СОВЕТЫ ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

(Хроника начала духовной жизни)


ИЗ ИОСИФА ОПТИНСКОГО

Старайся жить, как Бог велит, а не как
«все живут», потому что «мир во зле
лежит».  

29.08.18 г.,
Перенесение из Едессы в Константинополь
Нерукотворного Образа Господа Иисуса Христа

... Выписываю высказывания святых отцов из Оптинской пустыни за несколько дней. Не прокомментировал их сразу, потому что нашла стихия редактировать «Предания о Серафиме Саровском». Предание вылилось в целый роман, так что работы сверх головы. Но  изречения старцев настолько важны, что замолчать их не хватило совести.

Преподобный Анатолий Младший: «Не бойтесь скорбей, а бойтесь наглости еретиков, стремящихся разлучить человека со Христом, почему и повелел Христос считать их за язычников и мытарей».

Наш век — воистину эпоха именно таких еретиков. Безбожие, нигилизм, агрессивный атеизм, беспринципная толерантность захлестнули человечество, а с него и к нам нахлынуло. Так что мужественно не меняю эпиграф и пока не собираюсь заканчивать разбор трудов Аверкия, а может быть, приобщу к нему и работы других честнейших защитников истины Христовой. Благо, вместе с Аверкием сквозь плотину трусливого молчания о Христовой Истине прорвались книги других авторов, правдиво анализирующих нашу жизнь. Скажем, архимандрита Рафаила (Карелина).

Преподобный Варсонофий: «Деточки, берегите святую веру, это неоцененное сокровище, с ним войдете в Царство: ведь не для малого мы трудимся, а для завоевания Царства, да еще какого — Небесного».

Громадное большинство наших современников не знают ничего о вере Христовой, живя гнилыми оценками большевиков о религии и Боге. Ничего по этой причине не знают и о Божественной Истине, не о философской и светской, которая безумная дурь, а Истине Единственно верной и безобманной, посколько дана Богом и не является измышлением греховного человеческого ума.

Сегодня один из сайтовских читателей выразился так: «Для меня истина — это что-то вроде горизонта, к которому невозможно дойти». Вот и все знания его об Откровении Христовом: «Я есть путь и истина и жизнь». Эту глубочайшую мысль читатель обдумать не хочет. Зачем ему мысль Бога, который для него ничто и даже меньше того. Но он будет  всю жизнь ломать голову над глупостями земных «мудрецов»-атеистов и восхищаться этой белибердой, скажем, горделивым безумием Ницше или бредом Блаватской. Так что и совет Варсонофия Оптинского имеет важность непреходящую. И тоже нацеливает на изучение трудов архиепископа Аверкия и его единомышленников.

И ещё оптинец Варсонофий: «Старайтесь быть всегда готовыми к смерти, ибо смерть близко и к старым, и к молодым, и монахам, и мирянам одинаково, часто она приходит внезапно и неожиданно. Пусть каждый подумает, что будет с его душой». 

На чём Бог застанет умирающего, тем и судить будет. Почему и спешить надо делать добро. Постижение Истины — добро великое. Вот и поспешим к нему. 

Но сегодня мы построим наши заметки в виде сопоставления цитат двух авторов-богословов — святителя Аверкия и архимандрита Рафаила. Они не всегда одинаковы по тематике, но прекрасно дополняют друг друга, раскрывая важные моменты Истины.

*   *   *

Святитель Аверкий:

... В современной жизни свирепствуют такие неистовые бури страстей греховных, о каких всего лишь сотню лет тому назад нельзя было и думать, какие нашим дедам и не снились!

Архимандрит Рафаил:

Наш век — это особый, трагичный век. Такое чувство, словно мы присутствуем при последнем акте исторической трагедии.

*   *   *

Святитель Аверкий:

Разве можно было тогда себе представить, чтобы нашу Родину-Россию мог бы охватить такой жуткий кровавый кошмар, который стоил ей миллионы жизней лучших сынов?!

Архимандрит Рафаил:

Человечество в своем бытии всегда представляло собой раздираемый грехом, точно язвой, больной организм. Но теперь кажется, что болезнь достигла своей последней стадии и переходит в агонию.

*   *   *

Святитель Аверкий:

Разве можно было бы тогда вообазить себе возникновение таких страшных кровопролитных войн, при таком огромном многолюдстве участников, как Первая мировая война, или еще более жуткая, еще более разрушительная и беспощадно жестокая Вторая мировая, когда 
так страдали и страшной смертью погибали ни в чём не повинные мирные жители, женщины и дети, и когда распоясались все самые худшие и низменные инстинкты падшей человеческой природы?!

Архимандрит Рафаил:

Нашу планету непрестанно потрясают войны, стихийные бедствия и катаклизмы; такое впечатление, что земля устала от людей и хочет сбросить их, как насекомых, со своего тела.

*   *   *

Святитель Аверкий:

... многие не без основания думают, что наступает уже конец. А для людей верующих особенно ясно, что конец в результате всего этого должен наступить, как предрекает о том слово Божие, и именно такой страшный конец (см. видения Апокалипсиса).

Архимандрит Рафаил:

Не только христиане, но и люди других религий, и неверующие чувствуют признаки приближающегося конца.

*   *   *

Святитель Аверкий:

... самой характерной чертой переживаемого нами времени является потеря страха Божия, а в  тесной связи с этим — утрата большинством современных людей голоса Божия в душе человека, или совести.

Архимандрит Рафаил:

... самым главным признаком апокалипсиса является оскудение любви  и духовное вырождение человечества.

*   *   *

Святитель Аверкий:

Современная эпоха более, чем какая-либо в прошлом, может быть названа безбожной и бессовестной. А уж вполне естественным следствием этого является распространённая теперь беспринципность, равнодушие к добру и злу, аморальность, эгоизм, оппортунизм, погоня за материальными благами с полным пренебрежением к благам духовным, бесстыдный, почти открытый разврат и всё растущая преступность, с которой всё труднее бороться органам власти.

Архимандрит Рафаил:

Любовь — это та таинственная сила, которая даёт человеку возможность воспринимать другого человека как самого себя, как бы жить в другом человеке, радоваться его радостям, скорбеть его скорбью, болеть его болью. Ныне же человек внутренне обособлен от других. Его душа словно окаменела, сердце сузилось и не может вместить в себя другого человека. Более того, человек видит в другом такое же чуждое и безразличное к нему существо.

*   *   *

Святитель Аверкий:

... враг нашего спасения возбуждает в «житейском море» ветры всевозможных ложных учений, которые, как обычные ветры в море, препятствуют благополучному плаванию, отклоняя от правого пути, и мешают невозбранно достигнуть «тихого пристанища».

И сколько теперь появилось таких ложных учений, которые пытаются извратить, заменить или подменить единственно-спасительное подлинное учение Христово о вере и благочестии! Нет числа им! Приходится только удивляться тому, как легко даже самое нелепое из этих лжеучений находит себе последователей!

Архимандрит Рафаил:

... сегодня человек часто даже и не понимает, что значит слово «любовь», уравнивая в своём сознании это чувство со страстью, с влюблённостью, с кровной привязанностью, с тем, что относится к его низшим и слепым влечениям.

Любовь же как духовное единство, как чувство сострадания к ближнему, как умение видеть красоту образа Божия в другом человеке, как жертвенность — потеряна.

*   *   *

Святитель Аверкий:

И дробятся, дробятся, без конца дробятся люди на всевозможные партии, секты, ереси, «деноминации» вместо того, чтобы быть едиными во Христе Спасителе нашем, Который, пред совершением за нас Своего крестного подвига, молился за нас Отцу Своему Небесному именно о таком полном и совершенном единении нашем: «Да будут вси едино, якоже Ты, Отче во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут» (Ин, 17, 21).

Архимандрит Рафаил:

На смену страсти приходит чувство утраты и пустоты,  а нередко и отвращения, поэтому страсть есть своего рода дьявольская карикатура на любовь. Страсть не даёт счастья, это мыльный пузырь, который сверкает на солнце, но спустя несколько мгновений превращается в мокрое пятно.

Именно из-за отсутствия любви жизнь становится  мертвенной и тоскливой, точно окрашенной в серый цвет. А душа говорит: «Это не то, что я хотела бы». Человек, может быть, не понимает, чего он хочет, но он всё-таки чувствует в своем сердце, что это — ложная жизнь. Он хочет убежать от неё.

*   *   *

Святитель Аверкий:

С первых веков христианства начали появляться эти ереси, но в начале они были боле грубы и примитивны и сравнительно легко поддавались изобличению их святыми отцами на Поместных и Вселенских Соборах, которые и выработали несомненное и ясно формулированное учение Церкви на основании того, «во что веровали повсюду, во что веровали всегда, во что веровали все» (Викентий Лиринский).

Архимандрит Рафаил:

Кто-то всеми силами стремится к стяжанию денег, полагая, что когда он соберет достаточно средств, тогда начнётся для него настоящая жизнь. Другие ищут забвения в работе. Иные ищут забвения в алкоголе и наркотиках, в рок-музыке, в соприкосновении с демоническим миром, надеясь таким образом уйти от своих серых будней, забыть свою духовную нищету. Многие проводят жизнь в разврате, словно хотят анестезировать, то есть сделать совершенно бесчувственной, собственную совесть.

*   *   *

Святитель Аверкий:

Но вот прошла столь плодотворная для Церкви эпоха Вселенских Соборов, а лжеучения не переставали появляться: иногда с повторением прежних еретических искажений христианства, иногда с разного рода новшествами, зачастую более тонкими и лукавыми, чем ереси первых веков, а потому не так легко поддававшимися разоблачению, а главное — не было уже той высокой инстанции, для всех авторитетной, которая бы предала их решительному осуждению.

Архимандрит Рафаил:

Если посмотреть на предающегося разврату, то мы увидим в нём не человека, а демона, который стремится всячески осквернить ту нерукотворную икону, которую Господь дал человеческому духу, — частицу Своего сияния, луч Своего света. Кажется, этот человек употребил все силы своего вооображения для того, чтобы превратить себя в комок зловонной грязи.

*   *   *

Святитель Аверкий:

И теперь находятся люди, и даже в числе священнослужителей и иерархов Православной Церкви, которые не хотят признавать еретиками латинян римо-католиков и протестантов только потому, что лжеучения их, часто слишком явные и очевидные, не были торжественно осуждены на Вселенских Соборах. Да и как бы это могло быть, когда последний Седьмой Вселенский Собор состоялся в VIII веке, а западная Римо-Католическая Церковь отпала от Православной Церкви в XI веке и протестантизм — лишь в XVI-ом?

Архимандрит Рафаил:

Грех в мистическом (сверхъестественном. — Б.Е.) плане представляет собой сочетание души с сатаной. Грех — это желание  уподобиться  сатане, хотя бы человек и не понимал этого рассудком. Грех — это желание испытать ощущение полёта через падение в бездну. Посредством греха в душе человека запечатлевается лик демона, образуется тайный союз между человеком и падшим ангелом. Сатана, как друг, протягивает ему руку, и он не задумываясь хватается за нее.

*   *   *

Святитель Аверкий:

Значит ли это, что если эти заблуждения и извращения истинного христианства не осуждены так гласно и торжественно, то они тем самым могут и должны признаваться православными или приемлемыми для православного сознания? — Конечно, нет!

Архимандрит Рафаил:

Но демон не может дать человеку того, что не имеет сам: он не имеет мира, и грешник всегда беспокоен; сатана не испытывает радости, и грешник всегда погружён в какой-то мрак. Его жизнь проходит в постоянном смятении — между кратким опьянением и внутренним унынием, которое он часто старается скрыть за наигранной весёлостью.

*   *   *

Святитель Аверкий:

В данном случае при оценке этих новейших заблуждений и извращений истинного христианства мы должны пользоваться теми высоко авторитетными для нас материалами, тем духовным наследием, которое осталось нам от деяний Поместных и Вселенских Соборов и от святых отцов Церкви, бывших участников этих Соборов, вдохновлявших их постановления и прославившихся святостью жизни и непоколебимым стоянием в православии.

Архимандрит Рафаил:

Сатана — дух тьмы, и у грешника нет света в душе: тьма отражается даже в его глазах и лежит, как печать, на его лице; сатана — дух гордыни, и человек в своём падшем состоянии горд и самолюбив; сатана — человекоубийца, и грешник находится всё время в состоянии раздражения, — зло, которое он стяжал, легко превращается в ярость и гнев.

*   *   *

Святитель Аверкий:

Для нашего православного сознания, поскольку мы духовно воспитаны на тщательном чтении и изучении слова Божия и творений святых отцов, одинаково неприемлемы и новшества римского католицизма, и ниспровергающие самые основы учения о Церкви заблуждения протестантизма, ибо все эти новшества и заблуждения не имеют для себя решительно никаких оснований ни в Священном Писании, ни в Священном Предании, откровения которых как раз и выражают святые отцы, и авторитетность которых признана прославившей их Вселенской Церковью.

Архимандрит Рафаил:

Сатана уже осуждён на вечные муки, — это мучение; так мучается безумный, который лижет острие бритвы, намазанное мёдом, так мучается узник, ожидающий в темнице своей смерти.

Грешник даже если и верит в Бога, то не ощущает Его: грехом он лишён  Божественной благодати и не может любить Бога. В иные минуты его охватывает предчувствие вечной гибели, вечного одиночества, вечной оставленности, но чаще всего он опять ищет забвения в грехе. Для человека, потерявшего Бога, земная жизнь становится жуткой трагикомедией, как бы преддверием ада.

*   *   *

Святитель Аверкий:

Неприемлем для нашего православного сознания ни нездоровый западный мистицизм, заключающий в себе не более как «бесовскую прелесть», ни всё подвергающий убийственной критике столь же нездоровый рационализм, стремящийся всё в истинах нашей святой веры истолковать и объяснить «по-своему», с помощью своего самопревозносящегося «разума», вопреки ясному многовековому учению Святой Церкви.

Архимандрит Рафаил:

А что сказать о тех, кого этот мир называет «порядочными» людьми?  В сущности, слово «порядочность» означает соблюдение определённых законов. Если хотя бы на несколько часов можно было высветить, сделать очевидным для всех, что происходит в душе этих «порядочных» людей, если бы можно было показать, как на экране, мысли и картины, которые возникают в их сердце и проходят через их сознание, то мы увидели бы тех же духовных зверей и змей, тех же спрутов, захвативших их сердца. Порядочность людей без веры в Бога — тот же труп, только одетый в дорогую одежду; если в их сердце нет веры и любви, то и там жизнь, полная лжи, греха и внутренних разочарований.

*   *   *

Святитель Аверкий:

Переживаемый нами многобедственный XX век в особенности ознаменовался появлением целого ряда всевозможных новаторских учений, взявших на себя неблагодарную задачу «обновить» православие уже внутри самой нашей Православной Церкви. В наше время каждый, не только сколько-нибудь образованный богослов, но и профан, ничего не смыслящий в богословии, берёт на себя смелость «философствовать» и наводить критику не только на великих отцов Вселенской Церкви, но и на самое слово Божие, с полной безаппеляционностью и необыкновенной самоуверенностью, критикуя всё то, чем всегда жила наша Святая Церковь и спасали свои души для вечности многие великие подвижники вплоть до «радости нашей» преподобного Серафима Саровского и всероссийского пастыря святого праведного Иоанна Кронштадтского.

Архимандрит Рафаил:

Но неужели жизнь бесцельна? Лучшие из язычников не могли понять, зачем живёт человек, подобно тому, как не может найти выход из лабиринта не имеющий в руках путеводной нити. Наиболее глубокомысленный и нравственный из них — Сенека — считал великим счастьем для человека закончить жизнь самоубийством. Величайший из восточных поэтов Омар Хайям писал, что никто из мудрецов не нашел дороги из этой тёмной ночи. Только Христос открыл миру вечный Божественный свет, указал путь к преображению, уничтожил смерть Своим воскресением. Только для христианина открылась возможность возвратить то, что потерять страшнее всего, — любовь к Богу и вместе с тем — любовь к людям. Только христианам дана Божественная сила для борьбы с грехом и  страстями — это сила благодати. Только христианам даны настоящие радость и покой души среди скорбей и бедствий.

*   *   *

Святитель Аверкий:

Неужели и они, прославившиеся святостью своей жизни почти на наших глазах, заблуждались, и теперь пришло время всё в учении нашей Святой Церкви «исправить» и переделать?

Вот какие «противные ветры» усиленно стали дуть в последнее время на разбушевавшемся «житейском море», грозя потоплением каждому неосторожному, полагающемуся только на самого себя, на свой собственный «разум», на свои собственные силы!

Архимандрит Рафаил:

Человек был создан богоподобным существом, но по собственному произволению, по собственной воле он стал подобным демонам. Христианство — это возможность возвращения человеку образа и подобия Божиих. Но достигается это возвращение через борьбу — с собственными страстями, злом в самом себе, и потому земная жизнь есть борьба. Для того чтобы победить на войне, воин должен быть готов умереть, а христианин должен ежечасно умирать для своих страстей и греха, для привязанности к преходящему миру, умирать для жизни призрачной, чтобы получить жизнь истинную, чтобы уже здесь, в сумерках земли, видеть вечный свет...

(Продолжение следует)