Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Женский портрет

Женский портрет


ЛИКА

Это случилось как раз во время моего дежурства. Вера ушла в декрет, а Галя и Зина, медсестры хирургического отделения, остались вдвоем, и им приходилось дежурить через сутки. Они попросили меня на время подменить Веру, пока не найдут ей замену. Я согласилась, тем более, что дежурить мне приходилось только ночью. Мое дежурство начиналось, на редкость, спокойно. Больных в отделении было немного, в основном, все выздоравливающие. Только был один тяжелый после сегодняшней операции. Я с вечера, как
положено, разнесла по палатам все лекарства, разогнал курящих в туалете и спокойно села за столик дежурной читать свой любимый журнал. В 10 часов вечера прошлась по палатам, выключила свет, оставив только дежурный, подошла к послеоперационному больному. Он спал. Потрогала лоб, температуры не было, значит все идет как надо. Прошлась по коридору. В этот момент мое внимание привлек свет фар въезжающей во двор больницы машины. Это была полицейская машина. Она ехала быстро, с включенной мигалкой, но без сирены. Она быстро подъехала ко входу в травматологию. Из нее выскочили два полицейских, быстро вытащили какого-то мужика и, не дожидаясь носилок или каталки, потащили его к двери отделения. Дверь была уже открыта и на пороге стояла дежурная медсестра.

- Бедняга, подумала я, еще одному стало плохо. Может быть это пьяный? Нет, пьяного не повезут в травматологию. Значит, что-то серьезнее. И тут у меня словно что-то кольнуло в сердце. За свою жизнь я видела столько болей и страданий, что должна была бы уже привыкнуть. Но тут почему-то я вдруг посочувствовала этому мужику.
В это время зазвонил телефон на столике дежурной. Я взяла трубку. В трубке раздался голос Риты, дежурной медсестры из травматологии.

- Лика, это к вам. Проникающее ранение в брюшную полость. Больной потерял много крови. Я успела поставить капельницу, его уже везут к вам. Вызывай хирурга. Кто сегодня дежурит? Федосеев или Ямпольский?
- Уже звоню. Полицейские еще не уехали?
- Нет.
- Задержи их. Я сейчас найду адрес, и пусть они привезут Федосеева. Скажи, что это срочно. Пока врач будет добираться, потерпевший может умереть.

Через пару минут полицейская машина умчалась за доктором. А в это время на каталке привезли пострадавшего. Я стала готовить все к операции.

Подошла к больному и стала снимать с него одежду. Рубашка была задрана и вся в крови. На животе, левее пупка зияла рана. Из нее сочлась кровь и сукровица. Обильного кровотечения уже не было. С помощью охранника сняли с него одежду. При этом верхнюю часть пришлось разрезать, иначе ее было просто не снять. Полностью обнаженного перенесли на операционный стол. Больной был без сознания, пульс был слабый, но четкий, и я решила проверить реакцию зрачков на свет. И тут только я внимательно взглянула в лицо больному. И мое сердце замерло – это был Вадим. Все остальное было, как в тумане. Я
не помню, как приехал врач, как он мыл руки, как проходила сама операция. Я все делала, как заводная, машинально, заученными движениями. А в мыслях было только одно – это же Вадим. Я прекрасно понимала, что все это произошло из-за меня. За то, что тогда Вадим вступился, не дал чеченцам увезти меня с собой и так круто с ними обошелся, они отомстили ему. Чувство вины перед этим человеком не покидало меня. Я поклялась себе, что сделаю все от меня зависящее, чтобы он остался жив и скорее стал  на ноги.
По моей команде после операции больного перенесли в реанимационную палату, и весь остаток моего дежурства до самого утра я провела рядом с ним. Вадим был без сознания, он никак еще не отходил от наркоза. Я всматривалась в его бледное лицо, и сердце
больно сжималось. Сама не знаю почему, но этот человек сразу стал для меня дорог. Я постоянно проверяла его пульс, следила за его дыханием. За всю ночь я так и не сомкнула глаз, а утром для меня начинался новый рабочий день. В перерывах между операциями я забегала в палату к Вадиму. Он по-прежнему был без сознания. Первое переливание крови сделали ему еще на операционном столе, но ему требовалась еще кровь. У него была редкая группа крови – первая с отрицательным резусом. Запасов такой крови в больнице у нас было не много и они скоро закончились. Ждать, пока ее доставят из медицинского центра было нельзя. Кровь требовалась срочно. Из всего нашего медицинского персонала нашей больницы такая кровь была только у меня. И я без всяких колебаний согласилась на прямое переливание крови. К его кровати пододвинули поближе свободную кровать и уложили меня рядом, и началось переливание из вены в вену. После этой процедуры я хотела уехать домой, но доктор не отпустил меня, и не смотря на мои протесты, заставив лежать здесь же в палате рядом с Вадимом, восстанавливать силы. Ему даже пришлось отменить операцию, назначенную в этот день на после обеда. И я особенно и не возражала. Можно было отдохнуть и выспаться, а самое главное, я была рядом с Вадимом.

                         (продолжение  следует)
 

Нравится
08:45
34
© Yawriter
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение