наша проблема – Хлопнул он по плечу Егора. – Пошла вторая группа зачистки. Эти натасканы на ночное барбекю. А вас скорей всего скоро переводят, не знаю в наказание или награду, на другой объект, гораздо северней и холодней.
На следующий день, свечной заводик лихорадило вовсю. Почти большая половина базы готовилась к переезду.
***
В доме пахло лекарствами и тем запахом испражнений, что встречается, когда болеют полностью обездвиженные люди. Свет из небольших окон высвечивал нелицеприятную картину. Посередине главной комнаты стояла низенькая кровать, застеленная старыми одеялами вместо матраса. Пол, когда то крашенный в коричневый цвет облетел и, если бы не старание хозяйки, стал бы почти чёрного цвета. Занавески, выцветшие от стирок, были прикреплены просто гвоздиками к раме. Сломанная табуретка в углу и подпёртый тумбочкой трёхногий стол завершали картину разрухи. Во всём доме ощущалось отсутствие мужской руки. Единственное что могла девушка – это поддерживать порядок и заботиться о своём отце. На остальное просто не хватало рук.
- Ну, вот так мы и живём - Застеснялась Василиса, увидев горестную мину на лице священнослужителя и зачастила скороговоркой как бы оправдываясь. – Пока папка был здоров, мы жили гораздо лучше, а сейчас ни денег, ни времени нет. Правда, у нас ещё корова и курицы есть. Можно сказать своё молоко и яйца. На его пенсию не прокормишься, а работы здесь мало. У нас сейчас многие без работы сидят по домам.
- Кто там? – Захрипел на кровати мужчина, услышав голоса. – Васька ты что ли?
- Я – Сразу же подбежала к нему девушка – Я тут по твоей просьбе священника привела.
Она поправила верхнее одеяло , что прикрывало тело и приподняла подушку повыше. На Василия уставились слезящиеся недоверчивые глаза больного.
- Ты что ли священник? – Тихо обратился он к парню.
- Да. Я дьяк, помощник настоятеля. – Заробел Василий под пристальным взглядом мужчины.
- Молодой ещё. Как звать то тебя?
- Василий. – Снова пропустил приставку к имени парень.
- Ну так вот отец Василий – Усмехнулся больной, робости священника. – Раз дьяк, так прими мою последнюю исповедь. Не хочется, не исповедовавшись, уходить в тот мир.
- Полноте – Подошёл ближе к кровати парень – Вы ещё поправитесь. За жизнь надо бороться.
- Я сам знаю – Буркнул мужчина – Падать духом это грех. Только бледная с косой уже у изголовья притулилась, так что давай исповедуй. Как там у вас положено?
- Пусть дочь выйдет. Тайна исповеди личное дело. – Попросил священник и повернувшись к девушке добавил извиняющееся – Это ненадолго.
- Ну, раз положено – Мужчина поцеловал в лоб, наклонившуюся над ним, Василису – Иди доча. Мы тебя позовём, когда закончим.
Девушка тенью выскользнула за дверь. Загремели железные вёдра и скрипнула калитка.
- Работящая она у меня, вся в жену – Утирая нечаянно выступившую слезу кончиком одеяла, промолвил мужчина и закашлялся. – Та тоже бывало без дела никогда не сидела.
- Как мне вас звать? – Переодеваясь в одежду священнослужителя, тихо спросил его Василий.
- Да клич Александром Петровичем – Ответил отец Василисы.
Дьяк закончил облачение. Ладанку из кармана взял в руку и прикрыл её епитрахилью. Как она действует и что делать, он не знал, поэтому стал поступать наугад. Василий положил руку с ладанкой на лоб мужчины и начал таинство исповеди и причащения, надеясь на иконку и на бога.
Часа три он выслушивал больного мужчину, не перебивая и не отвлекая того. Тот вспоминал всю свою жизнь от самого рождения и до сегодняшних дней. Сначала стесняясь молодости священника, в конце он уже чувствовал себя раскованно, словно делился бедами с родственником, не утаивая ничего. Василий чувствовал, что мужчина и правда верит в создателя и кается искренне. Возможно это от того, что ладанка в его руке нагрелась и её тепло, ощущалось даже сквозь ткань епитрахили, а может просто ему хотелось верить. Не может у такой хорошей дочери быть плохой отец. Отец Василисы обратил внимание на тёпло у лба лишь, когда закончил свою исповедь и дьяк прочёл молитву о прощении и здравии. Он недоумевающее посмотрел, слезящимися глазами, в сторону священника и спросил тихим голосом.
- Вы сами-то не заболели случаем. У вас кажется температура.
- Не волнуйтесь, у меня руки всегда такие тёплые. – Отнял от лба мужчины ладони Василий.
- Мне даже кажется полегче стало, вот что значит исповедовался. – Задумчиво произнёс Александр Петрович и потрогал руками вечно ноющую ногу. – Странно не болит даже.
- Вера всегда помогает – Сразу перевёл в другое русло дьяк. – Но всё же пусть ваша дочь найдёт какую нибудь травницу хорошую. Полечитесь и вам будет лучше. Врачи не всегда правы. Можно я продолжу.
Мужчина послушно кивнул головой. Священник дочитал молитвы о причастии, окропил голову отца Василисы святой водой и дал ему просвирку. Глаза больного пусть незаметно, но изменились. Теперь в них теплилась надежда, а безысходность и страх перед смертью отошли куда-то вглубь. Василий поднялся с колен, на которых он всё это время стоял у изголовья мужчины, и стал переоблачаться. Александр Петрович засуетился и стал звать дочь. Та тут же прибежала на зов, словно никуда не уходила.
- Тебе плохо, что подать – Испуганно залепетала она, подскочив к кровати больного.
- Успокойся, ты, егоза. – Улыбнулся мужчина – Надо бы отблагодарить батюшку за его работу.
Та понимающе кивнула и бросилась к комоду, где у них лежали деньги. Достала несколько сотенных бумажек и протянула священнику. Василий даже шарахнулся в сторону от неожиданности.
- Не надо. Уберите, пожалуйста. – Произнёс он, старательно укладывая в сумку свои принадлежности. – Меня община и так содержит.
- Но мы не из вашего села – Недоумевала девушка.
- Помогать надо всем. Врач помощь оказывает же бесплатно. Он давал свою клятву Гиппократа. А мы клянёмся помогать людям духовно. Так что это наша обязанность.
Василиса смяла в руках денежные бумажки, не зная как дальше поступить. Такого ещё ни разу на её жизни не было. Мужчина на постели молчал, старательно скрывая набегающие слёзы. Девушка заглянула изумлённо в глаза паренька и просящее спросила.
- Может, хотя бы чаю с нами попьёте?
- Спасибо. Я бы с удовольствием. Но у меня там храм без присмотра остался.- Он повернулся к отцу Василисы – Если хозяин разрешит, я в другой раз приду, тогда и угостите чаем.
Мужчина, оправившись от спазмов сдавливающих горло, кивнул головой.
- Конечно можно. Мы с Васькой вам всегда будем рады. Так ведь доча? – Та обрадовано кивнула. – Так что приходите, когда у вас будет свободное время. Моя красавица пирожки печёт, пальчики оближешь. Попробуете сами.
Девушка смутилась от похвалы и покраснела. Василий поднял сумку с вещами и пошёл к выходу.
- Доча, проводи гостя – Попросил Николай Петрович и та, поцеловав отца,, стремглав бросилась за парнем.
Она проводила Василия до калитки и, смущаясь, напомнила, что тот обещал заглянуть в гости. Парень хотел было что-то сказать, но лишь произнёс досвидание и, не оглядываясь, пошёл по тропинке из села. Он не видел долгого взгляда в спину, но ощущал его, борясь с желанием повернуться и посмотреть. Душа и ликовала, и грустила одновременно. Видно зацепила дивчина его сухое сердце, учённого монаха.
***
Почти полчаса его кругами возили по городу. Морозов усмехался потугам похитителей. В своём городе он знал каждый поворот и улочку. То, что его привезли почти в центр города ,он почти не сомневался. Сомнения были только насчёт запахов. Пахло необычно, словно кто-то перед его приездом окуривал помещение ладаном. Мешок с головы снимать не стали. Нудный голос стал задавать вопросы по его последнему делу и уликам из комнаты убитого. Виктор отвечал почти без утайки. Рассказал, что икону сдали в государственное хранилище. Им не положено держать драгоценности и дорогие вещи в отделе, а эксперты высоко оценили вещь. Рассказал о похищении дела из его сейфа и что все собранные документы и показания были потеряны. Докладывать похитителям, что дело восстановлено и пополнено не стал. Пошутил, не их ли рук это дело, за что тут же схлопотал ребром ладони по шее. Для достоверности показаний его для устрашения несколько раз били, по ощущениям ударов, деревянной битой. Потом видимо поверили и снова запихнули в машину. На этот раз та выехала за город и понеслась по трассе.
- Хотели бы прикончить, не парились бы так долго везти – Устало подумал капитан, охая от боли на особо крупных колдобинах. – Грохнули бы в ближайшем лесу. Значит ещё нужен им.
Он уселся поудобней. Откинулся на спинку сиденья, положил руки в наручниках на колени и задремал. Ехали не слишком долго. Раз попытался спросить у молчаливых конвоиров куда этапируют, но получив удар в живот, больше не старался злить бандитов.
Очнулся от дрёмы, когда машина резко затормозив, остановилась. Послышались голоса других людей, похожие на военные, так как часть отдавалась в приказном порядке.
- Ну, и куда мне это мясо – Спрашивал грубоватый голос.
- Приказано подержать у себя – Отвечал конвоир – Указания будут позже. И смотрите, чтобы не убежал. Это тот на ком вы несколько раз облажались. Ещё раз и вас всех уволят к чёртовой матери.
Второй голос матюгнулся и Виктор пошатнулся от удара в грудь.
- Поосторожней – Засмеялся тот, кто его сюда привёз. – Он ещё может понадобиться начальству живым. Котлету будете делать, когда прозвучит команда «фас».
Морозова для проформы ударили ещё пару раз и потащили за собой. Он не упирался, стараясь поспеть за бандитами. Но те всё равно каждые пять метров либо били его, либо ставили незрячему подсечки и ржали, когда он падал. Скрипнула дверь и его почти бездыханного потащили волоком вниз по ступенькам. Влажность помещения проникала даже сквозь чёрный мешок на голове. Щелканье запора второй двери и сильный удар ногой в спину. Капитан влетел в камеру и грохнулся спиной на каменный пол. За дверью заржали. Снова скрип ключей в дверном замке, топот палачей и всё стихло.
Отдышавшись немного, Виктор скинул мешок и огляделся. Камера без окошек и проёмов. Пол покрыт слизью от влаги. Мелкие лужицы посверкивали отражая свет из щелей двери. Он подполз к ближайшей и прислонился разбитым глазом к прохладной воде. Стало немного полегче. Когда лужа становилась тёплой, словно меняя компресс, полз к другой. И так несколько раз, пока боль стала почти нечувствительной. За это время из коридора не донеслось ни звука. Лишь говор, когда сменялась охрана. Перебрасывалась парой слов со сменщиками и снова тишина. От влаги немного зазнобило. Нашёл место посуше и свернулся калачиком, стараясь согреться и хотя бы немного поспать. Провозился с час и задремал, чутко прислушиваясь к малейшим звукам. Сколько проспал не помнит. Разбудил тихий поворот ключа в замке. Приоткрыл глаза, стараясь не выдать себя, что не спит. Вошёл мужчина в армейской куртке и двинулся к нему. Морозов напрягся, приготовившись отдать жизнь подороже.
Посетитель сразу же затормозил в паре шагов от него и хмыкнул.
- Жив курилка? – Заговорил мужчина почему-то шёпотом. – Можешь не притворятся, я готовность противника к бою за милю чую. Мне, почему то кажется, что ты хотел бы со мной отсюда свинтить или тебе и здесь неплохо.
Боец хихикнул прикрывая рот рукой. Виктор приподнялся и, охнув, присел у стены.
- Ты кто?
- Какая тебе разница – Произнёс посетитель – Сначала выберемся отсюда. Познакомиться можно и потом. Ты как, сможешь идти?
- Попробую – Капитан поднялся, превозмогая боль, и направился к двери.
Когда он вышел на свет то спаситель, вглядевшись в его лицо на свету, присвистнул от удивления.
- Час от часу не легче. Морозов Виктор Павлович собственной персоной. Достали таки вас.
- Мы знакомы? – Снова отстранился и напрягся полицейский.
- Только заочно. – Поднял руки вверх в знак миролюбия боец. – Мне заказали вас, а я отказался. Вот и парюсь из-за своей интеллигентной щепетильности здесь. Но это долгая история, а я как полагаю времени у нас в обрез. Пара часов до следующей смены.
Он вынул из кармана пистолет и вручил Виктору.
- Пользоваться думаю умеете? – Со смешком в голосе прошептал спаситель – Меня, кстати, Владиславом зовут или проще Влад. Друзья Греком кличут.
- А мне представляться, как я понял не надо – Сквозь зубы от боли, ответил капитан.
- Ну, вот и познакомились. А теперь вперёд. Я ударная часть группы, вы на прикрытие тылов.
Заключённые с осторожностью двинулись к выходу. Влад приоткрыл дверь на улицу и огляделся. Снаружи часовых не наблюдалось. Они выскользнули на улицу и вдоль забора двинулись к проходной. Ночь как назло выдалась тихой и безветренной. Грек двигался как тень, но вот капитану надо было ещё учиться и учиться бесшумно двигаться. Каждый раз, когда за спиной хрустел сучок, Влад напрягался и показывал знаками чтоб двигался тише. Пока пробирались к выходу с территории, на пути встретился только один страдающий бессонницей. Спаситель выключил его сознание мгновенно. На острый недружелюбный взгляд Виктора, как бы оправдываясь, проронил.
- Через часок очнётся.
До смены караула оставалось не больше полутора часов, а ещё надо было отойти от базы на приличное расстояние, ввиду возможной погони. Вот и проходная. Два наёмника дежурили попеременно. Один стоял на крылечке, другой отдыхал внутри проходной. Влад оставил капитана в тени деревьев, а сам пополз к будке. У самого фундамента строения замер и прислушался. Прилипший на одном месте, часовой стоял напротив окна и убрать незаметно не представлялось возможности. Грек подал знак Виктору и тот, поняв, что от него требуется, кинул камень в противоположную сторону. Вояка встрепенулся и сделал пару шагов в сторону, которые стали для него роковыми. Беззвучно повалился в траву и затих. Оставался только тот, что внутри. Боец махнул рукой товарищу по несчастью и Морозов, еле передвигая ноги, приблизился к стене караульного помещения. Ситуация была патовая и стремилась к проигрышу. Время не на их стороне.  Виктор предложил нахрапом, но Влад кивнул на калаш, лежащий на столе, и покачал головой.
- Перестреляет ка белок в тире и пикнуть не успеем. Надо ждать, когда менять напарника выйдет.
Но время для ожидания им не дали. Загорелся прожектор над главным корпусом и взвыла сирена. Как обнаружилась их пропажа раньше времени, было непонятно. Видимо Дубов не мог долго без своего любимчика лизоблюда и послал сменить того раньше положенного. Но отгадками можно будет заняться позже, когда смоются отсюда. На вой сирены из будки выскочил второй охранник и Влад уложил его рядом с напарником. Из зданий выскакивали люди в камуфляже и сходу открыли огонь по беглецам. Где-то на заднем плане ревел сам командир.
- Упустите, шкуру сдеру живьём! Живыми не брать.
Пули рикошетом застучали по кирпичу будки, обдав убегающих заключённых цементной пылью. Одна из шальных пуль отразившись от стены вонзилась словно игла в ногу капитана. Влад дал очередь в ответ из автомата охранника, подхватывая коллегу по заключению и выбегая за проходную. Виктор тоже сделал пару беспорядочных выстрелов в сторону зданий.
- Убежать далеко, с покалеченным капитаном, им не удастся – Подумал со злостью Грек, но жизни надо отдать подороже. Он сделал несколько прицельных очередей и крики раненых были подтверждением тому, что попал. Нападавшие залегли и усилили ответный огонь. Влад снова подхватил Морозова под руку и потащил в сторону кустов на пригорке. Не слыша сопротивления со стороны беглецов, противник, осмелел и мелкими перебежками вновь двинулся в их сторону, не прекращая стрельбы. Дубовцы не спешили. Ни куда не денутся. Патроны закончатся и они возьмут их тёпленьким. Бежать то здесь некуда. Поля за автодорогой растянулись на несколько километров во все стороны. Достать с СВДшки, плёвое дело.
Грек, пригибаясь, взобрался на холм и втащил за собой Виктора. Хруст ветки сбоку заставил обернуться и дать очередь в сторону звука. Парня у дерева спасло лишь то, что Морозов, разглядев его, успел отбить руку Влада с автоматом в сторону. Очереди легли прямо над головой Петра. Это был он.
- Свой – Оправдывая поступок, крикнул капитан бойцу.
- У меня внизу за кустами машина спрятана – Пролепетал испуганный парень и подхватил из рук Владислава тяжёлое тело. Он потащил Виктора вниз, а Грек, отстав от них на пару минут выпустил весь рожок в осмелевших врагов. Те тут же залегли, а Владислав, отбросив уже бесполезное оружие, бросился догонять своих. К машине подошли одновременно. Уложили Виктора на заднее сиденье и запрыгнули сами. Мотор взревел и машина, стартанув словно спринтер, понеслась по дороге. Запоздалые выстрелы, веером трассеров осветили на время дорогу, не задевая машину. Та, сливаясь с дорожным полотном, скрылась в темноте ночи. Пассажиры не видели перекошенное бешенством лицо Дубова. Не видели, что тот в запале застрелил одного из своих бойцов и бросался проклятиями в их сторону. Впереди их ждала только свобода.
***
Егор вышел на площадку у главных ворот. Сильный северный ветер пробирал до костей даже днём. А к ночи, когда земля, быстро остыв, покрывалась росой, становился ещё жгучей. Лето здесь пролетало мгновенно. В этих северных широтах оно длится недолго, а осень напоминала скорее зиму, как у него на родине. Внутри объекта было гораздо теплее, но Ветер не привык к жизни в подземельях . Его постоянно тянуло наружу, на воздух. Вот уже второй месяц он здесь и всё никак не привыкнет к давящему на психику многометровому бетонному потолку и таким же толстым стенам. Да и атмосфера на базе была ещё хуже, если не сказать поганей, чем на прежнем месте. Постоянные придирки начальства, которому везде мерещились шпионы и маленькая комнатка без окон, напоминающая келью-тюрьму, доведут до белого каления кого угодно. Поэтому бойцы из охраны, чуть ли не в драку собаку спорили о том кому ехать встречать специальные грузы или фуры с продовольствием . Всем хотелось хотя бы на часок побыть вне казематов.
Пару раз выигрывал прогулку на свежем воздухе и Егор. Один раз за продовольствием смотался. А вот во второй раз пришлось встречать спец груз из столицы. Ящики со свинцовыми стенками перегружали на свои машины долго. Грузчики от тяжести свинцовых коробочек сгибались чуть не до земли. Что в них, никому не было известно. Ветер видел однажды похожие контейнеры, на прежней службе. Там в них закладывалось ОМП с возможностью радиоактивной утечки, но здесь-то оно зачем. Значит что-то другое. Эти контейнеры не доверяли никому из его товарищей. Когда они приехали с грузом обратно на базу, то их тут же забрали вниз бойцы внутренней охраны, с виду напоминающие монахов из-за их одеяний. Ветров догадывался, что это небольшое снаружи помещение, имеет двойное дно. Несколько лифтовых шахт были тому подтверждением. Только вот снизу никогда никто не показывался, кроме внутренней охраны. Среди коллег по работе ходил слух, что здесь раньше было сооружение, принадлежащее военным. В эпоху перестройки, когда с ведома правительства и главных армейских чинов, всё распродавалось, его приобрела частная организация для своей лаборатории и хранилища. И теперь вообще было непонятно, кому принадлежит этот объект.
Жизнь на базе была скучна и однообразна, особенно для того, кто почти всю жизнь провёл в боевых операциях и походах. Егор не единожды подумывал бросить всё к чертям и смотаться отсюда. Удерживало только отсутствие обещанных документов и небольшой показательный случай с бойцом из их подразделения. Тот видимо болел клаустрофобией и съехал с катушек в этом подземелье уже через неделю. Пошёл к старшему базы с заявлением на расчёт. Начальник быстро подмахнул бумажку. Парня вывели за стены, для отправления в город и бойцы монахи расстреляли его у стены прямо на глазах сослуживцев. Ветер, как и другие, понял, что увольнения здесь не светит, если только не на тот свет. Выход был отсюда один, бегство. Только к этому надо было подготовиться основательно и лучше по весне, когда будет не так холодно. А в тёплую погоду он и с одним ножом в тайге прокормится и выживет. Наученный.
Для чего их сюда прислали было не совсем понятно. Если из-за провала задания, то тут начальство было само виновато, не просчитало всех вариантов. Наверняка не хотели иметь дело с покалеченными и отправили на усиление прежней смене. Но куда девалась прежняя охрана. Маловероятно, что их перевели или отпустили. Секретность объекта была здесь притчей во языцах. Группа рабочих, занимающихся по контракту на расширении складов, просто испарилась и больше не появлялась на поверхности. Карты с упоминанием нахождения базы держались в строгом секрете и находились в сейфе у начальника, поэтому никто из солдат не знал, куда забросила их судьба злодейка. На получение грузов с ними постоянно выезжала для присмотра пара вооружённых охранников монахов. Им оружие не полагалось. Даже сейчас, когда он вышел подышать свежим воздухом, сверху контролировались его действия бойцом внутренней охраны, стоящего за станковым пулемётом. Так что, скорее всего это их последнее задание, так сказать выжать по полной, из отработанного материала всё и затем зачистить.
Ветер напоследок вдохнул прохладный воздух полной грудью и вошёл в помещение. В общем зале, растянувшись на диванах, дремали свободные от смены. Телевизор казал какую-то иностранную лабуду. Толи вестерн, толи просто фильм о любви и как назло с китайским переводом. С английским он хоть что-то бы разобрал. Разговоры между собой не приветствовались. Каждый мог заложить недовольного и того бы ждал билет в один конец. Даже когда играли между собой в нарды или карты, было гробовое молчание, так неприсущее этим играм. Каждый подозревал своего товарища и от того жизнь здесь становилась ещё невыносимее.
С местными, работающими внизу, встречаться тоже не приходилось. Лишь техник изредка заглядывал наверх в сопровождении охраны для проверки оборудования. Но к нему лучше было не соваться, если не хочешь огрести прикладом по шее. Егор легко бы справился с этими спецами, но показывать себя раньше времени не торопился. И вёл себя тихо. Запоминая свои и их распорядки. Время обедов и смены караулов, и постов. Хочешь жить умей вертеться.
Один раз правда повезло пообщаться с пожилым мужчиной, занятым обслуживанием здания. Тогда что-то полетело в системе вентиляции. И тому пришлось менять фильтра и движки в комнате рядом с ними. Крышка люка и сам движок были очень тяжёлыми. Пожилой мужчина никак не мог с ними совладать. На то время кроме Егора рядом с комнатушкой в коридоре никого не оказалось. Вот охранник монах и подозвал его для помощи дедку. Ветер конечно мог послать того куда подальше, но скука и желание побольше знать об объекте сделали его на редкость покладистым. Сам охранник , наблюдая за их работой, помогать не стал. Чёрная работа была не для него. Техник, показывая и объясняя куда что подсоединить, ворча намекнул помощничку, что вот уже двадцать лет, такой важный узел никак не могут заменить на более современный.
- Отсюда считай весь комплекс воздухом питается, даже их комнаты охраны имеют приточку отсюда. – Говорил он шёпотом Егору – А они жмутся поменять старый залатанный узел на новый. Вот поломается ,так что он не сможет отремонтировать, тогда запляшут. Начнут задыхаться, сами снизу повыпрыгивают.
Охранник зашипел и стукнул концом ботинка старика в спину, чтобы тот прекратил разговоры. В груди у Егора зазвенела струна злости. Ему стоило больших трудов сдержать себя, чтобы не превратить эту самодовольную рожу в кучу кровавых костей. Но это время придёт обязательно. А сейчас главное терпение и ещё раз терпение.
***
Когда Василий по тропинке дошёл до опушки леса, из кустов вышел высокий и статный парень. Покусывая сорванную веточку рябины и поигрывая для устрашения накаченными мышцами, он с высокомерием окликнул его.
- Постой доходяга – С гортанным выговором произнёс односельчанин Василисы.
По его речи, не свойственной местным дьяк понял, что тот издалека сюда прибыл. Он остановился и подождал медленно и вальяжно вышагивающего в его сторону парня. Тот приблизился совсем вплотную, из-за чего священнику пришлось сделать шаг назад, сойдя с тропинки в густую траву.
- Слышь паря, ты чего околачивался у дома Петровича? Клинья к его дочери подбиваешь? Так знай, она уже занята мной. Мы после смерти её отца поженимся. Так что проваливай отсюда и не возвращайся, а то огребёшь по полной.
- Ни разу не слышал, чтобы за девушками очередь занимали – Усмехнулся Василий, отчего лицо парня приняло угрожающий вид. – А у Александра Петровича я был по делу.
- Какие у тебя могут быть дела с умирающим инвалидом? – Недоверчиво спросил качок.
- Своим вопросом вы сами ответили себе. – Спокойно ответил дьяк.
- Врач что ли? – Протянул парень и, получив отрицательный ответ, добавил, скривившись – Значит священник. Мне мужики говорили, что отец у неё помешан на религии.
- А вы значит неверующий?
- Что я дурак, что ли во всякую лабуду верить. – Засмеялся тот.
- А зря. – Упрекнул его Василий – Вера зачастую помогает в жизни и не даёт нам опуститься до состояния скотины. Она показывает нам пути, а иногда даже от хворей человеческих избавляет.
- Байки для выкачивания денег с народа – Сплюнул на землю парнишка – Ещё Ленин говорил «религия опиум для народа». Вам бы только запудрить мозги бедолагам и обобрать тех до нитки. У меня тётка так квартиры лишилась. Поверила дурёха попу и переписала завещание на церковь. А через неделю приставы выгнали дурёху на улицу. Хорошо хоть сестра, моя мать, приютила, а то бы бомжевала сейчас.
- Священники такие же простые люди. Я думаю не стоит из-за единиц вешать напраслину на всех.
- Да все вы одним миром мазаны – Буркнул качок, стараясь прекратить разговор и слинять побыстрей. – Только говорить горазды. Вас там учат, как мозги людям гипнотизировать.
Он развернулся спиной к Василию и побрёл к посёлку с недовольной миной и поигрывая мышцами, злясь на мир из-за того, что не удалось показать себя в деле. Бить попа как-то рука не поднималась. Да удали в этом было мало. Священник грустно покачал головой вслед забияке и двинулся в сторону Кузьминок. Лес встретил прохладой и трелью птиц. Исполины кедры, вздымаясь ввысь ровными стволами, делали его похожим на сказочный замок с янтарными колоннами. По дороге сюда, он даже не обратил внимание на эту красоту, поглощенный весь без остатка обаянием девушки. Вот и сейчас, почти всю дорогу до деревни из памяти не выходил образ Василисы. Её печальный вид, её грация и прекрасные зеленоватые озёра глаз. Нет, не могла такая девушка выбрать себе в спутники этого хамоватого односельчанина. Душа пела и радовалась всему, что не встречалось на пути. Было как то необычно и приятно, словно он вернулся в своё детство, когда не было ни забот, ни хлопот. Не заметил, как дошёл или скорее долетел на крыльях чувств до своей деревни. На крыльце храма его встретил дед Филипп, одетый как всегда в свою стёганную меховую безрукавку. Он даже в жару её не снимал. Говорил, что кости старческие греет. Тот с усмешкой уставился на блаженное лицо парня.
- Никак ещё один святоша голову от дивчины потерял – Изрёк Филин – Ну и когда свадебка.
- Скажете тоже – Смущённо и радостно махнул рукой дьяк – Мы даже почти не знакомы. Я просто ходил исповедовать её отца. Тот плохо себя чувствует.
- Ну-ну - Пряча улыбку в густые усищи, не поверил дед и добавил – Пост сдал. Пойду хоть кемарну немного. До ночного дежурства недолго осталось.
Он неторопливой походкой стал спускаться вниз с холма. Василий зашёл в храм и, от распирающих его чувств, стал пританцовывать, кружась по залу. Потом опомнился, перекрестился и, положив сумку с вещами на пол, полез на колокольню. Ладанку повесил на прежнее место и с лаской погладил иконку. Та ответила теплом и радостно-слепящими солнечными зайчиками.
- Хоть бы помогла. – Теплилась в груди надежда на исцеление отца Василисы .
Он перекрестился и, закрыв за собой люк в потолке, стал спускаться вниз. Звонок мобильного в кармане заставил вздрогнуть и чуть не грохнуться с лестницы. Он спрыгнул на пол и торопливо достал телефон из кармана. На табло горел номер отца Даниила. Радуясь, каждый раз, когда товарищ по приключениям звонил ему, в этот раз звонок вызвал у него смутные ощущения неприятностей. Даже висок заломило от плохих предчувствий.
- Привет друже, Василий – Пророкотало в трубке на его «алло».
- И вам не хворать – Стараясь отделаться от плохих предчувствий, бодро ответил дьяк.
Минут пять поговорили о делах общины, храме и его настоятеле. Вспомнили невзначай былое. И только, когда священник стал подумывать, что он ошибся в своих чувствах, Даниил произнёс, немного понизив голос, словно кто нибудь мог подслушать.
- Ты случаем парнишка не выносил из под защиты нашу спасённую. – Сердце парня снова сжалось.
- Нет. – Первый раз соврал он своему другу. – Всё там же.
- Странно. Мне сейчас звонил наш общий коллега, дьяк Алексий. Говорит, что сегодня с утра к нему заявилось трое. По повадкам и командным просьбам, похоже, из церковной епархии были. Расспрашивали про близлежащие сёла и посёлки. Ты там смотри поосторожней. О нас ещё видать не забыли. А твоё лицо им известно. Если кто из посторонних появится, старайся быть подальше от него.
-Спасибо дядь Даниил – Смущённо, из-за того что соврал, произнёс Василий. – Я буду осторожней.
- И вот ещё что – Словно вспомнил позабытое главное, произнёс отец Даниил – Через пару месяцев я загляну к тебе . У меня к тебе просьба небольшая будет. Поможешь старику по старой памяти?
- Конечно. Вы для меня всегда желанный гость. Думаю, к тому времени встречу вас уже у себя. Мне община дом неподалёку от храма строит. Обещают, что через месяц новоселье справлю.
- Вот и ладненько – Обрадовался голос в трубке – Приеду. А ты до той поры будь внимательней.
Запищали гудки отбоя. Священник спрятал трубку сотового в карман и пошёл переодеваться в ризницу. Осторожность осторожностью, но дело своё бросать негоже. Он должен встретить и помочь каждому нуждающемуся, кто бы ни пришел в их храм.
***
Петляя по сельским дорогам, машина выехала на границу посёлка. На затёртой от времени табличке красовалась подправленная чёрной краской надпись - «Строгановка». Влад опустил стекло и утренний ветерок ворвался в раскрытое окно. Сзади завозился, постанывая от боли, капитан Морозов. Грек оглянулся и подмигнул ему.
- Ну что, жив курилка? Как себя чувствуешь?
- Как будто по мне каток проехал – Хохотнул Виктор и скрючился от боли. – Несколько рёбер точно сломали. Да и пулю надо бы достать, а то аж мышцы скрючивает.
- Ничего, раз болит, значит всё в порядке и нерв не задет. – Владислав повернулся к водителю.
- А ты то, как там оказался, спаситель? Не будь там твоей лошадки – Он хлопнул рукой по приборной панели – Нам бы кранты точняком были.
- Да я что - Смутился парень - Накосячил. Вот и пытался исправить свой промах.
Он скосил глаза, на сидящего сзади Морозова, и извиняющим тоном добавил.
- Я Виктор Павлович не успел среагировать на подъезжавшую к вам машину у отдела. Опыта в оперативной работе никакого. Я больше по компьютерной части. Поэтому момент вашего захвата прохлопал. Рванул за вами. Но у них просто профи. Засекли меня сразу и скинули с хвоста. Думал всё, не найду. Поехал отчитываться перед начальством. По дороге как чёрт дёрнул остановиться оправиться. Пока делал дело, мимо знакомая машина пронеслась. Я за ней на приличном расстоянии. Здесь далеко видно. Они повернули с шоссе и пропали. Меня аж злость взяла. Второй раз от меня ушли. Поставил машину под пригорком и пешком пошёл на разведку. Гляжу за холмом особнячок охраняемый. Сижу, жду, в бинокль домики рассматриваю. И точно ворота открылись. Этот гадский водитель выезжает оттуда и по газам. Вас в салоне уже не было. Значит, здесь оставили. Ну, я и стал наблюдать. Начальству доложил. Сказали  ждать дальнейших указаний. А ближе к ночи шум, гам, стрельба. Хотел смотаться со страху. Но подумал вдруг это из-за вас переполох и остался. Ну а дальше вы и сами знаете.
- Не кори себя – Успокоил его капитан – Я сам дурак расслабился. Не думал, что средь бела дня на виду у полиции брать будут.
- Да, знать бы где упадёшь и соломки заранее постелить – Улыбнулся Влад – Для меня, как не дико это звучит, наоборот, за счастье, что тебя схомутали. Иначе за тобой не приехали , и бегал сейчас одинокий рейнджер по лесам от этих горе воинов до скончания века.
Морозов с парнишкой водителем дружно заулыбались.
Машина подъехала к воротам старинного особняка и посигналила. Вышел охранник и, увидав знакомое лицо за рулём, что-то сказал в рацию. Ворота поползли в сторону. Колючки по забору не было видно, но Грек на охранной системе собаку съел. Тучка мошкары, пролетающая над кромкой, высвечивала тоненькие незаметные лучи лазерной сигналки. Плюс камеры по периметру. Ребята тоже хорошо упаковались.
У входа в особняк их встретил пожилой мужчина с проницательным и умным взглядом. Виктора тут же увели внутрь, а Влада попросили пройти за одним из охранников, в боковое помещение пристройки. На его ворчание о дискриминации охранник улыбнулся и произнёс.
- Просто с Виктором  Павловичем начальство побеседовать хочет. И врач заодно осмотрит. Он присоединится к вам позже. А если вы насчёт невзрачности помещений, так снаружи ремонт ещё не закончен. Зато внутри комнаты отделаны по высшему качеству. Вам понравится.
Вошли внутрь здания. Множество людей из обслуживающего персонала и охраны сновало по просторным проходам. Электронное табло показывало половину восьмого. Рабочий день только начинался. По коридору прошли почти в самый конец. Пока шли, Влад устал со всеми здороваться. Люди, проходящие мимо, не считали его за чужака и многие даже протягивали для приветствия руку, не смотря на то, что видели его впервые. Комната, куда привели Грека, и правда была удобная и большая. Санузел совмещённый с ванной сиял белизной плитки. Две кровати говорили о том, что делить эту комнату придётся с капитаном.
- Вы располагайтесь. Умойтесь и подходите к выходу. – Закрывая за собой дверь номера, произнёс провожатый – Я вас провожу в столовую. Рано туда идти не стоит. Народу с утра там тьма, так что не торопитесь.
Владислав осмотрел номер и, хотел было бухнуться на белоснежную кровать, но оглядев себя с ног до головы, повременил. В зеркале пред ним предстало неумытое, грязное чудовище. Взлохмаченные волосы покрывала грязь и кровь товарища по несчастью. Одежда, порванная в нескольких местах ,так же была в чёрных подтёках, словно он весь день проработал в ремонтной мастерской, купаясь в мазуте. Только обувь выдержала тяжесть испытаний и не пострадала. Ему даже стало неудобно, что в таком виде залез в машину. Наверно теперь после него, парнишка замучается отстирывать накидки. В запале боя об этом и не думалось.
- Ладно, чумазый марш отмываться и отстирываться – Скомандовал он сам себе, скинул ботинки у порога и отправился в ванную.
Горячая вода, вследствие последних приключений, показалась просто даром небесным. Влад натирал мочалкой покрытое шрамами и синяками тело и мурчал вполголоса от удовольствия. Скрипнула дверь и в комнату вошли. Он замолк на секунду, прислушиваясь.
- Отбой тревоги – Раздался знакомый голос Виктора. – Не трать много воды и мне оставь немного.
- А я ещё и постираться надумал – Пробурчали в ответ из ванной.
- Не стоит. Я тут сменку нам принёс. Наша, после этого подвала, только на выброс годится.
- Тогда ещё минутку и буду готов – Повеселел голос за дверью.
Не успел капитан разложить одежду на кровати, как Влад был уже рядом. Делиться и выбирать не пришлось. Он был на две головы выше Морозова, так что самое длинное это для него. Виктор разделся, сбросив грязное и рваное у кровати . Рана на ноге была уже перевязана бинтом. Тело было покрыто кучей иссиня чёрных пятен, особенно в области груди.
- Мы с тобой как в масхалатах. – Засмеялся Грек, оглядывая своё и тело товарища по несчастью. – Такие же пятнистые.
Капитан попытался засмеяться и тут же схватился за перебитые рёбра. Пока он мылся, напарник примерил одежду. Немного тесновато, но сойдёт. Главное чистая и не рваная. Дождался Виктора и помог тому одеться. Потом они  синхронно пригладили руками ещё сырые волосы и вышли на улицу. Провожатый курил на лавочке неподалёку от входа. Только товарищи по несчастью вышли из здания, бросил окурок в урну и поднялся им навстречу.
- Ну вот, теперь хоть на людей стали похожи. – Заулыбался он. – Можно и к обществу допускать.
Местный провёл их к небольшому зданию рядом, напоминающему небольшое кафе.
- У нас, конечно, есть столовая и в главном здании, но сейчас жарковато и все предпочитают здесь питаться. Тут и прохладней и не так многолюдно.
Он усадил гостей за стол и сам сбегал за едой. Через минуту стол был заставлен блюдами. Они даже немного растерялись от такого пиршества.
- Ешьте – Успокаивающе произнёс провожатый. – Мне сказали, что вы пару суток не питались.
- Это точно – Первым приступил к трапезе Морозов.
- Ну, это ты пару, – Пододвинув к себе ближайшую тарелку, буркнул Влад – А я четверо провёл на одной воде, стекавшей со стен.
Мужчина, опекающий их, с восхищением и удивлением уставился на уплетающего омлет Грека.
- И за что вас упекли? По рассказам Виктора – Он кивнул на капитана – Вы сидели в одном каземате. Вы-то чем им насолили и откуда вас туда доставили?
- Я на них работал – Спокойно ответил, продолжая трапезу Владислав. Мужчина напрягся и в голосе его послышались холодные нотки.
- Что уже и своих сажать начали? И что вы с ними не поделили?
- Разошлись во мнении на вот этот субъект – Кивок в сторону Виктора, который тоже заинтересованно уставился на спасителя и прекратил есть. – Приказали убрать, а я отказался. И вообще какая-то мутная контора оказалась. Говорили, что ценности будем охранять церковные, а на самом деле ликвидаторами заделались. Я уже до этого линять оттуда надумал, да не успел.
Во время разговора Влад не прекращал трапезы, не смотря на кучу любопытствующих глаз. Есть прекратили даже за соседними столиками, прислушиваясь к повествованию. Они впервые видели того, кто служил их врагу.
- А где вы до этого работали? – Продолжал расспросы провожатый.
- Да что ты мне всё выкаешь? Прямо принцем уэльским себя чувствуешь. – Перебил его Влад – А работал раньше на государственную контору, пока тоже не разошёлся с ними во мнении. Но сие большая тайна. Пусть и не работаю сейчас, но подписку чту.
- Ясно - Протянул мужчина. – Так вы… ты военспец. У нас уже есть один такой. Хороший парень.
- Таких, как я осталось трое. – Буркнул Грек. Лицо посмурнело от воспоминаний прошлого.
Есть, почему-то сразу расхотелось. Он допил залпом чай и отодвинулся от стола. Морозов, заслушавшийся их беседу и забывший на время о еде, стал усердно нагонять. Встали из-за стола почти одновременно. Сопровождающий их мужчина вывел гостей на улицу и тут же распределил кому, куда. Виктора послал снова в медсанчасть, рёбрами его так ещё и не занимались, а Влада повёл в главный корпус. После завтрака с ним хотел побеседовать их начальник. Поднялись на второй этаж и прошли до середины корпуса. Дверь была не из дешёвых, сияя лаком с вишнёвым оттенком. Охранник постучал.
- Да, да. Войдите. – Прозвучал немного уставший голос.
Сопровождающий открыл перед гостем дверь. Грек вошёл. Дверь за ним закрылась. Охранник остался снаружи. Из-за стола поднялся мужчина средних лет. Глаза изучающее уставились на Влада, словно хотели узнать, что за фрукт перед ним.
- Захар Петрович – Протянул он руку для приветствия и Владислав, назвавшись, пожал её.
Хозяин кабинета предложил кресло сбоку стола и сам уселся рядышком. В его уставших глазах сквозило любопытство и ирония.
- Виктор Павлович рассказал нам о своей версии приключений. Но там мы хотя бы знали заранее, кто он и что представляет. Мы так сказать негласно опекали его. А вот о вас нам ничего не известно. Не соблаговолите хотя бы вкратце о себе поведать.
- А чего говорить – Усмехнулся Грек такой витиеватости речи – Вляпался по самое ни хочу. Хорошо, что всё хорошо закончилось.
- Ну, это слишком кратко – Засмеялся Захар и аура официальности тут же спала, сближая их.
- Можно и поподробней - Согласился его гость.
Владислав, вкратце намекнув на старую службу в Афганистане, рассказал о том, как они с Егором попали в отряд по охране церковных ценностей. Как их разделили, услав Ветра в другой отряд. Поведал о фурах с грузами, отправляемых в сторону сибирской области. Это заинтересовало хозяина кабинета больше всего, но на его вопросы Влад не мог ничего конкретного сказать, так как до конца никогда не доезжали, передавая груз встречающим. Утаил лишь о деле с ликвидацией объекта в парке, чуя нутром, что этого делать, не стоит. Захар расспросил о составе отряда и его командирах. Кто курирует эти подразделения. Грек что знал, то сказал. Но что он мог знать, будучи простой пешкой. Только состав своей группы и командира – Дубова.
После допроса-беседы они вышли вместе в коридор и Захар посетовал, что не сможет помочь в трудоустройстве сюда, но с документами обязательно поможет.
- Вы поймите - Как бы извиняясь, произнёс он, когда они подходили к выходу. – У нас работают только проверенные люди, а вас тут никто не знает. Специфика наша такова, что приходится в некотором роде вести подпольную жизнь. У противников слишком много связей в госучреждениях и они не чураются грязи, чтобы очернить и искоренить нас.
Владислав понимающе кивнул головой. Он был рад и помощи в оформлении документов на прежнем месте работы о них даже не заикались.
- С недельку вы можете пожить у нас. Так сказать составите компанию Виктору Павловичу. Ну а потом сами решайте куда поедете. Первоначальными средствами поможем.
Они пожали друг другу руки и собирались уже разойтись в разные стороны, как возглас из-за спины заставил их вздрогнуть и остановиться.
- Грек, ты какими судьбами.- Вихрь, в виде парня в камуфляже, обхватил Влада и затормошил, не давая опомниться. – Ты как здесь оказался? Собираешься вступить в нашу братию?
- Француз. Ты же в деревне отсидеться собирался. – Не отставал от товарища, Влад.
- Вы что знакомы? – Остановил порыв бойца Захар.
- Не только знаком. Мы с ним считай братья по оружию. Да он мне родней брата.
- Тогда это меняет дело. – Заулыбался Вяземский. – Отдыхайте, а потом у нас к вам будет небольшое предложение Владислав ...
- Можно просто Влад.
- А ты Валера не задерживайся. У нас ещё не все готово к путешествию. – Но посмотрев на счастливые лица, просто махнул рукой и добавил – Ладно день отгула ты заслужил, но чтоб завтра как штык у меня. Дел предстоит много, а Даниил дал нам всего пару месяцев на подготовку.
- Так точно – По-военному гаркнул Француз и потащил Владислава в гущу построек.
- Тебя куда разместили?  Кто такой Виктор? - Сыпались из него вопросы и, не дожидаясь ответа, товарищ тут же задавал другие. Грек не успевал просто отвечать за этим пулемётом-вопросником. Он привёл друга к себе в комнату и они, рассевшись один на стуле, а другой прямо на кровати, стали расспрашивать друг друга о жизни, за время их разлуки. Обед был забыт и отвергнут. Лишь к вечеру, когда Виктор на секунду забежал в комнату, чтобы позвать Владислава на ужин, они прекратили делиться впечатлениями и воспоминаниями.
Грек представил капитана. Француз, всё ещё будучи в запале от встречи, стал трясти протянутую ему руку, отчего тот сразу скрючился от боли в груди.
- Что с вами? – Немного опешил, успокаиваясь, Валера.
- Врач сказал, что всего три ребра сломали. – Пытаясь скрыть чувства, ответил полицейский и скроил гримасу, напоминающую улыбку – Так что не волнуйтесь, жить буду. Пару месяцев помучаюсь всего-то.
В столовую пошли все вместе. Француз по дороге снова начал хвалить местное начальство, спасшее его от бездомного существования. На что Грек ухмыльнулся и произнёс.
- Бесплатный сыр только в мышеловке бывает. Я уже попробовал. Еле выкрутился.
- Нет, ты не прав – С горячностью спорил друг. – Здесь только хорошие люди. Вот познакомлю тебя с дядькой Ерофеем, ты сам поймёшь.
- Ладно, пусть будут все хорошими – Сдавался под его напором Влад – Главное, что мы наконец-то встретились. Вот ещё бы Ветра сюда занесло, совсем было бы прекрасно.
При упоминании про Егора, Валера сразу посмурнел.
- Похоже, видел я его – Буркнул Француз – Он был с командой чистильщиков. На местного участкового охотились. Попугал я их тогда. Повезло, что приказ был без смертоубийства. Они Ерофея Степановича убрать хотели.
- Значит он ещё не раскусил прелести новой работы – Понизив голос грустно произнёс Грек. – А считался провидцем. Меня тоже кровью повязывали.
На вопросительный взгляд друга отмахнулся ничего не ответив. Тот понял без слов и больше не приставал с расспросами. Главное вырвался из этого порочного круга.
***
К вечеру жара спала и собеседники вышли на веранду большого особняка-дачи. Стеклянные двери отражали опускающееся за горизонт багровое солнце. Завтра вновь будет жарко. Прохлада от озера, примыкающего чуть ли не к дому, обдувала потные широкие лица гостей и хозяина. Столик с яствами, алкоголем и чаем, в виде разукрашенного самовара, прислуга вынесла вслед за ними и тут же удалилась. Беседующих можно было принять за обычных обывателей нуворишей, если бы не их манера поведения и огромные кресты, с которыми они не расставались даже в гражданском одеянии. Да и прислуга больше походила на монахов, чем на мажордомов.
- Ну что ж братия продолжим нашу беседу – Поднял бокал с красным вином один из пожилых мужчин, видимо хозяин дома. – Насущные проблемы мы обсудили, остались только проблемы с нашим невидимым противником. Этой вездесущей таракан, я о « Крёстном ходе», совсем обнаглел. Я вам давал время и какие результаты? Где сведения о составе и расположении их офиса?
- Мы работаем – Ответил смущённо один из более молодых гостей. - Наш человек уже внедряется.
- Не вижу вашей работы. Вы топчетесь на месте, а они срывают нам планы один за другим. Вам отец Стефан выделены огромные средства из общей кассы, а сведений ноль.
- Мы уже знаем несколько членов организации и даже есть сведения о их запланированных операциях. Осталось узнать только время и место.
- Медленно. Очень медленно. Их пособники окопались и в наших рядах. На днях кто-то слил информацию о нашей заинтересованности к волшебным игрушкам самому. Он был немного шокирован. Мне пришлось долго убеждать его, что это всё происки писак, ищущих сенсации. Так они проверку в финансовой части незапланированную затеяли. Еле отмазались. Мне нужны главные, а не участники. Только тогда мы можем выявить крыс у нас под боком.
- Это не делается с наскоку – решил поддержать своего товарища  коллега. – У противника тоже неплохая разведывательная сеть. Надо внедряться постепенно.
- А вы бы отец Еристей вообще помолчали – Обратил к нему сморщенное от неудовольствия лицо главный. – У вас вообще провалы за провалами. Сколько уже заданий запортачили? Даже простые вам уже не по зубам. Полиция вновь открывает закрытые дела по вашим операциям. А на днях я слышал у вас двое из под охраны ушли.
- Им помогли – Сразу сник спорящий.
- Наверняка наши оппоненты… Мне это не интересно. Помогли им или нет, но это говорит о вашей некомпетентности в управлении. Что с рассекреченной базой?
- Расформирована и переведена в другое место.
- Вот видите, а это снова дополнительные затраты и всё накануне проверки. Не умеете вы подбирать кадры. Надеюсь, у них не было сведений о нашем хранилище.
- Здесь я могу точно ручаться, что нет. - Повеселел отец Еристей. -Обычные исполнители.
- Ну и ладненько. – Хозяин дачи перекрестился и поднял бокал – Да не оставит нас господь на пути нашем истинном.
Все выпили и разговоры перешли в русло бытовых и семейных проблем.
 
Глава 3 Точка отсчёта.
Прошло больше двух недель, после посещения Василием посёлка лесорубов, но образ девушки никак не хотел выходить из его сердца. Её глаза, грустная улыбка так и стояли пред взором парня. Будто они только что вчера расстались. Иногда возникало желание всё бросить и сбегать к ней, но он сдерживал себя. Приход без приглашения будет не так понят, считал Рязанов. И хотя священник обещал навестить мужчину, что-то не пускало его туда. Он думал, что это просто его совестливость и стеснительность. Но была и другая причина, о которой Василий и сам не догадывался. В дело вмешивалась судьба, что оберегала его все эти годы…
Уже на третий день, после исповедования Александра Петровича, посёлок лесозаготовителей посетили неожиданные гости. Мужчины, словно ищейки, разбрелись по селу, прочёсывая каждую улочку. Приставая к лесорубам и женщинам, они пытались вызвать тех на откровенные разговоры. Получалось не очень. Таёжные люди не любят слишком болтливых и въедливых. Особенно чужаков. Одному, слишком приставучему, сельчане даже бока помяли, как бы случайно задев слегой от телеги. Пострадавшие, по странному стечению обстоятельства, обращаться в органы не спешили. Только теперь ходили всюду вместе, втроём. Удача была не на их стороне. За целый день никаких сведений. Народ единой семьёй не принял чужаков.
Но как говорится, в семье не без урода. Был  у них в посёлке трутень алкаш – Фома. С утра до вечера околачивался около сельмага, выклянчивая пятачки на опохмелку. Только где мужики сообразить решат, после трудового дня, он тут, как тут. С вечной заискивающей улыбочкой и граненым стаканом, который он носил в кармане брюк и никогда с ним не расставался. Поначалу угощали, народ не жадный в селе. Потом, когда тот обнаглел и сам пытался наливать себе без спросу, стали гонять. Не единожды он получал по шее, но привычек своих не изменил. Халява - его второе имя. На него то и наткнулись приезжие. Фома по привычке начал клянчить мелочь у гастролёров и те, к его радости, не отказали. Пара бутылок водки и шелестящие купюры быстро развязали язык пьяницы. Он притащил гостей к себе домой и предложил им выпить с ним. Приезжие не только отказались, но даже не присели, нависая над Фомой тучными глыбами. Да и было от чего брезговать. Грязь на полу и паутина на стенах, заставляли их держаться середины комнаты. Даже стол, за которым сидел хозяин, не мылся годами.
- Ну что ж было бы предложено – Не огорчался Фома и быстренько переливал из бокалов, покрытых толи сажей, толи просто грязью, к себе в стакан. – Мне больше достанется.
Пришлые поначалу интересовались несладкой жизнью хозяина, но потом ,постепенно перешли на деревенские слухи. Вопросы гостей были для хозяина дома странными и чудными. Тех не интересовали жители и кто, где и чем занимается. Кто и что подворовывает. Их интересовало только всё необычное, что-то из ряда вон выходящее, произошедшее в посёлке.
- Не. – Потягивая купленную жидкость из любимого стакана, усмехался Фома – У нас волшебников и колдуний отродясь не водилось. Это вам дальше в глубинку надо. У нас так по мелочи. Может это? Вот у Фроськи на той неделе петух заголосил. Лет пять не пел. Она уж хотела его зарезать, но всё откладывала. Ждала, когда тот сам откинется. Соседский ухарь самец ему горло пробил. Не жилец считали, а тут как заорёт средь бела дня. Баба даже таз с бельём выронила от неожиданности. Потом долго орала на него, перестирывая всё. Вот смеху то было.
- А среди людей таких чудесных выздоровлений не было? – Тут же приняв стойку гончих, заинтересованно, спросил самый старший из них.
- Да вроде нет. – Почесал в макушке, задумавшись, пьяница. – Если только вот, Петровича недавно видел в кресле на крылечке, сосед Фроськи. Он давно из дома по болезни не вылезал. А тут на свежем воздухе. Я ему привет. А он даже не ответил. Знаться со мной, видите ли, не хочет. Брезгует.
Фома налил ещё стакан и продолжил смаковать напиток. Гости в нетерпении ожидали продолжения, но тот замолчал, наслаждаясь дегустацией.
- И что дальше? – Не вытерпел один из гостей.
- А ничего. – Хмыкнул хозяин, подвигая бутыль к себе. Странные гости какие-то. отнимут ещё его прелесть.  – Не хочет общаться и не надо. Домой пошёл к себе.
- Не подскажешь, где он живёт?
- Петрович что ли? Да почти на краю посёлка. Если идти в сторону магазина и направо. Крышу ещё лет пять назад красной краской красил. Ему говорили, смени, пока есть здоровье, жестянку. А он, нет, просто покрасил по ржавчине, вот и облезает уже крыша. Да зачем он вам? Вы лучше к Федосье сходите. У неё и самогон лучше всех в селе и мясца можно прикупить недорого.
- Ладно. Отдыхай. И спасибо за информацию. – Переглянулись пришедшие –  Отдыхайте, не будем вам мешать. Мы пойдем, пожалуй.
Они, стараясь ничего не трогать, словно находились в доме прокажённого, гуськом двинулись к выходу. Фома не ответил, продолжая наливать и пить. Верный своей поговорке «дают, бери - бьют, беги», он видел в этих приезжих только временных спонсоров. Урвал от них немного и то хорошо. Свалили и ладно. Лишь бы фейс не испортили.
Водка закончилась быстро. Последнее время, толи из-за того что спирт в водке меняют на пищевые добавки, толи привык уже организм, литра было маловато. Можно было конечно и так перекантоваться, но дармовые стольники жгли ляшку. Он сплюнул прямо на пол и, покачиваясь, двинулся за добавкой.
Народу в магазине было немного. Пара старушек, да молодой парень, Колька качок. Ох и недолюбливал Фома этого ерепенистого парня. Бок после последней стычки с ним всё ещё ныл по ночам. Алкаш по дуге обошёл забияку, высматривающего что-то на витрине, и бочком, оттирая старушек от прилавка, протиснулся к продавцу.
- Слышь, Зоська – Полушёпотом, оглядываясь на забияку, начал он – Подай ка мне пару пузырей и вон тех сырков плавленых.
- У тебя нет здесь кредита. – Фыркнула негодующе продавщица.- А по пятницам мы не подаём.
- Не боись. Я сегодня богатый. – Фома достал сотенные и помял перед лицом женщины. – Так что давай гони побыстрее, а то народ скоро попрётся с работы и у тебя не протолкнуться будет.
- Ограбил чай кого – Протянула Зося нехотя две «Столичных» бутылки через прилавок.
- Не. Меня пришлые субсидировали – Запихивая тару по карманам, заулыбался мужик. – Ещё три сырка. Странные людишки, чудеса в нашем посёлке ищут. А какие у нас чудеса. Вот если бы тыщу на тропинке найти – Вот это чудо бы было. А так у нас ничего интересного нет.
- Тебе бы всё на халяву – Продавщица небрежно кинула кубики сырков на стойку и забрала у алкаша деньги – Устроился бы лучше на работу.
- Пускай конь работает, – Засмеялся дребезжащим смехом мужик – а я здоровье поберегу.
- Ну и что твои чужаки, нашли чудеса? – Продолжила разговор продавщица, отсчитывая сдачу. Стоять весь день одной было скучно, а тут, какие никакие, но новые слухи, которыми можно будет поделиться с покупателями.
- А хрен его знает. – Буркнул Фома – Я им про бабу Фросю и её петуха байку слил, да Петрович их чего-то заинтересовал. Аж затряслись от нетерпения. Адрес сразу давай спрашивать.
- И что, сказал?
- А чего таить. Показал, где живёт. Они сразу и смотались. - Парень, стоящий неподалёку, лишь только разговор зашёл о Петровиче, сразу обратился в слух. – Словно их ветром вынесло, так торопились.
- И зачем он им ? – Пожала плечами женщина. – Но ты всё же трепло, каких поискать.
- А хрен их знает. – Фома, увидав заинтересованный взгляд Николая, схватил монеты и поспешил к выходу. - А чо скрывать. Он мне вообще не родственник и мне с ним мёду не пить.
Лишь дверь магазина хлопнула за спиной алкаша, парень стремглав бросился на улицу. Продавщица только рот успела открыть, чтобы задать вопрос, как он испарился. До дома Василисы Николай добежал за минуту, чтобы предупредить девушку о незнакомцах. Но те уже были внутри. Из зала слышались мужские голоса. Он потихоньку подошёл к окну и заглянул внутрь. Один из чужаков стоял у входа, как на стрёме, а двое расспрашивали хозяев, нависая над ними своими мощными фигурами. Колька даже восхитился на время их статными телами.
- Наверняка тоже железками балуются. - Подумал он, вслушиваясь в разговоры..
Отец с дочерью сидели на кровати, прижавшись  друг к другу, словно чего-то боялись.А чужаки наоборот чувствовали себя хозяевами их жизней.
Николай уже хотел влететь внутрь, чтобы оказать помощь, но тот, что стоял у двери вытащил из-за спины длинную армейскую финку и, как бы нехотя, начал чистить ею ногти на руках. Гости оказались не простыми гопстопниками.  То, как стоявший на стрёме чужак крутил оружие, говорило о его армейской выучке. Колька об этом знал не понаслышке, не зря два года в войсках дяди Васи провёл.
- Ну, так кто к вам приходил недавно? - Продолжал допрос старший из гостей. – Какой врач или целитель, так искусно вам помог выздороветь?
- Слово божье помогло и вера в него – Твёрдо ответил хозяин дома.
- Интересно кто же его вам доставил? – Процедил от злости сквозь зубы чужак
Девушка хотела что-то ответить, но отец незаметно сжал её ладонь и она промолчала.
- И зачем вам это надо? - Тихо ответил вопросом на вопрос хозяин дома.
- А мы тоже подлечиться у него хотим - Загоготал стоящий рядом верзила.
- Я ничего не знаю, а если бы знал то всё равно бы не сказал. Проваливайте отсюдова. – твёрдым голосом ответил мужчина.
-Не кочевряжься, инвалид. – разозлился парень, что только что гоготал. – Мы же пока по-хорошему спрашиваем. Можем опять ножки попортить или ещё чего.
Он замахнулся, чтобы ударить, но главный приказал отставить, и тот стукнул по стене кулаком. Гул от удара по брёвнам был слышен даже Николаю, прижавшемуся лицом к стене со стороны улицы.
- Ну, зачем вам неприятности. – Снова елейным голосом продолжил начальник гостей.
- Это был священник из соседнего села. – Выпалила, испугавшись за отца девушка.
- Какого села? – Наклонился старший группы пониже, прямо к лицу Василисы.
Отец снова сжал руку дочери, за что тут же получил увесистую оплеуху.
- Не бейте отца. Я всё скажу – Вскрикнула девчонка.
Хруст и треск за окном заставил насторожиться гостей. Тот, что был у дверей тут же выбежал наружу. На дворе никого. Следом вышли ещё двое.
- Надо их забирать отсюда. – Промолвил главный – Слишком людно для бесед. Как стемнеет, будем вывозить. Допросим на месте, а потом в расход.
- Чур мне девчонку .– Заржал бугай – Я с ней поиграю сначала, а потом…
- Так – Прервал его фантазии старший и добавил, обращаясь к фантазёру – Мы идём за машиной. Ты тут на охране. И смотри без эксцессов. Иначе сам застрелю.
- Всё будет в полном порядке - Вытянулся по-военному во фрунт громила. – Потерплю до базы.
И загоготал от собственного юмора, за что тут же получил удар кулаком от начальника под рёбра. Двое двинулись в обход деревни, а охранник, ворча и потирая место ушиба, уселся на ступеньки крыльца. Нож в его руках продолжал танец смерти, не смотря на задумчивость хозяина.
Сердце Николая, спрятавшегося в кустах у сарая, учащённо забилось. Осторожность боролась с желанием помочь любимой. Но как, он не представлял. С голой пяткой против пистолета, который наверняка имелся у охранника, пустая затея. А ждать долго нельзя. С тремя он уж точно не справится. Он потихоньку перебежал за угол дома и замер в раздумье и ожидании подходящего случая. Времени, до возвращения незваных гостей, оставалось немного. Замыслы один провальней другого пробегали перед его взором. И ничего стоящего. Тут на крыльцо вышла Василиса с ведром. Пора было кормить скотину, которая уже привыкла к распорядку и теперь из-за просрочки подавала свой голос из сарая.
- Куда красавица? – Преградил ей дорогу верзила.
- Мне корову покормить надо – Испуганно ответила девушка и прижала стальное ведро к груди.
- Может, меня сначала покормишь - Заржал охранник и, схватив девчонку за плечо, стал тащить на себя.
Василиса, прижавшись спиной к двери, со страхом в глазах старалась отцепить от себя его волосатые руки. Всего на минуту охранник , заигрывая с девушкой, упустил из виду свой пост и поплатился за это отступление от правил. Тень от угла мгновенно долетела до крыльца и толстая, как бревно палка опустилась на его голову. Раздался хруст толи костей, толи палки. Бандит хрюкнул и свалился под ноги Николая. По виску стекал тоненький ручеёк крови. Девушка, застыв на месте, всё так же прижимала ведро к груди и со страхом смотрела на тело, скатившееся с крыльца на землю. Испуг на её лице граничил с полуобморочным состоянием. Колька тут же бросил оружие на землю и подошёл к ней, чтобы успокоить. Почти одновременно с ним, на крыльцо выскочил отец, с трудом доковылявший из комнаты на шум. Парень даже не обратил внимания, на то, что тот ходит. Он протянул руки к девушке, но Василиса, отстранившись с испугом от него, уткнулась лицом в грудь отца и заплакала. Её худенькие плечи безмолвно вздрагивали от всхлипов. Александр Петрович посмотрел на тело бандита и на паренька.
- Это ты его так? – Парень кивнул. – Сильно. А я всегда считал тебя позёром.
- Я слышал их разговоры - Расправил плечи от похвалы паренёк – Они пошли за машиной, чтобы вас увезти. Надо срочно уходить. Они скоро вернутся.
- И куда мы пойдём? Может лучше в полицию позвонить? – Растерянно произнёс Петрович, прижимая к себе дочь. Он ещё ни разу не попадал в такие ситуации.
-Эти придут быстрее. – парень махнул рукой в сторону околицы. – Да и не помогут органы. Не станут же они держать круглосуточно охрану возле вас. Так что выход один исчезнуть из посёлка.
- У нас- то и родственников поблизости нет. Куда мы пойдём. – Мужчина, освободившись от объятий девушки, устало присел на ступеньки.
- Может к бабе Наде – Подала сверху голос дочь.
- У неё у самой семеро по лавкам, а тут ещё мы. Да и не родственники мы совсем. Так седьмая вода на киселе. Зачем ей такие трудности.
- Ну, хотя бы на пару дней приютит, не выгонит. Сама приглашала. – Настаивала девушка – А там мы найдём что нибудь.
Отец подумал немного и согласился. Других вариантов просто не было. Подвергать опасности дочь не хотелось. Одно дело он. Уже пожил. Отец привстал, а Василиса тут же бросилась в дом собирать пожитки. Что укладывать? Всё не возьмёшь с собой. Только деньги, документы да лекарства были брошены в холщевую сумку. Дочь выбежала обратно и помогла папе  спуститься с крыльца. Дверь в дом закрывать не стали. Всё равно пришлые выломают, застав их закрытыми. Они с грустью посмотрели на своё жилище и побрели к лесу. Рёв изголодавшейся коровы заставил вздрогнуть. Слёзы заполнили глаза обоих беженцев. У самой кромки, между деревней и тайгой, Колька, провожавший их на расстоянии, остановился. Девушка с отцом под руку прошла пару шагов по инерции вперёд и остановилась, вопросительно посмотрев на парня.
- Я останусь, пожалуй. Вы идите одни. Если что их задержу – Николай ухмыльнулся, представляя как он будет пытаться сдерживать громил с оружием. – Или хотя бы направлю в другую сторону, выиграю вам время. Такими темпами ты с отцом далеко от них не уйдёшь . Нагонят.
Василиса, на секунду выпустив руку отца, подбежала к нему и поцеловала в щёку, отчего парень зарделся и, застеснявшись, отступил назад  в сторону села.
- Спасибо Коль, за всё. – Та вновь подхватила папу – Слышь, ты там бабу Фросю попроси приглядеть за скотиной нашей, ладно.
Парень кивнул и пара беглецов, развернувшись в сторону леса, не оглядываясь, пошагала по едва видимой тропинке. Николай проводил их долгим взглядом, пока они не скрылись в тёмной чаще и, развернувшись, побежал обратно. Поцелуй пламенем горел на его щеке, придавая сил и уверенности. Надо было встречать гостей.
***
В кабинете Вяземского помимо его самого и Влада находился ещё пожилой мужчина, тот, что встречал их, когда они приехали. Захар Петрович представил его как Арсения Витальевича, начальника всеобщего совета. Этот мужчина сразу приглянулся Греку, своей доброжелательностью и улыбчивой натурой.
- У нас к вам есть просьба – начал первым хозяин кабинета. – Как вы посмотрите на то чтобы возглавить мобильную группу для выполнения небольшого задания.
- Я сейчас как бы безработный. Почему бы и нет. – развёл руками Грек, но в душе насторожился. Попадать в новую кабалу не хотелось.
- Погодите, не торопитесь с ответом – поднял руку как в школе Вяземский, которого перебил Владислав. – У нас совсем разный подход к делу, чем у наших противников, на которых вы раньше работали. Там вы должны были, и выполнить задание, и не церемониться с объектом воздействия. У нас гораздо сложнее. Надо выполнить приказ и сохранить врагу жизнь. Мы стараемся обходиться без кровопролития и ненужных жертв, как с нашей стороны, так и со стороны противника. Мы не берём на себя роль правосудия. Для этого в стране есть государство, а на небе сам создатель будет судить по делам нашим.
- Я согласен – немного замявшись, произнёс Влад. – Это даже интересней. Последнее время и у меня и так мальчики кровавые в глазах от прежних заданий.
Арсений улыбнулся и морщинки от его улыбки сделали его лицо ещё добродушней. Он кивнул, соглашаясь с чем-то, Захару и, попрощавшись со всеми, вышел за дверь. Зачем дед приходил Грек так и не понял. В кабинете осталось только двое. Хозяин кабинет встал и подошёл к окну. Редкие облака пуховыми перинами проплывали по бархатно-голубому небу.
- А не пожалеете, что с нами связались? – он в упор взглянул на бойца. – Служба у нас довольно таки бесперспективная и в некотором роде партизанская на нынешнем этапе. Денег больших не сулим. Государству, мы не выгодны, им нужна послушная позиция церкви и её окружения.
- А что нам терять, кроме своих цепей – продекламировал Влад.
- Ну, раз так – потирая руки, обрадовался Вяземский - Я введу вас в курс дела. Сроки подготовки ужаты до минимума. Вот приблизительные данные по объекту и заданию. Остальное узнаете на месте. Посмотрите и дайте знать, что вам нужно из оборудования, для этой бескровной операции. Валера покажет вам всё имеющееся. Остальное приобретём.
Грек взял тоненькую папочку и встал. У самой двери голос Захара его остановил на секунду.
- Если будут вопросы, обращайтесь незамедлительно, без стеснений. В любое время дня и ночи. Теперь вы один из нас.
Владислав улыбнулся, кивнул головой и, лишь, потом вышел в коридор. Здесь он впервые почувствовал себя как в семье. Может это от присутствия друга, а может просто люди, окружавшие его, были близки ему по духу. Он не задавался такими философскими проблемами. Ему просто было здесь хорошо.
Француз встретил его в холе первого этажа с радостной миной на лице.
- Как в старину вместе приключения на свой зад искать будем – обнимая Грека, затараторил он.
- Отставить сюсюканье – шутливо приказал Влад и хлопнул друга по плечу – А теперь давай вводи в курс дела, Усатый-полосатый.
- Да развед данных кот наплакал. – горестно развёл руками Француз. – Скорее всего это бывший секретный, военный объект. С возможными подземными коммуникациями. Расположение и охрана тоже приблизительные. Есть небольшая возможность получить сведения от бывшего работника базы..
- А что и такие имеются? – удивился Владислав – Я считал из закрытых объектов не увольняют.
- Этому удалось сбежать и устроиться на новом месте с поддержки отца Даниила и его друзей.
- И как нам встретиться с информатором?
- Обещали, когда команда будет готова, нам сообщат место и время встречи. – ответил Валера и потащил друга за рукав с территории офиса. – А сейчас я тебя познакомлю ещё с одним членом отряда – дядькой Ерофеем. Он тебе понравится. Знаешь, какой классный мужик и тоже из бывших наших спецов.
- У нас бывших не бывает – щелкнул по носу компаньону Грек – Иди, показывай дорогу.
Француз не остался в долгу и в ответ подставил подсечку. Так толкаясь и шутливо спарингуясь, они двинулись в сторону окраины посёлка. Дом располагался недалеко от старинного особняка. Друзья даже не успели наиграться. Валера на правах завсегдатая не стал стучаться и провел Грека прямо в хату. В сенях столкнулись с женой Ерофея, Елизаветой. Влад хотел было ретироваться, чтобы пропустить женщину вперёд, но та сграбастала обоих и протолкнула в комнату.
- Ну что вы встали? – своим гортанным голосом с волжским акцентом, набросилась она с кокетством на гостей. – у нас сегодня просто день посещений какой-то. Не познакомишь с другом?
- Владислав, тётя Лиза – представил Француз товарища и женщину. Влад галантно расшаркался, отчего Лизавета засмеялась и, подражая другу Егора, галантно поклонилась. Потом, вспомнив о своих проблемах, подхватилась и поспешила на улицу по своим делам.
- Всё – хохотнул и хлопнул Грека по плечу, Валера – ты принят в новую семью. Теперь, когда меня не будет, она на тебе будет отыгрываться со всей своей материнской заботой.
- Кто там застрял на пороге? –донеслось из следующей комнаты.
- Дядь Ерофей это я –ответил Француз и, скинув ботинки, пошагал прямо в носках по коврам на голос – и друга своего привёл.
Влад повторил действия за своим товарищем и через секунду присоединился к нему. За большим круглым столом сидело двое. Мужчина средних лет и капитан.
- Присаживайтесь, что встали как истуканы – проворчал мужчина и, не вставая с места, достал из шкафа ещё два чайных набора. – Я так понимаю почти вся команда в сборе. Заседание можно объявлять открытым. Парни, переглянувшись, одновременно опустились на табуретки.
- Так вы что, тоже с нами? – обратился Влад к Морозову.
- Можно сказать и так. – дуя на свою чашку, произнёс Виктор. – я в отпуске. Начальству доложил о том, что выжил. Оно мне посоветовало, некоторое время держаться подальше от них. Вот выполняю их просьбу и заодно прогуляюсь с вами. Подышу таёжным запахом и поправлю здоровье.
Все улыбнулись, даже Ерофей, понимая его иносказание.
- Значит, обсудим стратегию – Влад достал папочку, положил на стол и постучал по ней пальцами. – Здесь можно сказать почти ничего нет. Может, кто-то больше информирован?
- Если полностью, то никто – подал голос хозяин дома – А вкратце, мы ударная группа, которая должна обеспечить проход других на сам объект. Удержать его некоторое время, пока происходит реквизиция и вывоз вещей. Потом так же потихоньку улизнуть.
- Проще сказать, чем сделать. – хмыкнул Грек. – Мне настоятельно рекомендовали без жертв с обеих сторон. А там наверняка куча вооружённой охраны, что просто так без боя не сдастся.
- Задача сложная, но выполнимая – поддержал разговор Морозов – Я думаю, понадобятся спец средства для бескровной нейтрализации противника. Знание строения объекта и его слабых узлов для проникновения.
- В техническом оснащении меня заверили, что проблем не будет – пробуя чай на вкус, ответил Грек. – А вот насчёт данных по объекту, Валера говорит, что есть сбежавший с базы. Думаю, он нам поможет. Расскажет, как легче проникнуть, раз удалось слинять.
Вошла хозяйка и тут же от порога, размахивая, словно курочка наседка крыльями, руками, вновь затараторила.
- Опять гостей одной водой потчует. Вот приди к такому, голодным домой уйдёшь.
Она забегала от кухни к столу и уже через минуту, тот ломился от еды. Мужчины на время смолкли, поглощая под пристальным присмотром Лизаветы приготовленное. А та, заметив пустую тарелку у кого нибудь тут же подкладывала ещё, не внимая протестам гостей.
- Ешьте. Вы вон какие худенькие. И в чём только душа держится.
Ближе к сумеркам пытка едой закончилась и все, ослабив ремни, снова принялись за чай. Напиток приятно омывал желудок, отчего тяжесть пищи даже не ощущалась. Когда гости собирались распрощаться с хозяевами, женщина предложила им остаться ночевать. Благо есть большая свободная комната. Отказать ей и, присоединившемуся к просьбе жены, Карташову они не смогли. В комнату, имевшую пару кроватей, занесли тахту. Лиза застелила постели и ушла, оставив гостей одних. Когда собирались укладываться, к ним зашёл Ерофей , как он сказал на минутку пожелать спокойной ночи, и обсуждение плана вспыхнуло вновь. Проговорили почти до рассвета, пока хозяйка не разогнала их пёструю компанию, забрав мужа с собой. Разговоры, у оставшихся, постепенно утихли. Дом погрузился в тишину, нарушаемую только тихим стрекотом сверчка за печкой.
***
Утро понедельника началось с приезда проверяющего и нагоняя от начальства, пытавшегося выслужиться перед ревизорами. Да и было за что. Бойцы всю жизнь работали оперативниками и ведение охранной деятельности, да закрытые пространства всех сводили с ума, заставляя отлынивать от прямых обязанностей. Слухи о разрыве контракта с предыдущей группой охраны, не добавляли энтузиазма. Охраняли чисто символически. Прошёл день и ладно. Была бы возможность, разбежались бы по лесам к чёртовой матери. Только пулемёты на верхнем ярусе и сдерживали их запал. Жить хотелось всем.
Ближе к обеду бойцов выстроили в коридоре у главных ворот. Начальник базы, с трепетом и пиететом перед новым начальством, пробежал пару раз пред бойцами, рассматривая всё ли в порядке. Простояли почти полчаса, пока проверяющий соизволил появиться. Снизу на лифте поднялся грузный мужчина с грацией медведя. Егор сразу узнал нанимателя. Это был Дубов, собственной персоной. Тот вальяжно прошёлся перед бойцами и его взор сразу же уцепился за Ветра. Глазки тут же сузились, став похожими на щёлочки. Рот скривился в злобной ухмылке.
- Какая встреча. – Потирая кулак правой руки ладонью левой и ухмыляясь, произнёс он. – Надо бы нам побеседовать приватно, после построения. Думаю, ты мне по старой дружбе не откажешь?
Егор молчал, выказывая подтянутостью своё рвение к службе.
- Вот и чудненько. – Проверяющий повернулся к начальнику базы и на время потерял интерес к бойцу.
- Я смотрю, вы неплохо устроились? – Зашипел Дубов на командира. – Я лично был за вашу ликвидацию после последнего провала с ловлей беглеца. Спасибо скажите совету, что вам сохранили жизнь. Второй ошибки вам не простят.
Начальник позеленел от злости, но промолчал. Жевалки так и заходили на его лице.
- Есть агентурные сведения об утечке информации на этом объекте. Надо подготовиться к приходу гостей. – Повернулся Дубов вновь к стою.- Усиливаем бдительность и минируем подступы к базе находящиеся в слепой зоне.
Задание выдадут после обеда, а пока разбиться по группам и чтобы в каждой был специалист по минированию.
- У нас только двое таких. – Тихо вставил своё слово начальник базы.
- Так организуйте две группы. – Заорал проверяющий, от того что кто-то его перебил - Но чтобы к вечеру линия защиты была закончена.
Он раздражённо прошёлся вдоль строя и остановившись возле Егора приказал.
- Ты боец пойдёшь со мной. – Потом повернулся к начальнику и добавил - Вы тоже, с нами.
Первый раз за всё время Ветер воспользовался лифтом, ведущим на нижние уровни. Начальника Дубов поставил между ними, для пущей безопасности. Правда было непонятно, какую опасность он видит в лице Ветрова. Наниматель всё время, пока продолжался спуск, с какой-то затаённой злобой поглядывал в сторону бойца.
- Знать что-то произошло у него с Греком – Быстро размышлял Егор, прорабатывая в голове все ситуации. – У него самого конфликтов не было. О его мыслях и подготовке к побегу знать никто не мог. А вот Влад по горячности мог партануть. Горяч больно. Интересно только, что натворил друган?  Судя по реакции этого борова, как минимум слинял, как максимум слинял с шумом. Лифт выпустил их на одном из уровней и они двинулись вперёд по коридору. Проверяющий шёл последним. Боец вновь стал размышлять о линии поведения при разговоре с начальством. Из раздумий вывел тычок кулаком в спину, когда дверь справа от него бесшумно скользнула в сторону. Он почти влетел в просторный кабинет начальника базы. Что это его было понятно сразу, по компьютерному оснащению и огромному сейфу со старинными вензелями. Вслед за ним вошли остальные. Дверь встала на место и Дубов заходил, словно тигр готовый к схватке, вокруг бойца. Егор чувствовал всей кожей, как тому очень сильно хотелось начать драку и что того сдерживало только сомнение в правильности своих действий и шансов на победу. При устройстве на работу они показали на что способны.
- Ты где познакомился со своим дружком, до прихода в нашу организацию? – Резко выпаливал проверяющий вопросы, словно на допросе, не давая подопечному придумать отговорки.
- Когда сбежал из армии, встретились с ним в городе, тот тоже искал работу на стороне. – Бесстрастным голосом начал Егор, говорить, что сослуживцы понял, нельзя. – Он таким же бегунком оказался. Потом вместе халтурили и снимали комнату на двоих. А что?
- Убежать пытался твой дружок, после того как отказался выполнять приказ. Моего зама прикончил и ещё кучу народа покалечил.
- Этот мог. - С внутренним ликованием, подумал Ветер, но сохраняя бесстрастное выражение лица, пробурчал – Какой он мне друг. Так добывали вместе на пропитание.
Дубов встал перед парнем и, заглядывая в глаза, язвительно промолвил.
- Прикончили его мои ребятки. Как собака визжал, когда его резали на куски. – А сам усиленно выискивал нотки жалости и сочувствия в глазах Ветра.
- Ну убили и хорошо, а я тут причём – Не подавая виду, хмыкнул боец, хотя на душе заскребли кошки и зверски захотелось оторвать голову этому борову. – Он мне никто.
Дубов вновь заходил как зверь в клетке. Желание тут же убить этого бойца и сомнения заставляли его нервничать. Стоящий рядом начальник базы, непонимающими глазами смотрел то на одного, то на другого. Их монолог ему был совершенно непонятен.
- Ладно... – Что-то решив для себя, буркнул проверяющий. – Заберу завтра с собой, а там посмотрим, что с тобой делать.
- Но это и есть один из специалистов по минированию. С одним оставшимся я не справлюсь в срок.- Заюлил начальник. – Сами же потом на меня жалобу напишите.
- Напишу. Ну да хрен с вами, подожду денёк. – Махнул рукой наниматель. – Только если исчезнет голову с вас сниму.
- А почему он должен сбежать? – Не понял старший базы.
- Всё, свободны... – Не желая продолжения вопросов, отвернулся от них Дубов.
Они вышли за дверь. На вопросительный взгляд начальника Егор только пожал плечами.
- В час дня, группам сбор у ворот базы. – Сказал он Ветру и добавил. – Предупреди всех.
Тот кивнул и побрёл к лифту. Дверь кабинки тут же перед ним открылась. Скосив глаз в сторону, Ветров заметил миниатюрный глазок камеры. Внизу просматривался каждый дюйм. Вошёл внутрь и уже через минуту вышел наверху у себя. В комнате отдыха находились почти все, кроме дежуривших по объектам. Егор передал указание начальства и, узнав в какую группу его определили, побрёл отсыпаться к себе в комнату. В связи с новыми обстоятельствами стоило продумать план своих дальнейших действий. Можно было бы подключить бойцов отряда. Спасти свою шкуру наверняка хотелось всем. А работа на объекте этого не сулила. Но раздробленность и недоверие их друг другу, делало этот план невозможным.
Размышляя и прикидывая варианты, Ветер и не заметил, как пролетело время. В дверь бухнули, мимо пробежавшие бойцы. Он вскинулся с кровати и побежал их догонять. К двум подрывникам-сапёрам в группу определили по два бойца и по паре монахов из внутренней охраны. Ветров поморщился от того, что план лёгкого побега отпадает. Получил карту минирования и два рюкзака с минами бабочками. Их так называли из-за похожести в конфигурации. С ними он сталкивался в некоторых странах, вроде Анголы и Никарагуа, куда его забрасывала нелёгкая служба военного. Этими игрушками любили пользоваться наёмники и повстанцы из-за их простоты установки и поражающей способности. Вот разминировать их было гораздо сложней.
Его группе досталась территория справа от базы. Удариться в бега возможности не представлялось. Голое пространство и открытые взору сопки, покрытые редкими кустами, делали возможность побега ещё проблематичней. Судьба смеялась над его потугами, старательно не давая шансов на успех. Почти семь часов , с одним единственным перекуром, пришлось вкалывать буквально ползая по этой равнине на брюхе. Бойцы помощники тоже устали таскать за ним тяжёлые рюкзаки. Правда им было легче и в моральном, они не ставили мин, и в физическом плане. С каждой минутой их поклажа становилась легче. Только прикреплённые к ним «пастухи» чувствовали себя как на пикнике. Они лениво поглядывали за подопечными и зевали от скуки, любуясь окрестностями. Когда задание подходило к концу, с другой стороны базы раздались выстрелы и мощный взрыв потряс воздух вокруг сопок. Охранники монахи сразу же потеряли свою спесь. «Пастухи» испуганно водили автоматами по кругу, на время, забыв о своих подопечных. Потом получили приказ по рации и погнали их назад, оглядываясь по сторонам.
У ворот базы царило смятение и хаос. Бойцы внутренней охраны бегали в суматохе от ворот к лесу и обратно. Мимо пронесли три мешка с телами погибших.
- Неужели парень так плохо знал своё дело? – Скользнула мысль, но Егор её тут же отмёл за несостоятельностью. - В отряде все были  спецами своего дела. Тогда что?
Во внутреннем дворе Дубов наскакивал на начальника базы и брызгал в бешенстве слюной.
- Я же говорил вам следить за ним. – Неслись его крики – Вы у меня ответите за всё.
Начальник, покрываясь пунцовыми пятнами, пыхтел, но молчал, стоя по стойке «смирно». Группа Ветра подошла ближе к начальству. Проверяющий из центра обернулся на шум и его глаза округлились от изумления. Он загадочно посмотрел на Егора и тут же перевёл разговор в другое русло, расспрашивая прибывших бойцов внутренней охраны о потерях.
- Трое убитых. Двое исчезли.
-Кого нет? – Дубов аж затрясся от злости. Второй утечки человеческого материала с базы точно не оставят безнаказанными. И пострадает не только начальник базы. Ему тоже достанется по полной. Вспомнят всё и особенно побег из столичного отряда, из-за которого пришлось уничтожать даже следы существования объекта.
- Двое из новоприбывших. – Скосил глаза, в сторону отходящей группы Ветра, монах.
-Срочно людей для прочёсывания. – Прошипел, словно рассерженная змея, проверяющий.
Монах-охранник козырнул совсем по-военному и бросился исполнять приказание. Дубов понимал, что это всё впустую. Если в прошлый раз не смогли простого ботаника найти то, что говорить о специалистах, в подготовку которых входило выживание в экстремальных условиях. Конец карьеры был близок. А вместе с ней и его ликвидация.
***
За огромным окном хлестал упругими струями летний ливень. Пожилой мужчина, скрестив руки на выпуклом животе, вглядывался вдаль, словно пытался увидеть что-то необычное за плетями этого дождя. Позади, молча, словно мраморные статуи застыли двое посетителей. Молчание хозяина кабинета вгоняло их в дрожь. Их мощные накачанные фигуры сникли, словно сдувшись, и теперь напоминали раболепные горы мяса.
- Так что вы хотели бы мне сказать? – Не поворачиваясь в их сторону, произнёс нехотя мужчина у окна. - Я слушаю вас.
- Мы нашли семью, где появлялся объект. – Чуть ли не шёпотом произнёс один из посетителей – От них мы узнали, что их посещал священник из близлежащей соседней церкви.
- Что это священник, я и сам догадался. – Скривился в пренебрежительной гримасе, хозяин кабинета. – Эти энергетики стараются выбирать себе лишь одного волевого оператора. И судя по всему, им стала сбежавшая ученая крыса. Мне надо конкретики. Где она окопалась?
- Мы не успели провести допрос до конца. – Всё также на полутонах, произнёс старший из гостей – Им помогли скрыться. Один из бойцов убит.
- У вас была возможность найти сбежавших. Тот парень, что помог им скрыться, обладал информацией. Почему вы его ликвидировали?
- Он ничего бы не сказал, упёртый попался.
- В наших подвалах все становятся разговорчивыми и даже вам можно развязать язык. – Хозяин кабинета резко развернулся на стовосемьдесят градусов и злобно посмотрел на пришедших. – Может вы хотите скрыть этим свою некомпетентность?
- Он оказал сопротивление. Так уж получилось. – Заюлил посетитель. – Но мы их обязательно найдём. Три деревни с храмами уже проверили. Осталось ещё две. Никуда они не денутся.
- И где мне таких остолопов набирают? – Снова скривился, словно от зубной боли, хозяин кабинета. – Вы головой иногда думаете, или дурная голова ногам покою не даёт? Сбежавший от вас инвалид получает пенсию. Не проще ли было выяснить, куда теперь ему её доставляют, а не бегать как гончие по лесам?
- Мы поняли. Так и сделаем. – Опустили голову гости. – Мы не подведём.
- Я тоже так думаю. Иначе в подвале окажетесь вы. Семью можете ликвидировать. – Махнул рукой начальник, заканчивая аудиенцию. – Свидетели нас не нужны. А нового владельца раритета доставить живым и невредимым и чтоб ни один волосок с его головы не упал.
Посетители попятились и скрылись за дверью, а хозяин кабинета вновь повернулся к окну. Дождь навевал на него грусть и безысходность. В соседней с кабинетом комнате лежала его жена. Рак, бич двадцатого века, достал и её. Какую кучу бабла он выбросил на ветер за её лечение, но всё без толку. Сколько молитв и служб за здравие. Той становилось только всё хуже и хуже. Даже операция за бугром лишь отсрочила на пару месяцев её конец. В голове, словно безумная идея вертелась лишь одна мысль, надежда на использование раритета, о чудодейственных способностях, которых он слышал краем уха. Теперь вот ещё и случай с выздоровлением инвалида. Он должен был, во что бы то ни стало, завладеть и вещью и оператором, которому та подчинялась. Ради жены он шёл на должностное преступление. Доклад, о том, что ладанка навсегда утеряна, уже ушёл наверх. Назад дороги не было. Он прислонился лбом к холодному стеклу и закрыл глаза. Звук капель отдавался болезненной музыкой в его мозгу, словно дождь наигрывал похоронный реквием.
- Потерпи родная, уже скоро – Вырвался из его уст шёпот и слезы, словно дождь за окном, закапали, глухо отзываясь ударами по пластиковому подоконнику. Погода за окном плакала вместе с ним.
***
Прошло больше месяца. Василий уже собирался наплевать на все условности и сбегать в посёлок лесозаготовителей.
- Мне надо проверить, как там мой пациент-прихожанин. – Успокаивал он свою совесть, а сердце рвалось туда, лишь бы ещё раз увидеть девушку. Но не пришлось.  Та сама, во плоти, появилась в их храме. В один из воскресных дней, когда отца Аркадия вновь вызвали в соседнее село и ему, пришлось вести службу, он увидел в толпе прихожан так до боли знакомые черты. Проповедь, посвящённая святым, прервалась на середине, лишь он заметил её, и в воздухе повисла тишина. Рязанов помотал головой, чтобы прогнать видение, но то не исчезло, скрывая улыбку кончиком своего платка. Завороженный прелестным взглядом, парень уже и не помнил, как дочитал проповедь до конца. За всё время чтения он ни разу не глянул в святое писание, не отрывая взора от зала. Слова, словно поток горной речки, сами выливались из него, орошая души прихожан. Вместе со словами тем передавалось и его радостное настроение, как будто священник делился с ними своей радостью, парящей на крыльях счастья и любви. Лица прихожан светлели , словно омытые светом добра заполнившего  храм и достающего самые его отдаленные уголки. Даже пожилые староверы с одобрением загудели, вторя псалмам и накладывая на себя крестные знамения.
Проповедь закончилась на радостной нотке - аминь. Прихожане стали расходиться. Кто-то ставил свечи у икон, кто просто, перекрестившись, покидал храм. Но каждый нёс в себе его частичку счастья. Василий спустился с трибуны и стал оглядываться в поисках девушки. Та словно привидение растаяла с последними словами проповеди. К нему подходили прихожане и благодарили за хорошо проведённую службу. Василий говорил спасибо в ответ, за посещение. Потом он невпопад отвечал на вопросы Марфы и Зинаиды, отчего те стали сразу переглядываться. Не помнил, как быстро разоблачился и вышел из церкви. Оглядел с холма народ, спускающийся в деревню, девушки в толпе не было.
- Всё, докатился. Уже галлюцинации начались – Усмехнулся дьяк с грустинкой. – Нет. Надо набраться решимости и сходить к ним в посёлок.
Звонкое и знакомое «здравствуйте» ударило набатом в грудь. Сердце забилось, словно у бегуна на стометровке. Всё ещё не веря своему слуху, Василий обернулся. Перед ним в скромном сиреневом платьице стояла Василиса.Платок она держала в руке и распущенные волосы проказник ветер бросал девушке в лицо. Прихожанка морщилась и её по детски откровенное лицо завораживало дьяка.
- Здравствуйте. Вы… - Не зная, что сказать, замялся парень. И вдруг выпалил, покраснев – А я о вас всё время думал.
Девушка тоже сразу засмущалась. Вокруг стояли люди и с улыбками оглядывали молодую пару.
- Как здоровье вашего отца? Как вы сами живёте? – Постарался выправить ситуацию Василий и перешёл на деловой тон. Только напускной небрежности хватало ненадолго. Нотки радости словно вода из сита, прорывались наружу.
- Отцу намного лучше стало. – Тоже с радостью произнесла Василиса – После вашего посещения выздоравливать начал. Сейчас уже помаленьку ходит даже. Правда…
В глазах дочери Александра Петровича заблестели невольно выступившие слёзы.
- Что-то случилось? – Забеспокоился священник и, взяв девушку под руку, повёл по тропинке вниз. Дед Филипп, сидя на лавочке у храма, проводил пару долгим изучающим взглядом.
- После того, как папа стал ходить, к нам пришли чужие люди. Они учинили допрос, о том кто лечил и вообще кто приходил к нам. Отца стали бить. Знаете, как было страшно? Потом когда двое ушли, мой одноклассник Колька помог нам сбежать. Вот мы у тёти Нади временно и поселились. Больше некуда было идти. Отцу, от нервного потрясения , стало немного хуже. Он хотел сегодня посетить службу, но не смог. Нога опять заболела.
Пока девчонка со всхлипами рассказывала о бандитах, голову Василия не покидал звонок отца Даниила. Все беды, обрушившиеся на голову этой семьи, результат его халатности. Он же знал, что нельзя брать с собой иконку. Захотел как лучше.
- Да, добро не бывает безнаказанным – Заметались непрошеные мысли. – Но что теперь делать? Хорошо, что посёлок очень далеко от них. Может всё обойдётся? А ведь не прошло и пары недель после посещения их общины отца Даниила.Он в разговоре с ним опять  умолчал о работе с раритетом
- Вы меня совсем не слушаете. – Резко остановилась Василиса и поглядела в лицо дьяка.
- Нет. Что вы. – Очнулся тот – Я очень внимательно слушаю. Просто я и сам огорчён, что из-за меня у вас такие проблемы. Может было лучше сказать им про меня.
- Отец запретил. – Снова покраснела девчонка. Ведь ради отца она уже почти что рассказала о священнике. – А потом мы сбежали. Колька сказал, что нас так и так бы убили.
- А как ваш спаситель? – Немного приревновывая к незнакомому парню, спросил Василий.
- Не знаю – Тихо ответила, склонив голову вниз, девушка. – Обещал навестить, но ещё не приходил. А нам страшно возвращаться обратно.
За разговорами они дошли до новых построек на краю села. Директор лесопилки и мебельной фабрики отстроил их для своих работников. Ближе всех к селу стоял и его новый домик . Он только недавно заселился в него. Даже вещи было некогда разобрать. Те до сих пор валялись по углам в коробках и мешках. Дом тёти Нади, в котором нашли убежище дочь с отцом, был гораздо дальше. Новые домики ровными рядками, как на параде, доходили до самого леса. Изба тётки Василисы нисколько от них не отличалась. Если бы не провожатая, то Василий наверняка бы заплутал в этом шахматном царстве.
- Как ты их различаешь? – Спросил он девушку, когда та подвела его к калитке.
- А у тётки яблоня уже большая и розы под окном. – Заулыбалась Василиса – У каждого что нибудь своё в огороде и перед домом посажено. Надо просто повнимательней смотреть.
- Не хотел бы я здесь работать почтальоном.- Усмехнулся дьяк.
- Вот они-то внимательней тебя – Девушка открыла калитку. – Пенсию отцу и другим жителям всегда вовремя приносят, ни разу не ошибались.
Когда они вошли во двор, на крыльцо выскочило пара пацанят и бросилось им навстречу. Всё их различие заключалось лишь в синяке под глазом у одного из них. Они схватили девушку под руку и, тараторя наперебой, потащили её в дом.
- Тётя Вася, мамка уже суп сварила. Идёмте есть. Только тебя ждём.
Они смешно семенили голыми ступнями, загребая пыль с песчаной дорожки. Обхватив Василису с двух сторон, мальчишки, как маленькие швартовые катера, тащили её, не поспевающую за ними, в дом. Василий, застеснявшись, немного отстал от них. Без приглашения было как-то неудобно вламываться в гости. Дочь Александра Петровича остановилась и обернулась. Её лицо сияло от счастья и радости. Рязанов снова засмотрелся на девушку, отчего та засмущалась. Маленькие катера тяни-толкайчики, не справляясь с грузом, тоже обернулись на гостя, продолжая свои попытки отбуксировать тётю.
- Идёмте с нами. – Упрашивающее произнесла девушка – Тётя будет только рада вам. Она постоянно говорит о том, какой вы хороший. И папа тоже не против с вами увидеться. Он считает, что его выздоровление ваших рук дело.
Пришла очередь смущаться Василию. Один из мальчишек, у которого был синяк, быстро смекнул, что без дяди тётка так и будет стоять на месте. А там суп стынет. Он отцепился от Василисы и подбежал к гостю. Маленькие ручонки вцепились в рукав парня и потащили вперёд.
- Идёмте дядя. – Залепетал он – Там супу много, на всех хватит.
Девушка и Рязанов синхронно засмеялись и дали катерам утащить себя внутрь дома.
Тётя Надя чуть ли не у порога заключила Василия в свои объятья и, скомандовав старшим, чтобы принесли ещё одну тарелку, повела парня к столу. Пока шли, Рязанов осматривал мельком дом. Здесь, как и у него, было три комнаты, одна просторная под зал и две небольших. Василиса с отцом, судя по раскладным кроватям в углу зала, спали здесь. Дети, у хозяйки их было пятеро и все мальчишки, наверняка занимали боковую комнату, так как постоянно шныряли туда и обратно. Хозяева спали в комнате за печкой. 
Днём большую часть зала-столовой занимал огромный складной стол . Сейчас его украшала красивая керамическая супница и в тон ей, глубокие тарелки по кругу стола. Запах наваристого борща витал в воздухе, навевая приятные воспоминания из детства. Священника подвели на центральное место, отчего он почувствовал себя немного стеснительно, и усадили на высокий табурет. Василиса с отцом и мужем хозяйки расположились по правую сторону стола, а мальчишки, толкаясь локтями и препираясь друг с другом, напротив. Хозяйка сама села с другого конца стола, усадив самого младшего, которому наверно было не больше года, к себе на колени.
- Отец Василий. – Обратилась к гостю тётя Василисы – Прочтите, пожалуйста, предобеденную молитву. Вам, как ведающему человеку это будет нетрудно сделать. И нам приятное сделаете.
Рязанов не стал отказываться. Он скрестил пальцы рук у подбородка и начал читать вслух молитву. Исправил только концовку, пожелав в молитве счастья и здоровья хлебосольным хозяевам и их домочадцам. Тётя Надя просияла от радости и перекрестилась. За ней следом это сделали все сидящие за столом.
- Ну вот теперь можно и сотрапезничать – Радостным голосом произнесла женщина. Муж, как хозяин дома, стал раскладывать суп по тарелкам. Василию подложил кусок мяса побольше. Тот захотел было запротестовать, но тёплая ладонь девушки, сидящей справа от него, легонько коснулась его руки. Он замолк на полуслове и принялся за еду. Во время обеда ели молча. Даже ребятишки оставили свои пререкания и шалости. Лишь когда с борщом было покончено и на стол водрузили медный самовар, хозяин первым начал беседу. Разговоры потекли на самые разнообразные темы. От урожая, который планировали собрать в этом году, до мелких бытовых проблем. Коснулись и падения религиозности у молодёжи.
- Им бы всё и сразу подавай. – Ворчал отец Василисы – Терпение это не для них.
- Вы не совсем правы – Укорял его муж хозяйки – Они учатся на наших примерах. Мы сами воспитываем в них и трудолюбие, и веру. Только вот у взрослых и, да простит меня отец Василий, и у самих поводырей нету той веры, что была раньше. Сейчас ходить в церкву стало просто модой. А сами священники, особенно в городах, на этом делают свой бизнес. Чистая и непорочная вера в создателя, только и осталась что в глубинке. В городе каждый храм превращён в конфетку, что предлагают посетить за деньги. Мой брат, что осел в городе, писал « когда тёща его померла, то ему в долги пришлось влезть, чтобы отпеть и похоронить её». Ну, это разве правильно?
Александр Петрович не соглашался с ним и их религиозный спор мог затянуться надолго, если бы хозяйка не уняла спорщиков, намекнув на присутствие дьяка. Разговор сразу перешёл в русло деревенских новостей. Муж тёти Нади рассказал о расширении производства.
- Ты Василиска иди к нам. У нас женщинам тоже работа находится. Да и жильём быстрее обеспечат. Будешь красоту на мебель наводить.
- Меня уже позвала к себе Вероника Степановна – Улыбалась девушка – Буду ей в медсанчасти помогать. Её муж собирается сделать в старом сельсовете перепланировку и оборудование закупает. Буду обучаться людей лечить.
- Так для этого надо институты кончать. – Протестующее поднимал руки её отец.
- Вероника Степановна сказала, что сама меня всему научит, и что корочки в нашей глубинке не так и важны. А я ещё от моей мамы в травах разбираться научилась. Правда, папка.
- Что верно, то верно. – С грустью произнёс Александр Петрович и вздохнул– Моя благоверная знала в этом толк. Бывало отбою от деревенских не было. И людей лечила, и скотину домашнюю. Всем помогала, вот только себя не смогла.
Дочь прижалась к нему и погладила своей ладошкой по его руке, стараясь отвлечь от грустных воспоминаний.
- Все работу себе нашли – Сразу же переключился на другую тему отец Василисы – Только вот я один безработный остался.
- Но у тебя же пенсия – Восклицал муж хозяйки.
- На такую больно-то не зажируешь – Ворчал Александр Петрович – Да и не привык я без работы.
- Здоровье благодаря богу восстанавливается – Он с хитринкой посмотрел на Василия – Чего штаны без толку просиживать. Да и комнатку надо бы снять в деревне, а то совсем вас стеснили.
- Тебе что у нас плохо? – Заворчала тётя Надя.
- Да хорошо, хорошо. – Шёл на попятную отец Василисы – Только не привык я доставлять другим хлопоты.
- Какие тут уж хлопоты – Взмахивала руками тётя Надя. – Вот мои сорванцы это да.
Молчавший до сих пор Василий кашлянул, чтобы привлечь к себе внимание и произнёс смущаясь.
- Если Александр Петрович не против, я могу попросить настоятеля приставить его на переработку воска у нас при храме. Работа сидячая, не сложная. Да и община выделяет каке-никакие деньги на содержание.
- Вот видишь, меня тоже пристроили. – Отец Василисы обнял ласково свою дочь.
- А насчёт комнаты. – Продолжал Рязанов – То у меня дом пустует. Я вечно на работе. Мне и одной комнаты бы хватило. А тут такой огромный домище. Да и платить не надо будет.
- Но как то неудобно вас стеснять – Не отнимая головы от плеча отца, произнесла Василиса.
- Вы сами мне только услугу окажете своим присутствием. – Торопливо начал уговоры Рязанов, отчего улыбки присутствующих стали больше. – Я даже прибраться толком не успеваю в доме из-за загруженности на работе, а что уж говорить о приусадебном участке. Тот вообще зарастёт лебедой. И ваша помощь для меня окажется очень кстати.
- Ну так что доча, поможем парню? – Переводя взгляд с неё на священника, улыбался Александр Петрович. – Вона как упрашивает. Наверняка по домашней пище соскучился.
- Я не против. – С кокетством ответила Василиса.
- Ну, вот стараешься для них, а они сбегают. – Заворчала тётя Надя. Они с мужем загадочно переглянулись и тоже заулыбались.
- Я вас тётя Надя часто навещать буду. – Девушка, оторвавшись от отца, подбежала к женщине и обняла её. – Часто, часто.
У тётки глаза повлажнели и она, поцеловав племянницу в щёку, смахнула капли рукой.
- Ну, тогда так и порешим. Сегодня вы ночуете здесь, а завтра с утра переедете на новое место жительства.
Разговоры вновь перешли в русло деревенских проблем. Василия только немного смущали хитрые взгляды взрослых, которые они мельком бросали на него и на девушку. Заметив его смущение, Александр Петрович стал выгонять молодых на улицу.
- Идите на свежий воздух – Подталкивал он дочь к выходу – Нечего вам с нами стариками сидеть и слушать наше брюзжание.
И Василиса, подхватив под руку покрасневшего от стеснительности парня, потащила того из дома. По дороге между домов она, стараясь растормошить Василия, без умолку щебетала о своей жизни. О рано ушедшей от них, из-за тяжёлой болезни, маме. О подружках по школе и о том, как они  с отцом попали в эти края. Священник не перебивал девушку, лишь внимательно слушал и наслаждался её голосом. Душевная простота и доброта дочери Александра Петровича подогревали и без того сильные чувства привязанности к ней. Ему хотелось обнять и поцеловать её. Но он сдерживал себя, чтобы не обидеть Василису. Новостройки закончились и они ступили на тропинку, ведущую вдоль деревни. У самого края леса Рязанов заметил красивые фиолетовые цветы. Он сбежал с тропинки, сорвал их и принёс девушке. Та с кокетством вдохнула медово-пряный запах растений и поцеловала галантного кавалера в щёку. Священник смутился и покраснел, чем вызвал смех Василисы. Та схватила немного набычившегося парня за локоть и, прижав к себе поближе, потащила его по тропинке вперёд. Василий был на седьмом небе от счастья. Казалось что сегодня самый счастливый день на свете. За этим туманом счастья, он не успел среагировать, на выскочивших из-за кустов, мужчин. Очнулся от того, что девушка вскрикнула от страха. Она сразу опознала двоих, что приходили к ней с отцом. Третий был незнаком. Один из нападавших тут же закрыл ей рот широкой ладонью, схватил в охапку и потащил в сторону леса. Упирающемуся Василию ударили в живот и, скрутив руки, повели вслед за ней.
Остановились метров через десять на небольшой полянке. Старший, усевшись на свежеспиленный пенек, злобно посмотрел на молодую пару.
- Я так понимаю, Рязанов Василий Степанович – Он вытащил из нагрудного кармана небольшую фотографию и сверил с оригиналом. – Приятно познакомиться. Вы наверняка думали, что сумеете от нас скрыться? Но сколько верёвочке не виться…..
Похититель захохотал и вслед ему заулыбались его подчинённые. Девушка и Василий молчали ожидая продолжения. Можно было конечно закричать, но в этом случае их бы связали и заклеили рты. А услышат их или нет неизвестно.
- Нам нужно только то, что вы похитили из лаборатории – Продолжил, отсмеявшись, начальник бандитов.
- У меня ничего нет – Твёрдо произнёс парень – И вы меня с кем-то вероятно спутали.
- Я думаю в твоём положении ерепениться не нужно – Хмыкнул главарь – Скажи спасибо, что тебя велели доставить невредимым.
- Насчёт неё указаний не было. - Кивнул в сторону Василисы бандит и картавя немецким акцентом продолжил - Если ты не выдашь нам нужное, мы будем ей немножко делать больно.
Он скроил гримасу, похожую на фашиста из старых комедийных фильмов, и подал знак своему бойцу. Подчиненный, державший за руки девушку, приподнял её за локти и загоготал. Та вскрикнула от боли. Туфля лодочка соскочила с её висевшей в воздухе ноги и бандит отпихнул обувку в сторону .
- Грех за её мучения будет на твоей совести. Ты же священник и не допустишь этого.
Василий сжал зубы так, что они заскрипели. На душе вскипела такая ненависть, что если его руки были свободными, то он вцепился бы в горло негодяя. А это не пристало его монашескому чину. Он выдохнул и постарался успокоиться.
- Ты что же пожертвуешь человеческой жизнью ради какой-то безделушки – Хмыкнул похититель, заметив вспышку гнева на лице священника.
- Всё в руках божьих – Справившись со своим гневом, произнёс Рязанов – Я верю, что создатель не допустит этого.
- Смотрите, какой святоша нам достался. – Вскипел начальник бандитов – Это мы сейчас посмотрим допустит или нет.
Он нарочито медленно достал из-за пояса армейский нож и двинулся к девушке. Та попыталась отойти, но не могла вырваться из лап громилы, что держал её за руки. Гнев снова подступил к горлу Василия. Он закрыл глаза, вторя про себя молитву о спасении и даровании ему мужества. Главарь со смешком одним быстрым движением срезал лямку платья на плече девушки и оно сползло с одной стороны вниз. Лезвие ножа прошлось по коже, оставив маленькую кровоточащую царапинку. Василиса вновь вскрикнула и с мольбой посмотрела в сторону парня.
- Ладно. – Понурив голову, произнёс Василий – Я отдам ладанку. Только не трогайте её.
Бандит ухмыльнулся и двинулся в сторону священника.
- Вот видишь как просто, а ты в героя играть надумал. Где она?
- Я вам сам её принесу. Вы не сможете пройти в храм незамеченными. – Тихо произнёс священник. – Только девушку не трогайте пожалуйста больше.
Старший картинно развёл руками и заулыбался.
- Это зависит от того, как скоро ты сможешь принести вещицу. Мои парни довольно таки голодные до женского общения. Могут долго не выдержать.
Подчинённые загоготали и тот, что держал Василису за руки, приобнял её и поцеловал в обнажённое плечо. Девушка задёргалась, вырываясь из лап мордоворота. Ржание только усилилось. Рука похитителя потянулась к низу платья. Шорох в кустах и резкий свист камня послышались одновременно. Бандит, издевающийся над девушкой молча, упал в траву и затих. Воцарилась немая пауза.
***
Утром Влада разбудил Егор. Он потряс друга за плечо и тот, резко открыв глаза, первым делом посмотрел на часы. Время было раннее. Стрелки показывали полпятого утра.
- Ты чего это ни свет, ни заря вскочил. – Проворчал, поднимаясь с постели и потьягиваясь, Грек.
Вчера до самого заката они с Морозовым проверяли и сортировали спецоборудование, доставленное на грузовике. Потом допоздна тренировались в подвальчике особняка, пристреливая шекеры и пистолеты с усыпляющими иглами. Так что спать легли лишь под утро.
- Пора, сегодня выступаем. – Возбуждённо ответил Француз – Завтрак уже готов. Едим, собираем вещи и в путь. Встреча с проводником в полдень следующего дня, на границе с Омской областью. В посёлке со смешным названием Чернолицы. Он проводит до информатора и представит нас ему. Дальше мы сами.
- Ясно. – Сморщился от громкости голоса друга Владислав и побрёл умываться – Только не тараторь пожалуйста. У меня мозги с утра, да ещё и не выспавшиеся как следует, плохо соображают.
Грек не спеша прошёл в ванную комнату и вскоре оттуда послышался шум воды. Валера в нетерпении заходил из угла в угол. Потом присел прямо на тумбочку у кровати и стал смотреть в окно. Солнце ещё только угадывалось на горизонте, но мрак ночи уже съеживался, пытаясь скрыться от света в лощинах и оврагах. В комнату вошёл, взбодрившийся прохладным душем, Мальцев. Насвистывая непонятную мелодию, он стал не спеша одеваться, посмеиваясь над нетерпеливостью друга.
- Ты как будто в армии не служил. – Бурчал тот – Одеваешься, как гражданская корова.
- Спешка нужна лишь при ловле блох. – Парировал в ответ Влад – Ты себя-то видел. Нервничаешь, как салага, перед первым заданием. А ещё снайпер называешься. «Вдохни и не выдыхай», помнишь шутку командира?
- Да ну тебя. – Засмеялся Француз – Просто засиделся, вот и радуюсь, что хоть какое-то дело.
Дверь отворилась и в комнату вошёл Морозов. Одежда нового спецназовца была отглажена, словно он собирался на бал, а не в поход. Ботинки блестели начищенные ваксой, сверкая словно стекло.
- Когда это ты успел всё? – Хмыкнул Грек – Спать вроде вместе укладывались. А вот с обувкой ты переборщил. Твой крем за километры ищейки в лесу учуют.
- К тому времени, когда доедем до места, выдохнется. А так хоть не промокнут. – Смутился капитан. Одёрнул куртку и добавил. – Ерофей Степанович уже в столовой, ждёт.
- Да идём мы, идём. – Синхронно ответили друзья.
Ели молча. Обсуждать было нечего. За эти дни и так было все уже тысячу раз обговорено. Доработку операции оставили на потом, когда будут хоть какие-то сведения. Наедались впрок. Следующий привал будет возможно не скоро. Карташов исподтишка осматривал свою пёструю группу и её командира. Спокойствие и то, как неторопливо они ели, говорило о собранности мужчин.
- Эти двое должны справиться с миротворческой задачей. – Подумал он - У них был опыт по временной дезорганизации противника без ущерба для последнего. А вот капитан слишком горяч и наверняка привык стрелять в противника, а не брать в плен. Зато у него чуйка лучше, чем у спецов, привыкших выходить из трудных ситуаций на своей военной подготовке. В общем компания ещё та. Но задача поставлена и если сам впрягся надо действовать.
Задумавшись, участковый даже не замечал что ест. Просто кидал в топку топливо и не спеша пережёвывал её. Зачем он сам влился в отряд, Ерофей наверное и сам не понимал. Просто хотел спокойной жизни, а без ликвидации этих упырей это ему не светило. Пытались раз, попытаются снова. Но в другой раз могут пострадать близкие люди. С ними надо было кончать. Арсений по секрету ему намекнул, что после выполнения задания, они сливают базу ФСБ под видом секретной бандлаборатории. А там и вся цепочка раскрутится.
На улице раздался автомобильный гудок. Все как по команде встали и направились к выходу. Замыкал цепочку Француз, дожёвывая что-то на ходу. Серый неприметный микроавтобус уже ждал у дверей столовой. Быстро погрузились и поехали на склад. Там так же быстро, без суеты, перетащили в авто своё оборудование, замаскированное под рыбацкие принадлежности, и сухпай на неделю путешествия. Сколько оно продлится не знал никто. Вся операция делилась на два этапа. Первый – нахождение и организация разведки базы, с последующей передачей данных в центр. Во второй фазе – проникновение на объект и прокладки пути для второй волны. Что получится из всего этого, то есть сам план знали только наверху. Когда с погрузкой было закончено, Захар по очереди пожал всем руки и пожелал удачи. Его шутка насчёт удачной рыбалки не вызвала смеха у группы. Все были сосредоточенны и молчаливы. Ерофей уселся на переднее место, рядом с водителем. Остальные, пожав по очереди Вяземскому руку, запрыгнули в салон. Во дворе не было ни души, кроме охраны у дверей особняка. Дверь закрылась и водитель направил машину в сторону медленно открывающихся ворот. В спешке никто не обратил внимания на одиноко стоящую у окна на втором этаже тощую, серую фигуру, которая, лишь только двери за машиной закрылись, стала названивать по телефону.
Почти сутки в дороге замучают кого угодно. Бойцы уже успели, и наговориться, и выспаться. Время в бездействии тянулась словно патока. Останавливались всего один раз и то ненадолго. Перекусили, оправились и снова в путь. Карташов удивлялся выносливости водителя, который спокойно крутил баранку, словно они ещё только что выехали. За всё время пути, неразговорчивый провожатый, только представился и больше ни слова. Андрей лихо обгонял впереди идущие машины, словно те не мчались с огромной скоростью, а плелись как черепахи, вызывая завистливые взгляды сзади сидящих. Такого мастерства вождения им ещё не приходилось видеть. Водитель словно сам составлял одну из деталей автомобиля, сросшись телом и душой с агрегатом. Ближе к вечеру, когда поток машин стал иссякать и дорога, по большей мере, стала казаться пустынной, впереди мигая разноцветными огнями, замаячила машина ГАИ. Инспектор, лишь завидев микроавтобус на горизонте, стал усердно махать жезлом, призывая остановиться. Бойцы напряглись в ожидании. Лишь водитель, как ни в чём не бывало, сдал на обочину и заглушил мотор. Полицейский в форме капитана не спеша двинулся к ним.
- Капитан Загоруйко – Приложив руку к фуражке, представился сотрудник . – Предъявите пожалуйста права.
Андрей достал из бардачка документы и протянул в окно. Второй полицейский, с недовольной рожей, обошёл микроавтобус по кругу и постучал в отодвигающуюся дверь. Валера, ближе всех сидящий к двери, откатил её в сторону и состроил одну из своих дежурных улыбочек. Внутрь просунулась , судя по нашивкам, голова старлея. Он оглядел салон и буркнул недовольно.
- А ваши документы?
- Наши-то документы, зачем вам понадобились – Запыхтел недовольно с переднего места Карташов – Мы просто на рыбалку едем и не мы за рулём. Нам даже выпивать не запрещено.
- Спрашиваю, значит надо. – Немного отступив и потянувшись к кобуре, грубовато рявкнул полицейский. Он напустил на себя важность, стараясь скрыть свой страх перед пассажирами.
Француз мог вырубить нахала, не вставая с места, но шёпот Виктора его притормозил.
- За нами наблюдают из леса .
Ерофей подтверждающее кивнул головой. Паспорта сложили стопкой и передали грозному вояке. Старлей, подсвечивая фонариком на документы и людей, вполголоса читал фамилии и сверял с оригиналами в машине. Проверка быстро закончилась и капитан, отдав водителю права и ещё раз козырнув, пожелал удачной дороги. При этом улыбочка его напоминала хищный оскал, словно он радовался добыче. Старлей, по сигналу начальника, небрежно кинул паспорта Карташову и направился вслед за ним. Они сели в свою машину. Затарахтел мотор. Полицейская машина, заюлив на полотне дороги, развернулась в сторону противоположную движению группы. Проехала пару метров и застыла с заведённым двигателем на месте. Это было немного странно. Валера, закрывая дверь и осматривая машину Гаишников, хмыкнул, обращаясь к своим коллегам.
- Что-то ГИБДД расщедрилось на крутые тачки для сотрудников. Эта больше лимона наверняка стоит. Разбогатели небось за счёт штрафов.
Напряжение в салоне стало нарастать. Всё это было неспроста. Андрей завёл мотор и тронулся, стараясь пока не показывать волнение и не превышать скорость, вперёд. В заднее зеркало было видно, как к машине полицейских из леса выбежало трое. Все в армейском прикиде и с оружием.
- По нашу душу знать касатики. - Усмехнулся Карташов – Давай Андрюша, покажи что можешь.
Водитель нажал на педаль и машина, словно ракета, рванула по дороге. Столбы замелькали как доски высокого забора. Авто гаишников преследовать их не торопилось. И это не добавляло уверенности. Владислав, нагнувшись ближе к водительскому месту, стал всматриваться в темень дороги и мелькающего лесного массива вдоль неё. Из-за такой скорости обзор сильно уменьшался и Грек попросил водителя сбавить скорость. Тот удивился, но послушно выполнил указание.
- Нас просто загоняют в капкан. – С досадой в голосе произнёс старший группы. – И это в самом начале похода. Нашу компашку видимо сдали. Вот тебе и спокойное начало прогулки. Их не интересовало содержание груза. Только люди. И судя по радостной реакции противника, они нашли тех, кого искали.
Пару следующих километров ехали в тишине, всматриваясь в ставший сразу опасным и грозным лес за окнами микроавтобуса. Здесь за каждым кустом мог таиться враг.
- Сверни направо, вон в ту просеку. – скомандовал Грек и Андрей, мгновенно среагировав, съехал с дороги. Развернулся и медленно протиснулся за кусты вдоль заросшей тропинки, бывшей когда-то при советах широкой тропой противопожарной просеки. Мотор стих.
- Валера со мной. – Выскочил из машины Влад – Остальным приготовиться и не шуметь.
Две фигуры, как привидения растаяли в темноте среди деревьев, и воцарилась тишина, нарушаемая звуками ночного леса. Минут через пять мимо пронеслась знакомая полицейская машина. Только теперь её крышу не украшали разноцветные огоньки фонарей. Даже надписи на боках автомобиля исчезли. Морозов недовольно заворчал. Он не выносил, когда бандиты используют для прикрытия и организации своих операций полицейскую символику. Вот из-за таких и думают обыватели плохо про них. Почти полчаса просидели в боевой готовности. Шорох сбоку, заставил схватиться за шекеры. Другого оружия для обороны, кроме ножей и этого, у них не было. Виктор даже скрипнул зубами от досады. Пм был бы гораздо уместней сейчас, чем эта детская игрушка, с которой только карманников пугать. Шёпот – свои – разрядил напряжённую обстановку. К машине подошли ушедшие на разведку бойцы.
- В километре отсюда две машины под парами, забитые под завязку людьми. – Вполголоса стал отчитываться Грек – Когда стали отходить прибыли наши «знакомые» гаишники в усиленном варианте. Капитан нервничал. Накричал на засаду и те разъехались в разные стороны. Две в нашу, а «гашники» попылили дальше. Наверняка будут ждать у точки встречи.
- И о чём это говорит? – Вставил слово Ерофей.
- То, что они всё знают и сдали нас люди из нашей же конторы – Подтвердил его догадку командир. – Свяжись с Захаром. А нам надо уходить отсюда. Воевать с этим гуманным оружием явно не в нашу пользу .
Водитель завёл двигатель и хотел было выезжать на дорогу, но Влад его снова остановил.
- Как думаешь, куда приведёт эта тропинка?
- На какой нибудь кордон, а там может и в село выйдет. – Подхватил мысль командира Андрей.
- Француз, возьми капитана в помощь и приберитесь быстренько у съезда. А ты шеф разворачивайся и потихоньку вперёд. Мы, с Ерофеем Степановичем перед тобой пойдём, разведаем дорогу и подсветим. Команда беспрекословно разделилась на группы и бросилась выполнять указания старшего. Влад с Карташовым двинулись впереди медленно идущего микроавтобуса, высвечивая фонариками дорогу. Фары машины было решено не включать. Как говорится – бережённого, бог бережёт. В кромешной темноте Андрей почти на ощупь вёл автомобиль по узкой, заросшей растительностью, дороге. Ориентиром служили только мерцающие впереди огоньки двух фонариков. От напряжённого вглядывания в темноту, он даже вспотел, не смотря на то, что ночи уже были прохладными. Звук мотора в тишине леса казался оглушительным рёвом. Надо было срочно уйти дальше, в самую чащу, пока противник не добрался до поворота на просеку. Звук двигателя, в лесу, был слышен на километры.
Послышался негромкий свист и вскоре к ним присоединились отставшие.
- Мы прибрались по высшему классу. – Доложил довольный собой, подбежавший к ним, Валера.
– Даже столбик вкопали посередине, словно здесь проезда никогда не было. Но если глубже будут копать, то спалимся. Вы как танки все кусты проутюжили. Тут мы с уборкой бессильны.
- Будем надеяться, что из-за спешки не полезут. А к утру должны вылезти отсюда. – Грек обошёл очередной куст по дуге – Если судить по карте, просека скоро выйдет на лесную дорогу. Там будет полегче. Присмотри пока за тылами.
Француз кивнул и скрылся в темноте леса, а отряд медленно продолжил внедряться в чащу.
Утро встретило бойцов уже на лесной дороге. Лёгкая дымка тумана белой кисеёй покрывала землю. Но лишь только взошло солнце, сразу же стала таять, становясь прозрачной и невесомой. Ехать решили в обход посёлка, в котором была назначена встреча. Фальшивый капитан наверняка должен будет сторожить въезд со стороны трассы, если конечно не получит подкрепление. Если догадаются поставить кордоны на всех дорогах, тогда придётся пробираться на своих двоих.
Ещё раз, сверившись с картой, запетляли по узкой дорожке, едва вписываясь в повороты. Хорошо, что водитель оказался асом. Грек сменил Карташова на переднем сидении, став на время навигатором. Бурное ночное похождение адреналином будоражило кровь. Сзади тоже не спали, чертыхаясь на особо крутых поворотах. Красота пролетающих мимо пейзажей занимала их думы меньше всего. Наоборот хотелось поскорее выбраться из леса. Ветки, растущих вдоль дороги сосёнок, скребли по кузову и стучали в окна автомобиля, стараясь замедлить бешеный темп гостей. Но близость противника настораживала и не давала время на созерцание.
Остановились в паре километров от выезда из леса на сельскую дорогу, опоясывающую село по кругу, словно заправский армейский ремень. На встречу Влад пошёл вдвоём с Карташовым. Только Ерофей знал адрес встречи и приблизительные приметы проводника. Кружным путём, стараясь сильно не светиться перед жителями, прошли в деревню. Мимо промчался полицейский патруль и серая иномарка. Деревню обкладывали со всех сторон.
- Удушил бы ту сволочь, что нас заложила – Сплюнул в сердцах Мальцев – Что там Вяземский?
- Сказал, будут искать крысу – Спокойно ответил участковый – А пока только перенесли место следующего собрания и усилили охрану. О нашем маршруте и самом отряде знало только трое. Он его заместитель и Арсений. Ты бы кого выбрал в предатели?
- Ясно – Засмеялся Грек –И что прищучили?
- Прямых улик нет. Арсений Витальевич против безосновательных обвинений. Считает, что нельзя обижать подозрениями, пока вина не доказана. Будут следить, пока сам себя не выдаст.
Посёлок встретил разнообразием построек. Элитные дома новых русских, располагающиеся вдоль лесных дорог и в центре посёлка, перемешивались с простыми деревенскими избами. Сам посёлок растянулся на несколько километров вдоль лесопаркового массива, удивляя своей хаотичностью и в то же время чёткой системе построек. Казалось, будто у каждого барина была своя небольшая деревенька из домиков победнее. Пространства между группами домиков зачастую разделялось лесистыми полянами. Тропинки, словно рисунок паутины, разбегались по этим свободным пространствам во все стороны, словно каждый житель назло соседу протаптывал себе дорожку отдельно.
Нужный дом нашли не сразу. Номера домов в своей хаотичности, наверное, свели с ума не одного почтальона. Постучали в калитку, выкрашенную зелёной краской. Тишина.
- Хозяева. – Прокричал Влад, подождав с минуту – Есть тут кто нибудь?
- Нет там никого – Раздался сзади смешливый голос, заставив гостей вздрогнуть и обернуться. – Вас, Ерофей Степанович, я ждал только после двенадцати.
Карташов виновато развёл руками, заставив парня улыбнуться ещё шире.
- Но раз пришли, не выгонять же. – Он пропустил гостей во двор и, обогнав их, любезно открыл перед ними дверь дома.
На вид ему было не больше тридцати, но то с каким почтением проводник относился к приезжим, делало его моложе даже Владислава. По манере поведения, Карташов сразу подумал о церковной службе хозяина дома. Его речь и движение выдавали в нём священнослужителя.
Убранство комнаты подтвердило догадку Ерофея. Иконы покрывали большую часть стен.
- У нас в прошлом годе церковь сгорела – Заметив интерес гостей к украшению комнаты, вздохнул священник – Часть к Марье перенесли. Она согласилась проводить службы у неё. А то, что не убралось я к себе забрал. На новую ещё только собираем всем миром. Вот фундамент уже заложили. К весне обещали помочь с кирпичом. Старая была из дерева. Истопник оплошал. Хорошо, что сам жив остался. Теперь люди на праздничные службы собираются либо у Марьи, либо в часовне в честь Параскевы Пятницы, которую недавно отстроили.
Одновременно с повествованием хозяин дома быстро накрывал на стол. Засвистел электрический чайник и гостей пригласили к столу.
- Вы в курсе, зачем мы здесь? – Присаживаясь на табурет, сразу перешёл к делу Карташов.
- Да, мне всё объяснили – Тихо произнёс священник – Только обстоятельства изменились. Я не смогу вас проводить.
Влад чертыхнулся, отчего хозяин дома недовольно сморщил свой нос.
- Я и вас то не ожидал увидеть. Звонило моё начальство и просило проследить за пришлыми в посёлке. А вчера на дорогах расставили кордоны. Ищут вас. Мне тоже скинули ваши приметы, марку и номер автомобиля. Машину вам придётся бросить. Вы на ней дальше не проедете.
- Вляпались и что нам прикажете делать? – Заворчал Грек.
- Я дам вам свою – Успокаивающе ответил хозяин, разливая по чашкам воду и добавляя из заварного чайника настой – Вот сам не смогу с вами, нельзя отлучаться. Завтра начальство с проверкой приезжает. Не хотелось бы подставить и себя, и вас. Но то, что вам нужно вы найдёте и сами без проблем. «Беглец» сейчас работает помощником настоятеля при храме в Кузьминках. Это пара сотен километров отсюда. На ваших картах она есть. Зовут Василий Рязанов. Скажете, что от отца Даниила, и он вам поможет. Он предупреждён.
- Спасибо и на этом - Ерофей кивнул головой и пригубил чай. – А вы то сами как?
- Не впервой выкручусь – Улыбнулся священник – Скажу, угнали мой драндулет, ребятня здесь шаловливая. А в связи с загруженностью по работе поздно усмотрел пропажу. Пару дней форы я думаю, вам хватит, а там посмотрите по обстоятельствам, стоит ли его использовать. Мне он не сильно то и был нужен. Всё под боком.
- Не страшно на два фронта работать? – Допивая свой бокал, встрял в разговор Влад.
- Фронт один – С серьёзностью начал хозяин дома – Вера в создателя. Я верю, что и наверху это скоро поймут и всё станет, как положено, быть.
Владислав промолчал, а участковый вновь одобрительно закивал головой. За последнее время, благодаря беседам с Вяземским и настоятелем местной церкви, он и сам стал понимать разницу между религией и самой верой. То, что было для него раньше единым, оказалось различными, зачастую несовместимыми друг с другом, учениями.
 Когда чаепитие закончилось, парень проводил гостей до сарайчика, заменяющего гараж, и вручил ключи от машины Карташову. Старенькая Лада местами покрылась пятнами ржавчины, но мотор завёлся с пол оборота. Прощались недолго. Священник пожал мужчинам руки, пожелал удачи в их предприятии и отправился по своим делам. Гости с оглядкой сели в автомобиль и развернули карту дорог.
- Так как поступим? – Обеспокоенно, спросил участковый у командира группы. – Ехать через кордоны всем вместе опасно. Они ждут машину заполненную людьми и неважно, какая она будет. Заметят крупную компанию и точно устроят проверку.
- Тогда поступим так – Что-то прикидывая по карте, ответил Влад – Вы, Ерофей Степанович, гоните эту малышку до балки у села Новокулачье. А мы выйдем туда же лесами. Тут хорошая довольно таки дорога до кордона лесника и от него в вашу сторону. Там пересядем к вам и отпустим Андрюху домой. Думаю пару часов на дорогу нам хватит.
Сверим часы. – Они синхронно глянули на цифры - Если протянем и опоздаем больше чем на полчаса, встречаемся у деревни Заречной. Ну а если и там не получится. Возвращайтесь к Вяземскому. Будем считать операцию проваленной.
Мальцев вылез из автомобиля и , захлопнув дверцу, быстрым шагом направился к краю посёлка.
Карташов проводил его долгим взглядом, перекрестился и, сверившись с картой, поехал в другую сторону. Сельская дорога пролегала мимо часовни, около которой на белоснежном крылечке стояло несколько пожилых женщин в ожидании, когда её откроют. За разговорами они даже не заметили машину Ерофея. Красота часовни на секунду заворожила и самого водителя. Золотистый купол одиноко взмывал ввысь, словно белая стрела с золотистым наконечником. Пронзая израненную багрово красную крышу часовни, он стремился к небу, словно взывая к богу. Даже треугольные скаты крыши, обрамлявшие часовню с четырёх сторон света, напоминали израненное, но ещё животрепещущее сердце веры Руси. Сердце, которое жаждало спасение и своего спасителя. Карташов стряхнул наваждение от красоты часовни и продолжил путь. Вскоре домишки и коттеджы уплыли назад и машина выехала на асфальтовую дорогу. Полицейский патруль, стоящий на выезде из села, даже не взглянул в его сторону. Обшарпанная Лада с пожилым мужчиной за рулём их даже не заинтересовала. Они ждали группу крутых бандитов. Поэтому сверять отдельные личности, проезжавших мимо водителей, не торопились.
 
***
Дубов бесновался от своей злости и бессилия изменить ситуацию к лучшему. На вторник следующей недели, его вызывали в центр. Это не сулило ничего хорошего. Поисковые группы, посланные за беглецами, постоянно возвращались ни с чем. Даже помощь групп из центра и лояльных к ним частей не помогла найти дезертиров. Те словно в воду канули. Присланные поисковые собаки тоже не смогли взять след. Профессионалы всегда остаются таковыми. И было глупо надеяться на их удачную поимку. Условия работы ужесточились до предела. Разброд и недовольство бойцов, из группы Ветра, усиливалось с каждым днём. Все понимали, что в связи с текущими обстоятельствами, группу ждёт неминуемая зачистка, как прежней охраны и это подогревало обстановку. Начали образовываться небольшие группы «по интересам». Егор не вступал и не  обращал на них внимания. Все его помыслы были о побеге. Вот только каждая задумка постоянно срывалась. Виной всему этому был присланный проверяющий. Дубов не допускал его до выхода с территории базы, придумывая разные предлоги. На встречи грузов всегда выбирались другие бойцы. Его перестали даже ставить в караулы совершающие обход территории. Только охрана у лифта или, в крайнем случае, центральных ворот, где наряду с его «товарищами» постоянно присутствовали бойцы внутренней охраны. Он бы взвыл от замкнутого пространства казематов, но частые выходы на восстановление минных заграждений давало хоть какую-то отдушину. Минёр остался один на всю базу. Только теперь его охраняли с пристрастием. На каждый выход с ним, помимо помощника из своих, шло четверо монахов-бойцов, что делало побег проблематичным.
Как ослабить внимание начальства к своей персоне Егор не знал. Видимо сильно насолил перед смертью Грек Дубову, а ему теперь отдувайся. Ослабить мёртвую хватку этого «бультеръера» помог случай. Ветер как раз в этот день был на посту у лифтовой шахты. Бойцы внутренней охраны, подобрав под себя свои монашеские халаты, уселись в пропускной будке, а ему досталось брожение вдоль турникета. Из оружия им теперь оставили только ножи. Всё остальное заперли в оружейной комнате, ключ от которой хранился  у начальника базы. Тот последнее время тоже ходил понурый. Неприятности на объекте грозили обернуться «расчётом» и для него. Егор мерил в скуке шагами проход перед пропускным пунктом. Четыре шага направо, четыре налево и так без конца. От скуки разглядывал, кто и чем занимается на своих местах. Это хоть как-то разряжало его хандру и помогало держать себя в форме. Двое на соседнем посту, наплевав на устав, резались в карты. Падение дисциплины достигло своего апогея. Напротив, у главных ворот, мужик кончиком ножа пытался сковырнуть от скуки мелкий зеленоватый камешек из бетонной стены. Безделье одолевало и его.
Разглядывая пробегающих мимо парней из отряда, Егор заметил небольшую странность одного из них. Этот боец, как и он, был из «последнего призыва». Попал в отряд в тоже время, что и Ветер. Парнишка уже четвёртый раз медленно проплывал по коридору, бросая короткие, но заинтересованные взгляды, в сторону его поста. Весь его вид скучающего денди был наигран. Ветер нутром чувствовал его собранность и злобу.
- Ещё один с катушек съехал – Усмехнулся он про себя – Да, нервишки в этой гробнице надо иметь немереные. Только бы не делал глупости, а то его затея аукнется всем. И так как под топором ходят. Размышление прервал шелест открываемых дверей кабины лифта. Дубов в сопровождении начальника базы, чуть пошатываясь от выпитого, вышел вальяжно из кабинки и направился к турникету. Лицо его осунулось от страхов перед неизвестным будущим. Лезвие гильотины командного гнева медленно покачивалось над его шеей. Парень в коридоре застыл на месте, вполглаза оглядывая появившееся начальство. Лишь только те прошли вертушку дверей турникета и миновали охрану, Егор мгновенно почувствовал ветер угрозы, идущий со стороны коридора. Он понимал, что шансы у бойца против такого спеца, как Дубов, ничтожно малы. Но было и другое. Если этот боров сам завалит паренька, то его гнев и недоверие, которое и так выплёскивалось за край, пройдётся ураганом по всем. Тогда зачистка охраны может наступить для них гораздо раньше. Оттолкнуть начальство с линии удара и подставить блок под вылетевший, словно ниоткуда армейский тесак, было секундным делом. Даже напрягшийся для защиты и не ожидавший напора сзади, Дубов отлетел вместе с провожатым к стенке. Вскрик и хруст от сломанной руки слились в единое. Нападавший  боец рухнул на пол и, получив удар ногой в голову, отключился и затих. Всё произошло так быстро, что монахи в сторожке не успели среагировать, тупо выставившись в пуленепробиваемое стекло будки.
- Прекрасное выступление – Подошёл сзади к защитнику проверяющий и похлопал снисходительно по плечу. – Не ожидал. Честное слово, не ожидал такого от тебя.
Он наклонился над поверженным бойцом и, рассматривая большой нож, проворчал, обращаясь к сопровождающему его начальнику базы.
- С проверкой контрабанды у вас милейший тоже непорядок. Я думаю эта зубочистка не из нашего арсенала. Проведите повторную проверку личных вещей охраны.
Потом поднялся и, медленно достав пистолет, выстрелил в грудь поверженного паренька. Грохот от выстрела заметался в зарытом пространстве, словно загнанный зверь, заставляя всех сморщиться от неприятного удара по ушам. Тело бойца дёрнулось от срикошетившей от пола пули и  затихло.
- Убрать этот мусор – Приказал Дубов, выскочившим из будки монахам-охранникам и вновь обратил внимание в сторону Егора.
– Считай проверку прошёл. За это стоит и выпить. - Ухмыльнулся он и приказным тоном попросил начальника базы сменить постового.
Потом, обхватив бойца за плечи, потащил его назад к лифту. Вот уже второй раз, за всё время несения службы, Ветер попал в святая святых – Кабинет начальника базы. Дубов, в возбуждённом состоянии от происшедшего с ним, открыл шкаф и стал там шарить в поисках спиртного. Не найдя попытался открыть сейф. Долго вспоминал код, потом хлопнув себя по лбу, открыл средний ящик стола и тут же отошёл к железному ящику. Набрал шесть цифр и открыл дверь. Егор запомнил эти движение от стола к сейфу. Может пригодиться. Початая бутылка виски лежала поверх вороха папок. Проверяющий достал её захлопнул дверцу сейфа и радостный подошёл к столу, одновременно подзывая к себе бойца.
- Не стой столбом у двери – Разливая в пузатые бокалы тёмно-коричневый напиток, дружелюбно приказал начальник – Сегодня у тебя тоже радостный день. С сегодняшнего дня ты мой новый заместитель. Прежний заместитель хоть и был верным как собака, не сдюжил. Твой дружок его хлопнул как муху. Слабаком оказался, сколько не тренировал, пытаясь повысить его уровень боя, всё без толку.
- Какой он мне друг… - Начал было вновь оправдываться Егор, но Дубов перебил его.
- Ладно, ладно не друг. Успокойся. Давай ка лучше выпьем.
Он подал бойцу полный бокал и не чокаясь опрокинул свой в луженую глотку. Ветер не торопясь выпил свой и сморщился. Не любил он это заокеанское пойло, похожее на очищенный плохой самогон. Российские напитки ему были больше по нраву, или, в крайнем случае, спирт. Начальник выдохнул воздух, поднёс к лицу руку и носом втянул его обратно, словно пытаясь пропылесосить рукав кителя. Потом тут же налил по второй. Его лицо расплылось в ещё большем добродушии. Поискав глазами и не найдя чем закусить, опрокинул в себя вторую.
- Ты пей и иди отдыхать. – Вытирая выступившие слезы, пробурчал он – Сегодня у тебя заслуженный выходной. О дальнейшей службе поговорим после.
Боец выпил второй бокал и, развернувшись по-военному кругом, вышел из кабинета. Противный привкус американской заразы саднил нёбо. В коридоре осмотрелся, чтобы запомнить обстановку. Тут же, панель напротив него соскользнула в сторону и в проход выскочил рослый охранник. Егор , среагировав на его появление, притворился пьяным и, мельком заглянув в щель потайной двери, промямлил.
- Слышь друг, как тут на поверхность выползти? В голове туман полнейший.
Монах, скроив раболепную мину, подхватил шатающегося бойца и препроводил до кабины подъёмника. Он видел в камеру как высокое начальство в обнимку шло с этим праздношатающимся воином и поэтому не стал кричать и ругаться, так на всякий случай. Ветер же напротив, позволяя себя вести, считал, сколько метров от шахты до секретного входа в аппаратную. То, что наблюдение и управление системами ведётся оттуда, было сразу понятно по одному брошенному взгляду в комнату. Стена из мигающих лампочек и мониторов были достаточно вескими доказательствами. Лифт быстро доставил бойца на свой этаж. На его месте уже околачивался другой охранник. Когда он пропускал Егора через турникет, то в его глазах не было злости или укора по поводу совершённого против товарища по оружию. Все понимали, чем мог обернуться этот спектакль, не вмешайся в его действие Ветер.
До кельи-спальни доковылял уже в почти  полусонном состоянии. Эта крепкая зараза, выпитая огромными фужерами, постепенно отвоёвывала сознание. Теперь только бы до постели и спать. Но судьба всегда распоряжается по своему. Треск тревожной трели противно ударил по ушам. На смену смолкшему, так же внезапно как он и раздался, зуммеру, послышался топот десятка армейских ботинок. Отдохнуть точно скоро не придётся. Пошатываясь на ослабевших ногах, Егор накинул куртку и вышел, точнее будет сказать – Выполз, в коридор. Бойцы из его команды уже стояли по стойке смирно перед мечущимся начальником базы. Лицо которого, и без того не блещущее загаром, было белее мела.
- Да я вас гною здесь – Шепелявя от страха и злости, иногда срываясь на визг, орал он. Услышав подходящего Ветра, повернул лицо к нему и рявкнул – Почему не в строю?
Тот попытался ответить, помогая жестикуляцией. Но командир, махнув рукой и тут же отвернувшись от него, продолжил распекать молчаливую шеренгу.
- Я сдохну, но и вас с собой заберу. Вы у меня за всё ответите. С сегодняшнего дня ни одна сволочь не выйдет за территорию объекта. Разойтись.
Дубов так и не показался на построении. Видно горячительное повлияло и на него. Начальник дал указание бойцам внутренней охраны и скрылся в глубинах базы.
- Что хоть произошло то? – Пошатываясь от выпитого, схватил за рукав куртки мимо проходящего бойцал Егор.
- Ещё трое подорвались в бега. – Хмыкнул мужик и, отцепив пьяного прилипалу от себя, добавил. – Поехали за доставкой продовольствия. «Монахов» и охранников, доставдяющих сюда груз, пришили, и на машине дали дёру. Водила грузовика, трясущийся от страха, сам привёз провизию и обо всё доложил. Дурак. Думал, наградят. Его сразу же расстреляли . Секретность видите ли.
Боец сплюнул с остервенением на пол и пошагал к себе. Егор усмехнулся.
- Пока он, долбанный профи, размышляет о том как отсюда сделать ноги, другие спокойно убегают. Как будто кто привязал его к этой базе и не отпускает. Судьба, извечно помогающая ему в делах амурных и боевых, дала крен и не в лучшую сторону.
Ветер доковылял до постели и рухнул в нее, не раздеваясь. Снились боевые друзья-товарищи в обнимку, за одним пиршествующим столом и чёрное пламя, пытающееся их сжечь. Словно эти трое, вырвавшиеся из песчаной тюрьмы не должны были выжить. И судьба, или то что стоит за ней , старается восстановить тот баланс, что нарушили эти трое.
***
Из подъехавшей к строящемуся замку машины, иначе это грандиозное строительство и назвать было нельзя, вылез мужчина в дорогом костюме. По-барски осмотрел стройку и направился к домику для гостей, выстроенному почти у самой воды. Двухэтажное здание мало чем напоминало домик. Это было довольно обширное помещение с кучей комнат для отдыха и сна. В нём даже имелась огромная сауна с бассейном на пару сотен кубов, боулинг и пара столов для игры в бильярд. Вид с огромной террасы на самой крыше здания, ласкал взор видом на море. Столики под пластиковой крышей-навесом и барная стойка довершали убранство зоны отдыха.
Лифт с прозрачной кабинкой вознёс приезжего на самый верх. Там его уже ожидали. Столы, сдвинутые, так что образовывали круг, ломились от фруктов и вина в плетёных бутылках. Встречающие знали его маленькую слабость к кавказским винам и постарались на славу, выставив только самые качественные и выдержанные горные напитки. Из мясного на столах ничего. Постная неделя. А гость чтил посты и призывал к этому своих подчиненных.
- Приветствую, братия мои и многие вам лета – Пробасил он, выходя из стеклянной кабинки.
На самом деле гостями скорее были встречающие его. Стройка, большой причал с катерами и яхтами, огромная территория вокруг домика–замка, огороженная высочайшим забором и почти вся прибрежная зона в этом месте неофициально принадлежали ему. Пришлось попотеть, чтобы отрезать такой огромный кусище от зоны общественного отдыха, но лесть, деньги и вес в высоких кругах сделали своё дело. Официально всё было записано на организацию, но это всё формальности и об этом знал каждый. Прибывший мужчина по очереди пожал всем руки, отстраняя наиболее ретивых служак от попыток поцеловать ему руку. Немного смущаясь, Георгий приговаривал, оглаживая седоватую бородку.
- Я в мирском и сегодня у нас совсем неофициальная встреча, так что оставим условности. Рассаживайтесь. Есть несколько проблем, которые нужно обсудить до озвучивания их на соборе.
Все чинно расселись на стулья. За столами воцарилась тишина, нарушаемая плеском волн и криком чаек. Никто даже не притронулся к еде, ожидая примера старшего. Прибывший демонстративно протёр платочком свой фужер и протянул руку в сторону. Застывший рядом официант инок тут же наполнил бокал вином из плетеного кувшина. Красно-бордовое вино, вобравшее в себя силу высокогорных вершин, заиграло на солнце. Кровавые зайчики, играя, прошлись по лицу Георгия, на секунду задержавшись в его зрачках. Лицо на миг приобрело жесткие и даже немного злобные черты, отчего сидевший напротив, стал похож на вампира. Рука сместилась в сторону и лик прибывшего преобразился, став вновь добродушным и мягким.
- Выпьемте други за наше спокойствие и благополучие – Приподнял в приветственном тосте свой бокал Георгий и, засмеявшись, добавил – А то что-то последнее время фортуна поворачивается к нам задом. Не так ли друг мой Тиосерий.
Он повернулся к сидевшему справа от него и подмигнул. Присутствующие в ответ тоже скроили улыбки. Только в отличие от тостирующего эти гримасы мало чем были похожи на признаки радости. Если начальство начинало шутить, не жди ничего хорошего. Вино выпили и Георгий, взяв из вазы самый большой и спелый персик, надкусил его с более яркой стороны. Сок брызнул, окропив лацканы рукавов ярко-янтарными каплями. Официант тут же раболепно протёр капли салфеткой. Начальство даже не обратило на это внимание, продолжая кушать фрукт.
- Ситуация у нас такова, что изучение и сбор дорогих безделушек придётся на время приостановить. Объект «ноль» ликвидировать…. Вместе с персоналом.
- Но там же высококлассные специалисты – Подал голос щупловатый мужичок, сидевший напротив. – На восстановление кадров уйдут годы поисков.
- Ну вот вы и займитесь отбором – Не прекращая есть, произнёс с хитринкой Георгий. – Остальных, как и охрану в расход. Она, как мне докладывают, только хлеб зря ест, судя по последним событиям. Придётся набирать новую команду. А вот от объекта избавляться придётся незамедлительно. Беглецы рано или поздно засветят базу. Тогда придётся отчитываться перед синодом в своих незаконных действиях. А как я понимаю, никто из вас не хочет быть стрелочником.
Все промолчали, искоса поглядывая друг на друга. Каждый понимал, что начальство для своей безопасности не пожалеет  их. Только вот выходить из игры было уже поздно.
- Но есть и хорошие новости. Отличился отец Еристей. Его знания финансовых потоков очень помогли при последней проверке из центра. Правда пришлось сделать денежные вливания. Тут уж постарались наши заокеанские партнёры. За последнюю партию раритетов, имеющих лишь историческую ценность, выплатили в срок и сполна. Остаётся только найти место куда сплавить оставшееся. Как у нас дела на этом фронте? – Он, прекратив наслаждаться фруктом, вперился в сидевшего напротив тучного мужчину. – Вы, отец Стефан уже пару месяцев занимаетесь этой проблемой. Я даже освободил на время вас от слежки за противниками нашей веры, что пагубно сказалось на деле.
Мужчина, как будто на уроке, поднялся со стула и произнёс.
- Мы нашли заброшенную базу шахту неподалёку от Дальневосточного края. Сейчас ведутся работы по восстановлению жилых помещений и оборудования.
- Надо быстрее.
- Всё зависит от финансирования и людских ресурсов – Развёл заискивающе руками докладчик.
- Всё будет. Так ведь отец Еристей? – Георгий откинулся на спинку стула, отчего тот даже скрипнул, и вновь принялся за персик, небрежно махнув рукой официанту и предлагая наполнить его бокал.
Служка тут же выполнил приказание и остальные, подражая примеру начальства, наполнили свои.
- И к остальным у меня тоже просьба имеется. – Глава стола пригубил вино и зажмурился от удовольствия. – Помочь нашему брату с людьми. Отправляйте всех кого сочтёте неугодными и опасными нашему делу. Пусть хоть там принесут пользу нашей организации.
Все, сидящие за столом, одобрительно закивали головами.
- Что ж тогда выпьемте братия за удачу – Мужчины за столом сдвинули фужеры и стеклянный звон отозвался эхом со всех сторон.
Никто из присутствующих, даже сам Георгий, и не подозревали, что в этот самый момент творится в столичной епархии. Информация о финансовых махинациях группы попала, благодаря некоторым «отступникам», на самый верх. Трёх дневная проверка, проведённая более тщательно, выявила огромные суммы, словно призраки, гуляющие по счетам всех епархий. Сотни работников лишились своих тёплых мест и отправились в отдалённые уголки страны, отбывать епитимью, наложенную на них. Многих даже разжаловали из сана. Тучи уже сгущались и над присутствующими на этой не санкционированной встрече. Те, будучи в неведении, продолжали радоваться тёплому бризу, долетающему со стороны моря и пить прекрасные вина. Жизнь виделась беззаботной сказкой и казалось, сулила только хорошее.
***
Когда до машины оставалось с десяток метров, Влад услышал чужую, пьяную речь и насторожился. Пригнулся и стал кустами пробираться тихонько вперёд.
- Не прячься – Донёсся от микроавтобуса смеющийся голос Валеры. – Я тебя за версту учуял. Ты ходишь как кабан по бурелому. Потерял навыки от безделья?
- Нормально хожу – Буркнул расстроенный своим обнаружением Грек – Что тут у вас за гости?
Он вышел из-за деревьев и оглядел место пиршества. Два пьяных в умат мужика, прислоненные к огромному стволу дерева, пытались спеть дуэтом. Удавалось им это отвратительно. По бокам песняров стояли его коллеги и улыбались этому ярмарочному шоу.
- Вот набрели на нас грибнички – Улыбаясь на все тридцать два зуба, стал докладывать Француз.- Не убивать же их из-за этого. Отпускать и держать силком тоже не выход. Спалимся. Вот и пришлось весь спирт из спецсредств на них угрохать. Поначалу не хотели. Еле уговорили. Оказались патриотами своей страны. Пили лишь за процветание страны и здоровье её президента.
Снизу, прерывая пение товарища, раздался громкий вскрик с хрипотцой.
- За Россию! – Мужчина вскинул руку, сжатую в кулак, вверх. Буквы на фалангах пальцев высветили синими буквами его имя « КОЛЯ» и якорь на тыльной стороне ладони. Второй попытался поддержать порыв товарища. Но язык не выговаривал нужные слова и он просто поднимал руку, как школьник в классе и музыкально урчал.
- И что теперь с ними делать? – Вздохнул Влад. – Они же до дому не доползут.
- Отоспятся часок, на улице. Не зима. Да и зверья здесь нет – Махнул рукой Валера и тут только обратил внимание на то что командир пришёл один. – А где дядька Ерофей?
- Осваивает другую технику – Грек ещё раз глянул на прислоненных к стволу сосны мужиков и тише добавил. – Остальное по дороге расскажу. Поехали. Времени в обрез.
Расселись по местам. Владислав достал карту и ткнул пальцем рядом с селом Новокулачье.
- Нам там надо быть максимум через два часа.
Андрей кивнул и завёл двигатель. Микроавтобус, потихоньку ускоряясь, двинулся по лесной дороге. Быстро ехать не получалось. Узость трассы и огромные корни деревьев, с завидным постоянством выскакивающие прямо посередине дороги, заставляли сбрасывать скорость. Даже умение асса водителя здесь оказывалось бессильным. Андрей немного нервничал.
- Зато пробок нет – Успокаивал его старший группы, посмеиваясь – Время есть ещё, успеем. Ты посмотри, какая прелесть за окном. Когда ещё на природу выберешься.
На что водила только бурчал ещё больше. Любитель скорости, он ненавидел плестись как черепаха. А вот пассажиры восхищались таёжными островками. Когда лиственный лес с начинающей желтеть листвой резко сменялся мачтовыми соснами и кедрами, то казалось, что ты вступаешь в янтарный замок великана, состоящий из гладких и стройных колонн. Всё, на короткое время, становилось сказочным и нереальным.
К назначенной точке подъезжали на десять минут раньше назначенного срока. У самого поворота на шоссе, Влад попросил Андрея притормозить. Тот остановился.
Пошли Француз, осмотримся. – Выскочил на землю старший – Что-то глаз у меня опять задёргался. Не к добру.
- Пялиться на дорогу меньше надо было – Засмеялся напарник – Вот я покемарил и ничего не дёргается. Правда капитан? Но прогуляться и размять ноги не прочь. Затекли немного.
Водитель покачал недоумённо головой и проводил, перебрасывающуюся шутками пару, взглядом до первых кустов. Лишь только те ступили за их линию, то будто растворились. Ни шороха, ни звука. Словно те упали в глубокую яму и отключились. Даже разговоры смолкли, как будто кто выключил резко радио, на середине предложения. Он повернулся к Морозову и восхищённо произнёс.
- Видал как ходят. Словно призраки.
- Спецы, есть спецы – Позёвывая, ответил Виктор. – Они и должны так ходить.
Капитан откинулся на спинку сидения и задремал, в отличие от ёрзающего на переднем месте Андрея. Тому не терпелось самому поучаствовать в деле.
Последние метры до цели разведчикам пришлось преодолевать ползком. Для укрытия лишь высокая трава и низкий кустарник. У полотна переглянулись и уже хотели приподняться, чтобы проверить дорогу, как услышали звук мотора. Прижались к земле и затихли в ожидании. Три внедорожника и военный «Урал» остановились в сотне метров, не доезжая до поворота на лесную дорогу-тропинку. Гортанные выкрики приказов и шум двигателей напоминали армейскую операцию. Две машины рванули с облегчённым «Уралом» дальше, оставив пост из внедорожника и нескольких бойцов в маскировочном обмундировании. Шум стих и только негромкая беседа оставшихся бойцов, обсуждающих приказ, нарушала тишину. Потом всё стихло и прибывшие рассредоточились по краям асфальтового полотна.
- Обкладывают по всем правилам – Шепнул Валера на ухо командиру.
Тот, согласившись, кивнул и дал знак отходить. Также ползком и перебежками покинули место вечеринки, организованной по их душу. Обсуждение начали лишь, когда отошли на приличное расстояние и шум изредка проезжающих машин не стал слышен совсем.
- Что будем делать командир? – Присев у берёзки хмыкнул Валера. – Впереди наверняка тоже самое. Если они перекроют все выходы, а потом прочешут этот район, нам точно хана.
- Не хорони раньше времени – Пробурчал Влад и развернул карту района. – Есть ещё одна точка встречи. Попробуем там. Только бы пересечь дорогу, а там прорвёмся. Вперёд.
И они рванули обратно к машине. У микроавтобуса возникли словно призраки, напугав Андрея. Виктор лишь приоткрыл на секунду глаза и снова расслабился.
- Ну что там? – Заинтересованно спросил водитель – Есть проход?
- Есть, да не про нашу честь..- Недовольно пробурчал Француз. – Перекрывают нам кислород по всем правилам.
- Есть ещё одна дорожка – Грек ткнул пальцем в карту – Перескочим через шоссейку, а там, через пару километров, грунтовка к деревне Заречной. Вторая точка нашего рандеву с Ерофеем Степановичем. Время есть, даже с запасом. Должны уложиться.
Машина снова свернула в лес и покатила по неширокой просеке параллельно асфальтовой дороге. Начинало темнеть. От солнца, опустившегося ниже и просвечивающего сквозь стволы деревьев, лес становился еще более загадочным. Тени стволов расписывали почву, покрытую хвоей, наклонными полосами, отчего та напоминала нотный стан. Через полчаса были у ответвления . Владислав с Валерой растворились в чаще. Вернулись быстро, не прошло и пяти минут. На вопросительный взгляд водителя и капитана, огорчённо вздохнув, ответили.
- Тоже пост.
- Может, дождемся, когда стемнеет и рванём на прорыв. – Подал идею Француз.
- Даже если прорвёмся, они от нас не отцепятся. – Охладил его порыв Грек.
Они уселись на ступеньки у двери микроавтобуса и задумались. Вся операция из-за одной крысы была на грани провала. Пока друзья, молча, обдумывали своё положение, Андрей шелестел в кабине картой дорог. Лёгкий ветерок, своей влажностью, предвещал дождь.
- Есть идея - Выглянул в переднюю дверцу водитель.
Влад с Валерой, поднявшись, подошли к нему, а Морозов перегнулся через бортик между водителями и пассажирским салоном. Андрей старательно расстелил карту на соседнее сиденье и, подсвечивая маленьким фонариком, начал объяснение.
- Через метров двести ещё выход на дорогу есть.
- Там наверняка тоже пост. Нас сразу заметят и поднимут шум. Дороги в соседний лес нет – Не понимая смысла, хмыкнул старший. – Перекроют с двух сторон и сцапают.
- Это и хорошо – Поднял с загадочным видом палец вверх Андрюха и заулыбался - Они за мной погонятся, а вы пешком через дорогу. Думаю пара километров для вас не такой уж и тяжкий труд. Заберёте только оборудование. Всю мишуру оставите здесь. Расставаться так и так собирались.
- А как же ты? Там наверняка ещё посты есть. Перехватят, не отвертишься.
- Я с ним – Хлопнул по плечу водителя Виктор – Если что корочками подсвечу.
- Ничего на федералку выскочу, не догонят. В крайнем случае, брошу ласточку и обратно на поезде. На этот случай меня профинансировали – Вновь засмеялся водила и хлопнул себя по нагрудному карману. – После задания велено ехать на юга отдохнуть. Рванём вместе.
Капитан улыбаясь кивнул головой.
- А что я тоже в законном отпуске. Почему бы и не погреть косточки на тёплом песочке.
- Ну, тогда так и поступим – Подвёл итог Влад и они начали сбор того, что может потребоваться для задания. Набралось два увесистых рюкзака, которые из-за загруженности скорее напоминали огромные мешки. Попрыгали с грузом на месте, не бренчит.
- Верблюжата – Прыснул в ладонь Андрей и те в ответ скорчили смешные рожицы. Бойцы с грузом за спиной и в пятнистой одежде и правда напоминали странных сказочных лесных существ.
Быстро попрощались. По очереди пожали руку водителю и капитану. Пожелали удачи и, не спеша, скрылись в чаще. Андрей перекрестился и завёл двигатель.
- С богом - Произнёс перебираясь на переднее сидение Виктор – Поехали.
Фары не стали включать, хоть видимость и снизилась. Ехали почти на ощупь, вглядываясь в лес слева от машины и опасаясь пропустить поворот.
Друзья уже были почти у дороги, когда вдалеке начался спектакль предшествующий погоне. Четверо в штатском, подталкивая и мешая друг другу, запрыгнули в авто и рванули за микроавтобусом, неожиданно выскочившим совсем в другом от них месте.
- Удачи тебе Андрюха – Шепнул Валера. Он уже хотел было выйти к полотну дороги, как услышал тихий шелест и треск, справа и сверху от него. Влад тоже встал, как вкопанный и застыл. Потом оба, как по команде, упали в траву и смолкли, напоминая рюкзаками муравейники. С дерева, метрах в десяти от них, спустился солдат со снайперской винтовкой. Огляделся и ,свистнув, поплёлся к асфальту. Вскоре у дороги собралась небольшая группа из четырёх бойцов. Влад тихонечко чертыхнулся и показал жестами напарнику, что застряли и пора скидывать поклажу. Горбы «муравейников» даже не шелохнулись, когда товарищи выползли из под них. Подобрались поближе. Солдаты курили и беседовали. Их голоса тихим эхом отзывались в молчаливом лесу, нарушая вечернее спокойствие.
- Так что нас только утром заберут? – Недовольно ворчал один из снайперов, обращаясь к старшему. – Даже пожрать ничего не оставили паразиты. Сухпай то был  в машине.
- Заткнись и отдыхай – Оборвал его нытьё другой и, засмеявшись, пошутил – Наслаждайся природой. А хочешь есть, иди в лес и добудь провиант себе сам.
Его смех поддержали остальные. Вдалеке послышались автоматные выстрелы и стихли. Старший перебросился по рации парой слов и повернулся к своим товарищам по несчастью.
- Хороший драндулет у бандюганов. Пробил заслон из наших машин и ушёл на трассу. Водитель у них видимо асс. Петляет так, что хрен попадёшь. В город рвутся падлы. Ничего там-то их и возьмут.
Он затушил сигарету и растёр окурок толстой подошвой ботинка об асфальт. Влад переглянулся с Французом и показал большой палец. Тот кивнул. Оба радовались тому, что Андрей прорвался сквозь кордоны.
- Кончай перекур и по местам – Со вздохом произнёс начальник маленькой группы.
- Так они же уехали – Вновь заскулил паренёк, что требовал еды. Ему, как и всем, не хотелось снова просиживать задницу на ветках деревьев.
- Приказ, есть приказ. Начальство считает, что это мог быть отвлекающий манёвр. Так что не ной и давай на точку. – Командир сплюнул на асфальт и затёр плевок подошвой ботинка.
С ворчанием бойцы разошлись по местам и вскоре всё стихло.
- Так мы никогда не пройдём – Зашептал Валера на ухо Владиславу – Надо действовать.
Грек кивнул головой и знаками показал, кто за кем идёт. Себе выбрал старшего, который почти беззвучно вновь вскарабкался на прежнее место. Другу отдал второго. Подмигнули и расползлись бесшумно, словно змеи, в разные стороны. На этой стороне дороги, вместе с командиром взвода дежурил молодой боец. Тот, что всё время возмущался тяготами своей службы. Он не стал торопиться залезать на дерево и сачковал, обирая ягоды с куста у самого ствола раскидистой сосны. Винтарь валялся рядом на траве. Шорох. Он повернулся в сторону оружия и его глаза удивлённо уставились на выросшего неизвестно откуда пред ним чужака. Удар в лоб и молодой бесшумно свалился, отключившись, на хвою, приминая собой большой куст черники. Ягоды, те, что не успел прожевать, маленькими чёрными бисеринками выкатились из открытого рта на землю. Валера выдернул затвор из оружия, отбросил в сторону и так же тихо исчез среди растительности. Взять командира снайперов оказалось гораздо сложнее. Тот чутко вслушивался в шум леса и подобраться к нему незаметно на дерево было невозможно. Влад сплюнул от несправедливости судьбы.
- Им можно применять оружие, а нам .. – И тут он вспомнил о пистолете со снотворными иглами.
Достал его из бокового кармана и прицелился. В тире у него уже получалось попасть в центр круга из этой малышки. Видимости никакой. Мало того что сумерки уменьшали обзор, так ещё тёртый противник прижался к стволу и был закрыт небольшими ветками. Пуля бы пробила эту хвойную броню, а как поведёт себя шприц игла, неизвестно. Рисковать зря не хотелось. Надо было как то выманить снайпера. Грек осмотрелся и подобрал кусок глины, валявшийся на траве. Размахнулся и кинул в кусты, как бы за спину противника. Стук комка о ствол куста и сильный шорох, заставили снайпера попытаться поменять место засады. Владислав выстрелил. Шприц с шипением улетел вверх и тишина.
- Наверно не попал - Мелькнула мысль, но пока перезаряжал оружие, сверху громко стуча по сучьям, свалилась СВДшка.
Привстал и пригляделся к кроне дерева. Командир поста уснул прямо в развилке дерева, словно в люльке. Подполз Валера и увидев , что Влад стоит, тоже поднялся.
- Здесь всё чисто – Обрадовано произнёс он. – Как тех будем выманивать?
- Есть идея. – Друг быстро вскарабкался на ствол к спящему воину.
Достал из его кармана рацию. Вместе с рацией выпала крепкая бечёвка. Мальцев ухмыльнулся и привязал соню к самой большой ветке, чтобы не упал. Потом также быстро спустился. Нажимая часто на кнопку, словно оборудование неисправно, дал команду собраться у дороги и откинул трубку подальше в сторону. Хитрость сработала. После попыток связаться с командиром оба сторожа перешли полотно асфальта и направились на шум не выключенного прибора.
- Ромка, ты? – Только и успел сказать один из них, когда две тени одновременно появились за их спинами. Два синхронных удара и снова тишина, нарушаемая гомоном ночных зверушек и птиц.
- Вроде всё. – Произнёс шёпотом Француз.
- Тогда одеваем поклажу и вперёд. – Скомандовал Влад, сверяя время. – Через час нужно быть на месте.
Они быстро надели мешки-рюкзаки и, трусцой перебежав шоссе, скрылись в лесу на другой стороне дороги. Сразу же взяли быстрый темп ходьбы-бега. Время поджимало. Бесшумный бой, съел почти сорок минут и надо было нагонять. Тропинка еле угадывалась в темноте более светлыми тонами, заставляя вглядываться под ноги. Беседы прекратили, чтобы сберечь дыхание. Разделительную противопожарную полосу давно не чистили. Государство забросило дела лесничества, экономя бюджетные средства. Мелкий кустарник заполонил её и приходилось частенько перепрыгивать препятствия. Словно два медведя кенгуру бойцы неслись по полосе, распугивая мелкую живность, которая в страхе расползалась с нагретого за день песочка по сторонам.
Лес кончился внезапно, словно кто-то отдёрнул штору в сторону, показывая проявляющуюся красоту ночного звёздного неба. Затормозили в кустах у самой грунтовки и прислушались. Тишина. Влад скинул мешок и двинулся на разведку. Через минуту он вернулся и подхватив рюкзак кивнул напарнику.
- Всё в порядке, дядька уже здесь.
Старенькое Жигули стояло прямо за кустами с потушенными фарами. Карташов выскочил навстречу компаньонам, лишь только они появились на дороге.
- Я вас уже двадцать минут жду – Заворчал он – Уже хотел уезжать. А то стою тут как бельмо на глазу. Уже третий проезжающий помочь с ремонтом норовил.
Закинули по быстрому рюкзаки в багажник и расселись по местам. Машина, чихнув двигателем, завелась. Ерофей вырулил на середину и, поддав газу, рванул вперёд, вспарывая ножами фар наступающую тьму. Чёрная патока сумерек, словно живая старалась удержать отряд, обволакивая всё пространство вокруг них. Влезая в приоткрытые окна, она вызывала дрожь во всём теле, толи от прохлады резко повеявшей после длительного марафона, толи от предчувствий, что кто-то незримый вглядывался в них, испытывая к ним недовольство и злобу.
 
 
Часть 4
Тяжёлый день.
 
Тень отделилась от стены особняка и двинулась в сторону высокого забора. Плащ с капюшоном был накинут на голову и скрывал лицо мужчины, делая его похожим на привидение. Гутой, молочный туман, растёкшийся по округе, только усиливал эффект потусторонности. Даже свет фонарей тонул в этом мареве, освещая только свои столбы. У самого заграждения мужчина оглянулся и достал из кармана маленькую коробочку рации.
- Всё тихо – Пробубнил ночной гуляка в трубку – Сейчас только отключу питание по периметру и открою ворота. Начало через пять минут по сигналу.
- Вас поняли – Прошелестел динамик в ответ – Мы на позиции. Ждём отмашки.
«Привидение» спрятало рацию и двинулось назад к постройкам, мерцающим в этом мареве из молока мелкими бусинками окон. Ему надо было пробраться в щитовую и отключить рубильники. Прячась в тени деревьев, он добрался до маленькой будки силовой подстанции. Зазвенела связка ключей, вызывая во взломщике дрожь от страха быть замеченным. С минуту возился, выискивая нужную отмычку. Потом вскрыл огромный, амбарный замок и кинул его на траву. Гулкий звук упавшей железяки вновь заставил его вздрогнуть и ругнуться на свою нерасторопность. Прислушался вокруг ни души. Только на посту у ворот переговаривались двое охранников. Их голоса едва проникали сквозь влажное молоко тумана, становясь похожими на звуки испорченного граммофона. Мужчина потянул дверь за ручку и та, со страшным в этой тишине скрипом, открылась. В ту же секунду резкий свет ручного фонарика ударил в лицо, заставив его сморщиться и закрыть лицо ладонью руки.
- Не спится Сергей Григорьевич? – Раздался насмешливый голос Вяземского. – Или решили проверку электрооборудования провести заранее, чтобы на завтра подольше поспать?
- Уберите свет – Злобно ответил ночной визитёр.
Луч фонарика переместился с лица взломщика в район груди. Отсвечивая от плаща, он угрюмое физиономию мужчины сделал ещё страшнее. Так бывало в детстве, когда детишки ночью пугают друг друга, подсвечивая себе лицо снизу. Лишь только глаза заместителя, а это был он, привыкли к темноте, в его руке сверкнуло острое лезвие. Профессиональный выпад, только благодаря реакции Вяземского, не достиг цели. Край ножа задел подбородок отшатнувшегося Захара, оставив на нём маленькую царапину, из которой тут же закапала кровь. Петрович схватился рукой за рану и отступил в сторону. Тут же из темноты, словно призраки, появились бойцы из охраны и, выбив нож, скрутили предателя. Заместитель задёргался в крепких объятьях. Но лишь щёлкнули, застёгиваясь, металлические браслеты на запястьях, задержанный тут же перестал сопротивляться и со злобной ухмылкой уставился на собравшихся вокруг.
- Отведите его в мой кабинет – Устало произнёс Захар и приложил носовой платок к царапине.
Арестованного увели. Вяземский постоял с минуту в тишине и набрал номер на сотовом.
- Давай информацию органам – Произнёс он в трубку телефона – Минут двадцать продержимся без кровопролития, так что не затягивай с ОМОНом. До встречи.
Отключил и положил телефон в карман. Потом вдохнул влажный прохладный воздух всей грудью, наслаждаясь лесными запахами, и двинулся к особняку. Теперь к радости бытия примешивалась и грусть. Тот, кого он считал чуть ли не своим сыном, оказался тем слабым звеном, что зачастую портит все благие начинания.
Зам сидел под охраной двух дюжих молодцов напротив стола и украдкой поглядывал, на висевшие у камина, часы. На Вяземского, открывшего дверь, даже не взглянул. Хозяин кабинета прошёл на своё место и знаком руки отпустил охрану. Та тут же вышла из кабинета, затаившись ощутимо угрюмой силой за дверью в коридоре.
- И что вас подвигло на это, любезнейший? – С грустью посматривая на задержанного, произнёс Захар – Я думал, что вы сами заинтересованы в чистоте веры. У вас, как мне помнится, племянника сбил автомобиль со священником за рулём и того не осудило  его начальство.
- Это всё легенда. – Хмыкнул задержанный.
- То есть вы, Сергей Григорьевич, сами подтверждаете, что устроились шпионить за нами. И сколько же вам платят ваши наниматели?
- Дело не в деньгах – Скривился заместитель – Вы отступники и должны быть уничтожены.
- Ясно. Фанатик от религии значится. Переубедить вас, как я понимаю, не удастся.
-Зря потеряете время.
- Ну, положим время сейчас на нашей стороне – Улыбнулся Захар.
- Не думаю. Я послал сигнал и атака начнётся с минуту на минуту. Вы проиграли.
- Вы про тот приборчик, что лежит у вас в кармане? Так его заблокировали, как только вы побеседовали с теми, что ждут снаружи. Я так думаю, полчаса посовещаются, пока примут решение. А там и органы подоспеют. Мы могли бы и своими силами обойтись, вам это, как никому должно быть известно. Но пусть всё будет по закону. Преступников задержит государство.
Предатель заелозил от злости на стуле. Лицо его покрылось багровыми пятнами и редкие капельки пота выступили на его лбу. С трудом, словно ненависть не давала выходу воздуха из лёгких, он процедил.
- Меня выпустят. Мои работодатели ценят своих верных слуг. А вот вас мы всё равно достанем. И ваша группа, посланная с заданием в Омск, наверняка уже захвачена.
- Вас не смогут выпустить – Тихо, но твёрдо произнёс Вяземский – Вас не было здесь. Даже по документам вы здесь не числитесь. А вашим работодателям проблем и без вас хватит.
- Что убьётё? – Заместитель скривился в усмешке и выпятил горделиво грудь.
- Зачем? Подержим с полгодика на нашей курортной базе и выпустим. А ваш наниматель посчитает, что это вы всё слили об операции. Мы ему ещё и наколочку насчёт этого подбросим.
- И что вы этим добьётесь? – Сергей Григорьевич немного побледнел, но вновь скривил губы в усмешке и постарался скрыть свой страх за неестественной бравадой.
- Да ничего особенного. – Ухмыльнулся его потугам Захар – Убьём так сказать двух зайцев сразу. Подорвём правдивость ваших докладов наверх и выиграем время для нашей группы.
За окном раздался хлопок, отчего стеклопакеты окон тоненько задребезжали. Задержанный торжествующе заулыбался, заёрзав от нетерпения на стуле. Выстрелы из автоматического оружия слились в непрекращающуюся трель, словно кто-то выводил непонятную мелодию песни, используя трещотки. Вскоре послышались и слова этой песни.
- Всем лежать. Работает ОМОН.
Захар улыбнулся и подошёл к окну. Дым шумовых гранат опадал к земле, утягивая за собой и туман. За забором особняка в спешке разбегались в разные стороны полицейские в форме спец войск. Почти вся площадка перед воротами была усеяна лежащими бойцами противника в чёрном обмундировании с руками, закрывающими свою голову. Улыбка с лица задержанного спала. Лицо от злости и паники приобрело землистый оттенок. В комнату вошёл начальник охраны и, немного стесняясь, что помешал разговору, тихо произнёс.
- Захар Петрович, там полковник полиции, вас требует, для дачи показаний.
- Сейчас иду. Заберите этого и спрячьте понадёжней. Будет сопротивляться вколите ему успокоительного. – Он повернулся к предателю и язвительно добавил – С сегодняшнего дня он в долгосрочном отпуске. Приболел малый. Подлечиться думаю надо.
Заместителя грубо подняли со стула и увели. Вяземский ещё немного полюбовался полем боя и вышел следом. У них с Арсением уже заранее была подготовлена версия для госорганов о бандитском нападении с целью ограбления. Только вчера они сняли со своего счёта, для правдивости, крупную сумму. Пусть теперь работодатели этих молодчиков попробуют выкрутиться за счёт политической нелояльности его, как они считают «секты» и разборок с ними. На этот раз перевести всё на рельсы духовных предпосылок не удастся. Грабёж, обычный до банальности грабёж.
***
Ближе к полудню добрались до развилки с надписью «Кузьминки». Машину оставили под присмотром Валеры, который заворчал от несогласия со старшими.
- Как всегда, молодым не дают размяться. Дедовщина прямо таки какая-то.
- У тебя слух лучше – Перебил его Влад и засмеялся.  Француз сразу же согласился и закивал головой. – И опыт общения с грибниками. Только для медицинских целей спирта немного оставь, а то всё на алкашей спускаешь.
Боец, заулыбавшись, показал старшему язык. И тот, погрозив шутливо кулаком, махнул на прощание рукой и углубился с Карташовым в лес.
Погода стояла на удивление прямо таки сказочная. Оставшийся путешественник облокотился- прилёг на перед микроавтобуса и подставил лицо по осеннему мягкому солнышку. Трели неизвестных птиц, поющих где-то в вышине, ласкали слух, заставляя расслабляться. Казалось вот она настоящая жизнь, когда не надо принимать никаких решений, не надо гнаться и пыжиться в поисках счастья. Закрой глаза и плыви себе потихонечку по волнам судьбы. Пожелтевшая листва, с редких в этом сосново-кедровом бору лиственных деревьев, с тихим шорохом отрывалась от материнской ветки и, покачиваясь на волнах спокойного ветерка, медленно опадала на землю. Разноцветный ковёр из лоскутков листвы покрывал почти все свободные пространства, побеждая серые половички из хвои. Маленький, желтоватый листок с березы, словно проказник, опустился на лицо задремавшего Валеры. Он улыбнулся и, не открывая глаз, схватил шалуна. И лишь только потом всмотрелся в узор листа. Ещё не пожухшие зелёные островки у самых жилок напоминали рисунок снежинки, что он сотнями делал в детстве из белой бумаги. Француз положил листик на ладонь и поднял руку. Свежий ветерок тут же подхватил шалуна и понёс на назначенное только ему одному на этом лесном ковре место. Боец потянулся, распрямляясь и вдыхая пряный еловый аромат леса. Так и хотелось закричать от радости.
Тоненький вскрик женского голоса заставил сразу же собраться и прислушаться к шуму леса. Крик не повторился. Лес всё также шумел листвой и всё так же пели птицы.
- Показалось – Подумал Валера, но что-то подспудно нехорошее не давало покоя, заставляя направиться на звук . Галлюцинациями он не страдал и верил своей интуиции. Без этого на той войне было не выжить.
Он оглянулся по сторонам и двинулся в  сторону, где, по его мнению, послышался крик. У самой кромки леса, где дорога отделяла тайгу от большого селения, боец расслышал разговоры нескольких мужчин. По линии повествования это было скорее похоже на допрос, чем на светскую беседу. Француз сбавил скорость и стал бесшумно красться к полянке, на которой и происходило действие. Выглянул из-за раскидистых кустов, листва которых до сих пор сохранила зелёный цвет и не опала, словно пытаясь выделиться на фоне разноцветья. 
Три бандита, двое из которых держали своих пленников, стояли почти в центре, свободного от деревьев, пространства. Их главарь расхаживал между задержанными и , ухмыляясь словно шакал довольный лёгкой добычей, пытался с поддельной культурностью заставить парня отдать ему что-то ценное. Что вещь обладает для хозяина ценностью, было понятно по поведению и стойкости последнего. Лишь издевательства над девчушкой, заставили его сдаться и согласиться отдать бандитам то, что те требуют. Два мордоворота, что держали пленников, гоготали и продолжали издеваться над пойманными. Особенно старался тот, что держал девушку. Валера потянулся по привычке за оружием и сплюнул от досады. Даже шекер забыл в этой спешке взять. Оглянулся по сторонам в поисках того, что можно было применить вместо оружия. На глаза попались округлые булыжники, которые насыпают на грунт перед асфальтированием. Подобрал три голыша и подкинул вверх приноравливаясь к их весу. Первой целью стал бугай, что склонился к плечу незнакомки. Камень, тихонечко шелестя, попал ему точно в макушку. Звук удара по пустой бочке. Бандит сполз по задержанной на землю и затих. Девчушка от неожиданности присела рядом на землю. В руке главаря мгновенно появился пистолет. Дуло оружия вертелось во все стороны, выискивая нарушителя их планов. Снова шелест. Второй камень, пущённый точно в лоб второго подчинённого, свалил того тоже на ковёр из листьев. Капелька крови, выступившая из раны, проделала дорожку на удивлённом лице бандита и оросила пожухлую траву. Старший, завертевшись как юла, в злобе выпустил наугад почти всю обойму, срезая ветки с близстоящих деревьев. Парень, получив свободу, метнулся к подруге и оба пригнулись от страха к земле.
- Выходи сука, всё равно достану – Заорал в злобе начальник поверженных бойцов, вращая головой во все стороны и одновременно вставляя новую обойму. Шорох в кустах сбоку. Бандит мгновенно повернулся и выстрелил. Тишина. Он потихонечку приблизился к месту шума и присмотрелся, держа оружие стволом в сторону кустов. В это время камень, пущенный откуда-то сбоку, врезался в кисть и, выбив пистолет, заставил главаря вскрикнуть от боли. На поляну выскочил улыбчивый парень в спецухе. Главарь тут же встал в стойку. В его руке блеснуло лезвие ножа.
- Ты что за фрукт? – Процедил бандит, приближаясь к незнакомцу.
- Да так шёл мимо, дай, думаю, зайду на душещипательную беседу – Улыбнулся Валера. Глаза его при этом приобрели стальной оттенок. – А тут такая пёстрая компания собралась. Есть с кем поговорить.
- На том свете продолжишь беседу – Резкий выпад и хлёст ножом по диагонали.
- Ну зачем так грубо. – Уклонился Француз и ударил ногой в коленную чашечку противника. Главарь снова взвыл и захромал. Пыл поубавил, поняв, что перед ним серьёзный противник. Заходил по кругу, выискивая слабые стороны и выбирая момент для атаки. Иногда бросал взгляды на валяющийся в траве пистолет. Бывшие узники отошли подальше к кустам, но бежать почему-то не собирались, уставившись на захватывающее зрелище.
- Беги, пока мои ребятки не очухались – Понимая серьёзность боя и возможность проигрыша, скривился старший . – Последний шанс для тебя остаться в живых.
Он недоговаривал, что свидетеля по любому надо будет найти и ликвидировать. Любопытные грибники-защитники им ни к чему.
- Эти что ли? – Поддел пяткой руку одного из поверженных Валера – Навряд ли. Часов пять проспят не меньше. Если конечно совсем не окочурились.
Противники вновь сошлись. Удары и блоки чередовались с неимоверной быстротой. Главарь тоже был дока в рукопашном искусстве. Единственной его ошибкой было считать холодное оружие своим большим преимуществом. Иногда свободные руки полезнее железки, особенно если знаешь, как их применить. Француз подловил главаря на выпаде. Удар в челюсть, закручивание кисти и вот лезвие торчит на земле у ног бойцов. Бандит в ответ ударил быстро ногой в пах и соперник пропустил удар, сжавшись от боли. Главарь откатился к кустам и схватил, валяющийся на траве, пистолет. Вот только воспользоваться им не успел. Нож воткнулся у основания кисти, переламывая кости и заставляя разжать ладонь. Крик боли заглушил запоздалый выстрел. Пистолет выпал. Пуля лишь оцарапала плечо Валеры, взлохматив кору на соседней с ним молодой сосёнке. Подобрать пистолет во второй раз бандит не успел. Удар в голову вывел его надолго из строя. Бой был окончен. Француз в молчании проверил пульс и скрутил руки мучителей за спиной их же ремнями. Главарю ещё и забинтовал руку, остановив кровь своим ремешком от портупеи и перебинтовав оторванным краем рубашки. Только потом, прибравшись на кулачном поле, спаситель подошёл к, стоящей на краю поляны, испуганной паре.
- Валера – Протянул он руку для приветствия парню.
- Василий – Тот несмело пожал протянутую ладонь.
- Что у вас за дела с этими нехорошими людьми? – Улыбнулся, запуганности паренька, Француз. – Что им от вас было нужно?
Василий тут же набычился и отстранился от бойца, отойдя в сторону.
- Вам-то это зачем?
- Сразу видно, партизаны ещё в лесах не вымерли – Засмеялся Валера. – Не хочешь, не говори.
Девушка, придерживая платье у плеча, тоже засмеялась.
- Василиса – Представилась она первой, отсмеявшись – Эти бандиты требовали от него принести что-то из церкви. Василий согласился из-за меня, но я думаю, нас всё равно бы не отпустили. Так ведь?
Девушка глянула в упор на товарища. Тот, кивнув, опустил лицо вниз.
- Так вы дьяк местной церкви – Обрадовано подскочил к парню Француз, чем тут же напугал священника. Тот даже дёрнулся в сторону от неожиданности.
- Ну – Только и промолвил он, с недоверием поглядывая в сторону спасителя.
- Вам привет от отца Даниила – Как пароль произнёс спаситель.
Василий тут же расслабился и заулыбался. Страх и смятение покинули его лицо.
- Как он? Где он?
- Когда я его видел последний раз, а это было пару месяцев назад, то вполне нормально. Хороший дядька. Умеет расположить к себе людей.
- Он такой – Кивнул головой Рязанов.
- Ой, у вас кровь – Воскликнула Василиса, подойдя поближе к бойцу.
Валера глянул на плечо и хмыкнул.
- Царапина. У меня в машине аптечка есть. Приглашаю прогуляться. Заодно и залатаем мне шкурку.
Он сделал галантный, приглашающий жест рукой. Девушка первой пошла за ним. Священник остался топтаться на месте. Француз в недоумении оглянулся на него.
- Вы что же святой отец, задумались никак?
- А они? – Василий ткнул пальцем в связанных бандитов.
- А что им будет – Улыбнулся боец – Оклемаются позже, а там, может, и товарищи мои придут. Тогда и допросим, и в полицию сдадим. Не волнуйтесь, они связаны и никуда не денутся.
Дьяк повернулся к похитителям спиной и двинулся следом за всеми, оглядываясь назад на тех, кто недавно издевался над ними и спотыкаясь от этого. Василиса по дороге щебетала не умолкая. Расспрашивала Валеру кто он и откуда. Вопросы сыпались так быстро, что тот не успевал на все ответить. Глаза девушки с восхищением и преданностью глядели на парня, отчего тому становилось неловко, а священнику немного грустно и завидно. Запоздалая ревность лишь на секунду охватила Василия и тут же исчезла. Подружка никогда не давала ему своих клятв и заверений в любви. Для неё он был просто друг, но сердце всё же сжималось в тоске всякий раз, когда та нежно прикасалась к чужаку, заглядывая в его глаза.
У машины девчушка быстро взяла на себя роль главной и тут же начала лечение раненного. Валера пытался отнекиваться и принижать серьёзность раны, но та настояла на своём. За шутливой перепалкой они и не заметили приход Влада с Ерофеем. Те незаметно подобрались почти на расстояние протянутой руки.
- Опять грибников подобрал – Шутливым баском произнёс Грек , отчего девчушка вздрогнула, пролила раствор на майку и спряталась за спину раненного Француза. – В этот раз решил спирт на себя угрохать, а гостей развлекать своим нетрезвым видом.
Василиса, улыбаясь, выглянула из-за плеча бойца.
- Это перекись водорода – Приподняла она пузырёк.
- Что наш красавец ухитрился об сучки расцарапаться? – Продолжил шутить Владислав.
- Да ну вас – Буркнул Валера одевая комбез. Потом скосил хитрый взгляд в сторону друзей и спросил – А как ваши дела? Нашли связного?
- Как в воду канул –Произнёс ворчливо Карташов – Только что его видели и вона нет его.
- Позвольте познакомить - С галантностью придворного закривлялся Француз – Дьяк местного храма Василий. Прошу любить и жаловать.
Прибывшие уставились на паренька, отчего тот сразу же засмущался.
- А мы вас уже час ищем. – Обрадовано произнёс Ерофей и приобнял священника – В селе уже на нас коситься не по-доброму начали из-за наших расспросов. А они по лесу прогулки устроили.
Он повернулся к выглядывающей из-за спины защитника девушки и добавил.
- А вас красавица родственники тоже обыскались.
Хруст веток вдалеке и приглушённый рык совпали с криками ужаса. Даже приглушённые расстоянием они вызывали дрожь, расходясь мурашками по всему телу.
- Твою ж мать – Хлопнул себя по лбу Валера и бросился в сторону уже смолкших криков.
Остальные бросились за ним. Цепочку бегунов завершали Василий с девушкой.
На полянке, где недавно кипел нешуточный бой, всё было залито кровью. Связанные мордовороты валялись у раскидистых кустов, с огромными ранами от когтей в области груди. От старшего же остался только кровавый след на траве. Зверь унёс тело с собой.
- Вот это зверюга – Ужаснулся и одновременно восхитился мощью косолапого Карташов. – Метра четыре в холке будет.
- Что это за… - только и промолвил Влад, глядя на связанных мужчин.
Валера развёл руками и, как бы извиняясь за то, что здесь произошло, рассказал обо всём.
- Я же не знал, что здесь так опасно отдыхать. У нас такие огромные особи не бегают и людей не трогают. – Закончил он своё повествование.
Василиса, выбежавшая на поляну последней и от страха тут же спрятавшаяся за спину спасителя, выглянула из-за плеча бойца.
- Да так всё и было – Тараторя, словно выгораживая Валеру, зачастила она – Они нас пытать хотели. Вот их бог и наказал.
Василий, молча, крестился и читал про себя молитву, о прощении. В некотором роде он был катализатором той страшной смерти, что удосужились пусть и плохие, но люди. Молчание, нарушаемое негромким шёпотом дьяка, затянулось.
- Надо уходить – Первым промолвил Влад – И развяжи им руки, Дон Кихот.
Француз метнулся к погибшим и снял ремни с рук. Привыкший к крови и трупам, даже он вздрогнул сопоставив раны с когтями животного. Эти ножи с лёгкостью перерезали кости рёбер.
- Побеседуем лучше в другом месте – Поддержал товарища Ерофей – Святой отец у вас есть, где остановиться ненадолго.
Василий кивнул головой и двинулся, всё ещё находясь в шоке от страшной смерти, к деревне. Валеру как самого быстрого и молодого послали за рюкзаками с провизией и закрывать машину. Остальные пошли за дьяком. Француз догнал их уже у самого села. У дома девушки все на минуту притормозили и попрощались.
- Вы там скажите о погибших – Попросил Карташов – Пусть похоронят. Только о том, что это знакомые вам люди не говорите. Не надо разборок. Гуляли и наткнулись на уже мёртвых.
Девушка кивнула, что поняла и рванула в дом, даже забыв попрощаться. События сегодняшнего дня ещё терзали её душу и тело, заставляя клокотать кровь от адреналина. А группа двинулась дальше к дому священника.
Первым, по инерции, в дом вошёл Василий. Он всё ещё тоже пребывал в прострации приключений. Захват, допрос с издевательствами. Бой парня с бандитами и жуткая смерть их. Такого ни в одном кино не покажут. И всё это случилось с ним.
- Да аскетически вы живёте – Оторвал его от раздумий голос следом вошедшего Карташова.
- Да? Что? А, я ещё только недавно переехал – Махнул горестно хозяин дома – Всё никак руки не доходят.
Он только сейчас вспомнил о предложении Василисе переселиться с отцом к нему и грустно улыбнулся. Захочет ли она теперь. Он прошёл на середину комнаты и, скинув узлы со стульев у стены, предложил гостям присесть.
- Пойду чайник поставлю – Всё также отрешённо произнёс он – Я сам то почти дома не бываю. Так только переночевать прихожу. На довольствие поставили в заводской столовой, на лесопилке. Иногда тётя Зина приносит в храм чего нибудь вкусненького. Так что дома еды почти нет. Вы уж извините за плохое гостеприимство.
Священник извиняющее посмотрел на гостей и не спеша проследовал на кухню.
- Ну что ребятки доставай припасы – Скомандовал Ерофей и парни по быстрому начали выкладывать сух пай из рюкзаков и накрывать на стол. К приходу Василия стол был заполнен едой. Нарезку положили за неимением тарелок прямо на газету, чем снова смутили хозяина. Он метнулся в прихожую, достал из коробок фарфоровые тарелки и быстро переложил всё в них.
Чай был вкусным и душистым. Такой в сельмагах не продают.
- Сами собирали сбор – Поинтересовался Карташов, вдыхая пряный аромат.
- Мне дядя Федя частенько приносит, да и настоятель снабжает. У него жена до этого мастерица.
- Задержаться бы у вас подольше – Смакуя напиток, мечтательно, произнёс участковый – Столько рецептов было бы можно узнать. Но дела превыше всего.
Влад понял его намёк и сразу же приступил к расспросам священника.
- Отец Даниил говорил вам о цели нашего приезда?
- Да, вкратце. Остальное обещал при встрече, но не смог. Вам нужны сведения о научной базе. Видно не хочет отпускать меня моё прошлое. Уже почти год прошел, а всё аукается. – Он откусил маленький кусочек от бутерброда и задумался.
- Эти, что остались в лесу тоже отголоски моей прежней работы. Я узнал их начальника. Погонял он нас с отцом Даниилом по всей области. Такое не забывается. Упорный служака попался. Столько времени прошло и нашел всё таки. Только вот оказалось себе на погибель.
Василий отложил хлеб в сторону и перекрестился.
- Вы могли бы показать нам место расположения объекта и описать вкратце его структуру? – В нетерпении продолжил Грек – Нужен хотя бы приблизительный план расположения охраны и комнат. Как вам удалось оттуда бежать?
Дьяк грустно улыбнулся и кивнул головой.
- Я оттуда, а вы туда. У вас есть карты областей?
Перед ним тут же расстелили несколько штук. Вяземский снабдил их ими в избытке. Парень отодвинул ненужные. Потом нашёл селение, где его укрывал охотник и провёл пальцем на северо-восток. Ногтём обвёл кружочек и произнёс.
- Вот где-то в этом районе. Точнее сказать не могу. Шёл большее время пешком. Но от села не очень далеко. Думаю километров сорок не больше.
- Да, - Протянул озадаченно Валера – А поточнее никак?
- Вам может помочь местный охотник Айко. – Подвигая карту Карташову, произнёс Василий – Он мне помог. Я думаю, то место где он добыл хорошую волчью доху, не забудет долго. А оттуда недалеко будет и до базы. Я вам дам его телефон и сам предупрежу о вашем появлении.
- Вот это дело будет – Обрадовался Влад – Меньше времени на поиски потратим. А как насчёт плана строения?
- Я могу зарисовать – Хозяин дома вскочил со стула. Покопавшись в одном из узлов, вытащил оттуда карандаши и тетрадку и стал быстро зарисовывать расположение комнат и хранилищ. По мере прорисовки объяснял, что и где находится, тыкая в тетрадку кончиком карандаша. Все, склонившись над столом, внимали ему, словно он читал проповедь. Показал, где он видел охранников и объяснил, что там их два отряда.
- Одни военные, те, что стерегут у входа, а есть ещё внутренняя охрана, набранная из монахов.
- Да непростой орешек –Карташов подвинул зарисовки Владу и тот с ним согласился.
Бумаги сложили и убрали в рюкзак. Вечернее чаепитие продолжилось уже под непринуждённую беседу. Поначалу священник отвечал на вопросы с неохотой. История в лесу не давала успокоиться. Воспоминания этого ужасного дня и его кровавой концовки ещё будоражили нервы. Но вскоре разговорился. Рассказал о своих давних приключениях и жизни в деревеньке. О том, как стал дьяком местного храма и противостоянии с областной церковной епархией. О чудесах в местной церкви и жизни его настоятеля. Какой он хороший священник. Как лучшим и давним товарищам поведал почти обо всём. Умолчал только о ладанке.
Громкое « кхе» заставило рассказчика и его гостей обернуться к двери. Улыбаясь на все тридцать два зуба, в проёме стоял огромный мужчина. Сквозь тонкую рубашку, а на улице уже было довольно прохладно, пробивались густые волосы и казалось, что медведя подстригли и нарядили в человеческую одежду. Он по-простому поклонился гостям и подошёл ближе.
- Проходил мимо. Смотрю, свет горит. Дай думаю, загляну на огонёк. – Мужчина, хитро прищурившись, оглядел присутствующих – А у тебя гости. Наверно я не вовремя?
Василий в спешке вскочил со стула и бросился к мужику.
- Дядь Федя, ты всегда вовремя – Он подвинул позднему гостю стул, сбегал за чашкой и только тогда представил его гостям.
- Это Фёдор, помощник председателя наше сельской общины и местный охотник.
- По фигуре заметно – Протянул первым руку для приветствия Карташов и тут же охнул от крепкого рукопожатия – На медведей наверно охотитесь.
- Угадал – Улыбнулся охотник и по очереди пожал руки остальным.- И на них бывало ходим.
Влад с Валерой даже не поморщились, чем заинтересовали позднего визитёра. Он, отпивая из чашки напиток, мельком бросил взгляд на стол с нарезкой и на чужаков.
- Откуда и куда путь держите добрые люди.
- Это от отца Даниила весточку принесли – Немного смутившись, опередил всех Василий – Путешествуют. Вот и заскочили по его просьбе ко мне.
- Походы это хорошо – Улыбнулся вновь Фёдор – Только места у нас глухие. Вот сегодня тоже двух искателей приключений обнаружили в лесу. Мишка поиграл с ними, а нам за ними убирайся.
Он с хитринкой осмотрел гостей и продолжил, ожидая реакции.
- Вы что нибудь об этом знаете?
- Видели – С деланной грустью ответил за всех Ерофей. – Девчушка с Василием первыми на них наткнулись. Не повезло мужикам. Там судя по следу т ещё один был, но унёс того косолапый.
Охотник ухмыльнулся.
- Вы и следы читать умеете?
- А как же. С малолетства по лесу хожу. Да и отец многому научил. Вы за Мишей теперь охоту откроете? Людоед всё-таки.
- Я уже второй раз его следы встречаю – Задумчиво ответил охотник – Странный зверюга. Зимой чуть чужака не порвал и сейчас такое. Но главное найти его невозможно.
- Такого просто быть не может – Не поверил Карташов – Следы этого динозавра продавливают почву как трактор Беларусь. Не заметить и не выследить, это уже сказки.
- Может по утру со мной прогуляетесь? – Хитро сощурился Федор. – Мой помощник на заимке, а вы как никак след видите и читать его умеете. Окажете помощь.
- Я бы с удовольствием – Оглянулся на друзей участковый – Только у нас график. Надо пройти трассу до зимы. К зимнему путешествию мы как бы не готовы.
- Денёк ничего не испортит – Поддержал охотника Влад. – Мы дядька Ерофей отдохнём хоть чуток.
- Ладно. Согласен – Проворчал Карташов. – Только лодырничать не дам. Изучайте маршрут.
Валера подмигнул и закивал головой.
- Будет исполнено. – За что получил шутливый подзатыльник от Влада.
Они вновь, как дети разыгрались за столом и Ерофею даже пришлось на них прикрикнуть, чтобы унять. Изобразив первоклашек с культурно-сложенными руками на столе, забияки вызвали улыбки на лицах присутствующих.
- Ну вы совсем как дети.- Махнул на них рукой участковый.
За окном темнело быстро, словно кто-то вращал димер выключателя, убавляя свет люстры. Охотник, допив свой чай, тут же засобирался домой. Напомнил о завтрашней прогулке и, попрощавшись, вышел. Усталость последних дней сказалась и на гостях. Всех клонило в сон. Василий попытался уступить свою кровать Карташову, как самому старшему, но тот наотрез отказался. Гости расположились прямо на полу в одной из пустующих комнат. Вещмешки послужили подушками. Священник чувствовал себя не в своей тарелке от того, что заставил их испытывать неудобства и даже Ерофею стоило немалых усилий, чтобы его успокоить.
- Ложитесь спать святой отец – Не выдержал он, наблюдая за метаниями хозяина. – И нам дайте отдохнуть. Главное крыша над головой есть, а остальное пустяк. Мы люди привычные.
Василий ещё немного поворчав отправился к себе и вскоре тишина и покой воцарились в доме. Измученным дорогой и событиями бойцам снотворного не потребовалось. Уснули, лишь только головы коснулись самодельных подушек.
***
Прерывистые полосы дороги слились от скорости в одну сплошную. Ветер, влетавший в приоткрытое окно кабины, ревел и взлохмачивал волосы, пытаясь проморозить людей, нарушающих его спокойствие. В кабине сидело двое. Виктор постоянно оглядывался назад, выискивая следы погони за ними. Водитель же наоборот смотрел только вперёд и давил на гашетку, выжимая из микроавтобуса все, что только можно. Сейчас стоял выбор либо поберечь авто и быть пойманными. Надо использовать ресурсы машины на полную катушку, а там будь что будет. Блок посты прошли с риском для жизни. На первом, невзирая на плотную стрельбу по машине, Андрей протаранил лёгкие джипы и прорвался, повредив две машины, которые могли рвануть за ними в погоню. Его микроавтобус оказался мощнее и смял моторные отсеки легковых машин в лепёшку. А могло быть и наоборот. Это был большой риск. Напарник даже перекрестился, скрываясь от пуль под передней панелью. Второй оказался сложнее. Военный газон стоявший посередине таранить было невозможно. Расплющит в лепёшку. Снайпера били по шинам и водителю, поэтогму приходилось крутиться на дороге как белка в колесе, выписывая невероятные пируэты. Само заграждение обошли по бровке, плавно переходящей в овражек. Еле вылезли обратно на полосу асфальта, едва избежав глубоких ям и деревьев. Андрей и здесь был на высоте. Одна из пуль попала почти рядом с его головой, пробив лобовое стекло. Водитель даже не дрогнул, словно и не заметил попадания. Со спокойствием айсберга вынул изо рта жевательную резинку и заклеил мелкую дырочку, сквозь которую задул, посвистывая, ветер. Машина военных развернулась и рванула в погоню, но где ей было сравниваться по скорости с ними. Постепенно свет фар преследователей мерк и терялся в темноте, пока совсем не пропал. Вздохнули свободней, но расслабляться не спешили. Если есть связь у загонщиков то, скорее всего сюрпризов осталось ждать недолго. А она у них точно есть.
Почти полчаса бешеного темпа стали сказываться на движке автомобиля. Температура зашкаливала за сотню, отчего тот частенько чихал и дёргался. Продержался хотя бы до пригорода, свет домов и реклам которого уже начал проступать в темноте дороги.
Почти на самом повороте вспыхнул резкий свет галогеновых фонарей. Глаза на время ослепило и если бы не выучка Андрея, они бы точно слетели с дороги. Тот вписался в изгиб трассы с закрытыми глазами. Черная машина, ослепившая их прожекторами, крепившимися на самой крыше, понимая, что их уловка себя не оправдала, рванула наперерез. Микроавтобус только благодаря выучке и профессионализму водителя не столкнулся лоб в лоб. Чиркнув друг друга боками машины, разошлись в разные стороны. Визг полицейского разворота показал, что за рулём противника тоже не лох. Расстояние быстро сокращалось. Удар в корму мощного внедорожника бросил тела людей вперёд к лобовому стеклу. Андрей выматерился и прибавил ходу. Погоня не отставала. Снова удар, но уже в бок и микроавтобус, заскрипев шинами по асфальту, едва не вылетел с трассы. Беглецы завиляли по всему полотну, не давая погоне повторить манёвр. Упорная борьба закончилась шумом выстрела и звонким ударом пули, срикошетившего от кузова. Противник, потеряв терпение, открыл огонь на поражение. Задние стёкла со звоном разлетелись на мелкие осколки, осыпав собою людей в машине. Били не торопясь, старательно прицеливаясь. Вот разлетелось и лобовое стекло. Скорость за счёт встречного потока воздуха стала снижаться. Виктор перебрался назад и пошарил в темноте по снастям и той мелочи, что оставили в пассажирском салоне друзья. Ни оружия, ни чего нибудь тяжёлого или громоздкого, что можно было использовать для защиты. Рука случайно зацепила маленький баллончик. Поднёс к свету и попытался прочесть иностранные каракули. Единственное что понял это газ и токсично. Как его упустили при сборах непонятно. Морозов подобрался почти к самому уху водителя и прокричал.
- Попробуй немного пропустить их по правой стороне.
Андрей озадаченно посмотрел на товарища и Виктор показал ему на баллончик. Тот заулыбался, поняв, что требуется и стал отводить машину в строну. Капитан разбил заклинившее боковое окно и приготовился. Армейский нож завис в замахе над маленьким баллончиком. Обрадованный преследователь поравнялся с ними. Выстрел сбоку. Полицейский пригнулся. Машина противника медленно пошла на обгон, пытаясь подрезать беглецов. Морозов задержал дыхание и сузил глаза. Удар кончика ножа и из  жестянки брызнула ядовитая жидкость, которая тут же начала испаряться. В горле запершило от слезоточивого газа. Выглянул наружу и бросил вскрытый сосуд прямо в приоткрытое окно водителя погони. Отработанное словно до автоматизма действие не заняло и пяти секунд, но газ успел достать и до Андрея. Тот тоже закашлялся. Хорошо, что стёкол не было и ветер мгновенно унёс заразу наружу, а то бы задохнулись сами. Противнику повезло меньше. Ветер не мог так быстро очистить их салон. Джип заюлил по дороге и, скатившись с насыпи, перевернулся. Звон стекол и скрежет, заглушили  ещё работающий двигатель.
- А вот хрен вам – Засмеялся Виктор, протирая слезившиеся глаза. – Съели.
Водитель заулюлюкал, поддержав энтузиазм товарища. В приподнятом настроении проехали чуть больше пяти километров. Взгляд, брошенный на указатель горючего, сбавил пыл радости. Стрелка ускоренно двигалась вниз. Бензобак был пробит. Проехали ещё пару сотен метров и остановились. Мотор, чихнув напоследок, словно больной, смолк. Беглецы вылезли наружу. Андрей в сердцах пнул покрышку и выругался. Огляделись. Невдалеке виднелись огни пятиэтажек. Надпись на прямоугольном указателе гласила «Называевск» .
- Жаль «Буцефала», что ж теперь пёхом придётся – Сожалеющее произнёс Морозов и они двинулись к мерцающему во тьме свету, так сильно манившего ночных спутников к себе.
По дороге немного расслабились. Ночной прохладный ветерок дул в спину, как бы желая помочь путникам. Нервы, натянутые как струны в последние часы, немного успокоились и жизнь начинала казаться не такой уж и опасной. Разговорились. Оказалось, Андрей уже более десяти лет работает на Вяземского, ещё до дня основания их организации. Только тогда его начальник был настоятелем при одном из столичных храмов, а он его водителем и охраной одновременно. Раскол с нынешним правлением произошёл не так давно, когда многие стали понимать пагубность беспредела религии. Водитель и сам в то время частенько ездил выпивши за рулём, не боясь мирской власти. Правда от аварий бог миловал. Захар, заметив однажды своего водителя нетрезвым за рулём, отчитал того по полной.
- Думал уволит. С той поры как бабка сглазила, не пью. – Развёл руками, улыбаясь, Андрей. – Не поверишь, ни капли. Друзья считают, что меня закодировали, а мне просто самому не хочется.
Виктор в ответ поведал о своей работе. О том какие дела вёл. Рассказал о последнем деле, которое и вынудило его уйти в отпуск. Когда рассказывал об иконе и её мёртвом владельце, водитель помрачнел и ругнулся. На вопросительный взгляд Морозова с негодованием в голосе пояснил, что он знал дядю Андрея, Андрея Васильевича, своего тёзку.
- Добрый был человек. Мухи никогда не обидит. А его … - Он в сердцах махнул рукой и замолчал.
На перекрёстке дорог, словно чёртик из табакерки, выскочила заправочная станция. Не видимая из-за деревьев, она резким всполохом света на секунду ослепила путников. Надпись сбоку «кафе» заставила заурчать желудки. И немудрено почти сутки не ели по нормальному с этой свистопляской.
- Зайдём - Кивнул Андрей и Виктор поддержал идею товарища.
В этот поздний час народу почти не было, парочка водителей, да парнишка лет двадцати, который не ел, а только и налегал на кофе. Судя по пустым пластиковым стаканчикам, он готовился к бессонной ночи. Друзья подошли к прилавку и осмотрелись. То скудное меню, что предлагалось путникам, для их голодных желудков показалось верхом обжорства. Заказали по большой тарелке солянки и макароны с котлетами. Компот немного смутил своей бледностью, поэтому решили не рисковать и взять чай с маковой булочкой. Пока Андрюха расплачивался, заигрывая с молоденькой продавщицей, Морозов перетащил тарелки на столик почти у самой двери. Отсюда хорошо было видно монитор с изображением от уличной камеры. Вся площадь заправки и прилегающая территория была как на ладони. Ели молча, наслаждаясь обедом и ужином в одном лице. Только когда пришёл черёд чаепития разговорились, обсуждая дальнейшие планы. Парень, сидевший в углу и терзающий уже наверно десятую чашку бодрящего напитка, искоса посматривал на парочку у дверей. Виктор первым заметил интерес к ним и обернулся, рассматривая любопытного. Тот сразу же смутился, словно его уличили в чём-то непристойном, забрал наполовину заполненный стаканчик и двинулся к ним.
- Можно к вам? – Друзья, с подозрением вглядываясь в чужака, одновременно кивнули на соседний стул.
Парень присел на самый краешек, словно в стеснительности или испуге. Мужчины продолжали, молча, смотреть на гостя, ожидая, что он им скажет.
- Я тут случайно услышал ваш разговор. У вас машина сломалась? – Не поднимая глаз от своего стакана, с трудом начал парень и тут же начал оправдываться – Нет, я не только по разговорам это понял. Вы пешком пришли.
Путники продолжали молчать, не понимая, что тому нужно.
- Мы занимаемся ремонтом автомобилей с братом. Совсем недорого – Ещё больше смутившись от молчания собеседников, продолжил парнишка после короткой паузы.
- Этот хлам теперь только в утиль сгодится. – Буркнул Андрей. – Проще новую купить.
- А на запчасти продадите? – Тут же повеселел незнакомец. – У вас какая?
- Микроавтобус.
- А марка, Газель или иностранка?
- Китайка – Водитель сбросил с себя холодность, разговорившись – Только я движок в неё от Хонды в неё впихнул и амортизацию всю переделал. Скорость по трассе выше двухсот спокойно давала. Жаль старушку, погибла в неравном бою.
- И что же в ней сломалось, раз выбрасываете? – На лице парня появилось наигранное недоверие. Смущение и робость тут же пропали. В нём проснулся торгаш и предприниматель, тем более, когда на кону засветила прибыль.
- Да так корпус пострадал в аварии, да бензобак прохудился. – Андрей тоже начал игру в куплю-продажу. Морозов с интересом смотрел, как те начали торговаться, даже не показывая товара.
- Я бы мог вам дать за неё полтинник – Лениво произнёс покупатель.
- За такую сумму я её лучше в металлолом скину и то больше получу. – Не сдавался Андрей.
- Я ещё не видел машину. Может она и восстановлению не подлежит – Упрямился парень.
- Могу отвести показать – Усмехался продавец – Пара сотен и уступлю вместе с содержимым багажника.
- А что там в довесок? – Тут же заинтересовался покупатель.
- Лодка резиновая, да рыбацкие принадлежности. Мы с товарищем ездили на Иртыш отдыхать. Не охота тащить теперь поклажу на себе. Отдаю вместе с « ласточкой».
- Всё же хотелось бы посмотреть на авто – Лениво процедил покупатель, но сверкающие от радости глаза выдавали его – А то может левая без документов или совсем нет.
- Без проблем. У тебя колёса есть. Быстро смотаемся. Здесь недалеко.А документы в полном порядке.
Парнишка попросил обождать и вышел в дверь. В камеру было видно, как он усиленно жестикулировал, болтая по телефону. Замаячившая на горизонте прибыль зацепила его.
Через минуту скупщик был уже рядом.
- Сейчас Пашка подъедет, брательник мой – Пояснил парень – И смотаемся. Деньги он с собой подвезёт.
Возможный барыш вскружил голову. Он даже не задумывался, что незнакомцы могут его обчистить. Главное не упустить удачу. Видно в последнее время с работой здесь напряг.
Жигулёнок притормозил у поворота на заправку через десять минут. И продавец с Андреем вышли на встречу. Виктор хотел было пойти с ними, но товарищ, усмехнувшись, буркнул.
- Сам справлюсь. За минуту обернёмся.
Морозов заказал пиво и вновь уселся в ожидании на место. Троица вернулась на удивление быстро. Полицейский отставил недопитый бокал и подошёл к машине. Павел был почти одногодка своему брату. Того не было рядом. Видно оставили на охране, чтоб местные не разворовали.
- Вот согласился подбросить до вокзала – Приоткрыл заднюю дверцу Виктору Андрей. – Поехали.
- Что, с торговлей покончено?
- Всё в порядке – Ответил за его товарища, покупатель. – Сейчас вас доброшу и с эвакуатором вернусь назад.
Лицо авторемонтника светилось от счастья, будто он выиграл в лотерею. Морозов уселся на заднее сиденье и машина рванула вперёд. Андрей был не против быстрой езды, он ещё и окно приоткрыл, отчего тугой встречный ветер лишь легонько касаясь его, взлохматил волосы на голове заднего пассажира. Виктор заворчал, стараясь пригладить лохмы.
- Куда спешим? За нами никто не гонится. А так под постовых попадём, ещё дольше ехать будем.
- Не – Заулыбался ещё больше водитель легковой – Гаишники сейчас отсыпаются. Да и машин на дороге почти нет. А мне надо быстрее к Димке.
Наконец-то они услышали, как зовут паренька, что к ним подсел. За всё время беседы тот даже нет представился. Андрей повернулся к Павлу.
- А чего у тебя брат на заправке ошивается?
- Мы по очереди. – Не отрывая взгляда от дороги ответил водитель – Сейчас ремонтных мастерских уйма, вот и приходится клиентов самим ловить. А куда сломавшись на дороге идут?  На заправку. Так ведь?
Он повернулся на секунду к пассажиру и подмигнул.
- Вот мы и ловим удачу за хвост, опережая конкурентов. Правда не всегда высыпаешся. Но это того стоит.
Товарищ Виктора ещё о чём-то спрашивал у ремонтника, но Морозов отвлёкся на созерцание пролетающих пейзажей и не прислушивался к ним. За окном проплывали однотипные каменные дома, похожие на огромные каменные булыжники среди буйной растительности. Редкие окна сверкали в ночи. Люди отсыпались перед грядущим трудовым днём. Мелькнула и пропала за поворотом освещаемая светом дорожных фонарей небольшая церковь, маленькие золоченые купола которой были похожи на головки погодок ребятишек. Они, словно бы взявшись за руки, брели в этом сумраке бытия, успокаивая и поддерживая друг друга. Город просыпался,включив морзянку амбразур окон.
 Вскоре подъехали к центру, который отличался от окраин только кучностью домов и количеством памятников, да мест развлечения и отдыха. Густая растительность присутствовала и здесь. Весь городок был похож на парк, в котором по чьей-то прихоти налепили кубики строений.
Редкие здания отличались своей вычурностью и неповторимостью архитектуры. Одним из таких был и железнодорожный вокзал, к которому их привёз Павел. Состоящий из сцепившихся между собой каменных ангарчиков, над центральным которого высился большой купол, что напоминал сборище кибиток бродячих артистов. Раскрашенный ярким цветом, в свете ночных фонарей вокзал словно был слеплен из них вокруг главного шатра, где и происходит волшебное действо спектакля.
- Ну вот и приехали – Стараясь побыстрее отделаться от пассажиров произнёс водитель. – А мне пора к брату. До рассвета надо убрать машину с дороги, а мне ещё эвакуатор искать.
Он попрощался и, лишь двери легковушки захлопнулись, умчался в темноту ночи.
- Ну как успехи – Намекая на торговлю, спросил Виктор, хлопнув товарища по плечу. – Не продешевил, а то твоё начальство будет тобой недовольно.
- Нормально, эти прохиндеи немного снизили ставку. Заметили дырки от пуль. – Улыбнулся Андрей – А так ничего. Мне вообще было велено сжечь или утопить транспорт, как я вас доставлю. Так что это наш приработок к пляжному сезону. Мальчишки и сами поняли, что лучше продать автобус по запчастям. Пришлось, правда, приврать про дырки, что браконьерничали с тобой маленько. Вот и поплатились пробоинами, когда сматывались. Зато теперь точно разберут по винтикам и никто не найдёт мою «ласточку». А нам финансы не лишними будут. Нас же теперь двое. А мне велено пару недель не появляться в конторе.
На табло справа выскочила цифра пять градусов. Андрей изобразил, замерзающего, твёрдым голосом продолжил.
- Нет, пора погреть свои косточки. Вперёд к солнечному и тёплому морю.
С приподнятым настроением они вошли внутрь вокзала. На лавочках дремали пассажиры ночных рейсов и всё внутри напоминало сонное царство. Даже свет огромной люстры, висевшей по центру зала, был приглушён. Шаги, вновь появившихся в этом железнодорожном храме Морфея, гулко разлетались эхом в тишине, заставляя спящих приоткрывать недовольные глаза и оглядывать непрошенных гостей, мешающих им спать. Повернули направо к кассам. Сонная, как и все, кассирша тронула что-то за стеклом на пульте и из динамика задребезжал её голос.
- Вам куда?
- Нам девушка на юг. – Взял на себя роль главного водитель – в Сочи или Туапсе.
- Так куда конкретно? – Раздражённо произнёс динамик – Вы сначала определитесь, а потом приставайте. Ходят по ночам, а куда им надо не знают.
Андрей достал из кармана монетку и подкинул вверх. Морозов заинтересованно взглянул на ладонь парня. Даже кассирша приподнялась со стула, чтобы посмотреть.
- Значит судьба. Едем в Туапсе. Друг армейский давно меня к себе зазывал – Он повернулся к окошку и радостно констатировал – Два билета до Туапсе.
Кассирша покачала головой и, с ворчанием о взбалмошности молодёжи, стала набирать поиск на компьютере. Через минуту ожидания динамик выдал.
- Есть два купейных на проходящий, с пересадкой в Омске на СВ.
- Годится, берём. – Радостно произнёс парень – Поедем с шиком. А во сколько поезд?
- До Омска, в час тридцать. Там придётся пару часов обождать, до отправления поезда на Симферополь.
- Согласны. Сколько с нас?
Кассир произнесла сумму и потребовала паспорта. Деньги и документы сунули в маленький ящичек и они уплыли по ту сторону стекла. Минут пять женщина рассматривала и набирала на клавиатуре фамилии и вот они уже владельцы долгожданных билетов. Морозов сложил оба и со своим паспортом сунул их себе в карман. Андрей не возражал. До посадки оставалось не более тридцати минут. Присели на стулья рядом со всеми. Парень уже успел где-то по пути до скамеек приобрести баночку с фантой и теперь наслаждался, потягивая её из жестянки. Звук воды напомнил Виктору о выпитом пиве и он, наказав водиле никуда не уходить, спустился на цокольный в поисках туалета. В мужской комнате находился ещё один щёголь и полицейскому пришлось занять кабинку, так как писсуар был один. Дверь в спешке закрывать не стал. Только он оправился и застегнул ширинку, как в спину ему упёрлось что-то жёсткое. Повернул голову назад. Сзади стоял мужик, что пришёл сюда раньше него и хамовато лыбился.
- Слышь паря, ты не обознался случаем – Процедил Морозов, приподнимая руки вверх. – У меня не то что денег, даже багажа нет. Пустой совсем.
- Моя награда вы Виктор Павлович. – Засмеялся мужчина. – Выходим и без глупостей.
Виктор бочком стал выдвигаться из кабинки, как вдруг дверь туалетной комнаты открылась и оттуда вывалился бомжеватого вида посетитель. Противник капитана отвлёкся всего на секунду и тут же потерял своё оружие. Выбитое сильным ударом оно пролетело почти всю туалетную комнату и ударилось в противоположную стенку у самой двери. Бомж ойкнул и скрылся за дверью снаружи. Похититель сделал ещё одну ошибку, бросившись за своим пистолетом. Подсечка и удар в голову ногой надолго отправили его в состояние нирваны. Морозов подобрал оружие и успокоившись вышел наружу. Вокруг всё было тихо. Противник был один. Глянул на часы. До посадки десять минут. Быстрым шагом пошёл назад. Лавочка, где сидел товарищ опустела. Оглядел с надеждой зал. Шевелюры парня нигде не было видно. Старушка, сидящая напротив, заметив его беспокойство, поманила его пальцем и почти шёпотом произнесла.
- Забрали касатик твоего милиция – Она кивнула в сторону бокового выхода – Туда повели.
Виктор рванул на улицу. Андрея уже подводили к полицейскому уазику.
- Так служивые, почему беспредельничаем – Начальственно произнёс капитан. – В чём проблема?
Молоденький лейтенантик со старшиной застопорили на месте и развернулись, держа руки на кобурах, к нему лицом.
- Проверка документов. – Бросил старшина. – Можно посмотреть ваши?
Морозов со спартанским спокойствием протянул своё удостоверение вместо паспорта. Полицейские с удручённостью уставились на корочку. Лейтенант вернул документы и пропищал боязливо.
- Этот товарищ с вами?
- Да и паспорт у него в порядке и тоже у меня.
Напряжение нарастало. Виктор сразу же понял ребятки работают по заказу. Жевалки заскрипели от злости. Местные стояли перед дилеммой вернуть деньги или отпустить задержанного. Деньги победили. Старшина буркнул – Разберёмся в отделе. – И стал заталкивать Андрея в машину, а лейтенант открыл переднюю дверцу, повернувшись к капитану спиной. Удар пистолетом в висок отключил парня в секунду. Устраивать словесные разборки, не было времени, да и ненависть к продажным копам у Морозова была в крови. Старшина среагировал запоздало и отправился вслед за командиром. Виктор расстегнул наручники на запястьях товарища и они вдвоём уложили служак в машину. Рация пискнула сообщением, заставив на секунду напрячься и отключилась, не получив подтверждения. Андрей щурился от радости, словно ему это приключение понравилось. Он хотел было задать вопрос, но голос из динамика известил о прибытии поезда.
- Потом поясню, – Захлопнув дверцу бросил капитан – А сейчас руки в ноги и бегом за мной.
Отыскали своё купе уже перед самым отправлением. Проводница отскочила в сторону, когда двое впрыгнули в её вагон, прежде чем она успела закрыть дверь.
- Ну и взбалмошные – Охнула женщина – На посадку, нормальные люди, готовятся заранее.
- Извините, так получилось. – Приложил руку к груди Морозов и они быстро проследовали к себе в купе. Окна выходили на перрон и Виктор быстро задвинул шторки. Сквозь щель в них он увидел своего недавнего противника. Тот оглядел перрон и, держась одной рукой за челюсть, рванул назад в вокзал.
- Видел – Кивнул на него капитан. – Этот хмырь ко мне в туалете привязался.
- Может, обознались – С надеждой произнёс Андрей – Всякое бывает.
- Вряд ли. Он меня по имени отчеству назвал. Разведка у них на высоте.
Поезд, потихоньку набирая ход, прогудел напоследок, прощаясь с городком, и вот уже домишки скрылись в темноте, уступая место таёжным массивам. Зашла проводница с бельём в одной руке и подносом с бокалами чая в другой.
- Чаю? – Заигрывая с пассажирами, произнесла она. Положила бельё на лавку и тише продолжила – Или что покрепче?
- Нет, ребята демократы, только чай. – Засмеялся Андрей, вторя словами из знакомой песенки.
- Да, чаю, пожалуйста – Произнёс капитан – Мы сегодня и так умотались. Попьём и спать. К Омску во сколько подъезжаем?
- Будем через пару часов – Буркнула недовольная их отказом от горячительного та. Видно продажа спиртного один из побочных ручейков её прибыли.
- Вот видите, сколь мало нам осталось на сон.
Женщина оставила стаканы и удалилась . Пили чай в молчании. Андрей первым допил стакан и отодвинув бельё в сторону улёгся в одежде на кожаную лавку, лишь сунув под голову подушку. Виктор тоже стал спать, в одежде, не раздеваясь. Прежде чем улечься завёл будильник на наручных часах. Потом пожелал спокойной ночи уже отключившемуся напарнику и задремал под стук колёс. А поезд, пронзая тьму единственным глазом, нёсся вперёд, нарушая ночную тишину стуком колёс и редкими гудками.
***
Стук в дверь разбудил всех. С улицы, громыхая своим басом, в окно заглядывал Фёдор.
- Вставайте лежебоки. Утро уже в самом разгаре.
Василий впустил его внутрь и тот, скинув надетую по торжественному случаю доху, ввалился в комнату. Лицо его светилось от радости. Он оглядел, расположившийся в комнате табор, и повернулся к хозяину дома.
- Да, с мебелью у тебя не густо. Надо будет пожаловаться Станиславу Павловичу, пусть поспособствует. А то даже как-то неприлично гостей на полах привечать.
- Ничего, мы привычные – Разминаясь, произнёс Влад.
- Это-то и понятно – С интересом поглядывая на зарядку бойца, проронил охотник. – Но ведь могут прийти и непривычные к бытовым трудностям приглашённые.
Он с хитрющим подмигиванием хлопнул Василия по плечу.
- Слышал, ты жильцов к себе зазываешь. – Парень смущённо кивнул головой. Слухи быстро разносятся. Деревня.
- Так у них негде, а у меня.. – Он развёл руками.
- Не тушуйся. Правильно поступаешь. – Потряс его снова за плечи Фёдор. Отчего парень, мотаясь как тростинка на ветру, стал похож на игрушку в руках младенца.
Умылись на улице из подвешенного рукомойника. Друзья от прекрасного настроения снова разыгрались как дети, обливая водой друг друга. Охотник со степенным Карташовым, не вмешиваясь, с добродушной иронией наблюдали за их играми. Потом на завтрак доедали вчерашнее. Фёдор пил только чай.
- На обед прошу ко мне – Произнёс он, с интересом наблюдая, как те уничтожают свои консервы. – Хоть перед дорогой настоящей домашней еды попробуете.
От его приколов хозяин дома смущался всё больше и краснел, словно девица на выданье.
- Ты тоже Василий приходи.
- Спасибо. Но мне некогда. Сегодня Аркадий Петрович снова на выезде и Иннокентия забирает. Так что я сегодня опять один при храме, даже отлучиться на время не получится до вечера.
- Не боись Зинка не бросит, покормит. – Охотник хохотнул что-то вспомнив – Она даже мою Наташку к тебе ревнует по отечески. Не даёт никому ухаживать за своим «сыном полка».
Все за столом тоже заулыбались, искоса поглядывая на засмущавшегося парня. Завтрак закончился под спор любителей чайных сборов. Фёдора удивило, что казалось бы почти горожанину столько известно о народных рецептах. Каждый ценил в кладовой русской природы что-то своё, особенное и отстаивал это с пеной на губах.
- Нет, эта трава не сочетается с этой. – Слышалось от одного.
- Ты просто не пробовал – Вторил второй спорщик – Главное пропорции соблюсти.
Спор любителей славянских напитков мог затянуться надолго, если бы сам чай и чаепитие не подошли к концу. Владислав с Валерой переглядывались, посмеиваясь над спорщиками. Дескать, вот дедки дают. Фёдор поднялся из-за стола первым. Поблагодарил Василия и, повернувшись к Ерофею, с недовольством в голосе, спросил.
- Ну что готов упрямец к прогулке? Сейчас-то мы посмотрим, каков из тебя следопыт.
- Как пионер – Засмеялся над угрюмостью охотника Карташов – Всегда готов.
Они, шутливо переругиваясь, оделись и двинулись на выход. Охотник снова пожал со всей силой руки бойцам, проверяя их крепость, и крякнул удовлетворённый их стойкостью. С Карташовым, Фёдор на удивление окружающих обходился с осторожностью, побаиваясь нечаянно зашибить Ерофея. Уже от двери участковый крикнул остающимся в доме товарищам.
- Не сачковать без меня. Изучайте местность. Приду вместе обмозгуем, что дальше делать. К вечеру выезжаем.
- Может, ещё денёк отдохнём – Мечтательно протянул Француз.
- Обойдёшься – Погрозил ему пальцем Карташов – Времени и так в обрез. От графика отстаём.
- Помогите с переездом Васькиных жильцов – Добавил охотник – Ему то некогда будет. А насчёт мебели сейчас ребятишки прибегут. Мне на время своего отсутствия Климов карт-бланш дал, надо же было когда нибудь воспользоваться.
Дверь захлопнулась. Василий встал с лавки и застенчиво посмотрел на гостей.
- Не смущайся паря – Подбодрил его Грек – Командуй. Сегодня мы твои подчинённые.
- Пойдём тогда что ли. – Произнёс хозяин дома и первым пошёл к выходу.
Друзья двинулись следом за ним.
- Дедушки по лесу гуляют, а нам отдохнуть не дают – Пошутил Валера, догоняя священника.
- Такая уж наша доля – Пристраиваясь с другой стороны от Василия, произнёс Влад.
Троица с шутками, смущавшими предводителя компании, двинулась вдоль домов к жилищу тёти Нади.
«Дедки» в это время бодрым шагом входили в лес. По пути сравнивали знание следов и лесного гербария. Многие растения были похожими не те, что растут в центральной полосе. Но были и незнакомые для Карташова. Фёдор радовался как ребёнок, когда можно было блеснуть знаниями перед этим всезнайкой, и старательно рассказывал о незнакомых для Ерофея цветах или ягодах.
Животный мир тоже почти не отличался и участковый сам правильно называл, чьи следы они встретили. Охотник просто поражался его знаниями о повадках и жизни зверей.
- Смотри –Восклицал гость – аА тут белочка семейством обзавелась и на недоверчивый взгляд старожилы этих мест показывал на землю – Видишь как тщательно скорлупки очищены – Деток выкармливает, приучает к твёрдой пище. Сама-то зачастую мелкие орехи со скорлупой пережёвывает, а тут заботится.
Место трагедии открылось внезапно, лишь только они пробрались сквозь густые кусты. Тел не было. Местные унесли и схоронили незнакомцев на кладбище, чтоб зверь не растрепал по лесу. Обошли поляну по кругу и вышли на чёткий медвежий след, что вёл в самую чащу. Карташов ещё раз восхитился размером и силой зверя, от возбуждения прицыкивая языком.
- Таких экземпляров у нас точно отродясь не водится. Не прокормит земля матушка. Только в ваших, таёжных дебрях можно содержать такую громадину. – Произнёс он.
Было, правда, что-то непонятное со следом, что бывалый следопыт никак не мог уловить. Вроде всё в порядке, но мурашки по коже и сомнительные предчувствия, не давали расслабиться, словно тот, кто побуянил на прогалине, смотрел сейчас с любопытством на незваных гостей.
- Тебе всё в радость - Буркнул Фёдор – А нам тут с этим людоедом жить.
- Но он не ел же убитых – Возмутился Ерофей – Только подрал.
- А это что – Показывая на кровавую полоску, не соглашался охотник – Одного утащил на закуску.
- Это-то и странно зачем ему было тащить упирающуюся жертву по лесу. Не проще прикончить и потом тащить.
- А с чего ты решил что тот кого тащили ещё жив?
- Глянь как ногами сучил бедолага – Поднятым сучком показал на вздыбленный мох Карташов.
Сопровождающий присмотрелся и согласился со своим коллегой. Земля по краям кровавой полоски была вспахана словно плугом. Человека тащили вниз лицом и тот, крепкими носами армейских ботинок, проделал огромные борозды. Бедолаге досталось по полной. Им утюжили колючие кусты малинника и окунали в редкие лужи болотин. Более километра прошли по следу следопыты, пока тот не свернул к оврагу. Дальше кровавой полоски за следом не тянулось. Огляделись и спустились по крутому откосу вниз. Тело должно же где-то быть. Не на плечах же понёс мохнатый свою добычу. Раз следа нет, значит бросил. Может, оставил на потом. Косолапые частенько балуются жертвой с душком. Стон из под корней упавшей сосны, заставил ускориться на звук. На песке, ссыпающимся со стен овражка, лежал мужчина со связанными руками. Волосы на голове Фёдора даже вздыбились от увиденного. Мишка не только забрал жертву, но и спеленал её. Лишь Карташов понял всё сразу, но не подал виду, надев на своё лицо тоже маску удивления.
- Ни хрена себе – Только и промолвил громила охотник.
Пленному тут же развязали руки и влили в рот воды из фляжки. Он глотал её с жадностью, не открывая глаз. На теле не было ран и порезов. Лишь царапины от сучьев и кустов. Кровь текла с головы. Зверь тащил жертву за волосы, выдрав часть из них с корнем. Огромные борозды пролегающие по черепу кровоточили и сейчас. Федя достал тряпицу, в которую была завернута снедь для похода, пролил поверхность головы незнакомца вонючей жидкостью из бутылочки и смастерил из ткани нечто вроде повязки. На зажатый ладонью нос Ерофея ухмыльнулся и с гордым видом произнёс.
- Плохо пахнет, зато лечит мгновенно. Моя жинка намастрячилась её варить. Раны заживают за сутки. Хочешь проверить? – Он показал на глубокую царапину на руке Карташова.
Тот даже не помнил, где мог так зацепиться. Видно когда рванули к раненому.
- Спасибо, но на мне и так как на собаке заживает – Затёр уже почти застывшую кровь на запястье другой рукой участковый и отодвинулся от едкого запаха в сторону.
-Было бы предложено – Немного обиделся охотник и убрал всё обратно в заплечную сумку.
Раненный, услышав голоса, приоткрыл глаза и непонимающе уставился на них. Вид громилы его привёл в ступор. Словно это медведь, тянувший его в лес, превратился в огромного мужика в медвежьей дохе. Он заорал и махая руками и ногами попытался отползти от чудовища. Следопыты с непониманием смотрели на действия жертвы медведя. А тот бесновался всё больше, выкрикивая ругательства и неся такую околесицу, что Фёдор покрутил пальцем у виска.
- Готов бедолага – С сожалением произнёс он – Крыша поехала далеко и надолго.
Они попытались поднять раненного. Но тот не давался в руки. Стал царапаться и кусаться, будто одичал за ночь, превратившись неандертальца. Охотнику пришлось легонечко стукнуть того в лоб кулаком чтобы усыпить на время бедолагу. Потом взвалил ношу на плечо и ускоренным шагом двинулся к селу. Карташов даже налегке с трудом поспевал за ним. Больного принесли в импровизированный лазарет, превращённый стараниями жены Климова из сельсовета в больницу, и положили на кушетку. Вероника тут же принялась за дело, отстранив всех от пострадавшего и выгнав мужчин на улицу.
- Так значится всё же не людоед – Констатировал Карташов, когда мужчины вышли на улицу.
- Но всё равно опасен – Не сдавался Фёдор – Надо пройти по следу до конца.
Он уже заранее знал, чем кончится поиск, но всё же тешил себя, что этого-то он выследит и поймает. За зимний провал очень хотелось отыграться. Ерофей пожал плечами.
- Хочешь, так пошли быстрее. Нам бы до темноты всё закончить. А то из графика выбились.
- Так что у вас за поход такой? - Принялся допытываться охотник, когда они возвращались на прежнее место поиска.
- Просто прокладка маршрута для последующих путешественников – Уклончиво ответил участковый. – Проверка трассы и организация стоянок для отдыха групп.
- Ясно – Произнёс Федя, но не очень-то и поверил легенде спутника.
Одно то, что в компании со следопытом двое военных, а их-то он научился распознавать, говорило о серьёзности миссии группы. Дошли до места, где нашли потерпевшего и только тут Карташов понял, что так смущало его в следах зверя. Они были гораздо меньше начальных. Здесь уже были отпечатки медведя средней комплекции. Может они спутали следы. Он пару раз возвращался на поляну и обратно к охотнику, непонимающим взглядом, уставившимся на заметавшегося мужчину.
- Ты чего весь издёргался? Словно гончая что потеряла след. А они вот, на месте никуда не девались.
- Присмотрись - Буркнул Ерофей и ткнул палкой в довольно таки свежие отпечатки – Не замечаешь ничего. Повнимательней приглядись.
- Ну, чуть меньше пожалуй. Так может здесь грунт жестче.
- Почва не виновата. Просто они постепенно уменьшались, вот мы и не обратили внимание. Посмотрим что дальше.
Карташов не дожидаясь ответа Фёдора рванул вперёд. Через каждые сто метров выкрикивая.
- Я же говорил!
К следующему километру это уже были следы маленького медвежонка. А вскоре уменьшились ещё резче и пропали в высокой траве. Он встал на колени и, тщательно распрямляя растения, чуть ли не утыкаясь носом в землю, обследовал место, где отпечатки пропадали совсем. Когда он встал на лице читался суеверный ужас. Чтобы он заговорил, охотнику пришлось потрясти спутника и напоить водой. Только через минуту тот вымолвил.
- Ты не поверишь. Там дальше следы белки.
Старожил не стал его переубеждать. Вспомнив свои зимние изыскания и слова помощника, что след пропал. И что наверно ветер и эти бешеные белки его затоптали. Он понял снег не заметал тогда следы медведя, просто они и правда уменьшались с расстоянием. Это было сложно для разума, но других версий просто не было. Это был один и тот же мишка.
- Многое ещё в этом мире нам неизвестно – Теребя бородку, произнёс Фёдор с каким-то благоговейным трепетом, перекрестился и тут же заторопился назад в село– Пойдем, пожалуй, отсюда, от греха подальше. Да и обедать уже пора. Жена уже ждёт.
Он потащил упирающегося Карташова, пытавшегося обнять своим разумом неизведанное, прочь. У самой деревни остановился и, глядя тому в глаза, чуть ли не шёпотом произнёс.
- Только, думаю, не стоит нам болтать об этом – Он вновь суеверно перекрестился – Не будем злить духов и поднимать панику. Мне здесь жить ещё, а тебе ещё своё дело закончить надо. Я так думаю, тебе тоже по тайге гулять придётся. Не нашли и точка.
Ерофей кивнул, согласившись с ним. Да и не поверил бы никто ему.
В Кузьминках, к их приходу, царило некоторое оживление. Группки селян стекались к бывшему сельсовету, словно там показывали кино. Фёдор с Карташовым тоже поспешили туда. Там они оставили на попечении хрупкой Вероники покалеченного мужчину. Мысль о том, что там не всё в порядке, заставила их ускориться вплоть до бега. У импровизированной больницы уже скопилась небольшая толпа, уставившись в небольшие окна как на экраны телевизоров. Всюду слышалось обсуждение живого «сериала».
- Совсем обезумел мужичонка. Смотри, он сейчас в окно сиганёт.
Фёдор оттеснил зевак от двери и вошёл внутрь. Ерофей проскользнул следом за ним, по коридору из жителей, проделанному его мощной фигурой. Картина представшая их взорам скорее казалась комичной, чем устрашающей. Из перевёрнутых кроватей и разнообразной мебели пациент соорудил нечто вроде баррикады и метался за ней, размахивая новоприобретённым оружием, штакетником от капельницы. Врач и её новая помощница, Василиса, стояли у самых дверей и со страхом взирали на буйство. Лишь Валера сохранял спокойствие и пытался уговорить больного успокоиться. Только это ещё больше раздражало мужчину. Оглянувшись и увидев вновь пришедших, Француз сильно обрадовался и бросился к ним.
- Вот решил проводить девушку до ёё новой работы – Недоуменно оглядываясь назад,стал оправдываться он – А тут этот …
Грозный взгляд участкового заставил притормозить с объяснениями.
- То, что с ним произошло, любого из равновесия выведет – Оглядывая помещение, произнёс, охотник, не заметив переглядываний соратников. – Надо его оставить на время в покое. Может, полегчает бедолаге.
Фёдор дал знак женщинам и гостям выйти из помещения и хотел было уже уйти вслед за ними, но не успел. Пациент заметил громилу и, выкрикивая тарабарщину о демонах, вместе с проклятиями стал кидать в охотника обломки мебели. Одна из ножек стола попала охотнику по спине. Фёдор, рыкнув от негодования, развернулся, подхватил стол, словно щит, и попёр на безумного, защищая отступающих женщин. Его грозный вид и свирепое лицо сыграли устрашающее действие на больного. Мужчина с криками медведь бросил своё оружие, разбил стулом окно и, прыгнув в него словно в прорубь и с криками, пугающими даже животных, бросился через деревню в лес. Догнать его не могли даже собаки, бросившиеся следом за нарушителем их спокойствия. Кроме них никто не бросился вдогонку за обезумевшим, застыв от неожиданности на месте. Старушки со страху крестились, а мужики чесали в недоумении головы.
Фёдор с компанией вышел на крыльцо сельсовета и с недовольством обратился к толпе.
- Ну а вы что скопились? Дел других нету, как за больными наблюдать. Шли бы вы все по домам.
Без споров и пререканий люди стали расходиться.
- Он что тебя знал раньше – Неожиданно послышался сзади голос.
Все разом обернулись. Позади них стояла чуть уменьшенная и немного старше копия Фёдора.
- Здорово Иваныч – Всё ещё находясь в прострации ответил охотник – Вот мужиков вчера в лесу нашли. Двое мертвы, а этот выжил. Только может зря. С ума сошёл. Меня за медведя принимает.
- Немудрено – Хохотнул Дмитрий Иванович – Не зря я тебе такое прозвище подобрал. Медведь он и есть медведь. Ты сам на себя глянь. Напугал беднягу. Где мы теперь его сыщем?
- С такой скоростью, что рванул – Улыбнулся Фёдор – За сутки до города добежит.
- Если по пути беднягу не слопают – Уже серьёзней ответил мужчина.
Потом, повернувшись, к остальным представился.
- Дмитрий Иванович, полковник в отставке и по совместительству дед этой егозы – он прижал к себе смутившуюся Веронику и вопросительно посмотрел на присутствующих.
- Василиса – Представилась девушка.
- А это про тебя мне моя заноза все уши прожужжала. Говорит что ты травница хорошая.
- Не очень – Засмущалась помощница врача – Не успела матушка обучить всему.
- Валера, Ерофей – Одновременно протянули руки гости села.
Полковник по очереди пожал обоим руки, задержав своё рукопожатие на Французе.
- Каким ветром вас в такую даль занесло? - Хитро сощурил глаза Иваныч – Говор смотрю не местный. Издалека?
- Мы с заданием по прокладке туристических трасс в ваших таёжных лесах. – Ответил за всех Карташов. – Намечаем стоянки для последующей группы и отдыхающих.
- Навроде тех, что медведь поломал – Не поверил им полковник.
- Те наверно дикарями в лес отправились – Заступился за гостей охотник. – Несмышленые.
- Хоронил я этих ребятишек – Ухмыльнулся в усы полковник – Татуировочки у них спецназовские. Я такие за свою службу видал не раз и фигурки ого-го. Таких несмышлёнышами не назовёшь.
- Сейчас все рисуют себе картинки – Хмыкнул Фёдор – Выделиться желают, для форсу.
- А эти побрякушки тоже для прикола – Иваныч достал два армейских ножа и пистолет заграничного образца. Один тесак подал охотнику. Тот повертел оружие и удручённо ответил.
- Придётся опять усиливать бдительность. – Полковник кивнул головой.
- А что, что-то не так? - В два голоса произнесли гости.
- Это наши, деревенские заморочки. Не берите в голову. – Фёдор, не спрашивая разрешения, сунул нож за пояс и боле весёлым голосом продолжил – А теперь обедать ко мне. Мне уже икается от жинкиных угроз. Авось в присутствии вас она мне голову не открутит.
Валера оглядел мужчину и представил, какой должна быть жена такого громилы, что могла бы с ним совладать. Образы рисовались просто катастрофические. Высказывания Иваныча насчёт строгости жены друга только усиливали воображение насчёт женщины великанши.
Они зашли за Владом, что помогал плотникам с установкой мебели в доме Василия, и двинулись к жилищу охотника. Василиса поначалу отказывалась идти, но её новая начальница уговорила девушку и та пошла вместе со всеми. Только Иваныч не пошёл, сославшись на занятость. Зато пообещал зайти к Фёдору вечерком, побеседовать наедине.
Небольшой и красивый частокол забора, выкрашенный в светлые бирюзовые тона, никак не гармонировал с комплекцией его хозяина. Домик скорее напоминал сказочный. Витиеватая резьба конька и над окнами делали мощный бревенчатый дом невесомым. Казалось что тот только ждёт приказа чтобы воспарить ввысь. На таком же резном и невесомом крылечке, украшающим вход в избу, стояла маленькая и хрупкая женщина. Издали гости приняли её за дочь охотника. Лишь Вероника знала хозяйку и первой поздоровалась с той от калитки.
- Привет Наталья. А мы тут к тебе в гости наведаться всем гуртом решили. Примешь?
Женщина, руки которой упирались сжатыми кулачками в бока, тут же заулыбалась и торопливо спустилась навстречу делегации. Мужчины недоумённо бросали взгляды то на хозяина, то на его жену. Им было непонятно, как такая хрупкая и невесомая женщина, могла командовать таким громилой. Муж при виде супруги спрятался в гущу гостей и теперь как щитом прикрывался ими от второй половинки.
- Ты что же окаянный не предупредил меня? – Поздоровавшись со всеми, набросилась та с деланной строгостью на него. – Обещал на овине крышу перекрыть, а сам шлялся полдня неизвестно где. Наверняка с Иванычем опять скорифанился.
- Да тут медведь людей задрал – Стал оправдываться охотник.
Его жена, всплеснув руками и не дослушав мужа, тут же схватила под руку подружку и стала расспрашивать о происшествии. Получить от супруга, что нибудь стоящее в смысле информации она и не надеялась. Наталья всегда говорила, что из этого бирюка всё надо клещами тянуть.
Так двумя группками, женщины впереди мужчины после них, они и прошли внутрь дома. То, что им открылось внутри, шокировало не меньше чем снаружи. Мебель ручной работы радовала глаз своими формами и добротностью. Словно попадаешь в старинный русский замок. Кресла напоминали мебель из старинных гравюр, на которых восседали бояре за праздничным столом, а сам стол и шкафы помимо резьбы и северного орнамента, были покрыты толстым слоем синеватого лака, придавая мебели божественную красоту. У мужчин даже дыхание спёрло от такого изящества. Федор, польщённый вниманием к его работам, сиял как медный самовар. Захотелось показать гостям второй этаж его берлоги, но жинка спустила своего благоверного на землю. Выслушав все новости об чужих путешественниках от подружки, тут же обратилась в сторону пунцового от удовольствия мужа и проворчала.
- Рукастый никто не спорит, только шатун. Сколько не корми, всё в лес норовит уйти. Зима скоро, а крыша на сарае протекает. Как выбрали помощником старосты села, так вообще дома не кажется.
Женщины прыснули от смеха. Мужчины тоже заулыбались. Хозяин хотел было возразить, но хрупкая жёнушка взяла своего суженного и потащила в сторону кухни. Огромный как медведь мужчина, словно пушинка поддавался указаниям её рук.
- Верусик, покомандуй гостями, рассади. Мы сейчас быстренько накроем. – Донеслось уже от дверей.
Жена Климова тут же захлопотала, расставляя стулья вокруг огромного стола и распределяя места. Стулья с округлыми спинками казались слишком ненадёжными для крупных фигур мужчин и те с некоторой опаской опускали свой зад на них. Ерофей даже осторожно поёрзал на своём, проверяя крепость. Воздушные словно паутинка они оказались крепкими и устойчивыми, словно были вылиты из стали. Участковый от изумления покачал головой.
- Умеют же люди – Цокая от восхищения языком  произнёс он – Богата Россия умельцами.
На кухне ворчание жены охотника, ставшее уже привычным атрибутом, вдруг резко стихло. Гости напряглись от неизвестности и разом посмотрели в ту сторону. Сквозь тонкую занавеску в приоткрытую дверь были видны две тени. Женщина повисла на шее мужа, застыв в страстном поцелуе. Все также разом отвернулись, словно их застукали на чём-то противозаконном. Через минуту раскрасневшаяся и довольная Наталья вышла к гостям. Муж тащил огромный медный самовар в одной руке, в другой у него была стопка плошек. Блестящее чудо поместили на середину огромного стола. Запах дымка говорил о том, что его недавно растапливали. Пока Фёдор устанавливал музейный экспонат, жена успела несколько раз сбегать на кухню и вскоре стол был забит деревенскими яствами. Мясо по кругу чередовалось с овощами свежими и тушёнными, так чтобы каждый мог достать до понравившегося блюда. Своим вниманием Наталья не обделила никого. Чашки каждого гостя были заполнены до краёв, даже отнекивающейся и стесняющейся девчушке пришлось смириться с уговорами хозяйки. Фёдор уселся рядом с Карташовым и тут же начал расспросы о его родителях, что дали ему такие познания о природе. Потом постепенно вновь попытался выведать, чем чужаки занимаются в их местности. В байки о прокладке трассы верилось с трудом. Такие специалисты, в которых угадывалась военная выучка просто так не шляются по их лесам. Влад с Валерой тихонько посмеивались над потугами товарища в сочинении историй. Женщины не обращали на мужские разговоры никакого внимания. Наталья углубилась в расспросы молодой гостьи и чуть ли не силком выуживала у неё историю о вчерашних приключениях. Ей даже удалось выведать у девушки о нападении в лесу и охотник на время отстал от Ерофея, заслушавшись историей о чудесном спасении Василия. Карташов в это время мельком показывал кулак под столом улыбающемуся герою спасителю.
После плотного обеда наступил черёд чаепития. Хозяин дома предложил гостям домашней наливочки, но те дружно, чуть ли не хором отказались. Жена охотника, хитро сощурив глаза, подколола муженька.
- Вишь, нормальные то люди не дружат с зелёным змием. Не то, что ты. – И за столом все снова заулыбались, включая и Фёдора.
Разлили чай и разговоры тут же перешли в русло травяных сборов. Каждый делился своими познаниями в травах. Зачинщиками были Наталья и Ерофей. Они втянули в свой спор о сочетаниях лесных ингредиентов всех сидящих за столом. Даже не понимающие толк в них бойцы принимали в этом споре своё участие. Василиса тоже добавляла масла в огонь спорщиков, своими познаниями о лечебных свойствах растений. Фёдору пришлось раз сто заваривать различные сборы и угощать гостей, сделав на время свою столовую дегустационным залом. Если бы не заполненные до отказа настоями желудки спор мог продлиться до вечера. Осоловевшие от выпитого, мужчины даже ослабили давление своих ремней. На отказ от пробы следующего напитка хозяйка, посмеиваясь, добавляла.
- Не волнуйтесь, вода дырочку сама найдёт.
Спас положение Карташов. Он глянул на часы и, извиняясь перед хозяевами, засобирался.
- Ну и посидели – Проворчал он – А у нас график. Теперь придётся нагонять. Следом идущие и так на пятки наступают. Спасибо за хлеб соль, но нам пора и честь знать. Служба.
Хозяева сердечно попрощались с мужчинами. Охотник с осторожностью пожал руку участкового и с ещё большей силой сдавил ладони его друзей, снова удивившись их стойкости. Те даже не поморщились от сильного рукопожатия, завоевав ещё большее уважение от хозяина. Наталья, сбегав на кухню, всучила мужчинам свёрток с едой на дорожку, настойчиво отметая все их «не надо». Василису, рванувшую к дверям вместе со всеми, из гостей не отпустили, намереваясь ещё побеседовать с девушкой. Допрос с пристрастием, в отсутствии главных лиц, сулил неплохие результаты. Мужчинам пришлось идти к дому священника одним. В доме Василия уже вовсю командовал отец Василисы. Плотники, завершив установку мебели, покинули помещение уже давно. По дому разносились запахи жареного мяса и овощей. Выглянувший, на звук хлопнувшей двери, мужчина, прихрамывая и суетясь, попытался было усадить гостей за стол. На что те только схватились за взбрыкнувшие животы и стали хором отказываться, убеждая Александра Петровича, что больше в них не влезет.
- Мы только от Фёдора – Извиняясь за отказ хором декламировали гости.
- А, тогда понятно. – Протянул постоялец, успокаиваясь. Хлебосольность последнего была притчей во языцах.
Прощание было недолгим. Посетовав, что самого хозяина нет, старик, всплакнув, обнял всех по очереди и перекрестил. Дочь проговорилась ему о чудесном спасении. Товарищи собрали рюкзаки и вышли на улицу. Вечерело. Обед с дегустацией чая продлился больше двух часов.
- В хорошей компании и время быстро летит – Выдохнул на крылечке Ерофей и товарищи, соглашаясь, кивнули головой. – Ну что ж в путь соколики. Дела ждать не будут.
Три путника двинулись через деревню к лесу. Никто из деревенских даже не обращал на них внимание. Таких мимолётных перебывало здесь немало, особенно после постройки храма. Только полковник, незаметно стоящий у старого сельсовета, издали провожал их задумчивым взглядом. То, что ребятки военные, было видно даже по их походке, пружинящей и твёрдой. Только вот с каким заданием они здесь. Мимолётное общение говорило, что те правильной формации парни. Значит, за правое дело идут.
- Удачи вам – Чуть ли не шепотом произнёс дед Вероники вслед удаляющимся фигурам.
***
- Вставай соня. – Тихий шёпот проник в уши спящего.
Андрей вскинулся с полки и чуть не грохнулся на пол. Повертел мутными, словно и не ложился, глазами и с удивлением уставился на нарушителя спокойствия. Потом глянул на часы.
- Ты чего? Ещё почти полчаса спать.
- Вставай и потихоньку за мной – Твёрдо произнёс Виктор. – Что-то мне подсказывает не стоит нам ехать до конца. Не нравится мне и сердце ноет.
- Ну вот. Из-за его сердечных болезней ему не спится – Заворчал, вставая с лавки, водитель – А мне из-за него тоже не спи.
- На том свете отоспимся – Хмыкнул Морозов и первым вышел в коридор.
- Я лично – Накидывая куртку и следуя за товарищем, произнёс тише Андрей – Собираюсь отсыпаться на этом. Под чудным южным небом и под шум волн.
Капитан приложил палец к губам и парень смолк. Он понимал, что шутки шутками, но осторожность прежде всего. Они вышли в тамбур с другой стороны от комнаты проводников. Виктор покопался с минуту с запорным устройством и дверь отошла внутрь тамбура. Прохладный ветер тут же со свистом бросился ласкать полуночников. Водитель зябко передёрнул плечами.
- Я прыгать не буду – Произнёс он, со страхом поглядывая на мелькающие мимо проёма столбы – Я не камикадзе. Хочешь, прыгай, а я пас.
- Не боись, я тоже не сумасшедший – Усмехнулся капитан, выглядывая в открытую дверь – Сейчас перегон перед городом будет. На стрелках поезд сильно сбавляет ход.
- Ты что уже здесь был?
- Это везде так и у нас в столице, и в вашем захолустье. Стандарт един.
Виктор вгляделся в даль, потом на часы и продолжил.
- Подъезжаем. Идёшь первым. Держишься за ручку, пробегаешь, метров пять пробежки и отпускаешь. Иначе навернёшься.
- Почему я первый.– Изобразив плаксивый голос, произнёс Андрей – Покажи, раз умеешь прыгать.
- А ты дверку сумеешь прикрыть за собой? – Передразнивая товарища и в тон ему, произнёс Морозов – Ах нет, тогда вперёд и меньше слов.
Он уступил своё место и водитель приготовился. Поезд и правда сбросил скорость. Можно сказать почти остановился. Водитель спустил ноги на землю и, засеменив, отпустил ручку вагона. Обошлось без обнимания столба. Вторым подошёл к краю Виктор. Покопался с дверным полотном и захлопнул его за собой, повиснув на маленькой площадке. Поезд за это время проехал стрелку и стал увеличивать ход. Морозов спустился и, сделав пробежку по насыпи, отцепился от вагона. Из-за скорости объятия с бетонным столбом были ощутимыми. На лбу высветился приличный синяк. Полицейский облокотился об обидчика и перевёл дыхание. Спутник догнал его через пару минут.
- Ух ты, ну ты и поцеловался – Заржал он, похлопывая себя по коленям – Теперь в городе все будут внимание только на тебя обращать, на такого красавчика.
Капитан скорчил угрюмую рожу, отчего товарищ засмеялся ещё больше.
- Всё повеселились и будя. Пора и на вокзал пробираться. Ты помнишь, что у нас только пару часов в запасе? Так что ноги в руки и вперёд. Думаю по этим шпалам до перрона можно дойти.
По пути Андрюха представлял лицо проводницы, которая придёт будить их.
- Вот будет умора. – Посмеивался он – Постели не стелены и пассажиров нет на месте.
На самом деле женщине было не до смеха. Лишь только поезд затормозил, в их и соседние вагоны запрыгнули с перрона бравые молодцы в одинаковых костюмах. Они оттеснили проводника и рванули к дверцам оставленного купе. Полотно со стуком отлетело в сторону. Никого. Обшарили всё даже полки под лавками. Пока длилась проверка, женщина со страхом взирала на мужчин. С соседних вагонов подтянулись другие.
- Никого не встретили – Отрапортовали они главному.
Мужчина с сединой на висках подошёл к проводнице и впился в неё пустыми глазами.
- Не подскажете милая, куда девались пассажиры из этого вагона.
- Спали, - Женщину трясло от страха и голос немного заикался - Когда забирала стаканы у них они ещё спали. А что их нет?
Старший отвечать не стал, а лишь сунул ей под нос несколько фотографий.
- Они?
Женщина показала на две.
- Вот эти были.
- Ушли суки – Матюгнулся, не стесняясь стоящей рядом женщины, главный. – Уходим.
Бравые молодцы за секунду растворились в толпе встречающих и провожающих на перроне. Женщина вытерла выступивший на лбу пот. Такого с ней ещё ни разу не было.
Когда товарищи подходили к станционным постройкам навстречу попался мужчина в накидке путейщика. Он с подозрением посмотрел на бредущих навстречу мужчин.
- Вы чего по путям шляетесь? – Напустив на лицо грозность, начал он ворчание, лишь путники поравнялись с ним.
- Всё в порядке – Морозов подсунул ему под нос свои корочки. – От поезда отстали, а нам ещё пересадку на другой делать. Не подскажете далеко до вокзала?
- Смотря какой надо – Уже миролюбивей продолжил мужчина.
Виктор протянул билеты. Тот глянул и усмехнулся. До этого точно далеко. Вы вышли на станцию Товарную, а вам вокзал Пассажирский надо.
- Ё моё – Ругнулся Андрей – У нас около часа времени всего осталось.
- Так вы идите на остановку маршрутки. Вон там за забором она. Автобусы часто ходят. Могет успеете.
- Спасибо отец – Капитан пожал руку мужчине и товарищи ускорили шаг поперёк полотна.
К остановке вышли впритык с отъезжающей маршруткой. Им даже пришлось немного пробежаться, пока водитель автобуса не заметил их и снова не остановился.
Друзья, запыхавшись, уселись на передние места и поблагодарили извозчика. Тот кивнул головой в ответ. Подошла кондуктор и Андрей протянул ей сотенную купюру.
- Не подскажете, этот номер идёт до вокзала? – Спросил он, принимая билеты и сдачу.
- Здесь только один маршрут,- хмыкнула та - По кольцу вдоль двух вокзалов. Вам какой?
- Нам до Пассажирского.
- Остановок девять до него. Я подскажу когда надо выходить. – Дородная женщина опустилась на сиденье напротив и углубилась в счёт, теребя сумочку и связку билетов.
Вскоре пустой автобус заполнился людьми. Андрею даже пришлось уступить место старушке, так как маршрутка была забита до отказа. Наверно за этот поступок и отблагодарил его создатель. Он первым заметил странных субъектов в дорогих костюмах. В таких только на личных авто ездят. Они запрыгнули на остановке в заднюю дверь и теперь старательно пытались пройти до начала салона, разглядывая пассажиров. На середине ворчливая толпа сжала их словно в тиски, переругиваясь с ними из-за их настойчивости. Костюмы и не думали сдаваться, упорно расталкивая нищету. Обстановка накалялась. Андрей кивнул Виктору на субъектов.
- Не по нашу душу? – иИ тот тут же уступил своё место мужику с авоськой.
- Да ладно, я постою. Ещё не старый чтобы сидеть – Начал было отказываться тот, но Морозов чуть ли не насильно усадил его на своё место.
Они уже вдвоём с водителем застыли у дверей в боевой готовности. Кондуктор выкрикивающая – Передаём на проезд – глянула в сторону готовившихся на выход и, успокаивая торопыг, произнесла, что им выходить только на следующей, а не сейчас. Капитан кивнул головой что понял, а сам вполглаза наблюдал за накачанными «бурильщиками толпы» . Взрыв негодования возник из-за маленького ростом дедка, что стоял, зажатый со всех сторон, почти на самой середине. Тщательно оберегая хрупкую покупку, куриные яйца, он стоял, незатейливым препятствием, на пути «людоколов». Те, не замечая коротышку, постепенно проталкивались вперёд. Удар коленом в пакет с покупками и треск разбивающихся яиц услышали даже в концах салона.
- Ах вы паскудники –Поглядывая на верзил снизу вверх, заорал дед – Совсем ослепли что ли?
- Отвали, дед – Вместо извинений послышалось в ответ.
Пакет, обрушившийся на голову обидчика, содержал наверняка не только продукты. Звон стеклотары слился с воплями бугая, на лбу которого тут же выскочила шишка. Мелкая красная полоска крови ринулась вниз к подбородку. Удар предназначавшийся дедку, из-за качки, попал в соседнего полусонного мужика. Комплекцией своей он не уступал костюмам. Ответный удар откинул бузотёров на народ. Вопли женщин, перемешиваясь с русским матом, зазвучали со всех сторон. Парочка попыталась сопротивляться, но где там. Толпа всегда была движущей силой. Удары следовали с непостижимой скоростью. Та злость, что накапливалась за время их хамства, бурной рекой прорвала плотину разума. Автобус резко затормозил, не доехав до остановки, и два бугая пробкой вылетели из салона. Их красивые костюмчики, теперь напоминали наряд бомжей. Сгустки помидорного соуса, яиц и прочих продуктов покрывали изорванные пиджаки и в кровь разбитые лица.
- Поехали, Савелий – Крикнула кондуктор водителю – Представляешь ,они даже за проезд не заплатили. Хамы одним словом. Так им и надо. На этой кто выходит?
В ответ тишина. Дверцы захлопнулись и автобус рванул пропуская остановку. Лица людей в салоне потрепанные от драки сияли торжеством. Как же победа, пусть и маленькая, над богатой сволочью объединяла народ в автобусе. Накопленное недовольство расколом общества на классы вырвалось наружу на время успокаивая душу. Отовсюду слышались голоса мужчин.
- Ты видел как я этого борова, а я ему по харе со всего маху, я тоже …..
- На следующей выходите – Обратилась к парочке у двери девушка в сиреневой вязаной кофточке. Друзья переглянулись , не зная, что ответить. Считать перестали сразу же после появления поисковой команды.
- Выходят – Ответила за них дородная женщина кондуктор и, обратившись к мужчинам, добавила .
- Сейчас ваша, вокзал Пассажирский.
- Большое спасибо – отходя от нервной перегрузки и готовности к бою, ответил за обоих Виктор.
Маршрутка остановилась.
- Пассажирский – Ещё раз гортанным голосом произнёс кондуктор – Следующая Комсомольская.
Народ частично освободил салон вместе мужчинами, растекаясь, словно вода в разные стороны. Дверь захлопнулась и автобус покатил дальше. Андрей, оглядевшись по сторонам, направился было к главному входу, засмотревшись на памятник с картой железных дорог.
- Стоять – Скомандовал Морозов и тот точно солдат первогодок моментально выполнил команду. Лишь потом воззрился на новоявленного командира.
- Ты чего? – Он в волнении вновь повертел головой, осматривая прилегающую площадь.
- Где бы ты стал ждать нас? – Задумчиво ответил вопросом на вопрос Виктор.
- На вокзале и на перронах – Ответил, понимая суть дела водитель.
- То-то и оно.
- Так времени в обрез – Глянул на часы спутник капитана – Минут пятнадцать осталось.
Морозов не стал дискутировать, а направился к боковым железным воротам. Андрею поневоле пришлось идти за ним. У самых ворот с закрытой калиткой прохаживался полицейский и капитан направился прямо к нему.
- Доброе утро – Он протянул руку сержанту и тот по инерции пожал её, скроив удивлённую мину.
- Нам надо бы на Симферопольский попасть, до отхода – Протянул Виктор своё удостоверение – Побеседовать тет-а-тет с одним человечком. Нас послали к нему получить информацию, а он не запланировано уезжает на юга отдыхать.
- А почему не через вокзал? – Отдавая удостоверение, но всё равно сомневаясь, спросил полицейский.
- Там, на вокзале, его охрана ошивается. Могут предупредить и беседы по душам не получится – Морозов спрятал удостоверение. – А нам надо без свидетелей поговорить и без его адвокатов.
- Ну ладно, только ненадолго – Произнёс Сержант и открыл дверцу.
- Спасибо дорогой – Подмигнул ему капитан и они прошли на тупиковые пути.
Голос из мегафона неустанно твердил.
- Поезд на Симферополь отходит от второй платформы, с третьего пути.
Виктор не стал подниматься на саму платформу, а обошёл поезд с тыла. Их девятый вагон находился в самой середине. Подошли к двери, где отсутствовал проводник. Андрей ничего не говорил, лишь с восхищением наблюдал за Виктором. Тот снова отпер дверь, поковырявшись в нём перочинным ножом, и поднялся внутрь вагона. Огляделся и лишь после этого поманил за собой товарища. Когда тот поднялся наверх, закрыл за ним замок и они потихоньку прошли внутрь. Окна коридора выходили на перрон, поэтому друзья в темпе, оглядываясь на бредущий по бетонке народ, пробежались до своего купе. Перевели дух лишь, когда дверь поскрипывая полозьями встала на своё место.
- Круто – Выдохнул водитель – Как в боевике. Мы шпионы и за нами идёт охота.
- Жизнь круче дерьмовых блокбастеров. – Буркнул, оглядывая купе, Морозов – Знал же, когда давали дело, добром это не кончится. Моя работа всегда постоянный боевик.
Он подмигнул, усевшемуся на сиденье парню, и тихонечко выглянул в щёлку проёма двери. Их вагоновожатая скучала у входа в вагон, покручивая ключом от входной двери. Пассажиров на этот рейс не так много. Не сезон. Всем подавай солнце и жару за границей. Вот ей самой больше понравилось осеннее пребывание в Гаграх. Когда море не облеплено народом, словно мухами и можно насладиться покоем, послушать шум моря, побродить по песочку, разглядывая безумных скейтбордистов покоряющих огромные волны.
Двое чинно одетых мужчин вывели её из мечтаний, неожиданно сунув под нос пару фотографий. Женщина даже охнула от страха.
- Эти люди садились в вагон? – Без объяснений и не представляясь тут же начали они допрос.
Женщина глянула на изображения и покачала головой.
- Точно не было? – Всё ещё не веря ей допытывались ищейки.
- Да что я слепая. Не верите, пройдите, посмотрите сами.
Морозов прикрыл дверь и посмотрел на верхние багажные полки. Потом шёпотом скомандовал соратнику, показывая на них.
- Прячемся. Проверка по нашу душу, твою мать.
Андрей без расспросов запрыгнул наверх и закрылся матрасом. Виктор спрятался на соседней полке. Промедли они ещё минуту и спалились бы. Лишь только они затихли как мышки в своих норках, дверь отошла в сторону и в купе просунулась голова одного из преследователей. Судя по затяжной тишине, он с усердием осматривал помещение.
- Никого – Бросил он второму, стоявшему в коридоре. – Осмотри другие.
Сверху сквозь незакрытую дверь было слышно, как начали с шумом отодвигаться двери соседних купе. Заглядывая в занятые, они даже не извинялись, из-за чего пассажиры ворчали и изредка даже матюгались на незваных посетителей. Не спускались вниз до самого отправления. Только когда поезд стал набирать скорость, покинули своё убежище. Андрей, отряхивая пыль и паутину с волос, улыбался и ворчал о плохой уборке в вагоне. Виктор первым делом выглянул в коридор и вновь прикрыл дверь в купе. Очистившись, оба откинулись на спинки сидений и расслабились.
- Ну что по чайку. – Потирая руки произнёс Морозов.
- Я бы и пожрать не отказался. – Хлопнул себя по животу сосед. – После таких передряг аппетит возрастаеткатострофически. Даже в животе от нервов заурчало.
- Надо легализоваться и спросить у вагоновожатой про вагон ресторан.
Выходить в поисках хозяйки вагона не пришлось. Та, заслышав разговоры в купе, сама заглянула и удивлённо уставилась на пассажиров.
- Ваши билеты. – Только и смогла она вымолвить, глядя на двух мужчин фото которых только что видела.
Капитан протянул билеты и успокаивающе заулыбался. Женщина долго, словно не веря своим глазам, разглядывала бумажки. Потом отдала обратно и почти шёпотом промолвила.
- А вас тут полиция искала.
- Не полиция - Твёрдо ответил Виктор и протянул удостоверение – Бандиты. Они вам такие книжечки наверняка не показывали.
Женщина отрицательно покачала головой, но уходить не собиралась. Любопытство удерживало её на месте.
- Программа защиты свидетелей – Пояснил капитан и та сразу смекнув, что к чему просияла.
- Если будут ещё спрашивать, скажите таких не было. – Продолжил полицейский – И ещё у вас в каком вагоне ресторан, проголодались жуть.
- В четвёртом. – Промолвила проводница и заговорщицки подмигнув добавила – Насчёт вас могила, я всё поняла.
Она закрыла дверь и пошла к себе, забыв спросить пассажиров, будут ли брать чай и постельное бельё. Морозов с Андреем привели себя в порядок и направились в четвёртый вагон. Поезд покачивался на стрелках, с упорством глотая расстояния, мчался навстречу солнечным пляжам. Столики в это раннее время ещё пустовали и мужчины уселись поближе к раздатке. Сонная официантка не спеша подошла к ранним посетителям и положила перед ними буклеты с меню. Выбрали яичницу с беконом, сок и кофе. Та, со спокойствием сфинкса, отошла к барной стойке и принесла стаканы с ярко жёлтым апельсиновым соком.
- Остальное через пять минут – Произнесла она и уселась за соседним столиком, прихорашиваясь.
Мужчины подняли свои стаканы и, любуясь игрой солнечных лучей в свежевыжатом соке, не сговариваясь, чокнулись.
- Ну, за прекрасное окончание наших приключений – Протостировал Андрей.
- Поддерживаю. – Улыбнулся Морозов.
Они залпом выпили сок, словно это было вино, и дружно опустили стаканы на стол, под любопытные взгляды официантки. Поезд мчал их к морю. Они сполна отработали свою часть приключений. Теперь только шум прибоя и никаких погонь. Жизнь налаживается. Для полного счастья не хватало только друзей, что появились у них на этом пути. Беспокойство за них и их миссию маленькой занозой сидела где-то в глубинах мозга, являясь той каплей дёгтя, что не даёт успокоиться любой совестливой душе.
***
Нескончаемый дождь плотной стеной закрывал видимость за окном. Мужчина закрыл фрамугу и подошёл к столу. Неделя  ожидания своих помощников не прошла даром. Лицо постарело на десятки лет, сморщившись от нервного напряжения. Обрюзгшее от пьянства лицо и заплывшие мешками глаза завершали нелицеприятную картину. Час назад он вернулся из неврологической больницы. Там сегодня появился любопытный пациент, оказавшийся начальником его охраны. Что с ним произошло и где находится Рязанов, он не сказал. Да и что мог сказать этот лепечущий словно младенец мужик. Расширенные от ужаса глаза и расцарапанное в кровь лицо, говорили о его безумстве. А бормотание насчёт демонов и чудовищ подтверждали врачебный диагноз.
- Что-то сильно напугало беднягу – Развёл руками врач на просьбы посетителя о встрече с пациентом. – Сознание его стало похожим на сознание ребёнка. Он даже есть разучился. Приходится кормить его с ложечки.
- А где нашли беднягу? – Допытывался «родственник».
- Скорая подобрала на окраине Омска, в рабочих кварталах. Бегал посредине дорожной полосы и жутко кричал, распугивая жителей. Хорошо, что та машина была укомплектована смирительным бельём, а то бы не вжись не скрутили. Он мощных санитаров как пушинки раскидывал. Только после укола немного успокоился. О выписке домой и речи быть не может. Я не хочу в тюрьму за халатность. Он кого нибудь убьет, а мне отвечай.
Пришлось посетителю уходить не солоно хлебавши.
Мужчина, в который раз, измерил шагами огромный кабинет, достал из настенного шкафа маленькую пузатую бутылочку и, налив целый бокал, залпом выпил. Вкус дорогущего коньяка не чувствовался совсем. Все его ожидания чуда рухнули в один момент. За стенкой его супруге становилось всё хуже. Он ежечасно навещал её, пытаясь хоть как-то сгладить свою вину перед ней. Прохладные руки женщины уже не поднимались с простыней и не гладили его успокаивающе по волосам. Только взор всё так же светлый и чистый глядел на него упрашивающее и всепрощающе. Выдержать этот взгляд он был не в силах. Убегал и запирался в своём кабинете и пил, стараясь заглушить боль. Начальство уже перестало звонить, после долгих попыток связаться с ним. Трубки телефонов он отключил  давно.
Сидя в шикарном кресле, хозяин особняка пил горькую и грезил с открытыми глазами. В памяти всплывали воспоминания о первых встречах с женой и прошлой жизни. Антонина повстречалась ему, когда он ещё учился в семинарии. В один из учебных дней, убежал с друзьями в город, прогуливая, как он считал, скучнейшие уроки по философии. Девушка, тащившая хозяйственные сумки из магазина, так неожиданно запала в его душу, что парень, тут же бросив сотоварищей, взялся ей помогать. Потом он уже не мог без неё жить. Частые побеги в город были уже только для того чтобы увидеть её. Честный и рассудительный парень тоже понравился девушке. Тоню сначала смущала его будущая профессия, но вскоре своей эрудицией и познаниями он завоевал не только доверие девушки, но и её интеллигентных друзей. Антонину уже не бесили их подколки насчёт матушки. Она считала, что это даже неплохо. Тем более, что в семье, начиная с прабабушек, все были верующими. Никто из них не отказывался от бога и в трудные послереволюционные и послевоенные годы. Терпели издевательства и гонения, но верили.
Вскоре, после назначения любимого, по окончании учёбы, в захолустную деревеньку помощником местного священника, они поженились. Она, не раздумывая, бросила любимую работу и уехала вместе с ним. Эти годы были самыми счастливыми для них. Сам священник вспоминал, как с радостью летел домой после службы. Туда где его ждала любимая.
На работе отметили его ревностное служение делу и он постепенно стал расти по служебной лестнице. Он не замечал в своём рвении продвинуться по службе, что богатство и достаток к которому так рвался, только ухудшили его отношения с женой. С каждым годом они отдалялись друг от друга, становясь чужими друг другу. Антонина попыталась однажды указать ему на его зависимость от злата, но муж только отругал ее, намекнув, что та сидит на его шее и лучше бы помолчала. С тех пор она стала отдаляться от него ещё больше. Чаще уезжала к матери. Это его очень раздражало. Скандалы усиливались, но о разводе не было и речи. Высокий чин не позволял нарушать устав и развенчиваться, а супруга, всё ещё храня любовь в сердце, и не настаивала. Детей у них не было. Поначалу не хотели сами, потом стало некогда из-за работы мужа, а теперь ещё эта болезнь. С одной стороны она их снова сблизила, с другой он словно остервенел. Винил господа в том, что тот не оценил его службы. Стал более резок с подчинёнными. В общем покатился по кривой ещё хлеще.
В дверь тихонько постучали. Скорее поскреблись, словно кошка пытающаяся войти в комнату.
- Кого там черти несут – Буркнул пьяно хозяин кабинета.
В комнату проскользнул один из служек, что он привлёк к ухаживанию за супругой.
- Ваша жена просит подойти – Полушёпотом произнёс он.
Священник поднялся и двинулся следом за парнем. Приглушённый свет в комнате мягко отсвечивал от голубоватых обоев, делая лицо Антонины ещё божественней.
- Что тебе родная? – Склонился он над постелью супруги, встав на колени у её изголовья.
Она шевельнула пальцами высохших из-за болезни рук и что-то произнесла. Супруг наклонился ниже, чтобы расслышать женщину.
- Что ты сказала? Тебе больно? – Забеспокоился он.
Последнее время ей приходилось сидеть постоянно на обезболивающем.
- Прости меня – Донёсся тихий шёпот – Что не смогла стать хорошей женой. Прости и прощай… Исповедоваться думаю не обязательно…. Ты и так всё хорошо знаешь.
Она обессилено прикрыла на время глаза. Мелкая бусинка слезы застыла в уголке глаза, не смея упасть на постель. Спазмы рыдания сжали горло священника. Голова мгновенно прояснилась от хмеля. Это он должен был просить у неё прощения. Не она. Супруг тихонечко сжал её, ставшую такой маленькой, ладошку. Жена снова открыла глаза и улыбнулась. Капелька от дрожания ресниц скатилась по щеке на подушку. Он ладонью протёр след от слезы. Женщина тихонько вздохнула и замерла, словно злой волшебник в одно мгновение превратил её в статую. Рыдания мужчины, так терзавшие последние минуты его душу вырвались наружу. Он уже не скрывал слезы, пробившие его стену из холодности и отрешённости. Они мощным потоком смывали всю ту грязь, что накопилась в нём за столько лет. Служка стоял поодаль, не рискуя навлечь на себя гнев начальства. Ему хотелось приободрить и посочувствовать мужу Антонины, но страх заставлял стоять, молча и неподвижно.
Мужчина вытер мокрое лицо краем рубашки и встал. Глаза безумно прошлись по стенам комнаты и остановились на парне. С минуту он вглядывался в живую статую, словно пытался узнать.
- Приготовьте всё к погребению – Наконец выдавил он из себя. – Меня не беспокоить.
Служка кивнул головой и вышел из спальни. Священник, покачиваясь, словно из него выдернули позвоночник, двинулся к своему кабинету. Взял со стола бутылку оглядел со всех сторон, будто не понимал зачем она здесь и размахнувшись бросил её в стену. Осколки со звоном разлетелись по комнате, а на дорогой штукатурке расплылось коричневатое пятно. На звук стеклянного перезвона заскочил один из охранников.
- Вон. Все вон. – Заорал хозяин дома и тот тут же выскочил обратно.
Мужчина открыл окно и подставил лицо ворвавшемуся внутрь холодному ветру. Дождевые капли с усердием стали стегать его по щекам, словно  провинившегося ребёнка. Ручьи воды, смешиваясь с его влагою, проложили дорожки по лицу, проникая под рубашку и ниже. Но успокоения это не приносило. Тупая боль, схватив сердце в тиски, не отпускала.
-Зачем это всё. – Заметались в голове запоздалого раскаяния мысли – Всё это богатство, дом, высокая должность. Зачем. Ведь её уже нет. Зачем все эти потуги с добыванием денег. Всё это стало мусором без него. Самое большое сокровище, что было всегда с ним рядом, он сам выбросил на задворки своей жизни. Не ценил, затмив взор златом и серебром.
Дождь за окном стал стихать, будто выполнил свою роль в наказании провинившегося. Из-за туч показался краешек луны. Ночной красавице захотелось посмотреть на мир хоть одним глазком. Мужчина подставил кресло к окну и с кряхтением взобрался на подоконник. Мраморное крыльцо под окном блестело от влаги, отбрасывая зайчики от света луны. Он, скривив губы, усмехнулся. Вспомнил, сколько стоило труда и денег, чтобы добыть натуральный мрамор. Внизу не было ни души. Ветерок с напором пытался втолкнуть человека внутрь, стараясь спасти того. Но что-то тёмное одновременно с ним выталкивало наружу. Может боль в сердце, может вина за всё содеянное. Он перекрестился и наклонился, нарушая равновесие между ветром и виной. Тело соскользнуло с карниза и ринулось вниз. Негромкий стук тела о ступеньки и тишина.
Труп хозяина особняка дворник обнаружил только утром. На его крик выбежала охрана и унесла погибшего внутрь дома. Через час весь двор кишел от монашеских одеяний. Произносились молитвы за упокой и речи о том, какой хороший человек ушёл так рано из жизни. Только самому умершему это было уже ни к чему. Душа его, устремившись в погоне за душой подруги, рвалась вперёд по одной только ей изведанной дороге. Но вот догонит ли? Дороги и у душ бывают разные.
***
До деревни Айко добраться на машине не удалось. Кордоны военных на дорогах и оцепления на просеках перекрывали почти все доступные для автомобиля трассы вглубь леса. Такое бывает не часто лишь, когда из мест заключения подрываются криминальные коллективы. Карташов это знал не понаслышке. Как-то и в их заповедных вот так же бегали солдатики в поисках дезертиров. Пару раз приходилось самим рвать когти в противоположную сторону, когда слишком ретивые служаки пытались их задержать и арестовать. Испробовав всё, дальнейшее путешествие решили продолжить пешком. Машину бросили у оврага за кустами. Разобрали рюкзаки и углубились в тайгу. Прячась, всякий раз, как появлялись чужие и, пережидая, почти сутки тратили на расстояние, которое можно было пройти всего за четыре часа быстрой ходьбы. И чем ближе подходили к затерянному в тайге селению, тем больше попадалось разъездов и постов. Товарищи недоумевали, не понимая ситуации. Получалось, что либо их здесь ждут и вся операция провалилась, либо ищут кого-то другого. Почти двое суток питались на ходу всухомятку, поэтому углубившись в самую чащу, решили расслабиться и нормально отдохнуть. Но не тут-то было. Лишь от костра потянуло запахом разварившегося концентрата, как из дальних кустов тут же выпрыгнуло с пяток солдат.
- Даже в этой глуши от них не спрячешься – Тихо и тоскливо, пробурчал Ерофей, сделав знак остальным не дёргаться.
Дула автоматов смотрели в упор на путешественников, рассевшихся вокруг костра.
- Что случилось служивые? – Стараясь не злить военных начал переговоры Карташов. – Никак голодные, раз подтянулись на запах нашего кулеша.
Он сделал пригласительный жест, предлагая разделить с ними трапезу. Старший пятёрки опустил автомат и присел рядом.
- Мы батя беглых ищем. Не попадались вам чужие в лесу?
- Да чувствуется вся тайга чужаками полна - Участковый помешал в котелке и улыбаясь продолжил. – Мы даже бурундука встретить не можем, а нам за популяцией волков ещё следить надо. Никого не нашли. Вы всех распугали.
Сержант обернулся к солдатам и приказал осмотреть вещи зоологов. Двое тут же стали выворачивать вещмешки на землю, смешивая в одну кучу и провиант и оборудование. Один из них даже носком ботинка пошерудил в этой куче, отчего часть пакетов с провиантом разорвалась. Валера с негодованием хотел было дать ближайшему парню в морду, но покачивание головы Влада его остановило. Пришлось только чертыхаться втихомолку и скрипеть зубами от злости. Вооружение путешественников озадачило старшего. Он повертел в руке усыпляющий пистолет и, протянув руку в сторону всё так же спокойно сидящих людей, спросил.
- А это вам зачем? – Его бойцы, увидев незнакомое оружие, напряглись и, отойдя на приличное расстояние, передёрнули затворы.
- Ну, мы ж не убивцы-охотник  всё-таки, а учёные – Всё так же улыбаясь, ответил Ерофей – Мы только следим за зверем и маркируем его. Для этого нам и снотворного достаточно или шекера.
- А разрешение есть? – Положил чудное оружие в кучу военный.
- А как же. – Карташов достал из нагрудного кармана бумажки, заранее оформленные Вяземским.
Этот случай, встреча с органами в тайге, тоже прорабатывался, поэтому документы были настоящими со всеми печатями научных учреждений . Сержант повертел разрешения и, поняв из них только, что экспедиция из самой столицы направлена, отдал их обратно.
- Извиняйте за беспорядок – Козырнул он и, повернувшись к своим, дал отбой.
- Может, поужинаете с нами – Продолжил играть добродушного хозяина участковый. хоть и хотелось побыстрее избавиться от непрошеных гостей.
- Нельзя. Служба. – С огорчением в голосе отказался старший.
Его бойцы только сглотнули выступившую от запахов еды слюну и по приказу двинулись дальше к просеке. Судя по их виду, они с удовольствием бы присоединились к  компании учёных.  Видно несколько недель уже шастают в поисках беглецов по лесам.
Когда последний солдат скрылся за кустами, бойцы, перебрасываясь шуточками, приступили к еде. Горячая пища, которой они последний раз наслаждались у Фёдора дома, располагала к беседе.
- Ну ты и психолог – Отправляя очередную ложку в рот, восхищался спокойствием участкового Влад. – Даже я немного перенервничал.
- А этот задира – Он кивнул в сторону Француза – Вообще кипел как чайник.
- Да не люблю я хамов – Пробурчал парнишка – Смотри, что с провиантом сделали.
Куча, где вперемешку с продуктами лежали баллоны и оружие, так и лежала нетронутой сбоку от него. Часть пакетов разорвалась и галеты высыпались на землю.
- Соберём – Спокойно ответил Ерофей – А насчёт психологии, так я не зря хлеб ещё в милиции ел. Иногда предотвратить преступление гораздо сложней, чем его раскрыть. Бывало по часу уговариваешь пьяного дурака бросить нож и оставить своих близких в покое. Тут уж тут без психотерапии никуда не денешься. Так опыт и зарабатывается.
Обед на огорчение закончился быстро. За разговорами и шутками не заметили, как котелок опустел. Валера сбегал на ручей и, вымыв его, налил чистой родниковой воды для чая. Заварку Карташов насобирал в лесу, пока парень бегал за водой. И вот уже душистый запах разнотравья поплыл над полянкой. Пили чай вприкуску с сахаром, поминутно отряхивая с него травинки и прочий прилепившийся к нему мусор. Потом разобрали кучу малу по рюкзакам, загасили по-походному костёр и двинулись в сторону Юнтала, так называлось поселение, где жил охотник Айко. Идти на сытый желудок стало легче и веселее, да и ноша полегчала. Валера постоянно подбирал опавшие шишки кедра и, с удовольствием выковыривая орешки, делился с друзьями. Вскоре, шумящая кронами мачтовых хвойных деревьев, тайга сменилась разнолесьем. Чаще стали попадаться лиственные и кустарники. Француз, как заправская ищейка, тут же набрал полный пакет белых, шляпка которых, как заметил участковый, гораздо темнее тех, что он собирал у себя. На сердце спонтанно нахлынула грусть и тоска по родным местам. Захотелось домой. Влад, тоже замечтавшись, на скорости влетел в спину сбавившего скорость ведущего.
- Заснул дядько Ерофей? – Пошутил он и тот, что-то буркнув, стряхнул с себя оцепенение и прибавил шагу. К вечеру, благополучно обогнув ещё один пост военных, добрались до деревни. Показываться на глаза односельчанам решили, не стоит, поэтому обогнули селение по кругу и вышли задами к домику охотника. Найти нужный дом оказалось проще простого. Василий описал жилище и место расположения его с такой точностью, что ошибиться было просто невозможно.
Мужчина сидел на лавочке у входа и что-то мастерил. На звук открываемой калитки только поднял голову, даже не поднявшись навстречу незваным гостям.
- Доброго вечера вам – Первым поприветствовал хозяина Карташов.
- И вам не хворать – Спокойно ответил, разглядывая незнакомцев, охотник.
С места для приветствия не встал, ожидая продолжения. Двустволка от перил крыльца перекочевала к нему на колени. Влад сразу приметил готовность хозяина к схватке. Этот кажущийся старым и спокойным, мужчина мог с лёгкостью уйти с линии огня и ответить адекватно. Поэтому Грек демонстративно скинув рюкзак на землю, сам продолжил общение.
- Вам привет от Василия. – Айко всё ещё озадаченно поглядывал на посетителей не понимая.
– Тот, что вам меха на вашу шубейку помог добыть. – Владислав кивнул головой на доху охотника, сделанную из волчьих шкур. Мужчина заулыбался и, отложив берданку в сторону, поднялся навстречу друзьям Рязанова.
- Рад приветствовать вас в такой глуши. – Он по очереди пожал всем руки.
Потом обернувшись назад, что-то крикнул на своём. Занавеска на окне задёрнулась, но за те секунды, что она вставала на своё место, Влад заметил блеск ещё одного ствола. Боец усмехнулся и, кивнув на дом, произнёс.
- Никак к обороне готовитесь?
- Времена нынче лихие – Развёл с улыбкой руками Айко. – Недели две назад соседа у дороги обчистили. Ладно хоть живым оставили. Да военных по лесам бегает тьмуща.
- Сами видели – Подхватил разговор Ерофей – На каждом километре посты. Кого-то ищут.
- Знать плохих людей – Охотник сплюнул от негодования и жестом пригласил гостей в дом.
– Беглые жилища обворовывают. Хороший попросил бы помощи, но брать чужого не стал. В соседнем селении вообще кого-то убили и дом сожгли. А совсем недавно, слышал от односельчан, гонки на трассе устраивали. Говорят, за грузовиком с десяток машин гонялось. Не знаю, поймали, али нет.
Так за разговорами они всей толпой вошли в дом. Накрытый стол приятно удивил бойцов.
- Моя постаралась – Горделиво ответил на их взгляды Айко – Она это может. Присаживайтесь гости дорогие. Дорога видать не близкая у вас была.
- Да бог вас не обижает, – Оглядывая стол, восхитился Валера. – Чтоб я так жил.
Моложавая женщина, стоявшая у дальней двери, засмеялась и спряталась за занавеску, разделяющую зал и спальню. Тонкий словно колокольчик смех звучал и оттуда.
- Радуется, что хорошие люди нас посетили. – Улыбнулся охотник. – Я как вас в лесу учуял, запаниковал. Так поздно редко кто ходит. Думал, защищаться придётся. Опасно нынче.
Ужинать вместе со всеми жена охотника не вышла. Появлялась, словно привидение. Поставит очередное блюдо, улыбнётся и снова за занавесь. Мужчины, ужиная, обсудили с хозяином всё что только можно: погоду в этом году, виды на урожай и охоту. Француз притащил огромный пакет грибов, восхищённо тараторя, что здесь их тьма-тьмущая. Если бы был мешок и его заполнил. На что хозяин ответил.
- Места здесь всегда богатые были и на пищу, и на руду.
Тут же загорелся спор о полезных ископаемых и золоте. Айко удивил их своими познаниями в геологии. На их восхищённо недоверчивые взгляды ответил, что работал в поисковых экспедициях до пенсии. Поэтому знает свой край, как пять пальцев. Проболтали до полуночи. Не коснулись лишь главного вопроса, оставив его на потом. Утро вечера мудренее, как говорили в старину.
Хозяин дома, хотел было расположить гостей в своей спальне, но те наотрез отказались.
- Нам и сеновал за радость будет – Говорил Карташов – Уже с неделю на земле спим.
И как охотник не старался, изображая обиженного их отказом, они всё равно уговорили Айко постелить им на воздухе. Женщина, забежав в сарай на секунду, принесла три огромных одеяла из шкур животных и, пролепетав что-то на своём, убежала обратно.
- Это она вам доброй ночи пожелала – Перевёл её муж.
Он, тоже пожелав спокойной ночи, осмотрел напоследок их место ночёвки и побрёл к себе в дом. Дверь хаты скрипнула, закрываясь, и наступила тишина. Такая, что даже в ушах зазвенело от непривычки. Лишь мгновением позже привыкшие к ней уши стали различать лесные звуки. Где-то вдалеке, покряхтывая, пели ночные летуны и тоскливо отзывался, вторя им, вой волков.
Сквозь приоткрытую дверь, усталым путникам подмигивали яркие звёзды. Запах свежескошенной травы будоражил фантазии, заставляя вдыхать аромат полной грудью. Сон куда-то улетучился, но разговаривать не хотелось. Лежали молча, размышляя каждый о своём. От импровизированных одеял пахло лесом и животными. Казалось вот он рай, где не надо никуда спешить в погоне за прибылью и выживанием. Интересный факт сразу приходил на ум. Место, где по идее должна происходить та самая борьба за жизнь, стало самым спокойным . Центр борьбы между животными сместился в города. Там существа под названием человек боролись не на жизнь, а насмерть за кусок хлеба и понюшку табаку, нарушая все правила и запреты, даже дикого мира.
Молодёжь сон сморил только к утру. Карташов так и не заснул. Лишь только солнце осветило край деревни, он встал и, томно потягиваясь, двинулся к бадье с водой, чтоб умыться. Айко сидел на прежнем месте и снова что-то мастерил, вывязывая петельки из тонкой бечёвки.
- Не спится? – Оторвался на секунду от своего занятия он. – Поперву всем не спится здесь. Тянет на философские размышления об устройстве мира и жизни. Сам долго привыкал.
Ерофей присел рядом и стал вглядываться в вязание.
- Силки на зайца делаете? – Охотник улыбчиво закивал головой.
- Да. Вот надо к зиме подготовиться. Не за горами, однако.
Минут пять посидели в молчании. Хозяин продолжал сноровисто вязать узлы и что-то тихонько напевать. Участковый встал и направился к умывальнику. Холодная вода согнала последние остатки сонливости. Мир стал видеться чётче. Расцвёл красками, словно умывался вместе с ним. Золотистые всполохи солнца уже достигли дома охотника, играя с деревьями в салочки. На плеск воды, отряхивая травинки с одежды и позёвывая, из сарая показалась молодёжь. Задирая друг друга, бросились наперегонки к бадье. Долго плескались, шутливо окатывая морозной водой соседские спины. Охотник с улыбкой глядел на бойцов. Карташов хотел было выговорить им за такую растрату жидкости, но Айко остановил его.
- Пусть поиграются. Жизнь так коротка. Надо ценить и радоваться каждому мигу.
Потом сложил недоделанный силок в сторону и добавил, обращаясь ко всем.
- Ну, раз вы все встали, не грех и позавтракать.
- Мы ещё после ужина не проголодались – Пошутил Валера.
- Ничего хорошая пища ещё никому не вредила – Парировал хозяин.
Он кинул Владу махровое полотенце и баталии между молодёжью вспыхнули вновь. Теперь уже соревновались, кто дольше продержит у себя тряпицу и быстрее вытрется. Карташову даже пришлось отругать разбушевавшихся драчунов. Те сразу приняли послушный вид, но почти до самого дома продолжали втихомолку проверять короткими тычками прочность соседа. Успокоились только у стола, который вновь был полон, словно у хозяев была скатерть самобранка.
За столом Ерофей наконец-то решил объяснить причину их появления в этих местах. Он вкратце рассказал о предполагаемом месте нахождения научной базы, описал её и попросил отвести их на место, где он нашёл Василия. Почти полчаса хозяин дома спокойно без звука пережёвывал пищу. Товарищи уже подумывали, что откажет в помощи, когда тот наконец-то соизволил заговорить.
- Вы наверно об том уродстве, что портит пейзаж мелколесья – Выдал он и Карташов чуть не поперхнулся от неожиданности. – Старая ещё советская постройка.
Глаза бойцов повеселели. Искать базу не придётся. Охотник знает её местонахождение.
- Но сразу скажу, плохое место – Сделав паузу, продолжил Айко – Очень плохое. Люди злые там обитают. Я так думаю часть из них, что ищут беглецов оттуда. С зон в нашем крае, только идиот бежит, не выживешь.
- Ну, мы бы выжили – Горделиво произнёс Валера, продолжая уплетать за обе щёки, и Влад подтверждающе кивнул головой.
- Беглецы тоже умеют – Хмыкнул хозяин – Я сам видел схроны, что те для сна на ночь делали. И зверя бьют умело. Военные спецы однако. Мясо только хорошее отбирают у добычи. Остальное выбрасывают за ненадобностью.
- Так вы нам покажете это здание? – Перебил охотника Владислав.
- Не пройдёте… - Посмотрел неодобрительно мужчина на Грека – Заминировали все подступы.
- А вы откуда об этом знаете? – Спросил Карташов.
- Видел однако, как косуля решила полакомиться низким кустарником и подорвалась. – Айко с грустью почмокал губами – Столько зверья погубят ироды.
- С этим мы разберёмся – Снова похвастался Француз. – Научены.
- Вы нам на карте хотя бы покажите? – Попросил Ерофей – А там как нибудь сами дойдём.
- Показать можно – Хозяин хотел было пойти за своей.
Но Влад остановил жестом охотника и вытащил из-за пазухи карту, что дал Вяземский.
- На нашей сподручней будет.
Мужчина оценил качество и уверенно ткнул почти в середину. Километрах в пяти от точки, что указал Василий. Бойцы согнулись над планом. На спутниковой виделись лишь голые холмы в этом месте. Никаких построек и тем более баз.
- А вы уверены? – С сомнение в голосе спросил Карташов.
- Я эти места как свой огород знаю – Обиделся на недоверие охотник. - Тем более в картах за время своей работы научился разбираться. Сам даже составлял их.
- Надо сообщить начальству – Произнёс Валера.
- Подождём. Сначала разведаем. – Влад поставил в указанное место жирную току и свернул карту. – Не стоит гонять людей заранее.
Хозяин заинтересованно вглядывался в беседующих. Странные люди. Все бегут из плохого места, а им туда надо. С виду хорошие люди, но аура таинственности настораживала.
- Я сегодня на заимку собирался – Выдал Айко неожиданно – Могу крюк небольшой дать с вами. Тем более, как я понял, вы не хотите встречаться с военными, что бродят в лесу.
- Документы у нас в порядке – Ответил Карташов – Но постоянных проверок хотелось бы избежать.
- Я знаю тропинку через бурелом – Допивая чай, улыбнулся Айко. – Там никто не ходит.
Что-то в этих людях всё же располагало к себе. У них, как и у спасённого паренька, виделась добрая  и не замутнённая злобой душа. Хотя молодёжь, если судить по их разговорам, принимала участие в битвах.
- Полчаса вам на сборы хватит? – Хозяин отставил бокал и поднялся. – А то мне до вечеру вернуться надо. Жинка одна, а времена нынче беспокойные.
Влад с Валерой тут же залпом допили травяной напиток и вскочили с места, что «двое из ларца».
- Мы уже готовы – Чуть ли не хором произнесли они.
Охотник с Карташовым рассмеялись.
- Они у вас всегда такие шустрые – Вытирая выступившие слёзы, спросил у участкового Айко.
- Молодёжь, что поделаешь. – Всё ещё посмеиваясь, ответил Ерофей – Мудрость и спокойствие, оно же с годами приходит.
Товарищи так же дружно насупились, чем вызвали ещё больше веселье у стариков.
- Ну буде – Примирительно произнёс хозяин – Вы то готовы, а вот мне ещё собраться надо. Тайга любит подготовленных к ней и неторопливых. Даже если хочешь заскочить к ней в гости на минутку, надо быть готовым ко всему.
Через полчаса небольшой отряд входил в девственный лес, что располагался сразу за последними избами села. Казалось, всего каких-то пара километров разделяло его с кедровым пространством, но это уже была другая лесная страна. Угрюмые сосны великаны переплетались кронами высоко в небесах, отчего тайга казалась мрачной и настороженной. Остальное пустое пространство занял кустарник и мелколесье, делая лес ещё непроходимей. Шли  бесшумно и без разговоров. Лишь дедки изредка перебрасывались парой фраз, обсуждая след или растение. Командир отряда был задумчив. Приближалась цель их похода и все, что было до неё, просто увеселительная прогулка с друзьями. Там их ждала неизвестность и надо было к ней подготовиться. Раньше было проще. Враг уничтожался без сожаления и не мешался под ногами. Сейчас дела обстояли иначе и э