Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Трое друзей

Трое друзей

Как-то в пятницу уже в конце учебного года наша троица гуляла на улице допоздна. Домой Алена вернулась в десятом часу, за что ее пожурили родители. И тут Алена вспомнила, что на завтра им по русской литературе задали домашнее сочинение. Она совсем забыла о нем. Писать его, конечно, уже было некогда. Утром с тяжелым сердцем она отправилась в школу. На уроке литературы Лидия Ивановна долго объясняла новый материал, казалось, совсем забыв про заданное сочинение. Когда прозвучал звонок об окончании урока, Алена облегченно вздохнула – пронесло. Но в этот момент учительница сказала: «При выходе из класса сочинения положите мне на стол». - Не получилось, - подумала Алена. Теперь мне грозит двойка по русской литературе в самом конце четверти. Обидно…

Вечером о своих неприятностях она рассказала ребятам. Они вместе стали думать, как выручить Алену. Долго спорили и пришли к выводу, что нужно выкрасть все тетради с сочинениями их класса и уничтожить. Тогда не смогут обнаружить, чьего сочинения там не было . На ребят подумать никто не сможет, так как они учились в другом классе, а на девочку тем более Но это может получиться в том случае, если, во-первых, учительница не забрала их с собой домой для проверки, и, во-вторых, если она не успела их проверить и проставить отметки в журнал или себе в тетрадь. Но все же нужно было рискнуть. Был выработан план. Ребята в ночь с субботы на воскресенье должны были тихо выскользнуть из дому, подойти к школе, и через окно в столовой, которое никогда не запирается на щеколду, проникнуть в помещение школы, дойти до учительской, и в шкафу найти тетради с сочинениями 7-го «б» класса и забрать их с собой. На этом и порешили. 

Как назло, в тот вечер в субботу родители Вадима долго не ложились спать. Вадим притворно при них зевал, всем своим видом показывая, что пора уже ложиться спать. Но родители не замечали его пассажей. Потом Вадим, лежа в кровати, еще долго слышал их разговоры в соседней комнате. Наконец, все затихло. Подождав еще минут пятнадцать, он тихо оделся, и, стараясь не скрипнуть половицами в прихожей, тихо выскользнул за дверь. Через пять минут он был уже у дома Павла. Друг встретил его вопросом:

- Чего так долго?

- Родители долго не засыпали    

- Фонарик взял?

- Угу.

Через двадцать минут ребята были уже у школы. Ночь была темная, безлунная, уличные фонари горели только в начале и конце улицы, и свет от них до здания школы почти не доходил. С темными неосвещенными провалами окон школа казалась огромной и загадочной. Ребята тихонько обошли фасад школы, затем вошли во двор. Во дворе было совсем темно, нигде не светилось ни одного окна. Дворник, исполняющий одновременно и должность сторожа, очевидно, преспокойно спал в своей сторожке. Ребята подошли к окнам столовой. Столовая была на первом этаже, окна ее выходили во двор. Здание имело цокольный этаж,и до окон первого этажа нужно было еще дотянуться. Ребята поискали во дворе что-нибудь подходящее, чтобы на него можно было залезть, но кроме бочки со старым уже затвердевшим цементом ничего не нашли. Тогда Вадим предложил Павлу встать ему на плечи и попытаться дотянуться до окна. Павел, сняв ботинки, залез на плечи Вадима и потянулся к окну. Едва это ему удалось. Он потихоньку потянул за раму, и та, скрипнув, открылась. При этом звуке эребята замерли. Им показалось, что этот скрип могла услышать вся улица. С замиранием сердца они подождали еще некоторое время, и Павел потихоньку начал взбираться на подоконник. При каждом движении жестяный отлив громыхал, казалось, на всю улицу. 

Наконец, Павлу удалось взобраться на него, и он исчез в темном провале окна. Вадим стоял внизу, прислушиваясь к каждому звуку. Вокруг было тихо и темно. Тем временем Павел, стараясь, как можно меньше шуметь, в одних носках пересек столовую и вышел в коридор. Там было абсолютно темно. Окна коридора первого этажа выходили во двор, куда свет уличных фонарей не достигал. Тогда он решил включить фонарик. Свет фонарика показался ему ослепительным лучом прожектора. Он сразу же его выключил и почти наощупь двинулся по коридору к лестнице. Перед лестницей он на мгновение еще включил фонарик и по памяти поднялся на второй этаж. Учительская была на втором этаже. Он мысленно молил бога, чтобы она не была закрыта. Иначе все их труды пропадут напрасно. Вот и дверь учительской. С гулко бьющимся сердцем он потянул за ручку. 

Дверь сразу поддалась. Он облегченно вздохнул. После темноты коридора в комнате казалось светлее. Окна учительской выходили на улицу, и свет далеких уличных фонарей едва проникал и сюда через большие окна. Глаза уже привыкли к темноте. Теперь только бы тетради оказались на месте. Стеклянных шкафов в учительской оказалось целы пять. В каком из них тетради 7-го «б»? Проверять нужно было их все. Ни в первом, ни во втором тетрадей вообще никаких не оказалось, не было их и в третьем. И только в четвертом он увидел стопки ученических тетрадей. Подсветил фонариком и на второй полке обнаружил искомое. Тихонько, взяв рукой за верхнюю часть двери шкафа, осторожно открыл ее. Начитавшись шпионских романов, старался не оставить нигде отпечатков пальцев. И вот целая стопка тетрадей с сочинениями 7-го «б» у него оказалась подмышкой. Дверь шкафа прикрыл ногой. Обратный путь прошел без всяких приключений. 

Перегнувшись через подоконник, передал Вадиму стопку тетрадей. Получилось неудачно, тетради выскользнули из руки и рассыпались по земле. Павел вылез на подоконник, попросил Вадима подать ему ботинки, чтобы он мог сам спрыгнуть на землю. Вадим подал, один а другой бросил, в надежде, что друг его поймает. Но друг не поймал. Раздался звон разбитого стекла. В ночной тишине этот звук казался таким громким, что его могли бы услышать на другом конце улицы. Павел в одном ботинке спрыгнул с подоконника, больно подвихнув ногу. Ребята помчались и спрятались за пожарным щитом, стоящим в 20 метрах от здания школы. На земле у разбитого окна остались рассыпанные тетради. Судьба второго ботинка была тоже неизвестна. Испуганные наши герои еще минут десять сидели тихо за щитом, пока не убедились, что все по-прежнему тихо. Затем собрали тетради, а вот за ботинком пришлось снова лезть в окно. Наконец, операция была завершена. Они вернулись домой уже во втором часу, и еще долго не могли заснуть под впечатлением пережитого.

На следующий день, в воскресенье ребята собрались, как всегда в шесть часов во дворе Вадима. В холщевой сумке Павел принес тетради. Их было 27, было их ровно столько, сколько учеников в классе без тетради Алены. Они хотели их сразу сжечь, но Алена запротестовала. Она хотела прочитать сочинения некоторых своих соучеников. Пока она читала, мальчишки собирали хворост для костра. Алена иногда комментировала прочитанное: 

- Ишь ты, Сорокина написала на целых 6 страниц! А почерк у Петрухина! Пишет, как курица лапой. А наша отличница Белкина расстаралась, с цитатами и таким почерком, как в первом классе.

- Ладно тебе, кидай все в огонь!

Жаркое пламя разгоревшегося костра постепенно превратил в пепел труд целого класса. Но улики против Алены были уничтожены. Никто теперь не сможет доказать, что ее сочинения там не было. Мальчики чувствовали себя героями, но все-таки как-то неприятно было на душе. Они чувствовали, что совершили недостойный поступок. Алену они-то выручили, а учительницу подвели. Что она будет делать, когда в понедельник не обнаружит тетрадей целого класса? А вдруг поднимется шум? Начнется расследование, вызовут милицию с собаками?..
Алена, конечно, была благодарна мальчикам, спасших ее от неминуемой двойки, но с тревогой шла на урок русской литературы. Прозвенел звонок на урок, прошло минут пять, а Лидии Ивановны все не было. Сердце Алены тревожно стучало. Неужели обнаружила исчезновение тетрадей? Наконец, учительница вошла в класс.

- Здравствуйте, ребята! Садитесь. Следующий урок у вас должна была быть физкультура, но Виктор Николаевич заболел. У нас будут два урока литературы. В качестве подготовки к экзамену мы проведем с вами репетицию экзамена. Сейчас я на доске напишу темы сочинений, которые были в прошлом году на экзаменах в седьмых классах. Каждый из вас выберет тему, которая ему больше понравится, и за эти два часа ее раскроет. Писать нужно будет в отдельных чистых тетрадях. Я не раз вас предупреждала, чтобы вы всегда носили в портфеле запасные одну-две чистые тетради на всякий случай. У кого нет с собой чистой тетради? 

Два мальчика на последней парте подняли руки. 

- У кого есть лишние тетради, поделитесь. А вы не забудьте потом отдать им. На обложке тетрадей сверху напишите: «Для сочинений по подготовке к экзаменам». Мы и в восьмом классе будем писать в них сочинения. Они потом вам пригодятся при подготовке к экзамену на аттестат зрелости.

Таким образом, учительница решила не выносить ссор из избы, не поднимать шум, предложив такой вариант выхода из положения. Через неделю закончился учебный год, были экзамены, и о пропавших тетрадях больше никто не вспомнил.

Когда ребята учились в старших классах, в стране началось бурное освоение космоса. Все теперь болели космосом. Болезнь эта не обошла и наших героев. Когда в космос полетели Терешкова и Быковский, ребята твердо решили, что будут космонавтами. Они прекрасно понимали, что для космоса нужно отличное здоровье и хорошие знания. Для этого разработали целую систему тренировок и закалок. По утрам теперь до школы они бегали несколько кругов по стадиону, поджимались на турнике, стояли подолгу на голове, до упаду качались на качелях. Тяжелее всех качели переносил Павел. И к учебе стали они относиться серьезнее. Теперь в дневниках, а потом и в табелях, стали чаще появляться пятерки. Мальчики твердо решили поступать в летное училище, а Алена еще не решила точно куда: будет она медиком или займется парашютным спортом. Они мечтали полететь в космос на одном корабле. И тогда обязательно попросят, чтобы на борту ракеты был нарисован их герб «ПАВ». 

Они переходили из класса в класс, взрослели, а дружили по-прежнему. В этой тройке Вадим был «Вадька», Павел «Пашка», а только Алена оставалась Аленой. Она постепенно из сорванца-мальчишки превращалась в симпатичную девушку. Но ребята, казалось, этого не замечали. В их тройке не было различий по половому признаку. 

Когда они учились в десятом классе, в марте случилось в школе несчастье. В выходной день шестой класс возили в областной центр в краеведческий музей. По дороге домой автобус попал в дорожную аварию и загорелся. Жертв, правда, не было, но пострадало много детей, часть из них оказалось в тяжелом состоянии. Многим требовалось переливание крови. Запасов крови в местной больнице не хватало. Тогда по радио и местному телевиденью обратились к жителям за помощью с просьбой сдавать кровь для пострадавших. Многие устремились в лечебное учреждение. Среди них были и наши герои. Втроем они явились на пункт приема крови. Пришлось довольно долго дожидаться своей очереди. Им делать это пришлось впервые, поэтому они волновались. Мальчики в присутствии девочки храбрились, мол, все это ерунда, совсем не больно, даже и не почувствуешь А у самих тихонько дрожали поджилки. Вспоминалось, как им в школе делали прививки. 

Подошла и их очередь. Приглашали сразу по два человека. Первыми пошли Павел и Вадим. Их уложили на кушетки, перевязали резиновым жгутом левые руки в районе бицепса. Подошла медсестра с большим шприцом и, как им показалось, с огромной иглой. Павел отвернулся, стараясь не смотреть, как медсестра будет вводить иглу в вену. Вадим пересилил себя, заставив смотреть, как медсестра это делает. Было страшно и неприятно, но он взял себя в руки. Вся эта процедура заняла несколько минут. Взяв необходимое количество крови, медсестра вынула иглу, на место укола положила ватку, смоченную в спирте, и заставила согнуть руку в локте, чтобы плотно прижать ватку. Затем проводила их в другую комнату, где на столах стоял чай и вазочки с печеньем. Немного испуганные и взволнованные, они сели за свободный стол и стали дожидаться Алену. Пока ее не было, они начали делиться впечатлениями. Голова слегка кружилась, и немного подташнивало, но они бодрились. Наконец, появилась Алена. Она была бледная и взволнованная. Уселась с ними за один столик и стала рассказывать свои ощущения. 

- Больно было только, когда вводили иглу. Она мне показалась такой толстой и огромной, что я зажмурилась при виде ее. Потом я почти ничего не чувствовала. Сейчас голова немного кружится.

Пока они пили чай с печеньем, вошел доктор, поблагодарил всех присутствующих за помощь и сказал, что повторно они смогут сдать кровь не раньше чем через неделю.

                                                     (прололжение  следует)

Нравится
08:00
52
© Yawriter
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение