Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Воскреснуть, чтобы выжить. 12 глава. (аудио)

Воскреснуть, чтобы выжить. 12 глава. (аудио)

Шеф достал конфету напоминающую вкус карамели из детства, она помогла избавиться от запаха алкоголя, он принял по очереди посетителей, которые ожидали его в приёмной и после обхода по институту попросил Алёну зайти к нему в кабинет. Секретарше Маше сказал:
— Пока никого не пускать, хватит на сегодня приёмов, если скажи, что — я на объекте!
— Я вижу, на какой объект вас потянуло — недовольно буркнула Маша, глядя, как красотка Алёна входит в кабинет.
— Маша, что за намёки? Она мне во внучки годится. Ты в своём уме?
— Я — в своём, а вы, не знаю.
Дверь кабинета закрылась.
— Похоже, шеф, Маша к вам не равнодушна.
— Оставь, Алёна, сейчас не до этого! Чай или капучино будешь?
— Спасибо, не хочу.
— В общем, дело такое. Надо Семёна вытащить на этот свет из прошлого, вернуть ему память и предупредить об опасности и слежке.
— Вы так откровенны, шеф! Не боитесь прослушки?
— Нет, у меня есть игрушка её заглушить.
Шеф показал Алёне зажигалку.
— Откуда такое доверие, а вдруг я тоже шпионка?
— Алёна, оставь эти шутки. Надо спасать Семёна. Он известная личность, написал кучу книг и одну из них про наш институт. Его фаны верят в пробуждения и ждут его как пророка, тем более, он сам об этом рассказывал в книге. И, удивительно то, что многое, о чём он писал в прошлом из области фантастики, сбылось в наши дни, остальное тоже может исполниться в будущем.
Наступила тишина. Шеф смотрел в окно и о чём-то задумался, глядя в одну точку, как загипнотизированный. Алёна вывела его из этого состояния ответом:
— Многое кажется фантастикой, пока это не будет сделано.
— Красиво сказала. Да, дорогая, моя! То, что мы сделали, тоже в прошлом казалось фантастикой. Воскрешение нашего пациента первое в мире и пока никто не понимает, открывать эту тайну и делать из этого сенсацию или нет. Явно те, кто над нами стоит, пока этого делать не хотят! Почему, не знаю.
— А чего ждать? Пока пальму первенства возьмёт другая страна и воскресит другого? Вам надо нобелевскую премию за это, а тут какие-то препоны и тайны.
— Да. Мы столько ждали этого часа и на тебе. Кто-то за нас решил всё засекретить и ставить опыты над человеком.
— Они, может, хотят всё перепроверить перед оглаской?
Может, сомневаются, что нет гарантий на воскрешение других?
— Алёна, я сам, не знаю, так ли это на самом деле. Представь себе: перед операцией, в операционной, поставили двадцать камер, чтобы записать весь процесс. Я не возмущался, что всё должно быть стерильно и этого делать нельзя, меня даже и слушать не стали. Большой автобус, напичканный монтажной техникой, стоял под окнами, принимал сигнал. Конечно, я понимал, что записи они заберут сразу и ничего нам не оставят. Конечно, я повозмущался немного, мол, как это так. Но они успокоили. Подождите, смонтируем запись, потом получите фильм, говорили.
— Обманули, наверно?
— Ну, конечно! Но нам помог один «Кулибин». Пришлось его, бедного, тайно в багажнике провезти. Чудом охранника отвлекли, и он махнул рукой, и не стал проверять багажник. Короче, переодели бедолагу в сантехника. И он спрятался на чердаке с ноутбуком, и там перехватил сигнал от камер.
— Вы гений, шеф! Так у вас есть копия записи? Я сгораю от любопытства! Шеф, позвольте посмотреть! Где она?
— Дорогая копия в надёжном месте и сейчас показывать крайне рискованно. Не забывай, везде глаза и уши, и мы все под колпаком. В другой раз, только не сейчас.
Не нравятся мне эти люди! От них веет холодом, как от криокамер.
Один из них по кличке «Следопыт» — экстрасенс и гипнотизёр. Будь с ними осторожна. Я боюсь, что эти люди писателя могут в зомби превратить. Разве не видишь? Вытянуть из него всё, что надо и не надо, да ещё перепрограммировать, как им угодно, а мне бы этого не хотелось.
— Ну, это возможно, если он окажется внушаемым.
— Да, хорошо бы, Алёна, чтобы он не пошёл на поводу у этого чародея.
— Я понимаю, а что я могу сделать? Вы же здесь главный?
— Боюсь, что уже нет. Со всех взяли расписки о неразглашении. А завтра, не ровен час, вообще из института сделают закрытый секретный объект. И что тогда?
— Понимаю, шеф. Семён ничего не помнит, ещё очень слаб.
— Да, залежался писатель, даже писать не смог, зря ручку с бумагой просил.
— Ну, так, а я о чём? Ему надо массаж: мышцы и тело слабые. И пора снять с него все провода и датчики, и учить двигаться.
— Я тоже так считаю. Дело в том, что Таня в отпуске, а вторую массажистку, Ларису, мне крайне не хотелось к нему посылать.
— Это почему? Наверно, из-за того, что она крупная и сильная?
— Вот именно. Она раньше спортсменов, штангистов массажировала, по блату к нам попала. После её массажа у меня лично два дня всё тело болело. Она из Семёна котлету сделает.
Алёна смеялась:
— Так, а вы, почему молчали, ей не говорили и не просили делать массаж помягче и нежнее?
— Да стеснялся, что подумает, что я слабак.
— Нет, шеф, в этом вопросе не надо было молчать. Вы всё-таки в возрасте и человек, а не тесто.
Я окончила курсы, позвольте, я и начну. А потом пусть Лариса продолжит, попрошу её делать массаж послабее.
— Вот и отлично! Начни сегодня, а я посмотрю.
А потом тебе надо отлучиться и стать нашим тайным агентом, и найти Наташу. Была у него такая и у них был роман.
— Вот почему он меня так назвал?
— Да, всё разузнай и войди в доверие ко всем, и помоги Семёну вспомнить, кто он и где. Только объясни ему, чтобы он шпионам не подавал вида, что пришёл в себя. Они, мне и Саше, запретили с ним видеться и вообще у меня чувства, что меня попросят на пенсии сидеть дома. А неизвестно, в чьи руки попадёт институт, поэтому нужно торопиться.

Нравится
16:55
133
© Maestro
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение