Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Стеша

Стеша

Собирает бусы Фанни, рябиновые. Ягоды горькие, горше полыни.  

Но уж больно красивые. Жаль недолговечна красота их- сморщатся, почернеют.  

Высохнут, как и сама Стеша. Годков ей, тридцати ещё нет, а волос словно инеем припорошен. Белым- бела головушка, лишь кое- где тонкие нити, некогда чёрных кудрей, пронизывают блеклую седину. Сопит девка, старается поровней да покрасивше ягоды на нитку продеть.  

Вот и бусики готовы. Смеётся Стеша, радуется обновке. Будет что Катюньке принесть, вот радости- то будет. Катька, хоть и мала, а модница каких свет ни видывал.  

Маманя её за это журит, а она глазья опустит- вроде виноватится, а сама аж подрагивает от нетерпения, так хочется ей обнову примерить, что папаня с городу завсегда везёт. Про Фанни, бывает, забудет, а младшей дочери обязательно гостиницы прикупит. Но Стеня не забижается, взрослая она уже, чтобы забижаться да подарунки у родителей клянчить. Она и сама подарки дарить любит.  

Вот и Коте бусики нанизала, пусть хвастается перед подружками. А Стеше и не надо ничего, лишь бы сестренка, да мать с отцом подольше с ней оставались. А то в прошлый раз, забылась, расслабилась, глядь, а они и уехали, не предупредимши, в город подались.  

Ждала их Стеша, долго ждала. Пока совсем не устала. Потом прилегла на лавку, да и заснула. Бдительность потеряла, а когда проснулась, смотрит- вот Он, стоит перед ней, головой качает  

– Что- же, это ты Стефанида Егоровна, волноваться нас заставляешь. Вона куда ушла, не спросимшись.  

Фанни глазами, спросонья, хлопает, понять не может, кто это перед ней стоит да попрекает.  

Голос вроде знаком, да обличие его неведомо, хотя глаза добрые под густыми бровями пшеничными, весёлые глаза. Улыбается дядька, а ей боязно- кто таков, откуда взялся.  

Не наш, не местный, не деревенский. Молчит Стешка, глазами лупает.  

–Ну, чего молчишь? Отвечай, пошто сбежала.  

А она и не сбегала никуда, зачем ей из родимого дома- то бежать. Набиралась храбрости, вдохнула поглубже, да и выпалила  

– Не бежала я, дома при матери сижу. Куда мне бежать то?  

Пшеничные брови нахмурились, дядька нестрого так, а с любопытством спрашивает  

– Мамка что говорит? Ругается?  

– А што ей браниться? Чай не проказничала я. Дома прибрато, ужин готовится, ни к чему ей свариться.  

Смотрит девка, не злится мужик, лишь бормочет под нос себе-  

– И верно. Верно, с чего- же ей тебя обижать, хозяйка ты хорошая.  

А знаешь ли ты Фанни, куда попала?  

Она вновь пугается и оглядевшись, шепчет  

– Нет, не ведаю. Приуснула я, пока мамку, да батьку с Катюнькой дожидалась.  

А глазья открыла, смотрю- сюда обернулась. Домой мне надо, дяденька, потеряли меня уже.  

– Домой? Да ты погодь, погодь маленько. Погости у меня, домой завсегда успеешь.  

Молчит Стеша, не спорит. Головой кивает. Мало ли что этот неизвестный задумал, а спорами его заведешь, так и покалечит ещё. Пусть думает, согласная она, а случай представится- только её и видели. Сбежит Стеша, только пятки засверкают.  

А дядько брови свои расправил и даже ладони от удовольствия потер. Поверил значицо.  

– Вот и хорошо, вот и ладненько. Погостишь у меня, глядишь и понравится тебе в избе моей.  

Стеша лишь усмехнулась про себя- Ага, как- же. Держи карман шире.  

Но промолчала и с удвоенной силой головой согласно закивала.  

Постоял мужик ещё немного напротив Стеши, удостоверился, что не бежит она от него сломя голову, хмыкнул да и вышел из горницы.  

А Стефания огляделась, изба как изба, наша даже получше будет, почище да попросторнее.  

Только успела на ноги подняться, как дверь скрипнула и дитя в комнату забежало.  

Трехлетка, не более. Мальчонка замер, остановился напротив и сунув палец в рот засопел.  

Нахмурилась Стеша  

– А нука- сь, пальцы- то со рта вынь. Пакость какая.  

Пацан палец вытянул и обиженно скривился, явно собираясь зареветь.  

–Цыц, к мамке беги, давай.  

Пацаненок замер и непонимающе уставился на Стешу.  

– Чево замер? Где мамка твоя?  

– Здесяяя...  

– Вот и иди, покуда она тебя сама не погнала. Отдыхаю я. Потом придёшь.  

Мальчик попятился и скрылся за дверью, откуда незамедлительно раздался его жалобный рев.  

А она тут- же вспомнила Катюньку и ожерелье подарочное, что ей мастерила.  

Только где оно теперь, то ожерелье. Потеряла подарок Стеша. Нечего Кате теперь подарить.  

Эх, самой бы из дома этого треклятого живой выбраться, не до сувениров.  

Пока размышляла, бровастый возвернулся.  

– Пошто Павлушу обидела? На тебя смотреть шёл, заскучал.  

– Чегой- то? Я то причём?  

– Мать ему нужна, Павлуше то...  

Стеша насторожилась и пробурчала  

– И што? К чему это ты дядько?  

Мужик промолчал, лишь вздохнул да рукой поманил в сторону выхода  

– Ужинать пора, идём Стеш. Проголодалась небось.  

– Нешто я голодная? С утру мать блинов напекла да калачиков. Мы с Катей от пуза наелись, да ещё добавки попросили.  

Бровастый вновь промолчал, но затем поколебавшись произнес  

– Дом- то ваш ремонта требует, обветшал, бурьяном зарос.  

Взвилась Стеша  

– Да ты што! Типун тебе на язык, папаня только по весне ремонту делал. Справный дом, беленый. Печку даже перелаживали.  

– Ладно, добро. А отец как? Видились?  

– Отец в центр уехал, должон уже возвратиться, да припозднился нынче.  

Не торопко. Катя печалится, да мамку вопросами одолевает. Так окучила, что мать её хворостиной припечатала.  

Сжала зубы Фанни, примолкла. Мужик ей и говорит  

– Ложись, поздно уже. Утро вечера мудренее. Завтра и договорим.  

Кивнул и дверью хлопнул. Осталась Стеша одна и от облегчения чуть не разрыдалась.  

Придёт ночь, вот и будет тебе, девка шанс сбежать с хаты постылой.  

Заторопилась, лампадку загасила и прямо в одежде -нырк под одеяло, затаилась.  

Дожидается пока домочадцы сном забудутся.  

Лежала, лежала да и задремала и слышит сквозь сон, как мамка её кличит.  

Протяжно так выводит-  

Фааааанииии... Фаааанииииии...  

Вскочила и к окну, створки настежь да наружу. Скорее, скорее, вон отсюда.  

Спешит Стеша торопится, бежит дороги не разбирая, сердце ведёт да голос мамкин.  

Выскочила из леса, да прямиком у собственного дома оказалась.  

Окна темны, зато калитка распахнута. Подскочила к дверям, застучала- забарабанила  

– Мама! Катюшка! Отворяйте, это я, Фанни!  

Скрипнули ставни, Катенька выглянула и всхлипнула  

– Стеня, Стешенька! Вернулась!  

Вздохнула девка с облегчением, к стене прислонилась. Как вдруг ноги её подкосились, словно огнём их ожгло. Завертело, закружило в голове, уши заложило.  

Рухнула Стенька как подкошенная с крыльца, охнуть не успела.  

А мать заголосила, запричитала  

– Беги, Стефа! Беги! Срам- то какой, беда вошла в ворота...  

Очнулась Фанни под утро. Вокруг заросли лебеды да головешки, все что от дома осталось.  

Сгорел дом и мамка сгорела, и Катюня...  

Пять лет как обеих не стало. Неспроста отцовские подарочки- то были. Снасильничал  

Егор младшую свою, грех на душу взял.  

А Варвара, мать её, прознала, да и порубила мужа топором, без жалости.  

Отчего пламя занялось, так и не узнал никто, вытолкала тогда Варвара Стешку за порог, да изнутри засов навесила. Так и сгорели обе заживо. Не помнит Стеша как криком кричала, да по углям раскалённым бежала, в пламя кидалась, как оттащил её от дома председатель колхозный, Максим Захарович.  

Ничего этого она не помнит. Зато помнит как домой вернулась, не успело ещё пепелище остыть, встал дом, словно ничего и не было.  

И мамка там и Катюнька, смеются, песни поют.  

Стеша и успокоилась, неясную тревогу загнала поглубже.  

Мало ли какая дурь бабу гложет, от беса все.  

Первый год так и прожила, пока не приехали крепкие ребята да не увезли Фанни с пепелища. Полгода, и на поправку пошла. Людей признавать стала.  

Даже замуж вышла, сына родила- Павлика.  

Но однажды ночью услышала как мать её зовёт, кличет по имени, да так протяжно  

– Фаааанииии... Фааанииии...  

Подскочила и домой. К мамке да Катюньке. Заждались, родненькие

Нравится
16:45
39
© Санжин
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение