Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Так пишу. Сказка о потомках царя Салтана

Так пишу. Сказка о потомках царя Салтана

1. Так пишу. БАЗОВЫЕ ПРИНЦИПЫ

В отличие от многих критиков, у меня нет никакого желания кого-то учить, как надо писать стихи, тем более, что я не имею литературного образования, а писать (не считая научные монографии) начал пять лет назад.
Читаю критику и вспоминаю изготовление топлива из навоза в послевоенные годы. Заполнив форму, переворачиваешь и получаешь очередной шедевр. С тех пор не терплю шаблонов и трафаретов.
Начав писать в 66, познакомился с теорией стихосложения и очень обрадовался своей  не испорченности инструкциями для изготовления поэтических шедевров. Слушаю всех, а делаю по-своему. И даже вопреки! Почему? Вспоминается легендарное «НЕ ВЕРЮ!» Станиславского.
Не верю первокласснику, жонглирующему терминами, которые не может произнести в десятом классе. Не верю пейзажисту, не способному отличить тычинку от пестика и рожь от пшеницы. А вот деду Щукарю верю. Верю переживаниям казака, приведшего на колхозный двор свою скотину. Не скотину он привёл, а четвероногого члена семьи…  вместе с собой.
«Про Федота-Стрельца…». Гениальное произведение! Но не могут такие разные герои говорить одним языком. Не могут! 
Не верю имитации правды, игре актёра, не способного видеть мир глазами своего героя. 
Театр. Не верю объясняющемуся в любви шёпотом так, чтобы его услышали на галёрке. Не верю сценам, где не могут насмотреться на любимую, глядя в зал. Не могу заставить себя поверить.
Детскую сказочку я, скорее всего, напишу «aabb». Почему? Ребёнок, читая четвёртую строку, забывает, что было в первой-второй. Ему дай всё и сразу, рифму в соседней строке. А иначе «не складно».  Мы должны писать не как нравится нам, а ребёнку.
Уважаемые поэты и критики, окончившие литинституты! Вы же "проходили" психолингвистику. Вам преподавали периоды созревания головного мозга. Не готов он "получить удовольствие" от чтения той поэзии для детей, которую вы оцениваете высоко.
Рифмовка «abab» хороша в повествовании без глубоких раздумий, сомнений, доказательств, где право делать выводы принадлежит читателю по завершении чтения.
Как ведутся диспуты, споры, обсуждения (не на рынке, конечно!)? Вначале озвучивается «о чём речь?». Это - первая «a» в 4-стишии. Далее – информация к размышлению и обсуждение. Это - «bb». И, наконец, что-то похожее на вывод в последнем «a». В итоге - философская лирика –«abba». 
Если тему предстоит долго «жевать», можно удлинить строки «bb» или даже 4-стишие превратить в 5-стишие, добавив строку на территории  для рассуждений.
Рифмующиеся строки делают одинаковой длины, так как русское стихосложение силлабо-тоническое. Силлабика требует равенства слогов в рифмующихся строках, независимо от расположения ударений, а тоника - регулярного чередования сильных слогов, по которым распределяются ударения, и слабых, на которые ударения не падают. 
Такие правила. Но произведение создаётся не для правил, а для читателя с учётом его возраста, образования, опыта, предпочтений.  
Категоричное я постараюсь втиснуть в форму «Шагом-МАРШ!», «Делай – КАК Я!», где суть изложена коротко и предельно ясно. Разбивающим себе лоб в поклонах силлабо-тонике задаю вопрос: 
- Вы будете добавлять слоги-водицу, чтобы бывшее содержимое толстого кишечника по инструкции идеально размазалось ровным слоем по трафарету? 
Если вывод требует усиления, может, стоит подумать об «abbaa», чтобы дополнительная «a» уточнила, оттенила, усилила 4-ю строку? Это не по правилам? Да идите вы, не сворачивая, по правилам! Догадались куда?
Есть композиция, структура произведения – инструмент для организации, монтаж с учётом содержания, этапа в развёртывании событий, их характера и назначения, реальности и иллюзий. Разные эмоции надо выражать по-разному, а это «разное» помещать в подходящую форму. Нельзя же на одну и ту же колодку натягивать заготовки для изготовления женских туфелек на высоком каблучке и солдатского кирзового сапога. Только так можно оказать влияние на психические процессы восприятия изображаемого.
А критики мне говорят, что писать надо от начала до конца однотипными строфами. Нет! И ещё раз НЕТ! Может быть, они в литинститутах зачёты сдавали с третьего или четвёртого раза? Или их учили так корифеи? Хохот и плач нами воспринимаются далеко не одинаково. Начало, кульминация и конец требуют разных подходов к их изложению.
Динамику можно (и часто нужно!) подчеркнуть глагольными(!) рифмами, а не по инструкции ненавидеть их. А вот там, где требуется изобразить статику, слова, несущие в себе ощущение движения (глаголы, причастия, деепричастия), лучше спрятать внутрь строки. 
Нельзя бежать черепахой, пресмыкаться лошадью, потому как "рождённый ползать, летать не может!".
Всё взаимозависимо: стопы, строки, строфы, интонации, мотивы, образы. Шаблонность в выборе средств, трафаретное следование правилам стихосложения – это седло для коровы… с бантиком. Форма должна определяться содержанием и способствовать достижению поставленной цели.
Только разобравшись в собственных намерениях, услышав и поняв мелодию поэтического произведения, можно и нужно вдохновляться, украшая чувства соответствующей одеждой! Не мойте казаны в бальном платье! Для обычного пляжа приготовьте купальники, а, оказавшись среди нудистов, забудьте о них! 

Чтобы сказанное подтвердить практикой, читайте далее анализ «СКАЗКИ О ПОТОМКАХ ЦАРЯ САЛТАНА» в произведении «2.Так пишу.АНАЛИЗ МОЕЙ СКАЗКИ-1».
Моей сказки… Вернее будет – «нашей», так как у неё два автора – ДЮК_ДУБОССАРСКИЙ (Виктор Дюкарев) и VESTA (Светлана Юлина). Так родился новый автор - ДЮК-и-VESTA. 

Прошу прощения у продвинутых стихотворцев за русскую, но «неуставную» терминологию, употреблённую для наглядности и лучшего понимания всеми, в том числе начинающими поэтами:
2-стишие – двустишие, дистих, стихотворение или строфа из двух стихов (где ди- = 2, а стих = строка);
3-стишие – тристишие, тристих, стихотворение или строфа из трёх стихов;
4-стишие – четверостишие в составе более сложных строф или отдельно с законченной мыслью, катрен.
 1 – ударный слог; 0 – безударный слог; ^ - пауза.

Было бы наглостью не соглашаться с учебником Н.Валгиной, Д.Розенталя, М.Фоминой «Современный русский язык». М: Логос, 2002, 528 с. Но о влиянии звукового состава слова на психологию восприятия стихотворения следовало бы остановиться с учётом нелюбви чистоплюев-критиков к словам, начинающимся, например, с вбр-, взб-, взл-, взр- , вздр-, вскр- и тому подобным скоплениям согласных звуков.
Когда говорится или подразумеваются преодоления чего-либо, восторг, восхищение, призыв и т. п., трудности при произнесении подобных слов (обычно помещённых в начало строк) способствуют формированию соответствующего психологического состояния во время чтения стихов.


2. Так пишу. АНАЛИЗ МОЕЙ СКАЗКИ-1
«Сказка о потомках царя Салтана»

Кого анализ не интересует, может читать только поэтический текст.

Начинать можно по-разному: немедленно «брать быка за рога» или изобразить рассвет, утреннюю зарю, которая дала бы читателю пищу для предположения («что день грядущий нам готовит?») о содержании и замыслах автора произведения. 
Такая колыбелька подготавливает читателя общим обзором содержания, в котором нет ничего конкретного. Лишь смутные намёки, или дорога (в русском понимании), то есть поверхность земли, по которой мы решили ехать. Это - интрига.
Разрешите вас заинтриговать?!

101001     Так ведётся давно –
0010                         ералашем:
101001     Бросим в землю зерно –
1010                         следом пашем,
101001     Обо всём говорим – 
1110                         не о деле,
101001     Дел таких натворим –
0010                         заалеем,
1010         А исправим, –
110010                     как лунь, поседеем. 

Можно вдвое сократить число строк, представив их в виде 101001^^^1010, но 1010 на отдельной строке – это дополнительное средство для углубления паузы, возникающей из-за временного перехода от хорея к ямбу (как бы сбоя), где ударные слоги столкнулись на границах двух стоп. 
Второй способ, принуждающий нас к паузам, - внутренняя рифма, которая отчётливо видна после переноса 1010 на отдельную строку (как представлено выше). 
Третье – это смысловые контрасты (как в реальной жизни: теза – антитеза).  Они заставляют нас делать длинные паузы для осмысления того, о чём ещё конкретно ничего не сказано. 
Успокоение в конце этой части произведения типично для музыкальных увертюр, интродукций, прелюдий и тому подобного, означающего зачин, вступление,  предварение, начало. Для этого последняя строка «А исправим (1010), - как лунь, поседеем (110010)» построена несколько иначе предыдущих.
Если бы вводная часть завершалась каким-то выводом, резюме, было бы 101001 пауза 1010.
Если не учитывать внутреннюю рифму, то размер можно считать 2-стишием со смежной рифмовкой, если принять во внимание рифму внутри строк, то «abab». Почему так?
В этом абзаце пока нет конкретики, деталей, по поводу которых можно было бы подискутировать, пофилософствовать, поэтому «abba» здесь явно не к месту. 

*   *   *

101001^1010     Эт’ запев в чешуе. Ближе к делу!
101001^1010     Наш герой в забытьи, Бредит девой:
001001^1010     – Поутру бирюзой Жемчуг-росы.
101111^1010     Мы идём – ты и я По покосам.
101001^0010     Слышим трель соловья В абрикосах.
101101^0010     На лугу я с косой Сенокосной.
101001^0010     Ты с косою своей. Ошарашен!
101001^1010     В омут твой с головой, Словно, брошен.
111101^1010     Ты и я. Мы с тобой . Оба боссы. 
001101^1110     Ничего для себя Мы не просим.
101001^1010     Только были б всегда Эти росы,
101001^1010     В вечность вместе шагать По покосам, 
101111^1010     Наяву, не во сне Русы косы   
101001^1010     На заре целовать У берёзы.

Возможно, кто-то в 001001 или 101101 и др. увидит анапест, но нет - здесь первые два слога - хорей, а затем слог ямба. Получается будто бы сбой ритма, а затем ещё вновь переход к хорею - 1010. Как раз эти "сбои" ведут к членению речи, паузам. 
В этом абзаце нет тез-антитез, нет контрастов, паузы короче. Они по-прежнему достигаются вклиниванием ямба между хореическими стопами.
Темп ускоряется, мы лишь бегло знакомимся с героями, представленными то ли реальными, то ли иллюзорными с их мечтами и грёзами, наяву? в дрёме? или во сне?

   *   *   *

1110111^0010     То ли небыль, то ли быль  В полудрёме. 
1010001^0010     Но беснуется ковыль - Аксиома:
1010101^1110     Значит, точно Быть беде! Да вот только
111^ ^ ^ ^1010    С кем и где? Что случилось?
1010101^0010     И откуда вдруг ручей Появился?
1010001^0010     С чистой слёзною водой Уродился.
1010001^              Рыбки мечутся в воде,
1010101^                  Нет покоя им нигде, 
1010001^1110     Травы плачут в борозде. В чём тут дело?
1010001^1010     Горы, будто загрустив, Стали ниже.
1010101^0010     Ах! Любимой рядом нет! Ненавижу
1010101^0010     Злую поступь я с утра Королевы! 
1010101^1010     У неё пойду искать Нежность-Еву.

Здесь уже нет переходов с хорея на ямб вследствие вклинивания одного ударного слога, превращающего бывший слог ямба в хорей. Это ускорило темп. Добавочный ударный слог сделал ритм отчётливей. Стечение ударных слогов в соседних слогах (стопах) по-прежнему требует пауз.
«С кем и где? Что случилось? (111^ ^ ^ ^1010)».  Выпадение четырёх слогов внутри строки заставляет нас надолго остановиться и задуматься над ответом на заданный вопрос. Две укороченные рифмующиеся строки плюс такая же внутренняя рифма в следующей (полной) строке нагнетают ощущение тревоги.
Это почти уход от силлабо-тоники. Но ради достижения поставленной цели можно и ломать, и крошить, и оставлять в строках дупла-пустоты. 

   *   *   *

Представленное выше написано мной единолично, но у сказки два автора – ДЮК_ДУБОССАРСКИЙ (на поэмбуке), или Виктор Дюкарев (на стихире) и VESTA (Светлана Юлина).
Мне понравилась её сказка  «Каменная могила», написанная 4-стопным ямбом по схеме «abab». С согласия и даже одобрения я в каждом 4-стишии добавил по две строки с целью дополнительной характеристики героев и событий, превратив 4-стишия в 6-стишия. Каждые два образовавшихся 6-стишия соединил дополнительной строкой. Так получились строфы из 13 строк (13-стишия выделены отступами).
Конечно, добавления были не механическими. Что-то пришлось заменять, изменять, исключать, но всех читателей прошу считать поэтессу VESTA полноправным автором этой сказки. Основа сюжета принадлежит ей. Другое дело, что я изменил его порой до неузнаваемости.
Ничего необычного в этом нет. Были же Ильф и Петров, Кукрыниксы и др.
В абзаце, представленном ниже, при спокойном изложении сюжета потребности в дополнительных паузах нет, во всех строках одинаковое количество слогов, концы строк ударные (мужская рифма), что придаёт изложению плавность, а рифме рельефность. Рифмовка «aabababcccdcd».
Особенность такой строфы, прежде всего, в четырёх рифмующихся строках из шести – «cccdcd», на чём я остановлюсь ещё ниже.
Пять 13-стиший заканчиваются 2-стишием для поясняющей вставки.

11010001     Мне эту сказку рассказал
01010001     Один почтенный аксакал…
11010001     Нам та неведома страна… 
01010011     Бродила девушка меж скал,
11010101     Как тень, печальна и грустна,
11010101     Что взор пытливый там искал,
01010101     Наверно, знала лишь она. 
11100101     Там у вершины, где валы,
01010001     Газели правили балы…                   
01010101     Сорвавшись резко со скалы, 
01000111     Похожей темнотой на ночь, 
01010001     Кружили горные орлы 
10010101     И клекотали: – Дева! Прочь! 

Обратите внимание на конечные 0001 в трёх первых строках, где автор отвлекается от героини. Три нуля вновь появляются там, где речь идёт не о героине. Вклинивание пейзажа отмечено этими 0001. Они заставляют нас отвлечься на время от героини и обратить внимание на окружающую обстановку. Меняется тема - меняется способ её передачи.

     Тот клёкот деву не задел
     (Возможно, был не очень смел),
     И потому, и оттого
     Остался вовсе не у дел.
     Не слышит дева никого.
     Вдруг чей-то голос прогремел:
     – Уйди из царства моего!
     – Ты почему такой скупец?
     Кто ты, скажи мне, наконец!
     Вчера пропал здесь мой отец! –
     Вскричала дева на беду, –
     Кто б ни был ты – старик, юнец,
     Знай, никуда я не уйду! 
  – Да как посмела ты дерзить?!
Со мной, владычицей, шутить?
Я вижу – ищешь ты беды,
Как просто, глупая, разбить
Твои надежды и мечты.
Тебя придётся мне убить,
Похоже, захотела ты
В ущелье умирать на дне
Под камнем, лёжа на спине,
Больнее было чтоб вдвойне,
Себя сознательно губя.
Посмела ты перечить мне?!
Пеняй, дрянная, на себя!
     Всё ближе, ближе страшный гул,
     Злой ветер долу лес пригнул,
     Свирепый, буйный ветер-Жар…
     Девицу он в ущелье пнул.
     Казалось, молотом удар:
     Со злобой ветер вслед швырнул
     Кусок гранита – страшный дар.
     Упала дева на карниз.
     За что схватиться… нету близ.
     Блицкриг. Лишь покажу эскиз:
     Спиной откинулась назад,
     И тут же полетела вниз,
     А сверху страшный камнепад
Обрушился. Благословил
На подлость дьявол. В гневе мстил.
В дубье попряталось зверьё
(Злой королеве леший льстил),
Круша живое и гнильё,
И вмиг  навеки схоронил
В могиле каменной её.
И лишь немного погодя,
Тех мест обычаи блюдя,
По деве с нежностью грустя,
Когда угас последний луч,
Слезинки-капельки дождя
В горах родили чистый ключ.

     На праздник, как всегда, Купала
     Там молодёжь цветок искала. 

Здесь двустишие также служит для вставки отступления от основы повествования.

     *     *     * 

У VESTA далее следуют четверостишия со строфой по схеме
010101010  (a)
11010001    (b)
010101010  (a)
01010101    (b)
с неравным числом слогов в строках. Я преобразовал её в
010101010  (a)
11010001    (b)
010101010  (a)
010101010  (a)
01010101    (b),
чтобы расширить возможности для более широкой и глубокой характеристики происходящего. Кроме того, смежной рифмой в третьей и четвёртой строках хотелось сделать рифму более рельефной.
Должен признаться, я неравнодушен к четвёртой строке. Она превращает привычное повествовательное «abab» в философское a-baab, где философствование в районе двух «a» («aa») предваряется «a» первой строки. Получается какое-то особое чувство рифмы, особый колорит с переливами, что ли? Добиться подобного эффекта в 4-стишии сложно. Разве что применив «aaab» или «abbb» в сочетании с другими строками, например: «aabababcccdcd». Подобный приём использован мной ранее.
Но фактически строфика несколько отличается от описанной, так как мысль, как правило, выражается не пятью, а десятью строками. Поэтому строфу лучше назвать 10-строчной (10-стишием, декастихом). Обозначим её «abaabcdccd».

010101010     Среди камней, застывших грудой,
11010001       Вдруг вырос розовый цветок.
010101010     Зовут его червонной рутой.
010101010     Откуда здесь такое чудо?
11010101       И как сумел пробить росток
010101010     Куски базальта и гранита?
01010101       Откуда столько здесь камней?
010101010     Девичья здесь судьба разбита.
010100010     Могила это. Знаменита
01010001       Она  историей своей.

Ещё раз обращаю внимание тех, кто знаком с моей статьёй о пиррихиях: во второй стопе нигде нет "00" (в данном случае - это стопа ямба, поэтому в четвёртой позиции везде выстроились единицы, пиррихии - в предпоследней стопе. В последней стопе (в восьмой позиции) также стоят только единицы. В противном случае появилась бы дактилическая или сверхдактилическая рифма (ударения на третьем или четвёртом слоге с конца).
Ударный слог (1) во второй стопе ямба или хорея - это арматура железобетонной опоры. Если в третьей или четвёртой позиции нет ударного слога, рушится всё произведение.

Недавно здесь погибла дева,
Попав под каменный обвал.
А имя девы было Ева.
Её сгубила королева,
Владычица хребтов  и скал.
     Отца отдать не захотела
     Несчастной девушке она.
     Не отыскали даже тела,
     Червона рута вместо стелы
     На день Купала расцвела.

В завале каменном девица.         
Ручьём, стекая на восток,
Забила чистая водица
Из чудо-родника – криницы.
Там вырос розовый цветок.
     В то место юноша унылый
     Взглянуть на камни  приходил,
     В слезах склонялся над могилой,
     Лишился он невесты милой,
     Был оттого и свет не мил.

Он в ночь Купала в час рассветный,
Тихонько галькою шурша,
Увидев в небе след кометный,
Объятый грустью беспросветной,
В которой плавилась душа,
     И, никого не ожидая,
     Понуро он к могиле шёл…
     Стояла Ева молодая,
     На лепестках цветка гадая,
     Обняв рукой берёзки ствол…

Светилась ласкою улыбка,
Сияли радостью глаза…
– Неужли ты, златая рыбка?!
Нет, не обман и не ошибка,
Но и понять того нельзя…
     Да неужель стоишь живая
     С улыбкой доброю такой
     Моя затворница Даная? –
     Девица ж, тихо напевая,
     Берёзку гладила рукой.

Дрожа от радости и страха:
– Жива ль ты, Ева? – он спросил, –
Жар-птица? Горемыка-птаха?
Промокла на спине рубаха,
И не осталось больше сил.
     – Увы, я призрак, а не дева,
     Одну  надежду я таю:
     Величества убавишь гневы,                          
     Быть может,  ты у королевы
     Назад  жизнь вымолишь мою.

– Я помогу тебе, родная, –
Сказал ей юноша в ответ, –
Что делать мне, теперь я знаю.
Преграды, верь! я все сломаю.
Верну любимой белый свет.

Почему последняя строфа 5-строчная, а не 10-строчная? В ней заключено наиболее важное в данный момент, а оно должно быть выражено кратко. Можно было бы использовать 2-стишие, но в этой сказке такая строка использовалась для отступлений от основы сюжета, да и не захотелось отступать от выбранной строфики для этого абзаца.


3. Так пишу. АНАЛИЗ МОЕЙ СКАЗКИ-2
«Сказка о потомках царя Салтана»

 
110101110     Всё выше, всё трудней  и круче
11010001       По скалам узкою тропой,
011101010     Хотя и был совсем измучен,       
010100110     Взбирался юноша, а тучи
01010001       Кружили грозовой толпой.
011001010          Плато вот. Каменисто. Голо.       
00010001            Остановился отдохнуть.
110101010          Со страхом смотрит рыцарь долу… 
110101010          – Стой, где стоишь, – раздался голос, – 
11010011            Вот здесь закончился твой путь.

Хотел бы обратить внимание на «утяжеления» в этой строфе, а именно: на такие слова, как «ВСё» (два раза), «ТРудней», «КРуче», «СКалам», «ТРопой», ВЗБирался», «КРужили», «ГРозовой», «ПЛато», «СТрахом», «СМотрит», «СТой», «СТоишь», «ЗДесь», «ТВой». Мало того, что они начинаются с двух согласных звуков, но среди них преобладают или соноры («р», «л», «м»), или другие, при произнесении которых приходится преодолевать преграды («д», «т», «к», «з», «с», «в»). В этом 10-стишии пять строк начинаются двумя единицами (11) – спондеями - (плюс четыре внутри строк), которые придают дополнительную тяжесть.
Не удивлюсь, если критики-формалисты назовут это большим дефектом. Но вы обратите внимание на содержание! Такой приём помогает создать особое психологическое состояние,  подчеркнуть трудности, опасности, которые преодолевает герой. 
В следующих четырёх строфах «тяжестей» в сумме меньше, чем здесь в одной. И тут же "00010001 Остановился отдохнуть". Трудимся в поте лица с двумя единицами, отдыхаем - с двумя нулями. Пиррихии психологически сопоставляются нами с лёгкостью, а спондеи - с тяжестью. 00010001 - это почти пеон-4 - сверхлёгкий размер.
От критика не ускользнёт "сбой" в строке "011001010 Плато вот. Каменисто. Голо." Недосмотр автора? Вовсе нет! И герою, и читателю нужно убавить темп... отдохнуть... Как притормозить? Словечком "вот".

И перед ним возникла дева
Необычайной красоты
(Но не сравниться деве с Евой!).
Ей парень в ноги:
– Королева, осуществи мои мечты!
     Слегка нахмурилась хозяйка:
     – Зачем явился – знаю я.
     Достойный юноша! Не зайка…
     Не груб, как девушка твоя.

Ты без подробностей… давай-ка,
Мечта  твоя, а не моя.
– Так почему же ты сгубила
Жизнь молодую ни за что?
Скалой зачем её убила?
     Его девица перебила:
     – Есть основание на то:
     Возможно, я, на самом деле,
     Была тогда и неправа.
     Мне не перечили доселе,

А потому меня задели
Покойной дерзкие слова.
Назвать меня юнцом и старцем?!
Я - королева высоты!
Так петь! И лучшею быть в танце?!
     В могиле надо б ей остаться,
     Но если очень просишь ты,
     И не боишься подземелья,
     То вот условие моё:
     Пустяк! А для меня веселье…

Сумеешь перейти ущелье,
Верну тогда тебе её.  
Вон, видишь вдалеке пещеру?
Оттуда и начнёшь свой путь,
Чтоб отыскать свою Венеру.
     Но хорошо лишь то, что в меру,
     Об этом тоже не забудь!
     Сказала это и пропала,
     Всё сразу замерло вокруг
     В духовном таинстве астрала…

     И только эхо в диких скалах
     Носило долго странный звук.

     *     *     *
 
010101010     Шагнул в пещеру парень смело,
01010001       Вокруг такая темнота! 
010101010     Она, казалось, тоже млела… 
111101010     И лишь у входа чуть белела 
01000101       Тропинка. Уходила та 
100100010          Вниз. Опускался в подземелье,
11010101            Где  всё сильней сгущалась мгла, 
110101010          И очень остро пахло прелью, 
011001010          Капель для дьяволят – купелью. 
11010101            Не это ли обитель зла? 

Внимательный критик заметит противоречие между моим недавним утверждением, что во второй стопе ямба или хорея не должно двух нулей, и строкой "01000101 Тропинка. Уходила та". Вопрос: была ли возможность уйти от двух нулей во второй стопе? Легко! Например: "Тропа..." и далее слово с ударением на втором слоге. Но я выдернул "арматуру из опоры", чтобы появилось ощущение шаткого положения на тропинке (но не на тропе). Нарушение "правил" может быть также художественным приёмом!
И опять же! Где пейзаж, там светят три нуля. Это тоже причина появления двух нулей во второй стопе. Жизнь полна противоречий!

И где-то там, в дали безбрежной 
Гремел бушующий поток,
Рыча и воя тьме кромешной.
Как лучик света и надежды,
Тут вспыхнул розовый цветок,
     Скользнул пятном по стенам белым
     И разгорелся огоньком.
     Его лучи – указки-стрелы.
     И вот уверенно и смело
     Пошёл наш странник за цветком.

Тропинка вниз вилась. Несложно
Спускаться кубарем до дна.
Но вдруг бессилье. Ты – ничтожность:
На дне поток. И невозможно
Преодолеть его. Стена
     Воды с каменьями и сварой.
     Но разгорелся вновь цветок,
     И осветил луч ветхий,  старый,
     (Он показался божьей карой)
     Из двух досок гнилой мосток.

Тут юноша, подобно зверю,
Перескочил в одном прыжке
Мосток. Глазам своим не веря,
Назло зловоннейшей виверре,
Увидел свет он вдалеке.
     А вот и выход из пещеры.
     Ещё ущелье впереди,
     Но, если не утратил веры,
     То не страшны тебе химеры,
     Не бойся, юноша, иди! 

     *     *     *
  
Блуждая долго в дикой чаще,
Набрёл герой на ручеёк.
Там на волне из слёз блестящих,
Червонной рутой настоящей
Плыл нежный розовый цветок.
     За ним по берегу крутому
     Побрёл наш странник напрямик.
     Картина каждому знакома:
     Из-за  кустов, подобно грому,
     Раздался вдруг звериный рык.

Огромный тигр уже готовый
Убить его в березняке
И съесть добычу за здорово.
Зверь в лютой злобе, сдвинув брови,
Дышал уже невдалеке.
     Вот рыжей молнией мелькнул он,
     В испуге содрогнулся лес,
     Уж пасть звериная зевнула…
     Но из цветка вдруг полыхнуло
     Пожаром пламя до небес.

Взвыл тигр, и вмиг его не стало,
Вновь серебром звенел ручей
(Богиня прелести ваяла),
И солнце радостно сияло,
Горя огнём своих лучей.
     Как долго он бродил, кто знает?
     Быть может, серая скала?
     Любовь, быть может, неземная?
     Но, наконец, тропа лесная
     Его к поляне привела.

Ах! Как забилось сердце часто,
И слёзы брызнули из глаз,
Как вожделенное ненастье.
Его судьба, любовь и счастье
Ждала давно в закатный час.
     Следов в помине нет обвала,
     Нагромождения камней,
     Всё сгинуло, как не бывало,
     Могила из камней  пропала
     А девушка теперь не в ней.

Она берёзкою стояла
И поджидала молодцА,
В руках платочек Ева мяла,
Улыбка ласково сияла,
Глаза большие в пол-лица
     Горели тем особым светом,
     Каким всегда любовь полна.
     Кто полюбил, тому он ведом.
     Тут сказке и финал. Поэтом
     Вот так закончена она?


4. Так пишу. АНАЛИЗ МОЕЙ СКАЗКИ-3
«Сказка о потомках царя Салтана» 

В сказке добро должно побеждать зло. И этому правилу, безусловно, надо следовать. 

Шучу. Поверили? Напрасно!
Ну, надо ж чуть передохнуть…
Любовь шагает самовластно.
А это чудо так прекрасно!
Ещё хотел упомянуть
     (Всё в этой сказке не напрасно)
     О свадьбе, что везде гремела.
     Светил на небе месяц ясный,
     Всем улыбался Млечный Путь,
     И птица счастья прилетела,

     Со всеми пела а капелла,
     Но всё ж не в этом сказки суть.
 
Здесь нет единого обмана
(Не знаю, было то гуманно?),
Но посаженным был Гвидон,
Дочь-королеву выгнал он.
На радость Еве, наконец,
     На свадьбу прибыл и отец.
     Гвидон же, поубавив гневу,
     Велел, чтоб также пригласили,
     И, наконец-таки,  простили
     Родную дочку - королеву.
 
Шёл пир в новёхоньком дворце -
Подарок славного Салтана -
Не позабыли о чтеце.
Но врать о том я вам не стану:
Тому мы пиру не мешали,
     Ведь нас туда не приглашали.
     А те, что это рассказали,
     Там от рожденья не бывали.
     Так правды в сказке - шерсти клок?
     Судить не буду.  Дал зарок.

     Хоть сказка ложь, да в ней намёк,
     Для умных он – большой урок.

Я возвращаюсь к единству формы и содержания, поэтому ПЛАНИРОВАНИЮ, конструирую стихотворение до его написания. Только выбрав подходящую форму, ВДОХНОВЛЯЙТЕСЬ, сколько вашей душеньке угодно!

Послесловие:

В самом начале статьи было написано: "... у меня нет желания кого-то учить...", а в итоге получились сплошные поучения...
Извините! Я всего лишь хотел поделиться своими принципами, находками. Большинство моих произведений экспериментальные. Я старался писать всеми размерами, искал себя. Пять лет в поисках... Только теперь, наконец-то(!), могу заявить: "Я нашёл себя!"

Нравится
00:20
112
© Виктор Дюкарев (ДЮК_ДУБОССАРСКИЙ)
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение