Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

ТЯЖЕЛЫЙ БЕТОН.

ТЯЖЕЛЫЙ БЕТОН.

ТЯЖЕЛЫЙ БЕТОН.


            ПРОЛОГ.

            Хочу рассказать Вам историю, случившуюся уже давно, в разгар 
горбачевской перестройки, когда еще живы были идеалы социализма, когда 
еще не успели развиться активные ростки, появляющегося советского 
капитализма, когда вокруг гремела гласность, а социализм вовсю показывал 
человеческое лицо, как представлял его себе тогдашний генсек… Пытаясь 
запретить народу пить водку, и после 19 партконференции, остановить 
знамя оппозиции - Ельцина, назначая его председателем Госстроя СССР, 
после провала великого в должности первого секретаря Московского 
парткома.


            ПОЛЁТ.

            По комсомольской путевке, со своей первой стройки три месяца 
назад я переехал на Крапивинскую ГЭС. Ехал на другую стройку, на 
Среджнеенисейскую. Но в управлении сказали, что в Лесосибирске еще 
делать нечего, не начаты работы там на основных объектах, в том числе и 
на створе, а Крапивинскую достраивать надо… «Вот достроишь Крапивинскую 
через три годика, поедешь на средний Енисей. Глядишь, к тому времени, и 
до начальника участка созреешь». Так сказал мне начальник строительного 
управления в Красноярске, нашего центра в Восточной Сибири. Ну, раз надо… 
значит надо. Полетел в Кемерово, город встретил меня на рубеже сентября и 
октября, с трапа самолета, двадцатиградусным морозом. До Крапивино сто 
двадцать километров, до Зеленогорска еще двенадцать…, и я с головой, и 
с большим удовольствием окунулся в жизнь большой стройки.
            Не будем останавливаться на эпизодах радости и грусти, 
бытовых и семейных проблемах и удовольствиях.

            На створе, в спаренном, а точнее собранном из нескольких 
блоков, УГПДушном вагончике, проводил совещания инженерный штаб стройки. 
Командиры сидели в тесном импровизированном президиуме, начальник 
стройки, главный инженер строительного управления. В маленьком помещении 
шесть на девять метров собрались все прорабы и мастера текущей смены и 
руководство бетонного хозяйства строящейся плотины. Мелкие текущие 
вопросы ушли в тень, так как на верхней отметке строящегося сооружения 
сломался бетононасос, обеспечивающий бетонирование на верхних отметках 
основных сооружений, а отметки эти были уже свыше сорока метров в плюсе 
от планируемой отметки нижнего бьефа. О проблеме все уже знали, 
бетонирование остановлено в половине четвертого ночи Начальник бетонного 
завода докладывал о положении дел на текущий момент 10.00 по 
Новосибирскому времени.
            - … поставка новой станции бетононасоса может быть 
осуществлена не ранее, чем через три недели… но, как правило, где три, 
там и все четыре. Что касается ремонта, - он поправил очки, сделав 
паузу, - редуктор надо менять, двигатель сгорел, когда редуктор 
заклинило… может быть еще, что, пока не выяснили, но редуктор такой нам 
не найти днем с огнем. Опять же надо на заводе заказывать… думаю, что 
еще дольше получится. – Он замолчал. Через секунды продолжил. – Так что 
вот не менее трех недель. А на самом деле… дак, думаю… поболе будет.
            В помещении повисла настороженная тишина.
            - Так… Рассчитывать на подачу бетона на карты бетононасосом 
в текущее время невозможно?.. – констатировал ситупцию начальник 
стройки, - привезти станцию с ближайшей стройки… ну, например, с 
Саяно-Шушенской возможно?.. и сколько это займет времени? – промолвил, 
смотря в стол, начальник управления.
            - Этот вопрос уже проработан. Сейчас там активно идет 
реконструкция деривационного канала, должна быть закончена до паводка… 
Снятие станции – исключено.
            Тяжелая тишина иногда нарушалась, чьим-то покашливанием. 
Начальник строительного управления продолжил:
            - Останавливать бетонирование нельзя. В следующем году мы 
должны перекрыть проран. Остановим бетонирование, не успеем запустить 
водосбросные сооружения. Останавливать бетонирование не-льзя!  Какие 
есть предложения?
            В тишине собрания начал возрастать деловой шепот. В течении 
следующей минуты руководители стройки его не прерывали.
            - … остается только кублом подавать… 
            - … да, а как еще?.. 
            - …других вариантов нет…
            - … А как же еще.
            -…Да-а…
            Начальник стройки поднял руку, в течении трех, четырех 
секунд тишина вернулась на совещание. Все опять как будто замерло:
            - …На подачу надо будет минимум четыре четырехкубовых бадьи, 
по два кубла в спарке на погрузке, иначе миксер не опорожнить за раз, и 
вторым миксером емкости придется доливать. – тирада главного 
остановилась. Через несколько секунд он продолжил. – все кубла по четыре 
куба находятся в нижнем и в верхнем бьефах… начальники участков – как вы 
на это смотрите?
            Начальники участков, с небольшой задержкой:
            - Если вы у нас по два кубла заберете, мы же встанем, - 
начальник участка верхнего бьефа даже встал:
            - …У меня их всего два.
            Начальник нижнего бьефа:
            - …Ну, а у меня – три, все время в работе…
            - Ну, у тебя еще хоть мелкие есть, а у меня нет, все ж тебе 
отданы. – не унимался начальник участка верхнего бьефа, распаляясь все 
горячее.
            - А чем же я гасители бетонировать буду?.. – не отпускал 
нижний бьеф.
            - Ладно, ладно… - прервал их полемику начальник 
строительства. - Давайте решать проблему, а не ссориться. И гасители в 
нижнем бьефе бетонировать надо… и донные приемники в верхнем 
бетонировать надо… - от напряжения он поиграл желваками на лице, было 
видно его безмерное внутреннее напряжение, - но тело плотины мы бросить 
не можем. Нельзя нам остановить бетонирование плотины и устоя ни на 
сутки.
            В зале заседания опять воцарилась тишина.
            - Откройте окно, что ли, а то чего-то душновато. – сказал 
начальник управления. 
            Молодые мастера подсуетились со стороны створа открыли окно, 
и в зал, со свежим морозным воздухом вошел деловой шум стройки.
            - На одной подаче кубло будет гулять минут десять, плюс пять 
на загрузку, плюс пять на карте… порядка двадцати минут… на три с 
половиной – четыре куба. Это разгрузка одного, полтора миксера сорок - 
пятьдесят минут… - очень долго. В три раза дольше, чем по графику… - 
как бы сам себе, глядя в стол, говорил главный инженер.
            Тишина, разбавленная звуками стройки, густо заполнила 
прорабку. 
            - …оголим два основных участка по бетону… - Это невыход… 
И руку не вытащим, и нога увязнет. – себе под нос рассуждал главный, 
но тишина была такая, что не слышали его рассуждения, может быть только 
самые дальние уши в этом маленьком зале.
            - У тебя есть другое предложение. – Начальник управления 
смотрел на главного…
            - …Если бы. - Главный по-прежнему смотрел в поверхность 
стола. 
            Вздохнув, посмотрел в зал - Но если мы примем это решение, 
надо будет думать, как решать проблемы по верхнему и нижнему бьефу… 
Надо попробовать придумать что-то еще… чтобы это не влияло на другие 
объекты… ну как можно меньше влияло. Так скажем.
            В зале опять стал слегка нарастать умеренный гул.
            - А если на карту миксер подавать краном?.. 
            Голос молодого человека из зала опять заставил вернуться 
тишине.
            - Краном?.. миксер… – задумался главный.
            - Грузоподъемность крана позволит?.. где главный механик? – 
нарушил заминку начальник управления.
            - А как его цеплять-то – сказал главный механик, встав, - 
грузоподъемность на рабочем вылете тридцать три тонны, пять – шесть 
кубов бетона – ну четырнадцать тонн, всего меньше двадцати пяти. Здесь 
проходим с запасом, только как его туда донести? Я же его за колеса не 
зацеплю… Да и бетон, если что получится, на карте выгружать надо. 
Управление миксером на улице находится под бочкой у кабины.
            - Так это… платформу под миксер сварить. Машинист по 
платформе перемещаться будет бетон в карту подавать, на все будет 
уходить минут десять, только туда-сюда на карту и обратно, и бетон 
слить. – молодой мастер от смущения остановился. Но все находились в 
некотором шоке от идеи. Было видно, что идея всем понравилась.
            В это время встал инженер по технике безопасности:
            - Да вы что, товарищи, это же нарушение всех возможных 
норм техники безопасности. Совершенно утопичное предложение.
            Начальство молчаливо переглянулось с легкой улыбкой на губах. Они 
понимали, что в сложившейся ситуации техника безопасности уже не может 
помешать делу.
            С минуту гул говорил о бурном обсуждении предложения.
            - А сколько времени надо, чтобы сварить такую платформу? – 
как бы риторически бросил в зал главный инженер.
            Зал опять начал затихать.
            - Вы какую должность занимаете, и где работаете – кивнул 
главный на молодого мастера, который предложил утопичную, на первый 
взгляд, идею.
            - Я? – Вставая, положив на грудь ладонь, показал на себя 
парень.
            - Ты, ты. Это ведь ты предложил эту интересную идею.
            - Дежурный мастер сварочного участка на устое примыкания 
земляной и бетонной плотины.
            - Давно работаешь?
            - Четвертый год. На этой стройке третий месяц, по 
комсомольской путевке с Харанорской ГРЭСС приехал.
            - Сколько времени надо, чтобы сварить платформу? - Спокойно 
спросил начальник строительства.
Парень изобразил недоумение на лице и уверенно ответил:
            - Да не более суток… - еще немножко подумал, - с 
приготовлением материала, с подготовкой… только нужен будет обязательно 
кран пневмоколесный… чтобы оперативно крутить конструкции на нижний и 
боковой швы. Так просто быстрее будет получаться.
            Начальник управления и главный с полминуты тихо друг с 
другом разговаривали. 
            Затем начальник управления объявил.
            - Так, товарищи, совещание завершено, все свободны, 
остаться начальникам участков, главному механику, главному энергетику, 
инженеру по технике безопасности, начальнику бетонного хозяйства и… 
мастеру – сварщику… который дал рацпредложение…

            Через час на маленькой площадке террасы примыкания левого 
устоя плотины, шла деловая суета. Сюда подавали нужный металл, подавали 
кабеля для подключения сварочных аппаратов и организовывались сварочные 
посты, как требовал мастер по сварке, руководивший этим процессом. 
Бригада сварщиков - монтажников приступила к делу, готовя стапель под 
сварку платформы. Вагончик рядом со стапелем был отдан под персонал 
производивший работы. Бригаду разделили на смены, которые работали по 
три часа, потом шли курить, отдыхать, есть, спать, а их места занимало 
отдыхающее звено, всего звеньев было три. Сюда же со столовой подвозили 
еду. Дело шло споро, все службы были нацелены на выполнение важного 
поручения. 
            Все остальное было не важно. Платформу надо было сварить как 
можно быстрее, и как можно прочнее, чтобы машина в двадцать пять тонн, 
без проблем перелетела на расстояние, более чем в сто пятьдесят метров и 
подала на карту, такой драгоценный, бетон.
            Весь день, всю ночь на террасе вокруг стапеля кипела работа, 
сверкала сварка, поднимались и опускались металлические конструкции из 
крупных номеров двутавра, швеллера и уголка. Наконец, уже к двум часам 
ночи работа была завершена привариванием площадки, по которой будет 
двигаться водитель миксера, для подачи бетона на карту.
            Огромный башенный кран номер один, высоко, высоко 
возвышающийся над основными сооружениями, с вылетом стрелы более чем 
на сто метров, подвел к устою с платформой траверсу для 
крупногабаритных, высокотоннажных металлоконструкций. Такелажники 
зацепили крючья за крепкие цапфы, крановщик натянул мощные стропы, 
платформа – медленно, медленно оторвалась от стапеля и повисла на 
метровой высоте. Крановщику дали команду отвести платформу в сторону 
со стапеля и мастер внимательно стал по новой осматривать сварные швы, 
после чего давал команду их загрунтовывать, не смотря на двенадцати 
градусный мороз.
            Минут через двадцать на платформу заезжал миксер. Уперевшись 
передними колесами в упорный брус тяжелая машина остановилась, 
такелажники на все колеса поставили упоры, зафиксировав их мощными 
шкворнями. Водитель покинул свою машину, и платформу, опять подняли 
вместе с вращающимся бетоном в бочке миксера. Мастер сварщиков опять 
внимательно осматривал швы платформы, высвечивая их шахтерским 
фонариком, там, где яркий свет прожекторов не мог достать до корня 
сварочного шва. Минут через пятнадцать он удовлетворенно отошел в 
сторону, и дал команду такелажникам продолжать свою работу.
            Двадцати пяти тонный груз свировали метра на четыре, потом 
опять смайновали, отвели в сторону… вернули обратно… Процедура была 
повторена с рывками и другими амплитудами еще два раза, после чего 
платформу поставили на приготовленную под погрузку площадку. Мастер 
сварочных работ опять внимательно осматривал швы ответственной 
конструкции, заглядывая фонариком в различные укромные уголки. Все 
было готово для подачи бетона на плотину.

            - Ну, что… Как ты… полетать не против?.. – спросил задорно 
начальник стройки у водителя миксера, молодого парня.
            Тот какое-то время молчал, видимо обдумывая важный ответ.
            - … А чего, у меня выбор есть… Не я, значит кто-то другой 
полетит… - парень глубоко вздохнул.
            - Выбор всегда есть, Если сомневаешься, говори сейчас… 
туда только добровольно, и никто тебя не осудит. – начальник управления 
замолчал.
            - Давай я на хоботе постою… вдвоем веселее – предложил 
главный инженер.
            - Кончайте вы, - отмахнулся водитель миксера, - занимайтесь 
своими делами, будто я там без вас не справлюсь. – и уверенно 
направился к кабине своей машины.
            Сел в КамАЗ, открыл окно двери:
            - Ну чего смотрите – полетели!!!
            Бригадир такелажников по рации дал команду на кран, 
платформа мягко оторвалась от мерзлой земли…
            Приподнявшись на полметра, плавно пошла на поворот, и над 
строящимися деривационными каналами турбин нижнего бьефа платформа с 
КамаЗоМ поплыла в, еще темном ночном, небе, слегка помахивая всем 
смотрящим на нее, в это время, канатами для причаливания, чтобы ее в 
нужное место подтянули бетонщики… 
            Через четыре – пять минут бетон уже подавался на карту, а 
через двенадцать – пятнадцать минут миксер съезжал с платформы.
            Главный хлопнул в ладоши, упакованные теплыми варежками, 
но тут же осекся, посчитав это малодушием, хотя радость на лице 
удержать, не мог. Но вокруг него уже кричали «УРА», бросали вверх 
шапки, и радовались безмерно. Никто не спал, все три звена, сильно 
переживая, наблюдали происходящее.  Начальник стройки обнял своего 
главного инженера:
            - Это победа, - сказал он ему глядя в глаза, не пытаясь 
удержать радости.
            Люди, не спавшие уже более суток, совершенно изможденные 
тяжелой работой, радовались как дети…

            А на платформу уже заходил следующий миксер.


            ЭПИЛОГ.

            И через полтора месяца, когда завершили бетонирование водослива, 
насос с завода так и не пришел.

            Через два месяца в феврале, руководители управления 
строящейся Крапивинской ГЭС летали в Саяногорск на ежегодное собрание 
по итогам работы.
            Возвращаясь с совещания, начальник строительства, главный инженер 
вместе прилетели в Кемерово в очень сильную пургу, удивляясь, как 
пилот самолета рискнул на посадку в такую непогоду. Ветер так разворачивал 
самолет заходя на посадку, что было видно посадочные огни взлетно-посадочной 
полосы. Но все прошло успешно, у аэропорта ждал УАЗик, который отвезет 
их в Зеленогорск.
            Дорога была очень тяжелой, шоссе заметало барханами снега, 
встречную машину было видно на расстоянии вытянутой ноги. И ко всему 
прочему, не доехав десять - пятнадцать километров до Крапивино, УАЗик 
встал врезавшись в одном из барханов на дороге, буксуя ни вперед, ни 
назад - застрял. Машину слегка откопали сзади и спереди, Начальник 
управления сел за руль, а водитель и главный стали толкать ее сзади…
            Они не обратили внимания, что загородили стопсигналы УАЗика… 
а по дороге их догонял панелевоз с панелями для Зеленогорска. Водитель 
панелевоза заметил несчастный УАЗик когда до него оставалось метров 
двадцать, а может и меньше. Водитель УАЗика все-таки увидел опасность 
в последний момент и сумел отскочить в сторону, смутно наблюдая перед 
собой происходящее. Начальник управления сломал руку и вывихнул большой 
палец на левой руке, если не считать ушибы и ссадины, находясь в УАЗике. 
Водитель панелевоза почти не пострадал.
Когда мужчины пришли в себя, они поняли, что их трое, они начали звать 
главного инженера… но тот не откликался.
            Остановив походящую мимо машину, попросили доехать до 
Крапивино, вызвать скорую и милицию, и сообщить в управление стройки 
о случившемся. А сами начали перекапывать голыми руками и одной лопатой 
снег вокруг аварии в надежде найти главного инженера, но все было 
напрасно, человек как сквозь землю провалился.
            Скорая и милиция подъехали минут через сорок - пятьдесят. 
Метров на двадцать вокруг аварии снега были изрыты руками и лопатой. 
У всех троих руки были по локоть отморожены… Главного инженера не 
нашли.
            Уже утром, когда тяжелая техника растаскивала сложившийся 
панелевоз, тело главного было обнаружено в арке переднего колеса тягача 
панелевоза.

           …В августе текущего года, после забастовки шахтеров в Кузбасе, 
Борис Николаевич Ельцин – наш драгоценный председатель Госстроя СССР, 
закрыл строительство Крапивинской ГЭС, мотивируя это требованием 
бастующих, интересами Страны, и не рентабельностью ее строительства. 
Это была первая в СССР стройка, пострадавшая от перестройки, и первые 
тридцать тысячь людей пионерного поселка, оказавшиеся за бортом жизни... 
а тогда еще не было никаких социальных преференций для людей потерявших 
работу и было совсем не понятно, куда им деваться.
            Мне повезло… Централизованно меня направили на другую стройку, 
на Богучаны, но пока я добирался до Братска, ее тоже закрыли, в конце 
концов, я был направлен на Бурею.



Стихотворение "БЕТОН":    http://www.proza.ru/2019/01/24/36


01.02.2019
Русаков О. В.
Тверь

Нравится
17:40
54
© Русаков Олег Анатольевич
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
13:51
+1
Когда-то читала книгу " Моондзунтские острова " Вначале там было перечисление всех званий военных, утомительно, но читала, потом так увлеклась… Начала читать ваш… Технические слова далеки от моего восприятия, но читала упорно, вгрызалась в гранит повествования. Так прониклась, что реально всё видела, воспринимала, довоспринималась, что довели до слёз… какой же наш народ находчивый, сообразительный… не ценят у нас работяг… жалко инженера до боли… вкалывал-вкалывал, чтобы погибнуть. Да, то время тяжело сказалось на всех. Как -то проходила мимо магазина, одна другой говорит: " Мне только 45 лет, а на работу нигде не берут !". А у вас целая индустрия строительства, которое уже было никому не нужно, а сейчас всё в руках имущих. Спасибо вам за труд, за историю прошлого нашей страны. С глубоким уважением к вашему труду !!!
Вы абсолютно правы. Я долго думал про чрезмерное колличество специальных терминов в теле литературного рассказа. Сделал эскиз рассказа, где их удалил и заменил… но получилось очень пресно и совсем беззубо.
Простите, если терминов слишком много.
20:32
+1
Олег!!! Всё сделал правильно. Это история для
потомков и таких же строителей. Мне очень понравилось.

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение