Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Волшебная гора и сибирские рудники

       Лучшим романом XX столетия, по мнению эстетствующей публики, является «Волшебная гора» Томаса Манна. Книга объемом в тысячу страниц опубликована в 1924 году. Речь в ней идет о времени, которое предстает перед нами живой материальной субстанцией, имеющей свой характер, свой непокорный нрав. Завершив продолжительное чтение, чувствуешь, что оставил позади целую жизнь...

       Для тех, кто собирается сдавать зачет, сообщу, что повествование охватывает семь лет. Первым трем дням автор уделяет приблизительно триста страниц, а последующим годам, в которых время то ускоряется, то замедляется, то свободно носится по кругу или вовсе бегает взад и вперед, посвящено не менее семисот страниц...

       В 1907 году герой романа Ганс Касторп – молодой человек, только что получивший образование инженера, приезжает в альпийский санаторий «Берггоф» близ Давоса проведать на пару недель своего двоюродного брата Иоахима Цимсена, но в итоге сам становится пациентом этой международной туберкулезной клиники...

       Обеспеченные люди живут здесь как у Христа за пазухой, дни их полны не только процедур, но и развлечений, ничто им не угрожает, кроме смерти, да и она ведет себя деликатно: трупы на бобслеях незаметно для постояльцев спускают вниз, на грешную землю, которая готовится к Первой мировой войне...

        Еще не покорен Эверест, но уже затонул «Титаник», уже появились первые цветные фотографии и чудо техники – граммофон. А Россию по-прежнему считают на континенте дикой и свирепой державой, которая намерена уничтожить несчастную Австро-Венгерскую империю...

         Из семи больших столов в уютном ресторане санатория два называются «русскими». Российская колония здесь самая представительная, как, наверное, и сейчас... Среди нее внешностью, неординарностью и загадочностью выделяется мадам Клавдия Шоша (ударение на втором слоге). Ее муж – всего-навсего какой-то француз, находящийся на царской службе в Дагестане...

       «У нас не каторга и не сибирские рудники», – не раз напоминает своим подопечным главный врач и гофрат (придворный советник) Беренс. «Сибирские рудники» – видимо, самое ужасное, что есть на белом свете. Но о мадам Клавдии (она ведь символ России) складывается противоположное мнение. Тот же Беренс втайне ей покровительствует, его ассистент доктор Кроковский использует ее образ в своих фрейдистских лекциях, жалкий Везаль испытывает к ней плохо скрываемое вожделение, миллионер Поперкорн становится для нее, как сегодня бы выразились, «папиком»; позднее он от неразделенной любви, от надвигающейся старости и невозможности получать удовольствия принимает смертельную дозу яда...

       Пружиной, заставляющей дочитать до конца длинную, наполненную событиями и размышлениями историю, оказывается неодолимое и необъяснимое взаимное влечение Ганса и Клавдии. Пока длиться эта безумная и неудовлетворенная страсть, выразившаяся всего лишь в двух целомудренных поцелуях, мировая бойня не может начаться. Но, когда мадам Шоша уезжает из «Берггофа» в неизвестность, препятствия разрушены, ненависть и ярость прорываются сквозь невидимую преграду...

       В последней сцене романа Ганс Касторп вместо кузена Иоахима (лейтенанта, нашедшего последний приют в альпийском санатории) идет в наступление. Кругом – грязь и кровь. Не известно, на восточном или западном фронте происходит дело, не известно, останется ли он жив и повстречает ли вновь Клавдию...

05.11.2016

Нравится
07:10
153
© Кедровский Михаил
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение