Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Влияние творчества Ива Гандона* на украинскую политику

Влияние творчества Ива Гандона* на украинскую политику

Фото: Ив Гандон в своём необычном н/ф романе «Последние белые» (1946) несколько раз указывает на то, что исчезновение белых людей с поверхности Земли произошло только из-за их воинственного безумия. Прежде всего, его книга направлена против войны…

 

Люди перестают мыслить,

когда перестают читать.

Дени Дидро

 

Не говори, сколько прожил,

– скажи, для чего жил.

Жан-Жак Руссо

 

 

Никто не мог даже предположить, что в Украине некоторые процессы приняли настолько массовый характер, что любое новое сообщение о них кажется не просто подозрительным, а чисто спекулятивным суждением, имеющим определённые цели. Странные дела, конечно, происходят… Однако политики упорно стараются идти по пути Гандона, словно ищейки по следу. И ведут они себя так, начиная с первого дня принятия решения о баллотировании себя любимых. И подобное действо происходит с каждыми новыми выборами!

Один раз в пять лет эти люди обещают народу короб всякого добра, а на деле оказываются настоящими Гандонами. Все до единого! Гандоны обладают невиданным полётом созидательной мысли, правда, не особо отличающейся новизной. Подмечено – они творят по старинке: пугают, жалятся, ноют о скрытых врагах и бедах, подступивших к порогу нашего дома.

 

С женщинами, право, неизвестно, как быть? Можно ли к ним применить данное определение? И склоняется ли оно в женском роде?

Вроде бы по логике должно звучать: Гандонка, во множественном числе – Гандонки. На слух, да, довольно непритязательно и, кстати, весьма художественно, но, с другой стороны, звучит не слишком толерантно – парадоксальное явление. И стоит признать – непривычно бьёт по ушам.

Как обычно выглядит политик женского пола: накрашен, нарумянен, туфельки на шпилечке, сумочка от Chanel Jumbo, часики от Piaget. И вдруг – Гандон? Небольшой казус произошёл: не Гандон – Гандонка. Опять непорядок. Не принято так у славян…

Всё-таки пусть лучше мужчины-политики остаются Гандонами.

 

Автору, как любителю научного гандонизма, в седьмом классе прочитавшему полное с/с Г. Уэллса, незнакомо творчество Гандонок, кроме одной – М. Д., в соавторстве с мужем, написавшей н/ф роман «Преемник». Невооружённым глазом просматривается параллель между её фантастическим миром и действительной работой любого политика, независимо от опыта, возраста и национальности оного. В предисловии романа пишется, что «мы столкнулись с хорошей литературой». Но уже первая строка писательницы с «чувственной интуицией» звучит нелепо и настораживающе: «Мальчик сидел за сундуком, где пахло пылью**». Всего лишь короткая строчка, и сразу стал понятен уровень литературы, которую излишне похвалили. Нужно признаться – столкнулся с вопиющим фактом, но в этом случае проблема решается довольно легко: не листая далее, захлопывается книга, и с глаз долой. Ясно – деньги на ветер, но не так велика сумма, чтоб её жалеть.

 

Несколько иначе обстоит дело с нашими политиками, особенно с последним (какой синоним подобрать помягче?)… пополнением: поначалу о них слух прошёл, что они вились и пели соловьями, хотя на публике их даже малой стайки никто не видел и не слышал. Лишь один, самый знаменитый соловей, крутился, да за всех отдувался, и заливался 26 часов в сутки. Народ ему поверил и опять повёлся на мелодию «7:40»…

Всё, приехали! Но книгу нетрудно выбросить, а этих Гандонов опять придётся терпеть целую пятилетку! И это в лучшем случае! Потому как они свой потенциал ещё полностью не раскрыли, и нет возможности предсказать, что в дальнейшем могут учудить?

Люди добрые, ответьте на незамысловатый вопрос: сколько можно во власть выбирать Гандонов?!

Хватит с нас фантастов!

 

Пора обратиться к классике. Давайте найдём какого-нибудь замечательного драматурга, или, хотя бы новеллиста. Нет, за 30 лет мы уже драм насмотрелись по самое не могу. Новеллист тоже не подойдёт – короткий старт и быстрое исчезновение с горизонта, а народ опять остаётся у разбитого корыта.

Романист никак не подходит – мы и так стоим у края собственного гроба, вдобавок Путин, уже который год, с минуты на минуту хочет перейти границу (нельзя не учитывать этот мощный фактор). Если бы не прозорливость и полководческий талант наших Главнокомандующих, то неизвестно: на чьих полях и фермах сегодня батрачили наши братья и сёстры?

 

Кто там у нас ещё есть из пишущей братии?

Понятно, что писатели: модернисты, соцреалисты, символисты, гуманисты, постмодернисты, экспрессионисты… Мать-перемать! Да у нас и выбора-то нет! И что теперь: опять к Гандонам возвращаться?!

И каждый раз, от пятилетки до пятилетки, в течение всей Независимости, мы, тщательно взвешивая все «за и против», умудряемся выбрать наиболее положительный образ, созданный нашим воображением, из огромного списка Гандонов. К примеру, взять Петра Лексеевича. Фантаст?

Да ещё какой фантаст! И с французом Гандоном усердно он пахал и пашет на одном литературном поле.

 

Безответственным гражданам, бегло пробежавшимся по Словарям родственных языков, и решившим данный текст подвергнуть решительной критике, прежде всего, нужно прочитать, хотя бы одну книжку Ива Гандона, и уяснить, что «Гандоны» – это не презервативы, не типология, основанная на личных предубеждениях, и не кондомы для анального секса, которым балуются политики и их фавориты, и даже не созвучное общепринятое ругательство, каким определённые социальные слои общества награждают политиков, присосавшихся к удобной государственной кормушке, благодаря которой у них появилась возможность заниматься гандонным творчеством, а это…

 

Краем уха услышал: супруженька подошла, и, заглянув через плечо, начала просматривать текст, затем тихо произнесла, словно боясь испугать: - Лучше делом занялся бы, вон… а то нашёл, кому кости перебирать. Им, хоть… в глаза – всё божья роса.

- То нельзя, это нельзя… А о Ленине можно?

В трёх шагах раздались еле слышимые шажки женских ножек, затем лёгкий вздох, и тихое бурчание о могиле, и горбатом…

 

Примечание:

* Ив Гандон (фр. Yves Gandon; 3 июня 1899, Блуа, Франция – 13 ноября 1975, Париж) – французский писатель-фантаст. Окончил литературный факультет Сорбонны.

В июле 2019 года к творчеству Ива Гандона было привлечено внимание украинских СМИ, поскольку Киевский апелляционный суд признал, что гражданин, назвавший Гандоном мэра г. Тетиев Киевской обл., мог при этом иметь в виду французского писателя.

Киевский апелляционный суд снял обвинение в хулиганстве с жителя столичной области, который прилюдно назвал мэра Тетиева «гандоном».

Киевский апелляционный суд

Дело № 33/824/2329/2019 Судья в I-й инст.: Косович Т. П.

Категория: ст. 173 КУоАП  

Судья Т. М. Юденко.

** Марина и Сергей Дьяченко «Преемник», М., Изд. «ЭКСМО», 2002, стр. 5.

 

16.08.2020

Нравится
06:45
29
© Николай Гринёв
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение