Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Уроки английского Глава 2 Первые уроки

Уроки английского  Глава 2 Первые уроки

Я сейчас уже не помню, какие были следующие уроки. А вот последний урок я хорошо запомнил. Это был урок английского языка. Урок, на котором я здорово опозорился перед Родиком и Лёлькой, или, как звали ее в классе, «Элэл». Девочку звали Лёля Леонова. Она была самая красивая девочка в классе. Она мне очень нравилась, но все мои попытки поближе подружиться с ней она решительно отвергала. Казалось, что она меня просто не замечала. Несколько раз я пытался пригласить ее вместе сходить в кино, но она всегда находила причину, чтобы отказаться. То ей нужно было учить уроки, то маме помогать. Одним словом, она не хотела моего общества. И на школьных вечерах соглашалась идти танцевать со мной только тогда, если ее не приглашали Мороз или Слон. С ними она шла танцевать охотно. А со мной танцевала, словно делала мне одолжение. А меня, как к запретному все плоду тянуло к ней. А тут еще эта двойка нисколько не прибавила к моему авторитету.

 

Вообще-то уроки русского и английского языков я не любил. Просто их ненавидел, и они мне плохо дались. Если по математике и физике у меня были круглые пятерки, то в диктантах и сочинениях я делал кучу ошибок и, в лучшем случае, получал тройки. И с произношением английского у меня было неважно. Если даже у самой Ефросиньи Осиповны с произношением было не фонтан (в чем я убедился позже благодаря Родьке), то обо мне и говорить было нечего. В те времена в школах о лингвинистических кабинетах и понятия не имели, во всяком случае, в нашем городе. Английскую речь мы слышали только из уст нашей учительницы, которая должна была быть для нас эталоном в произношении. Больше услышать английскую речь было негде. Конечно, на коротких волнах можно было поймать англоязычную радиостанцию, но с нашим знанием языка и, благодаря скороговорке дикторов, разобрать ничего было невозможно. 

 

И в тот день на уроке английского языка меня вызвали читать текст из учебника к доске. Надо сказать, что в тот день урок я не выучил, надеясь, что меня не вызовут. И у доски я кое-как промямлил текст, а с переводом совсем заткнулся. И, естественно, учительница влепила мне заслуженную двойку. Униженный и посрамленный я вернулся на свое место. Особенно мне было стыдно перед моим новым знакомым. Когда я сел и немного успокоился, Родька шепнул мне на ухо.

 

- Хочешь на следующем уроке получить пятерку?

 

- Ты что, Родька. Мне сроду больше тройки-то не ставили.

 

- Посмотрим, - загадочно улыбнувшись, сказал он.

 

После урока мы вместе с ним вышли из класса. Родион пошел в учительскую, а я собрался

домой.

- Подожди меня, - попросил он, - пойдем домой вместе. Я что-то тебе скажу.

 

Его не было около получаса, и я уже начал жалеть о том, что согласился его ждать. Но вот он вышел, и мы зашагали по Первомайской улице в одну сторону.

- Где ты живешь? – спросил я.

Он назвал номер дома.

- О, это же почти совсем рядом, всего через два дома от меня. Так что ты мне хотел сказать?

 

- Послушай, Вадим, что у тебя так плохо с английским? Тебе он не нравится?

 

- Да ну его, - отмахнулся я. Не люблю.

 

- Напрасно. А знаешь, давай всех удивим.

 

- Как это?

 

- Давай вместе выучим следующий урок. Я тебя поднатаскаю в произношении и помогу с переводом. И ты выдашь да так, что все только рот откроют от удивления. Вот это будет сенсация!

 

Мне его идея понравилась, но как-то было лень за это браться. Я задумался, а Родион продолжил:

 

- А ты мне поможешь по математике. Мария Михайловна сказала, что я по программе я здорово отстал.

 

- Но это запросто, - с жаром согласился я.

 

- Сейчас зайдем ко мне, я возьму учебники и магнитофон, и пойдем к тебе. У меня сейчас заниматься негде. В квартире еще сплошные коробки и сумки еще не распакованные. Мы только приехали.

 

- Зачем мы потащим магнитофон? – удивился я. - У нас дома есть свой.

 

- Да он же легенький. С ним нам будет удобнее заниматься.

 

- Ничего себе легенький, килограмм 8-10 в нем-то будет, - возражал я, вспоминая наш большой катушечный магнитофон «Олимп».

 

Было похоже, что мы не понимали друг друга, словно говорили о разных вещах. И это оказалось в действительности. В этом я вскоре убедился, когда Родька вышел из дома с небольшой сумкой в руках. А я в это время ждал его у подъезда.

 

- Ну что, решил магнитофон не брать? – с улыбкой спросил я.

 

- Почему? Вот он, - и похлопал по сумке.

 

- Покажи.

 

И он достал из сумки небольшую пластмассовую коробку величиной с толстую книгу. Я с удивлением рассматривал его. Это был импортный кассетный магнитофон. Я впервые видел такие. У нас тогда у ходу были только катушечные магнитофоны с катушками на 250 и 500 метров.

- И на сколько хватает кассеты?

 

- Каждая сторона на полчаса.

 

- Во здорово! И такой небольшой. А куда подключаются динамики?

 

- Зачем, в нем есть свой динамик.

 

И он включил магнитофон. Из динамика полилась довольно громкая музыка какого-то зарубежного шлягера.

 

- Он что, и на батарейках работает?

 

- Да, можно и на аккумуляторах.

 

- И надолго хватает?

 

- Четырех больших батареек хватает часов на шесть.

 

За разговорами о магнитофонах мы не заметили, как подошли к нашему дому.

 

- Вот здесь я живу, - сказал я, когда мы поднялись на третий этаж. Родители на работе, так что нам никто не помешает.

 

- Пообедаешь со мной? – спросил я, когда мы вошли в квартиру.

 

- Пожалуй, да. Я уже успел проголодаться.

 

Я разогрел оставленный в холодильнике борщ и подогрел рагу. Мы с Родькой с удовольствием поели и пошли в мою комнату заниматься. Завтра в субботу были легкие уроки, так что учить нам почти ничего не пришлось. Тогда мы взялись за английский. Родька заставил меня читать тот злополучный текст, за который я получил двойку, и включил магнитофон на запись. Потом включил воспроизведение.

 

- Никуда не годится!

 

Когда я услышал свой голос в динамике, то ужаснулся. Неужели это я?

 

- А теперь послушай как надо.

 

Родька читал этот текст с выражением, словно профессиональный диктор. Я смотрел ему буквально в рот. Он записал и свой вариант.

 

- Сейчас мы с тобой поработаем над каждым словом, а эту мою запись ты будешь каждый день крутить, слушать и повторять. Добивайся такого же произношения.

 

И началась работа. Родька заставлял меня по десять раз повторять каждое слово, пока не добивался правильного произношения. Я уже весь этот текст знал наизусть. Но этого ему было мало. Он стал добиваться «мелодики» чтения, расстановки правильных ударений и акцентов. И дело двигалось. Затем мы перешли к переводу текста. Он утверждал, что переводить дословно нужно не каждое слово, потому что английские слова могут иметь несколько вариантов перевода, а нужно добиваться смыслового содержания предложения, стараясь делать перевод более литературным.

 

Окончательно отработав прошлый текст, перешли к новому заданию. К моему удивлению, с ним стало работать легче. Мне Родька записал его на магнитофон и взял с меня обещание, что до вторника, когда будет следующий раз урок английского, я выучу его досконально. Потом мы придумали еще один трюк. Чтобы вообще удивить «англичанку». После прочтения текста, я должен был небрежно задать ей вопрос: «Могу ли я вместо перевода своими словами пересказать содержание прочитанного?»

 

- Это будет нечто! Она просто упадет со стула, - заранее радовался я.

 

Мы вначале написали пересказ по-русски, а потом Родион перевел его на английский. Мы немного с ним поспорили, когда я обнаружил несколько английских слов, которых мы еще не учили.

 

- В этом-то и все дело! – эмоционально доказывал он, - это будет доказывать, насколько ты серьезно готовился к уроку.

 

И я вынужден был с ним согласиться. Потом он записал на кассету мой будущий «спич». Я пообещал ему, что до вторника выучу его обязательно.

 

- Послушай, Родька, - вдруг опомнился я, - ты хочешь оставить у меня свой магнитофон? А как же ты?

 

- Не волнуйся, мне он пока не нужен. А ты поработай. С ним удобнее обращаться, чем с твоим «Олимпом».

 

После этого мы занялись с ним математикой. Стали готовиться к очередному уроку. Пропущенным материалом решили заняться позже. Теперь уже я выступал в роли репетитора. Мы выучили теорию и приступили к решению задач. У Родиона, в отличие от языка, математика шла туго. Чтобы он лучше усвоил эту тему, пришлось перерешать все задачи в учебнике, относящиеся к ней. Так за этими занятиями мы не заметили, как прошло время до прихода с работы родителей. Они немного удивились, увидев у меня незнакомого мальчика. Я представил им Родиона, кратко рассказав его историю. Он галантно поздоровался с мамой, и даже поцеловав ей руку, чем еще больше расположил ее к себе. С отцом поздоровался за руку, наклонив голову в поклоне.

 

- Какой воспитанный мальчик, - говорила потом мать, когда я проводил друга. – А кто его родители?

 

- Они врачи. Только вернулись из длительной командировки в Африку. Вернулись из-за Родиона. Ему нужно окончить русскую школу, чтобы получить нормальный аттестат зрелости. Иначе он не сможет поступить в институт.

 

- Надо будет познакомиться с ними поближе, - сказал отец. – Родион мне понравился. Дружи с ним.

 

                                (продолжение следует)

Нравится
07:35
94
© Yawriter
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение