Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Выстраданное счастье

Выстраданное счастье

Глава 25. Жанна. Ия.


Долго пришлось мне блуждать по всяким закоулкам, пока нашла дом, указанный на бумажке. Поднялась на третий этаж и позвонила в квартиру. Я долго ждала, пока, наконец, мне открыли дверь. А дверь мне открыла красивая молодая женщина. Я удивилась, что она не спросила, кто её беспокоит. Но женщина только махнула рукой:

-О чём вы говорите? Зачем спрашивать? Воровать то у меня совсем нечего, если только меня слепую. Да, что женщина слепая это было видно по всему. Видно, что зрачки смотрели в одну точку, куда-то мимо меня, да и трость, которой она нащупывала дорогу, указывала на то, что она совсем ничего не видит. Я извинилась за вторжение и представилась, как врач из детского дома. Ия, так звали женщину, вздрогнула и побледнела:

-Что с девочкой? – выдохнула она.

Я корила себя за бесцеремонность. Надо же было ляпнуть сразу о том, что именно врач и из детского дома. Я тут же поспешила успокоить женщину, помогла ей присесть на диван и огляделась. Скудное здесь было жильё. Две комнаты. Шторы на окнах давно не видели стирки, как и сами окна. Повсюду пыль.

Я рассказала, что Ия чувствует себя хорошо. Только, конечно, скучает. Слёзы покатились из глаз моей собеседницы. И снова я корила себя, зачем растревожила материнское сердце? Но раз пришла, то уже надо доводить дело до конца. И я начала расспрашивать о том, с кем живёт женщина. Она ответила, что живёт совершенно одна. Родителей у неё давно нет.

-А где отец девочки? Неужели ему не жалко было отдать такую прелестную малышку в детский дом?

-Отец даже не знает, что у него есть дочь. Но это длинная история, я не хочу даже вспоминать.

Мне нечего было сказать, и я перешла непосредственно к её болезни. И женщина поведала мне о своей трагедии:

- Все шло хорошо. Я работала здесь в городе на заводе. Зарплата была неплохая. Завод выделил для Ии место в детском саду, который расположен недалеко от дома. Но однажды в цеху произошла авария. Что-то там рванула. И ударной волной меня отбросило, и я ударилась головой о станок и потеряла сознание. Очнулась в больничной палате.

-Я очень плохо различала предметы. Один глаз вообще ничего не видел, а второй еле-еле. И тогда решили сделать операцию. Меня предупреждали о том, что возможно после операции я буду видеть хорошо, а возможно и совсем ослепну. Случилось второе. И вот я вынуждена была отдать свою доченьку в детский дом. Но я думаю, что это временно. Пока она немного подрастёт, а потом я обязательно верну её. И мне в старости будет помощь. А теперь ко мне приходит два раза в неделю социальный работник, и я со своей пенсии, которую мне назначил завод, плачу небольшую сумму. Работница приносит продукты и делает уборку в квартире. Я знаю, что она относится к своим обязанностям спустя рукава. Проследить за ней не могу, вот и пользуется этим. Но что делать? Жить-то надо, в петлю не лезть, видимо судьба моя такова.

Ия выговорилась и замолчала.

Теперь передо мной, как наяву встала картина жизни этой женщины, и поняла: с какими бы трудностями я не столкнулась бы, но я должна ей помочь. Не знаю, что на меня нашло и почему в душе моей нашлось место для этой страдалицы. Перед поездкой к ней я в энциклопедии нашла, что же означает для женщины это короткое, самое короткое без единой согласной буквы имя?

Корни его находятся в древне-греческой культуре, и означает цветок фиалки. И сулит много интересного человеку, над коим покровительствует. Оно таит в себе много таинств, она дарит уравновешенность, уверенность в себе, целеустремленность, умение воздействовать на эмоции окружающих, спокойствие, самодостаточность, но это не полный перечень сулящих свойств. В детстве эта обладательница имени является примером для подражания, очень привязана к маме. Её проблема - слишком большая доверчивость. Во взрослой жизни - один избранник. Я смотрела на женщину и думала, что возможно и правы толкователи. 

-Ия, а если я найду врача, который сможет тебе помочь, ты согласишься на повторную операцию?

-Да. Конечно, соглашусь. Хуже уже не будет. Ведь я испытала ужас тьмы. Только денег у меня на операцию нет, а кто сегодня согласиться делать просто за спасибо. Таких дураков нет.

Да. Я об этом совсем не подумала. Но отступать было поздно. Я сказала, что обязательно что-нибудь придумаю и, пообещав Ие, что скоро снова её навещу, но уже с хорошими новостями, попрощалась.

В голове сверлила одна мысль: куда идти, куда податься, где искать помощь? А помощь здесь явно нужна. И в первую очередь нужно найти хорошего врача.

Долго думала и решила поговорить со своим главным врачом. Я без утайки рассказала ему о горе, которое случилось с молодой и красивой женщиной. Василий Иванович немного подумал, а затем начал куда-то звонить, попросив меня пока что выйти из кабинета.

Я снова вернулась к своим обязанностям, но Василий Иванович через некоторое время пригласил снова к себе. Он что-то писал на листке, а затем подал мне его. Там был адрес московской офтальмологической клиники «Глазная хирургия» и адрес, где она расположена, а также телефон хирурга Прокофьева Дениса Ивановича.

Я с радостью ухватилась за этот листок бумаги и хотела уже уходить. Но Василий Иванович как-то загадочно улыбнулся, и посоветовал, чтобы больную в Москву сопровождала я сама. Я развела руками.

-А по-другому и быть не может, ведь у неё совершенно нет никого, кто бы то мог сделать.

-Вот и славненько. Думаю, что тебе пойдёт на пользу эта поездка. Да…предварительно согласуй, возможно, понадобятся какие-то анализы, заключения хирурга, который здесь делал операцию, да и соответственно эта услуга будет платной.

Я поблагодарила Василия Ивановича и направилась в свой кабинет. Когда все вопросы по работе были закрыты, я набрала московский номер клиники, а именно Дениса Ивановича. Он ответил мне сразу. Я представилась. Он ответил, что рад помочь коллеге, тем более, что его об этом попросил его старый друг Василий, с которым они вместе учились. Так мы согласовали с Денисом Ивановичем все вопросы, и он назначил время приезда в клинику. Это должно было произойти через 15 дней. Правда, сумма которую придётся внести, слегка меня шокировала, но я знала, сколько стоит такая операция за рубежом, и поэтому, немного подумав, решила истребовать деньки в заводском комитете.

На следующий день, с самого утра я туда и направилась.

Глава 26.   Жанна. Деньги на операцию.

Вначале я решила попасть на приём к директору. Правда, с самого утра он был очень занят, но узнав, что я врач и хочу говорить о деле, касающегося их завода, он извинился и сказал, что постарается освободиться в течение часа. Он оказался пунктуальным, и ровно через час секретарша проводила меня в кабинет. Вскоре, после того, как я рассказала о той беде, которая постигла их работницу, и маленькой дочери оказавшейся в детском доме не по её прихоти, а по вине завода, директор вызвал к себе председателя профкома. Мне пришлось ещё раз повторить историю Ии.

Но тут меня ожидало разочарование. Председатель профкома мямлила, не поднимала глаз, а оправдывалась тем, что эта сумма для них не подъёмная, ведь живут только за счёт взносов своих работников. А вот прошли новогодние праздники и почти все деньги ушли на подарки, да ещё надо большие деньги перечислить на оздоровление пострадавших в той аварии. Директор молчал. Я поблагодарила всех присутствующих за «гуманность» и вышла.

  Передо мной вновь встал вопрос: «Что делать?»

Дома заметили моё состояние, и я вынуждена была поделиться с ними своими переживаниями. Как всегда на помощь пришёл отец. Он посоветовал обратиться к рабочим завода. И тогда уже мне пришла в голову идея, которую я начала воплощать уже на следующее утро. Я сфотографировала маленькую Ию, сидящую на подоконнике со слезами на глазах и высматривающую свою любимую мамочку. Отнесла фото в мастерскую и заказала большой портрет. Это было потрясающая картина. На неё невозможно было смотреть без слёз.

Вот с этим портретом я снова пошла на завод и в заводском комитете попросила провести собрание рабочих. Мне не отказали. В назначенный день я с портретом Ии, взволнованная поднялась за трибуну.

-Уважаемые! Я не знаю, какими словами к вам обратиться: может господа, может товарищи, а может просто люди? Неважно! Главное, что бы вы услышали меня, даже не меня, а вот эту девочку. Вы знаете, почему она со слезами смотрит в окно? Не знаете…… А вот директор и ваш профком знают, я недавно рассказала им об этом.

В зале послышался шум и несколько голосов громко потребовали:

-Говорите!

 -Рассказывайте!

-А это девочка находиться в детском доме по вине вашего завода. Её мать пострадала во время аварии, она ослепла. Так случилось, что воспитывать девочку ей пришлось ей одной, но эта трагедия перечеркнула жизнь сразу двоих людей. И теперь Ия, так зовут девочку, каждый свой день начинает с того, что зовёт свою мамочку. Она верит в чудеса. Так помогите же этому маленькому существу не потерять эту веру! Я нашла в Москве хирурга, который попытается помочь матери Ии, но вы сами знаете, что операция дорогостоящая, и денег у неё нет. Ваш завод отказал мне в моей просьбе и сегодня я вынуждена прибегнуть к последней инстанции, к вам мои дорогие. Я верю, что вы не потеряли в этом жестоком мире доброту и гуманность.

Не буду описывать все эмоции, которые витали в атмосфере на этом собрании, скажу кратко, что рабочие единогласно решили поработать в ближайшую субботу, а весь заработок перечислить на счёт матери девочки.

Я не сдержала слёз и низко поклонилась этим людям. Но плакала ни одна я, плакала половина собравшихся заводчан.

Я гордилась тем, что живу в городе, дышу одним воздухом с такими прекрасными людьми, которые и в беде, и в радости помогут и поддержат.

Через 10 дней на счёте у Ии появилась крупная сумма, которой хватило на оплату операции, на дорогу и если пройдёт всё, и на реабилитацию после операции. 

Ровно в назначенный срок мы с Ией отправились в Москву.

 Ночь пролетела незаметно, и вот уже мы с Ией в Москве. Пришлось взять такси, так, как я со слепой женщиной, не зная города, сама растерялась. 

Глава 27.  Жанна. В Москве.

В клинике нас уже встретила медсестра, которая проводила нас в приёмный покой. Вскоре туда зашёл врач. Это был высокий мужчина, лет 35-и.Волосы русые, несмотря на то, что он выглядел молодо, на висках уже заметна была седина. Он назвал себя Денисом Ивановичем, а я себя Жанной Николаевной, хотя заочно мы были уже знакомы, так как неоднократно разговаривали. Мне приходилось уточнять многие вопросы, касающиеся нашей больной. Денис Иванович крепко пожал мою руку и очень внимательно посмотрел в мои глаза. А глаза у него были серые и такие добрые. Вот я и загляделась в них. Кажется, так и смотрела в них целую вечность. Я спохватилась первая, и тихонько освободила свою руку из его тёплой и мягкой ладони.

Денис Иванович осмотрел Ию. Он занимался своим профессиональным делом, а я исподтишка рассматривала его. У него был высокий лоб, ресницы, как у женщины длинные, нос прямой, чуть длинноватый, но он нисколько не портил а, наоборот, создавал какую-то завершённость портрету. Он был гладко выбрит, на бороде ясно вырисовывалась ямка. Руки были ухоженными, как и положено хирургу. Ногти коротко острижены.

Я и не заметила, что он закончил осмотр моей подопечной и уже сам внимательно смотрит на меня.

Я немного засмущалась и видимо, покраснела, потому что Денис Иванович, улыбнулся и тотчас же отвёл взгляд.

Теперь он внимательно изучал анализы, затем заключение хирурга, делающего операцию Ие. Немного подумав, он вызвал медсестру и распорядился, чтобы больную отвели в палату, а сам начал писать листок назначения.

Когда закончил писать, снова вызвал медсестру и вручил ей лист. Когда ушла медсестра, Денис Иванович, поинтересовался, где я устроилась? И только тут до меня дошло, что я об этом не подумала и не заказала себе гостиницу. Теперь я вряд ли смогу поселиться. Это же Москва. Я растерянно смотрела на него и только развела руками.

-Жанна Николаевна, а что будет, если я предложу вам остановиться у меня. Ведь мы уже с вами давно знакомы. Да и Василий Иванович просил не оставлять вас бес присмотра. Видимо вы очень ценный кадр, раз сам главврач беспокоиться, чтобы вас не украли тут, в Москве. А что? Вы такая красивая женщина, что всё возможно. Он шутил, а у меня горели щёки.

-Так, как? Вы согласны пожить у меня несколько дней?

-А как на это посмотрит ваша жена, Денис Иванович?

-А жены-то как раз и нет.

-А куда вы её отправили?

-Да и не было у меня её. Не успел обзавестись.

Но тут наш диалог прервала медсестра, она напомнила, что через 15 минут он должен быть за операционным столом. Я видела, что он с сожалением посмотрел на свои ручные часы.

-Если вы согласны с моим предложением, то подождите меня в холле, я освобожусь через два часа, а может и раньше, и тогда поедем со мной. Заодно я назначу день операции вашей больной. Я согласно кивнула головой. Денис Иванович проводил меня в холл, усадил на мягкий диван и вручил какой-то медицинский журнал. 

Видимо я задремала на этом диване, и проснулась, когда кто-то тронул меня за плечо. Передо мной стоял уже одетый в длинное чёрное пальто Денис Иванович. Он подал мне руку, подхватил мою дорожную сумку и уверенно повёл на выход. Я послушно шла рядом. Мне было очень спокойно и приятно. Во дворе клиники стояли автомобили. В один из них он галантно усадил меня.

Когда начали движение Денис Иванович выразил надежду, что просмотрев анализы и заключение хирурга, делавшего операцию моей подопечной, у него появилась уверенность, что он, возможно, сможет помочь. У меня радостно забилось сердце, и я с благодарностью и надеждой взглянула на этого человека.

 Так перекидываясь незначительными фразами, мы вскоре подъехали к высотке. Припарковав машину, Денис Иванович открыл мне дверцу и помог выйти. Конечно же, сумку мою дорожную нёс сам, другой рукой поддерживая меня за локоть. Мне было очень приятно. Ведь я так давно не ощущала такой заботы, тем более от мужчины. На душе было легко и спокойно. Поднялись на лифте на 6 этаж.  

 Вдвоём мы приготовили скромный ужин из тех продуктов, которые нашлись у него в холодильнике. Нам было вдвоём комфортно. Мы вели себя так, как будто сто лет знакомы. Он расспрашивал меня о своём бывшем однокурснике Василии Ивановиче. И я подробно рассказывала о нашей поликлинике и о том, как уважают главного врача. Только о том, что меня связывало в прошлом с Василием, конечно, я не могла рассказать, а ещё мы договорились о том, что утром, когда Денис Иванович уедет на работу, я до его приезда вечером, могу погулять по Москве, и хоть немного познакомиться с её достопримечательностями.

Спать он уложил меня в своей спальне на кровати. Я, конечно, возражала, но он был непреклонен. Сам устроился в гостиной на диване. Вот тут-то я почувствовала себя неудобно, как захватчица. Но хозяин только улыбался.

Проснувшись утром, нашла на столе гренки, варенные в мешочек яйца и записку с пожеланием доброго утра и отличного дня. Я была тронута. Позавтракав, я отправилась за новыми впечатлениями. Недалеко от дома стоял, сияя золотыми куполами православный храм, и меня, как магнитом потянуло туда. Служба уже шла. Купила две свечи и, спросив у служителя, где можно поставить их во здравие, зажгла одну и тихо попросила Господа, чтобы помог моей подопечной обрести зрение. А вторую поставила и попросила Всевышнего помочь мне найти моего брата. Обоим пожелала крепкого здоровья. Перекрестившись, я тихо вышла из храма. На душе было спокойно.

Я долго бродила по московским улочкам, пока не почувствовала усталость и повернула обратно. По дороге зашла гастроном купила продукты и направилась во временное жилище. Я с удовольствием приступила к готовке обеда, который мы с Денисом Ивановичем скушаем на ужин. На первое приготовила борщ, по нашему домашнему рецепту, как мама называла « наш фирменный», а на второе гуляш с картофельным пюре. У меня ещё осталось пол вилка капусты, и я решила сделать салат, натёрла и добавила туда кислое яблоко и немного лука, заправила оливковым маслом и получился обалденный салат. Когда у меня всё было готово и прибрано на кухне, раздался звонок в дверь. Не снимая фартука, подошла и спросила:

-Кто там звонит?

-Да вот заплутавший путник просится переночевать, голосом хозяина ответили за дверью.
Я распахнула дверь, а перед моим лицом вырос огромный букет чайных роз. Я растерянно смотрела и не могла даже слово сказать. 

-Берите, берите - это вам, Жанночка!

Я ещё больше растерялась, но букет приняла и поблагодарила. От роз исходил такой тонкий чудесный аромат, что я уткнулась носом в него и дышала, дышала. А хозяин вдыхал аромат кухни и мурлыкал, как кот.

-Это надо же, как у нас вкусно пахнет! И кто же это так  хозяйничал у нас тут? Игриво вопрошал он. А сам уже доставал из пакета продукты, я убирала их в холодильник. В конце достал бутылку шампанского и вопросительно посмотрел на меня.

- Да не возражаю я, не возражаю. Вот покушаем борща, а затем выпьем по бокалу игристого напитка,-  пошутила я. 

Вскоре мы непринуждённо сидели за столом и маленькими глоточками дегустировали  брют.

Затем Денис Иванович смачно ел борщ и нахваливал.

-Вот знаете, Жанна, я давно не ел такого вкусного борща. У меня мама готовит такой же. Только мне редко приходиться бывать у неё. 

Я поинтересовалась, где живут родители. Он ответил, что далеко, в Украине. В Хмельницкой области.

А выпив по второму бокалу шампанского, мы договорились перейти на  «ты» и называть друг друга по именам, без отчества. Это было чудесный вариант, который сделал нас ещё на один шаг ближе. Гуляш Денис ел также с удовольствием. Нахваливал и салат. А я была просто счастлива от того, что хоть чем-то могла отблагодарить гостеприимного хозяина.

Утром повторилась та же картина. Денис ушёл, но оставил для меня на столе завтрак. Меня очень тронула его забота. Позавтракав, я снова проделала вчерашний маршрут. Зашла в храм и поставила свечи, попросила у Господа здоровья для Ии и для Вадима, а затем села на первый троллейбус и уехала поближе к центру. Так прошел почти весь день. Но я успела придти раньше Дениса и приготовить ужин. 

Сегодня он принёс небольшой торт. Поужинав, мы пили чай и лакомились киевским тортом.

Дни летели незаметно. На пятый день Денис попросил пожелать ему удачи, в этот день у него было несколько операций и одна из них у моей подопечной. Я пожелала ему этого и проводила до двери, затем обняла и поцеловала в щёку. Он весь встрепенулся и, улыбнувшись, быстро сбежал по лестнице, не дожидаясь лифта.

Как обычно, я сходила в храм и продолжала знакомиться со столицей, но мои мысли всё время крутились там, в операционной. Я еле дождалась вечера. Накрыла стол, расставила посуду и наконец, услышала долгожданный звонок. В дверях стоял усталый, но улыбающийся Денис.

Мне очень хотелось тормошить его и расспрашивать об операции, но я взяла себя в руки. Пока он умывался и переодевался, разливала суп по тарелкам. Аромат щекотал ноздри, мне самой хотелось отведать свой с любовью приготовленное блюдо. Наконец, появился Денис, а в руках у него была бутылка красного вина. Я не рассмотрела название, а молча пошла за бокалами. И только тогда, когда наши бокалы были наполнены, Денис сказал, что с удовольствием поднимает свой бокал за успешную операцию. Я чуть ли не подпрыгнула от радости. Но он сдержал мой порыв:

-Я сделал всё возможное. Я нашел причину потери зрения и устранил её. Теперь осталось подождать пять дней, чтобы окончательно убедиться. Вот снимем повязку и тогда, как говорит русская народная поговорка: « Или пан, или пропал». Мы чокнулись и отпили. Вино было изумительное. Оно источала тонкий аромат, а сделав глоток, хотелось ещё и ещё. Я не удержалась и снова сделала глоток.

И снова мы долго сидели и разговаривали обо всё, и тогда я осмелилась и спросила, почему он до сих пор не женился, неужели в Москве не нашёл себе достойную женщину? Денис, немного поколебавшись, ответил, что был влюблён в девочку из своего класса. И она его любила. Видно судьба не позволила быть им вместе. Договорились, что после учёбы они обязательно поженятся.

Только не дождалась она его. Родители настояли, а она и подчинилась, вышла замуж за местного авторитета, который всячески измывался над нею. И однажды не выдержав, она покончила жизнь самоубийством. Я очень горевал и упрекал себя в том, что не сделал ей предложение раньше того поддонка. Но изменить ничего уже было нельзя.

Затем была подруга, уже после того, как стал оперировать, здесь в клинике. Все уже шло к свадьбе, но несчастный случай унёс и эту жизнь. С тех пор он и мается в холостяках. Какой-то совсем невезучий. Немного помолчали, и снова отпили из своих бокалов и тогда уже Денис спросил о моём семейном положении.

 Может вино сделало своё дело, а может просто обстановка располагала к откровенности, но я, как на исповеди, выложила ему свою историю жизни. Даже упомянула о том, что детей у меня не будет, а ещё о том, что где- то у меня есть родной братик, который старше меня и которого я никогда не видела, но обязательно после того, как доставлю Ию домой, я отыщу его, где бы он ни был.

Глава 28.  Жанна.  Жанна и Денис.

А следующие два дня были выходными, и Денис посвятил их мне. Он водил меня по музеям, сводил на Красную площадь. Я очень хотела посетить мавзолей В Ленина, но он отговорил. Сказал, что совершенно не рекомендует этого делать и пригласил меня вечером посетить ресторан  «Столица». Я начала отказываться, мотивируя тем, что у меня нет соответствующего платья, да и туфли нужны, коль посещаем ресторан с таким громким названием.

Денис сдался, и мы зашли в ближайшее от нашего дома кафе, где прекрасно провели вечер. Там играл прекрасный ансамбль, и мы танцевали. Нам обоим было хорошо. Он тесно прижимал меня к себе, и я чувствовала биение его сердца, иногда он, как бы нечаянно касался губами моих волос, а один раз коснулся щекой моей щеки. У меня внизу живота моментально разлетелись бабочки, и я вся стала влажной. Это меня озадачило. Перед тем как присесть снова за столик, я извинилась и вышла в дамскую комнату. Мои трусики были влажными, и мне просто пришлось их снять. Со мной такое произошло впервые. Наверное, слишком давно не было  у меня мужчины.

Сославшись на усталость, я попросилась домой, мой спутник тотчас откликнулся на мою просьбу.

А дома, мы попили кофе, и когда пришла пора расходиться по своим комнатам, я подошла к нему и, положив руки на плечи, крепко поцеловала. И тогда Денис громко выдохнул и, перехватив у меня инициативу, начал страстно целовать мои губы. Я не предвидела такой реакции и немного растерялась. А он крепко обнял меня и продолжал исследовать языком мой рот. Он ласкал мой язык, нёбо, губы, и такая страсть исходила от его губ, что невольно поддалась искушению и уже сама проделывала с его языком всевозможные штучки. Затем он начал целовать мои глаза, щёки, перешёл к ушкам. Его горячий шершавый язык проник в мои ушные раковины и наделал такой переполох в моём теле, что невольно застонала. А Денис не останавливался и продолжал обследовать уже вторую раковину, перешёл к шее. Вернулся к мочкам ушей и снова к губам. Я не успевала за ним, я просто наслаждалась.

А затем его рука нырнула под футболку, и пальцы проникли под лифчик, уже трогали мои сосочки. Я взвилась. Так давно не наслаждалась мужской лаской. Всё моё женское начало вдруг ожило с такой силой, что не было мочи, и я тихо стонала. А Денис решительно снял с меня мою защиту и уже губами припал к зовущим упругим бугоркам. А руками он сжимал, ласкал мою грудь. Он ни на минуту не оставлял их в покое. Лицо моё пылало жаром, а внизу живота всё пульсировало, и с каждой минутой влажность увеличивалась. И если бы он сейчас оставил меня в покое я, наверное, умерла бы сразу от неудовлетворённого желания. Но он был поистине мужчина, он чувствовал моё желание и стремился разжечь этот огонь ещё жарче. Дыхание у обоих было прерывистым. И наконец, он не сдержался, подхватил меня на руки и отнёс в спальню. Я не сопротивлялась, я ждала продолжения этой игры. Он снял с меня всю одежду, разделся сам. Я мельком смогла рассмотреть его мужское достоинство, и была поражена его красотой.

Однако это продолжалось всего долю секунды. Денис лёг со мной рядом и продолжал целовать грудь, переходя медленно к животику и ниже. Он языком начал слизывать мою влагу. Он слизывал, а она всё прибывала. Такого наслаждения я никогда ещё не испытывала и волна оргазма накрыла меня с головой. Сколько это продолжалось я не знаю. Меня здесь не было: я летала высоко, высоко. Я парила над собой и не хотела возвращаться, а мой партнёр продолжал наслаждаться нектаром моего раскрывшегося цветка, у которого не было садовника. И вот этот садовник появился, и теперь вся красота и нежность принадлежит только ему. И он наслаждался её. Меня снова захватило желание, и тогда Денис сделал то, чего я так жаждала. Это было поистине божественное наслаждение для нас обоих. Когда я уже собралась на взлёт, Денис остановился и спросил, а не хочу ли я родить от него прекрасного мальчугана? Я опешила, а потом поняла о чём речь, и крепко прижавшись к нему сама начала двигаться навстречу прекрасному. Он понял и сделал это. Потом мы лежали, прижавшись разгорячёнными телами, а Денис легонько и так нежно целовал моё лицо, тем самым выражая свою благодарность. Так и уснули, не комментируя, происшедшее с нами. 

Утром, когда Денис тихонько поцеловал меня, я открыла глаза и пожелала ему удачи. Он улыбнулся и пообещал, что так и будет. Просто он знает, что удача находиться у него в руках. Я пока не поняла, что он имел в виду, а укуталась в одеяло и снова уснула. Сегодня мне никуда не хотелось идти, но я заставила себя снова пойти в храм и снова поставила свечи. Но сегодня я не спешила, а осталась на службе. Я не умела молиться, но своими словами просила у Бога дать шанс на счастье женщине с красивым именем Ия, просила счастья моему брату. Затем мои мысли перешли к Денису. Я и за него просила и, в конце концов, стала незаметно просить себе простого женского счастья.

- А в чём заключалось это счастье? - думала я. 
Ответ пришёл сам по себе: женское счастье – это когда любимый человек, любимый мужчина рядом и в радости, и в горе. Это когда у женщины есть детки, которые ждут свою маму, как ждёт её маленькая Ия, это, когда… когда есть кого ждать с работы, есть кому готовить борщ и много , много, много всяких незаметных на первый взгляд мелочей.

Последние дни для нас с Денисом превратились в сплошной рай. Я не знаю, как он работал, потому что ночи напролёт мы занимались любовью. Это были страстные ночи. И каждая ночь, со своими наслаждениями не походила на другую. Мы просто растворялись друг в друге. Это была любовь. И когда утром с синяками под глазами он нехотя покидал меня, я молилась, чтобы скорее наступил вечер, чтобы я могла снова и снова прижиматься к ставшему мне дорогим человеку. Я не думала о том, что осталось каких-то пару дней и мне придётся навсегда проститься с ним. Я откладывала всё это на потом, а теперь я жила им. 

И вот наступил день, вернее вечер, когда Денис ворвался в квартиру и, схватив меня на руки, закружил вихрем по комнате. А затем выдохнул:

-Ия прозрела! Мы сделали её счастливой!

От радости я не закричала и накинулась с поцелуями на него. А он отстранился и очень серьёзно сказал:

-Жанна, выходи за меня замуж.

Я остолбенела. Вот уж чего не ожидала услышать, так это предложение. А он достал из кармана бархатную коробочку и извлёк оттуда блеснувший тысячами искорками бриллиантовое колечко и протянул мне. А я…
я просто протянула ему свой пальчик. Колечко мне пришлось впору. Так мы и обручились.

Мы не говорили о том, что возможно поспешили, мы не говорили о тех проблемах, с которыми возможно столкнёмся, мы просто знали, что поступили правильно. Наши души давно соединились. Они нашли свой приют, и нам всем было хорошо. Наша ночь стала очередной и незабываемой. Теперь он то и дело называл меня своей женой, а я и не возражала. Мне было хорошо.

Утром мы вместе поехали в клинику, где меня уже с нетерпением ждала Ия. На ней пока были надеты тёмные очки, но она радостно шагнула мне навстречу и крепко обняла со словами благодарности. Мы стояли, обнявшись, и плакали, а наш врач строго смотрел и категорически запрещал это делать.

Завтра мы должны будем уехать. Ие предстояла ещё реабилитация, но уже недалеко от дома в санатории. А нам с Денисом предстоял ещё один вечер и одна ночь, где мы определимся с нашим будущим.

День пролетел незаметно. Я купила билеты, подготовила наши вещи к отъезду, а когда пришёл Денис, мы снова провели с ним свой романтический ужин. На нём мы решили, что через три месяца у него будет отпуск, и он приедет ко мне, там мы официально оформим свои отношения. Я заикнулась о гражданском браке, на что он категорически ответил отказом.
- Я хочу, чтобы наши дети родились в нормальном, счастливом браке.

Я хотела возразить, что детей у нас не будет, но он ладошкой прикрыл мой рот и замолчала. Я согласилась. 

-Свадьба будет обязательно. Я хочу тебя видеть во всей красе. А это сделает твоё подвенечное платье, а ещё я хочу обвенчаться с тобой в церкви. Чтобы и на небесах мы были всегда рядом.

А я не возражала, я тихо радовалась, чтобы в очередной раз не спугнуть своё счастье.

-После свадьбы тебе придётся переехать ко мне. Я не могу оставить свою клинику. Ведь это она дала мне путёвку. Здесь я могу полностью реализовать себя. Здесь я вижу, что делаю людей поистине счастливыми. 

И конечно, я согласилась с ним. Ведь он мужчина, он иголка, а я тоненькая ниточка, куда иголка, туда и нитка.

 
                                       (продолжение следует)
 

Нравится
09:10
57
© Yawriter
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение