Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Жизнь, как она есть

Жизнь, как она есть

Нам крылья подрезает жизнь на взлете,

Смеясь лукаво: "Все еще живете?"

 

 

Я сидел в кафе у окна и, потягивая кофе, задумчиво поглядывал на улицу, на бесконечный моросящий дождь, редких прохожих, скользящих серыми тенями и проносящихся мимо машин, окатываемых фейерверками брызг. В голове прокручивался последний разговор с женой, теперь уже бывшей. Я так и не понимал, что же конкретно привело к окончательному разрыву. Обиды на меня, копившиеся с годами? Но, черт возьми! это все были какие-то мелочи, не стоящие внимания! Или это только моя точка зрения? Ну, ссорились мы действительно редко. Хотя постепенно удалялись друг от друга все дальше. Как-то так получалось, разные интересы, разные круги общения... Обычная история.

Поначалу мы жить не могли друг без друга. Запах ее волос, такие трогательные завитки над ушками, взгляд, понимающий мгновенно мое желание и страсть и отвечающий улыбкой, которая буквально плескалась в ее глазах.. И такая нега была в ее теплом усталом теле, спящем рядом со мной, что я задыхался от нежности... Куда все ушло? Хотя знаю - все стало привычным, потеряло новизну. А потом - скука и разные интересы. Какие-то обиды, претензии... Хорошо, что детей еще не завели! Так, поиграли в семью и расстались.

Я достал сигарету, помял в пальцах и поискал пепельницу. Ах, да, здесь же не курят! Досадливо смял ее и бросил на стол. Что-то паршиво на душе. Глупая получилась у нас совместная жизнь. И не долгая. Эти годы можно смело вычеркнуть из жизни, и что останется? К чему пришел? А что дальше? У друзей нормальные семьи, дети, жизнь как-то налажена. А у меня одни обломки. Одни чертовы обломки!

Напротив кафе остановилась машина, и из нее вышла девушка в светлом плаще и красных туфельках. Она сразу же раскрыла пестрый зонтик и, спрятавшись под ним от дождя, наклонившись, что-то говорила внутрь машины или слушала. Потом резко захлопнув дверцу, огляделась, и взгляд ее остановился на кафе. Девушка решительно направилась к дверям. Я скучающе наблюдал за ней, и когда она вошла, обвел взглядом столики. Все так или иначе были заняты, хотя кафе было полупустым. Не знаю почему, но мне вдруг захотелось, чтобы она села ко мне и нарочно уставился в окно.

Взяв заказ, девушка помедлила и направилась к моему столику. Сработало! Я знал, что выгляжу располагающе. Но все равно обрадовался. Кого-то она мне напоминала, и воспоминание было приятным. И вообще, девушка выглядела какой-то растерянной. Я сразу понял, что у нее тоже конфликт на личной почве. Шестым чувством понял. Родственная душа.

Вскользь посмотрев на нее, вдруг уставился, не веря своим глазам! А ведь действительно, я ее знаю! Девушка медленно помешивала ложечкой кофе и, напряженно нахмурясь, переживала, должно быть, прошедший разговор. Почувствовав мой взгляд, она подняла голову и недовольно посмотрела на меня. И, всмотревшись, вдруг тоже узнала. И какая-то жалкая, растерянная улыбка промелькнула на ее лице.

 

                                                                          * * *

 

Аличка! Ничего себе! Это же Аличка! Мы вместе учились в школе. На самом деле ее звали Аллой. Но она не тянула на это амбициозное имя. Робкая, тихая, постоянно сосредоточенная на чем-то своем... Аличка появилась, кажется, в пятом. И все парни тут же заинтересовались ею. Большие серые глаза, удивительного цвета волосы - спелой пшеницы - до пояса, худенькая и изящная. Но потом так же быстро охладели. Аличка была очень уж тихой и какой-то простой. Скучной, одним словом. Не знаю, кто первый назвал ее так, но это имя прижилось, и по другому Аличку уже не звали.

Помню, где-то в седьмом, меня сильно ругали на английском. Учительница не жалела колкостей в мой адрес. А я, злой и красный, сидел, сжав кулаки, и мечтал избить ее после уроков. Когда после звонка учительница вышла, Аличка, сидящая передо мной, обернулась и робко предложила позаниматься со мной английским. Это было неслыхано! Как она только осмелилась! Я чувствовал себя так, словно меня облили грязью. А сама Аличка безудержно покраснела, и ее глаза вдруг наполнились слезами. Кажется, она сама испугалась своей смелости и теперь не знала, как исправить неловкое положение. И тут я сам растерялся. Болезненная застенчивость Алички сковала мой язык, уже готовый послать ее куда подальше с ее жалостью. Я буркнул что-то невнятное и, подхватив учебники, выскочил из класса.

Как же я был поражен, когда после уроков она подошла ко мне и, смущенно теребя воротник своего платья, спросила, буду ли я с ней заниматься? Это как?.. Я только немо кивнул и пошел за ней, чувствуя себя по дурацки. Аличка привела меня к себе домой. Всю дорогу мы молчали. И только войдя в квартиру, она в коридоре неловко предложила раздеться и пройти в комнату. Все было так странно, что я просто повиновался, думая, а что потом? Я даже толком не огляделся, просто вошел в комнату, увидел стол, сел за него, и так и сидел, пока она не пришла с учебником. Я стыдился своего знания английского и боялся, что буду круглым дураком в ее глазах. Но Аличка не стала открывать учебник и спрашивать по нему, а на листе бумаги просто нарисовала какие-то схемы и сказала, что английский - очень простой язык, надо только понять правила и выучить слова.

Она легко и быстро объяснила мне, как строятся предложения, задаются вопросы и прочие хитрости языка. Я был поражен, как это здорово получалось! И сам не заметил, как стал сам пробовать говорить, глядя на ее схемы, путаясь и запинаясь, вспоминая слова. Моя первоначальная неловкость и скованность куда-то подевались, а Аличка деликатно поправляла меня, и дело пошло.

Так, что мы даже не заметили, как промелькнуло время, и раздался звонок в дверь. Моя одноклассница покраснела и сказала: "Это мама пришла." Она выбежала в коридор и я услышал тихий разговор. Потом в комнату вошла женщина удивительно похожая на Аличку.

- Здравствуйте, Павел. Пойдемте на кухню перекусим. Думаю, вы здорово проголодались за это время.

Сначала я стал отпираться, но меня решительно выпроводили на кухню, усадили за стол. Никогда я не чувствовал себя так хорошо в гостях! Да я дома так хорошо себя не чувствовал! Мы говорили, смеялись, ели, пили чай, и все было так просто и естественно, что когда пришло время уходить, я очень расстроился.

- Павлик, не унывай! А просто приходи завтра, ты же не за один раз освоишь предмет! - сказала Светлана Александровна.

И я приходил еще не раз, я, можно сказать, зачастил в гости к Аличке. И никогда за все время я не видел ее отца. Был ли он или нет? Это было неважно.

В школе я решительно пересел к ней за парту. Я был готов к насмешкам и подначкам, которые быстро утихли, так как я эффективно расправлялся с шутниками с помощью кулаков. А потом одноклассники приняли нашу дружбу, как факт и оставили нас в покое. Мы с Аличкой стали сообща делать все уроки. И в результате моя успеваемость резко пошла вверх.

Мы дружили довольно долго. Я влюблялся несколько раз... в других. Аличка в моих глазах была только другом. Я, к стыду своему, пересказывал ей свои увлечения, принимал советы... Конечно, мне даже не приходило в голову, что она может влюбиться в меня! Еще тогда, в седьмом...

А в десятый класс она уже не пришла. После летних каникул я к своей растерянности не увидел ее среди одноклассников. А после уроков рванул в знакомый дом...

Они переехали! Куда, когда?! Почему?! Именно тогда до меня дошло, что я никогда не спрашивал Аличку, как она живет и, в сущности, ничего не знал о ее жизни. Все наши разговоры вертелись около меня, моих проблем, обо мне любимом.

В школе заведующая сказала, что Новикова переехала в другой город. Вот так. Ничего мне не сказав, не написав... Обида была велика. И я вычеркнул Аличку из своей жизни. Навсегда. И вот теперь...

 

                                                                           * * *

Улыбаясь, мы рассматривали друг друга. Она была красива. Той милой, нежной красотой, которой отличаются русские девушки. Косы уже не было. Ее удивительные волосы волнистыми прядями обрамляли лицо и рассыпались по плечам пушистым облаком. Лицо стало строже и уверенней. На руке не было кольца. Не замужем? Я рассматривал ее, заново открывая для себя новую Аличку. С большими серыми глазами, мягкими губами...

- Аличка... - я пробовал ее имя на вкус. После долгих, долгих лет.

- Павлик! Па-в-лииик!- ее голос прозвучал так волнующе. И знакомые нотки в нем, интонация - все-все пробудили ностальгию по прошлому.

- Ты как, Павлик? Как сложилась твоя жизнь? - с жадным интересом спросила Аличка.

Вот так, в лоб. Сразу и без предисловий. Я растерялся, как-то не готовый выложить при первой встрече всю мою жизнь. А отделаться пустыми фразами не получилось. Аличка смотрела так внимательно, уже сопереживая мне, что меня просто прорвало.

Как раньше в школе, она готова была выслушать все и посочувствовать, понять мою мятежную душу. Я смотрел в ее глаза, и слова неудержимо рвались из меня, как исповедь перед иконой. Рухнули внутренние барьеры, и оказалось, что я вовсе не крутой мужик, справляющийся со всеми своими проблемами, сильный и твердый. А потерявшийся в жизни бедолага, вдруг осознавший, что все было впустую - и сама жизнь, и все амбициозные планы, стремления, какие-то заморочки с семьей...

Аличка задумчиво слушала, не перебивая, как она это умела. А потом сказала, как в детстве: "Так это все просто! Не вышло - начни сначала." Я даже задохнулся от такой простой мысли. Так жизнь не кончена? Что-то может будет еще? И что я сопли распустил-то? И стало неловко за свою исповедь.

Но Аличка не дала мне пропасть от стыда. Она легко коснулась моей руки и спросила: "Павлик, можно переночевать у тебя?.. Понимаешь, я ушла от мужа. Совсем. И пока не знаю даже куда податься.

" Вот я осел! Все о себе, а ее не спросил ни о чем! А Аличка, оказывается, еще более в худшем положении, чем я. У меня хотя бы квартира есть.

- Алька, о чем речь! Живи, сколько хочешь! Поехали, прямо сейчас! - и я вскочил, готовый для нее на все .

Нетерпеливо дождался пока она встала, поправила плащ, взяла зонтик и, мы вышли. Я вцепился в ее локоть и вел Аличку, как уверенный в себе капитан ведет свое судно, не понимая, что сам скорее похож на корабль, терпящий бедствие.

Дождь уже кончился. Вечер мягко окутывал улицы. Фонари, разгораясь, слабо светились в темнеющем небе. Моя машина стояла недалеко от кафе. Я усадил Аличку и сел за руль со странным чувством, что везу ее к себе домой. В душе бушевала целая буря чувств. А вдруг... она рассталась с мужем, и я один... Надо обязательно забежать в магазин, купить еды какой-нибудь, вина конечно же...

Как она права! Забыть прошлое и все начать сначала! С нуля! Надо же - Аличка!!!

- Аличка! Я сейчас, быстренько. Посиди пока в машине, сбегаю в магазин и все куплю, у меня же ничего нет!

 

                                                                             * * *

... Павлик, Пашка... Мне вначале даже плохо стало и захотелось убежать из кафе со всех ног. Это нечестно! Я так долго отвыкала от него! Я чуть не умерла из-за моей глупой любви. Этот дурачок даже не догадывался, что каждый раз он резал ножом мое сердце - Танька, Светка, опять Танька...

И вот теперь, когда я научилась жить без Пашки, на тебе - вот он, сидит передо мной! Мама, бедная моя мама! Как она переживала, видя мои муки! А что сделаешь, если он меня не любит? Не любит и все! Мы даже переехали, когда я расковыряла циркулем себе вены, и мама поняла, что надо что-то с этим делать.

Паша... Я бредила этим именем. И не позволяла себе произносить его. Иначе опять не выдержу и сорвусь. Столько лет! Как же я мечтала, что хоть когда-нибудь он обнимет меня за плечи своими сильными руками и спросит, как же я живу? все ли у меня хорошо? За одно только это я готова была отдать всю мою жизнь. Но я была всего лишь другом. А я не хотела - другом!

Но вот сейчас можно снова сказать: "Паша!" Какой же он красивый и мужественный! Бедный, сколько же ему пришлось вынести! Я ведь знаю, что на самом деле Пашка очень раним. Ну и зачем я сказала, что ушла от мужа? Глупость какая-то. Вырвалось. Наверное, чтобы отвлечь Пашку от личных переживаний, не могу видеть его растерянность.

Как привычно я подставила плечо Пашке! А с Игорем просто поссорилась, с кем не бывает! И кольцо из вредности в бардачок швырнула. Для усиления чувств. Потом мириться будем, осторожно, на цыпочках, делая реверансы. И я позволю любить себя, страстно и нежно. Или?.. Зачем - Павел? Ну зачем? Я теперь как будто разделенная на две половинки. А Игорь? Как быть с ним? Я ведь знаю, что он ждет меня, бродит из угла в угол, прислушивается к шагам на лестнице...И чай уже горячий, и цветы на столе мои любимые... Пашка ведь опять исчезнет из моей жизни, и я уже не знаю, выкарабкаюсь или нет. Куда я с ним еду? Совсем с ума сошла! Меня муж ждет дома, переживает.

Я искоса взглянула на Пашкин профиль, и сердце дало перебой, а потом забилось как сумасшедшее. Павлик, родной мой, как я жила без тебя? Нет в мире ничего, кроме тебя!

 

                                                                        * * *

Павел быстрым шагом вышел из магазина с полными пакетами. Радостно взбудораженный, он летел, как на крыльях, уже твердо решивший все начать сначала и именно с той...

Алички в машине не было.

Нравится
21:55
62
© Нинель Назарова
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение