Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Течение Нижнего Амура. Повествование в стиле блюз. VI.6. Вокруг да около

Течение Нижнего Амура. Повествование в стиле блюз. VI.6. Вокруг да около

ВЛАДИСЛАВ ЗУБЕЦ

ЧАСТЬ VI. НА СОЛНЕЧНОЙ ПАЛУБЕ 

 

VI.6. Вокруг да около

 

 

Вчерашний день вполне сошел бы зА два? И в «путевых заметках» я так и просчитался. И хорошо, пожалуй, что есть пауза и мы не дотянули до Богородской пристани.

 

Мы в Савинском, что тоже – изрядный кус столетия. На правом берегу (тут все они на правом). Кус, правда, скучный, вроде наказанья. Лирический объект:

 

– Гуляй самостоятельно…

 

 

И все-таки не стану пропускать? Ведь никогда не знаешь, чем «слово отзовется». А тут еще – преддверие. Чуть выше Богородского, чуть ниже горы Аури:

 

– Где точно, не показано…

 

Не пропущу сарайчик-магазин, куда таскают ящики матросы-пэтэушники:

 

– Сухой закон, бутлегерство…

 

Туземцы в ожиданье? Похоже, что мы в Савинском всего лишь из-за этого.

 

Столетний дед – в окладе бороды:

 

– Как у Бернарда Шоу…

 

Казацкая кокарда? Таких, наверно, много по Нижнему Амуру – болтливых и глухих свидетелей Истории.

 

Знакомство продолжается:

 

– Шныряет тощий карлик?

 

Паучьи ножки, синее трико. Сапожки и, представьте –

 

– Мильтонская фуражка?!

 

Шныряет озабоченно и всюду умудряется.

 

Село я изучил:

 

– Теперь на склон тайги…

 

Я знаю эти склоны? В них Аури присутствует – лишайниками, мхами –

 

– Еще микробиота…

 

Сухие ветки – в пышном обрастанье.

 

А поверху тропинка:

 

– На Малую Амбу?

 

Да, чеховская «Чайка» – дубы как декорация.

 

– Внизу Удыль…

 

Мне незачем втолковывать – такая точно сцена на Ковриге.

 

Но чувствую навязанность –

 

– Свою никчемность что ли…

 

Сломал сухую веточку в честь Аури? Слова и жесты, может быть, и нужные:

 

– Проклятая привычка к театральности…

 

Да и спросить меня:

 

– Ну что ты добиваешься…

 

Ведь не скажу, однако добиваюсь. И цель моя смутна и вряд ли достижима:

 

– Так было в Мариинском…

 

Боюсь, что здесь тенденция.

 

У пристани слоняются туристы безнадежные:

 

– А вот янтарь…

 

Ну, халцедон же это! А если интересно, то пуррукта опасная:

 

– Значит, я черта нашла?!

 

И я нашел, но пуррукты здесь мало. И склянки оскорбляют:

 

– Глаз знатока Хабаровска…

 

И брать как будто незачем? И грех как будто выбросить:

 

– Швырнул в Амур…

 

Похоронив надежно.

 

Течение смешает, потащит в Океан:

 

– Не дальше, впрочем, отмелей Лимана…

 

Потеря личности – Забвение и Вечность. Большое испытанье этот Савинск.

 

И я еще боюсь – не то чтобы погладить:

 

– Я подойти боюсь к лайчонку-симпатяге…