Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Расплата

РАСПЛАТА

Когда-то давным-давно в незапамятные времена в центре Африканского континента существовало царство-государство, и правил им один Верховный вождь. Честно ли правил, справедливо ли – трудно сказать. Только люди в племенах, коими он верховодил, с голоду не пухли и от жажды не умирали. Каждый из них трудился в меру своих способностей и жил в меру своих возможностей. Благо страна была богатая. Дичи в джунглях и саваннах обитало видимо-невидимо, а бананов, кокосов и других плодов – ещё больше. Чистой питьевой воды тоже было вдоволь. А что ещё нужно для незатейливой  жизни негру в древней Африке?

И жил в ту пору в этом царстве-государстве один негр. Жил особняком и редко с кем общался.  Жадный был, тупой и ленивый. Что ни попросишь, никогда не даст, а помощи какой-нибудь и вовсе от него не дождёшься. А потому был он для своих соплеменников «никто и звать его никак». Многие не знали его имени, а другие и вовсе не помнили. Так что если кому-то приспичивало, обращались к нему: «Эй, ты». Так и жил бы этот «Эйты» ни кем не приметный и никому, кроме семьи, не нужный, если бы не случилась в те времена смута чёрная, которая перевернула всю его жизнь, да и не только его.

А началось всё с того, что Верховный вождь неожиданно для всех состарился и в один прекрасный день умер. Замену он себе не оставил, а такое место, как известно, пустовать-то не должно. Вот вожди всех племен и собрались по быстренькому на совещание и, не раздумывая,  выбрали из Совета Старейшин себе нового Верховного вождя. Но тот не выдержал тяжёлого бремени правления, так внезапно свалившегося на его старческие плечи, и через несколько месяцев помер. Второй старичок, выбранный на следующий день после похорон первого, тоже недолго продержался. Бедолага, даже ни одного указа не успел издать, как приказал долго жить.

 Собрались вожди всех племен в третий раз и выбрали себе молодого Верховного вождя. Но вскоре выяснилось, что возраст был единственным его достоинством. В остальном он оказался полным профаном. Вместо того чтобы руководить и следить за порядком, он стал разъезжать по стране и объяснять соплеменникам какую замечательную жизнь в скором будущем он им обеспечит. Причем  говорил об этом так бестолково, что никто не мог понять каким же образом он собирается это сделать.

И вот, пока новый Верховный вождь разъезжал и общался с народом, случилось то, о чём последние сто лет никто никогда не думал. Начался голод, не смотря на то, что пальмы по-прежнему плодоносили, и не стало хватать воды, хотя ручьи и реки ни на йоту не обмелели.

И тогда, видя такой разор, решили вожди, что не нужен им этот вожак-болтун.  И захотел вдруг каждый из них сам занять его место. Вот тут-то и началась чёрная смута. Пока вожди делили между собой царство-государство, откуда-то из-под потайных закоулков повылазили тёмные личности и стали присваивать себе чужое добро.  Волна хаоса захлестнула страну и увлекла за собой нашего непутёвого Эйты.

Прошло десять лет, чёрная смута, наконец-то закончилась. Царство-государство за это время развалилось, раздробилось на отдельные племена, которые стали жить сами по себе. Теперь негры, некогда равные между собой, вдруг разделились на бедных, богатых и очень богатых. Причем первых было в тысячи раз больше, чем двух последних вместе взятых. И пока первые едва сводили концы с концами, последние с  жиру бесились, не зная, куда деньги деть.

Вот в эти смутные времена наш беспутный Эйты каким-то образом сблизился с тёмными личностям (может  потому, что сам был  таким?),  и, пользуясь их  покровительством, разбогател шибко. Теперь он имел  не  только плантации кокосовых и банановых пальм и стада антилоп, но и имя. Все стали кликать его Питро и даже здороваться с ним, чего раньше никогда не делали.

А тот, естественно, зазнался сразу. Лишний раз через губу не переплюнет. Построил  себе в джунглях  двухэтажное бунгало и приобрёл большого белого слона. Держался он теперь  высокомерно и с гонором. А если появлялась возможность выместить на ком-то зло за своё никчемное прошлое, обязательно этим пользовался.

И в ту пору жила там одна семья руссов и было у них три сына. И была она до чёрной смуты, как и большинство семей вокруг, среднего достатка, а теперь с трудом перебивалась с хлеба на квас. А тут ещё отец приболел. Совсем худо им  стало.  И говорит тогда старший сын родителям:

-   Пойду я, работу себе поищу. Всё легче нам жить станет.

-   Да ты что, Степан! – всплеснула мать руками. – Куда ты? Молод же ещё.

-   Ничего, мамань, не помру, чай.

Взял он с собой запасную набедренную повязку да пару-тройку бананов и пошёл, куда глаза глядят. Ходит он от стойбища к стойбищу, спрашивает всех и каждого встречного: «Не нужны ли работники?» и везде отказ слышит. Ходит он так день-другой, а на третий вдруг Питро ему повстречался. Подвалил он к Степану на своём белом слоне и спрашивает:

-    Куда путь держишь, братан?

-   Да вот, работу ищу.

-   А что можешь делать-то?

-   Да что хошь.

-   Тогда пошли ко мне, если хочешь. Будешь работать у меня до тех пор, пока синий попугай не прилетит. Как только он объявится, ты получишь шесть сотен и можешь валить на все четыре стороны. Ну, как?

Кто же откажется от шести сотен?

-   Добро! – согласился Степан.

-  Только есть у меня, братан, одно условие, - добавил Питро, хитро улыбаясь. –  Я сам парень спокойный, а потому спокойствие люблю. Если во время этого срока разозлишься, станешь кричать и всё такое, то я тебя розгами выпорю и выгоню в шею. При этом ты не получишь ни гроша. Ну, а теперь  согласен?

-   Согласен!

Ударили они по рукам. И направился Степан на  Питро батрачить.

Встал он утром пораньше, съел последний банан, что из дома припас и принялся за работу. Дрова для баньки нарубил, двор убрал. Смотрит по солнцу, обед уже давно наступил, но что-то никто его к столу не зовёт. Решил он тогда узнать в чём дело. Заходит в бунгало, смотрит, а  всё семейство хозяина сидит за столом и жареной жирафой питается.

-   Эй, хозяин, - оскорбился Степан на такое хамство, - а меня-то почему не позвали?

-   Читать-то умеешь, поди? – отвечает ему на это Питро.

-   А как же!

-   Тогда прочитай, что позади тебя написано.

Обернулся Степан и видит, а над дверью корявым почерком начертано: «Нынче харчей не жди, завтра приходи!».

-   Какого чёрта! – воскликнул в сердцах Степан. – Что это за шутка такая!

-   Уж, не рассердился ли ты, Степа? – хитро спросил его Питро.

-   Да как же тут не рассердиться-то! Если ты сам мясо жрёшь, а меня завтраками собрался кормить. Хочешь, чтобы я с голоду помер?

-   А уговор наш помнишь? – напомнил ему Питро.

Высек он Степана розгами и выгнал со двора. Вернулся тот домой побитый и с пустыми руками.

Собрался тогда счастья пытать средний сын Данила.  Мыкался бедный, мыкался, - куда не сунется – нигде не нужен, - пока не повстречался с Питро. Нанял тот Данилу к себе в работники на тех же условиях, что некогда Степану предлагал.

На следующий день поднялся Данила с утра спозаранку и давай дрова колоть. Потом порядок во дворе наводить. Смотрит по солнцу, а уже обед наступил. Только почему-то не зовёт его никто. Пошел он узнать, в чём дело. Заходит в бунгало и видит, что Питро с домочадцами филе носорога уплетают и запивают его кокосовым молоком. И никто его и не ждал вовсе. Удивился Данила.

-   А меня чего не позвал, хозяин?

-   Читать-то умеешь? – спрашивает его Питро, а сам хитро улыбается.

-   А как же! А что?

-  Тогда обернись и прочитай, что сзади написано.

Обернулся Данила и увидел над дверью надпись: «Нынче харчей не жди, завтра приходи!».

-   Это почему так? – не понял он.

-   Уж не рассердился ли ты?

-   Да нет, хозяин, просто так спросил.

-   Тогда приходи завтра, - сказал ему Питро и, допив молоко, крякнул от удовольствия.

Ушёл Данилка ни с чем. Проработал он до вечера и лег спать голодным. А утром соскочил спозаранку и опять за работу взялся. Наступил полдень, но его опять к столу никто не позвал. «Что за черт!» - подумал он тогда и пошёл в бунгало разбираться. Заходит и видит, семейка Питро только что ляжку бегемота зарубала и теперь ананасами на десерт балуется.

-   В чём дело, хозяин? – сердито спрашивает его Данилка. – Завтра уже наступило, а меня всё равно ни кто не зовёт.

-   А ты прочти, что сзади написано, - отвечает спокойно ему Питро.

Обернулся Данила и видит ту же надпись, что и вчера: «Нынче харчей не жди, завтра приходи!».

-   Так ты что, гад, - возмутился он, - решил меня голодом заморить, да?

-   Уж, не рассердился ли ты? – хитро спрашивает Питро.

-   Да как же тут не сердиться? Я на тебя второй день работаю, а ты даже банана мне не предложил!

-    А уговор наш помнишь?

Высек Питро Данилу и выгнал прочь. Вернулся тот домой побитый и без копейки за душой.

Что тут делать?  Стал тогда Ванятка, младший сын, в путь-дорогу собираться. Но и ему не повезло. Не сезон оказался. Ну, никому работники не нужны. Идёт Ванятка, кручинится, и вдруг дорогу ему перегородил белый слон. А на слоне том хитрый Питро восседает.

-   В какую сторону пятки трёшь, братан? – интересуется он.

-   Да куда глаза глядят, - отвечает Ванятка. – Работу вот ищу.

-   А на что мастак?

-   Да на всё, что скажешь!

-   Ну, так, пошли ко мне, - предлагает Питро. – Будешь работать у меня до тех пор, пока синий попугай не прилетит и не запоёт.

-   А когда он прилетит?

-   Через три месяца. За это я отстегну тебе шесть сотен.

-   Согласен.

-  Но у меня есть одно условие, братан. Я сам человек спокойный, а потому спокойствие люблю. Если рассердишься, будешь кричать, шум поднимать, я тебя выпорю и прогоню без копейки денег.

Понял тут  Ванятка, что попался ему тот самый тип, что братьев его избил, и задумал отомстить за них  злодею.

-   А если ты рассердишься?  Тогда как?

-   Получишь свою долю и ещё столько же сверху. Идёт?

-  А за базар отвечаешь?

-  Отвечаю! Матерью клянусь! – побожился Питро.

-   Тогда идёт! – согласился Ванятка.

На следующий день поднялся Ванятка рано утром и взялся за работу. Дрова нарубил, баньку растопил, двор подмел, бунгало прибрал, бананов насобирал. Оглянуться не успел, как солнце уже за горизонт спряталось. Ужинать пора, а он даже ещё не обедал. И к столу почему-то никто  не позвал. Бросил он работу и пошёл к хозяину разбираться. Заходит и видит, как тот с домочадцами козлятиной балуется. И так они аппетитно чавкают, что у Ванятки желудок судорогой свело.

-   Что за дела, хозяин? – спрашивает он у Питро. – Меня что, пригласить забыли? Я тоже есть хочу.

-   Читать-то умеешь? – вопросом на вопрос отвечает ему тот.

-   Да так, немного.

-   Тогда прочти, что сзади написано.

Обернулся Ванятка и прочитал надпись, что над дверью была написана: «Нынче харчей не жди, завтра приходи!». Понял он, на чём его братья прокололись, и решил перехитрить зажравшегося Питро: прикинуться простачком и делать всё так, чтобы его самого разозлить.

-   Ну, так бы сразу и сказал, - смиренно отозвался на это Ванятка и ушёл спать.

Утром он опять проснулся вместе с солнцем и принялся за работу. Чистоту во дворе навёл, за слонами навоз прибрал, дрова наколол. Бананов да кокосовых орехов нарвал и всё это в кладовую аккуратно сложил. Остановился передохнуть.  Глядь вокруг,  а, оказывается, уже вечер наступил. Но сейчас-то  он был сыт, не то, что вчера. Собирая плоды, он от души наелся их. Но, не смотря на это, решил он продолжить задуманную игру. Заходит он в бунгало, чтобы разобраться, почему его опять к столу не позвали, и видит, как Питро жареную птицу обгладывает. Увидел тот Ванятку и удивлённо спрашивает:

-   Ты чего это припёрся, Ванёк?

-   Завтра давно уже наступило, хозяин, - напомнил тот, - а к столу меня так и не позвали.

-   А ты прочитай, что сзади написано.

Смотрит Ванятка, а над дверью все та же надпись: «Нынче харчей не жди, завтра приходи!».

-   И что, ты так каждый день меня завтраками кормить будешь?

-   Уж, не сердишься ли ты, Ванёк?

-   Да нет. Просто интересуюсь. Есть-то мне всё равно что-то надо. Иначе, какой с меня работник?

-   И то верно, - согласился Питро. – Но ты ведь собираешь плоды с моих пальм.

-   Но одними бананами сыт не будешь.

-   Это меня не волнует. Ты собираешь плоды, вот и крутись.

-   Понял тебя, хозяин, отстал.

На следующий день нарвал Ванятка ананасов и отнёс их в ближайшую деревню. Нашёл там состоятельного негра и обменял мешок ананасов на жареный кусок мяса. Наевшись до отвала, заключил он с этим негром сделку на бартер. Так и стал он дальше жить.

Вот закончилась неделя-другая проходит. Питро по-прежнему не кормит Ванятку, а тому – хоть бы хны.  Работает себе и не беспокоит его по этому поводу. Интересно Питро стало. Вызвал он к себе Ванятку как-то утром и спрашивает:

-   Что это ты про еду перестал спрашивать?

-   Так ты же, хозяин, сам сказал, раз собираешь плоды, вот и крутись, - отвечает тот.

-   Ну и?

-   Вот я и договорился с одним парнем из ближайшей деревни. Я ему бананов с ананасами, а он меня мясом кормит.

-   Ты что это, моими плодами торгуешь? – осерчал, было, Питро. – Да как ты посмел?

-   Уж, не рассердился  ли ты, хозяин? – поинтересовался Ванятка.

-  Нет, конечно, нет, - спохватился Питро. – Только больше так не делай. Отныне с нами столоваться будешь. А сейчас ступай, работай. Выпаси моих антилоп, а то они давно свежей травы не пробовали.

-   А где твоё пастбище, хозяин?

-   У реки. На изгибе. Там ещё шалаш для пастухов построен. Так что мимо не пройдёшь.

-   Хорошо, хозяин.

Пошёл Ванятка к загону. Выгнал антилоп и погнал их на пастбище. Смотрит, а навстречу ему Изя на слоне едет. А позади него слуги идут, добро всякое, на базаре купленное, тащат. Остановил  Изя Ванятку и спрашивает:

-   Куда это ты, юноша, скотину ведешь?

-   В соседнюю деревню, - отвечает тот. – Говорят, там козлятина нынче в цене.

-   Ну, зачем же их так далеко гнать? Продай их мне, - предложил Изя.

- Договорились! – согласился Ванятка. – Только старого самца мне оставьте.

Расплатился Изя  и уехал, довольный, восвояси, оставив  Ванятке одного самца. Козел действительно был старым. Да, к тому же, больным. Вот-вот должен был сдохнуть. Погнал его Ванятка к реке. Да так быстро, что бедный козел только в реку залез, даже попить не успел, как  упал в воду бездыханный. А  Ванятка в реке искупался и затем  побежал к хозяину неприятную весть сообщать.

-   Беда, хозяин! – с порога закричал он.

-   Что такое? – переполошился Питро. – Что случилось?

-   По дороге на пастбище на нас напал лев и задрал одну антилопу.

-   Ну, это не беда, - успокоился Питро. -  Одна антилопа – это не всё стадо.

-   Да дело-то в том, что остальных  лев так перепугал, что те бросились в реку и плыли до тех пор,  пока не утонули. Мне удалось только одного козла поймать. Да и тот потом умер. С перепугу, наверное.

-   Что ты несёшь, окаянный! – закричал Питро. – А ну-ка, покажи мне  это место!

Привёл его Ванятка к реке. А там и впрямь только один дохлый самец лежит.

-   Ты что в натуре, с какими-то козами справиться не смог?

-   Я пытался, - стал оправдываться Ванятка, - даже вон, в реку за ними бросился. А они ни в какую. Вот, только одного этого  козла и поймал. И тот…

-   Растяпа! – стал ругаться Питро.

-   Уж, не сердишься ли ты, хозяин? – спросил его Ванятка.

-   Нет, конечно! С чего ты взял? – опомнился тот. – Только впредь будь осмотрительней.

-   Да я и так стараюсь, - отвечает  Ванятка и смотрит на небо, а солнце уже в зените. – Глянь-ка, хозяин, полдень уже. Пора бы и подкрепиться.

-   Ну, что ж, пошли, - нехотя согласился Питро.

И случилось невиданное и неслыханное до сих пор: накормил Питро своего работника. Сначала обедом, а потом, когда вечер наступил, ужином. А когда Ванятка утром зашёл в бунгало, его уже ждал завтрак, и  надписи над дверью - «Нынче харчей не жди, завтра приходи!» - как ни бывало.

И потянулись денечки. Питро своего работника досыта кормит и работой не обременяет. Боится с ним связываться. Вдруг ещё чего-нибудь натворит? И отвязаться от него раньше времени не может. Откуп слишком велик. Вот и вынужден  Питро его терпеть. А Ванятка у него живёт, как сыр в масле катается.

Однажды прибыл к Питро гонец и сообщил ему, что братва ждёт его вместе с женой у Абраши, дела кое-какие обсудить, а заодно и расслабиться. А ехать надо было далеко и скоро. На слоне не управиться, вот и вспомнил Питро, что в сарае у него повозка стоит, на которой он не ездил с тех пор, как слона приобрёл. Вызвал он Ванятку и говорит ему:

-   Сегодня  меня с женой на стрелку пригласили, дела перетереть, а заодно и погулять. Пацаны конкретные там собираются, поэтому отказать не могу. Так что приготовь мне повозку. Она  в сарае стоит. Отмой ее, почисти да смажь маслом там, где надо. И самую лучшую зебру в неё запряги.

-   Будет сделано, хозяин! – с готовностью отозвался Ванятка и пошёл выполнять указания.

Выкатил он повозку из сарая, почистил её, отмыл, а затем принёс кокосовое масло и всю её этим маслом вымазал. Полюбовался своей работой и пошёл Питро докладывать.

-   Всё готово, хозяин! – сообщил он. – Смазал всё на совесть. Особенно,  то место, где вы с женой будете сидеть.

-   Ты что, спятил, что ли?! – побагровел от ярости Питро, но тут же спохватился и говорит. – Смазать-то надо было только оси колесные, болван, чтобы не скрипели. Понял? А остальное всё вытри. И хорошенько.

-   Так бы сразу и сказал!

Вытер Ванятка сиденье и повозку, усадил хозяев и отвёз их куда надо. Прежде чем вылезти из повозки Питро ему наказывает:

-   Мы здесь надолго задержимся. Так что приедешь за нами завтра вечером. А сейчас возвращайся. Проследи за нашей нищетой, чтобы они ни в чём не нуждались, и будь с ними поласковей. Да, там один из наших колодцев почему-то высох. Так что закидай его, чтобы никто в него не упал.

-   А чем это я его закидаю?

-   Да чем угодно! Что под руку попадётся. И, главное, когда за нами поедешь, разведи такой костер, чтобы его можно было издалека увидеть. Ведь мы поедем поздно вечером, и костер будет служить нам ориентиром, чтобы мы с пути не сбились.

-   Как скажешь, хозяин!

Вылезли Питро с женой из повозки, а  Ванятка назад повернул. Приехал он к бунгало и принялся выполнять задания хозяина. Для начала всех бедняков в округе созвал. Ведь хозяин велел побеспокоиться о нищете, чтобы они ни в чём не нуждались. Собрались бедняки, а он им и говорит:

-  Нынче Питро что-то расщедрился. Велел он мне быть с вами поласковей и проследить, чтобы вы ни в чём не нуждались. Так что идите и возьмите то, что вам понравится.

-   Уж, не ополоумел ли ты, Ванюша? – удивились те.

-  Я-то чего? – отозвался он. – Я лишь приказ хозяина выполняю.

Подивились бедняки, но дважды просить  себя не заставили. Забрал каждый из них то, что успел ухватить, и  ушёл к себе восвояси.

Когда они ушли, взялся Ванятка за выполнение второго наказа хозяина. Вытащил он из бунгало всю мебель, всё что под руку ему попало, и закидал этим колодец. При этом конечно устал сильно. Поэтому отдохнул немного, затем перекусил  на скорую руку, и завалился спать с чувством выполненного долга.

Проснулся он поздно – торопиться-то некуда, - наелся до отвала. Проболтался туда-сюда, а потом, когда пришла пора за хозяевами ехать, он взял и поджог сарай.

Приехал он к Абраше, забрал своих хозяев с гулянки и покатил домой. Видит Питро, впереди зарево полыхает.

-   А добрый костёр ты разжёг, Ванёк, - похвалил он работника. –  Издалека видно.

-   Это я твой сарай поджёг, - похвастался Ванятка.

-   Да ты что, сдурел, что ли? – накинулся на него Питро.

-   Сам подумай. Это ж, какую кучу дров для костра надо собрать, чтобы ты его издалека увидел? -  спокойно объясняет Ванятка. – Вот я и решил, что проще будет твой сарай поджечь. Уж, не сердишься ли ты, а, хозяин?

-   Нет, конечно, - соврал Питро, еле сдерживаясь.

Вот приехали они домой. И видит Питро, что амбары его и загоны пусты.

-   Это что ещё за понты такие? – накинулся он на работника. –  Где всё моё добро?

-  Ты же сам сказал, чтобы я был поласковее с нищетой и проследил, чтобы она ни в чём не нуждалась, - стал оправдываться тот.

-   Ты что, совсем не врубаешься, что ли? Говоря про нищету, я имел в виду своих детей.  Отец мой иной раз говаривал мне, когда я ещё молодой был, мол, нечего нищету плодить. Это когда у меня уже третий наметился.  С тех пор я своих  детей в шутку так и зову.

-   А мне-то откуда про это знать? Вот я и собрал всю голытьбу в округе и отдал им всё, в чём они нуждались.

-   Что же ты наделал, башка твоя кокосовая! – вскипел Питро. 

-   Да уж не сердишься ли ты, хозяин?

-  Да не сержусь я! Только ты мог бы и догадаться, что я о ребятне своей говорил. А колодец ты закидал?

-   Конечно, хозяин!

-   И чем?

-   Как ты и сказал, тем, что под руку попало.

-   А  что тебе под руку попало?

-   Да почти вся твоя мебель в него вместилась.

-   Да ты что, в натуре, совсем охренел!

-   Не уж-то ты рассердился, хозяин?

-   Нет, не сержусь! – отвечает  Питро, с трудом сдерживая кипевшую в нем  ярость. – Только колодцы землёй закидывают, а не мебелью.

-  Так бы раньше и сказал! – говорит на это Ванятка.

-   А самому догадаться – слабо? Смотри, что ты наделал! Сарай спалил. Все мои припасы, всю животину раздал. Мебель выкинул.  Да я сейчас сам нищий. Выходит, что работник мне теперь ни к чему. Так что забирай свое бабло и вали огородами.

Ванятка вначале обрадовался. Шутка ли, за три недели шесть сотен получить! Многие такие деньжищи и за три года не зарабатывают. Но потом спохватился. Ведь он ещё не сполна расплатился с Питро за те унижения, которые претерпели от него его братья, да и сам он. И потому пришлось ему отказаться от такого заманчивого предложения.

-   Нет, хозяин, - ответил он на это, – конец срока нашей сделки ещё не наступил.  Ты сам условия поставил. Помнишь? Я смогу от тебя уйти только тогда, когда прилетит синий попугай и споёт песню. Или когда кто-нибудь из нас разозлится. Помнишь? Ты слово дал, разве нет?

-   Всё так, - нехотя согласился Питро. – Иди спать. Утро вечера мудренее.

Ушёл Ванятка, а Питро с женой одни остались.  Вот тут-то Питро  и оторвался,  дал себе волю, выплеснул наружу всё, что в нём накопилось.

-   Ну и паскуда, этот Ванёк, - сказал он после, когда утихомирился, - так он своими выкрутасами нас по миру пустит. Что же делать?

-   Да выгони ты его взашей – и все дела! – посоветовала жена.

-   Не могу. Я же слово дал. А за свой базар я отвечаю! Иначе братва меня не поймёт. Так что связан я  этим проклятым уговором. Может, его убрать?

-   Так и самому на каторгу недолго загреметь.

-   И то верно, - вздохнул Питро. – Так что же делать-то?

-   Кажется, я знаю, как нам от него избавиться, - встрепенулась жена, после долгого раздумья. – Срок этот закончится, как только прилетит попугай. Верно?

-   Точно.

-   Так ты облей меня маслом, вываляй в перьях и выкраси в синий цвет, а потом посади на пальму. Будете мимо  меня проходить, я и пропою. Он услышит, заберёт деньги и уйдёт.

-   Это ты здорово придумала, жена! – обрадовался Питро. – Завтра так и сделаем!

Утром зашёл Ванятка в бунгало завтракать, а Питро его уже поджидает. Сияет весь от радости.

-   Чего это ты такой счастливый, хозяин? – удивился Ванятка.

-   Да есть от чего, - отвечает тот. – Сегодня утром, когда до ветра выходил, синего попугая  увидел.

-   Да ну? – не поверил Ванятка.

-   Точно, зуб даю. В сторону банановых пальм пролетел. Пойдём, посмотрим.

Привёл Питро работника к банановой плантации, где на одной из пальм  за гроздьями бананов его жена спряталась. Идёт Ванятка между пальмами, вовсе глаза по сторонам  смотрит. А жена завидела их и давай петь, попугаю подражать.

-   Слышишь? – остановился Питро. – Это синий  попугай поёт.

-   Странный у него какой-то голос, - удивился Ванятка, прислушиваясь. – Да и рановато прилетел он. Надо спугнуть его и посмотреть, вправду ли это он.

Не успел Питро что-либо предпринять, как  Ванятка поднял с земли камень, да как зашвырнёт его в пальму, и прямо в лоб жене хозяина угодил. Ойкнула та и свалилась с пальмы. Обе ноги себе сломала.

-   Иди сюда, хозяин, - позвал он Питро. - Смотри, какой странный попугай.

Увидел Питро покалеченную жену, взбеленился весь. Аж искры из глаз от злости посыпались. Стал он Ванятку на чем свет поносить.

-   Не уж-то ты рассердился, хозяин? – спрашивает его Ванятка.

Тут Питро прорвало.

- Ах ты, вошь ползучая! – заорал он не своим голосом. – Тебе что, паскуда, мало того, что ты меня разорил?  Ты еще и жену решил мою угробить, да?

Разошёлся Питро не на шутку, в разнос пошёл.  Ванятка его слушал, слушал, а потом и  говорит:

-  Что, не нравится тебе, да? Вона как заговорил! А вспомни-ка, как ты сам над людьми измывался.   Как над моими братьями изгалялся, да и надо мной тоже. Уговор-то не забыл? Раз рассердился, гони денежки, и я пошёл.

Забрал  Ванятка причитающиеся ему двенадцать сотен и воротился домой к  родителям и братьям. А про Питро с тех пор в здешних местах больше никто и слыхом не слыхивал.

 

Нравится
07:30
83
© Александр БЕЛКА
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
01:32
Побасёнки да россказни
Так приятны в дни осени!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение