Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Солдат автоматного взвода

Солдат автоматного взвода

СОЛДАТ  АВТОМАТНОГО  ВЗВОДА

(быль)

1 премия БДЛК Союза писателей и переводчиков России 2020 года

Когда началась война, Михаилу не было и пятнадцати, но к осени 1943 он уже выглядел коренастым крепышом. В военкомате рассмотрели его просьбу об отправке на фронт добровольцем, похлопали по крепким плечам и с явным удовольствием всей медкомиссией единогласно кивнули  «здоров!».

Направили юношу в учебное подразделение, где готовили бойцов для подразделений автоматчиков. Учили там стрелковому делу хорошо, гоняли с утра до вечера с полной выкладкой, обучали строевой выправке и шагу, а вот кормили плохо. Поэтому Михаил за  время учёбы малость отощал. Но кормили также и обещаньями, скоро, мол, бросят на передовую, кормёжка станет гораздо сытнее, и будешь ты,  боец автоматного взвода, получать вволю сахар, тушёнку, табак и в придачу каждый день фронтовые «сто грамм». При упоминании о консервах у безусого деревенского пацана текли слюнки, и ему хотелось, как можно, быстрее попасть на «передок». Хорошо бы, если так, - думалось ему. Мальчишка, что с него взять..., кроме его же собственной жизни. Совсем не понимал дурень с голодухи, что для многих из них самый первый бой может оказаться и последним.

Автомат и другие виды стрелкового оружия Михаил освоил очень быстро и лучше всех. Его много раз хвалили за прилежание в учёбе и бережное отношение к закреплённому оружию. Он быстро разбирал и собирал автомат, знал его положительные стороны и, главным образом, недостатки, которые проявлялись по разным причинам, но в основном, из-за небрежного отношения к чистоте и смазке механизма. Все премудрости он ловил прямо на ходу и вот, наконец-то, настал долгожданный день, когда его с такими же несмышлеными одногодками, или чуть постарше, бросили на передовую.

                 - Бочаров! А тебе, что устав не писан! – рявкнул старшина молодому бойцу взвода автоматчиков на марше, - и тут же скомандовал, - повесь автомат на грудь!

- Дык, товарищ старшина, дождь и грязища кругом, вдруг как водичка попадёт или грязь в механизм, да заклинит, чо тогда мне с ним делать, в плен што ль сдаваться?
               - Отставить разговоры, я кому сказал, автомат на грудь!

- Есть! – ответил боец и нехотя вытащил ствол автомата из внутреннего большого кармана левой полы шинели, который сам на днях смастерил и прошил толстыми нитками.
 

Старшина, дёрнув за левую полу шинели и, вывернув её наизнанку, по-своему оценил изобретение Михаила, и с ехидной усмешкой заметил:
                - Вот, шельма, что натворил, я  тя накажу за это, что б не портил впредь казённое имущество…, тоже мне Кулибин объявился! Дай, только до места добраться, там я те покажу кузькину мать!

Михаил с трудом проглотил оскорбление от взводного, но как только старшина отвлёкся от него, он сразу же укрыл металлическую часть автомата, но теперь уже вверху под плащ-накидкой.

         

До места дошли через два часа. В темноте они наткнулись на какие-то неуютные и мрачные траншеи, но в которых их явно ждали. Это видно было по уставшим и земляного цвета лицам солдат, впавшие глаза которых при встрече засветились радостным блеском,   как бы выражая одно и то же слово много раз «подмога… подмога».

Молоденький лейтенант, объясняя старшине задачу взвода, сказал, что немцы здесь явно пытаются прорваться и, не жалея сил, особо яростно атакуют. Взводу  нужно только отсекать пехоту, танки – задача артиллерии и сапёров. Семь атак его рота уже отбила, но на рассвете ожидаются новые. Какими силами наступает немец, никто не знает, но дорогу приказано прикрыть, что они два дня и делали. Но от роты осталось меньше взвода и теперь они отводятся в тыл, настаёт ваш черёд, надо принимать позиции и готовиться к бою. Справа новый взвод уже встал, а слева стоят артиллеристы и подвижный отряд заграждения.

Михаил любил свой новенький пистолет-пулемёт системы Шпагина, попросту ППШ и всячески оберегал его, редко выпуская из рук. Ещё в первом же своём бою, когда боеприпасы почему-то закончились мгновенно, он сразу понял, что в своём окопе оказался совсем беззащитным. Хорошо, что вспомнил о двух гранатах, заранее спрятанных в нише, и немного повеселел. Боец из соседнего окопа справа, видать, чуть опытнее, тогда громко выругался в его адрес такими словами, как то, - выдохся курилка, мать твою…, но тут же беззлобно напомнил впредь постреливать,  не спеша, прицельно и короткими очередями, автомат, мол, так не перегреешь и «плеваться» он не будет. Потом дал знак, что б он полз к нему. Когда Михаил пытался влезть к соседу в окоп, тот не пустил его, а просто дал ему две горсти патронов и посоветовал до прибытия подкрепления стрелять только одиночными. Урок пошёл на пользу. К расходу патронов впредь Михаил стал относиться экономно, осознав, что от этого, кроме других неприятных случайностей, тоже жизнь солдата и… ещё как зависит.

                 - Мишка! На-ко, держи диск, тебе он нужнее,  автомат у меня забарахлил, что-то с затвором, разбирать надо заразу…, смотреть, а они, сволочи, как назло прут и прут…, никакого передыху тебе ...

- Что ж ты так собачишься, и ругаешь своего «папашу», он ведь на тебя обидится и вовсе стрелять перестанет…, смазывать надо было чаще, да от грязи оберегать.
              

               - Вроде  смазывал!..

- Вроде-вроде…, наверняка в чашечку затвора грязь с водой попала, и перемешалось всё с копотью.  Возьми-ка мой пустой диск и перезаряди в него патроны со своего диска, мало ли что,  а то вдруг твой диск к моему  и не подойдёт вовсе, у меня так уже было...,  чуть погодя, как схлынут фрицы, я сам посмотрю, что у тебя там случилось.
 

- Ладно, щас сделаем, - ответил автоматчик и сноровисто приступил к перезарядке диска.


 

А Михаил, уже не обращая на бойца никакого внимания, продолжал хладнокровно делать своё дело. Короткими и точными очередями он отсекал фрицев с флангов, чтоб не допустить обхода обороны взвода. «Папаша» его татакал безукоризненно. В секторе его стрельбы уже нашли свой конец и упокоились навечно в различных позах больше десятка фрицев. Они лежали так близко, что на некоторых из них были видны знаки отличия. Отвоевались... Эх, старшину бы сюда! – подумал Михаил, - вот бы посмотрел на мою работу, а уж потом обзывался и грозил наказанием. Он не знал, кто такой Кулибин, так как в сельской школе доучился едва до шестого класса, а книжек не читал и вовсе, но по-своему кумекал, что человек тот был наверняка плохим. Старшина просто так словцами своими не разбрасывается, а если и режет, то только всегда правду-матку. Поэтому Михаилу было обидно вдвойне. Правда-матка на этот раз прошлась прямо по самой его гордыне.

В азарте боя Михаил не заметил, как рядом с ним оказался ещё один боец. Он виновато улыбался и протягивал Михаилу тоже свой диск. Михаил обругал его и уже приказным тоном сказал, что ему надо делать. В траншее становилось тесно. Теперь уже возле Михаила суетились и перезарядкой патронов для его дисков занимались двое бойцов. Вдруг за их спинами совсем рядом разорвалась мина. Все трое, как по команде,  плюхнулись на дно траншеи. Но через несколько секунд Михаил, почувствовав, что он жив и невредим, очистился от комьев кисло пахнувшей грязи, вскочил и бросился к своему автомату. "Папаша" его был целёхонек. Аккуратно и быстро протерев автомат ветошью, всегда находящейся у него в кармане, Михаил осмотрелся вокруг. Один боец, как ни в чём,  ни бывало, продолжал снаряжать диск, другой лежал и стонал, не шевелясь. А мины продолжали возле них угрожающе выть и разрываться.  Наверное, немцы перед очередной атакой начали миномётный обстрел позиций автоматчиков, и сейчас их пехота и танки вряд ли сунутся в атаку, но, немного погодя, пойдут обязательно. Поэтому Михаил, понимая, что у него есть немного времени для подготовки к следующему бою, не обращая внимания на смертельный вой снарядов, хладнокровно опустился с автоматом вниз траншеи, отобрал свой диск у напарника и стал снаряжать его патронами сам, а бойцу приказал помочь раненому.

Неожиданно рядом появился старшина и стал похлопывать Михаила по плечу и, улыбаясь, что-то говорить. Автоматчик ничего не слышал, похоже, его здорово контузило разорвавшейся миной, но по одобрительным шлепкам по плечу и взгляду старшины он понимал, что его стрельбой довольны, значит, ППШ сработал на совесть. Обида на взводного тот час же прошла и, почему-то к месту Михаилу вспомнились слова пожилого и всего израненного офицера-преподавателя в учебке: «Автомат без бойца, да без заботы о нём, что кусок железа с деревяшкой, да и только, а солдат без оружия, тем более без такого, как «папаша», и вовсе не жилец».

Через много лет к Михаилу Ивановичу накануне праздника Дня Победы приедут из военкомата и торжественно вручат в присутствии школьников и общественности его села медаль «За отвагу», которой он был награждён за тот бой поздней осенью сорок третьего года при отражении контрудара немцев под Киевом. Ветеран уже не помнил точно, где это могло быть, и вряд ли он нашёл бы то место сегодня. Столько ведь лет прошло с тех пор. Но он на всю оставшуюся свою жизнь запомнил того смертельно раненного бойца, который, напрягаясь из последних сил, протягивал ему своими дрожащими окровавленными пальцами только что снаряжённый патронами диск и по губам которого контуженый Михаил тогда прочитал: «Миша… держись, дай им ... за меня».
 

Нравится
10:50
88
© Борис Бочаров
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение