Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Виталий и Виталина Продолжение

Часть 2

 

 

Отпуск закончился, нужно было возвращаться в часть. А ехать туда не хотелось. Настроение было хуже некуда. Да и отпуск не принес ни морального ни душевного отдыха. После развода ему было все немило. На душе постоянно скребли кошки. Чувство собственной вины не давало ему покоя ни днем, ни ночью. Говорят, что нет ничего хуже, чем сознание только что совершенной непоправимой ошибки. Очевидно, оно так и есть. Сотни раз Виталий прокручивал в памяти события, приведшие к такой драме, пытался найти хоть что-то в свое оправдание, но не находил. Считается, что человек всегда сможет найти оправдание в своим самым неприглядным поступкам. Но, как ни пытался Виталий найти эти оправдания, он так и не находил. Казнил он себя жестче любого палача.

 

А получилось все так нелепо. Марина на неделю поехала к матери. В это время его подчиненному старшему лейтенанту Мукашеву присвоили очередное воинское звание капитан. И, как положено в армии, он позвал друзей и своего командира «обмыть» это событие. Чисто мужской компанией они засиделись за полночь. Виталий хорошо выпил. Почувствовав, что для него этого уже достаточно, он попрощался с хозяином и гостями и пошел домой. Голова кружилась, его слегка пошатывало, и было только одно желание – скорее добраться до постели. У входа в подъезд соседнего дома, несмотря на такой поздний час, стояла Лизавета. Она была слегка навеселе, и тщетно пыталась открыть своим ключом дверь. Это ей никак не удавалось.

 

- Эй, майор, помоги даме.

 

- Запросто. А что нужно делать?

 

- Помоги вставить ключ, никак не попаду.

 

- Это мы мигом.

 

Дверь открылась, и галантный кавалер предложил даме проводить до дверей ее квартиры. Они поднялись по лестнице на третий этаж. У дверей он хотел попрощаться, но она его задержала.

 

- Зайди, майор, я тебя спросить хочу о кое о чем.

 

- Так спрашивай, зачем же ждать.

 

- Не удобно как- то на лестнице, зайти на минутку.

 

Они зашли в квартиру. Лиза жила одна, работала она в буфете военторговской столовой. Ее знали все. Она была бабой красивой, разбитной и не отличалась суровыми нравами. Жены городка строго следили за тем, чтобы их мужья не очень-то любезничали с буфетчицей.

 

- Я тебя хочу спросить вот о чем. Говорят, что твоя Марина ждет ребенка. Скоро ты станешь отцом. Поздравляю.

 

- Да ну тебя, пока не родился, поздравлять нельзя. А то сглазишь.

 

- Неее, у меня глаз добрый. Не хочешь поздравляться – не надо. Хочешь, я сварю сейчас кофе. И мне и тебе он сейчас никак не повредит.

 

Она ушла варить кофе, а он сидел на диване и дремал. Сон наваливался на него со страшной силой. Он и сам не заметил, как уснул. Проснулся он среди ночи. Было темно, только светящиеся цифры на будильнике на тумбочке показывали 4-20. Рядом храпела Лизка. На нем были только трусы, да и те стянутые до коленей. На Лизке не было ничего. Он абсолютно не помнит ничего с того момента, как она ушла на кухню варить кофе, а он сел на диван. Тихонько, стараясь не разбудить спящую хозяйку, поднялся, долго шарил в темноте, разыскивая детали своего обмундирования. При свете уличного фонаря на столе увидел чашки с кофе. Пить ужасно хотелось. С жадностью выпил холодный кофе и, держа ботинки в руках, вышел на лестничную площадку. И, как на грех, несмотря на такой ранний час, дверь напротив отворилась, и на пороге нарисовалась Ксения Михайловна, подруга жены. Один только вид помятого майора с ботинками в руках, выходящего поутру из квартиры Лизаветы не оставлял никаких сомнений. Пока он завязывал шнурки на ботинках, она прошла мимо, делая вид, что его она не узнала или не заметила. Весь хмель сразу вылетел из головы. Он понял, грозе не миновать.

 

 И гроза грянула. Грянула, когда через неделю после того, как вернулась жена. Он только что пришел домой из полетов. Подошел к ней, чтобы обнять и поцеловать. Она отстранилась и как-то по-особому глянула на него.

 

- Ксения сказала, что пока меня не было, ты ночевал у Лизки. Это правда?

 

Вопрос был задан так неожиданно и так прямо, что юлить, придумывать что-либо, не было ни времени, ни возможности. Он только низко опустил голову и кивнул.

 

- Как ты мог!? – с этими словами она взялась за голову и плача убежала на кухню.

 

Виталий остался в прихожей, рой мыслей закружил ему голову. Никогда, никогда, - думал он, никогда нельзя признаваться в своих изменах жене. Ври, выкручивайся, придумывай самое невероятное, но не сознавайся. Она не верит тебе, но ей очень хочется верить в то, что ты плетешь. Она не верит, но хоть надеется на то, что ты говоришь правду. Не отнимай у нее эту надежду. А если сознался – тут уже надежды больше нет.

 

Виталий пошел за ней на кухню. Марина сидела у окна, подперев голову руками. На глазах у нее стояли слезы. Он рассказал ей все, как все было, просил прощения, говорил, что это было по пьянке, что это больше никогда не повториться. А она только твердила: «Как ты мог? Я так верила тебе.»

 

Он ушел спать один. Завтра нужно было рано вставать уи ехать на сборы. Утром, когда он поднялся, Марину он застал в той же позе на кухне. Через неделю, когда он вернулся, то узнал, что Марина сделала аборт. Она избавилась от ребенка, которого они так ждали целых три года. Этого простить ей он не смог. Через месяц они развелись. Он оставил ей двухкомнатную квартиру в городе со всем имуществом, которое они нажили за эти годы, и ушел только с одним чемоданом.

 

Командование выделило ему комнатку в городке в квартире на три семьи с общей кухней. Из КЭЧ он привез кровать, шифоньер, стол и два стула. Теперь это было его жилище. И сейчас возвращаться туда ему совсем не хотелось. Винил ли он Марину во всем? И винил и жалел. Но больше всего он винил и жалел себя. Конечно, с Мариной жилось ему нелегко. Марина, казалось, не любила никого, кроме себя. Зная свою прежнюю неотразимость, что ей часто внушали мужики, она просто разрешала Виталию любить себя. И он любил и терпел ее. Эх, если бы да при ее внешности характер Виталины! Как с ней было легко и просто. И она любила его, а он не воспринимал ее серьезно, она была для него просто хорошей подругой, «своя в доску» Вспомнились школьный выпускной бал Виталины и та ночь после него. Ведь она же его в тот вечер познакомила со своей одноклассницей Мариной.

 

Тем летом он приехал в свой первый курсантский отпуск из летного училища. В первый же вечер он помчался к своим друзьям и позвонил Виталине. Через неделю у нее должен был состояться выпускной бал, на который она пригласила его. На тот вечер в школе он пришел в своей новенькой парадной авиационной форме со всеми значками спортивных разрядов и значком парашютиста, под которым на тонкой металлической бляшке стояла цифра «5». Он чувствовал себя бывалым опытным воином, уже не раз совершавшим прыжки с парашютом. К торжественной части он опоздал и пришел только тогда, когда всех участников пригласили в танцевальный зал. Там он среди подруг разыскал и Виталину. Вид ее поразил юношу. Он впервые увидел ее в длинном белом платье, в туфлях на каблуках. Русая длинная коса, небрежно брошенная через плечо, была с огромным белым бантом. Девушка была прекрасна. Красивее ее могла быть только ее подруга, высокая, черноволосая, с глазами, от которых нельзя было отвезти взгляд. Она резко выделялась из толпы одноклассниц в своем парчовом золотом платье. Виталий едва оторвал он нее взгляд и подошел к Виталине.

 

- Здравствуй, я волновалась, думала, что ты уже совсем не придешь.

 

- Здравствуй, ну если я обещал, значит, обязательно приду. Поздравляю с окончанием школы. Как успехи? Как аттестат? Куда будешь поступать?

 

- Аттестат без троек. Поступать собралась в медицинский. И тебя с приездом. Надолго?

- Спасибо, на целый месяц.

 

- Жаль, а я через неделю уеду, поеду к тетке в Одессу, там буду готовиться и поступать.

 

- Значит, у нас впереди еще целая неделя.

 

- М..м, мне готовиться надо...

 

- Надеюсь, не все 24 часа.

 

- Нет, конечно. Ладно, пошли танцевать.

 

Военный оркестр заиграл Школьный вальс. Молодые люди приглашали своих одноклассниц. Танцевали неумело, вальс ныне был не в моде. Виталий пошел танцевать с Виталиной. Стройный, в военной форме он резко отличался от мальчишек выпускников. Танцевал он прекрасно, год в училище прошел не даром. Они с подругой буквально летали по всему залу. Ими любовались не только окружающие, но и родители, пришедшие посмотреть на своих чад. Девчонки явно завидовали Виталине, хотя бы потому, что парней для танцев не хватало. Явно девочек было в выпускных классах больше, чем мальчишек. Да и те не очень-то стремились танцевать. То выходили покурить, то закрывались в классе выпить бутылку шампанского или и того чего либо покрекче. Танцуя с Виталиной, часто поглядывал на пару, где танцевала Марина. Партнером ее был высокий худой парень с каким-то надменным видом, словно своим присутствием он делает одолжение окружающим. После этого танца они останови рядом с этой парой.

 

- Витвиточка, познакомь меня со своей подругой, - попросил курсант.

 

- Что понравилась Марина? Не суйся, это не по твоим зубам. Это ее парень, он сын командира полка, они уже вместе около года. Она крепко держится за него, - с некоторым укором произнесла подруга.

 

- Это мы еще посмотрим.

 

- Это Марина, это Эдуард, а это Виталий, мой старый друг, - знакомила Виталина со своими друзьями.

 

- Очень приятно, - почти хором воскликнули все разом и от этого рассмеялись. Это как-то сразу сняло неловкость первых минут знакомства.

 

Эдуард внимательно и подозрительно посмотрел на Виталия, заметив, что Марина обратила на него внимание. Они поболтали некоторое время, и когда оркестр начал играть новый танец, Виталий с разрешения Эдуарда пригласил Марину. Весь танец он рассказывал ей что-то смешное, та смеялась от души, и уже к концу танца девушке понравился новый знакомый. Эдуард этот танец не приглашал никого, а только ревниво поглядывал на танцующих. Виталину пригласил кто-то из ее одноклассников. После танца она вернулась к Виталию.

 

- Ну, как тебе она?

 

- Ничего особенного, на мой взгляд, она самовлюбленная пустышка.

 

- Не скажи, она окончила школу с серебряной медалью, - вступилась за подругу Виталина.

 

Все остальные танцы, пока играл оркестр, они танцевали только вдвоем. Когда же после перерыва, включили радиолу, девушка обратилась к своему спутнику.

 

- Жарко, пойдем выйдем, немного подышим.

 

Они вышли во двор школы, немного прошлись по школьному саду и остановились, любуясь луной. Было уже довольно поздно, луна была огромной и в самом зените. Вокруг было тихо и немного таинственно. Ночь была безветренной и прохладной. В своем легком платье Виталина слегка поежилась, обхватив руками себя за предплечья. Юноша тут же снял с себя парадный китель и набросил его на плечи девушки. И сразу обнял ее сзади. Она обернулась к нему лицом, он притянул ее к себе, делая вид, что только для того, чтобы согреть ее своим телом. Она доверчиво прильнула к нему. Так они молча простояли несколько минут. Она подняла голову, и они оказались лицом к лицу, его губы напротив ее губ. Он робко и нежно прильнул к ним. Она вначале недоверчиво ответила на его поцелуй, а потом, словно войдя во вкус, жадно стала целовать его в губы. Время для них словно остановилось. Виталий впервые по-настоящему целовался с девушкой. Нельзя сказать, что он любил ее, она была для него просто хорошей давней подругой, но все-таки, целоваться с ней было чертовски приятно.

 

- Вит-Вит, Веточка, Ласточка, Солнышко мое, - шептал ей на ухо юноша в порыве страсти, а она в ответ только сильнее прижималась к его груди. И ему тогда казалось, что лучше девушки нет на целом свете.

 

И еще ему сейчас вспомнился ее мимолетный поцелуй, когда в прошлом году на вокзале его провожали в училище родители и друзья. Друзья обнимали его, хлопали по плечам, желали успешного поступления. В последний момент пред отправкой поезда она подбежала к нему, обняла, поцеловала куда-то не то в щеку, не то в ухо и прошептала:

 

- Не забывай меня…, то есть … нас.

 

Сама еще до конца не осознавая, она уже тогда любила его, любила с того дня, когда он впервые ее навестил в больнице после падения с обрыва. И сейчас для нее его поцелуи были величайшим счастьем в жизни. Ей казалось, что сейчас на всем белом свете нет девушки счастливее ее.

 

Тогда они процеловались, пока на востоке не стало небо светлеть. Встречать новый рассвет они пришли на берег моря. Это был рассвет их новой жизни. Жизни, по которой они пошли разными дорогами. После той ночи встретиться им больше не пришлось. У Виталия заболела мать, и он вынужден был целыми днями находиться у еепостели. Ему даже не удалось проводить подругу в институт. Через две недели закончился его отпуск, и он снова вернулся в училище.

 

 В октябре он получил письмо от матери. В нем было вложено письмо от Виталины. Она писала, что удачно поступила в институт, сообщала свой новый адрес и просила дать ей училищный адрес Виталия. Он написал ей письмо, поздравил с поступлением, рассказал о своей учебе, спрашивал, как она учится, как проводит свободное время. Девушка написала ему теплое, нежное письмо, на которое ему почему-то долго не хотелось отвечать. Наконец, когда он сел ей писать, письмо получилось какое-то сухое и казенное. Виталина писала часто, а он все реже отвечал на ее письма, ссылаясь на большую занятость. Он вообще не любил писать письма. Постепенно их переписка заглохла. Когда он приехал в очередной отпуск домой, то узнал, что Петров получили назначение на новое место службы, и семья уехала из их поселка. След Виталины потерялся, да он и не очень-то стремился его отыскать.

 

 А потом он встретил Марину. К тому времени она уже рассталась с Эдуардом. Они стали встречаться. Ухаживания Виталия она принимала неохотно, казалось, что она все еще ждала своего принца на белом коне. Их отношения развивались вяло, от отпуска до отпуска. И только благодаря настойчивости Виталия она согласилась выйти за него замуж. Он боготворил ее, буквально носил на руках, она же просто позволяла ему себя любить. Несколько лет она и слышать не хотело о том, чтобы завести ребенка, сколько не упрашивал ее супруг. Она считала, что беременность испортит ее внешность, которую она ценила больше всего в жизни. Наконец, когда она согласилась, три года у них ничего не получалось. А когда получилось, вот такое несчастье произошло. Почему же сейчас, вспоминая о Марине, Виталий все чаше думал о Виталине. Как бы она поступила в этом случае? Простила бы ему? Наверное, простила бы, ведь она по-настоящему любила его, а он абсолютно не ценил это. Где она теперь? С кем? Как сложилась ее судьба?

 

 

 

 

 

Нравится
10:40
43
© Yawriter
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение