Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Течение Нижнего Амура. Повествование в стиле блюз. V.8. Ветер гонит сверканья ко мне

Течение Нижнего Амура. Повествование в стиле блюз. V.8. Ветер гонит сверканья ко мне

ВЛАДИСЛАВ ЗУБЕЦ

ЧАСТЬ V. ПРОШЛИ ЭШЕЛОНЫ

 

V.8. Ветер гонит сверканья ко мне

 

 

Как продолжение, утром туман:

 

– Вода, что ль, поднялась под самые дрова…

 

Круглые фанзы – плетенки на сваях, крытые листьями пальм.

 

Ходят тут всякие –

 

– Портят иллюзию?

 

Впрочем, и так как-то быстро раздуло. Блещет Ухта – вся, от мыса до мыса:

 

– Катер стоит на приколе…

 

Флажок АУРП, семь пунктов:

 

– Так, скажем, вздох машины…

 

И брызги плиц:

 

– Колесник под чарльстон?

 

Оставьте этот берег! Нет, я не о Кольчеме – к Кольчему это прямо не относится.

 

И тайга меня встретила бабочкой? Почки лиственниц – будто как дома. И залив широты небывалой:

 

– Ведь с амурской водой и от Чайных…

 

 

Слоны парнокопытные, едящие багульники:

 

– «Слоновья тропа –

 

Теперь моя улица»…

 

Путей не выбирают и прутся напролом! По кочками и кустам – напропалую.

 

Зато шум волн, где главное русло. Пучки нежно-зеленых брахибласт бочоночков – как дома, как на веточках зимы:

 

– Тайга зазеленела светлохвойно!

 

 

Шум волн и шум тайги? В прибрежных травах – щука. И чайки среди лиственниц, и верба распушилась. Вот что сейчас – залив с той стороны. Легче водой:

 

– Хоть ног не поломаешь…

 

 

Вот весна:

 

– Время, верно, за полдень…

 

На коровьей тропе не стояли? А опять – у амбара на сваях, у затопленной дамбы, напротив.

 

Что касается пунктов:

 

– Пожалуйста…

 

Переплыть глубину, и домой? Время, верно, за полдень – пора бы, но Кольчем –не объект интереса.

 

Подвергаюсь холодным атакам:

 

– Отступать просто случая не было?

 

И сейчас не намерен уходить в глубину. Не декрет и не катер:

 

– Не хочется!

 

Ласкаешься щекой к цветущему мохнатику:

 

– Как дуновенье бабочки?

 

Их свойство – известно с давних пор:

 

– Кошачья лапка…

 

Напротив дамбы, что давно затоплена.

 

Это волны идут, это черное дно! Рядом уточка:

 

– Третья взлетела…

 

Ветер гонит сверканья ко мне:

 

– Как вернешься домой на крылечко?

 

 

Пасхальная картина:

 

– Шум волн и шум тайги…

 

В прибрежных травах щуки загорают? И чайки среди лиственниц:

 

– Такой залив сегодня…

 

Это Кольчем! Другого и не надо.

 

Но опять этот тоненький визг? Мерцающий забрался на развилку. Чуть выше (тоже чудом!) – бурундук:

 

– Почти что вне куста…

 

Ну, стОит ли, Пиратик.

 

Постыдный визг, азарт. А ведь и есть не станет. Ведь пища это то, что в миске подается.

 

Смешной:

 

– В трухе вся мордочка…

 

Довольно крупный пес, а все еще щенок и не охотник.

 

Сегодня, между прочим, только он. Волк и Лемож не пожелали мокнуть:

 

– Чужие все-таки…

 

И это – тоже к пунктам. Их список неуклонно разрастается.

 

Пасхальная картина теряет привлекательность:

 

– Во-первых, мерзну…

 

Хватит с меня этих течений? Этого дна, сверканий:

 

– А то пугаю щук…

 

Щук, загорающих в прибрежных желтых травах.

 

Привычно – краем леса, по мысу безымянному:

 

– На очереди новое виденье…

 

Небесные тарелки слилИсь до горизонта, хотя на Удыле все тот же, вроде, лед.

 

Висит в кипящих струях, приподнят испареньем –

 

– Особенно – кипящий справа снег?

 

 

Больно глазам, и я опять мечтаю – о канах, что за печкой в кабинетике.

 

Сияющее море и синева небес:

 

– Что-то со мной неладное творится…

 

А в небе-то – и синька, и крахмал:

 

– Удыльский лед приподнят испареньем…

 

И черные макушки пасхально обрастают:

 

– Сегодня все пасхальное…

 

По-моему, и горы – синайской синевой закрыли горизонт:

 

– А айсберги? А барботаж лягушек?

 

Когда меня возьмут иные горизонты:

 

– Да, да – я так сказал…

 

Быть может, и вернусь –

 

– А может, растеряю…

 

И память не поможет – сияющему морю, что за мысом.

 

Тайга недолгая:

 

– Кусты с той стороны…

 

Я с огорченьем вижу:

 

– Не обмануть залива…

 

Главный ручей теперь – всюду глубокий. Залиты вейники, даже уже не кочки.

 

Пробую вброд, и всюду неудачно:

 

– Чайки качаются в черной воде…