Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Взаимовыгодный договор (сказка)

Взаимовыгодный договор (сказка)

Как и положено в начале любой сказки, жила-была на свете мышь.

А точнее, не на свете, а в доме. Хотя и на свете тоже.

Кроме нее жили в этом доме и другие мыши.

Временами мыши менялись, потому что некоторые попадались в мышеловки, других ловил кот, а третьи, таких тоже хватало, просто уходили в другие дома, где условия для мышиного проживания, как считали уходившие, были гораздо лучше.

Например, было больше еды в виде крошек на полу и столе, теплое подполье для устройства норок, не такой шустрые кот или кошка и привередливые хозяева, ну и всякие другие преимущества.

Но нашу мышь всё вполне устраивало. Она уже привыкла жить тут и что-то менять ей совершенно не хотелось. Она относилась к тому типу грызунов, которые не любили перемен и предпочитали вести спокойный, размеренный образ жизни.

Еды и питья ей хватало, норка у нее была хоть и небольшая, но довольно уютная. Если же говорить про отношения с другими мышами, то так сложилось, что всерьез коллеги ее не воспринимали, а за спиной частенько посмеивались. Но так как природа не наградила нашу мышь особой сообразительностью и острым умом для того, чтобы размышлять и делать далекоидущие выводы, она над этим и не задумывалась.

Не очень-то наша мышь верила и во все эти байки про лучшие места, о которых беспрестанно твердили уходящие.

- Если бы все было именно так, как уверяли они – рассуждала мышь: Не возвращались бы тогда иные обратно и не рассказывали бы об ужасных и страшных котах, о хитрых западнях и мышеловках, о ядах, придуманных хозяевами домов и о голодной зиме.

- Да и потом - думала она, сидя в своей норке.

- Ну, может и есть места потеплее, да еда повкуснее, только ведь это сегодня так, а завтра-то может случиться и по-другому. Зачем же я буду гадать, да шило на мыло менять? Мне и здесь хорошо. Да, и почему я должна делать, как эти?

Этими она презрительно называла своих сородичей, уходящих в другие дома. - Но, самое главное – мысленно продолжала она - Жить надо своим умом и всегда иметь на всё свое мнение. Особенно мне. Потому что я - Серая.

И, действительно. Если другие мыши имели светлый или темно-бурый окрас, у некоторых было белое брюшко или черные лапки и нос, то наша мышь была абсолютно Серого цвета. Вся - от головы до хвоста. Причем настолько серого, что серей уже и некуда.

И это был для нее повод считать себя не такой, как все. Но еще больше ее вера в то, что она особенная, окрепла после одного случая.

Как-то раз поздно вечером, проголодавшись, Серая мышь выжидательно сидела возле лаза за кухонной печкой и пыталась понять, где кот, чтобы не нарваться на него в поисках пищи.

Наконец, услышав, что кот запросился на улицу и кто-то из хозяев его выпустил, а сами хозяева находятся вне кухни, она набралась наглости и осторожно, через лаз за печкой выбралась разведать, не осталось ли еды в котовьей миске и крошек на полу.

Тут-то она услышала голоса хозяев, доносящиеся из соседней комнаты.

Люди спорили о каком-то человеке. И в разгар этого спора прозвучала такая фраза: Да она просто серая мышь!

Дальше кто-то из хозяев дома затопал ногами в сторону кухни, и во избежание неприятностей нашей мыши пришлось срочно ретироваться под пол. Но фраза, услышанная в этот вечер от людей, настолько поразила ее, что ночью она долго не могла заснуть и ворочалась в своей норке с боку на бок.

Надо же, прокручивала она в голове людские слова, человека, такого же, как они, сравнили с мышью. И причем не с какой-нибудь, мышей-то на свете полно всяких-разных, а именно с Серой - то есть с ней.

На следующий день она, как бы между делом, рассказала об услышанном разговоре другим мышам, но они, как и следовало ожидать, посмеялись над ней и продолжили заниматься своими делами – грызть добытый ранее сухарь.

- Вот-вот – заключила Серая мышь - Все и подтверждается. Только и делают, что грызут, как все остальные и больше ничего.

- А еще - сделала она для себя вывод - Им просто завидно.

Но вслух, конечно, ничего не сказала. Ей не очень хотелось портить отношение с коллективом. Поэтому она молча ушла в свою норку и там, в одиночестве, продолжила гордиться своей особенностью.

Как и положено, там, где существует коллектив, всегда есть лидер. Это тот или та, кого все остальные слушаются. Ну, или хотя бы, иногда прислушиваются. Лидер, всегда, либо умнее других, либо хитрее, либо сильнее. А возможно и, что является большой редкостью, все вместе взятое. И обычно, лидер старше остальных. За счет последнего показателя у него накапливается больше опыта в решении стандартных житейских вопросов.

Был такой лидер и в доме, где обитала Серая мышь.

Клариса – так звали лидера. Это была очень внушительных размеров пожилая мышь, покрытая шерсткой бурого цвета, с сильно вытянутой вперед мордой, очень похожей на крысиную, глазками-бусинками и длинным черным хвостом. По этому хвосту другие обитатели подпола определяли настроение Кларисы. Если хвост не шевелился, значит Клариса была спокойна. Если она крутила кончиком хвоста из стороны в сторону, к ней смело можно было подходить со своими проблемами, поскольку она была в очень хорошем настроении. Но когда хвост целиком начинал подергиваться вверх-вниз, или, того хуже, Клариса начинала бить им, словно кнутом, по земле, все понимали, что Главной мыши на глаза лучше не попадаться. А уж если попались, то сидеть и молчать, опустив вниз глаза и не пропускать ни единого слова, сказанного ею.

Все перечисленные правила распространялись и на Серую мышь, которая числилась в помощницах у Кларисы.

Нельзя сказать, чтобы Клариса очень ее уважала, временами она даже часто подшучивала над ней в разговорах с другими мышами, но в то же время считала, что лучше помощницы на данный момент ей не найти. Хоть Серая мышь, как уже здесь говорилось, большим умом не обладала, однако была очень и очень исполнительной, и это качество Клариса старалась использовать по максимуму. Ведь она была далеко не молода, и чтобы успевать все, а главное, поменьше делать самой, часто перепоручала самые простейшие дела Серой мыши. А та только была рада этому, не понимая, что ее попросту используют. Но, с другой стороны, раз все всех устраивало, то так тому и быть.

Никто из мышей не знал, сколько лет уже Клариса прожила на свете.

Она имела сведения о всех ходах и выходах из-под пола, лучше других знала, в какие дни и какой едой можно полакомиться, в какое время наиболее безопасно появляться на кухне и много чего еще.

Но самым важным преимуществом Кларисы в сравнении с другими сородичами в доме, ее главным козырем считалось знакомство Главной мыши с местным котом Василием – грозой всех грызунов дома и придомовых построек.

Утверждали (правда не понятно кто), что Клариса и кот давно на короткой лапе. Что они примерно одного возраста, и когда кот был совсем еще мал и несмышлен, и практически не разбирался в мышах, Клариса даже играла с его хвостом и ела из его миски, а кот лежал рядом и не предпринимал решительно никаких действий.

Но это были только мышиные предположения, которые не иначе, как слухами, назвать было нельзя. Сама Клариса о своих отношениях с котом никогда особо не распространялась и очень не любила, когда ее об этом расспрашивали.

А особо любознательных, которым было совсем уж невтерпеж, и которые все-таки позволяли себе задавать ей неудобные вопросы, она быстро ставила на место.

- Хотите жить хорошо и спокойно? – спрашивала Клариса. И когда любопытные утвердительно кивали головами, она наставительно и строго подытоживала: Вот и живите, а не суйте свои носы, куда не следует.

На этой строгой ноте, обычно, весь интерес у любопытных к продолжению разговора иссякал.

- И правда – думали они – Чего бы нам не жить хорошо и спокойно? Меньше знаешь, крепче спишь. И уходили к себе в норки.

А Клариса, довольная тем, что сумела в очередной раз поставить выскочек на место, доставала из укромного местечка заначку – например, кусочек сыра «Ламбер», и неспеша грызла его, наслаждаясь вкусом деликатеса и, конечно, собой.

И все было спокойно и хорошо в мышиной жизни.

Норы, вырытые в опилках под полом, были теплые и уютные, еды хватало с избытком, так как крошки от неряшливых хозяев после приготовления и приема еды оставались в огромных количествах, не беспокоил мышей особо и хозяйский кот Василий, которого, в принципе, в жизни тоже все устраивало.

Кормили Василия неплохо, может быть не так хорошо и вкусно, как хотелось ему, но в достаточных объемах, что подтверждалось его внешним видом и комплектацией. Спать он мог, сколько вздумается и где вздумается, включая все кресла, диваны и кровати. Претензии от хозяев по мышиной части к нему тоже не предъявлялись, поскольку мыши вели себя, что называется «в рамках приличия».

Казалось бы, жить бы да жить грызунам в таких условиях и, как говориться, не перегибать палку.

Так нет же. Стало им казаться, что мало у них свободы.

Сначала они стали вне графика появляться на кухне.

- Чего мы будем ждать ночи, если есть хочется сейчас? – рассуждали мыши. И не предупреждая Кларису, наведывались на кухню, когда им вздумается, оставляя после себя еще и следы пребывания.

- А почему мы должны ждать, когда хозяева уйдут, если играть нам хочется сейчас? – снова возмущались мыши и начинали носиться под полом и по потолку, карабкаться по стенам и точить зубы обо все, что попадется под лапу, пока Клариса отдыхала в своей норке.

В итого дело закончилось тем, что хозяева дома завозмущались беспардонным поведением грызунов и, естественно, в первую очередь обратили внимание на кота Василия.

- Зачем нам нужен такой кот, если мыши совсем распоясались? – сказала хозяйка хозяину и показала на кота. - Он только ест и спит. Если так будет продолжаться дальше, мыши нас совсем одолеют. Может пора уже взять другого, не такого ленивого и более шустрого?

- Хм, надо подумать над этим вопросом – спокойно рассудил хозяин, стряхивая пепел с сигареты в пепельницу.

Василий же дураком отнюдь не был и слова эти туже же принял к сведению.

По правде говоря, он и сам в последнее время стал замечать, что мыши уже не те послушные грызуны, что раньше. Они, действительно, стали позволять себе много лишнего.

Но, как истинный дипломат, кот не стал предпринимать резких и необдуманных шагов, а для начала решил поговорить на эту тему с Кларисой.

Видите ли, слухи о том, что Василий и Клариса были давними знакомыми, слухами вовсе не были. Это была чистейшая правда. Правдой было и то, что они были знакомы с детства. Тогда, в детстве, когда их инстинкты еще не взыграли над благоразумием, они неплохо уживались и даже, можно сказать, дружили, и Клариса действительно могла спокойно есть из миски Василия, когда тот находился неподалеку.

Но прошло время и Василий из котенка превратился во взрослого котяру, грозу всех грызунов и только давние воспоминания не давали ему полностью разорвать отношения с Кларисой и возненавидеть ее лютой ненавистью, которую он испытывал к другим мышам в доме.

Клариса же, превратившись во взрослую мышь, тоже вдруг перестала любить весь кошачий род и признавала, да и то с трудом, мнение только Василия.

Так вот. Перво-наперво Василий счел нужным поговорить с Кларисой.

Он дождался, пока хозяева уйдут из дома, вошел на кухню и поцарапал лапой три раза подряд по полу в условленном месте возле печки.

Это был условный знак на случай экстренных ситуаций. А такая ситуация, по мнению Василия, назревала, и лучше было отреагировать на нее сейчас, чем дать вырасти до катастрофических масштабов.

Спустя некоторое время после подачи знака из щели возле печки показалась мышиная морда.

- Здравствуй, Клариса – как можно мягче промурлыкал кот – Давно не виделись. Как твое ничего?

- Спасибо, и тебе не хворать – весело ответила мышь – Чего позвал? Неужто ностальгия замучила?

- Да нет. Давно уж отмучила – выдавил Василий – Я по другому поводу

- Говори, тогда, не тяни – пискнула Клариса – Дела у меня.

И кот рассказал, что накануне он получил замечание от хозяев, так как мыши совсем распоясались, шумят, нарушают графики, да и вообще, ведут себя, как ему кажется, слишком вызывающе.

- В общем - продолжил он - В связи со всем вышесказанным, у меня могут появиться неприятности. Поэтому тебе надо сделать выводы и коллектив свой слегка приструнить, поставить на место, так сказать, если не хочешь неприятностей тоже. А они у тебя точно будут, если не примешь надлежащие меры.

Особый упор Василий сделал на то, что лучше бы им сейчас найти общий язык между собой и тогда всем будет хорошо и никто никого трогать не станет – ни его хозяева, ни он мышей.

Клариса очень внимательно слушала кота, кивала, а когда он закончил, спокойно ответила:

- Знаешь, Вася, думаю, что ты прав. Это моя вина, что подопечные расслабились. И, конечно, никто не хочет никаких перемен. Давай лучше оставим все, как есть, а я сама разберусь. Ты не беспокойся, веди себя, как будто ничего не произошло, а я уж сама сделаю так, что все встанет на свои места. Только дай мне немного времени.

- Лады – кивнул Василий – По лапам.

На том и разошлись.

Василий проследовал на кресло в гостиной, а Клариса вернувшись к себе в норку, тотчас вызвала Серую мышь.

- Вот что, милая – несколько жеманно произнесла Клариса, когда Серая мышь появилась на пороге – Обойди-ка ты немедленно всех грызунов и сообщи, что сегодня ночью у нас состоится собрание коллектива. Явка обязательна для всех.

И, давая понять, что разговор закончен, добавила: Ступай! 

Серая мышь тут же ринулась выполнять указание Главной мыши.

Она лично заходила в каждую норку и под роспись знакомила коллег с предстоящим событием.

- Что такое, что-то случилось? –взволнованно спрашивали те мыши, что были поскромнее.

- А в чем, собственно, дело? – нагловато попискивали другие, которые считали, что ночью они, как все порядочные грызуны, должны отдыхать, что у них, в конце концов, тоже есть права, и т.д и т.п.

Тем и другим Серая мышь отвечала одинаково строго: Это не обсуждается. Придете, узнаете. И высоко подняв голову, шла в другие норки.

И вот после полуночи, а точнее в 0 часов тридцать минут, когда хозяева и кот крепко спали и видели сны, под полом в районе прихожей, там, откуда звуки в людские помещения практически не доходят, началось мышиное собрание.

Серая мышь пересчитала собравшихся и убедившись, что все на месте, доложила об этом Кларисе.

- Хорошо, тогда начнем – кивнула Клариса и негромко, но так, чтобы все слышали, произнесла:

- Уважаемые коллеги, сегодня я собрала Вас здесь для того, чтобы прояснить текущее положение дел в нашем доме и обратить особое внимание на кое-какие моменты, которые вызывают у меня тревогу.

Она стояла, растопырив передние лапы и уперев их в бока, всем своим видом показывая, что то, что она говорит, вовсе не шуточки. И собравшиеся должны это понимать. Голос ее при этом был хотя и спокоен, но в то же время очень строг. 

Выдержав небольшую паузу, Клариса продолжила:

- А состояние дел таково, что некоторые из Вас ведут себя в последнее время – она помолчала, подбирая нужные слова, и произнесла: Неподобающим образом.

И затем повторила, примерно, то же самое, о чем под вечер намурлыкал ей Василий.

Про беспардонные проникновения на кухню, когда вздумается, про беготню по стенам и потолкам и про все остальное. Не забыла она упомянуть и про недовольство кота Василия и его обещания принять меры, если грызуны не успокоятся сами.

Поэтому она, всегда и в любой ситуации находясь только на стороне коллег, предлагает вернуться к установленному ранее порядку и дисциплине.

- Однако – Клариса привстала на задние лапы – Несмотря на то, что я всегда на стороне коллектива, я буду вынуждена пойти на крайние меры, если нарушения порядка будут продолжаться, руководствуясь при этом, конечно же, мнением большинства.

- Есть у кого-нибудь вопросы? – она обвела взглядом публику.

Все молчали. И вдруг из толпы вышел совсем еще молодой грызун, как раз один из тех нарушителей спокойствия, из-за которых и пришлось созывать собрание, и громко спросил:

- А если я не подчинюсь? Что ты мне сделаешь? – и нагло ухмыльнулся.

Ох уж эта молодежь. Горячие и дерзкие! Вечно им неймется. И вечно они хотят приключений на одно место. Нет бы помолчать, да подумать, стоит ли перечить старшим и надо ли связываться с соперником, не взвесив предварительно свои шансы на победу.

А о каких шансах на победу могла идти речь, если таким соперником была Клариса?

Эх. Жалко парня. Да ничего не поделаешь. Такие выходки надо пресекать на раз, чтобы не дать червоточине распространиться дальше, не внести сомнения в ряды коллектива, не ослабить авторитет лидера.

Клариса ухмыльнулась, обвела взглядом присутствующих и отчеканила:

- Предлагаю удалить наглеца из дома. Кто ЗА?

И подняла вверх переднюю правую лапу. Тут же, вслед за ней лапу подняла и Серая мышь. Она во всем следовала своей хозяйке не думая.

Это была смелая выходка.

Но Клариса рассчитала все верно. Большинству грызунов не нужны были проблемы. К тому же, слухи о дружбе Кларисы и кота Василия никто не отменял.

И одна за другой, потянулись вверх лапы, и через полминуты не осталось никого, кто если и не был против, то хотя бы воздержался.

Молодой грызун, видимо, ожидал совсем не этого и в растерянности озирался на сородичей, явно не осознавая до конца, что произошло.

- Братцы, братцы, как же так? Что же Вы? – только и повторял он

Но дело было сделано и решение принято – до шести часов утра юный грызун должен был покинуть дом, иначе его выгонят принудительно.

- Еще вопросы? – снова обвела взглядом грызунов Главная мышь, и не услышав в ответ даже шороха, довольно объявила: Собрание закончено.

Мыши в спешке стали расходиться по норкам, и только изгнанник продолжал сидеть, в надежде, что может быть хоть кто-нибудь заступится за него, запротестует.

Но никто не заступился, не запротестовал – каждому дорога была прежде всего, его собственная шкура.

- Как все удачно вышло – радовалась у себя в норке Клариса – И как здорово я все разрулила.

- Так и надо этому выскочке – думала Серая мышь, укладываясь спать – И как здорово, что я первая подняла лапу вверх, это обязательно мне зачтется.

И со следующего утра жизнь в доме начала возвращаться к привычному ритму.

А Василий, поскольку, как уже говорилось, дураком не был, еще и воспользовался ситуацией, чтобы заработать себе бонусы.

На следующий день после разговора с Кларисой он перестал спать на диванах и креслах, а стал все больше крутиться на кухне, особенно когда приходили хозяева, и делать вид, что прикладывает все усилия для поимки мышей. И этот его трюк был хозяевами в скором времени оценен по достоинству.

- Смотри-ка, Васька-то наш – всех мышей разогнал. Тихо как стало – говорила хозяйка и угощала Василия свежей рыбой. А хозяин усаживал кота на колени и чесал ему за ухом.

- Главное – вовремя принять меры – ухмылялся в усы кот и громко мурлыкал.

 

Шло время. С момента последних событий прошло несколько недель.  

Как-то, среди ночи, хозяйка дома проснулась от того, что ее одолела нестерпимая жажда. Сказалась, видимо, съеденная за ужином в большом количестве соленная сельдь. Хозяйка с кряхтением, но в то же время очень аккуратно, стараясь не разбудить мужа, поднялась с кровати и на цыпочках прокралась на кухню попить воды.

И ведь надо было на ту пору двух старым и глухим мышам-подружкам, не спалось им спокойно в своих норках, вылезти из-под пола, не посмотрев на часы, и залезть в миску кота Василия, чтобы полакомиться остатками вечернего котовьего ужина.

Что поделаешь – старость не радость. Знали прекрасно мыши-подружки о распорядке дня, помнили они о недавно произошедших событиях, полностью и во всем были согласны с действиями Главной мыши. Но, увы. В мире всегда находится место обычной, необъяснимой глупости.

Именно в миске кота и обнаружила двух подружек хозяйка, когда включила на кухне свет.

Ужас охватил ее с ног до головы. Она заорала так громко, что старые мыши на секунду сами замерли от страха. А от того, что мыши не убегают, хозяйка заорала еще громче.

От ее диких криков муж сначала подскочил на кровати, а затем рванул на кухню с такой скоростью, что успел увидать исчезающий за печкой мышиный хвост.

Когда оба они немного пришли в себя, хозяин достал из навесного шкафа бутылочку с валерьянкой и накапал из нее сначала хозяйке, а потом и себе. После чего оба ушли досыпать.  

Поначалу от криков хозяйки вскочил и кот Василий, но посидев немного, снова улегся и продолжил спать.

Было странно, что он не придал особого значения тому, что произошло.

А зря. Зря он не ринулся тут же на кухню. Зря не сделал хотя бы вид, что пытается поймать обнаглевших грызунов.

Ведь был уже прецедент на эту тему, но не сделал выводы Василий.

Усыпила его бдительность хозяйская селедка, почесывания за ушами, да мягкие диваны.

И наутро коту Василию пришлось держать ответ.

Обычно по утрам, когда Василий, неспешно потянувшись, вставал и появлялся на кухне, его миска уже была доверху наполнена едой.

Но не в этот раз.

Кот, уже чувствуя приближение неладного, но стараясь не подавать вида, удивленно посмотрел сначала на миску, потом на стоящего возле стола хозяина.

- Мяу?

- Обойдешься – услышал он сурово в ответ.

- Мяяяу – уже без притворства, заискивающе промяучил Василий.

- Нет уж, друг мой – строго сказал хозяин – Разберись-ка ты до конца сначала с мышами, а потом и жрать проси. Зачем нам такой кот, у которого мыши под носом творят, что хотят? - и вышел из кухни.

- Может, все-таки обойдется, забудется?  – с надеждой подумал кот, и решив на глаза хозяев лишний раз не попадаться, при первой возможности юркнул вслед за выходящей хозяйкой во двор.

Ближе к вечеру Василий вновь наведался на кухню. Но, увы, еды у него в миске не прибыло.

Кот в раздумьях уселся рядом с пустой посудиной. В животе начинало потихоньку урчать.

- Интересно это получается – стал рассуждать он – Жил себе, никому не мешал, не трогал - и на тебе. Виноваты мыши, а страдаю снова я. Не порядок.

Но в то же время он прекрасно понимал, что сам выпустил ситуацию из-под контроля.

После последнего раза, вместо того чтобы лишний раз попугать мышей, пригрозить настоящей расправой, он набивал до отвала пузо и сворачивался клубочком на кресле, посапывая от удовольствия.

И вот к чему это привело.

- Ах, если бы на кухню ночью пришла не хозяйка, а хозяин, все, возможно, закончилось бы по-другому – пытался утешить себя кот.

- Получил бы я выговор, потрепали бы меня за ухо, но на этом все бы закончилось.

Но пришла хозяйка, которая страшно боялась мышей, а тут еще столкнулась с ними нос к носу – это начисто меняло дело. Да если еще учесть тот факт, что закончилось все приемом валерьянки…

- Ох, не надо было давать мышам столько воли. Ох, не надо. Сразу надо было действовать решительно и жестко! - сжимая передние лапы в кулаки, ругался Василий - Поговорил, называется. Дипломат хренов!

- Теперь – сказал он самому себе - Если я не пойду на бескомпромиссные меры, подтверждающие мою дееспособность, последствия точно будут плачевными.

- Репрессии. Только репрессии - подытожил он. И принялся размышлять.

В таких ситуациях, когда на кон поставлено нечто большее, чем просто обывательское благополучие, значительно усиливается нагрузка на нервную систему, а мозг, у тех, у кого он имеется в достаточном объеме, начинает работать гораздо более продуктивно, чем в обычных условиях.

Нечто подобное происходило сейчас и с Василием.

Он неспеша взвесил уже имеющиеся факты, добавил информацию прошлых недель, провел качественный анализ произошедших событий.

И в результате, благодаря логической цепочке рассуждений, где-то там, в глубине котовьих извилин начал зарождаться хитроумный план, а через какое-то время план этот окончательно оформился и созрел для реализации.

На следующий день, дождавшись ухода хозяев, Василий подошел к кухонной печке и подал условный знак Кларисе.

- Чего тебе? – недовольно спросила мышь, просунув морду в щель

- А то ты не догадываешься! – намеренно растягивая слова, произнес кот

- Нет – пожала плечами Клариса. На самом деле она предполагала, для чего вызвал ее Василий. Шум в доме прошлой ночью разбудил и ее тоже.

- У нас какой с тобой уговор был, помнишь? – злобно прошипел Василий

- Какой? –Клариса непонимающе взглянула на кота.

- А вот какой – вы мне не мешаете и я вас не трогаю – произнес тот.

Мышь молчала.

– Чего молчишь? Знаешь ведь, что случилось.

- Да ладно тебе, Василий – попыталась как-то разрядить ситуацию Главная мышь – Если ты имеешь ввиду этот случай с хозяйкой и миской, так чего с них, старых  да глухих дур, взять. К тому же, наказаны они уже обе – без еды будут два дня сидеть.

- Без еды? Два дня? – заорал Василий – А ты знаешь, что я уже второй день тоже без ЕДЫ! И завтра буду без еды. И послезавтра. Да меня, вообще, может быть, ликвидируют после этих ваших мышиных выходок – он в сердцах стукнул лапой по полу.

Затем, чтобы хоть как-то успокоиться, кот набрал полную грудь воздуха, и медленно, вытянув морду трубочкой, выдохнул.

Клариса видела, что кот разъярен не на шутку, таким она его еще не видала за всю жизнь, и поэтому понимала, что сейчас лучше помолчать и дать ему выговориться.

И он, отдышавшись, продолжил:

- Последние события, Клара, заставили меня переосмыслить происходящее в доме. И я делаю вывод, что оно меня полностью не удовлетворяет. Те договоренности, которые были достигнуты между нами, не выполняются и я вынужден пересмотреть их.

- Хорошо, хорошо – услужливо закивала Клариса – Я с тобой абсолютно согласна и готова на все твои предложения.

- Все просто – сказал кот – Для того, чтобы мне восстановить свой статус, я должен отличиться перед хозяевами.

- И как ты думаешь это сделать? – настороженно спросила Клариса, пятясь к норке.

- Не бойся – усмехнулся Василий – Во-первых, мне тебя не поймать, я уже не такой шустрый, как раньше, а во-вторых, ты у своих вроде как пока еще авторитет, тебя не будет, мыши совсем распоясаются. Тогда мне по любому  конец. У меня другой план.

Кот внимательно смотрел на Кларису и ждал, пока она сама спросит, что он задумал. Но она молчала.

Тогда он в деталях поведал ей о том, что замыслил.

- А если я этого не сделаю? – выслушав, спросила Главная мышь.

- Тогда – кот сделал паузу и торжественно, как будто говорил не с ней, а выступал с трибуны, произнес:

- Не будет Вам, мышиным грызунам покоя от меня. Ни на минуту.

- Я знаю все ваши ходы и выходы и буду сторожить Вас денно и ночьно. Я перейду жить в кухню, и буду держать миску всегда пустой.

- И, в конце концов – он ткнул указательным когтем правой лапы в сторону Кларисы - Вы будете вынуждены отсюда уйти, либо все умрете с голоду.

- Так что, ни у тебя, ни у меня выхода нет – заключил кот.

Клариса несколько минут сидела молча и обдумывала сказанное Василием. Старый, противный кот – как же он был особенно неприятен ей в этот момент. Она даже подумывала, не развернуться ли ей и нырнув в норку, больше никогда уже не видеть это мерзкое создание.

Но, несмотря на всю свою неприязнь к Василию в этот момент, она также осознавала и всю серьезность положения для мышиного сообщества и, конкретно, для себя, понимала в глубине души, что он прав, и была полностью с ним согласна в том, что для сохранения большого иногда необходимо жертвовать малым.

- Хорошо – выдавила она – Пусть будет по-твоему. Но ты должен мне пообещать, что этим все и закончится.

- Нет уж – возразил Василий - Обещать я тебе ничего больше не могу. Теперь все будет зависеть только от расположения хозяев и от их отношения ко мне.

На следующее утро первой проснулась хозяйка. Она нехотя встала с постели, оделась, и по обычаю, в первую очередь, пошла на кухню ставить самовар.

Едва войдя, она замерла от удивления.

Возле пустой миски стоял кот Василий и заискивающе поглядывал на хозяйку. В зубах он держал мышь.

- Молодчина ты наш – воскликнула хозяйка и разулыбалась.

Услышав голос хозяйки, подошел и хозяин дома. Он тоже сразу заулыбался, потом наклонился и погладил кота по голове: Ну, Васька, зря я в тебе сомневался. Ты теперь у нас Суперкот!

- Уф-ф. Похоже, получилось – выдохнул Василий и покосился в сторону печки, туда, где между полом и плинтусом имелся мышиный лаз.

В нем он сумел различить довольную мордочку Кларисы. Она тоже поняла, что план кота сработал и все закончилось хорошо, а значить не стоило и жалеть, что в их мышином сообществе больше нет Серой мыши.

Нравится
09:45
31
© Andrei Serov
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение