Сказка о добром помощнике

    В одном большом мире жил-был Чуток. Он прекрасно знал, что без него ни у кого ничего не получится, что было задумано: возводил ли кто-то большой дом или высаживал красивый сад, искал ли под микроскопом новую жизнь или строил корабль для покорения неизвестных земель – везде нужен был Чуток. И так выходило, что если он куда-то успевал, там всё получалось очень хорошо.
    Хорошие мастера любых дел его ждали, а ленивые говорили: «А, и так сойдёт». Только у ленивых мастеров не получалось задуманное, и тогда они обвиняли доброго парня по имени Чуток. Досадуя, говорили: «Эх, вот если бы Чуток…» А Чуток прощал, не обижался. И, как только появлялась свободная минутка, сразу же спешил и к этим мастерам. Кто-то из ленивых мастеров радовался его приходу и доделывал начатое дело. И в тот же момент превращался в хорошего мастера. Тогда все вокруг его уважали, а его работу любили. А другие, махнув рукой на своё дело, прогоняли доброго помощника Чутка. Но он снова не обижался, а спешил найти хороших мастеров и очень любил им помогать.
    Однажды, в его родной деревне кончились дела у всех мастеров, когда наступило время праздников, а плохие мастера не захотели взять в помощники Чутка, тогда отправился он в путь – искать новых мастеров. В соседней деревне он нашёл много хороших мастеров и очень много им помогал. Но в этой деревне тоже настало время праздников. Тогда он пошёл в другую деревню, потом - в третью, и так обошёл все окрестные поселения.
    Мастеров было очень много, очень разных. Для кузнеца он поддувал огонь, для хлебороба доставал из своего большого рюкзака недостающую горсть зерна, для дровосека подарил флакончик с эликсиром, придающим силы рукам. Для трубочиста удлинял верёвку для чистки труб, а в левом кармане нашёл медный пятачок для нищего путника. Седовласому путнику не хватало этого пятачка, чтобы купить хлеба в дорогу.
    Путник очень обрадовался, получив пятачок от Чутка, и говорит ему:
    - Хоть я и не вижу тебя оттого, что слеп с рождения, но знаю, что ты – очень добрый парень и всем помогаешь. Спасибо тебе за пятачок! Но как же мне тебя отблагодарить?
    А Чуток ему ответил:
    - Я очень рад, что пригодился и тебе тоже. А твоя радость для меня и есть самая лучшая благодарность.
    Тогда путник улыбнулся, погладил свою седую бороду и сказал:
    - Я обошёл почти весь белый свет. И везде, где бы я ни бродил, есть мастера, которым ты нужен. В какой-то деревне я встретил Чуточку. Она такая добрая, такая умница, что я, встретив тебя, подумал: а не твоя ли это сестрица? Добрый Чуток, ты знаешь эту Чуточку?
    Чуток очень удивился и сказал:
    - Нет, путник-старичок, я не знаю Чуточку. И сестры у меня нет, только братья Толкачик и Пендаль. Пендаля никто не любит, он угрюм, но тоже много помогает людям, хоть они его и не благодарят. А Толкачика часто зовут в помощники. Вот они вдвоём тоже где-то по миру ходят, людям помогают: кому в учении, кому в мастерстве. Скажи, путник, давно ли ты встречал Чуточку? После твоего рассказа я очень хочу её увидеть. Скажи, где мне её искать?
    Старичок опёрся о свой деревянный посох, опустил голову, подумал и сказал:
    - Вот беда ведь – не помню я, где её встречал. Но ты иди к мастерам, спроси у них, может, они тебе и помогут.
    Чуток поклонился старцу, пожелал ему доброго пути и сам отправился в путь.

    Шёл он, долго ли, коротко ли – о том история умалчивает. Много дней шёл. Во всех деревнях всех мастеров он просил вместо благодарности рассказать о Чуточке. Одни мастера не знали про Чуточку ничего, другие что-то слышали, но где её искать, не знали. Не один десяток деревень прошёл Чуток, спрашивая у всех про Чуточку.
    И вот однажды один хороший портной, которому он подарил недостающую пуговицу, рассказал ему о Чуточке:
    - Знаю, знаю! Добрая девица. Она и у меня
когда-то была, помогала: подержала мне полотно, да так ловко, что его тютелька в тютельку хватило на штаны, которые барин заказал. Кстати, у неё и сестрица есть, её так и зовут – Тютелька. Они вместе у меня были. А ты зачем Чуточку ищешь? Не сёстры ли они тебе?
    - Да нет, не сёстры,- ответил Чуток,- один путник седой рассказал мне о ней. Вот теперь ночей не сплю – так хочу её увидеть!
    Портной отложил готовый сюртук, пришив к нему последнюю пуговицу, и призадумался. Потом, вздохнув, сказал:
    - Да, тяжело найти добрую Чуточку. И даже как помочь тебе, не знаю. Могу только совет дать. В мире ведь не только мастера бывают, а и мастерицы, да ещё какие! Чуточка к ним чаще заглядывает: кому ниточку подтянуть, кому шёрстки добавить, а кому и щи досолить. И всем-то она помогает, никому не отказывает. И вот мой тебе совет: после того, как мастеру поможешь, загляни в его избу. Обычно так бывает: если муж – мастер, то и жена – мастерица. А если мастерица, то и Чуточка у неё может быть.
    Поблагодарил Чуток портного, сложил в свой рюкзак подаренные им лоскутки да маленький огарочек свечи и пошёл к другому мастеру – скорняку, что жил на краю деревни.
    Чуток у скорняка пробыл недолго, помог, чем мог, спросил его о Чуточке, да и заглянул к его жене мастерице. Но Чуточку не нашёл. Скорняк жил в достатке, и у них всегда всего хватало, потому его жене помогать и не пришлось. Зато хозяйка накормила Чутка вкусными пирожками и рассказала, как однажды, когда она была ещё совсем молодая, Чуточка ей подарила волшебную травку с толстыми корешками и показала на жёлтенькие цветочки под окошком:
    - Вон, смотри, эта травка до сих пор у меня растёт. Я выкапываю корешки, мою их, тру на тёрке и добавляю в свои пироги. Говорят, мои пироги самые вкусные. А ещё эти цветочки пчёлы уж очень любят. Чуть ли не дерутся друг с другом за каждый цветок. А цветочки щедрые, для каждой пчёлки у них нектара хватает. Я беру мёд у соседа-пасечника. Это же его пчёлы сюда прилетают. Какой же вкусный мёд! Да и старичок добрый, только слышать стал плохо. Ты когда к нему зайдёшь, спроси у него про Чуточку, да погромче говори. Если он сам не знает, то, может, его дочка-кружевница знает. А с тех пор, как у меня Чуточка побывала, меня считают лучшей мастерицей пироги печь. А я вот думаю: она же не только мне волшебные корешки подарила. В её сумочке их было несколько. Значит, где-то есть ещё и другие мастерицы по пирогам.
    Чуток улыбнулся и сказал:
    - Я тоже этот корешок знаю. Ты его не только в пироги добавляй, а и в кисели, и в варенье какое-нибудь, которое своего аромата не имеет.
    Хозяйка всплеснула пухлыми ручками и воскликнула:
    - А я-то думаю: ну чем же мне яблочное повидло сдобрить? Вот спасибо тебе, добрый Чуток! А раз ты знаешь про эту травку-приправку, может, и скажешь, как её зовут? А то ведь я по молодости да глупости спросить об этом Чуточку совсем забыла.
    - Это ваниль. Только смотри, слишком много не клади, а то твоё повидло горчить будет.
    - Да уж знаю,- вздохнула хозяйка,- когда-то по той же своей глупости напекла пирогов, которые никто есть не стал.
    Они вместе посмеялись, простились, и пошёл Чуток к пасечнику.

    Пасечник так обрадовался Чутку, что чуть не задушил в своих объятьях. Да посетовал:
    - Вот мёд качаю, а для последнего бочонка у меня вощинки не хватило, чтобы запечатать. Может, поможешь?
    - Конечно, помогу! – сказал Чуток и тут же достал из рюкзака тот самый огарочек свечи, что получил от портного.
    Пасечник обрадовался, разогрел свечу и запечатал маленький бочонок с мёдом. Потом подумал немного и подарил его Чутку со словами: «Вдруг, кому-то пригодится».
    Чуток поблагодарил с поклоном и стал спрашивать про Чуточку. Старик ответил:
    - А ты зайди к моей дочке кружевнице, она хорошо знакома и с Чуточкой, и с её сестрицей.
    Чуток обрадовался и зашёл в избу. Кружевница как раз заканчивала новый белый воротничок. Но Чуток увидел, что ей не хватит ниток, и незаметно подложил ей белых ниточек в шкатулку в тот момент, когда кланялся с приветствием. Кружевница тоже его поприветствовала улыбкой и кивком головы, поправила упавшие на лоб золотистые волосы и попросила подождать, пока она закончит работу.
    Чуток сел на лавку и стал оглядывать избу. Видать, хозяйка была мастерицей не только в кружевах: в избе было чисто, светло, уютно и пахло чабрецом.
    Не успел Чуток оглядеться, как кружевница закончила работу, сложила всё в шкатулку и подошла к Чутку.
    - Спасибо тебе, добрый Чуток за ниточки! – сказала мастерица.
    Чуток смутился немного и спросил:
    - А разве ты заметила?
    - Конечно, заметила, потому и благодарю. Если бы не ты, то я и эту работу не смогла бы закончить.
    - А что ж, есть и другие работы, которые не закончила? Так я тебе ещё ниточек дам, только скажи, какие нужны.
    - А вот, смотри… - с этими словами мастерица достала из сундука нежно-розовую скатерть и светло-голубую пеленицу для икон.
    На скатерти были разрисованы кружевами чудесные цветы и сочные плоды, а на пеленице раскрыли крылья дивные птицы и вместе с ангелами пели славные песни. Чуток как будто услышал эти песни и будто почувствовал аромат тех цветов.
    - Милая кружевница, да как же так вышло, что тебе не хватило ниточек? – спросил Чуток.
    Мастерица вздохнула и ответила:
    - Живёт в наших краях злая ведьма. Она-то и ворует у людей то, что им нужно, а ей не нужно. Это, наверное, от злости, да от зависти, что она кроме колдовства больше ничего и не умеет. Раньше, если ниток не хватало, мне Чуточка помогала, да сестрица её Тютелька.
    Чуток, как услышал про Чуточку, аж вскочил с лавки и закричал радостно:
    - Ты знаешь, где найти Чуточку?! Расскажи мне про неё, пожалуйста!
    - Ах, добрый Чуток! Это печальная история. Давай-ка, мы с тобой чаю попьём, у меня как раз чай заварился, И я расскажу тебе про Чуточку и её горе.
    Кружевница подовинула лавку к столу, усадила Чутка за стол, сама села и стала разливать чай. Теперь только Чуток понял, откуда шёл травяной аромат.
    - Ходит в народе молва, - начала свой рассказ кружевница, - о злой ведьме, что живёт в Синих Ёлках за Белой Горой. Вредит она людям по мелочи. На большую подлость у неё смелости нет, да у неё ничего нет, кроме колдовства да покосившегося шалаша. Говорят, в этом шалаше в сундуке из камыша она и прячет то, что ворует у людей. Да мало ли что люди говорят! Можно ли слухам верить? А Чуточка, когда была у меня в последний раз, плакала, рассказав о своём горе: пропал их с Тютелькой единственный братец по имени Краешек. Мальчик ещё маленький, только-только начал учится помогать людям. И вдруг пропал. Тютелька подумала, может, это ведьма их Краешка украла. А Чуточка решила, что надо идти к ведьме и вызволять их братца. Давно они ушли. Уже, может, и сами в ту же беду попали. Ведь ведьма не упустит такого случая.
    Кружевница замолчала, достала платочек и стёрла слезинку со щеки. Чуток вздохнул тоже очень грустно и сказал:
    - Ну что ж, надо идти к ведьме и вызволять из беды всех троих. Милая кружевница, а не знаешь ли ты, чем можно одолеть эту ведьму?
    - Неужто пойдёшь? – шмыгнув носом, удивлённо спросила кружевница.
    - Конечно, пойду! – ответил Чуток.
    - И не боишься?
    - Да чего ж её, эту ведьму, боятся?! Она же только этого и желает – чтобы её все боялись! Знать бы, чего она сама боится!
    Кружевница вскочила и побежала в чулан. Идёт оттуда и несёт полотняный мешочек. Отдала мешочек Чутку и говорит:
    - Не знаю, правду люди говорят или сочиняют, но говорят так: боится ведьма самой пахучей травы и чистого пчелиного мёда. Как называется та трава, никто не знает. Но зато я знаю вот эту траву – чабрец, с которым мы с тобой чай пили. Из всех трав, которые я знаю, она – самая пахучая. Может, ведьма именно её и боится? Правда, в мешочке её не много, а сколько травы нужно, я не знаю. Да и мёда у меня нет. Больше ни чем помочь не могу.
    - Да ведь есть у меня мёд! – вскричал радостно Чуток.
    - Вот и славненько! – обрадовалась кружевница. Потом посмотрела на большой рюкзак Чутка и говорит:
    - Ты оставь лишний груз у меня, ведь в дальней дороге и малая ноша плечо жмёт. Вот, эти лоскутки тебе пока не пригодятся, а на обратном пути возьмёшь, после, как ведьму одолеешь.
    И сложила кружевница в рюкзак Чутка тот самый полотняный мешочек с чабрецом, горбушку хлеба и несколько яблок из сада. Присели они на дорожку, и, простившись у калитки, пошёл Чуток в ту сторону, в которую указала кружевница.

    Весь остаток дня шёл Чуток. Перешёл пшеничное поле, потом подсолнуховое. В берёзовой роще он нашёл грибов, а на песчаном косогоре – траву чабрец. Теперь у него был сушеный чабрец в полотняном мешочке и букет из свежего чабреца, который Чуток так и нёс до ночи в руке, наслаждаясь его ароматом. У родника под старым клёном Чуток заночевал.
    Ещё три дня Чуток шёл и уже стал сомневаться, в ту ли сторону отправила его кружевница. Перейдя в брод тихую речку, он вышел на широкую долину и стал оглядываться: куда же ему теперь идти? Как вдруг, увидел в слабой дымке, далеко, у самого горизонта белый треугольный пик. «Это и есть, наверное, та самая Белая Гора», - подумал Чуток и пошёл в сторону пика.
    И ещё три дня шёл Чуток до Белой Горы. Съестные припасы его закончились. Тогда он на костре в маленьком котелке кипятил воду из разных родников и пил чай из чабреца и с мёдом. Это ему придавало сил, и он шёл дальше.
    Когда же пришёл Чуток к Белой Горе, он не знал, как ему идти дальше: обойти гору или перебраться через неё. Если обходить, то уйдёт слишком много времени, может, столько же, сколько занял весь его путь, а может и больше. А если перелезть…
    Чуток посмотрел вверх: гора была огромная, в её тени был целый луг, речка и какая-то деревенька вдалеке; её вершина терялась где-то в облаках, а склоны были почти вертикальными и сверкающе-белыми от многолетних снегов, которые не таяли даже в разгар лета. О том, чтобы подняться на такую громаду, не могло быть и речи. Облака, скрывающие вершину, были тёмные, низкие. «Наверное, дождь будет, - подумал Чуток, - надо бы ночлег найти». 
    И стал устраиваться на ночлег под большим дубом у маленького водопада. Но вскоре пошёл дождь, который стал усиливаться, и пришлось Чутку осмотреть окрестности для поиска другого места. Недалеко от водопада в горной скале он нашёл расщелину. Туда вроде бы и дождь не попадал. Там и остался Чуток ночевать, попив чаю и подложив под голову пучок сухой травы.
    
    На рассвете Чуток проснулся от громкого грохота – это была гроза, а дождь лил как из ведра. «Что же делать?» - подумал Чуток и решил осмотреть расщелину. Немного пройдя вглубь, он увидел, что расщелина переходит в большую пещеру, а там темно. Тогда он вернулся к своему ночному костерку, набрал в котелок несколько угольков и снова пошёл в глубь пещеры.
    Пещера была извилистая, то широкая, то узкая, то выходила в огромные залы со сверкающими кристаллами и каменными сосульками. Чуток там видел подземное озеро с белыми рыбами и безглазой саламандрой, трогал стены, обросшие скользкими… Что же это такое? Возле этих стен пахло тухлыми яйцами, и Чуток поспешил уйти оттуда. После того, как он переплыл озеро с белыми рыбами, он поскользнулся на мокром камне и чуть не упал в глубокий колодец, в который стекала маленькая подземная речка из озера, но кое-как удержался и дальше шёл осторожнее.
    Долго шёл Чуток, очень устал, его угольки почти потухли. Он присел на камень, чтобы немного передохнуть. И вдруг, почувствовал лёгкий ветерок. Ветерок! Значит, где-то недалеко выход! Чуток встал и пошёл навстречу ветерку. Когда ветерок усилился, он услышал какой-то непонятный шум откуда-то сверху. Чуток поднял голову и понял, что это летучие мыши. Много летучих мышей.
    «Я их, наверное, спугнул. А может, они вылетают на охоту? Да, надо идти в ту сторону»,- решил Чуток и побежал за летучими мышами. Оказывается, выход был совсем недалеко, а там уже был вечер, и небо темнело. Первые яркие звёзды блестели в зените. Наконец-то, вышел! Но дальше Чуток не пошёл, а снова заночевал в пещере, ведь всё равно наступала ночь.
    Утро было ясное, хоть и влажное: трава была мокрая то ли от ночной росы, то ли от вчерашнего дождя. А может быть, с этой стороны горы и не было дождя вовсе.
    Попив чаю с чабрецом, Чуток осмотрел долину, открывшуюся перед его взором: недалеко, под горой бежала речка, за речкой - каменистое поле, а за камнями – лес. Или не лес? Утренний туман мешал Чутку разглядеть, что это там было такое тёмное. Туда и решил идти Чуток.
    Речка оказалась узкой, но очень быстрой. Над потоком упало дерево, наверное, вчерашняя буря постаралась. Чуток мысленно поблагодарил бурю за неожиданную помощь – за такой необычный мостик. Осторожно перебравшись по упавшему дереву на другой берег речки, он пошёл по каменистому полю.
   Туман к этому времени рассеялся, и Чуток увидел, что впереди, за полем, действительно был лес – это были те самые Синие Ёлки. Но где же искать ведьму? В какой стороне?
    
    Чуток очень устал, его ноги побились о камни и болели, а букет из чабреца совсем завял. Но несмотря на всё это, он зашёл в Синие Ёлки и стал звать ведьму: «Эй, ведьма! Ведьма-а-а!!! Ты где?»
    В Синих Ёлках было темно и тихо, будто ночь настала. Под ногами только старые сухие еловые иголки, других деревьев нет, кустарников нет, даже трава не растёт. «Как же тут мрачно!» - подумал Чуток, а вслух снова закричал: «Эй, ведьма! Я пришёл к тебе, чтобы забрать у тебя то, что тебе не нужно. Ну, где ты?»
    Но ёлки молчали. Не было даже маленького ветерка. Где-то там, наверху, над ёлками, светило солнце, а здесь - почти ночная темнота. Чуток шёл по мягким иголкам и всматривался в промежутки между стволов. Он уже потерял счёт времени и шёл наугад.
    Вдруг, ему показалось, что вон там, впереди и чуть-чуть левее, стоит не то шалаш, не то изба. Он прибавил шагу и вскоре разглядел жилище: это и вправду была изба, сложенная из еловых веток, похожа на шалаш, но всё же не шалаш вовсе, а изба. Крыша тоже была закидана ветками, но печной трубы не было. «Странно, - подумал Чуток, - эта ведьма что ж, и печку не топит?»
    Обошёл кругом избу и увидел: за избой растут три деревца – черёмуха, вишенка и маленький дубочек. Под дубком лежит один-единственный жёлудь. Чуток поднял этот жёлудь и положил в карман – вдруг, пригодится.
«А эти вишенка и черёмуха, как они сюда попали? Среди темноты им плохо. Кто их сюда посадил? – думал Чуток, - И почему дубок растёт прямо перед дверью в избу? Он же, когда вырастет, мешать будет. Ой, как всё странно… ну да, это же ведьмин дом».
    В этот момент откуда-то сверху на Чутка подул сильный ветер, и что-то чёрное как будто упало сзади. Чуток повернулся, одновременно снимая рюкзак, чтобы достать бочонок с мёдом. Конечно же, он понял, что это была ведьма.
    - А, вот ты какой, добрый Чуток, - противным скрипучим голосом сказала ведьма, - я слышала, как ты меня звал в лесу.
    - Ты, ведьма, хоть бы поздоровалась сначала! – сказал Чуток, открывая бочонок с мёдом, - Почему же не пришла, когда звал?
    - А зачем я тебе здоровья желать буду? Я ж хочу превратить тебя в каштан, чтобы ты мне своими орехами в колдовстве помогал. Хи-хи-хи! Что это у тебя?
    Чуток, держа в одной руке бочонок с мёдом, другой рукой достал мёд. Сильный, душистый мёд почуяла ведьма и замахала руками с криком:
    - Убери! Убери сейчас же!
    Она так противно кричала, что Чуток хотел бросить бочонок и закрыть уши руками. Но вместо этого он подскочил к ведьме и сразу намазал ей одну руку мёдом со словами:
    - Где прячешь Чуточку? Верни её!
    Ведьма отдёрнула руку, затрясла ею и завизжала:
    - Не отдам я тебе Чуточку! Она мне для колдовства вишенки родить будет!
    Чуток вынул ещё мёда и намазал ей другую руку и громко сказал:
    - Нет! Верни нам Чуточку, верни Тютельку!
    Ведьма, тряся и махая руками, как ошпаренная, ещё громче завизжала:
    - Не отдам Тютельку! Ягодки черёмухи ещё нужнее в моём колдовстве.
    Она протянула трясущиеся руки к Чутку и стала говорить какое-то заклинание, но у неё не получалось, из-за мёда, наверное, и она повторяла его снова и снова, пытаясь поймать Чутка. А Чуток бегал вокруг её избы и громко говорил, чтобы она расколдовала Чуточку и Тютельку. Он снова сунул руку в бочонок, но там уже не осталось мёда. Тогда он остановился, ведьма к нему подскочила и хотела схватить за горло. И в этот момент Чуток с размаху надел ей на голову бочонок. Вот уж ведьма завертелась, захрипела, затряслась! А Чуток тут только вспомнил про чабрец. Он быстро достал из мешочка траву, которую ему дала кружевница, а другой рукой взял вялый букетик чабреца, который нашёл в пути, и давай ими хлестать ведьму по бокам, прям как в бане. У ведьмы вдруг стал слабеть голос, потом пропал совсем, а сама ведьма стала рассыпаться чёрными крупинками: куда Чуток ударит чабрецом, оттуда и сыплется чёрная сажа. Чуток хлещет – сажа сыплется. И скоро от ведьмы осталась только кучка чёрной сажи, а рядом лежал бочонок из-под мёда.
    Тут Чуток понял, что всё таки сумел расправиться с ведьмой. «А как же быть с Чуточкой и Тютелькой? - подумал Чуток, глядя на вишенку и черёмуху – ведьмины чары что-то не исчезают». Он зашёл в избушку: может, найдёт что-то, что поможет расколдовать сестричек? В избе было ещё темнее, чем в лесу, только слабый свет исходил от огня под большим котлом, в котором что-то варилось. Варево булькало и плохо пахло.
    Чуток стал искать камышовый сундук, но нашёл только железный. Открыл его, а там чего только нет: и гвоздики, и клубочки, и верёвочки, и невод, даже зубец от железной пилы и много ещё чего. «Надо будет забрать с собой этот сундучок, - подумал Чуток, - ведь люди же ждут…» и стал смотреть по сторонам. «Где же то, что мне поможет? – думал Чуток, - и что мне может помочь расколдовать сестричек?» Он заметил на лавке, рядом с котлом, какие-то вещи. Чуток взял их в руки и почувствовал приятные ароматы цветов черёмухи, вишнёвых ягод и чего-то ещё зелёного. Видимо, ведьма собиралась из этих вещей сотворить колдовство да не успела.
    «Вот, это, наверное, то, что мне нужно!» - решил Чуток и выбежал к деревцам. Чуток ходил вокруг вишенки и дубочка, вокруг черёмухи и снова подходил к дубочку, но не знал, что же нужно сделать. И тут он услышал очень тихий, очень слабый голосок: «Это мой платочек!». Другой очень тихий голосок сказал: «Верни мне косыночку!». А третий голос был едва слышен: «Накинь на меня рубашечку!». И тут Чуток всё понял! Взял из вещей рубашечку и накинул на дубочек. Раз – и дубочек превратился в мальчика лет пяти. Чуток схватил платочек и накинул на черёмуху – она тут же превратилась в Тютельку. Чуток расправил косыночку и накинул на вишенку. Раз – а это уже Чуточка! Ведьмино колдовство испарилось! Как они обрадовались! Взялись за руки и пошли хоровод водить и песни петь.
    А потом Тютелька сказала:
    - Ну, радость радостью, а и о деле надо помнить. Нас люди ждут, надо возвращаться.
    - Подождите! – вспомнил о чём-то Чуток и забежал в избу, вынес оттуда железный сундучок и говорит: - Вот, чуть не забыли, его надо собой забрать и людям их вещи вернуть. А что же делать с котлом? Там ведь отрава, наверное».
    - Да, - сказала Чуточка, - эту отраву ведьма варила, чтобы вылить в колодец в какой-нибудь деревне, а может, и не в одной. Оставь его. Сюда никто не ходит, а через время варево высохнет и будет уже без чар.
    Так и решили. Сёстры взяли за руки братца, и пошли они все вместе в обратную дорогу. Вёл их Чуток через каменное поле и пещеру в горе, через речки и хлебные нивы. И вот чудо: всего за два дня они добрались до деревни, где жила кружевница.

    Кружевница их встретила ароматным чаем. И за чаем Чуток с Чуточкой наперебой рассказывали о своих приключениях, уплетая плюшки и булочки. Кружевница их слушала внимательно, то качая головой, то всплескивая руками.
    Потом Чуток открыл ведьмин сундук и стал оттуда выкладывать ворованное ведьмой добро. Кружевница обрадовалась, увидев свои ниточки - розовую для скатерти и голубую для пеленицы. Она тут же их взяла и очень быстро закончила обе работы. Чуточка и Тютелька так восхищались чудесными работами, что кружевница решила подарить Тютельке скатерть, а Чуточке – пеленицу.
    - А мне ты что-нибудь подаришь? – спросил Краешек, но смутился, покраснел и опустил голову.
    - Конечно, подарю! – с улыбкой сказала кружевница и достала тёплые носочки для Краешка. Краешек взял носочки и поблагодарил:
    - Спасибо тебе, добрая мастерица! Я тебе тоже когда-нибудь пригожусь!
    - Ну а тебе, Чуток, - повернулась кружевница к Чутку, - особый подарочек, - и подаёт ему одеяло лёгкое, как пух, тёплое, как мех, и такое разноцветное, как весь мир!
    Чуток удивился и говорит:
    - Да это же мои лоскутки!
    - Верно! – со смехом ответила кружевница, - Под этим одеялом сон крепче, а значит, и сил больше наберёшься, людям сможешь больше помочь.
    Так друзья и простились.
    Теперь Чуток с Чуточкой ходят по мастерам с ведьминым сундуком, раздают нужные вещи их хозяевам: невод – рыбаку, гвозди плотнику, а дудочку пастушку. Да и просто помогают, чем могут.
    Тютелька с Краешком поселились в этой деревне, где живут кружевница, скорняк и пасечник. Они по-своему помогают людям. А Чуток в их саду посадил в землю жёлудь, что нашёл в лесу возле дубка. Пусть растёт, может ещё один братец вырастет.


Ноябрь 2013 года.

Нравится
22:10
13
© Елена Коротких
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение