Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Течение Нижнего Амура. Повествование в стиле блюз. IV.15. Маяк у Лимана

Течение Нижнего Амура. Повествование в стиле блюз. IV.15. Маяк у Лимана

ВЛАДИСЛАВ ЗУБЕЦ

ЧАСТЬ IV. ВОЛШЕБСТВА ОДИНОЧЕСТВА

 

IV.15. Маяк у Лимана

 

 

Апрель кончается. Я еле успеваю вести рассказ течением Амура. И хоть не время, вроде бы – даже сейчас, но надо:

 

– Течением…

 

Колесник ждать не будет.

 

Колесник – чистый вымысел и даже производное от вымыслов, которые масштабней. Дорога к Океану, небесная механика, чарльстоны, семафоры, полустанки.

 

Кольчем дает возможность порассуждать об этом. И, хоть я и решил быть искренним отшельником, кормлю собак – под музыку. Встаю до света времени, хотя меня никто не заставляет.

 

И что особо хочется отметить:

 

– Отсюда не уедешь…

 

Ни при каких условиях, ни по каким капризам и причинам. Повсюду можно, только не в Кольчеме.

 

Никто не собирается, но на закате Чайные рисуют некий Город (по-моему, на Взморье) – с каштанами и пальмами, с звенящими трамваями:

 

– «Случайно к нам заходят корабли»…

 

Рисуют, как я думаю, в момент касанья солнца, когда из слоя туч вдруг выкатится, падая:

 

– Коснется Чаятына…

 

Снегов на Чаятыне? Да, да – в момент касания или чуть-чуть пораньше.

 

И оттого:

 

– Бежим за горизонт?

 

Ведь солнце раскаленное до невозможной яркости:

 

– Вот-вот произойдет…

 

Однако опускается, и ничего такого не случается.

 

Но в отсвете заката тает Взморье. И ты там был, оттуда – дороги во все стороны. А ты привязан накрепко. Наверное, заметно, что я после закатов всегда какой-то вздернутый.

 

Еще раз и о том, что страны света – в Затерянной стране всегда наоборот –

 

– То есть восток на западе…

 

И там, где село солнце, там Взморье. Если Город, то только Николаевск.

 

О нем-то я и должен, пока апрель не кончился:

 

– Возможно, что от первого заката…

 

От первых «теплых пальм, трамвайчиков звенящих». Вздохнешь, что не Судьба, и станешь таким смутным.

 

Нелепость в том, что я – ходил по Николаевску. Там нет вообще трамваев и Взморье далеко. И если полагаться на собственную память, то:

 

– Пустыри, заросшие ромашкой…

 

Там горы грубой резки на правом берегу. Там фонари пакгаузов, ломти кеты в буфете. И никаких следов Рувима Фраермана. Там город, из которого скорее бы уехать.

 

Я был в командировке. Еще во времена, когда теченье Нижнего Амура – не пролегло в душе. Была безотносительность. Столичное (отчасти) превосходство.

 

 

Колесный пароход оттуда, несомненно, ведь Николаевск мой – по Фраерману. Листвянка во дворе. Торговые дома. Связь жизни с навигацией и зимняя отрезанность.

 

Да, городок? Чуть больше Гонолулу. Летим над тучами:

 

– На северо-восток…

 

Мои командировки на Край Света всегда берут начало из Хабаровска.