Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Странный цирк

Странный цирк

Странный цирк

 

Прошло уже много лет, но я помню все до мельчайших подробностей. Это одно из тех странных детских воспоминаний, которые остаются на всю жизнь, никак не меняясь со временем.

Мне было двенадцать лет, когда мои родители решили отправиться на автомобиле в наше первое далекое путешествие — в курортный город. До этого мы ездили к морю только на поездах. Стук колес, запах угля и креозота, жаркий ветер из открытого окна, бьющий мне в лицо, когда я лежу на второй полке, - все это мне казалось на тот момент в тысячи раз более романтичным, чем тряска в положении сидя в течение суток.

Впрочем, оказалось все совсем не так, и в автомобильном путешествии тоже нашлась своя прелесть, но рассказ не о ней.

Ехали мы к маминому двоюродному брату, сын которого был моим ровесником. Мы хорошо с ним дружили, хотя и редко виделись. Его звали Миша, он был слегка склонен к полноте, удивительно добродушен и спокоен.

В тот год мы окончательно почувствовали себя взрослыми: нас стали везде отпускать одних. На море, гулять, даже на дискотеки. И вот одним таким вечером, когда мы были предоставлены сами себе, бес нас попутал пойти в сторону от моря.

То, что это было не лучшим решением, мы поняли только когда Миша сообщил, что не знает района, в котором мы оказались.

- Улица Карбышева, - сказал я, осмотрев желто-серую стену дома, мимо которого мы шли.

- Не был ни разу, - ответил Миша. - А какая улица пересекает? Я плохо вижу, очки пора бы заказать, да бате стесняюсь сказать...

- Тихо! - прервал его я. - Пересекает улица Фрунзе. О, гляди-ка, цирк!

- Ух ты. А у нас в городе есть еще цирк, только он совсем в другой стороне. А про этот я не знал даже. Подойдем?

- А то нет! Я люблю цирк.

Здание уютно расположилось в красивом зеленом скверике, усаженном цветами и кустарниками. Цветастые афиши на металлических щитах зазывали на представление.

- Мишка, цена билета всего двести рублей! И начало через пятнадцать минут! Айда!

- Ну... А у тебя есть?

- Конечно! Ты глянь только, программа вообще улетная! Фокусы, волшебство, необыкновенные явления! И всего за двести! Давай, а?

Мишка был тем хорош, что редко спорил. И в этот раз он не стал изменять себе.

- Пошли. Каждый платит за себя.

Здание цирка, увешанное красочными афишами, сияло какой-то необычной чистотой и пахло свежестью, словно после дождя. У меня захватило дух.

- Два билета, - серьезно сказал я.

- В какой сектор? - совершенно без выражения спросила билетерша.

- А в тот, с которого лучше видно, - вмешался Мишка. - И если можно, ряд поближе.

- Есть такие билеты, - все с той же безразличной интонацией ответила служащая. - Сектор 5, ряд третий, места пять и шесть. Четыреста рублей.

Народу в рядах было не очень много, но чувствовалось, что этот цирк пользуется популярностью. Странно, что так дешево. И еще... Пахло здесь почему-то не тем своеобразным миксом, характерным для любого цирка. Не было тут ноток пота, животных, опилок, ткани. Нет. Снегом и порохом, а еще каким-то... металлом, что ли? Не знаю, как описать. Взорвите в Новый год петарду, пораньтесь о осколок бутылки от шампанского и засуньте кровоточащий палец в рот. Вот так пахло в этом цирке.

Грянули фанфары. Замелькали вокруг цветные пятна света от прожекторов.

И на арену выбежали артисты. И меня затошнило.

- Господи, Мишка, вот мы попали! Это цирк уродов!

- Спокойно! Это иногда бывает интересно. Сиди и смотри.

Не знаю, кому это когда было интересно. Слава Богу, они все сделали всего один круг по арене и убежали в тот же проем, откуда появились.

Свет под куполом погас. Представление началось.

Ярко-голубой прожектор высветил стоящую в центре арены девушку. Зазвучала странная атональная музыка, нелепый набор непонятных звуков. Девушка стала неестественно дергаться в разные стороны. Будто в ее теле не было костей. Она гнулась и сворачивалась, как резинка, не в такт этим странным и гнетущим воплям неизвестных инструментов. Но не прошло и минуты, как среди этого безумного диссонанса начали проявляться хорошо отрисованные басы, сердечным стуком заявила о себе перкуссия. И танец этой тонкой резиновой девочки стал удивительно красивым. Ее волосы разлетались вокруг маленькой головы, руки и ноги небывалыми переплетениями рисовали дивные узоры, а над всем этим плыла невероятно ритмичная музыка, прекрасная в своей чарующей жестокости.

Она танцевала минуты две, не больше. И она не ушла с арены, не убежала к униформистам, а просто исчезла, словно в кино. Цирк погрузился во тьму.

И вновь щелчок включающегося прожектора. И я опять вздрогнул.

Посреди арены стоял необычайно высокий человек. Метра три ростом, я клянусь!

Софит сдвинулся в сторону, и мы увидели большую деревянную стену, поставленную по хорде арены.

Длинный человек улыбнулся в приветствии и похлопал сам себе в ладоши. И я увидел, что у него между... как это сказать, запястьем и ладонью есть еще один сустав. Руки у него гнулись настолько необычно, что мне опять стало жутко.

- Инопланетянин, - шепнул Мишка.

- Да не иначе, - ответил я. - Ты видел, что у него с руками?

- У него эта фигня и с ногами. Ты заметил, как он идет?

О да, шел он офигеть как страшно. У него реально были дополнительные суставы, иначе как объяснить эту волнообразную походку, мягкую и пугающую одновременно?

Он осветил все стену карманным фонариком, с силой треснул по нижней доске, отчего вся конструкция заходила ходуном, и спросил тяжелым низким голосом:

- Все видят, что изгородь целая и прочная?

Зрители ответили стройным согласным гулом.

- А теперь смотрите.

И длинный человек шагнул вперед, пройдя через эти доски, и я клянусь, что видел своими собственными глазами: не было там никаких разломов, сдвигов и прочих уловок. Он реально прошел через дерево! И следом за этим шагом он достал зажигалку, чиркнул и поджег собственную руку. Так и ушел с арены с пламенеющей кистью.

Все мы сидели в полном оцепенении, никто даже не аплодировал.

Снова щелчок. В красном пятне света на арене появилась совершенно голая женщина. У нее был безобразно огромный живот и невообразимо жирные ноги. А вот грудь и голова — абсолютно нормальные. Меня передернуло, честное слово. Она прыгнула на свисающий с купола цирка канат и принялась по нему взбираться. Без страховки. Канат болтался и крутился как придется, поэтому я успел рассмотреть всю эту женщину с разных сторон.

- Странно, что нас пустили на шоу с такими элементами, - шепнул я Мишке.

- Да уж. Она ведь не стесняется ни хрена.

- Грудь у нее красивая, - с трепетом в голосе шепнул я. - А вот все, что ниже...

- Потом обсудим, - отрезал Мишка. - Смотри!

Добравшись до самого купола, голая женщина внезапно отпустила канат, по которому поднималась и со всего маху ринулась вниз, ударившись головой о красный бархат арены.

Я чуть не заорал и отвернулся было на секунду.

Но! В благоговейном молчании зрителей абсолютно целая и здоровая артистка спокойно ушла с арены.

- Фига себе, - выдохнул Мишка. - Бессмертная какая-то...

- Они здесь все какие-то того, - шепнул я. - Что-то мне не очень нравится этот цирк.

- А мне наоборот, - возразил Миша. - Цирк высший сорт. Я такого никогда не видел.

На арену выполз клоун. Словно гусеница. И такой же зеленый.

Он ничего не делал, просто мерил арену своим гусеничным ходом. Вверх-вниз, спину выгнул, спину опустил. У него не было ни рук, ни ног. Только тело и голова.

- Очень смешно, - едва сдерживая тошноту, сказал я.

- Да тут, по ходу оперы, все не совсем так, как в обычном цирке, - ответил Миша. - Да, это стоит даже больше, чем двести рублей.

- Да фиг его знает, - несогласно мотая головой ответил я. - Мне доплати двести, я не пойду еще раз.

- Дело вкуса, - пожал плечами Мишка. - А по мне цирк хорош.

Я не буду описывать в деталях то, что было после. Скажу только, что я насмотрелся людей с пальцами, длиннее, чем мои ноги; насладился зрелищем человека, у которого рот был больше, чем распахнутая духовка; почувствовал на себе взгляд монстра с головой крокодила; подивился на человека-ходячую жидкость, да много чего там было в этом цирке.

Домой мы вернулись уже поздним вечером. Меня слегка подтрясывало от необычных впечатлений, которые скорее можно было назвать гадливыми, чем приятными. А вот Миша наоборот, был на подъеме.

Он-то и рассказал своему отцу про цирк.

И вот что было дальше.

- Э... Цирк на Карбышева, точнее, на пересечении с Фрунзе? Представление? Вы что, грибов объелись?

- А что? - недоуменно спросил Миша.

- А то. Что тридцать лет уже, как не работает этот цирк. Здание заброшено и развалено. Никто там никаких представлений не дает. Да что там, вот у меня фотки есть, гляньте. Сам делал.

Я смотрел на экран ноутбука и чувствовал, как холодеют мои руки. Посреди того самого скверика с цветами и клумбами возвышалась серая развалина, увенчанная провалившимся куполом. Гнилые рамы свисали из черных проемов выщербленных окон.

- В прошлом месяце снимал, - сказал отец Миши.

- Да, это он... - выдохнул Миша. - Но как?

- Да как! Пива надо меньше пить в вашем возрасте, - сердито сказал отец и захлопнул ноутбук. - Нет этого цирка уже давным-давно. Помню, последний раз я совсем мальцом туда ходил. Цирк был красивый, хороший. Там и акробаты были, и под куполом девки навстречу друг другу летали, словно феи. И клоун угарный. А фокусы! Я неделю под впечатлением ходил. А потом что-то там произошло. Что-то очень плохое, ужасное. Я мелкий был, не помню. Говорят, с милицией, врачами. И всех разогнали. Директора посадили. Здание медленно разрушалось. А вы говорите: представление!

Ага... Галлюцинация... Наверное.

Но тут Мишка достал из кармана смятую бумажку.

- А как ты это объяснишь?

«Цирк имени Карандаша. 14 июля 2015 г. Представление «Побег из прошлого». Цена 200 р.»

И синяя печать «Оплачено».

 

Нравится
00:25
11
© Герберт Грёз
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение