Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

ВЫТРЕЗВИТЕЛЬ или ПОВЕСТЬ О ПОТЕРЯННОМ ВРЕМЕНИ (из цикла "Истории одного города")

ВЫТРЕЗВИТЕЛЬ или ПОВЕСТЬ О ПОТЕРЯННОМ ВРЕМЕНИ (из цикла "Истории одного города")

В соавторстве с Владимиром Лищуком

    

                       В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана  в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца  Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат.

                         Михаил Булгаков. «Мастер и Маргарита», глава 2.

 

 

Глава 1.  ТРЕЗВЯК.        

 Багровым портвейном разлился закат в небе над Солнцедарском. Остап смотрел в окно и  мысленно возвращался к утреннему  разговору с начальством. А разговор был о том, что медвытрезвитель исполкома горсовета на конец месяца не выполняет повышенные соцобязательства, взятые к 40-летию Великой Победы. Что старший лейтенант Непейвода О. Г., как руководитель данного подразделения, должен ответить за халатное отношение к работе и, после праздников, доложить коммунистам на партийном собрании, как он докатился до жизни такой.  

              «Короче», - сказали ему, - «у тебя, Остап Григорьевич, есть сутки. Подведёшь – не обижайся!»

…Вообще-то, служба в вытрезвителе, более известному в народе, как «трезвяк», всегда приравнивалась в милиции к армейскому штрафбату.  На должность начальника очередь не стояла, а  7 лет в одном звании  оптимизма Остапу не добавили. Правда, уже решается вопрос о его переводе на капитанскую должность старшего участкового. Теперь же, перспектива перемещения, становилась весьма туманной.

Непейвода  был зол на весь белый свет: на жару, совсем не характерную для конца апреля,  на подчиненных, на жену,  настаивающую на поездке в деревню. Едва он появился на пороге родного учреждения, сотрудники  поняли - сейчас разразится гроза. И не ошиблись в метеопрогнозе. Остап разнес всех в пух и прах и приказал любыми  способами заполнить  койко-места,  назвав немыслимую цифру – 30 человек за сутки!

- Что хотите,  делайте! Хоть сами садитесь! Хоть родню спаивайте и сюда везите!  – бушевал начальник.

 Потом, чуть успокоившись, провёл дополнительный  инструктаж дежурной смены.  Подчинённые, сплочённые годами нелёгкой службы,  сразу прониклись важностью поставленной задачи  и приступили к её  немедленному выполнению.

Служебный "УАЗ", приняв в своё разогретое солнцем  чрево группу в составе: сержанта Заводилкина, милиционера - водителя Колдобина и младшего сержанта Найдёнова,  с рёвом отправился патрулировать улицы родного города.

...Непейвода давно подозревал, что  его назначение на эту должность сильно походило на издёвку судьбы. Ну, как ещё можно объяснить, что человек с такой фамилией окажется в первых рядах борцов за трезвый образ жизни среди граждан,  пивших  преимущественно водку.

А может, кто-то в кадрах решил просто  приколоться?  Размышляя над превратностями судьбы, он даже не заметил, как в дверях кабинета показался дежурный – инспектор Лютиков.  Тот с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться.

- Тебе чего? – спросил Остап Григорьевич.

- Да там… бабка пришла…

- Дед напился?

- Не дед, кот!

- Какой ещё кот?! Вы, что там, от жары охренели?!

- Да, сами посмотрите…

В  "дежурке" сидела пожилая женщина с хозяйственной сумкой, из которой доносилось  то ли мурлыкание, то ли мяукание,  сопровождавшееся  фырканьем и чавканьем.

- Это что у вас? – спросил  Остап.

- Кот это. Алкаш! Покойный муж, когда  со стаканом  не расставался, приучил его за компанию валерьянку лакать. Не знаю, где он её нашёл, но в обед, паразит, так напился, что занавески стал срывать и цветы с подоконников сбрасывать!  Заберите вы его у меня, Христа ради! Сделайте с ним что-нибудь! Дед мой,  как у вас  побудет, так почитай,  месяц  потом к рюмке не притрагивался!

Из сумки высунулась лохматая рыжая  морда  с  мутными глазами. Широко раскрыв зубастую пасть, кот протянул  «мяууу!» и уставился на присутствующих.

Непейвода,  прикинув, что план, всё равно, выполнять нужно, дал команду на оформление.

- А как его оформлять-то? –  изумился  Лютиков, - имя нужно и фамилию там, отчество…

- Как кота зовут, бабуля? – поинтересовался Остап Григорьевич.

- Так ведь, как мужа, Василием…

- Вот так и запиши – Василий, отчество, я думаю - Валерьянович, а фамилия ваша будет, мамаша. Только мы организация хозрасчётная, за работу платить придётся.

- Вот,  спасибо вам! Заплачу, а  как же! Я и за мужа всегда платила. Расценки знаю, денежки уже приготовила,  - и протянула заветные  рубли.

Кота, как положено, повели на санобработку. Он шёл нетвёрдой походкой, но зато с гордо поднятым хвостом. Позже, из душевой, раздались душераздирающие вопли (а какие ещё вопли могут раздаваться из душевой?),  и через несколько минут появилось существо, отдалённо напоминающее  наглеца из  сумки.  Перепуганное  животное быстро забилось  под стол дежурного.    

Начало было положено.  Для выполнения плана оставалось вписать ещё двадцать девять фамилий в потрёпанный временем «Журнал регистрации».

Дежурная машина, а в просторечии «буханка»,  методично объезжала улицы в поисках добычи. Наконец патрульным повезло. На лавочке  в сквере лежал пожилой человек. Он не отвечал на задаваемые вопросы, а лишь тихо мычал. По красному лицу и  запаху изо рта Заводилкин профессионально определил степень опьянения и мужчину на носилках  отнесли в машину.

        …Товарищ Благодатский В. В. был назначен в  Солнцедарск  первым секретарем горкома партии. Ему оставалось три года до ухода на заслуженный отдых, и это повышение пришлось, как нельзя, кстати. Теперь он, с полным правом, мог рассчитывать на персональную  пенсию.  Работа  обещала быть не хлопотной – городок спокойный, ничем не примечательный.  Правда, одна достопримечательность всё же была.

         В центре города, к 600-летию Куликовской битвы, воздвигли стелу в честь русского богатыря Пересвета, сразившегося с татаро - монголом Челубеем  в памятном  1380 году. Легенда гласила, что родом был он из этих мест, о чём свидетельствовала и надпись на мраморной доске: «Пересвету от благодарных земляков». Здесь в праздники почётным караулом стояли пионеры, мимо нестройными колоннами шли работники местных предприятий и, по сложившейся традиции, сюда возлагали цветы молодожёны.

Владимиру Васильевичу, заведующему сектором в обкоме партии, с назначением помог однополчанин,  работавший там же Первым секретарем. Они вместе прошли всю войну и дружили семьями. В райцентр  Благодатский  приехал  на личном автомобиле «Жигули», но без  жены: она ещё не успела закончить кое-какие дела.  Квартиру им выделили в  доме, где проживала  местная номенклатура. Трёхкомнатная на третьем этаже была полностью готова к приёму новых жильцов.

Представление партактиву было назначено на завтра, на двенадцать часов. Распаковав чемоданы, перекусив домашними пирожками и приняв за ужином, по совету лечащего врача, пятьдесят граммов коньяка, он одел спортивный костюм и вышел прогуляться. Однако, старые болячки, нервотрёпка последних дней,  изматывающая дорога и жаркая погода, сделали свое дело – Владимиру Васильевичу  стало плохо: лицо побурело, язык отказался слушаться, а сердце бешено колотилось.  Почти теряя сознание, он прилёг на скамейку. 

…Душным  вечером  двадцать девятого числа весеннего месяца апреля года 1985 от Рождества Христова, в машине с надписью «Спецмедслужба», первым, как и положено коммунисту, оказался первый секретарь  горкома КПСС.

                         

Глава 2. ВОКЗАЛ.

           По рации сообщили о пьяном в районе железнодорожного вокзала. Нездешнев М.И. следовал в ведомственный санаторий на берегу Балтийского моря. Профком премировал его бесплатной путевкой,  а в бухгалтерии даже выдали денежную премию. Соседями по  купе  оказались милые люди - молодой  парень, представившийся студентом вуза, полная женщина лет сорока и усатый мужчина с внимательными глазами.  В дороге мы  легко открываемся попутчикам. Вот и Нездешнева потянуло на откровенность. Он рассказал о семье, об  увлечениях, о том, где и кем работает. Поезд подходил к станции «Солнцедарск-пассажирский», когда усатый предложил отметить знакомство домашней настойкой. Налил всем, но первым выпил Нездешнев.

     Это тоже было первым, что вспомнил незадачливый отпускник, очнувшись на  перроне  без вещей и денег. Стучало в висках и кружилась голова. Он понял, что самостоятельно передвигаться не сможет, и опять забылся в полудрёме. Так в «буханке» оказался очередной клиент. Паспорта при нём не было, но в заднем кармане брюк нашлось служебное удостоверение Министерства иностранных дел СССР на имя Нездешнего Михаила Илларионовича.

      Там же, на привокзальной площади, крутился, ожидая своего постоянного поставщика, фарцовщик Василий Бухтияров, взявший себе творческий псевдоним "Владлен". Он решил, что это имя больше соответствует его утончённой натуре, несущей людям прекрасное, в виде  импортных товаров. А неплохое знание  английского языка поднимало его в  глазах других на недосягаемую высоту. 

      Иностранец в Солнцедарске был в единственном экземпляре - Алмами Драме Секу, студент медицинского училища, невесть каким ветром занесенный в глубинку из Гвинеи и постигавший здесь премудрости акушерского дела.  Денис, как все звали африканца, регулярно получал из дома посылки с жевательной резинкой, американскими сигаретами, джинсами, бейсболками и другими мелочами. А соотечественники, учившиеся в Москве и Ленинграде,  передавали ему через проводников  увесистые сумки с заграничными шмотками для реализации. И в этот раз, он тащил из поезда очередной «гостинец», но радости на лице его не было.  Хуже того, Владлен увидел в глазах слёзы и, конечно, поинтересовался причиной. Расстроенный парень стал  что-то говорить на ломаном русском и  размахивать  письмом от земляков. С трудом, но выяснилось - у будущего акушера личная драма: девушка, на которой он собирался  жениться, вышла замуж за другого. Как говорят у нас – не дождалась. Подумав, Бухтияров предложил снять стресс проверенным русским  способом, и повёл студента в привокзальный ресторан "Дубрава".

…Допивая вторую бутылку водки,   Денис почувствовал, что стало легче на душе, но, почему-то, отказали ноги. Владлен пока ещё держался. Помогая друг другу, они вышли на свежий воздух и тут же были приняты мобильной группой Заводилкина. Фёдор Петрович, швейцар запаса,  недавно уволенный  из органов внутренних дел, продолжал стоять на страже порядка, потому, что мент - он и на пенсии мент.

По его звонку к ресторану всегда направлялась машина для встречи «дошедших до кондиции».  Сегодня в их число попали Владлен и Денис, не имевший, как позже  выяснилось, дипломатического иммунитета, но радушно принятый на общих основаниях.

     Глава  3. ЛЮБОВЬ ЗЛА.

       Людмила Томилина неохотно собиралась на службу. Образование, полученное в Солнцедарском сельскохозяйственном техникуме, давало  право лечить исключительно рогатый скот. Но должность ветеринара её не привлекала. После учёбы, не без помощи родителей, она устроилась в вытрезвитель. Начальство нисколько не смутила специальность нового сотрудника. В конце концов, человек – та же скотина, только способная  думать и говорить. Хотя по публике, попадавшей к ним, этот признак, как основной, вызывал сомнения. 

         Настроение Людмиле портила и неустроенная личная жизнь. Она вышла замуж назло любимому человеку, с которым рассталась, как потом выяснилось,  из-за  ерунды. Семейного счастья не получилось - муж пил и лез с кулаками. Через год гражданка Томилина была уже «разведёнкой». В "трезвяке", брезгливо осмотрев клиентов, она отправляла их без разбора под ледяной душ. Это была  её маленькая месть всем, а не только пьяным, особям другого пола.

Смена началась довольно неожиданно. Пришлось приводить в чувство здорового котищу. Орал он во время "водных процедур" громко, но очухался мгновенно. Потом привезли молодого человека в невменяемом состоянии и пьяного пожилого мужчину. Со слов экипажа, парня забрали из телефонной будки, где тот пытался кому-то дозвониться без двух копеек и орал на всю улицу: «Аллё, любимая!». Приступив к его осмотру,  Людмила не поверила своим глазам! Перед  ней лежал Руслан Завражный - возлюбленный,  без которого её жизнь идёт наперекосяк. 

Открыв паспорт, она с удивлением обнаружила, что тот разведён, то есть абсолютно свободен – даже детей нет. Между страниц лежал клочок бумаги с  номером её  телефона. «Он звонил мне!» -  обрадовалась Люда и злость куда-то пропала. Немного подумав, решила, что теперь уже никуда любимого не отпустит. Осталось дождаться, когда единственный придёт в себя. Руслана и неизвестного мужчину, без санобработки,  аккуратно уложили в койки отсыпаться. Фельдшер Томилина тоже погрузилась в сладкие грёзы и продолжала делать свою работу, не слишком вникая в суть происходящего.

 Глава  4.  ЖОРА МАРМЕЛАДЗЕ

Столовая Солнцедарского комбината ЖБИ им. Пересвета была в городе на хорошем счету. Сюда охотно ходили и сотрудники  близлежащих предприятий. Популярность она  приобрела во многом  благодаря шеф-повару Георгию Мармеладзе или, как звали его близкие - «Жоре», сумевшему разнообразить привычное меню и превратить общепитовскую точку в предприятие высокой культуры. Раз в неделю здесь проводились «Дни национальной кухни». Многим нравилась домашняя выпечка,  но особенно хвалили горячие блюда, представленные в широком ассортименте.  Мармеладзе был доволен результатами  работы, а коллектив, состоящий исключительно  из женщин, искренне гордился начальником. 

Он вызывал симпатию многих сотрудниц. Но только одной из них - раздатчице Зое Кудесниковой или "зайке", как звал её Георгий, удалось соблазнить шефа. Уж очень ей нравился этот горячий кавказский красавец! Уже полгода как они тайно встречаются. По крайней мере, им так казалось. На самом деле, в неведении оставался только супруг Зои,  преподаватель русского языка и литературы,  ценивший её  за вкусную стряпню, пышные формы и неиссякаемый темперамент. А вот темперамента мужа жене как раз   и не хватало. Вот с Жорой всё было замечательно, но только короткие встречи, похожие на случки, её уже не устраивали. Она хотела большего...

Тут появился и повод - у Зои Сергеевны сегодня был день рождения.  Накануне Мармеладзе купил у фарцовщика Владлена  французские духи. Виновница же торжества мечтала о другом - отметить день рождения вдвоём с любимым. Как осуществить этот план она уже придумала, поэтому утром, глядя руководителю в глаза, томно прошептала:  «Спасибо за парфюм! Но если ты хочешь сделать настоящий подарок  – приходи в одиннадцать ко мне домой». Это предложение озадачило Жору, однако, он пообещал что–нибудь придумать.                           

...После работы муж встретил Зою с огромным букетом тёмно-бордовых роз.  Семейный ужин был праздничным. С  удовольствием выпили: она – бокал шампанского, он -  рюмку холодной водки, закусили деликатесами и домашними разносолами, которые всегда были в избытке. Стало легко и  весело. Она налила ещё одну, потом ещё и ещё - супруг не возражал. Ему было хорошо от того, что любимая рядом, что  суетится возле него и говорит, говорит…  

Он не заметил, как  бутылка опустела и,  сильно опьянев, отключился прямо за столом. Зоя  перенесла мужа на диван, заодно убедившись, что  тот спит.  На часах было  девять вечера. Скоро должен прийти Георгий. Взвалив благоверного  на спину, она вынесла его во двор и аккуратно  положила на скамейку. По  телевизору показывали  «Семнадцать мгновений весны» и улицы опять вымерли. Вернувшись, позвонила в вытрезвитель и попросила забрать пьяного мужа у подъезда.

Минут через  десять приехал спецтранспорт. Раньше бы мужчину, вероятнее всего, подняли домой, но учитывая сегодняшние задачи,  дежурная бригада погрузила его в машину.  Жена, передавая тело из рук в руки,  попросила придержать  благоверного до утра. Мол,  сама завтра придёт и за всё со всеми рассчитается.На том и порешили. Зоя привела себя в  порядок, накрыла стол на двоих и, в предвкушении страстной ночи, зажгла свечи.

    ... Жора размышлял - идти ему или нет. Безусловно, как женщина, "зайка" привлекала его своей красотой и страстью. Но было одно обстоятельство, которое сдерживало Георгия - репутация, как важная составляющая  дальнейшего роста. Работа шеф-повара ему нравилась – сыт, обеспечен, уважаем, но он чувствовал, что способен на большее. Давняя мечта - место заведующего столовой, его уже не прельщала. Красноречив, умён, образован -  Мармеладзе начал подумывать о партийной карьере, для чего в марте даже стал кандидатом в члены КПСС. Ведь в жизни и людях он разбирался ничуть не хуже, чем в чахохбили.

          Любовная связь в подсобном помещении столовой  на мешках с гречкой  его вполне устраивала. 

Другое дело оказаться в постели замужней женщины в её квартире. А что если  встреча пойдёт не по сценарию и возникнет анекдотическая ситуация? Нет, он не трус и, конечно, не даст ни себя, ни  свою даму в обиду, но ради чего идти на такой  риск? Прямо сказать об этом Зое он не мог и хотел найти какую-нибудь вескую причину, или, как говорят, хорошую «отмазку».

   Чтобы лучше думалось, Жора открыл бутылку домашней чачи и, налив полстакана, залпом выпил.  Решение проблемы пришло само - раздался телефонный звонок.

          

          Глава  5. КУЗЬМИЧ.

   Кузьмич вышел из  квартиры, хлопнув дверью. «Ну вот, ещё один повод для скандала», - подумал он.  И дня не проходило без ссор – не туда сел, не там встал, не то сказал. Покойная жена не пилила его так, как это делает  невестка.   Цепляется буквально ко всему. Вот и сейчас завелась из-за того, что оставил на столе нож.  Значит - быть скандалу. А у него скандалы и без примет постоянные.  В однокомнатной квартире вчетвером, прямо скажем, не разбежишься.  Он давно перебрался на кухню: семья с маленьким ребёнком, конечно, должна жить в комнате. Понять молодых можно - кто бы его понял! Обидно, что сын в  «разборках» участия не принимает. Мать, воспитывала его, считай, одна, пока он по северным стройкам мотался, деньги зарабатывал. Вот и вырос отпрыск не мужиком, а подкаблучником.

Кузьмич давно бы ушёл от них. Да только идти ему было некуда, кроме как в вытрезвитель. Нет, он никогда не был пьяницей! После выпитого руки не слушались, а они у него золотые! Умели практически всё – кран сменить, дверь навесить, машину отремонтировать. Ещё неплохо готовили и играли на аккордеоне. Клад, а не мужик!  Хорошо его знали и в городе, и в «трезвяке». Он частенько, в свободное от работы время,  что-то там  красил, сверлил,  да подгонял. Денег за работу не брал, но имел, по договорённости, свою койку, на случай домашнего скандала. Его «ложе», застеленное  гобеленовым  покрывалом, располагалось у окна. Под кроватью в футляре лежал старенький, трофейный аккордеон. Рядом стояла тумбочка, накрытая вышитой, ещё женой, салфеткой и висела черно-белая фотография: он, она и маленький мальчик. Тогда ещё его сын...

В палате он увидел новых «постояльцев».  На соседней койке лежал седой мужчина в полуобморочном состоянии. Вокруг него "колдовал" кучерявый чернокожий парень, как потом выяснилось- медик, который спросил у Кузьмича что-нибудь "сердечное", будто знал, что тот таскает с собой корвалол – лучшее средство при  семейных неурядицах.  Молча положив под язык таблетку, сосед благодарно кивнул головой.

 Новеньким оказался и  работник Министерства иностранных дел. Направлялся на отдых в Прибалтику, но в поезде попутчики напоили его  какой-то дрянью.  «Видать клофелинщики поработали. Скажи спасибо, что живой!», -  посочувствовал Кузьмич. 

    На других кроватях лежали ещё трое: один храпел, другой бормотал во сне нерусские слова, а третий - спал как убитый.          

       Глава  6. УРЮК.

 У заведения, возглавляемого Остапом Григорьевичем, бывали разные клиенты. В основном, попадали сюда по пьяни, но был и один деловой партнёр - Алишер Саидов, поставщик сельскохозяйственной  продукции  на  колхозный рынок. Гость из Узбекистана  отличался небольшим ростом,  характерным брюшком и  неизменной тюбетейкой. Всегда улыбающийся, он напоминал известного персонажа Ходжу Насреддина.  Только в отличие от Ходжи приезжал не на ослике, а на многотонном КамАЗе. В городе обычно появлялся  в конце каждого месяца, сдавал товар оптом и оставался переночевать в вытрезвителе.  

      А повелось так с тех пор, как у Алишера украли  выручку из гостиничного номера в Доме колхозника.  Вот и  пришла ему в голову мысль - найти  ночлег под бдительным оком милиции, и «трезвяк» как нельзя лучше подходил для этой цели. Но оказалось, что попасть в число его постояльцев не просто.  Когда Саидов , сделав  пару глотков водки, пришел к дежурному «сдаваться», то получил отказ.

- Но я же пьяный, я водку пил! – пытался убедить дежурного хитрый узбек.

На что тот, усмехаясь, ответил:

- Если все будут такими пьяными - мы останемся без работы. К тому же, ведёшь ты себя  нормально, ничего не нарушаешь. Свободен.

Выйдя и немного поразмыслив, обладатель вышитой тюбетейки сделал ещё пару глотков, встал на четвереньки  и с лаем,  распахнул заветную дверь.  Дежурный удовлетворенно кивнул:

-  Вот это другое дело! Теперь ты наш!

Он стал желанным клиентом вытрезвителя, правда, ни пить, ни скулить ему больше не приходилось. Достаточно было рассчитаться за ночлег и угостить сотрудников вытрезвителя щедрыми дарами  родной земли. 

Дружный коллектив за глаза ласково  называл Алишера -  «Урюк».

- Что-то  Урюк задерживается, - задумчиво произнес Лютиков, листая «Журнал» - завтра уже месяц заканчивается, а его всё нет.

- Может, случилось чего, - поддержала разговор фельдшер Томилина.

И вдруг, как по заказу, под окнами раздался шум подъехавшего грузовика и в дверь вошёл радостный  Саидов.

- Салам алейкум, уважаемые!  Да ниспошлёт Аллах счастье Вам и Вашим семьям!  Пусть в полном благополучии будут Ваши дела! Здоровья и успехов всем обитателям этого благословенного дома! – рассыпался он в любезностях.

Сотрудники заулыбались в ответ, но ещё больше оживились, когда житель Чирчика махнул им рукой в сторону машины. Они сами  выгрузили три мешка кураги и отнесли их в кладовую. Дежурный привычно  приступил к оформлению документов. В протокол вносились все вещи, принятые  на хранение, но Лютиков всегда заполнял одну единственную строку  -  «сумка спортивная синяя  «Динамо» с денежными средствами, в  сумме …». После чего они с гостем отправлялись в бухгалтерию пересчитывать наличность.

Алишеру  отводили место  в той же палате, что и Кузьмичу.  Они  давно знали друг друга и, встретившись снова, обнялись как родные.         

       Глава 7.  АХ, ЭТА СВАДЬБА!

Милицейский «УАЗ» проезжал мимо Дворца бракосочетаний. Перед праздниками здесь был аншлаг – желающих  жениться в мае находилось немного.  Константин Найдёнов, член экипажа «машины боевой», заметил на мраморных ступеньках известную в городе личность. «Надо же, Логинов! Его-то как сюда занесло? Неужели Татьяна замуж выходит?» - занервничал он.

 Директор «Дубравы»,  Логинов М. А., слыл уважаемым   человеком. Едва ли не каждый солнцедарец побывал в его ресторане по поводу или без.  Максим Алексеевич имел взрослую дочь, в которую Костя был безнадёжно влюблен. Красавица Татьяна работала продавщицей в местном универмаге и заочно училась в институте.  Найдёнов предпринял несколько попыток  познакомиться с ней  поближе, приглашал в кино, но всякий раз получал «от ворот поворот».  И всё же не переставал надеяться, что сможет завоевать её сердце.   Но  сегодня, похоже,  надежды рухнули.  Таня выходит замуж и что характерно - не за него. Младшего сержанта больно  царапнуло чувство обиды и  ревности.

        Внутри всё закипело, когда Костя увидел невесту  в белом платье под руку с нарядно одетым молодым человеком. В одно мгновение тот приобрел в его лице статус лютого врага. Счастливые молодожёны после торжественной церемонии принимали поздравления. Неожиданно жених со свидетелем отошли в сторону, о чём-то оживленно разговаривая, а потом  повернули за угол.

...Сергей Молчанов, свидетель на свадьбе, был рад и не рад за друга. С одной стороны, хорошо, что тот женится – начинается самостоятельная жизнь. Но с другой стороны – он теряет верного товарища, с которым когда-то бегали в одном дворе,  учились в одном классе,  даже служили в одном полку ВДВ.  И, конечно, немало покуролесили. Есть, о чём вспомнить не при посторонних!  

Он отвёл жениха  в сторону, достал из карманов пиджака специально  припасённую по этому поводу "четвертинку", два бумажных стаканчика и конфету «Раковая шейка». Разлил водку и произнёс трогательный тост, суть которого сводилась к следующему: «Вот и всё, брат! Кончилась твоя холостяцкая жизнь! Я хочу, чтобы ты никогда не забывал о том, как мы с тобой…».  После чего они выпили и  крепко, по-мужски, обнялись.  Быстро налили по второй, но «алаверды» был неожиданно прерван  стражами порядка.

- Нарушаем! – радостно констатировал Найдёнов, - Пройдёмте! – и гостеприимным жестом пригласил обоих в стоящую рядом машину.

- Да вы чё, мужики?! У нас же  свадьба! Я - жених, а он – свидетель!

-  Свадьба – дело, конечно, хорошее.  Но нарушать -  никому не позволено!  - вмешался сержант Заводилкин, и добавил – Вы прежде всего граждане нашей великой социалистической родины, обязанные исполнять её законы и соблюдать установленный порядок!    

       Аккуратно, как любимую девушку, Костя взял молодожёна за руку, но тот попытался  вырваться.

- А вот это зря! Сопротивление сотрудникам милиции при исполнении уголовно наказуемо. Пройдемте!

Ситуация, казавшаяся шуточной, грозила перерасти в серьёзную проблему. Преодолевая сопротивление жениха, милиционеры повели его в «УАЗ». Свидетель Молчанов понуро брёл следом, потому что не мог бросить лучшего друга, тем более, что идея импровизированного «мальчишника» принадлежала именно ему.

      

     Глава 8. ОТЦЫ И ДЕТИ.

     Логинов  выдавал свою единственную дочь за  Николая Варенцова. Со свадьбой можно было и подождать, если бы не беременность Татьяны.  Немалый срок, а также любовь молодых, подтолкнули взрослых к решению - ребенка сохранить, брак заключить, но без особой помпы.  Максима Алексеевича не пугало, что новоиспеченный зять всего лишь студент. Родители, слава Богу, живы, если что - помогут. А уж он, имея связи практически везде, договориться о трудоустройстве детей на перспективную работу.

...Сегодня всё шло не по плану - церемония бракосочетания сдвинулась на час позже. Вскоре, формально-торжественная часть была соблюдена и пришло время отправляться в ресторан. Тут неожиданно выяснилось, что жених вместе со свидетелем пропали. Пожалуй, это был первый случай в истории, когда со свадьбы крадут жениха. Родственники, вместе с друзьями,  обследовав прилегающую территорию и, нигде не найдя ребят, обратились в милицию.

Там их выслушали с интересом, однако заявление не приняли. Но вошли в  положение (кто не знает Логинова!)  и позвонили сначала в больницы, а потом и в морг. Друзей нигде не было.  Тогда,  на всякий случай, связались с вытрезвителем и выяснили, что среди задержанных есть и  гражданин Варенцов, и гражданин Молчанов. Максим Алексеевич, вместе с отцом жениха, поехал в вытрезвитель, по дороге  пытаясь прикинуть,  во что может обойтись  «вызволение».

Непейвода радушно принял просителей (он тоже знал Логинова), но  выпустить молодых людей категорически отказался, доходчиво объяснив причину:

-  Отпустить я их не могу! Мало того, что распивали на улице, нарушая общественный порядок, так ещё оказали активное сопротивление сотрудникам милиции при исполнении!  О чём у меня и рапорт соответствующий имеется. А это статья! Тюрьма, Алексеич, плачет по твоему зятю! Приятель его скоро будет не свидетелем на свадьбе, а свидетелем по делу!  

Остап закурил сигарету.

- И потом, ты, не хуже чем я, знаешь, что такое план. У тебя он свой – у меня свой, хозрасчётный.  За невыполнение по головке не погладят! Так вот я своей головы уже завтра лишиться могу! Предлагаю компромисс - давай  наши планы совместим!

- Это как же мы их совместим?

- А очень просто. Свадьба будет! Но только здесь. Гостей оформим  как положено. За пребывание придётся  заплатить. Деньги небольшие. Конечно, это не  "Дубрава", но помещение светлое, просторное, недавно косметический ремонт сделали.  Опять же душ есть, комната отдыха и кабинет "психологической разгрузки".  Исключительно из уважения к тебе  - никому на работу сообщать не будем. И план выполним, и свадебку сыграем! Выбирай: или зять за решёткой – или свадьба в вытрезвителе!

Логинов немного подумал и согласился. Видеть мужа своей дочери в арестантской робе ему очень уж не хотелось. Он позвонил в ресторан и приказал грузить всё в машину и везти  на Садовую, 15. Сразу выяснилось, что тамада и музыканты ехать отказались, пояснив, что визиты в данное заведение радости им никогда не доставляли.

Торжество было под угрозой срыва.  Выручил отец жениха.

 

 - Есть тамада! Лучшего  не найти!  А позже решим вопрос и с музыкантами.  

Варенцов - старший нашел в записной книжке телефон и набрал номер.

…Столы  были расставлены буквой «Т» и накрыты, когда у входа был замечен Георгий Мармеладзе, с интересом разглядывающий фотографии на стендах «Пьянству - бой!» и "Доска позора". Его радостно приветствовали родители молодых. Они прояснили  ситуацию  и Жора, наконец-то, понял, для чего приглашён. Как только он окунулся в привычную обстановку праздника, хмель из головы моментально изчез. Сразу оценил сервировку и внёс поправки: переставил по-своему холодные закуски и салаты, на столе жениха и невесты убрал водку, а крепкие напитки подвинул ближе к себе и родителям.  Сделал пару  замечаний по приготовленным салатам, обратил внимание на недостаток специй в заливном, но, особенно, на то, что  в соусе "сациви"  мало шафрана  и корицы... 

Наконец,  он пригласил заждавшихся гостей занимать места, а Логинов передал дежурному деньги и собранные паспорта для оформления присутствующих. Праздник начинался!  

Глава  9. РУСЛАН И ЛЮДМИЛА.

Освободили из-под стражи жениха со свидетелем,  привели в чувство и опять посадили, но уже за свадебный стол. Мармеладзе приступил к исполнению обязанностей тамады и взял  управление торжеством в свои руки. Кто, как не грузин, мог превратить  застолье в настоящий праздник, не позволив ему скатиться  до обычной пьянки.

Георгий произнёс первый тост, как и полагалось, за молодых. Присутствующие с удовольствием выпили. Ожидание было долгим, у всех разыгрался  аппетит, поэтому  обязательные здравицы прошли мимо ушей – гостей больше интересовала выпивка и закуска. На тосте «за любовь» публика, наконец, отвлеклась от тарелок, раздались возгласы «горько!» и аплодисменты. Вскоре  возникло оживление,  характерное для таких мероприятий. Вездесущий Мармеладзе одновременно руководил работой официантов, следил, чтобы у всех было налито и предоставлял слово желающим.  Создавалось впечатление, что его основная специальность - тамада, а не шеф-повар столовой.

Но даже в этой суете, он успел обратить внимание на стройную брюнетку  с  васильковыми глазами и пышной прической из мелких  кудряшек. Вылитая Анжела Дэвис - борец за мир во всём мире, но,  только бледненькая. Девушка не шла, а гордо несла себя в туалетную комнату.  

- Извините, Вы подруга со стороны невесты или жениха? - уточнил Жора.

- Я подруга жениха... со стороны, - услышал в ответ и озадачено посмотрел на незнакомку.

- А можно узнать Ваше имя? – не успокаивался он.

- Зовите меня Анжеликой, - проворковала красотка и, сверкнув смеющимися глазами, удалилась в заданном направлении.

Всё шло своим чередом: молодые целовались - присутствующие пили.

Лютиков доложил начальнику, что коллектив с поставленной задачей успешно справился. Непейвода облегченно  вздохнул – за голову можно было не беспокоиться.

В кабинет вошли  Логинов с Варенцовым и пригласили его, как почетного гостя, к свадебному столу.  Находясь в приподнятом настроении, Остап Григорьевич предложение принял и, подняв бокал, пожелав молодым "счастья и здоровья в личной жизни". А слегка захмелев, вспомнил,что один обязательств пункт остался не выполненным - раз в месяц проводить среди населения работу по борьбе с пьянством и алкоголизмом. Метод проведения - лекция.

"Население есть, - подумал он,  - надо найти лектора". И тут его осенило!  В нескольких шагах от свадебного стола, в приходил в себя сотрудник МИДа. Человек, несомненно, эрудированный и политически грамотный - других там не держат. Остап отправил дежурного посмотреть как там Нездешнев и договориться с ним о выступлении перед собравшимися. Тогда на работу Михаилу Илларионовичу никто сообщать не будет. Уже через десять минут москвичу вернули  рубашку с брюками и  тот, слегка помятый, но довольно бодрый, появился на публике.

Непейвода  постучал вилкой по рюмке из чешского хрусталя и торжественно объявил:

- Мне приятно сообщить, что добрая слава об учреждении, которым я имею честь руководить, давно перешагнула границы района! Сегодня, вечерним поездом из Москвы, к нам прибыл ответственный  работник Министерства иностранных дел СССР, который расскажет о международном опыте борьбы с таким отвратительным социальным явлением, как пьянство, а так же  о последних событиях в мире. Поприветствуем его, товарищи!

Раздались громкие, но непродолжительные аплодисменты.

- Спасибо! За все страны я не отвечу, - поправив очки, начал выступающий, - но могу поделиться впечатлениями о своей командировке в США и Канаду. В Америке нет самого понятия - «вытрезвитель».  Даже если гражданин не в состоянии передвигаться -  его никто не  забирает, это считается нарушением прав человека.  Главное, чтобы он не совершал противоправных действий.  А в той же Канаде  организована специальная служба - "Красный нос", которая доставляет нетрезвых водителей домой...

Остап прервал крамольную речь:

- Нам такой опыт не подходит! Лучше поговорим о международном положении.

Ухмыльнувшись, Нездешнев  подумал: "Конечно, опыт им не подходит! Зато всем подходят американские джинсы…". 

Завозмущалась крашенная блондинка в очках:

- Может, я чего не понимаю! У нас здесь политзанятия или свадьба?!  Жора! Давайте таки будем праздновать! Вам по телевизору новостей  мало? Где музыка? Женщины желают танцевать!

 О музыке организаторы забыли.  На выручку, как ни странно, пришёл Непейвода:

- Музыка будет! Есть у нас один умелец – на аккордеоне играет не хуже Паганини! Пригласите сюда маэстро!

Вскоре,  из палаты  к свадебному столу прошествовала  процессия: впереди Лютиков, за ним, разминая пальцы, Кузьмич, а последним - Урюк, благоговейно нёсущий футляр с  инструментом.

- Сыграйте-ка  нам, уважаемый! Да так, чтобы и за душу взяло, и ноги в пляс пустились!

"Мастер-золотые руки", поудобнее устроившись на стуле, заиграл, по случаю,  «Ах, эта свадьба!». Народ сразу хором подхватил песню,  и загремело: «пела и плясала!».

На втором припеве донеслись сильные удары в дверь палаты и возмущенные возгласы, среди которых особенно выделялся пьяный голос Руслана Завражного : 

- Что же вы делаете, сволочи! Фашисты проклятые! Нас за людей не считаете! Ни спать, ни есть, ни похмелиться не даёте, а сами водку пьянствуете и  песни орёте!

Фельдшер Томилина, услышав любимого, попросила Заводилкина сотоварищи препроводить клиента в комнату для буйных: «Я там его быстро успокою и в чувство приведу».

...Посреди помещения стояла кровать. Злостных нарушителей внутренней дисциплины привязывали к её спинкам и держали, пока те не успокоятся. Но особый интерес вызывал потолок.  Там Кузьмич надёжно закрепил стол, кровать, тумбочку и табуретки. У смотрящего на данную композицию снизу, возникало ощущение нереальности происходящего. Это была своего рода шоковая терапия – весьма эффективное средство, разработанное лично Остапом и оформленное, в конце прошлого года, как рационализаторское предложение.  

 Томилина вошла в кабинет "психологической разгрузки". Над зафиксированным ремнями Завражным, нависала мебель. Уставившись в потолок и блаженно улыбаясь, Руслан прошептал: «Так вот ты какая, белочка...».  И услышал в ответ: " Я не белочка, родной мой, я – Мила!".

В стоящей перед ним женщине в белом халате он не сразу узнал  любимую, а узнав, почему-то, отключился.

 

Глава 10. АМНИСТИЯ.

Кузьмич, зажмурив глаза от удовольствия,  наяривал "летку-енку".  Выйдя из-за стола, Алишер Саидов откашлялся и обратился  с пламенной  речью:

- Многоуважаемый, Остап Григорьевич!  Да продлятся годы твои в счастье и благоденствии, а дом твой пусть будет всегда полной чашей! На Востоке существует многовековая традиция. Когда отмечается важное событие, то всех, без исключения, приглашают на праздник, везде раздают подарки и милостыни, а преступникам даже объявляют амнистию. Прояви же и ты мудрость свою! Отпусти наших оступившихся соотечественников! А то несправедливо как-то получается – свадьба гуляет, а четверо несчастных мучаются. Пусть примут участие в этом прекрасном торжестве! Мы тут решили поздравить молодых и, вместе с амнистированными, выступить с номерами художественной самодеятельности.

 Нетрезвые гости возгласами одобрения поддержали оратора. Непейвода возражать не стал.

 Урюк вернулся в палату, где находились Денис, Владлен, Кудесников и Благодатский, лежащий в обнимку с Василием Валерьяновичем. Учуяв запах корвалола, рыжий проныра незамедлительно перебрался из-под стола дежурного в кровать первого секретаря. Саидов быстро объяснил обстановку и товарищи по несчастью перешли к обсуждению программы камерного концерта. Кудесников вызвался исполнить романс.  Денис и Владлен решили выступить с хитом группы «Бони М», причем петь будет Владлен, а Денис зажжёт в танце. Конферанс взял на себя Алишер, а музыкальное сопровождение осталось за Кузьмичём. С выступлением неизвестного мужчины и дрессированного кота решили повременить.

 Урюк торжественно объявил Александра Кудесникова. Тот вышел в переброшенной через плечо белой простыне. Наверное,  так выглядели римские патриции в годы падения империи.

- Афанасий Афанасьевич Фет, музыка Александра Егоровича  Варламова. Романс «На заре ты её не буди». В вытрезвителе исполняется  впервые.

Маэстро заиграл и Саша запел. Да так, что народ за столом притих, у женщин затуманились глаза, а тамада по-особенному посмотрел на исполнителя. Услышав:  «А вчера у окна ввечеру  долго-долго сидела она»,- Мармеладзе вдруг вспомнил Зою. Он здесь пьёт, а она ждёт его дома. Глядя на счастливых новобрачных, на их радостные лица,  Жора внезапно осознал, как сильно любит свою "зайку"!      

Едва утих гром аплодисментов, он неожиданно попросил:

- А можешь «Проводы любви» Кикабидзе?

Кудесников молча кивнул. Жора подпевал приятным баритоном и его лёгкий акцент добавил исполнению проникновенности.  Дуэт  получился превосходным. Когда песня закончилась, влюблённый грузин посадил Александра рядом с собой – это было началом настоящей мужской дружбы. 

Владлен, немного порепетировав с Кузьмичём, запел на английском шлягер "Распутин", а африканский студент  стал выкидывать коленца не хуже Бобби Фаррелла. Это надо было видеть!

-  "Ra Ra Rasputin
Russia's greatest love machine
And so they shot him till he was dead…",
- неслось из раскрытых окон.

Гости,  почувствовав ритм, сначала  стучали ладонями  по столам, а потом сами пустились в пляс. Урюк исполнял танец живота (благо, что он был),  к нему присоединилась Анжелика, а следом молодые. Тут же подтянулись родителями со свидетелями и сотрудники вытрезвителя с начальником. Народ веселился от души. 

Нездешнев, глядя на эту искреннюю  и неподдельную радость, поймал себя на мысли, которая не имела права появляться в голове советского гражданина, тем более сотрудника МИДа:

«Какие же у нас  счастливые люди! Они даже не догадываются, как плохо живут!».

Уж ему-то это было отлично известно.

«И  пьют, как никто в мире» - продолжал он рассуждать,

«Но это даже к лучшему. Не приведи Бог им узнать,  как можно и нужно жить! Даже представить страшно, что тогда произойдёт…».

 Мысль, едва появившись,  тут же ушла, словно испугавшись, что будет озвучена… 

 

 

Глава 11. РАЗГОВОРЧИКИ.

Торжество продолжалось. Владлен  на "УАЗике" съездил  домой за подарками для молодожёнов и импортным кассетным магнитофоном. Невесте он торжественно вручил  духи «Climat»,  жениху  -  пакет с фирменной футболкой, а  гостям на дегустацию предложил блок «Marlboro» и американскую жевательную  резинку.  Желающие отведать  вражеских сигарет собрались  на крыльце.  Курили даже те, кто раньше в этом замечен не был. Сравнение с отечественной продукцией  было явно не в пользу «Явы» за 30 копеек, но вслух об этом никто не говорил.

 Несмотря на разрешение, амнистированные уходить не торопились. Сначала гостеприимное заведение покинули молодые, хотя им был предложен отдельный «номер».  Жених и невеста  вежливо отказались -  не проводить же, пусть не первую, но брачную ночь, в таком малопривлекательном месте.   

Свадьба перешла на следущий уровень.  Гости сосредоточились группами по интересам и "разговаривали разговоры".  За одним столом сидели Нездешнев,  Логинов, Варенцов, крашенная блондинка и ещё несколько мужчин. Тут кипели политические страсти и велись горячие словесные баталии. 

За другим душевно беседовали Анжелика и Денис, который рассказывал о тяготах студенческой жизни на чужбине. Девушка внимательно слушала, сочувственно кивая кудрявой головой, и не перебивала – она умела слушать, что может далеко не каждая.

Рядом с ними, с бутылкой армянского коньяка, расположились  Мармеладзе и его новый приятель. Саша  с  упоением говорил о красивой и умной жене, к тому же ещё, и отличной хозяйке. Да так расписывал её  достоинства, что Георгию стало немного обидно. Перебив друга, с присущим кавказцам красноречием,  он тоже начал петь своей возлюбленной дифирамбы. Оказалось, что обоим здорово повезло – и у Саши, и у Жоры  женщины были просто необыкновенными. За них и выпили.

Мармеладзе решил, что сегодня же предложит ненаглядной развестись с мужем, который  уделяет ей внимания не больше, чем мебели в квартире. 

Александр полностью поддержал друга.

 И, вообще, Георгию давно хочется стабильности, тихого семейного счастья и  детей, непременно троих и обязательно мальчиков. 

Александр заметил, что от смешанных браков  получаются  умные дети, и тому есть немало примеров, взять хотя бы Пушкина.           

 "Я сыграю самую лучшую свадьбу на свете, - продолжал Мармеладзе, а  тамадой на ней будешь ты, Саша!  Там и споём дуэтом: «Чито гврито, чито маргарито, да!». И ещё. Своего старшего сына я назову  Сандро, в знак глубокого к тебе уважения! ".  

Кудесников объяснил, что у него детей  пока нет, но они с женой работают над этим.  А выпив очередную рюмку, вдруг выразил сомнение в том, что сможет  оправдать высокое доверие. Георгий  успокоил, что быть тамадой совсем для человека образованного и начитанного совсем не сложно. Кроме того, на его родине друг - это почти брат, а братьям не принято отказывать. Саше, ничего не оставалось, как согласиться.  

Вскоре,  послышались анекдоты на разные темы.  Доставалось, в основном, тёщам, неверным мужьям и жёнам, но и политику не обходили вниманием. Нездешнев, уловив настроение, рассказала свежий  анекдот:

  Заходит  Горбачев в баню.

Моющиеся отпрянули в стороны и прикрылись шайками.
          - Товарищи? Это же я, Михаил Сергеевич,

такой же мужчина, как и вы.
          - Как, а Раиса Максимовна разве не с вами?!

 Присутствующие дружно рассмеялись. 

Глава 12. УХОДЯ - УХОДИ.

Засобирался в дорогу Алишер Саидов. Ему вернули взятые на хранение  деньги. Уже на пороге он  обернулся и сказал изменившимся голосом:

   - По образованию я филолог. Окончил Ташкентский университет, но работать по специальности  не пришлось. Так сложилось. Отец умер от фронтовых ран,  я остался за старшего в доме и, чтобы прокормить семью,   пошёл работать – мама одна воспитывала трёх  младших сестёр. Своей свадьбы у меня не было и, наверное, не будет. Я счастлив, что оказался на таком торжестве, познакомился с удивительными людьми и почувствовал себя членом большой семьи! Я очень люблю вас, друзья!

И, утерев, тюбетейкой, скупую мужскую слезу, бодро зашагал к машине. Впереди была долгая дорога в Чирчик.

 Другие тоже потянулись на выход. Кузьмич, проверив по привычке сантехнику, распрощался со всеми и поспешил на работу  в ЖЭК, где трудился в последнее время.

Чернокожий студент  наконец-то выговорился новой подруге. Его история вызвала чувство сострадания. А как известно, у женщин от жалости до любви один шаг, что подтвердилось, когда Алмами Драме Секу и  Анжелика вышли из вытрезвителя вместе, взявшись за руки. Такие разные, но неожиданно подошедшие друг другу, как две половинки одного целого. 

Следом, «по-английски», исчез Владлен Бухтияров, наконец-то сообразив, что пора валить отсюда, пока начальство не передумало.

Нездешнев уехал с Логиновым. Садясь в машину,  они пытались исполнить акапелла "Арию московского гостя" из "Иронии судьбы".

…Мармеладзе  вдыхал на крыльце аромат заграничных сигарет, когда увидел Зою. Как же он обрадовался!

- Ты нашла меня! Любимая! Ты все-таки нашла меня!

Не дав "зайке" опомниться, он потащил её в вытрезвитель и обращаясь к немногочисленным оставшимся, прокричал:

- Вы слышите?!  Она нашла меня!Не знала, где я, но всё-таки нашла!

Он не заметил, что любимая словно окаменела,  а в её глазах застыл испуг. Георгий подвёл Зою  к другу:

- Познакомься,  это - та женщина, о которой я говорил. А это – мой новый друг!  Представляешь, он согласился быть тамадой на нашей свадьбе!

- Очень приятно, Саша, - произнес Кудесников,   -  я рад за вас, ребята…

Зоя Сергеевна, посмотрев на обоих, медленно, как во сне,  направилась к выходу. За ней шёл, погружённый в свои думы, супруг и  радостный Жора, на ходу объяснявший приятелю, чего не должен  делать на свадьбе тамада.

Последними покидали учреждение фельдшер Томилина и присмиревший Завражный.  Руслан и Людмила отправлялись  строить новую жизнь,  где нет места прошлому, а есть только настоящее и будущее, ставшее возможным благодаря его Величеству Случаю. 

Глава 13. УМОМ РОССИЮ НЕ ПОНЯТЬ!

В комнате дежурного  раздался телефонный звонок. Ответив на него, Лютиков раздражённо произнёс:

- Ну и смена выдалась! Вчера весь вечер  искали пропавшего жениха, а сегодня с утра  разыскивают какую-то шишку - товарища Благодатского. Здесь-то ему что делать?!

Лютиков резко замолчал, переглянувшись с  начальником. Оба подумали об одном и том же - в палате оставался  пожилой мужчина, о котором никто ничего не знал.  

…Владимир Васильевич чувствовал себя значительно лучше и даже сидел на койке. Дежурный начал задавать вопросы. Первый же ответ, о фамилии, имени, отчестве,  заставил его напрячься, а узнав о месте работы, он извинился и вышел посовещаться с Остапом.  Непейвода был в замешательстве. Теперь, когда всё прояснилось, нужно было что-то срочно предпринимать.

Во-первых: вернуть первому секретарю Солнцедарского горкома КПСС спортивный костюм, шлёпанцы и ключи от квартиры.

Во-вторых:  каким-то образом загладить ситуацию, чтобы не лишиться партбилета и погон.

И, в-третьих: хорошо бы лично  доставить  его домой, если, конечно, согласится .

Владимир Васильевич согласился – время поджимало. Нужно было принять ванну, привести себя в порядок и переодеться. Он уточнил телефон  горкома, позвонил и попросил, чтобы через полтора часа к подъезду прислали  служебную "Волгу". Всё это время за ним по пятам следовал рыжий кот.  Животное мяукало и преданно заглядывало в глаза. Садясь в "копейку" Остапа, Благодатский взял нового друга с собой.      

 Хозяйке, которая позже пришла за питомцем, сообщили, что Василия Валерьяновича Чеботарёва отдали в хорошие руки.

...Представление в новой должности состоялось. Владимир Васильевич познакомился с коллегами, заслушал доклады подчинённых, осмотрел город и на этом, собственно, всё закончилось. Был предпраздничный  день.

Вечером он сидел на кухне  с традиционной рюмкой  коньяка и  смотрел новости.  Напротив, прямо на столе, Василий лакал из блюдца валерьянку. Каждый думал о своём.  Благодатский – о том, как завтра, 1 Мая, он будет приветствовать жителей Солнцедарска с высокой трибуны у стелы имени Богатыря Пересвета . О чём думал кот оставалось тайной, но судя по довольной морде - о хорошем. 

В дверь позвонили. На пороге стояли два офицера милиции, а за ними толпился народ. Непейвода взмахнул рукой и нестройный хор голосов проскандировал: «Поздравляем! Поздравляем!». Непонятно было, с чем поздравляли – то ли с наступающим Днём международной солидарности трудящихся, то ли с новым назначением.  Но, к своему удивлению, Благодатский обрадовался нежданным гостям.

Приглашая всех  войти, Владимир Васильевич поспешил  к холодильнику, но его остановила Зоя Кудесникова. Она держала под руку, с одной стороны - мужа Александра, а с другой - Георгия Мармеладзе, которые несли  тяжёлые сумки с  продуктами. Все трое шутили и  счастливо улыбались.    

Накрывать решили в зале. Как из скатерти-самобранки, на столе появились  салаты, деликатесы, фрукты и горячительные напитки.

Из ванной вышел Кузьмич  и констатировал, что сантехнику, который ставил краны, нужно оторвать руки. Хорошо, что у него всегда с собой рабочий чемоданчик, и сейчас всё будет исправлено.

В прихожей хозяина квартиры остановил Владлен. Немного смущаясь, он  презентовал бутылку французского коньяка "Martell"  и снова затерялся среди гостей.

Подошла бывшая владелица рыжего кота. Она принесла любимую подстилку питомца и торжественно вручила её, как переходящий вымпел.

 Будущий акушер Денис пришёл с Анжеликой, «подругой жениха со стороны», и сообщил, что после праздников они подают заявление в ЗАГС, и что невеста уже  учится готовить его любимое африканское блюдо - татале  с рисом и изюмом.          

Увидев Нездешнева, Владимир Васильевич поинтересовался, не нужна ли помощь.  Оказалось, что проблема решена. Товарищ Логинов   попросил его прочитать в "Дубраве"  лекцию о международном  положении. Мидовца приятно удивил интерес  рестораторов к политике, и,  особенно, уровень сознательности швейцара Фёдора Петровича, который всё  тщательно конспектировал и задавал много вопросов .

Сегодня, ночным поездом, Михаил Илларионович отбывает в Москву - ему хорошо заплатили и даже выдали не совсем "сухой" паёк в дорогу.  

Когда сели за стол, первый секретарь горкома предложил тост за присутствующих. Его дополнил Кузьмич: «И за отсутствующего, по уважительной причине, Алишера Саидова!». С поправкой согласились и  дружно выпили. 

Потом слово взял Остап Григорьевич и  поблагодарил собравшихся за активное участие  в выполнении плановых показателей вытрезвителя. Он поделился новостью, что подписан приказ о его переводе на должность старшего участкового. Но, свято место пусто не бывает, и начальником  назначен,  сидящий рядом, лейтенант Лютиков,  хорошо знакомый по работе многим солнцедарцам.

В телевизоре страна готовилась к Первомаю.  Весеннее настроение  передалось даже коту. Он раскинулся на полу и, громко мурлыкая  от удовольствия, вылизывал себя выше хвоста.

Владимир Васильевич Благодатский, наблюдая за происходящим, в очередной раз убеждался, что прав был поэт: «Умом  Россию не понять!».

 А Нездешневу вдруг пришло в голову, что все мы живём в постоянном опьянении от успехов и побед, которые, на самом деле, таковыми не являются. И выйти из  этого состояния эйфории нам никак не удаётся. Но по всему видно - скоро у страны наступит тяжёлое похмелье. Не может не наступить!

 ЭПИЛОГ

         Прошло двадцать пять лет. За это время многое изменилось в мире и кое-что в Солнцедарске.  

             Памятник богатырю Пересвету заменили скульптурой  «Свобода», в виде раскрытого початка кукурузы, устремлённого к солнцу. Правда, издалека это произведение искусcтва больше напоминает гигантский фаллоимитатор, но, такое сходство, никого теперь не смущает и не настораживает.

Два года назад рухнул построенный после войны мост, соединявший Солнцедарск с Багай - Барановкой и ещё тремя десятками деревень за  рекой. Местным жителям приходится делать крюк в пятьдесять вёрст по раздолбанной дороге, чтобы добраться до  районного центра. Денег на ремонт найти никак не получается. 

  Зато в помещении  бывшей столовой комбината ЖБИ открыли ночной клуб «Трезвяк», где молодёжь пьёт, колется, совокупляется, убивает друг друга и  танцует. В общем - отдыхает.  

Из примечательного, вроде бы, и всё...  Говорить о частных магазинах, кафе, рынках и саунах, заполонивших улицы, как о местном экономическом чуде, не хочется. Этого добра нынче хватает везде!

Зато в судьбах наших героев за четверть века произошли существенные изменения.

         Первый секретарь горкома товарищ Благодатский руководил парторганизацией до последнего. Он остался в городе и после роспуска КПСС, которой посвятил всю жизнь и даже отказался вступать в новую коммунистическую партию России, считая, что прошлого не вернёшь. Через два дня после расстрела Белого Дома, Владимир Васильевич тихо умер в своей постели от острой сердечной недостаточности.  Его жену с котом, потом часто видели в автобусе №7, следовавшему по маршруту «Площадь Ленина – Городское кладбище».

  Алмами Драме Секу, он же Денис, с женой Анжеликой и очаровательными  двойняшками в 1991 году уехал в Великобританию, где, благодаря полученным в стране Советов знаниям и опыту, преуспел и смог открыть практику, приносящую приличный доход. Это позволило девочкам получить образование в престижном Оксфорде. Чадолюбивого гвинейца удручает лишь отсутствие у дочерей желания порадовать его внуками – они слишком заняты собственной карьерой и замуж не торопятся.  Стройные, смуглые и кареглазые, они, раз в году, обязательно навещают любимую бабушку.

   6 января 1987 года, Кузьмич, реконструируя унитаз, нашёл своё счастье. Хозяйка квартиры, в которую он прибыл по вызову, оказалась доброй, симпатичной и порядочной женщиной, да к тому же ещё вдовой. Вскоре он перебрался к ней на постоянное место жительства, забрав из дома только самое необходимое, и освободив для других персональную койку у окна, в ставшем родным вытрезвителе.  

     Приятель Кузьмича,  Алишер Саидов, ещё какое-то время приезжал в Солнцедарск на  «КамАЗе». А, в середине девяностых, местные торговцы уже  встречали его, как  директора  центрального рынка города Чирчик независимого государства Узбекистан. Хотя и поздно, но  он всё-таки женился. Разница в 20 лет «молодых» нисколько  не смущала – они обзавелись пятью  малышами-погодками, младшего из которых назвали не совсем восточным именем Кузьма. Каждый приезд Алишер навещал друга, а во время последнего, когда старик уже предчувствовал скорый уход, получил из рук маэстро подарок – немецкий аккордеон. Иногда,  отец просит Кузьму сыграть на трофейном инструменте, и тот старательно выводит его любимую мелодию, отдалённо напоминающую песню «Ах, эта свадьба!». После чего, всегда улыбающийся Урюк, отворачивается, и вытирает накатившуюся слезу неизменной тюбетейкой. 

Бывший работник МИД СССР Нездешнев, на волне перемен, оказавшийся в нужное время в нужном месте, тянет четвёртый срок депутатом Государственной Думы. Он, иногда, вспоминает Солнцедарск и, в своё время, даже помог первому мэру города решить  вопрос финансирования  строительства «Спорткомплекса имени Пересвета» с кортом, бассейном,  тренажерными залами и футбольным полем. Правда, никто  так и не увидел этого чуда архитектуры, зато желающие могут  полюбоваться  дворцом бывшего  градоначальника в стиле «барокко» на берегу известной русской реки. 

Фарцовщик Василий Бухтияров сначала легализовался в кооператора, позже, в  предпринимателя без образования, и  первым открыл в городе собственный магазин одежды. Когда Владлену не стало хватать оперативного простора, он уехал в Москву, где занялся операциями с недвижимостью, на чем  заработал приличный капитал и успешно им распорядился. Мало кто знает, что рекламируемый в СМИ крупнейший мебельный центр - один из его многочисленных проектов. Он редко бывает на родине, предпочитая здешним берёзкам кокосовые пальмы небольшого тихоокеанского острова. Не женат, но есть верный друг.

Сказочная пара Руслан и Людмила занялась "челночным" бизнесом.  На первых порах не всё ладилось, случалось, «попадали на деньги». Постепенно дела пошли в гору. Но у Руслана не хватало ума правильно распоряжаться финансами - он часто и много тратил их на выпивку и доступных женщин.  Отправившись в очередной раз за товаром в Турцию, домой больше не вернулся. Людмила не слишком расстроилась, а, в душе, была даже рада, что они с дочкой остались вдвоём.  У неё нашлись средства и силы дальше заниматься прибыльным бизнесом, и жить, ни в чём себе не отказывая.

  Георгий Мармеладзе и чета Кудесниковых, уже через полгода после описываемых событий, уехали из города, подальше от сплетен и пересудов. Но так и не смогли укрыться от  всевидящего ока вездесущих земляков, в лице Варенцова - старшего, который в 1990 году по санаторной путёвке отдыхал в городе Сочи. Где, с его слов,  на набережной встретил знакомую троицу, а с ними  красивую черноглазую девочку лет пяти. Зоя Сергеевна изрядно похудела, похорошела и производила впечатление довольной жизнью женщины. Правда это или нет - история умалчивает. 

Городом теперь руководит всенародно избранный глава - Найденов К. А. Тот самый младший сержант милиции, когда-то безнадежно влюблённый в Татьяну, дочь директора ресторана "Дубрава"  Логинова, трагически погибшего от бандитской пули в лихие 90-е.  Недавно, мэр из окна персонального "мерседеса" видел свою несостоявшуюся невесту, которая выгуливала в  коляске внука. Рядом с Константином Андреевичем, обнажив загорелую грудь, сидела длинноногая  секретарша и громко смеялась над очередной шуткой шефа.

Найдёнов подумал, что надо бы проставить бутылку французского коньяка  Николаю, таксующему на старой «девятке» Таниному мужу, в знак благодарности за сохранённую свободу.

  Бывший милиционер и швейцар запаса Фёдор Петрович жив, здоров, чего и всем  желает. Когда-то давно, он  вступил  в ЛДПР, где, несмотря на возраст, продолжает возглавлять городскую ячейку. Его всегда можно увидеть на здешних митингах: энергичного, с горящими глазами и голубым партийным флагом.

  Свидетель жениха, сержант ВДВ, Сергей Молчанов, в конце восьмидесятых нашёл своё место в сплочённых рядах «солнцедарской» братвы и даже вырос там до бригадира. Потом подсел на наркотики и в тридцать три года  умер от сильной передозировки, во время "субботника"  с малолетними проститутками.

 Имея на плечах погоны подполковника, а за плечами  должность второго мента города, бывший начальник вытрезвителя Остап Непейвода развал Советского Союза воспринял спокойно. Сообразив, что к чему, он бысто нашёл общий язык с бандитами и активно подключился к вопросам приватизации, а, позже, и к строительству  "синих крыш" . Уступив братве комбинат ЖБИ, получил в собственность спиртзавод, где до сих пор разливает популярную водку «НеПейВода». Находясь на заслуженном отдыхе, продолжает  мыслить стратегически и успешно продвигает на руководящие должности бывших подчинённых: Лютиков уже много лет возглавляет городскую думу, Заводилкин -  в налоговой, а шустрый Найдёнов недавно стал мэром. Из окна офиса Остап уверенно смотрит в будущее и если бы не потерянное, за годы нелёгкой службы, здоровье, его можно было бы назвать счастливым человеком. Кот Василий Валерьянович оставил после себя многочисленное потомство, которое отличается ярко-рыжим окрасом и склонностью к злоупотреблению известным лекарством. Его бывшая хозяйка, прошедшая всю войну, но не научившаяся выживать на нищенскую пенсию, в декабре 1998 года посчитала за лучшее добровольно уйти в мир иной, где не обманывают, не унижают, не предают…

 

 

 

Нравится
11:10
32
© СОСЕДОВА ЕЛЕНА
Загрузка...
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение