Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Украденное небо

Солнце светило со своего голубого обиталища ярко и ве-село. Лето входило в свои законные права быстро, уверенно и радостно. Сады уже цвели и распространяли свой цветочный аромат по всей округе. 

Оля шла по аллейке парка и вдыхала свежесть летнего утра. Только что она купила материал для платья. Это был си-тец: по желтому полотну были разбросаны белые ромашки. Ма-териал ей сразу понравился. Теперь она направлялась в бли-жайшее ателье для раскроя.

Войдя в зал, Оля сразу направилась к столу, за которым сидела молодая, тёмноволосая женщина-закройщик. Она, на-клонив голову, расматривала какой-то журнал. На столе лежали ножницы, линейка-метр, кусочки мела и выкройки. Поздоро-вавшись, Оля выложила из пакета материю и сказала мастеру:

- Я сама немного шью, но кроить так и не научилась. Мне бы хотелось простое летнее платьице с маленьким воротничком и приспущенным рукавом. 

Женщина кивнула и, подавая журнал мод, предложила:

- Может, вы выберете что-нибудь отсюда: это - последний но-мер, и здесь новые модели одежды на этот летний сезон. Или отдельные детали вам понравятся, так я сделаю выкройку  именно так, как вам захочется.

Оля пролистала журнал, но ничего не вызвало у неё ин-тереса. Возвращая его закройщице, она вежливо отказалась: 

- Нет, здесь мне ничего не подходит. Раскроите, пожалуйста, как я вам уже объяснила: немного свободное платье длиною ниже колен, с круглым воротничком и коротким рукавом.

- Из этого материала получился бы замечательный летний сара-фан. Хороший загар подчеркнёт этот рисунок, и вы будете смотреться современно и красиво.

- Нет, я не хочу глубокий вырез. Это не для меня. Спасибо вам за предложение, но... это будет смотреться неприлично.

-???

 

Удивлённо глянув на Ольгу, закройщица поджала губу и разло-жила материал на столе, затем взяла сантиметровую ленту и несколько сухо произнесла:

- Давайте снимем мерку.

Закройщица быстро записывала на листке бумаги какие-то цифры, снимая мерку для Олиного платья. Потом деловито и умело нанесла размеры на материал и, ловко работая ножница-ми, вырезала все необходимые детали  будущего платья. Потом объяснила, как нужно сшивать поочередно детали и назвала не-обходимую за раскрой плату. Когда Ольга расплатилась и сло-жила куски раскроя в пакет, закройщица снова обратилась к ней с вопросом: 

- Простите меня, но вы сказали, что глубокий вырез – непри-лично. Вы ведь молодая женщина, и, наверняка, вам нет ещё и сорока...

- Дело не в возрасте. Я - христианка, а Библия советует верую-щим одеваться, как прилично святым. – кротко отвечая, Ольга немного смущенно улыбнулась.- Видите ли, мне хочется нра-виться моему Спасителю Иисусу.

- То есть... как это? Вы говорите о Божьем Сыне, как я понимаю. Что же это значит - нравиться Ему?

- Правильно, о Божьем Сыне,  Иисусе Христе, моём Спасителе и Самом Лучшем Друге моей жизни.

-???

 

- Вы так удивлены! И это мне понятно: я сама три года назад так же реагировала на подобные разговоры. Но теперь, когда читаю Библию и познаю Господа, когда молюсь и получаю ответы, твёрдо верю и знаю, что Он всегда видит меня и слышит. И поэтому мне хочется всегда ходить перед Ним скромно, чтобы Ему было приятно смотреть на меня. 

- Как же вы можете знать, что Ему приятно? Он что, вам об этом говорит?

Закройщица смотрела на Ольгу иронически.  

- Ну, если так можно выразиться... Библия – это Слово Бога, и в ней написаны заповеди Господни, исполняя которые человек угождает Богу.

- Я сама хожу иногда в православный храм, но никогда ничего подобного не слышала. Разве Богу не всё равно, как я одета, что говорю и ...?

- Скажите, как вас зовут?

- Ну, Лидия... А чт-то?

- Лида, у вас есть дети, ну, дочка, к примеру?

- Есть! Дочка, Анечка. А при чём тут она?

- Я только для примера спросила, чтобы вам лучше объяснить. Ведь вам не всё равно, какие слова ваша Анечка говорит: доб-рые, чистые или грязные, грубые? И какие платьица носит? И как себя ведёт, слушает вас или поступает по своим прихотям? Как матери вам приятно видеть её послушной вам и исполняю-щей ваши наказы?

 

- Ну ... , конечно, мне не всё равно, как она поступает. К сожа-лению, бывает непослушна. А одеваю я её сама, ей только шесть лет. 

- Так вот, когда Господь стал моим Отцом, мне захотелось быть послушной Ему во всём! Когда я исполняю Его библейское по-веление, я радуюсь, потому что Небесный Отец доволен мною. Это похоже на то, как и вы довольны своей дочерью при её по-слушании вам.

Теперь Лидия  смотрела на Ольгу с явным интересом; куда только девалась её ирония?  В ней зажглось желание гово-рить с этой женщиной и узнать больше об этой странной, но такой интересной вере, которую имела эта женщина. Но подо-шедшая к закройщице бабушка прервала разговор и попросила обслужить её: раскроить фартук. Лидия написала на клочке бу-маги свой телефон и протянула Ольге:

- Пожалуйста, позвоните мне. Это мой домашний. Я бы-ваю дома после семи вечера. Мне очень нужно ... я хочу про-должить нашу беседу. Позвоните?      

- Хорошо. Я позвоню. Да благословит вас Господь. Благодарю за  раскрой. До свидания, Лида.

Ольга шла домой воодушевлённая: в душе струилась не-земная радость. «Как это прекрасно, Дорогой Иисус, говорить другим о своей вере в Твою Благодать. Я Тебе очень благодарна за Лиду, за её желание узнать больше о Тебе. Пожалуйста, со-храни в ней это желание и дай мне Твоей мудрости правильно отвечать на все вопросы, что возникнут у Лиды при нашем об-щении. Мне хочется, чтобы Ты и её назвал Своим дитём. Я так счастлива с Тобой! Пусть ещё одна душа почувствует настоя-щее счастье, которое даришь только Ты, мой Спаситель!».

                                                          ***

 

После встречи с Лидой прошло три дня. Всё это время Ольга вспоминала её в молитве и просила у Отца Небесного призвать её к Иисусу: она хорошо помнила из Писания, как Ии-сус однажды сказал иудеям: «Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня...»

На четвёртый день, мысленно прося благословения на разговор с Лидой, Ольга набрала номер её домашнего телефона.  На втором гудке трубку сняли, и Ольга услышала знакомый го-лос: « Да! Алло, я  слушаю. Оля, это вы?»

- Да, это я. Добрый вечер, Лида. Вы так быстро ответили, будто сидели у телефона и ждали.

- Точно. Я жду вашего звонка уже четыре дня и  думала, что вы забыли обо мне. Я так рада, что вы позвонили. Знаете, Оля, мне очень нужно с вами встретиться. Я думаю, что по те-лефону не получится разговора. Как вы смотрите на то, чтобы приехать к нам. Я живу возле обувной фабрики.

Прежде чем ответить, Оля взглянула на часы: было два-дцать минут восьмого. Для летнего времени не так уж поздно, но разговор может затянуться: Оля знала, что при теме о вечном время летит незаметно и его всегда недостаточно. А завтра пятница, рабочий день...

- Нет, Лида, не сегодня. Давайте в субботу, если вам удобно.

-Хорошо, в субботу – в голосе Лиды послышалось неудовлетво-рение.  – Но у меня есть несколько вопросов. Можно я их за-дам?  

- Да, конечно! Спрашивайте!

- Вы только не обижайтесь, Оля. Вы – баптистка, да? Я слыша-ла, что баптисты – народ очень скрытный, и в их доме молитвы творится нечто страшное. Но после разговора с вами, думаю, что это всё выдумки: вы такая простая и ...чистая. После обще-ния с вами со мной что-то происходит, как будто в росе искупа-лась- свежестью повеяло. Скажите, как вы стали такой, ну...почему вы так верите... так уверенно говорите об Иисусе, называете Его Другом? Бога называете Отцом? 

 

- Лида, моя жизнь была полна вопросов и поиска чего-то хоро-шего и светлого. Я замужем, у меня двое деток, хорошая работа, много добрых друзей, но время от времени передо мною встава-ли вопросы: «В чём же смысл моей жизни? Почему я чувствую внутренний дискомфорт? Почему не имею сердечного мира и нередко стыжусь своих слов и поступков?» Каждый новый день я говорила себе: «Всё, начну жить по-другому! Жить так, чтобы ощущать радость и согласие с самой собой». Но вечером я чув-ствовала, что ничего не получилось: тяжесть оставалась и не-удовлетворённость становилась всё глубже.

Три года назад со мной произошло замечательное собы-тие: я встретилась с Христом Иисусом! Подождите, вернее ска-зать, Он каким-то таинственным образом коснулся моего серд-ца: во мне появилось непреодолимое желание читать Библию и молиться. Меня никто никогда не учил этому. Я плакала  в ог-ромной тоске по Чему-то Прекрасному, совсем не ведая ещё, что душа ищет Бога, печалится и стонет без Него, своего Созда-теля. И вот однажды вечером, когда я читала Библию, вдруг я встала на колени и стала молиться. Слова изливались из моих уст и слёзы из  глаз: это было моё первое, даже не совсем осоз-нанное обращение к Богу. Мне стало легко и хорошо: внутри меня возникло ощущение свободы. Исчезла глухая тоска, и что-то нежное, чистое ожило во мне. А потом, потом я нашла Дом молитвы. И только  спустя несколько месяцев я узнала о том, что со мной в том вечер произошло покаяние. Вы уже слышали это слово? Оно означает – рассказать Богу о своих грехах ис-кренне, в сокрушении сердца осознать себя погибшей грешни-цей и оставить прежнюю, греховную жизнь. Через  сердечное покаяние человек получает Божье прощение.

 

- Оля, для меня это всё абсолютно  ново, словно перессказ фан-тастического фильма. И всё-таки хочется верить и слушать ещё и ещё... Можно, я вам расскажу немного о себе? Мне 32 года, а дочери, как вы уже знаете, седьмой пошёл. Её отец прожил со мной полтора года. В день, когда Анечке исполнилось шесть месяцев, он пошёл в магазин за покупками и... вернулся только через год.

Его возвращения я не ожидала, но он стал убеждать ме-ня, что его отсутствие было необходимым, чтобы проверить се-бя, свою любовь к нам. Теперь он знает, что мы ему нужны. Я поверила, и он остался жить с нами. Так прошло ещё полгода. Кажется, всё укладывалось, и я попросила его оформить наши отношения, на что он  сразу согласился. Это меня убедило в его искренности. Но на следующий день он не вернулся с работы домой. Я прождала его до глубокой ночи, передумала всякое. Телефонный звонок вывел меня из оцепенения. Звонил он. Ни-чего не объясняя, сказал, что не вернётся и чтобы я его не иска-ла. Наревевшись вдоволь, я только к утру успокоилась: нужно было продолжать жить. Анечка подрастала, становилась очень говорливой и чудной девочкой, и я согласилась уже было со своей судьбой матери-одиночки. Спустя почти два года, вос-кресным утром,  раздался дверной звонок. Открыв дверь, я уви-дела ...его с огромным букетом красных роз и грудой пакетов с продуктами и игрушками. Он обнял меня, будто мы расстались только вчера, и словно хозяин, зашёл в квартиру, подхватил дочку на руки и закружил по комнате. И опять я простила... На этот раз его хватило на год с небольшим. Он исчез также вне-запно, как и появился. Вот с тех пор мы и живём вдвоём. Анечка иногда спрашивает о папе, но я всё время ухожу от этого разговора. Что ей сказать? Моя душа изболелась. В этом году она пойдёт в первый класс. А в школе возникнут ещё большие проблемы. Я так устала от полуправды, а вернее - от лжи и неопределённости. Оля, если, как вы говорите, Иисус помог вам, возможно, что Он поможет и мне? Я хочу верить... Может, вера даст мне импусль жить дальше...

- Лида, я молюсь о вас и прошу для вас помощи Господней. Ес-ли вы желаете, я принесу для вас Библию. Бог знает вашу си-туацию. И самое главное, Он хочет и знает, как вам помочь. Ко-гда человек делает шаг навстречу к Богу, Он делает два в ответ. Господь очень любит каждого из нас... Продиктуйте мне ваш адрес, пожалуйста. Вот и хорошо.  Я записала. Обнимите свою Анечку, и для неё я кое-что принесу. Увидимся... до встречи в субботу.

Простившись с Лидой, Ольга положила трубку и мед-ленно опустилась на колени. Небесный Отец внимал своей мо-лящейся дочери...

                                                      

                                          *** 

Сделав субботнюю уборку в доме и во дворе, Ольга со-бралась посетить Лидию. Для Анечки она приготовила Детскую Библию с красивыми иллюстрациями и мягкую игрушку. Для Лиды  она взяла в Доме молитвы небольшую полную Библию, попросив её у пресвитера. Следуя за Господом три года, Оля хорошо усвоила, что любое дело нужно отдать в руки Мудрого Бога. И теперь, укладывая  книги в пакет, она просила у Господа благословения на эту встречу, прекрасно понимая, что без содействия Святого Духа она ничем не может помочь этой женщине. 

Ольга шла по указанному адресу. Дом нашла быстро, поднялась на второй этаж и, увидев на двери цифру «25», по-звонила. Лида открыла дверь и, улыбаясь, окликнула дочь. Анечка подбежала к матери и вежливо поздоровалась с гостьей.

- Мир дому вашему! Добрый день, Лида! Здравствуй, Анечка! – Ольга наклонилась и нежно обняла девочку.- У меня для тебя небольшой подарок. 

Она достала из пакета Детскую Библию и, раскрыв её произвольно, показала Ане картинку. Это была иллюстрация к Притче о потеряной овце. 

- Спасибо, тётя Оля! А что случилось с этой овечкой? Почему она лежит в колючках? Она такая грустная. А это кто?- указывая на склонившегося над оврагом пастуха, спросила де-вочка.

- Ну, дочка, дай тёте Оле пройти, а потом будешь зада-вать вопросы. Что это мы в дверях стоим? Ну, проходите же, Оля!

Оля закрыла за собой дверь и протянула Ане мягкую иг-рушку: пушистого, белого ягнёнка.

-Вот смотри: правда похож на овечку из твоей Детской Библии?

- Ой, какой хорошенький! Кудрявый барашек!  Это мой? А можно, он будет спать в моей постельке, мама?

- Можно, можно! Вы удивительно угодили ей – она очень любит мягкую игрушку. А что ты забыла сказать, Анютка?

Мать с укоризной смотрела на дочь, которая прижала ба-рашка к груди.

- Ой, простите. Спасибо вам, большое-пребольшое, тётя Оля.

Все трое прошли в зал, где стоял круглый стол, накры-тый к чаю, небольшой диван, два кресла и в  углу на тумбочке – телевизор.

- Располагайтесь, Оля, как вам удобно! Может, сразу к столу? Я тут печенья напекла, отведайте от моих «кулинарных способностей».

- Может, я сначала Анечке расскажу про потеряную овечку? Думаю, и вам, Лида, будет интересна эта притча: её рассказывал Сам Господь Иисус.  На примере одной потеряной овечки Иисус показал трагедию всего человечества. Мы, каждый, потерялись на этих дорогах житейских и нам нужен Спаситель. Но, чтобы Анечке было понятно, я буду рассказывать по картинке. Садись, Анютка, рядышком.  Вот и хорошо. У одного пастуха было сто овечек. Все они были разные: одни - послушные, другие - не очень, а третьи - ну, просто, упрямые и капризные. И каждую он знал по имени и о каждой заботился, а знаете почему? Пастух был очень добрый и любил своих овечек, независимо от их характера.  Однажды он не досчитался одной овцы. О, эта моя «шкодница»! Бедная, где же она теперь? На дворе уже стемнело. Ей, конечно, же одиноко, страшно и очень холодно. И он оставил 99 овечек в тёплом сарайчике и пошёл искать свою «беглянку». Ветер дул ему в лицо, колючие кустарники царапали его руки, а он всё шёл и звал овечку по имени...

 

Анечка слушала рассказчицу с широко раскрытыми гла-зёнками, крепко прижимая к груди своего барашка. Ольга меня-ла интонацию, передавала шум ветра, блеяние овечки, доно-сившееся издалека, радостный возглас пастуха, обнимавшего найденную овцу.

- Вот так овечка снова оказалась под защитой своего пастуха, который принёс её в тёплую овчарню, накормил и смазал её ра-ны мазью. Овечка больше ничего не боялась, потому что её до-брый пастух  не наказал её, а так славно позаботился о ней. Господь Иисус этой притчей показал нам, что мы, подобно овечкам, разбрелись во все стороны, покинули Его, Доброго Пастыря, и теперь, став одинокими, испытываем страхи, всяческие неудобства, а порой и серьёзные беды. Иисус хочет снова вернуть нас к Отцу Небесному. Чтобы рассказать нам о любящем и милостивом Боге - Отце, Иисус пришёл на землю и жил среди людей.

- Тётя Оля, и я тоже - непослушная овечка.  – Анечка смущённо взглянула на маму и продолжила. – Мне очень понравился пас-тух: у него такое доброе сердце, и он совсем не сердился на овечку. А где живёт Иисус? Вы знаете, тётя Оля? Вы уже были у Него в гостях?

Ольгу удивили и обрадовали детские мысли, высказан-ные вслух. Она снова обняла девочку и таинственно произнесла: 

- Нет, милая я ещё не была в гостях у Иисуса.  Я думаю, что Ии-сус ждёт тебя и твою маму, и ещё много-много людей, чтобы всех сразу пригласить в Его прекрасный Небесный Дом. Там, это я знаю точно,  чудесно, красиво и очень-очень хорошо! В этой Книге написано о Золотом Городе, где Иисус приготовил для нас уютные и вечные дома. 

- И я, и я, мама тоже хочу в Золотой Город! – взглянув на мать, она увидела в её глазах слёзы и тревожно спросила.

- Мамочка, тебе ведь тоже хочется к Иисусу? Почему ты такая грустная стала? 

- Мне тоже понравился рассказ тёти Оли, доченька. Я тоже хочу к Иисусу, но... Я так долго-долго была непослушной и ушла так далёко от Доброго Пастыря. Так далёко, что Он меня не может найти, наверно...

- Может и хочет! – убедительно произнесла Ольга. Именно по-этому Он устроил нашу встречу, и сегодня вы, Лида, слышите Его приглашение: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обре-менённые, и Я успокою вас». И если вы сознаёте себя такой «обременённой», то только Он может снять с вас это бремя. До-казательство тому - я, такая же грешница, которую Он призвал и оправдал. Теперь я - любимая Его овечка. 

Раздался дверной звонок. Лида встала, извинилась и по-шла на дребежащий без перерыва звонок. Из прихожей раздался звонкий девичий голосок:

- Тётя Лида, а можно Анечке во двор. Мы будем делать песоч-ное печенье: мне папа купил формочки для игры в песке. Мы никуда-никуда не убежим, только в песочнице будем играть. А?

- Ну, хорошо! Анечка, пойди поиграй с Алёнкой. Я в окошко буду за вами посматривать. Одень кофточку, пожалуйста, доча. Сегодня прохладно.

Аня, набегу схватив кофточку со стула, выбежала в при-хожую. 

- Пусть погуляет. А мы тут по-взрослому побеседуем. Возвра-щаясь в зал, сказала Лида и пригласила Ольгу к столу.

- Лида, можно, я помолюсь о благословении пищи?

 

Лида удивлённо посмотрела на Ольгу и немного обиженно произнесла:

- Вы думаете, у меня нечистый стол или несвежая пища? 

- Ну что вы, Лида! Я всегда прошу у Отца Небсеного благословения перед едой и благодарю Его за всё, что на столе.

- Ну, как хотите.- Лида пожала плечами.

После краткой, простой молитвы Оля обняла Лиду и лас-ково сказала:

- Лида, Господу приятно, когда Его дети помнят о Нём во вся-кое время! Разве Анечка не говорит вам «Спасибо, мамочка!» за суп или кашку? Мы, хотя и взрослые, но для Бога Отца остаёмся детьми и сказать Ему «спасибо» - значит выразить почтение своему Отцу Небесному.

Женщины пили душистый чай с рассыпчатым фрукто-вым печеньем и некоторое время молчали. Заговорила первой Лидия.

- Вы меня простите, Оля. Я – невежда в этих вопросах. Мне так трудно принимать то, что для вас является таким естественным и простым. Интересная у вас вера. Убеждающая!

- Лида, давайте будем говорить друг другу «ты». Я не намного старше вас. Ну как, согласны? Сразу исчезает напряжённость и появляется близость.

- Хорошо, Оля! У меня есть очень трудный вопрос к...тебе. Да-же не знаю, как спросить правильно?

- Спрашивай  как есть, просто. Если смогу, отвечу также просто.

-Моя жизнь в глазах Бога очень... грязная?  Грешная? У меня ведь Виктор только один и был. Правда, жили мы незаконно. И Анечка - незаконнорождённая. Это меня больше всего мучает. Я так надеялась, что он оформит отношения, и  у Ани будет отец, как у всех нормальных детей. Но он оказался обманщиком...

 

- Лида,  все люди на земле названы Самим Творцом грешника-ми. Мы – грешники не потому, что грешим. Мы грешим потому, что мы – грешники. Нет ни одного человека праведного в глазах Бога.  Ещё в Ветхом Завете было открыто людям, что Бог всеведущий: Ему известны абсолютно все дела и мысли каждого человека. «Ты положил беззакония наши пред Тобою и тайное наше пред светом лица Твоего». – так записал в своём псалме Моисей, человек Божий. Но ниже он же, по откровению свыше, добавляет: «Научи нас так счислять дни наши, чтобы нам приобрести сердце мудрое.  Да явится на рабах Твоих дело Твое и на сынах их слава Твоя». Это уже - эхо грядущей благодати:  во Христе каждый может получить славу Божию.

Жизнь твоя дорога в глазах Господа, ты любима Им, но Он ненавидит дела, на которых отпечаток греха. Твоя связь с Виктором названа в Библии блудом. Блуд - это незаконное, без-брачное сожитие. Это - грех, Лида. Но я хочу тебе нечто пояс-нить. Всё человечество виновато перед Богом. Для того, чтобы освободить нас от власти греха, Сын Божий родился на земле. Иными словами, Бог стал подобен человеку. Святой и вечный, Он принял мучительную смерть на кресте, куда пригвоздил  грех, живущий во плоти. На горе Голгофа Иисус Христос иску-пил нас от греха. Всякий, кто поверит в эту Благую весть, будет прощён и принят Отцом, как спасённое и освящённое дитя Бога Живого. В тот момент, когда человек узнаёт об этом, он обязан сделать выбор: через Иисуса принять дар Божий – прощение или отвергнуть этот дар и наследовать муки вечные. Итак, по-лучается, что самый главный грех – это неверие во Христа. Именно за это будет судим всякий грешник, отказавшийся при-нять Голгофскую искупительную Божью Жертву.  

 

Лида слушала внимательно, затаив дыхание. Каждое Олино слово проникало в сердце, волновало её, и хрупкая наде-жда вспыхивала в её душе, словно маленькая искорка в зату-хающем костре. Руки её стали влажными и мелко дрожали, придерживая чашку с недопитым чаем. Ольга видела внутренние переживания своей слушательницы и мысленно молилась о ней. Наконец, пересилив свои сомнения и страхи, Лида попросила:

- Научи меня молиться, Оля. Я хочу...я хотела бы ... Мне нужно тоже быть услышанной ...Иисусом...

- Никаких особенных правил нет. Просто нужно  говорить  Богу всё, что на сердце, что радует или тревожит тебя. Он услышит и поймёт.

- И можно прямо сейчас? Он услышит меня в моей комнате, где я совершала свой грех? 

- Да, Лида. Для Бога важно состояние твоего сердца, а не твоя комната. 

Лида подошла к окну, и убедившись, что девочки играют в песочнице, вернулась к столу и растроганно сказала:

- Я хочу помолиться... я очень хочу... помоги мне, Оля!

 

Оля обняла Лиду и нежно сказала:

- Когда мы приходим к Богу, лучше встать на колени. Это осо-бый знак умаления перед Ним, сокрушения нашего гордого ес-тества. Если ты готова, встанем...

Женщины опустились на колени. Комната погрузилась в благоговейную тишину: только часы на стене тихонько отсчи-тывали время утекающего земного бытия. Вдруг из уст Лиды вырвался не то вздох, не то стон. Она уткнулась в Олино плечо и заплакала громко, навзрыд. Оля гладила её по голове словно маленькую девочку и молилась: «Господи! Ты ищешь заблуд-шие души уже почти две тысячи лет. Бдагодарю Тебя за Лиду, которую Ты желаешь утешить и поставить на путь новый и жи-вой. Услышь её сейчас и помоги ей, пожалуйста, наш Добрый Пастырь».

Лида плакала и плакала: слёзы уже обжигали её лицо и губы, и промочили Олино плечо. Наконец, сквозь глухие рыда-ния Оля услышала рвущиеся слова, обращённые к Иисусу: «Я –греш-ница, Гос-поди! Мне так сты-ы-дно перед Тобой. Но нет никого другого на всём свете, кто бы меня мог простить. Только Ты... Прости меня, помилуй меня... я так устала... мне плохо, очень  одиноко... дай мне Твою руку. Пожалуйста, Иисус!».

Она затихла и обняла Олю. Так, обнявшись, женщины стояли на коленях несколько долгих минут. Время казалось ос-тановилось. Первой встала Ольга. Она открыла Библию и, обра-тившись к Лиде, торжественно прочла: «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком. Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец».

- Вот, Лида, сегодня ты стала овечкой Доброго Пастыря и, зна-чит, моей дорогой сестрой во Христе Иисусе. Запомни: ты про-щена Спасителем и принята Отцом Небесным в Его Божью Се-мью. Сразу это тебе трудно уяснить, но эту истину храни в сво-ей душе. Хотела бы ты завтра пойти в Дом Молитвы?

- А можно? Ой, конечно, я пойду! Мне... хорошо сейчас. Ах, как хорошо! Неужели это останется навсегда? Оленька, спасибо те-бе.

- Господу, Лида. Только Ему благодарность! Это Он подарил твоей душе радость спасения. А я счастлива от того, что могу видеть ещё одну найденную «овечку» у ног нашего Чудного Спасителя Христа.

                                              ***

 

Воскресным утром Лида проснулась с припухшими гла-зами: полночи она читала Библию и много пролила слёз. Плакала она и от сокрушения перед Господом и от радости освобождения, которую теперь испытывала. Пока Анечка спала, Лида приготовила завтрак и, открыв плательный шкаф, стала выбирать одежду для посещения Дома молитвы. В её памяти всплыли слова Ольги: «Я хочу нравиться моему Спасителю». Она сняла с плечиков строгое, классического стиля платье-костюм зеленоватого цвета, повертела его в руках и решила, что это подойдёт. «Иисус! Я тоже хочу нравиться Тебе. Теперь - только Тебе. Мне так спокойно сейчас... и хорошо. Спасибо Тебе за всё-всё!» - Лида аккуратно повесила свой наряд на спинку стула, достала платье для Анечки и пошла будить дочку.

Ольга ожидала Лиду у ворот Дома молитвы. Увидев её издали, она радостно улыбнулась и мысленно поблагодарила Господа за её приход. Помахав Лиде рукой, пошла навстречу. Сёстры обнялись. Оля наклонилась и поцеловала Анечку, нежно погладив её по щеке, сообщила:

- Доброе утро, милая! У нас есть Воскресная школа. После соб-рания, если ты захочешь, я познакомлю тебя с учительницей. Деткам  в школе рассказывают об Иисусе, учат петь, молиться. – И вновь обращаясь к Лидии, Оля заключила.- А сейчас мы пройдём в зал: скоро начнётся собрание. Хор уже на месте. Мы много поём: Господь любит пение Своего народа. А нам хочется славить Его.

 

...Уже второй час служения подходил к концу. Вся Лидина внутренность трепетала, ей нравилось всё: и зал дома мо-литвы, и пение, и стихи, и проповеди.  Всё происходящее здесь откликалось в её сердце, наполняя его благоговением.

Вот уже пресвитер, закончив третью проповедь, призвал Божий народ к молитве. Церковь склонилась перед своим Ца-рём, и несколько человек громко помолились, высказав свои просьбы, благодарения и прославление Богу.  

 

Что-то тревожило Лиду: внутри возникло странное по-буждение, которое она никак не могла понять. Она молилась в Доме молитвы, стоя на коленях, снова плакала, но эти слёзы были не слезами безутешного горя или невыразимой печали. По щекам Лиды текли слёзные струи освобождения и очищения. 

«Слава Тебе, мой Спаситель! Спасибо, Иисус, дорогой!» - вновь и вновь повторяла Лида, прижимая к губам мокрый пло-точек. И вдруг, не совсем понимая, что делает, она встала и по-шла к кафедре, поднялась по ступенькам на хоровую площадку и повернулась к Церкви лицом. Множество  глаз смотрело на неё. Стояла тишина. Осматривая молитвенный зал, Лидия пыта-лась собраться с мыслями: «Почему я вышла? Что теперь? О, Господи...». Как только она мысленно произнесла последнее слово, слова полились из её уст:

 

- Я хочу вам сказать о том, что со мной сотворил Господь Ии-сус. Вчера Он нашёл меня: одну из Своих блудных овец. Я ещё совсем мало знаю о духовном, вернее, не знаю почти ничего. Читая Библию этой ночью, я поняла, что Иисус спас меня и дал мне свой мир. Братья и сёстры, мне никогда не было так хоро-шо! Вот здесь, – Лида приложила руку к груди, - была такая тя-жесть и непроходящая боль.  Во мне жила ненависть, которая разрушала мою жизнь. Господь сотворил чудо: Он подарил мне Небо. Да, Небеса поселились в моём сердце. Вы знаете, что это такое? Ой, конечно, знаете. Мне так хочется, чтоб это знали все-все. Можно, я помолюсь с вами? – обращаясь к пресвитеру и всему залу, попросила она.

Теперь, глядя на стоящих перед ней людей, она видела сияние их глаз, влажных от слёз, улыбки радости и умиления. И слова молитвы потекли из её уст, слова благодарения Тому Единому, Которого она теперь звала своим Отцом.

                                              ***

Прошёл год. Лидия готовилась к принятию водного кре-щения. Душа её ликовала: скоро она соединится с братьями и сёстрами в Теле Господнем. Для неё и Анечки воскресенье ста-ло торжественным и праздничным днём: быть в Доме молитвы стало для них радостью. Анечка посещала Воскресную школу и охотно учила библейские стихи. Голосок у неё был очень кра-сивый, звонкий. Она нередко славила Господа пением детских христанских гимнов и стихами. 

...Лида любила пребывать в общении с братьями и сёст-рами. Чтение Библии стало её ежедневной потребностью. Ра-дость, которая наполняла её при чтении, дарила душе её чистый, светлый мир. Она учила понравившиеся стихи наизусть и в течении дня  повторяла их, наслаждаясь освящающим звучанием Божьего Слова. Мысли о прошлом всё реже посещали её просвещаемый разум. Боль и разочарование, так терзавшие её долгое время, угасли.  Когда же вновь в памяти всплывала её прошлая, греховная связь с Виктором, она отгоняла эти мысли молитвенной песней из Псалма:

«Любящие Господа, ненавидьте зло! Он хранит души святых Своих; из руки нечестивых избавляет их. Свет сияет на праведника, и на правых сердцем - веселие. Радуйтесь, праведные, о Господе и славьте память святыни Его».

На работе она рассказывала о своей новой жизни и светлой ра-дости, которую имела во Христе Иисусе. Видя её такой про-светлённой и даже похорошевшей, её прежние подруги только пожимали плечами, удивляясь, что это она могла найти у «этих баптистов» такого, что столь преобразило её? Но в Дом молит-вы идти не торопились: предубеждения работали против их душ. 

 

...Ольга с Лидией дружили, часто перезванивались и бы-вали друг у друга в гостях. Пройдя занятия по подготовке ко крещению, Лида сшила себе строгое, белое платье, в котором собиралась заключать завет с Господом.  

    День, выбранный для крещения, оказался тёплым и солнечным. Молитвы народа Божьего получили ответ с Небес: Отец послал замечательную погоду для Своих детей. Ольга приготовила для Лидии скромный букет белых ромашек. Она сама любила эти  солнечные цветы и желала подарить их Лиде после заключения Завета с Господом. На берегу реки собира-лись верующие и приглашённые. Молодёжь украшала  арку цветами, имитирующую ворота, которыми крещаемые входят как новые члены в Тело Христово. Хор пел радостную песнь. Ольга искала Лиду, но её нигде не было. Как-то волнительно забилось сердце. Но отогнав тревожные мысли, Ольга помоли-лась и успокоила себя : «Ещё есть время. Конечно же, придёт!».

Крещение началось. Под пение хора один за другим крещаемые входили в воду и свидетельствовали о своей вере в Спасителя Христа. Ольга всё ещё надеялась, что Лида придёт, и время от времени направляла  свои взгляды на тропинку, спус-кающуюся к реке. Но вот последний крещаемый вышел из воды, и зазвучала благодарственная молитва пресвитера. 

 

«Всё! Её нет! – Оля сжала руки в напряженной молитве. -Что такое случилось? О, Иисус, что же произошло? Как она ожидала этот день! Говорила: «Наконец, и я одену белое платье и стану невестой. Я не могу дождаться этого дня: ведь это моё обручение с Небесным Женихом! О, как я Его люблю!».

Вернувшись домой, Оля  сразу набрала номер Лидиного телефона. Гудки глухо отзывались в её ушах: один, два, пять, десять... Никто не поднимал трубку.

Несколько дней подряд Ольга звонила в разное время, но ответа не было. К концу недели после работы Оля поехала к Лиде домой. На дверной звонок никто не открыл. Так прошло две недели. В Доме молитвы Лида тоже не появлялась. Заехав в ателье, где работала Лида, Ольга узнала, что та уволилась неде-лю назад.

Ольга терялась в догадках: «Что могло случиться? Что?».

Лида всегда делилась с ней своими радостями и сомнениями. Теперь же просто исчезла. «Дай же мне знать, Господи, что та-кое произошло? Как я могу найти её и помочь? Ты же знаешь и видишь всё, мой Иисус!» 

                                              ***

...Оля сидела с Библией в руках и читала Книгу псалмов:

«Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: когда приду и явлюсь пред лице Божие! Слезы мои были для меня хлебом день и ночь, когда говорили мне всякий день: "где Бог твой?" Вспоминая об этом, изливаю душу мою, потому что я ходил в многолюдстве, вступал с ними в дом Божий со гласом радости и славословия празднующего сонма. Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога, ибо я буду еще славить Его, Спасителя моего и Бога моего».

Псалом сынов Кореевых... «О,Господи! Во все времена томились души без Твоей благодати. Как же Ты нужен каждой овечке!  Пастырь Сильный, Мудрый, Вечный! Славлю Тебя за Твою высокую милость к человеку. Тебе дорог каждый и вся-кий. Перед Твоей любовью склоняюсь долу. Знаю, у Тебя прав-да и утешение. У Тебя ведение и сила...». Телефонный звонок вывел Ольгу из молитвенного размышления. Она взглянула на часы: был одиннадцатый час ночи.  Подняла трубку: «Я слу-шаю, алло...алло»

 

- Оля, это я. Лида. Я знаю, что ты искала меня и звонила. Прости, я преднамеренно скрывалась. Всё так ужасно, всё очень плохо... Мне так стыдно и тяжело... Случилось...  у меня...беда... Я не могла придти на крещение. И потом я не могла явиться в Дом молитвы вот такой...нечистой... Знаешь, Оля, он явился поздно вечером накануне дня крещения. Анечка уже спала. Я гладила платье для крещения. Душа моя была такой светлой и чистой... Он позвонил, и я открыла, даже не предполагая, что увижу его.  Ведь его не было почти четыре года! Он стоял с ог-ромной корзиной алых тюльпанов, в белой сорочке и костюме без единой морщинки. Поставил корзину на пороге и пал к мо-им ногам. Он клялся, что любит только меня и не хочет больше жить без нас с Анечкой, что решил навсегда остаться с нами. Называл себя негодяем и глупцом. Кажется, даже плакал... Я не знала, что делать. Боялась, что соседи выйдут и увидят эту сце-ну...

Когда он зашёл, стал меня обнимать и продолжал гово-рить тысячи самых нежных слов. Я сопротивлялась, не верила, гнала вон... Он снова и снова убеждал ещё раз принять его и убедиться, что он стал другой, что будет дорожить мной и доч-кой. Так мы проспорили до трёх ночи. Я постелила ему в зале на диване и сказала, чтобы утром ушёл... совсем из моей жизни.  Сон не шёл, я ворочилась в постели, а его слова всё вертелись в моей голове. Я боялась заснуть... Он пришёл к моей кровати и снова уговаривал, обещал быть хорошим мужем и отцом. И я словно потерялась... я согласилась... я уступила...

 

В трубке раздался тяжёлый вздох. И после некоторой паузы Лида продолжала:

- Утром он суетился, накрывал на стол, возился с Анеч-кой, восхищался нами, называя нас самыми дорогими и милыми людьми на всём белом свете. Потом мы ходили все вместе в парк, обедали в кафе, гуляли по городу. Вернулись домой уже к вечеру. 

Весь день я боролась с давящими меня мыслями: «Собы-тие, которого я так долго ждала - день моего крещения – про-шло. Оно прошло без меня! Оно прошло стороной... Что же я получила взамен? Виктора? Отца для Анечки? Любящего мужа? Может быть, крещение откладывается для моего большего счастья? Сначала уладится моя земная судьба, а потом придёт радость для всего нашего дома? И Виктор тоже примет Христа?! О, как это ...будет чудесно...» – я металась в размышлениях и никак не могла получить удовлетворения от всех своих мыслей. Оля, Оля! Как же я была глупа. Он ушёл на пятый день нашего мифического счастья. Как всегда, не объясняя ничего! Он украл из моего сердца небо. И я сама...сама...ему позволила это сделать. Потом, когда я это всё прокручивала в своей памяти вновь и вновь, я ужасалась, что ни разу, понимаешь, ни разу не помолилась за всё время, пока он был в моём доме. Ни разу не обратилась к Иисусу... Почему?  Я не могу ответить...Ах, Ольга! Ничего невозможно вернуть... я уезжаю... Я продала квартиру и всё, что в ней было. Ничего не хочу иметь от моей грешной жизни. Увожу только своё одинокое, осквернённое сердце. В моей душе снова темно и холодно...

 

- Лида, подожди. Завтра я приеду к тебе, и мы  сможем...

- Нет, Оля, через минут десять отходит наш поезд. Анечка уже в купе...Скажи всем братьям и сёстрам, что я очень сожалею обо всём. Пусть меня простят, пожалуйста...И молятся... Я всё-таки люблю ...Иисуса... Он знает...

В трубке загудело. 

Ольга сжимала её в руке до боли. Замерев, сидела, не шелохнувшись, едва дыша от сдавившего гор-ло спазма. Потом, положив трубку, вышла во двор. Над головой расстилалось высокое, звёздное небо. Там, выше и выше, в не-видимых просторах есть Небеса небес, где в страшном великолепии обитает Верховный Вседержитель, недоступный и непостижимый  Творец. 

 

«Он есть Тот, Который восседает над кругом земли, и живущие на ней - как саранча [пред Ним]; Он распростер небеса, как тонкую ткань, и раскинул их, как шатер для жилья... Поднимите глаза ваши на высоту [небес] и посмот-рите, кто сотворил их? Кто выводит воинство их счетом? Он всех их называет по имени: по множеству могущества и великой силе у Него ничто не выбывает. Как же говоришь ты, Иаков, и высказываешь, Израиль: "путь мой сокрыт от Господа, и дело мое забыто у Бога моего"? Разве ты не зна-ешь? разве ты не слышал, что вечный Господь Бог, сотво-ривший концы земли, не утомляется и не изнемогает? разум Его неисследим. Он дает утомленному силу, и изнемогшему дарует крепость. Утомляются и юноши и ослабевают, и молодые люди падают, а надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут - и не устанут, пойдут - и не утомятся». (Ис.40:22-31) 

Нравится
03:15
61
© Анна Лукс
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение