Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

В ОЖИДАНИИ СЧАСТЬЯ

В ОЖИДАНИИ СЧАСТЬЯ

 

1

Светлана выходила из автобуса, и вдруг чья-то крепкая рука подхватила ее. Точнее, возникла как столь нужная опора ее руке. Она чуть уцепилась за его руку:

– Виктор, это вы! Здравствуйте. Как ваши дела?

Симпатичное личико Светы сияло – она рада была видеть этого приятного и серьезного мужчину.

Быстро вскочив на ступеньки того же автобуса, Виктор тепло помахал рукой стоявшей на остановке Свете. Дверца захлопнулась. Девушка чуть подалась вперед, надеясь еще увидеть его через стекло. Увидела. Он стоял к ней и к остановке спиной.

Свету это несколько удивило. Ей стало немного не по себе. Неторопливо идя в сторону своего дома, она думала: как же он, Виктор, к ней относится? Нравится она ему или нет? Он ведь так по-рыцарски подал ей руку, едва увидев! А потом помахал и даже чуть улыбнулся... Что же тогда он не остался хоть ненадолго, ведь мог сесть и в следующий автобус? Может, сильно спешил, не было времени стоять? Да, наверное… Видимо, так и есть. Но он почему-то сразу отвернулся… А они ведь – хорошие знакомые!

 

2

Тяжелая сумка делала Свету чуть сутулой. Хотя – она это знала – и без сумки она несколько сутулится. Толстая зимняя одежда придавала ей некоторую неповоротливость, рыхловатость. И она знала об этом. Ну и подумаешь! Ерунда, что мужчинам больше нравятся костлявые девушки! К тому же, многие знакомые, особенно старушки, говорили ей, что она – лапочка, очаровашка.

Правда, родственники порой «доставали»: выпрямись да выпрямись! Но этим они ее только раздражали, вызывая внутренний протест. Света никогда не любила давления и «наездов», и заниматься собой ей не очень-то хотелось.

Девушка боялась уронить в скользкий снег банку с каймаком. Некоторые болтают, будто битая посуда – на счастье. Да уж, куда там! Разбитое стекло Свете больше напоминало разбитое сердце или поломанную жизнь. Да и нелепой потери вкусного продукта ей было бы очень жалко.

«Только бы донести сумку!» – думала она, чувствуя, что руки мерзнут и слабеют.

Света вспомнила, что когда еще училась в институте, иногда от ворот факультета до остановки ее сумки нес один сокурсник, Рома. Они общались, она смотрела на него и в сердце переживала: «Ну, зачем ты мне такой, с горбатеньким носом, маленького роста, из бедной семьи? Ну почему я должна за тебя, именно за тебя, выходить замуж?!». Так далеко завели ее фантазии.

Ей было очень смешно, когда где-то на курсе третьем она узнала, что этот парень женится – нет, совсем не на ней, а на своей соседке. Смешно до слез, до горьких слез. А она думала, что он влюблен в нее! Хотя – он ведь ей этого не говорил. Но мужчины вообще бывают нерешительными. Да, он и позднее, уже женившись, время от времени Рома помогал нести сумки. Собственно, как оказалось, не только ей – многим студенткам помогал. И почему это Свете раньше казалось, что ТОЛЬКО ЕЙ?..

Вспомнив об этом, Света улыбнулась сама себе. Она шла как раз по подземному переходу, и никто в темноте не мог видеть ни ее улыбку, ни то, какой эта улыбка была – радостной или чуть грустной...

 

3

Неделю спустя подруга позвала ее в гости, на свой день рождения. Зная, что там обязательно будут молодые люди, Светлана элегантно оделась, сделала прическу. Словом, постаралась привести себя в порядок.

Когда она пришла, многие гости уже угощались и веселились.

Две подруги расцеловались. Лариса приняла от Светы подарки и поздравления.

Света уселась в гостиной, и хозяйка дома наполнила ее тарелку разнообразной вкусной едой.

– Хлеба не надо, – сказала Света, когда ее подруга придвинула к ней лепешку. – Я же собралась худеть!

Конечно же, Костю, своего хорошего знакомого, Света заметила сразу. Они поздоровались – и только. Не будет же девушка навязываться мужчине! К тому же, Константин общался с другими гостями и танцевал. О ней он явно не думал. Это было ясно. Может, ждал, пока она спокойно поест?

Через какое-то время Костя подошел к Свете и мило улыбнулся, окинув ее оценивающим  взором.

– Ну, как поживаешь, Света? – полушутливо спросил он, теперь смотря ей прямо в глаза.

– Все отлично, спасибо, – ответила Света, неожиданно почувствовав, как ее душа все больше распахивается для этого обаятельного человека. – Знаешь... а я… так рада, что ты здесь! Ты сам как?

– В полном порядке! – широко заулыбался Константин. – Работаю – пашу, как вол. Развиваюсь в разных сферах. Куча клубов и тренингов, как обычно! Ты же меня знаешь. Лучше расскажи о себе. Кстати, как здоровье твоих родителей? У тебя-то – что новенького? Там же работаешь? – он по-доброму засиял новой улыбкой, и ей показалось, что его большие ясные глаза ее словно обволокли. Света, соответственно своему имени, вся внутри словно засветилась.

– С родителями все в порядке, слава Богу, – бодро сказала она. – Спасибо, что поинтересовался. А вот работа... трудно мне там, Костя, уволиться хочу.

– Советую сначала подыскать что-то подходящее, – участливо сказал Константин. – Хотя наверняка ты и сама это понимаешь, ты же умница...

Когда он сказал ЭТИ слова – «ты умница», Света невольно покраснела. От наплыва радости, блаженства у нее слегка закружилась голова.

– Что, совсем тебе трудно? А может, стоит потерпеть? – продолжил он ту же мысль.

– Нет, вряд ли, – стесняясь смотреть парню прямо в глаза, ответила Света. – Понимаешь, долго терпела, больше не могу. Но за совет большое спасибо.

– Обращайся, в любой момент! И – знаешь что: держись. Я знаю, ты большая молодец, и все у тебя будет просто отлично! – тепло, душевно сказал молодой человек.

Свете снова стало так хорошо, так приятно от его слов! Они немного пьянили.

Тем временем, Константин плавно повернулся к другой девушке. Другая, в отличие от Светы, не была старше него на восемь с лишним лет – это была его ровесница. Она не была сутулой и полноватой, как Светлана, и она не была неуверенной в себе как женщина…

Вечеринка закончилась. Все разошлись по домам. Идя к себе, Света думала о Косте: «Какой он все-таки хороший! Интересно, а что он сейчас чувствует? Думает ли обо мне?».

Девушка была взволнована. С какой радостью она хоть сегодня пошла бы с этим молодым человеком под венец! Он так с ней разговаривал, таким дивным бархатным голосом! Хотя – голос ведь у человека не особо меняется при разговоре с разными людьми. И, может быть, ТОЧНО ТАК ЖЕ – он говорит далеко не только с ней... Конечно, она его толком, близко – не знала. Но он ей нравился больше, чем когда-либо раньше.

А, может, и другим девушкам, бывшим на дне рождения Лары, он тоже нравился?

Но этим вечером с ней, Светой, он был таким внимательным. А возможно, он такой всегда... Со всеми – или только с ней одной? Ей хотелось верить, что – только лишь с ней. Но она была реалисткой и понимала, что все это совсем не так...

 

4

Когда Светлана в очередной раз зашла в автомастерскую к своему отцу Михаилу Борисовичу – отнести ему ужин, ибо срочных заказов на ремонт машин сегодня у отца было так много, что он решил остаться работать на всю ночь, – там вместе с ним вновь трудился его помощник Алексей. Это был невзрачный, не отличавшийся красотой, мужчина лет тридцати.

У Алексея всегда были грязные, в мазуте, руки и в любое время года, даже в летнюю жару, грязные сапоги. Он часто возился в яме, разбирая и чиня «внутренности» автомобилей. От Алексея никогда не пахло алкоголем, он вообще не выпивал (в Бога давно верил и каждое воскресенье в храм ходил), но все же чем-то малоприятным от него пахло – то ли машинным маслом, то ли бензином, то ли соляркой. Он никогда не был особо улыбчивым – суховатый, немного суровый человек, которого хорошо побила жизнь…

– Здравствуйте, Света! – сдержанно, но при этом, как обычно, вежливо, поздоровался с ней Алексей, как только она пришла в мастерскую. – Это вы нам покушать принесли? Ай, спасибо вам большое!

«Вот наглец, – без злости, а, скорее, смеясь, подумала Светлана. – Вообще-то, я ж это моему папе принесла!»

Но не сказала эту мысль вслух, чтобы не обидеть ни Алексея, ни своего щедрого отца. В принципе, конечно же, это было нормально – что ее папа не съедал весь ужин один.

Между тем, Михаил Борисович, помыв руки, и ее пригласил поужинать вместе с ними.

– Нет, папочка, спасибо, я с мамой поем. Ведь она не садится одна ужинать – ты же знаешь, меня ждет.

– Ну хорошо, доченька, тебе виднее! – тут же согласился с убедительным аргументом Светы Михаил Борисович. – А что ты грустная такая? Случилось что-то?

– Нет, пап, все нормально, – поспешила успокоить его Светлана, скрывая от своего родителя вновь нахлынувшую на нее волну печали от долгого сердечного одиночества.

– Леша, ну где ты там? – позвал он своего помощника. – Позже продолжим, а сейчас чуть-чуть передохнем. Давай, садись за стол!

Алексей подошел, присел. Михаил Борисович придвинул к нему тарелку с положенной туда вкусной домашней едой. Пахло очень аппетитно, но Алексей есть не стал.

Света вначале подумала было, что тот – нос воротит от ее кушаний. Что, может, к чему-то лучшему и большему привык.

Однако Алексей, не отрываясь, во все глаза глядел на присевшую возле своего отца Свету – и уже не мог оторвать от нее взгляда.

Светлана и ее отец не ведали, что за внешней нарочитой нагловатостью Алексея кроется его горячая и страстная влюбленность в Светлану. Влюбленность, которая возникла у него еще с самой первой его встречи с ней, почти что с первого взгляда, и которая все больше и больше стала перерастать во что-то более серьезное и глубокое.

Алексей очень стеснялся, да еще когда постоянно с ним рядом был ее отец, спросить у нее номер телефона, смущался и чувствовал неловкость, думая, смел ли он пригласить ЕЕ на свидание, для начала хотя бы одно… Между тем, мысли о чистой и прекрасной девушке, такой одинокой и беззащитной, все более и более наполняли его простую, несколько по-рабочему грубоватую, но также, как и у Светы, – незагрязненную пороками душу.

И вдруг, каким-то женским чутьем, называемым «интуицией», – она это почувствовала! Женщина поняла, что впервые в жизни – любима! Пусть этот человек и далеко не совершенство. Но его взгляд на нее, лишенный какой-либо пошлости и грязи, взгляд, которым этот еще довольно молодой мужчина проницал ее душу, – этот взгляд открыл ей, что он – не лукавит с ней, не лжет, не флиртует ради забавы или с целью потешить свое самолюбие, как было у других мужчин.

И она поняла, что, возможно, он – по крайней мере, первое время – не сумеет сказать ей простые слова: «Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ», что ему это может быть сложно, ибо этот парень не особо речист, он – простой работяга. Но его отношение к ней – это что-то НАСТОЯЩЕЕ, что-то СТОЯЩЕЕ. Возможно, поэтому ее отец взял в свои помощники не абы кого, ибо было немало желающих у него работать, – а выбрал именно его, Алексея, видя в нем толк хорошего работника и распознав его доброе сердце.

Нет, Алексей не был пустым и неграмотным человеком. Он любил читать техническую литературу (и хотя к художественной особой тяги не испытывал, в целом понятие «книга» уважал и чтил). И также он любил и умел слушать умных, мудрых людей.

– Света, я вижу, что у вас здесь – две стеклянные банки, – вдруг заметил Алексей. – Вы, может, разрешите, я вас сейчас до автобусной остановки провожу? Ну, чтобы банки ненароком не разбились и чтобы вы не поранились. Своей машины у меня пока что нет, а на чужие садиться я не имею права. Просто я заметил, что у вас на правой руке – ранка от пореза. Это ведь от стекла?

– Ну да, все верно, – удивилась его наблюдательности Светлана.

«Надо же, а какой внимательный!», – подумала она.

– Ну ладно, проводите, это же много времени не займет, – согласилась молодая женщина. – Папочка, ты позволишь Алексею на несколько минут отлучиться?

– Да пожалуйста! Только, Леша, ты ж так ничего и не поел!

– Действительно, Алексей, – вставила Светлана, – может, вы сначала поедите?

– Нет, спасибо, – мягко отказал тот.

Он просто не мог ничего есть, когда ОНА была здесь, совсем рядом!!! Впервые за много лет он почувствовал себя слегка опьяневшим – вернее, опьяненным от счастья.

 

5

Когда Светлана и Алексей переходили дорогу, уже недалеко от остановки, – неожиданно один неосторожный и лихой водитель, каких сейчас немало, не справившись с управлением своей иномарки, наехал на Светлану, шедшую на полшага впереди Алексея. Однако в мгновение ока каким-то периферическим зрением и, можно сказать, чудом заметивший машину Алексей – молниеносно бросился вперед, успев оттолкнуть женщину от машины и прикрыть ее собой.

Она осталась практически невредимой, а Алексея наехавшее авто перевернуло – так, что он резко упал оземь, получив серьезные ушибы и травмы.

Опешившая Светлана была в шоке. Кто-то из прохожих тут же вызвал «Скорую».

Алексея, всего окровавленного, повезли в больницу. Света, долго не раздумывая, поехала вместе с ним.

 

6

Хирурги спасли жизнь Алексея. Но его травмы все же были довольно серьезные.

Светлана каждый день приходила к нему в больницу, ухаживала, как могла, и помогала, чем могла. Алексей очень ценил ее заботу, но ему было перед ней неловко.

–  Светочка, ты это брось! Что ты возишься со мной, почти инвалидом? – журил он ее. – Занимайся собой. Живи, пожалуйста, своей жизнью. Ты же такая красивая! И тебя наверняка там, за дверьми этой клиники, ждет целая толпа влюбленных в тебя женихов!

– Да ты и есть – моя «толпа», – улыбалась Светлана. – И никакая другая мне совершенно не нужна!

Она чувствовала к нему человеческую симпатию и теплоту души. Но никакой влюбленности в него, никакой болезненной страсти к нему, никаких «бабочек» внутри – у нее и в помине не было. Да, это был не Костя и не Виктор…

Но Алексей, даже будучи раненным (и Светлана помнила, что именно он – спас ей жизнь!), даже находясь в больнице, так заботился о ней, так искренне переживал за каждую ее боль или печаль, за каждую ее, даже незначительную, проблему, что она подумала:

«А может быть, это и есть – подлинное, настоящее СЧАСТЬЕ? Когда тебя понимают и всем сердцем, глубоко и искренне любят – таким, какой ты есть! Любят ни за что-то, а просто так – потому что ты есть на Земле и потому, что ты – всегда рядом…»

 

7

Спустя три месяца, когда Алексей, не без помощи любимой им девушки, полностью поправился и встал на ноги, Светлана приняла его предложение выйти за него замуж.

Теперь она уже не считала, что не любит его. Все так же – не страстная, но надежная, как вековая дружба, и нежная любовь – наполнила все ее сердце.

– Вот теперь, Светик, свет и радость моей души и моя самая большая после Господа любовь, я – самый счастливый человек на свете!!! – признался ей Алексей.

Светлана слушала его, и ее глаза лучезарно сияли. Она поняла, что теперь-то и она – дождалась своего счастья! И ей больше всего на свете захотелось, чтобы и все люди на свете были вот такими же, как она – по-настоящему счастливыми.

 

 

Нравится
11:25
27
© Юлия Мухтарова

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение