Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Воскреснуть, чтобы выжить. 9 глава. (аудио)

Воскреснуть, чтобы выжить. 9 глава. (аудио)

После радости. Мама и дочь услышали длинные, затяжные сигналы поездов на железной дороге. И радость на лицах исчезла. Они обе знали, если так гудят поезда в полдень, значит, кто-то умер из работников железной дороги. Машинисты провожают бывшего коллегу в последний путь, затяжным сигналом.
Операция в институте была крайне тяжёлой и длилась шестнадцать часов. Посменно работали две бригады. Семён то просыпался, то снова погружался в летаргический сон, затем снова воскресал и угасал, погружаясь в клиническую смерть, похожую на пропасть. Врачи так и не поняли, какое чудо, и какие действия в последние минуты повлияли на ход событий. Уже профессора все согласились прекратить оживление и вернуть Семёна обратно в криокамеру, как вдруг его сердце снова забилось, и Семён тяжело вздохнул, и стал дышать. Он лежал без сознания, пульс пришёл в норму, и врачи через три часа отключали приборы искусственного поддерживания пульса и дыхания. Убирали трубки изо рта. Его состояния одни называли комой, другие сном. Короче две бригады были отпущены на отдых. Дали подписки о неразглашение тайной операции и дали клятву хранить молчание. Третья бригада стала терпеливо следить и дежурить, наблюдая через стекло за Семёном и мониторами на компах. Палата, где была операция, была чрезмерно стерильной. Чтобы попасть туда, нужно знать пароль и иметь спецкостюм. Алёна получила все данные с микро датчика, но разгадать все тайны операции было крайне сложно, она отправила данные по секретному каналу, через спутник-шпион. По расшифровкам данных стали работать 40 специалистов контрразведки. Некоторые моменты так до конца не были поняты. Они граничили с мистикой и какой-то потусторонней энергией, которая была из области фантастики и никак не поддавалась логике и человеческому пониманию. Алёну просили приблизиться к Семёну и провести дополнительные исследования. Все ждали, пока спящий проснётся. Ей было поручено войти к нему в доверие и провести беседу, и узнать, что он помнит. Какие сны видел во время длительного сна и операции. Алёна понимала, что она не только похожа на Кэт, но и на мать её и поэтому должна напомнить Семёну об этом при встрече, чтобы привлечь к себе внимание и завоевать доверие Семёна. Она прилежно выслуживалась перед руководством института и приносила еду дежурной бригаде: бутерброды и капучино. 
Ей, наконец-то, разрешили взглянуть на пациента. Она смотрела на Семёна через стекло палаты и при этом с помощью глаз записывала видео и при этом делала фото, которые потом отправляла по спецканалу на другой континент. В кабинет шефа института постучали.
— Входите! — крикнул шеф.
— Добрый день, Иннокентий Петрович!
— Привет, Саша! На счёт того добрый он или нет сомневаюсь.
— Да бросьте. Вы переживаете за писателя нашего? Да не волнуйтесь, выживет!
— А вдруг…
— Отставить мрачные мысли. Операция прошла удачно, мотор запущен, дыхание тоже. Просто надо немного подождать. Операцию делали лучшие профессора страны, к тому же новую печень, новые почки поставили. Будет, как новенький, наш книжный король.
— Твои слова, да Богу в уши!
— Не знаю, какой Бог на самом деле, но без чудес, как вы видели, операция не обошлась. Может, нам другие цивилизации сегодня помогали? Тройное воскресение за сутки. Разве не чудеса?
— Да, мистика, какая то! Это меня и тревожит. Значит, с нами ещё какие-то врачи работали. Выходит и мы их не знаем и не видели, так получается?
— Да, вероятно решили нам помочь инкогнито. Ну, так радуйтесь, что выбрали они наш институт, и мы первые будем по оживлению человека! Это ж сенсация!
— Сенсация для СМИ, а у нас военная тайна и, что с ней делать, даже 
наверху ещё не знают. Ты только представь, если всё удачно пройдёт и это станет оглаской, то будет нашествие пациентов и желающих подольше пожить. Наш один институт не справится с этим.
— Наверно, поэтому секретность такая. Может, правительство решило только себе места забронировать? Я правильно понимаю?
— Да, тихо ты! Ты забыл, что мы под колпаком и кругом есть глаза и уши?
— Я, вроде, проверял на днях, у вас нет «жучков».
— Саша, не будь наивным, ты каждый день проверять не сможешь. 
К тому же ты прекрасно знаешь, техника не стоит на месте и сейчас есть жучки, как нитки на одежде. У меня на даче, на природе поговорим.
— Да и лучше без одежды, и в бассейне вашем поплаваем, и договорим.
— А что, может, ты и прав. Они рассмеялись.
Семёну снились причудливые сны, которые для него были реальностью. Операции над его телом он видел со стороны. Он понимал, что это его тело, но между этим чувствовал какое-то безразличие и ощущал легкость, и мог передвигаться свободно в пространстве. Во время операции он видел в начале наших врачей в белых халатах и не мог понять, зачем и почему они так долго возятся с телом, которое то оживало, то угасало. Потом он видел другую, розовую комнату и операцию, других врачей. Это были не люди, а гуманоиды в зелёных костюмах с большими глазами и длинными пальцами. 
Казалось, эти пришельцы исправляли ошибки, которые допускали люди. После операций неделю проспал Семён и видел других пришельцев с других галактик, которые устроили для Семёна экскурсию по разным планетам. У Семёна захватывало дух от потрясающих и диковинных домов, и машин, звездолётов, и незнакомой природы, еды и плодов с незнакомыми, но приятными вкусовыми ароматами. Инопланетяне голосового контакта и звуков не издавали. Хотя и могли синтезировать и имитировать любую речь, но для них это занятие было устаревшей формой общения. Весь диалог происходил мысленно на родном и понятном для Семёна языке. Как писатель, который решил написать книгу о фантастике и других мирах, Семён засыпал своих новых приятелей вопросами, и те охотно отвечали, утоляя жажду любопытного писателя. Пришельцы мысленно спросили у Семёна:
— Что, задумал написать новую книгу о нас?
— Конечно, только много я не понимаю. 
— Не мудрено. Придётся, как у вас говорят, тебе в школу идти учиться поновой. Считай, что ты в первом классе. О космосе люди знают только четыре процента. Так, что после школы ещё университеты и академии есть.
— Придётся вам мне жизнь продлить, а то боюсь, не успею всё осилить. Все мысленно рассмеялись.
— Можно жить вечно, нужно только сильно захотеть, — ответили небожители Семёну.

Нравится
16:10
87
© Maestro
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение