Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

случай в музее

С чего всё это началось…Со мной заговорила картина…

Обычная картина висящая на стене. Мужчина в военном мундире с довольно наглым взглядом. Галлюцинация скажите вы и будете совершенно неправы.

 – Надо меньше пить…Скажет другой читатель и опять окажется не прав.

Итак по порядку… Летний солнечный день, небольшой курортный городок на юге России, расположенный недалеко от моря, куча времени и постоянное уже утомляющее безделье привело меня в местный музей. Где за несколько целковых был преобритён билет с надписью - музей революции. Вместе со мной по музею шаталось ещё несколько бездельников из нашего пансионата и незнакомая (поэтому конечно загадочная)) брюнетка рассматривающая огромный рояль. Девушка ощутив мой не совсем приличный взгляд отошла от рояля и удалилась в соседний зал. Двинувшись следом за ней, я услышал - Хороша… Я удивлённо оглянулся позади меня не кого не было, только стена на которой висела картина.

Из золотой рамы на чёрном фоне на меня смотрел мужчина в старинной военной форме, лет 30 и улыбался. Магнетизм взгляда завораживал. - Нет правда хороша…

- Определённо хороша… Он улыбнулся. - Извините не буду вас задерживать.   -Гуляйте дальше…

Сделав несколько шагов в сторону двери я обернулся. Лицо на портрете по прежнему улыбалось. - Но, как? - Это мистификация. - Программа розыгрыш или просто дурная шутка местных юмористов…

Снова подойдя к портрету, я стал внимательно его рассматривать ища камеру с микрофонами. – Как? Тупо повторял я, злясь на себя и весь этот идиотизм.

- И как это понимать? Спросил, я у портрета. Мужчина дотронувшись пальцами до элегантных усиков, опустил взгляд на меня сказал – Я тебе обязательно приснюсь, потом... И он громко расхохотался…

Глубоким вечером на ватных ногах не обращая внимание на людей и транспорт, даже не зайдя в столовую на ужин, я поднялся в свой номер и упал на кровать. Засыпая я вновь  услышал его голос.

 

Шёл 1920 год. Небольшой уездный городок не спасло от дыхания революции отсутствие железнодорожного транспорта и хороших дорог. Город жил кипел страстями упиваясь революцией и кровью. Сегодня стреляли белых, завтра красных, послезавтра петлюровцев. Что бы понять какая сегодня власть надо было посмотреть на пожарную колокольню, там всегда развивался флаг победителя. Сегодня это был флаг анархии, гайдуки Нестора Махно, плотно обосновались в городе, проведя мобилизацию и вооружив крестьян, занимались его защитой от непрошеных гостей. Недалеко от города на холме стоял белый красивый дом, юная зелень сада, как бы обнимала его, а подойдя ближе были видны только колонны и окна из которых торчали в сторону дороги пара пулемётов.

У ворот стояла тачанка и лёгкая чёрная бричка.

В бричке играли в карты пара гайдуков, - Всё надоело.

Один из хлопцев бросил карты. - Доставай горилку.

А адъютант батьки? - Не боись им ещё долго разговоры разговаривать. Откуда то появилась бутыль с самогоном и шмат сала завёрнутый в рушник, - О це дело. И гайдуки зазвенели стаканами. Как там твой то всё пьёт или отошёл? Спросил один другого.

 – Ни, не балуется, на роялях играет, значит отошёл. – А барыня?- Сбежала барыня, как только узнала, что нас всех покрошили под Перекопом, так и сбежала…

 

….Он построил для неё дом, самый красивый дом с белыми резными колоннами и большими окнами в сад, где была посажена черешня и вишня. Он устраивал для неё танцевальные вечера, куда съезжалась вся окрестная знать. Музыка звучала здесь по особенному – красиво, благодаря сводам высокого потолка. Музыка…Вспомнились военные музыканты Деникина…Бойцы батьки Махно захватили полковой оркестр белых и вели музыкантов в город, заставляя играть на инструментах и те играли, готовые ко всему... А он вместо растрела привёл их сюда, в свой дом и устроил бал для неё… Перед этим конечно накормив и отмыв музыкантов (кстати они так и остались с ним до того последнего боя, где красные положили всю его конницу на литовском полуострове в Крыму. 

Он грустно усмехнулся, война продолжается и её действительно лучше быть подальше от неё…

 

Три года назад бежав из австро-венгерского плена, он добрался до родного городка, узнавая и не узнавая его, он был грязный и взъерошенный, улицы были засыпаны шелухой от семечек и  ореховой скорлупой, так граждане понимали свободу.           По городу бродили пролетарии в поисках контры. Вчерашняя шваль выкинула из квартиры его больную мать и сестру, забрав всё. Постоять за них было некому, он находился в плену, а отец полковник кавалерии погиб ещё в начале германской. Поговорив с соседями он узнал, что семья примкнули к обозу идущему в Крым, на этом её след терялся. Оставшись без крыши над головой он поселился у бывшего одноклассника в семье немецких евреев, им было за честь приютить молодого офицера имеющего награды и боевой опыт, тем более кому то надо было охранять ювелирный магазин, где на втором этаже ему и была предоставлена комната.

В городе было весьма неспокойно, каждую ночь стреляли и грабили людей. Во вторую ночь его проживания, он услышал звук разбитого стекла и шум передвигаемой мебели. Не одевая сапог он быстро спустился на первый этаж, где уже несколько молодчиков крушили витрины. В глубине дома раздалось несколько выстрелов, один из бандитов отвлёкся на них и тут же был оглушён и обезоружен.

…Да интересная выдалась ночка, он стрелял, по нему стреляли, но он опять выжил хотя сильно изрезал ноги. Налётчики были убиты, но он не смог спасти друга и его семью , которые теперь лежали убитыми в полыхающем доме. Рядом с трупами налётчиков лежало пара саквояжей с ценностями. Ценности - деньги, золото, брильянты и трупы-трупы…

Не помня себя он схватил саквояжи и на окровавленных ногах вышел из полыхающего дома. Фатум – судьба всегда была к нему благосклонна. Итак у него есть деньги и возможности найти мать и сестру. На реке он промыл раны и спрятал саквояжи в камни, взяв из них только деньги. Утром купив лошадь и одежду он поехал в Крым. По пути узнавая, что большевиков там больше нет. Их разбила ещё в апреле армия украинской народной республики и на полуострове командуют немцы. Попасть в Крым можно только с разрешения командования германских оккупационных войск или вступив в армию генерала Деникина. Чудом избежав ареста, он искал семью в Новороссийске, где проживала  дальняя родня и видел своими глазам, как там топили эскадру кораблей Российского Черноморского флота, что бы не передавать её немцам. Видел, как петлюровские молодчики   под одобрительные смешки немцев забивали нагайками моряков и их близких.

У родни он узнал, что мать умерла ещё в обозе и похоронена под Херсоном, а сестра записалась в армию гетмана Скоропадского медсестрой и была отправлена в Харьков в Запорожский корпус. Оставаться в Крыму ему было опасно, воевать он больше не хотел не за белых, не за красных, тем паче за украинских националистов, переплюнувши своими зверствами всех вместе взятых. А выбраться отсюда было ещё труднее чем попасть. Конечно помогли деньги и греческие контрабандисты.

И вот он уже сходит на берег недалеко от Херсона что бы найти могилу матери. Дойдя до дороги он увидел убитого коня и перевёрнутую бричку, а рядом пару петлюровцев наклонившихся над лежащей барышней. Не думая ни минуты он просто убил их и только тогда посмотрел на девушку и увидел её глаза, они блестели и благодарили, они притягивали и кружили голову…

Он привёз её в свой город снял номер в самой лучшей гостинице и уже утром заплатив местному совету за землю на холме стал строить для неё дом.  Дом для неё… Прекрасный ослепительно белый дом среди этого кроваво-серого мира. Деньги решали всё. Откуда то нарисовался итальянский архитектор, бригады строителей и вооружённая охрана из местных гайдуков. Белый мрамор, извесняк, лиственница, дуб с грабом. Лаки, краски, фрески... И вот на холме стоит красивый резной дворец, привлекая внимание всех окружающих. Она захотела рояль и вот его уже везут с Киева, она захотела сад и он уже под её большими окнами. Один бог знает, как он любил её. Потеряв и растеряв всех близких, она была для него всем. 

Однажды у дома остановилась тачанка из неё вышел мужчина и попросил воды,Это была его первая встреча с Нестором Махно. В то время он помогал местным анархистам, покупая для них лекарства и провиант. Он знал, что Махно встречался в Петрограде с Лениным и тот даже помог Махно пробраться в оккупированную Малороссию. Где он объединив и вооружив крестьян, в дребезги разбил немецкий оккупационный корпус и петлюровцев. Получив от красных боеприпасы, он взял несколько городов включая Бердянск и Мариуполь разгромив группировку белых.

Махно произвёл на него большое впечатление, было видно, что он говорит во, что верит.

-Бойцы у нас, сами выбирают себе командиров, а командиры без одобрения бойцов не начинают войсковых операций. – Каждый уважает каждого и только так.

– Мы строим будущие, где избранные трудящимися  советы являются слугами народа и выполняют его волю и законы, которые напишут сами трудящееся…

Вторая встреча с Махно произошла после нападения на его дом, когда он отбился только благодаря гайдукам и пулемёту установленному на чердаке. Дом превращался в крепость, во дворе всегда находились вооружённые люди с которыми ему помог батька. Теперь непрошенных гостей встречала очередь из пулемёта, а прошенных музыка. Вот на такой музыкальный вечер и приехал к нему Нестор со своей невестой Галей. Он был ранен в ногу поэтому не танцевал, а только шутя отсылал Галю танцевать с хозяином дома. Не сильно налегая на спиртное, он говорил – У меня уже нет 30 тысячи бойцов, мобилизации проводить всё труднее и труднее, в сёлах не осталось хлопцев, все воюют. - Мне нужен человек с твоим опытом и знаниями, да и люди за тобой пойдут, они тебе верят. – Прогуляйся со мной встряхнись, ведь эта борьба и за тебя и за неё, за ваше светлое будущие. Он обещал подумать, хотя был полностью согласен с Махно, но как сказать это ей, ведь он обещал у алтаря, что никогда с ней не расстанется и больше не пойдёт воевать.

Дальнейшие события расставили всё на свои места…В город вошли красные и тут же стали наводить свои порядки, отряд конников взял в окружение его дом и стал забрасывать гранатами. В ответ получив с десяток убитых и не меньше раненых отступили, но она… Она была ранена осколком. На следующее утро ворота были вырваны артиллерийским снарядом, но в доме никого не было. Он со всеми домочадцами ушёл степь, где на знакомом хуторе оставил её на попечение фельдшера выкраденного у красных со всем набором медикаментов. Желая и боясь, что она придёт в сознание, он оставил ей письмо в котором пытался всё объяснить. Оставляя её под охраной проверенных бойцов, ему казалось, что он спасает её от войны.

Когда они встретились с Махно, у него уже была сотня сабель и репутация храбреца среди махновцев. Многие приходили в его сотню с просьбой взять их к себе.

Махно ещё не отошёл от болезни (его снова ранили в ногу) был нервным и раздражённым.

Ругал коммунистов которые видели в нём и его армии сплошную контрреволюцию, уничтожали его боевые отряды и обозы, расстреливали его товарищей.

-Белые наступают, а помощи от красных не будет...

-Вестовых которых я отправил к ним за боеприпасами пропали в ЧК...

-Всеукраинский ревком объявил меня вне закона...

-Две дивизии красных сняты с фронта и вместо того, что бы бить белых гоняются за мной по степи...

-Схвачен и расстрелян мой брат Григорий…

-Убит брат Савва…

-Я начинаю партизанскую войну против красных…

И война с красными началась… Теперь уже им доставалось от махновцев.

Его сотня проводила стремительные операции, грабила обозы раздавая продукты крестьянам. Махновцы договаривались с петлюровцами и проводили совместные рейды по тылам красных.

Да тут ещё войска Врангеля… Красные взвыли и попытались вновь договорится о совместном наступлении на Крым. И Махно снова им поверил...

Единственное о чём удалось договорится, что слабый после болезни Махно не будет принимать участие в операции по взятию Крыма.

 

Под шквальным огнём  три тысячи махновцев форсировали Сиваш, заливая всё огнём из 250 тачанок. Сметая кавалерию белых… Тонули в грязи. Гибли сотнями…Потом было освобождение Симферополя, Евпатории, Севастополя, Керчи и Ялты...

Красные ударили им в спину неожидано, уничтожая и преследуя латышскими частями и красными курсантами, а на перешейке Литовского полуострова встретила 1-я конная…

Погибли все…Нет не все, он опять спасся благодаря своей храбрости и находчивости, находясь под перекрёстным огнём, он со своей сотней вошёл, как в масло в конную армию красных, поддерживаемый огнём тачанок и ручных англиских пулемётов взятых трофеями у белых. И они прорвались…

Отпустив людей на побывку он приехал на хутор, где оставил её с небольшой охраной. Хуторянин рассказал, что его и всех кто с ним был здесь уже похоронили.

Вести об разгроме махновцев дошли быстрее чем они доскакали до сюда и она уехала в тот же день, когда получила известие о его смерти, а куда он не знает. Была слабая надежда, что она вернулась домой… Подъезжая к городу он обратил внимание на красный флаг над пожарной каланчой. Дом стоял пустой, только пара рабочих лениво замазывали побелкой следы от пуль и осколков гранат. Он вошёл в дом, стёкла на окнах уже заменили, рояль стоял на своём месте. Приведя себя в порядок он достал коньяк и подошёл к роялю. Музыка вновь зазвучала в доме…

Ему было не интересно, что его хлопцы тряханули городок в поисках украденных из дома вещей и поменяли флаг нам каланче. Ему было не интересно, что его дом облюбовал какой то нарком и собирается сюда заселиться на следующей неделе.

Музыка и её глаза были с ним рядом…

На следующий день к нему прискакал личный адъютант Махно, с просьбой вернутся в Гуляй поле. Разговор был долгий и непростой…Он не хотел жить без неё, а искать её в этом аду уже не было сил. Для себя он решил, что он будет ждать её здесь, ведь это её дом. Адъютант к вечеру уехал, а он отпустил всех хлопцев домой и они ещё долго болтались за воротами не зная куда идти…

Через пару дней на колокольне появился красный флаг, город был взят без единого выстрела. Ещё один день и бутылка Камю…Красные вошли в его дом на рассвете, рассыпаясь по дому горохом, стуча сапогами. Сгребая добро в холщёвые мешки, искали оружие… Глупцы надо искать в глубине колодце, там под водой лежит золотая шашка врангелевского полковника, вместе с маузером Махно.

Его грубо стащили с кушетки и дружелюбно пнув под рёбра, поставили на ноги и вытащили в сад. Всё просто без вопросов… Он стоял и улыбался смотрел, как расцветает вишня. Лепестки вишни, белый дом, голубое небо, её глаза…

Дом потемнел когда в него вселился нарком…

В одну из ночей его убили, застрелили в саду, несмотря на многочисленую охрану. Что бы не наводить шума в городе его похоронили там же в саду рядом с могилой бывшего хозяина дома.

Потом заселился какой то кавалерийский генерал, герой Перекопа, но прожил недолго, его расстреляли, как предателя  перед самой войной…

Два года там был местный архив, а в годы оккупации квартировались фашисты.

И вот после войны город становился курортным и сильно нуждался в исторических местах. По решению обкома в доме разместили музей революции, натащив старого хлама и барахла со всей области, включая даже тачанку с пулемётом максим.

Случилось чудо в конце девяностых один меценат подарил музею старый рояль и его поставили на своё место, как и повесили картину старого владельца дома, которую откопали в госхранилище.

 

А она? Она исчезла в тот день когда получила весточку о его смерти.

Говорят, что её видели в городе в ту ночь когда был застрелен нарком.

Говорят, что красного генерала героя перекопа, тоже арестовывала барышня в

кожанке очень похожая на неё… Говорят… Даже картины иногда говорят…

 

Зашкварканый паркет, в царапках фортепьяно,
В прошедшее сто лет здесь не танцуют дам,
Как я пошёл к стене, так музыки не стало,
Нелепый красный бант и с пульками наган…

За, что я был убит, векам увы не важно, 
Наверное мундир не красил эполет,
Оставили в саду, присыпали и ладно...
Мой дом теперь музей – наверно комплимент.

Портретик на стене, я улыбаюсь криво,
Маляр содрал с меня, лиловый четвертак,
Экскурсия идёт и проплывает мимо,
Оставив грязь штиблет на лаковых полах.

Повесили давно, две тёти из госхрана,
Сказали – не герой, но знатный экспонат,
Здесь раньше был мой дом и музыка играла,
А юнкера шутя вальсировали дам…

Нравится
18:05
69
© борис ветер
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
17:31
+1
Интересный рассказ! Спасибо!
17:45
Спасибо за отзыв Люба cvetvoin — приснилось)))

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение