Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Публицистика. Статьи по истории Херсонщины и Украины

Публицистика. Статьи по истории Херсонщины и Украины

3 Ноября – годовщина оставления Крыма войсками Добровольческой армии ген. Врангеля и многочисленным мирным населением.
«Дело русской армии в Крыму – великое освободительное движение»
(генерал П.Н. Врангель)
Белое Движение – является уникальным социально-политическим и военным феноменом в истории России. Никогда не до, не после него русская аристократия и интеллигенция, ставшие становым хребтом добровольчества, не объединялись в сплочённую и грозную силу, оказавшую вооружённое сопротивление тёмной стихии народного бунта, революционного разложения и уголовщины. В условиях полнейшей анархии и уничтожения вековечных устоев русской государственности (падения монархии) белым добровольцам удалось сорганизоваться вокруг священной идеи освобождения Отечества от большевизма, и предпринять попытку добиться намеченной для себя цели.
Являясь в большинстве своём представителями старинной аристократии, дворянской и разночинной интеллигенции, белое офицерство стало последним в нашей стране оплотом высокой русской культуры, блистательные образцы которой явило миру наше Отечество в 19 веке. С крушением Белой Гвардии и последующей иммиграцией выживших её участников за границу, Россия окончательно потеряла «культурный слой», являвшийся носителем и хранителем традиционных русских ценностей: православия и монархизма, приверженности священным идеалам чести, верности, благородства, милосердия.
У истоков создания Белой Гвардии стоял генерал от инфантерии, в прошлом - начальник штаба верховного главнокомандующего (Государя Императора Николая Второго) М.В. Алексеев. В Новочеркасске ему удалось создать вооруженный отряд, который уже в декабре 1917 года насчитывал около полусотни штыков. В основном этот отряд состоял из офицеров и юнкеров, съехавшихся на донские земли со всей России. Вот, как пишет об этом генерал А.И.Деникин: "А они стекались - офицеры, юнкера, кадеты и очень немного старых солдат - сначала одиночно, потом целыми группами. Уходили из советских тюрем, из развалившихся войсковых частей, от большевистской «свободы» и самостийной нетерпимости. Одним удавалось прорываться легко и благополучно через большевистские заградительные кордоны, другие попадали в тюрьмы, заложниками в красноармейские части, иногда... в могилу. Измученные, оборванные, голодные, но не падшие духом, шли они все просто на Дон... туда, где ярким маяком служили вековые традиции казачьей вольницы и имена вождей, которых народная молва упорно связывала с Доном."
Постепенно Белое Движение крепло. Заняв Кубань и Северный Кавказ, белогвардейские части шли на запад, на территорию современной Украины (Мелитополь, Луганск, Северная Таврия, Крым). Местное население, успевшее в 1918-1919 годах познать все "прелести" советской власти, регулярно поднимало восстания, поэтому белые добровольцы на начальном этапе своей борьбы имели значительную поддержку населения. 
В Таврическом крае одним из первых, кто оказал вооруженное сопротивление революции, был командир казачьего крымского полка, монархист, князь Мурузи. В августе 1917 года его отряд вошел в Херсон. Однако, революционеры оказали казакам серьезное сопротивление. Князь Мурузи с боями оставил город, и в Херсоне снова на некоторое время установилась власть советов. 
На Херсонщине в конце 1917 года и на протяжении всего 1918-го больших добровольческих формирований не было. Население в основном занималось дележом имущества, оставшегося от царской власти. Боевые действия велись между красными с одной стороны, немцами и австрийцами с другой, войсками Директории - с третьей и франко-греческими войсками с четвертой. Белогвардейцы действовали небольшими отрядами преимущественно в районах современной Херсонщины непосредственно прилегающих к Перекопу. Только к середине 1919 года Добровольческая армия стала осуществлять в Северной Таврии серьезные военные операции. В июле-августе белыми частями были захвачены Днепровский и Херсонский уезды . 13 Августа войска генерала Деникина освободили Херсон. Немалых усилий стоило верховному правителю Юга России навести порядок в городе. Экономическая ситуация была тяжелой. Важнейшая задача новой власти состояла в том, чтобы накормить ограбленный и униженный большевиками народ, дать ему достаток, работу и уверенность в завтрашнем дне. Однако, для достижения этих целей нужно было затратить гигантская усилия. Во многих селах свирепствовали банды уголовников, не желавшие сложить оружие ни под каким видом. На борьбу с ними была откомандирована группа полковника Саликова, которому удалось навести порядок в Нововоронцовке и Дудчанах. 
В октябре 1919 года красные отряды "товарища" Уборевича перешли в решительное наступление. В феврале 1920 года Добровольческая армия оставила Херсон и с тяжелыми боями отступила в Крым. Постепенно силы Белого Движения таяли. О состоянии добровольческих частей на ноябрь 1919 года генерал, барон Врангель в своих мемуарах писал так: "Наше стратегическое положение значительно ухудшилось, конница противника на стыке Добровольческой и Донской армий, оттеснив наши части, глубоко врезалась в наш фронт, угрожая тылу Добрармии. Орел и Курск были оставлены, и наш фронт стремительно приближался к Харькову. В тылу, в Екатеринославской губернии кипели восстания. В связи с неудачами на фронте росло неудовольствие в тылу. Предпринятое генералом Юденичем наступление на Петроград закончилось фиаско, остатки его армии отошли в Эстонию. Разбитые армии адмирала Колчака поспешно отходили на восток. Гроза надвигалась..."
Значительно ухудшилось положение добровольческой армии в Таврии. Белые части стремительно уходили в Крым." Малочисленные сборные войска генерала Слащева , хотя и продолжали успешно удерживать Чонгарское и Перекопское дефиле, однако, значительные потери, усталость и недостаток снабжения и снаряжения заставляли опасаться, что сопротивление это продолжительным быть не может "(генерал П.Н.Врангель).
Эвакуация Новороссийска превосходила своей кошмарностью оставление Одессы. Стихийно катясь к морю, войска абсолютно забили город. Противник, идя по пятам, настиг не успевшие погрузиться добровольческие части. Сбившихся на пристани и молу людей, красные расстреливали из орудий и пулеметов.
Видя тяжелое положение, в котором оказалась белая армия и не желая более на своих плечах нести груз ответственности за происходящее верховный правитель Юга России генерал Антон Иванович Деникин передал свои полномочия барону Врангелю. Произошло это в Феодосии 22 марта 1920 года. С этого момента начинается последний и наиболее доблестный и трагический этап борьбы Белого Движения с большевизмом. 
Вступив в новую должность, генерал П.Н.Врангель активно взялся за дело. Его усилия были направлены на оздоровление экономики подчиненных ему территорий. Было организовано упорядоченное сельскохозяйственное производство. Солдаты и казаки тыловых частей помогали крестьянам на полях. Земельный вопрос был решен в пользу крестьян. Помещики, желавшие оставить за собой свои бывшие земельные угодья, обязаны были сдать их в аренду крестьянам или отдать вовсе, получив за это скромную денежную компенсацию от правительства Юга России. Народ в Крыму не голодал, армия была обеспечена провиантом на вполне удовлетворительном уровне. Благодаря всему этому авторитет барона Врангеля среди населения и в армии упрочился.
На протяжении мая и июня 1920 года штаб генерала Врангеля разрабатывал операцию по овладению Кубанью и Доном. 29 Июля из Феодосии и Керчи вышли корабли с войсками и взяли курс на станицу Приморско-Ахтырскую. Десантный отряд, высадившись на берег, должен был двигаться на Екатеринодар. 
11 Июня Добрармия завладела Алешками и Каховкой, однако, 25 июня под прикрытием артиллерийского огня с правого берега Днепра красные высадились против М. Каховки и приступили к наведению понтонного моста. Одновременно под прикрытием артиллерии большевики высадились у Корсуньского монастыря и Алешек (Цурюпинска). Вскоре противник силами двух тысяч пехоты и нескольких легких батарей занял Большую Каховку. Части РККА выдвинулись на линию Любимовка-Терны, передовые части атаковали Большие Маячки и Британы. Силами 34-й добровольческой дивизии красные от Алешек были отброшены. 
Закончив переправу у Каховки и переведя на левый берег конницу и тяжелую артиллерию, противник развернулся на широком фронте и повел наступление на юг с целью охватить оба фланга белой пехоты.
7 Августа красные окончательно сформировали Каховский плацдарм. Плацдарм имел площадь 216 кв.км., фланги и тыл уперались в Днепр, фронт проходил по линии Екатериновка-Софиевка-Любимовка-Б.Каховка-М.Каховка-Ключевое.. Глубина плацдарма достигала 12 км. Каховский плацдарм имел три линии траншей с проволочными заграждениями. Глубоко эшелонированная оборона обеспечивалась артиллерией.
17 Августа 3-ий Марковский полк ворвался в Орлянск. Дроздовская, дивизия двинутая на Бурчатск, столкнулась с наступавшими вдоль железной дороги значительными силами красных. Отбив атаки красных курсантов и понеся значительные потери, дивизия овладела высотами севернее Фридрихсфельда и южнее Бурчатска.
2-Ая Донская дивизия уничтожила часть красной конницы прорвавшейся к М. Белозерке.
17 Августа после жестокого боя Корниловская дивизия освободила Нижние Серагозы.Части РККА бежали в полном беспорядке, не оказывая обсалютно никакого сопротивления. Пехота ударной группы генерала Барбовича преследовала красных юго-западнее Торгаевки. Большевиков выбили из Асканьи-Нова и Натальевки. В течение ночи 21 августа пехота и конница красных укрывались за проволокой Каховской позиции.
В ночь на 23 августа 1920 года была назначена общая атака Каховского плацдарма. 6-ая Пехотная и 2-ая конная (спешенная) дивизии при поддержке артиллерийского огня повели в 2 часа ночи демонстративные атаки. Разветчасти залегли под густыми рядами проволочных заграждений, но из-за сильнейшего орудийного и пулеметного обстрела вмести с основными частями вынуждены были отступить. Корниловская дивизия, сосредоточенная в р-не хутора Топилова, была неожиданно атакована конницей противника. Отбив атаку, Корниловцы вмести с танками и броневиками прорвали первую линию укреплений Каховского плацдарма. Несмотря на жесточайшие потери, части Корниловской дивизии устремились на вторую линию, обороняемую коллосальным количеством пулеметов. Красные встретили Корниловцев контратакой с фронта с охватом обеих флангов. Из 4 малых танков, поддерживавших атаку, 2 сгорело из-за попадания в них артиллерийских снарядов (остальные танки, как большие так и малые, сгорели во время следующего штурма каховских укреплений- 1 октября. В одном из подбитых танков большевики обнаружили обожженного, контуженного, с оторванной ногой офицера- штабс-капитана Шеина. Когда его вытащили из развороченной машины, он выхватил из-за пазухи штык и ударил им в живот комвзвода красных, после чего был расстрелян на месте.)
13-ая и 34-ая пехотные дивизии генерала Ангуладзе атаковали противника в два часа ночи по направлении к М. Каховке. Не будучи в состоянии преодолеть проволочных заграждений, они залегли под проволокой, расстреливаемы орудийным и пулеметным огнем. Перед рассветом 23 августа все части участвовавшие в прорыве Каховского плацдарма, были оттянуты на исходные позиции. Операция окончилась.
28 Октября войска южного фронта красных перешли в решительное наступление.
Тем временем Кубанские части Добровольческой армии вернулись в Крым. По свидетельству самого генерала Врангеля, высадка десанта на Кубани была полезна только благодаря пополнению личным составом (за счет казаков) ни только десантного отряда, но и всей Добровольческой армии.
Сентябрь был ознаменован новым наступлением Белой армии. Освобождены Мариуполь, Бердянск, Верхний Токмак, Большая Знаменка, Александровск, Никополь. 13 Советская армия с большими потерями отступала. Однако, стремясь не пустить части генерала Бабиева в тыл своей Каховской группировке, красные в конце сентября повели наступление от Каховки и Херсона.
С 7 по 17 ноября 1920 года шли бои на Перекопе. Со стороны Добровольцев в них приняло участие ок. 20-25 тыс. штыков и сабель, при поддержке двухсот сухопутных орудий и Черноморского военно-морского флота. 
Первая линия обороны Перекопа проходила по Турецкому валу (длина 11км., высота 10 м., глубина рва 10м.). Имелось три ряда проволочных заграждений впереди вала. Вторую линию обороны составляла Ишуньская позиция. Сильные укрепления находились у Чонгарских переправ, слабея- на Литовском полуострове и Арабатской стрелке.
Основной удар части РККА нанесли на Перекопском направлении, вспомогательный на Чонгарском.
8 Ноября красные форсировали Сиваш и овладели Литовским полуостровом. 9 Ноября дивизия «товарища» Блюхера захватила Турецкий вал. 9-11 Ноября латышские стрелки прорвали основную линию обороны - Ишуньскую позицию. 30-Ая советская дивизия «товарища» Грязнова форсировала Сивашскую и Чонгарскую переправы и овладела укрепрайоном у станции Таганаш. Дивизия «товарища» Куйбышева переправилась через Генический пролив и окопалась в районе устья реки Салгир.
15 Ноября большевики вошли в Севастополь и Феодосию, 16 ноября – в Керчь, 17 ноября – в Ялту. Частей Добровольческой армии там уже не было. Они покинули Крым накануне на кораблях Черноморского флота и эскадры союзников.
Количество русских людей, оставивших тогда Родину навсегда, превысило 150 000 человека, общее же число белоэмигрантов превысило 2 миллиона человек.
В своих записках, написанных за четыре месяца до эвакуации добровольцев из Южной Таврии, генерал Врангель так отозвался о Белом Движении, в частности о тех войсках, которыми ему довелось командовать летом и осенью 1920 года: «История когда-нибудь оценит самоотречение и труды горстки русских людей в Крыму, которые в полном одиночестве на последнем клочке русской земли, боролись за устои счастья человеческого, за отдалённые очаги европейской культуры. Дело русской армии в Крыму – великое освободительное движение. Это священная война за свободу и право».






Павел Иванов-Остославский
Херсон. 01.11.2008.

« …А лучшим украинским эсэсовцам – Железный Крест!»
Именно под таким заголовком могла бы выйти статья в какой-нибудь газете времен Второй Мировой войны, посвященная факту награждения некоторых эсэсовских офицеров украинского происхождения военными наградами Третьего Рейха. 
В наше время для украинской власти стало обычной практикой прославлять местных коллаборационистов и пособников Гитлера, особенно, если они были офицерами войск СС. Всегда, когда очередной высокопоставленный украинский сановник публично «курит фимиам» этим «гідним захістникам незалежної Украини», у меня появляется желание крикнуть ему: «Огласите, пожалуйста, весь список!» 
Перечень, так сказать «лучших из лучших» не велик, но зато состоит он из отборных проходимцев, уголовников и палачей. Вот, пожалуйста, убедитесь:
Лопатинский Юрий Демьянович (псевдоним «Калина») – член УВО-ОУН, обер-лейтенант немецкого Абвера, награжден Железным Крестом 2-й степени.
Гриньох Иван – член центрального провода бандеровской ОУН, в 1941 году служил капелланом в баталионе «Нихтигаль», гауптман, награжден Железным Крестом 2-й степени.
Костюк Мирон, член ОУН с 1935 года, обер-лейтенант фашистской Абвер-команды, награжден Железным Крестом 2-й степени и двумя медалями;
Билык Иван – служил в дивизии СС «Лейб-Штандарт Адольф Гитлер», с 1942 года – сотрудник гестапо, член УПА, награжден Железным Крестом 1-й и 2-й степеней.
Олейник по кличке «Орел», служил в дивизии СС «Мертвая Голова», в УПА – сотенный, руководитель бандеровской банды, награжден Железным Крестом обоих степеней, медалью «За Восток» и специальным знаком, ценившимся выше медали, за участие в пехотных штурмовых атаках.
Однако, многие пособники Гитлера на Украине, хотя и не были награждены фашистскими орденами, занимали достаточно высокое положение (как для лиц славянской национальности) в германской военной иерархии, поэтому список «героев» можно продолжить: 
гауптштурмфюрер СС и главный полевой командир ОУН-УПА Роман Шухевич; 
штурмбанфюрер СС Евгений Побигущий;
штурмбанфюрер СС, командир Буковинского куреня УПА, командир карательного спецбатальона СС в Киеве и военный референт ОУН (Мельника) П. Войновский; 
командир «Украинского легиона самообороны» ОУН (М) – он же 31-й батальон СД, М. Солтыс;
обер-лейтенант А.Луцкий;
лейтенанты Абвера Ортынский, М.Андрусяк, П.Мельник.
Все вышеперечисленные лица были активными участниками фашистского террора развернувшегося на нашей земле во время немецко-фашистской оккупации. Они осуществляли карательные акции в Бабьем Яру, их руками гитлеровский режим боролся с украинским народом и не только с украинским, но и со всеми прочими «неарийскими» этносами, населяющими Украину.
Превозносить палачей-коллаборационистов – значит глумиться над их жертвами, а так же над памятью наших отцов и дедов, защитивших мир от международного фашизма. Объявить эсэсовцев героями – значит совершить преступление!

16.08.2008. Павел Иванов-Остославский

Аграрный вопрос в Херсонской губернии
Павел ИВАНОВ-ОСТОСЛАВСКИЙ
В общественном сознании глубоко укоренилась мысль о том, что отмена крепостного права, произошедшая в Российской Империи в 1861 году, является абсолютным благом. Разумеется, тот факт, что люди, находившиеся в крепостной зависимости, перестали быть рабами, чисто с моральной точки зрения не может ни радовать. Однако, экономические последствия отмены крепостничества были не столь однозначно положительны, как это может показаться на первый взгляд. Более того, крестьяне и арендаторы земель, привыкшие при старых порядках к принудительной строгой дисциплине, после отмены крепостного права, не проявили совершенно никакой способности к социальной и трудовой самоорганизации.
Интенсивное заселение южных степей и сравнительная слабость развития феодально-крепостнических отношений, стали до 1861 года одной из основных причин быстрого развития производительных сил на Херсонщине. Стараясь увеличить прибыльность своих имений, помещики расширяли посевные площади, внедряли в сельскохозяйственное производство различные машины и другие усовершенствования. Вплоть до 40-х годов 19 века преобладающей отраслью хозяйства было скотоводство. Особенно успешно жители губернии занимались разведением крупного рогатого скота. Однако, после отмены крепостничества сельское хозяйство стало приходить в упадок. Люди не были приспособлены к капиталистическим методам ведения хозяйства, сознание большинства простых жителей губернии в моральном и производственном плане оставалось неразвитым.
Как свидетельствуют документы, хранящиеся в Государственном архиве Херсонской области, с 1861 по 1873 год урожаи сельскохозяйственных культур, собранные в Херсонской губернии, оставляли желать лучшего. От природы засушливый климат Северной Таврии, определённые организационные недочёты властей и общий низкий уровень нравственного и трудового самосознания населения привели к серьёзным экономическим трудностям. Рабочие, нанимавшиеся сезонно для возделывания угодий и сбора урожаев, зачастую не выполняли условий договоров, заключённых с владельцами или арендаторами земель. Не редкими были случаи, когда работник, узнав, что соседний хозяин мог бы заплатить больше за его труд, нежели тот, у кого он работает, бросал своё рабочее место. Иногда из-за имущественных конфликтов с работодателем, работники ломали сельхозинвентарь.
Во времена крепостного права делопроизводство было быстрым и простым, поскольку оно осуществлялось полицией. Полицейские участки находились близко к землям, ставшим предметом спора – это обстоятельство облегчало ведение дела. Однако, после судебной реформы, когда решать сельскохозяйственные дела стали окружные суды, ведение тяжб значительно осложнилось. Чтобы поучаствовать в судебном заседании, крестьянам, арендаторам и землевладельцам приходилось ездить иногда за 500-600 вёрст (1) в губернский или уездный город. Дороговизна услуг адвокатов и высокие цены на гостиничные номера в Херсоне и Одессе, тоже отнюдь не облегчали жизнь фигурантам судебных тяжб. Благодаря полной безнаказанности обмана и жульничества, многие не чистые на руку граждане превратили свои порочные наклонности в профессию.
Положение землевладения в Херсонской губернии было не из лучших. Арендаторы повсеместно обманывали владельцев земли, скрывая свои истинные доходы и не желая платить за использование угодий в полном объёме. Богатые евреи, в руках которых находился в основном капитал в Херсонской губернии, давали ссуды аграриям на самых не выгодных условиях. 
Цены на продажу и аренду земли резко упали. Потом, благодаря спекуляциям на рынке земли, резко повысились. Вот, что об этом пишет предводитель Херсонского губернского дворянского собрания Георгий Яковлевич Эрдели в своей докладной записке на имя министра государственных имуществ: « …земли, продававшиеся в 1860 и 1861 г.г. по 10-ти рублей, в 1866-м году и последующих по 1870 год, платились по 35-ти рублей за десятину, а арендная плата с 40 и 80-ти копеек возросла до 2-3-х рублей, земли же лучшей полосы, продававшиеся в 1860 и 1861 г.г. по 25-ти рублей, стояли по 50-то и 60-ти рублей серебром за десятину, а арендная цена на них с одного рубля возросла до 3-х и 4-х рублей». Такое положение дел могло привести к полному разорению края. Предводитель Эрдели предложил срочно внести изменения в законодательную базу, особенно те изменения, которые можно было принять на местном уровне. В докладной записке, написанной им, сказано, что необходимо установить строгий порядок найма на работу в сельхозсекторе, полиция должна всячески пресекать нарушение законов, с виновных следует взыскивать штрафы в соответствии со степенью тяжести их проступка.
Руководство Министерства государственных имуществ и Херсонской губернии приняло соответствующие меры: в аграрном секторе нашего края был наведён порядок. Не в последнюю очередь это произошло благодаря стараниям Георгия Яковлевича Эрдели. Благодаря учреждению Аграрного банка оживился рынок земли, крестьянам, арендаторам и владельцам земли стало проще брать кредиты для финансового обеспечения своей деятельности. Законодательство, касающееся правоотношений в аграрной сфере, стало чётче и жестче. 
В общем и целом, в последние лет двадцать 19 века экономика Херсонской губернии благодаря сельскохозяйственным нововведениям стала интенсивно развиваться. В этом была не малая заслуга местного сановничества, смогшего сравнительно быстро перестроить методы хозяйствования, внедрить в производство новые машины и механизмы, привить простому народу сознание ответственности за свой труд, за своё будущее и будущее своего края.

1. Расстояние взято в масштабах всей Российской Империи. 


Бронекатера атакуют…
Героические усилия наших воинов, сражавшихся за Херсонщину в годы Великой Отечественной войны, невозможно переоценить. Имена многих солдат, матросов и офицеров, воевавших в Северной Таврии, давно стали легендой. Однако в историю могут входить не только люди, но и корабли. Убедительным доказательством этому служат суда Дунайской военной флотилии монитор «Ударный» и бронекатер № 301. Последний стоит сейчас над Днепром в Херсоне, в качестве памятника.
Командный пункт Дунайской флотилии с 14 по 19 августа 1941 года был расположен на мониторе «Ударный». Первая замаскированная стоянка «Ударного» находилась в устье реки Конка, возле острова Белогрудый.
18 Августа 1941 года монитор занял позицию у левого приверха Большого Потёмкинского острова, откуда хорошо были видны Херсонский порт и весь водный плёс, простирающийся от причалов порта. С этой позиции было удобно вести интенсивный огонь по танкам и пехоте гитлеровцев, рвавшихся к Днепру. 
Меткость стрельбы «Ударного» обеспечивали корректировочные посты, возглавляемые старшим лейтенантом М.Е.Подколзиным. Орудия корабля выпустили 260 снарядов калибра 130 мм. Захватчикам был нанесён значительный урон. Монитор и канонерские лодки «Буг» и «Днепр» на данном участке обороны сдерживали фашистов своим артогнём в течение всего 18 августа. Стрельбу они прекратили только в 18.40, чтобы не нанести урон советским войскам, которые к этому времени уже отступили в Херсон. 
К 19.00 немецкие танки прорвались к элеватору, а через час уже были в порту. У причала находился минный заградитель «Колхозник». Из своих орудий и пулемётов он прямой наводкой ударил по пехоте и танкам противника.
За кормой «Ударного» стоял наш резерв – отряд бронекатеров, которым командовал капитан-лейтенант И.К.Кубышкин. Когда настал критический момент боя, капитан 2 ранга В.В.Григорьев, начальник штаба флотилии, исполнявший обязанности командующего (вместо контр-адмирала Абрамова и вице-адмирала Левченко, отбывших в Запорожье – в штаб Южного фронта), приказал Кубышкину двумя бронекатерами прорваться к причалам и артиллерийским огнём уничтожить немецкие танки, затем эвакуировать состав сухопутных частей флотилии на левый берег Днепра. 
Катера на полном ходу помчались к порту. На подходе они открыли огонь их пушек и пулемётов. В ответ по ним ударили немецкие танки. Основной огонь немцев был направлен на БКА-201, идущий первым. Бронекатер потерял ход, потом управление, смолкли носовые орудия и пулемёты. Танки противника продолжали вести огонь по катеру. На нём вспыхнул пожар. Видимо снаряд попал в бензоотсек. Катер накренился на борт и начал тонуть. Вмести с кораблём погибло командование (капитан-лейтенант И.К.Кубышкин, военком К.Т.Семёнов и начальник штаба дивизиона бронекатеров старший лейтенант С.И.Кулешов), а также весь личный состав катера. 
Второй бронекатер №205, маневрируя на полном ходу, ушёл без повреждений.
Ночной бой продолжался. Наши подразделения, отбиваясь от наседавшего врага, переправлялись на кораблях и плавсредствах на левый берег. 
К исходу дня 18 августа командир «Ударного» получил приказ об оставлении Херсона. Корректировочный пост монитора вернулся на корабль. Бронекатера с последними защитниками города ушли в протоки возле Цурюпинска и Голой Пристани. За ними поспешил штабной корабль «Буг». Однако он не смог увернуться от вражеских снарядов и загорелся от прямых попаданий. Его командир, старший лейтенант Николаев, будучи тяжело раненным, с оторванной ногой, всё же довёл корабль до левого берега. Команде он приказал сойти на берег, а сам погиб вмести с кораблём, взорвавшимся из-за возгорания горючего и боекомплекта. 
В поздних сумерках «Ударный» оставил позицию у правого берега. Недалеко от порта стояла баржа с боеприпасами флотилии. Командир монитора капитан-лейтенант И.А.Прохоров распорядился взять её с собой. Экипаж «Ударного» пришвартовал её к борту, таким образом монитор доставил баржу в Голую Пристань. 
В протоке на выходе в лиман, в районе поста Красный, командир монитора подыскал отличную позицию. На неё он и привёл «Ударный» из Голой Пристани. Корабль по ночам не однократно выходил на реку и производил артиллерийские налёты на позиции противника. Во время одного из таких обстрелов он поджёг в Херсоне нефтебазу. Она горела несколько дней. Окончив артобстрел, корабль возвращался на свою стоянку и тщательно маскировался. Днём вражеские самолёты-разведчики не раз летали над плавнями, но монитор обнаружить не смогли. 
16 Сентября монитор получил приказ уйти в Ягорлыцкий залив. Фарватеры были заминированы, но экипажу «Ударного» удалось благополучно провести корабль мимо минных заграждений и, обогнув Кинбурнскую косу, на следующий день прибыть к месту назначения – в район села Покровки, где находился штаб флотилии. Сюда же прибыл монитор «Железняков». 
Из-за малых глубин, оголённости Кинбурнской и Тендровской кос, подходить к берегам было нельзя. Корабли всё время находились на зеркале воды, наведу у сухопутных частей неприятеля, а при атаках вражеских самолётов им оставался только манёвр. 
19 Сентября командующий флотилией поставил задачу – на рассвете «Ударному» обстрелять вражеские позиции, находящиеся в селе Ивановка, «Железнякову» открыть огонь по немецким войскам, оборонявшим порт. 
С наступлением темноты мониторы снялись с якоря, и вышли на исходные позиции. На следующий день после обстрела вражеских укреплений, примерно в 15.00 со стороны Херсона появились 20 немецких самолётов «Ю-88». Образовав кольцо над кораблём, они начали атаковать. 
Командир «Ударного» И.А.Прохоров, меняя скорость хода и курс движения, всячески уклонялся от бомб, сыпавшихся с самолётов. Артиллеристы и пулемётчики старались не подпускать вражеские самолёты близко к кораблю.
И всё же «юнкерсы» прорвались к цели. Одна из бомб попала в корму монитора и вывела из строя первый двигатель. 
Появилось масса пробоин. Вода заливала машинное отделение и кубрики. Более двух часов с короткими передышками продолжались атаки самолётов. Во время последней атаки бомба попала прямо в рубку монитора и разорвалась в центральном посту, под ней. Погибли все, кто там находился, в том числе и командир корабля капитан-лейтенант Прохоров и гидрограф Орлянский. Капитан 3 ранга командир дивизиона мониторов В.А.Кринов чудом остался жив. Он приказал экипажу растерзанного корабля уходить. На борту имелась одна шестивёсельная шлюпка. Расстояние до берега 6-8 кабельтовых. На шлюпке и вплавь оставшиеся члены команды монитора добрались до берега. Юнкерсы на бреющем полёте вели по ним прицельный огонь. Катерный тральщик, пришедший через некоторое время на помощь морякам «Ударного», переправил их в село Покровку. Всем им немедленно была оказана медицинская помощь. Раненных положили в госпиталь. 
В 1941 году, в дни обороны Херсона и левобережья Днепра экипаж бронекатера №301, как и других кораблей дивизиона, нёс патрульную службу, выявлял и обстреливал огневые точки противника, перебрасывал подкрепления частям, оборонявшим город, и перевозил раненых. Когда немцы прорвались в порт, бронекатер эвакуировал в Цурюпинск советских бойцов, оборонявших его. Всё это приходилось делать под ожесточённым артиллерийским огнём. 
Заняв город, гитлеровцы пытались навести временные переправы через Днепр и перебраться на левый берег. Бронекатера, в том числе и 301-й, пресекали эти попытки. 
22 Августа рота немцев начала на лодках форсировать реку в направлении Раденска. Получив приказ командования, БКА-301 сразу же вышел на перехват десанта. Огнём орудий и пулемётов немецкая рота была уничтожена почти полностью. В разгроме вражеского десанта бронекатерам помогли подразделения 469-го стрелкового полка 9-й армии, занимавшие оборону под Цурюпинском.
По ночам БКА-301 выходил из притоков и ериков, где он базировался, для выполнения огневых налётов на военные объекты в Херсоне, указанные разведчиками. 
3 Сентября экипаж бронекатера получил задание: в составе группы судов уничтожить вражескую переправу Береслав-Каховка. К месту выполнения задания корабли вышли в 2 часа ночи. БКА-301-й шёл в колонне бронекатеров третьим. После прохода недостроенного Антоновского моста, перед рассветом, немцы обнаружили корабли и открыли артиллерийский и миномётный огонь. Бронекатера начали отстреливаться. Вскоре первый в колонне бронекатер был подбит. Он потерял ход и начал тонуть. Следовавший за ним попытался оказать помощь тонущим матросам, но также был повреждён меткими попаданиями вражеской артиллерии. Умело маневрируя и отстреливаясь, БКА-301-й проскочил опасную зону и пошёл вверх по реке. Однако, вскоре по нему противник снова открыл огонь. Снарядами был повреждён руль, бронекатер потерял ход, появилась течь. Вскоре ещё одно попадание заклинило артиллерийскую установку. Командир корабля Н.И.Смертин приказал экипажу покинуть борт и добираться до берега вплавь, а сам остался в рубке. Следующий снаряд угодил в бензоцистерну. Произошёл мощный взрыв. Смертин получил ожёг, контузию и три ранения, но остался жив. Взрывной волной Смертина выбросило с корабля в воду. Его спасли матросы, очнулся он только на берегу. 
Затонувший 3 сентября 1941 года в районе Антоновского моста БКА №301, был поднят в 1979 году, восстановлен на херсонском заводе им. Коминтерна и поставлен на постамент в Херсоне, над днепровской кручей.
Монитор «Ударный» и бронекатер № 301 навсегда стали неотъемлемой частью истории нашего города. На воинской доблести их экипажей должна быть воспитана херсонская молодежь. Мужество и патриотизм предков – лучший пример для потомков.

23.07.2007. Павел Иванов-Остославский


Виртуоз разведки
Нашими земляками является немало талантливых людей. Прославленные и безвестные, работающие в разных сферах приложения человеческих сил, они всегда стремятся быть полезными родному краю, принести благо ближнему своему, безвозмездно и от чистого сердца. К числу людей такого сорта принадлежит уроженка Херсона, легендарная советская разведчица Мария Александровна Фортус.
Мария Фортус родилась в нашем городе в 1900 году. Дом ее родителей располагался в районе бывшего кинотеатра «Коминтерн». Ее отец Александр Владимирович Фортус был банковским служащим. Раннее детство Марии прошло счастливо и беззаботно. Однако, когда ей исполнилось 13 лет, судьба преподнесла ей и ее семье трагический сюрприз- родители разошлись. Отец ушел из дому и стал жить совершенно в другом месте. Мать со старшей дочерью Ариадной окончили ускоренные курсы медсестер и устроились работать в госпиталь, а Мария, у которой обнаружились значительные способности к рукоделию, пошла работать вышивальщицей в швейную мастерскую сестер Тонн. Мастерская располагалась неподалеку от их дома- в Торговом переулке.
Важную роль в жизни М.Фортус сыграло знакомство с Михаилом Креписом- студентом-юристом, приезжавшим в Херсон на каникулы.
Крепис стал для Марии наставником в учебе. Его отношение к жизни, логическое, расчетливое, здравомысленное, было близко ей. Михаил и Мария явно были родственными душами. Однако, они сблизились еще больше, когда Крепису удалось убедить свою подопечную в превосходстве марксизма и социализма над всеми политическими доктринами того времени.
Мария Фортус вступила в литкружок при Городской публичной библиотеки, который возглавляли социалисты-демократы. Там она получила и первое свое революционное задание- распространение шестидесяти листовок антимонархического содержания.
В 1918 году в Херсоне царила анархия. Возникла опасность, что многие драгоценности, которые хранились в банке А.В.Фортуса, будут разграблены. Чтобы этого не произошло, руководство банка приняло решение переправить их в Киев. Функции курьеров исполнили Мария Фортус, игравшая роль беременной, и Иван Васильевич Багненко, игравший роль ее мужа. Сокровища находились в широком поясе, надетом на Марию(широкой частью на живот), поэтому внешне она и походила на беременную. Добираться до Киева приходилось окольными путями и в основном пешком. Кроме отрядов белых и красных, на бесконечных степных просторах Таврического края действовали банды- зеленые, григорьевцы, махновцы и просто уголовники. Попасться им в лапы было очень легко. В конце концов так и произошло. Поздним вечером у какой-то деревушки Марию Фортус и ее спутника остановил махновский патруль. Сначала обыскали Ивана Васильевича, когда же попытались обыскать его, так сказать, «супругу», произошло непредвиденное- она стала причитать и, обращаясь к женщинам-селянкам, находившимся рядом, закричала:»Что же это такое?! Беременную обыскивают, бесстыдники!» У селянок взыграла их женская гордость и Марию Фортус у махновцев они отстояли. Бандиты отпустили «супругов» с миром и под честное слово больше здесь не ходить.
Оборванные, голодные, уставшие, они наконец пришли в Киев. Когда сняли с Марии пояс, под ним обнаружились кровоточащие раны. Это был первый случай в жизни Марии Фортус, когда она в интересах общего дела проявила всю крепость своего характера, волю, непреклонность, упорство. Дальнейшая ее жизнь будет полна различными трагическими обстоятельствами, тяготами и лишениями(она потеряет мужа и сына, фашисты ее расстреляют, но она чудом останется жива), однако М.Фортус никогда не утратит веры в правоту своего дела, решительности и твердости устремлений.
Мария Александровна Фортус была участницей гражданской войны в Испании. Ее первый муж и сын служили офицерами в испанской армии(сын- военный пилот).Оба они погибли. Был у Марии Фортус и второй муж- советский агентурный разведчик, поднявшийся в иерархии Третьего Рейха до должности заместителя Гейдриха (а Гейдрих был создателем СД, группенфюрером и вторым человеком в СС после Гимлера).
Однако, Мария Фортус была не только офицером разведки, но и человеком, и женщиной, и конечно ей были присущи такие качества как милосердие, доброта, жалость.
Как -то в Испании, наблюдая с командного пункта одного пехотного подразделения за ходом ожесточенного воздушного боя, Фортус заметила, как в воздухе почти одновременно раскрылось несколько парашютов. Это катапультировались пилоты со сбитых машин, а было сбито несколько самолетов с обеих сторон. Зная о том, что в немецкой авиации действовала секретная инструкция Геринга, предписавшая расстреливать в воздухе всех сбитых летчиков (в том числе и своих), если они катапультировались в зоне расположения фашистских войск, Мария Фортус решила спасти испанских пилотов. Чтобы как можно скорее добраться до передней линии обороны, она взяла у испанцев машину. Предчувствие чего-то недоброго, не оставлявшее Марию Фортус всю дорогу, подтвердилось совершенно неожиданным образом. Летчик приземлился на испанские окопы. Бойцы сообщили ей, что они только что схватили и проучили одного фашистского асса, который на чистом, литературном испанском языке нагло утверждал, что он не немец. Каково же было удивление испанских солдат, когда на их глазах пленный пилот с криками радости бросился на шею Марии Фортус и расцеловал ее. Она узнала его, это был Хуанито Негрин- сын премьер-министра Испанской Республики доктора Хуана Негрина. Фортус знала все это семейство много лет. Жена премьер-министра Испании была русской. Сын у них был светло-русый и голубоглазый(пошел в мать), поэтому солдаты и приняли его за немца.
Мария Фортус хорошо знала знаменитого советского разведчика Николая Кузнецова. Между ними сложились дружеские, доверительные отношения. Их сблизил случай. Зима 1942-43 годов выдалась суровой В немецком тылу в Ровенской области постоянно шли бои между партизанами и немецкими частями. Раненых партизаны с помощью авиации отправляли на «большую землю», воздушным же путем получали медикаменты и оружие. Однажды ночью, перед прибытием очередного самолета по краям лесной поляны разожгли костры. Когда самолет стал заходить на посадку, некоторые костры начали тухнуть. Поляну заволокло дымом и густым туманом. Посадка вслепую привела к аварии. Пилоты правда отделались небольшими царапинами, но машина была полностью разбита и восстановлению в условиях зимнего леса, находящегося в тылу противника, не подлежала. Командир партизанского отряда отдал приказ снять с самолета все ценное, а самолет поджечь. Так и было сделано. Ночной пожар в лесу стал слишком хорошо заметен ото всюду . Руководитель партизан полковник Медведев принял решение отряд передислоцировать. Однако, сделать это было непросто. Нужно было вести людей через несколько деревень. Среди местного населения могли быть предатели, которым ничего бы не стоило выдать партизан немецким карателям. Подготовительную операцию поручили провести Николаю Кузнецову и Марии Фортус. Николай Кузнецов переоделся в форму немецкого обер-лейтенанта, а Фортус переоделось в штатское и на левый рукав нацепила повязку с символом украинских националистов- лапчатым крестом, напоминающем свастику. Сев на бричку, на козлах которой находился полицай, Фортус и Кузнецов отправились в ближайшее село. Прибыв на место, обер-лейтенант Пауль Зиберт крикнул собравшимся крестьянам по-немецки, что все они свиньи, хамы и пособники большевиков, и поскольку они не сообщили немецким властям, что ночью в лесу сел советский самолет и что там был пожар, через час в село придет карательный отряд. В заключении своей речи германский офицер пообещал всех жителей села- ничтожных дураков и предателей- научить настоящей немецкой дисциплине, без которой не может обойтись не один настоящий гражданин Третьего Рейха.
Все это в менее спокойном, но не более угрожающем тоне передала по-украински женщина, приехавшая с офицером и, как видно, исполнявшая обязанности переводчицы. Примерно такая же сцена повторилась и в другом селе, а потом и в третьем. Когда же Кузнецов в роли немецкого обер-лейтенанта и Фортус в роли переводчицы возвращались через те же селения обратно, людей там уже не было, не было даже собак, ушедших в лес вмести со своими хозяевами. Благодаря блестящему проведению этой подготовительной операции, отряд полковника Медведева для немецких карателей остался неуязвимым.
После окончания Великой Отечественной Войны Мария Александровна Фортус продолжала службу в составе войск Центральной группы и в Московском военном округе. В 1955 году она по состоянию здоровья вышла в отставку в звании майора. За особые заслуги Марии Фортус было присвоено звание почетного гражданина трех иностранных городов. За участие в войне она была награждена двумя Орденами Ленина, двумя Орденами Боевого Красного знамени и Орденом Красной Звезды. Мария Фортус является автором ряда литературных произведений- «Операция Альба Регия», «Раскрытая тайна», »В борющейся Испании», «Поединок с Гестапо» и других.
Автор выражает благодарность за любезное предоставление материалов о жизни М.А.Фортус руководству Херсонской гимназии №20 и директору лично.
Все исторические материалы, опубликованные в октябре и ноябре в газете «Таврийский Край» читатели могут найти на Интернет-портале www. artkavun. kherson.ua На этом же портале публикуются произведения лучших херсонских поэтов и публицистов, статьи по генеалогии, геральдике и изобразительному искусству Юга Украины. Там можно найти и список наиболее известных херсонских Интернет-сайтов, посвященных вопросам искусства и истории.


02.12.2006. Павел Иванов-Остославский



Геноцид под звуки коломыик…
Галицкий национализм изворотлив и коварен. Иногда он использует людей для своего утверждения, а иногда, сам является прикрытием для осуществления чьих-то далеко идущих замыслов, не имеющих к идеологии никакого отношения. Чем Украина катится дальше по своей исторической колее, тем в большей мере национализм становится мировоззренческой ширмой, за которой представители высших слоёв государственной власти обделывают свои «ловкие» делишки.

Ярким примером того служит раздувание культа личности Степана Бандеры – кровавого фашистского головореза и предводителя украинских калабарационистов времён Второй Мировой войны. Благодаря средствам массовой информации эта личность сейчас стала на Украине не менее известной, чем любой выдающийся правитель прошлого, учёный, деятель искусства, первопроходец. В обществе деяния Степана Бандеры получили ошеломительный резонанс; бравые походы его «файных хлопцив», которые силами отдельных взводов и полурот умудрялись «разбивать» чуть ли ни целые советские армии, обсуждаются в газетах и журналах, на телевидении, на радио и в Интернете. Современные украинские неофашисты разжигают по истине сатанинское поклонение «воякам» УПА и эсэсовцам галицкого разлива, осуществлявшим карательные акции против украинского и русского населения нашей страны. Бандеровская истерия естественно вызывает соответствующую реакцию у людей, здраво относящихся к истории Великой Отечественной войны и прекрасно знающих мнимых и настоящих её героев. Партия Регионов, КПУ и блок «Натальи Ветренко» делают, что могут для развенчания культа личности Бандеры и всех его фашистских подельников. Однако, у человека, хорошо знакомого со всей этой идеологической борьбой, возникает вопрос: почему украинские «галицаи» во главе с президентом Ющенко и премьер-министром Тимошенко так упорно «пиарят» Бандеру, ну что он им сдался, грубо говоря?! Ответ на этот вопрос состоит из двух пунктов: во-первых, с помощью восхваления фашизма на официальном государственном уровне наши «отцы нации» воспитывают народ в антироссийском духе и играют на нервах у России (это делается в первую очередь в интересах Вашингтона, который руководит Украиной через своего резидента Катерину Чумаченко-Ющенко); во-вторых, власть с помощью пропаганды фашизма отвлекает внимание народа от исключительно тяжёлых материальных условий, в которых он оказался. Попросту говоря: обкрадывать народ, ввергая его в нищету и бесправие, легче под шумок разговоров о величии украинской нации, ранее всегда кем-то обижаемой, но сейчас окрепшей и потому имеющей возможность идти к «светлому будущему» - то есть в Евросоюз и НАТО. ПРАВЯЩАЯ ВЕРХУШКА ГРАБИТ НАРОД, А ЧТОБЫ ТОТ НЕ ВОЗМУЩАЛСЯ, ТРАВИТ ЕГО НАРКОТИКОМ ПОД НАЗВАНИЕМ «УКРАИНСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ». Пока простые люди и политики всех рангов публично или негласно обсуждают вопрос, был ли Бандера святым или подлецом и убийцей, народное хозяйство Украины разворовывается и разваливается. Всё в этой стране пришло в полный упадок. Женщины почти перестали рожать. Дети появляются в основном в семьях алкоголиков и наркоманов. Школы профанируют обучение. Директора заставляют учителей ставить детям хорошие оценки даже, если дети отъявленные уголовники и дебилы (Министерство образования Украины почему-то считает, что подростки с условными сроками и с задержкой психического развития должны учиться именно в общеобразовательных школах, предназначенных для нормальных детей!!!). Школьными педагогами потеряны все властные рычаги влияния на учащихся. Двойки, оставления на второй год и родительские собрания, созванные по вопросам успеваемости и поведения детей, отменены. Родители школьников даже пытается поучать учителя. Представьте себе картину, как какая-нибудь юная мамаша с восьмью классами образования и «блестящей» карьерой официантки в грязном припортовом кабаке, пытается «ставить на место» учителя с высшим образованием, а порой и аспирантурой за плечами… 

На Украине сейчас буйным цветом расцвела коррупция. Взятки берут все, кто только может. «Нечисты на руку», в первую очередь, конечно, чиновники, разномастные представители власти (от самого ничтожного начальника ЖЭКа и участкового милиционера до… ну сами знаете до кого… ). Всё это только умножает бесправие простого украинца. 

Если вас ударили трубой по голове в темном переулке, то жаловаться вам некуда: правоохранительные органы этой проблемой не заинтересуются… А вот если вы чей-нибудь новенький шестисотый Мерседес, проезжая мимо на ржавом жигулёнке, доставшемся вам от тестя, обрызгаете грязью и заденете при этом бампером, то придется вам возмещать стоимость ремонта в неисчестлимократном размере… За ваш счёт, будьте уверены, владелец немецкого «чуда техники» и капремонт сделает, и новую машину купит. В нашей стране милиция охраняет только богатых и властных граждан. 

Отдельного недоброго слова заслуживает украинский бизнес. Видимо, голубой мечтой современных барышников и лабазников является введение крепостного права, а ещё лучше, рабства античного типа. Своих нанятых работников они заставляют за мизерную зарплату вкалывать от зори до зори. Жалование в 600-800 гривен (120-150 долларов США), являющееся для Украины самым что ни на есть распространённым, ещё и задерживается на пару-тройку месяцев; сверхурочные оплачиваются на общих основаниях, а то и не оплачиваются вообще. На своего начальника никуда не пожалуешься: у него, как правило, всё везде схвачено и за всё заплачено. К тому же, если вы работаете в частной «лавочке», то тогда вы бесправны вдвойне: коммерческая фирма – это «отдельное государство», а её владелец – тиран с неограниченными властными полномочиями… Всё это только способствует дальнейшему обнищанию и вымиранию украинского народа. Смертность в нашей стране огромна. Каждый год Украина теряет столько людей, сколько проживает в областном центре среднего размера. Фактически всё то, что происходит сейчас на Украине – называется ГЕНОЦИДом! Современным бандеровским режимом украинцы постепенно сживаются со свету. План главного фашиста планеты Адольфа Гитлера, направленный на очищение земель, находящихся между Карпатами и Азовским морем, от «неполноценного» славянского элемента, полным ходом притворяется в жизнь! Фашистская власть убивает людей под аккомпанемент бравых бандеровских «коломыик», прославляющих гитлеровских карателей из дивизии СС «Галичина» и ОУНовцев – «истинных борцов» за счастье и волю украинского народа! 
Однако, ни счастья, ни воли, ни достойного человека материального положения у нашего народа как не было, так и нет…


25.10.2008. Павел Иванов-Остославский 

Гетман Сагайдачный – человек и пароход…
В центральной прессе немало писалось о постройке и спуске на воду флагмана украинского Черноморского флота большого противолодочного корабля «Гетман Сагайдачный». Интересно, по какой причине фактически главному военному судну Украины было присвоено имя Сагайдачного? Может быть, он прославился воинскими доблестями, управленческими талантами или рыцарским благородством? Вовсе нет, гетман Сагайдачный вошел в отечественную историю как агрессор и оккупант. Его поход на Москву по жестокости, проявленной к мирному населению, мог сравниться только с Мамаевым погромом. Почему же наши доморощенные националисты именно этого казачьего гетмана сделали одним из основных символов новой Украины?
Впрочем, кое-какими талантами Петр Сагайдачный конечно же отличался – он тонко чувствовал людей и был искусным дипломатом. С запорожской чернью гетман говорил на одном языке, а с польской знатью и королем – на другом. Благодаря чему он был «своим среди своих» и в Варшаве, и в Малороссии. Многие пиратские походы Сагайдачного оканчивались полным успехом. Он ограбил Кафу, Варну и Крым, разбил турецкий корпус под Хотином. И возможно вошел бы гетман в историю Украины как борец с мусульманами и освободитель малороссов от их дикого татарско-турецкого владычества, но судьба распорядилась иначе.- Весной 1617 года Петр Сагайдачный в составе армии Речи Посполитой отправился в поход на Москву.
Польский королевич Владислав, воспользовавшись смутой, рассчитывал захватить русский престол и объединить под одним скипетром два государства. В случае своей победы Владислав мог бы стать после смерти отца Сигизмунда Третьего и польским королем и царем «всея Великая и Малая и Белая Руси». Для осуществления таких вот захватнических планов польские войска вторглись в Московию. Дойдя до столицы и потеряв по дороге большую часть своей армии, Владислав понял, что дела его плохи. Только своими силами полякам с Москвой не справиться. Нужно найти подкрепление со стороны. Этим подкреплением оказались казаки Сагайдачного
Приняв приглашение Владислава, Сагайдачный двинулся в поход. Для начала его «славные хлопцы» разорили мирные Киевское и Волынское воеводства Речи Посполитой, хотя ей они и служили. Только после этого, ударный казачий корпус в 20 тысяч человек вторгся на территорию России. Первой жертвой казаков-оккупантов стал городок Путивль, сейчас находящийся в составе Украины, но тогда принадлежавший Московскому царству. Потом разорили Ливны, где взяли в плен местного воеводу князя Черкасского. С князя потребовали огромный выкуп – в обмен на жизнь. Под Ельцом воеводу Андрея Полева казакам в плен взять не удалось – он погиб в бою, зато захватили его жену-красавицу, а с ней 30 тысяч рублей. Эти деньги предназначались для уплаты крымскому хану в качестве ясыра. Охранял их татарский конвой – полусотня солдат. Их-то запорожцы и взяли в рабство. Рабы тогда ценились больше, чем пленные.
Тем временем ближайший соратник Сагайдачного Михаил Дорошенко во главе отдельного отряда захватил несколько городов: Лебедян, Скопин, Данков и Ряжск и вырезал всех местных жителей – вплоть до младенцев. Потом «славный» Дорошенко «огнем и мечем» прошел по Рязанщине, не пощадя в этих землях никого: ни детей, ни женщин, ни стариков, ни православных священников, призывавших чубатых головорезов проявить христианское милосердие к единоверцам. Под Ельцом Сагайдачный и Дорошенко соединились. Украинская армия пошла на северо-восток.
Казалось бы, в Московии, стране измученной постоянными войнами и неурожаем, объединенное казацкое войско уже никто не остановит. Однако по дороге на Москву сечевики осадили городок Михайлов, оказавшийся «крепким орешком». К Михайлову армия Сагайдачного подошла 16 августа 1618 года. Казаки пускали в деревянную крепость «множество стрел с огнем», палили по ней из пушек, неоднократно поджигали с помощью легко воспламеняющихся материалов, смешанных с порохом. Тем не менее, город остался неприступным. Защитники Михайлова сделали вылазку, сожгли все осадные сооружения и перебили множество бритоголовых завоевателей. Рассвирепевший Сагайдачный пообещал, что спалит город дотла, а всем уцелевшим жителям Михайлова прикажет отрубить руку и ногу и скормить собакам. 
27 Августа после второго неудачного штурма Михайлова, потеряв больше тысячи человек, гетман снял осаду с города и двинулся на соединение с войсками королевича Владислава.
На перехват украинского гетмана и его казаков из Серпухова шла московская армия под предводительством знаменитого князя Пожарского. По дороге Пожарский заболел, поэтому он вернулся в Москву, а командование армией сдал князю Григорию Волконскому. Волконский оказался полководцем еще менее даровитым, чем его противник. Сагайдачный разбил московитов на реке Оке. После чего гетман отправился по Каширской дороге прямо на Москву, все разоряя и грабя на своем пути.
Через Тушин на Москву наступало воинство Владислава. Решающая битва произошла в Замоскворечье. Кончилась она тем, что царские войска отступили за крепостные стены, а «братские» украинская и польская армии победоносно соединились у стен Кремля.
Однако, человек предполагает, а Бог располагает: случилось непредвиденное: двое наемников-французов, воевавших на стороне поляков, сдались в плен русской армии. От них удалось узнать, что противник ночью собирается взорвать Тверские и Арбатские ворота и ворваться в крепость. Когда 30 сентября подрывники во главе с паном Надворским попытались осуществить этот план, их встретили защитники Кремля мощнейшим ружейным огнем. Надворского ранили в руку, его отряд отступил с большими потерями. Через некоторое время поляки и казаки сняли осаду и убрались восвояси.
Не стоит удивляться, что гетман Сагайдачный и Владислав так легко отказались от наступления. Начинался холодный и промозглый в этих местах октябрь, а за ним было бы и того хуже – русская зима. К тому же, армии двух стратегов состояли сплошь из «джентльменов удачи». Их солдаты шли грабить и насиловать, а вовсе не гибнуть во время штурмов и осад во имя его королевского высочества - наследника Владислава. Да и кого собственно они собирались грабить? Тогдашняя Россия – бедная, унылая страна, разоренная непрерывными войнами, длившимися десятилетиями. Черные покосившиеся избы, скудные крестьянские подворья, бескрайнее поля с кое-где проросшей пшеницей – вот и все, что досталось бы оккупантам, останься они в Московии дольше.
1 Декабря 1618 года в селе Деулино близь Троице-Сергеевой лавры между противоборствующими сторонами было подписано перемирие на 14 с половиной лет. Русский царь Михаил Федорович терял Смоленск, Новгород-Северский, Чернигов и Стародуб, а также два десятка более мелких городов. Новая граница между Московским царством и Речью Посполитой прошла почти под Москвой – по Вязьме, Ржеву и Калуге. Это был апогей польского великодержавия – почти все земли древней Киевской Руси (если не считать Новгородскую и Ростово-Суздальскую) оказались в руках Варшавы.
Запорожские казаки за разорение Московии получили от польского короля плату – 20 тысяч золотых и 7 тысяч штук сукна.
Так кем же гордятся и кого же прославляют власть предержащие в нашей стране, называя именем гетмана Сагайдачного военное судно - флагман украинского Черноморского флота? Неужели для увековечения не нашлось менее одиозной исторической личности, чем Сагайдачный – участник русско-украинской братоубийственной войны, разбойник и захватчик?..

12.05.2007. Павел Иванов-Остославский



Город нынешний и город минувший 
Люди, живущие в Херсоне сейчас, знают наш город в основном в современном виде. Мало кто может представить его себе без столь привычных для нас троллейбусов, телевизионной башни, Шуменского и Таврического микрорайонов. Многие горожане уже не помнят земляных укреплений в районе кинотеатра «Юбилейный», старой пожарной каланчи, стоявшей на месте Главпочтамта, первых серьезных попыток освоения Карантинного острова. О том же, каким наш город был сто или двести лет назад, и вовсе могут судить только историки, увлеченные изучением херсонской старины. А между тем, в далеком прошлом Херсон далеко не во всем походил на современный нам город. Сравнить «город нынешний» и «город минувший» мы сможем благодаря статистическим данным разных лет.
Херсон-город областного подчинения, административный, промышленный и культурный центр области. Расположен на правом берегу реки Днепр. Территория-300 квадратных километров, население 370 тысяч человек (состоянием на 1983-й год). Расстояния до Киева 664 км. Город делится на 3 административных района: Днепровский, Комсомольский и Суворовский. Херсонской городской администрации подчинены поселки городского типа Антоновка, Зеленовка, Надднепрянское и Камышаны.
Территория города Херсона была заселена с древнейших времен. О пребывании здесь человека в эпоху меди и бронзы (третье - второе тысячелетия до Р.Х.) свидетельствуют погребения, обнаруженные на площади Свободы и в районе Военного форштадта, а также найденные в различных местах мотыга из рога оленя и каменные топоры. На территории бывшей Херсонской крепости найдено скифское погребение 4-3 веков до Р.Х. На улице Кременчугской обнаружены остатки двух погребений сарматского времени(2-й век до Р.Х.- 4-й век Н.Э.), в районе Военного форштадта и на Карантинном острове - римские монеты второго века Н.Э. Вблизи города - на Большом Потемкинском острове открыты остатки поселения времен Киевской Руси.
В ходе русско-турецкой войны (длившейся с 1735-го по 1739-й год) в 1737 году в районе нынешнего портового элеватора было возведено русское укрепление Александр-шанц.
Хотя после русско-турецкой войны 1768-1774 годов Россия и получила выход к Черному морю между устьями Днепра и Южного Буга, южные границы империи по-прежнему оставались незащищенными. С целью их укрепления и обеспечения безопасности, в соответствии с царским указом от 18 июня 1778 года, было решено основать на Днепре при урочище Александр-шанц город, соорудить здесь крепость, судостроительную вервь и адмиралтейство. Уже 19 октября 1778 года были заложены крепость, верфь и город, получивший название Херсон в честь древнегреческого города-государства Херсонес, в средние века называвшегося Херсоном. Строительством руководил генерал-цейхмейстер Иван Абрамович Ганнибал. С 1784 года главным строителем нашего города был инженер-полковник Н.И.Корсаков. В 1780 году произведено первое межевание земель Херсона, городу отведено 40 тысяч десятин. В 1782 году на строительстве крепости и адмиралтейства работало свыше 10 тысяч человек. К 1787 году эта цифра увеличилась более чем вдвое. Основная тяжесть работ по сооружению крепости легла на солдат и матросов мастного гарнизона. В том же году тут размещалось 8 полков и 12 мастеровых рот. Город строили также казенные и вольнонаемные рабочие из Петербурга, Олонецкой губернии, Тулы и других мест. На строительстве объектов Херсонского адмиралтейства - верфей, мастерских по ремонту судов, складов было занято 2 273 вольнонаемных рабочих, в том числе плотников- 1953, кузнецов-320. Широко использовался и труд каторжан. В 1786 году их насчитывалось 4 тысячи человек, среди них находился знаменитый разбойник С.И.Николаенко (Гаркуша), сосланный в 1774 году на пожизненную каторгу в Херсон. Строителям приходилось сооружать крепость и город в чрезвычайно тяжелых условиях. Местность была болотистой, все работы, в т.ч. и земляные, производились в ручную.
Уже к январю 1779 года территория крепости в 99,2га была обнесена рвом, на валу установлены артиллерийские батареи, построены временные жилища (землянки) для нескольких тысяч солдат. К 1784 году на территории крепости уже имелось 61 каменное строение - солдатские казармы, квартиры для офицеров и инженеров, дом коменданта крепости, дворец генерал-губернатора (светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического), артиллерийское управление, патронная лаборатория, пороховые погреба и склады, монетный двор и другие объекты. До нашего времени частично сохранился арсенал, заложенный в 1784 году, двое каменных ворот, пороховой погреб, колодец и Екатерининский собор, сооружение которого началось в 1781 году. В строительстве Херсона принимали участие архитекторы - Ванрезани, К.Боржуа, И.Ситников.
С началом русско-турецкой войны 1787-1791 годов в город прибыл Александр Васильевич Суворов, недавно назначенный командующим войсками Херсонского корпуса, которые должны были защищать Херсон и Кинбурн от турецкой армии. А.В.Суворов принял активные меры по подготовке крепости и жителей города к обороне. Берег от Кинбурна до Херсона был защищен пятью редутами, двумя ретраншементами и специальными укреплениями у Глубокой Пристани. Из жителей города был сформирован вооруженный отряд, состоявший из пятисот добровольцев. Более 10 торговых судов, вооруженных пушками, вместе с военными кораблями участвовали в сражениях с вражеским флотом. 
Херсон стал колыбелью русского Черноморского флота и первым морским портом на юге России. 26 мая 1779 года на Херсонской адмиралтейской верфи был заложен 66-пушечный линейный корабль «Слава Екатерины», спущенный на воду 16 сентября 1783 года. Он стал одним из 8 подобных кораблей построенных в Херсоне до 1791 года. До начала 19 века в нашем городе было создано 16 линейных кораблей, 16 фрегатов, бомбардирский корабль, много галер, плавучих батарей и других боевых судов.
Развитие военного судостроения в Херсоне связано с именем выдающегося русского адмирала Федора Федоровича Ушакова. Еще в 1783 году он в чине капитана 2-го ранга прибыл в Херсон во главе команды балтийских матросов из 700 человек, направленный сюда для строительства кораблей и укомплектования их экипажей. В августе 1785 года прибыл в наш город и линейный корабль «Святой Павел» под командой уже капитана 1-го ранга Ф.Ф.Ушакова.
Промышленное развитие Херсона было в значительной степени обусловлено потребностями судостроения и торговли. Так, в 1790 году здесь начал действовать литейный пушечный завод, на котором к 1793 году была изготовлена 431 медная пушка для военно-морского флота. В 1799 году в Херсоне работали кирпичный и 5 канатных заводов, продукция которых использовалась при строительстве крепости, верфи, города и кораблей. Действовали также 2 кожевенных, 4свечных, 2 пивоваренных и водочных завода, 18 кузнец.
Укрепление позиций России на Черном море, создание флота способствовали развитию в городе внутренней и внешней торговли, а также дальнейшему расширению промышленного производства.
С уральских заводов в Херсон поступало железо, из Белоруссии и Воронежа - лес. Заказы на изготовления различного инструмента и оборудования получали из нашего города предприятия Москвы, Петербурга, Тулы. В Херсон направлялась продукция Глуховской парусно-полотняной мануфактуры, Кричевской верфи транспортных судов. По Днепру доставляли суда смолу, уголь, якоря, канаты. Через Херсонский порт за границу сбывался хлеб, производимый в помещичьих хозяйствах южных Малороссийских губерний.
Херсону принадлежало важное место в укреплении морских торговых связей с Францией, Италией, Испанией и другими странами Западной Европы. В 1782 году был издан императорский указ о свободном экспорте зерна и леса. Уже в том же году в городе возникла торговая компания польских магнатов с капиталом 120 тысяч золотых. В январе 1784 года французский купец Антуан отправил в Херсон из Марселя 2 судна нагруженных товарами. Товары были адресованы торговому дому, основанному им в Херсоне. Это были первые коммерческие суда, прибывшие из Средиземного моря в русский порт на Черном море. Объем товарооборота внешней торговли ежегодно возрастал. Если в 1784 из Херсона во Францию приходило 4 судна с коноплей (из конопли делали одежду), пшеницей, рожью, салом, щетиной, льняным и конопляным семенем, то уже через 3 года – 19, а из Марселя в Херсон прибыло 18 судов. В Россию торговый дом Антуана доставлял вина, тонкое сукно, сахар, шелк, пряности, краски, мебель и другие товары. Во Францию, кроме хлеба и других сельскохозяйственных продуктов, вывозили так же мачтовый лес, который прибывал в Херсон с верховьев Днепра. Помимо Марселя активные торговые связи с Херсоном установили Генуя, Ливорно, Триест. В 1787 году торговля на Черном море приобрела значительные размеры, перевозкой товара было занято свыше 200 иностранных и отечественных судов. В связи с быстрым внешнем ростом торговли, в Херсоне обосновались австрийский и неаполитанский консулы.
По своему социальному составу население Херсона не было однородным. Кроме мещан, купцов, цеховых ремесленников, в городе проживало много дворян, военных, чиновников, священнослужителей, работных людей, занятых на строительстве порта и военных объектов. Город делился на 3 части. Центральной частью была крепость. Здесь находились обширные каменные постройки адмиралтейства, различных административных учреждений, дворец – личная резиденция императрицы Екатерины Великой с четырьмя флигелями, адмиралтейская пристань, деревянная набережная. Вокруг адмиралтейства на валу был сооружен бревенчатый палисад. По обе стороны от крепости располагались военный форштадт и греческий или купеческий город. Военный форштадт, находившийся в восточной части города, населяли его солдаты, матросы, рабочие различных профессий. К 1799 году здесь имелось несколько каменных строений, церковь, торговые лавки, хаты-мазанки, военные казармы, пристань на Днепре.
В купеческом городе жили дворяне, русские и иностранные купцы, мещане. В этом районе были сосредоточены дома и склады различных торговых фирм, здания магистрата, городского управления, гражданского и коммерческого суда, учрежденного в Херсоне в 1786 году. В одном из зданий этого района (позднее в нем находилось Губернское правления) в 1792-1794 годах жил прославленный русский полководец Александр Васильевич Суворов.
В Херсоне было достаточно немало бедных людей. Многие ютились в приземистых мазанках и сырых, построенных наспех из камыша и глины, землянках. Недоброкачественная пища и вода, непосильный труд часто приводили к тяжелым заболеваниям. Даже светлейший князь Г.А.Потемкин-Таврический в 1783 году в одном из своих частных писем вынужден был признать, что нужда в Херсоне уносит человеческие жизни.
В городе не раз вспыхивали эпидемии (хотя заразные болезни свирепствовали тогда и в Западной Европе). Так в 1783 году в Херсоне распространилась эпидемия чумы, для ликвидации которой многое сделал адмирал Ф.Ф.Ушаков. Впоследствии за спасение многих человеческих жизней он был канонизирован Русской православной церковью. Успешно боролся с эпидемией врач Д.С.Самойлович (Сущинский) – один из основоположников отечественной эпидемиологии. В 1784 году эпидемия чумы была ликвидирована. В 1789 году в Херсоне свирепствовал тиф. В это время в нашем городе находился британский общественный деятель и филантроп, врач Джон Говард. Он неутомимо помогал больным, бесплатно лечил бедняков, посещал умирающих пациентов, стремясь облегчить их страдания и борясь за человеческие жизни до конца. В январе 1790 года он сам заразился тифом и вскоре умер. Ему было 64 года. На проспекте Ушакова в Херсоне находится обелиск, поставленный здесь в честь Джона Говарда в 1818-1820 годах.
Присоединение к российской Империи территорий между Бугом и Днестром в результате русско-турецкой войны 1787-1791 годов сказалось на стратегическом значении Херсона и его экономическом положении. Он перестал играть роль важнейшей крепости на южных рубежах России. Значительная удаленность от моря, мелководье Днепровского устья мешали подходу к нему крупных морских судов. Поэтому после основания Николаева (1788г.) и Одессы (1794 г.), Херсон утратил значение важнейшего торгового порта и центра судостроения на Юге России. В 90-е годы 18 века адмиралтейство перевели в Николаев. Центром торговли Новороссийского края стала Одесса. Все это привело к резкому сокращению городского населения Херсона. В 1799 году в нашем городе постоянно проживало всего 1957 человек.
С 1783 года Херсон – уездный город Екатеринославского, а с 1795 – Вознесенского наместничества. В 1796 году он вошел в состав вновь созданной Новороссийской губернии, в 1802 – стал уездным центром Николаевской, а с 1803 года – губернским центром Херсонской губернии.
Несмотря на перевод адмиралтейства в Николаев, судостроение оставалось главной отраслью экономики города. На протяжении 1800-1821 годов здесь было спущено на воду шесть 110-пушечных линейных кораблей, в 1804-1805 годах – 32-пушечный фрегат, два транспорта и первый на Черном море 76-пушечный корабль с медной обшивкой. В 1806 году стала действовать купеческая верфь, строившая торговые суда. В первой половине 19 века она превратилась в крупнейшее предприятие гражданского судостроения на Юге России. Уже к 1810 году было построено 24 больших судна и 36 каботажных. В последствие купеческая верфь стала строить по 20-30 торговых судов ежегодно. В соответствии с указом Государя императора Николая Первого от 4 июня 1830 года из государственной казны было отпущено для Херсонской купеческой верфи 150 тысяч рублей и предоставлены льготы судовладельцам. В 1840 году к Херсону было приписано 221 судно, из них 96 могли ходить в длительные рейсы, и имели общую грузоподъемность до 20 тысяч тонн.
В 1853 году предприниматель Вадон основал на берегу Днепра большую механическую мастерскую, которая в 60-х годах 19 века переросла в чугунолитейный и механический завод. В начале Крымской войны механическая мастерская выполнила первый казенный заказ на оковку 60 лафетов для орудий Очаковской крепости.
Значительное развитие приобрела переработка сельскохозяйственного сырья, в частности продуктов животноводства. Длительное время Херсон славился как центр шерстомойного производства на Юге России. Днепровская вода у Херсона оказалась подходящей для мытья шерсти, поскольку она не содержала примесей солей, а Карантинный остров(назывался так, по тому, что здесь проходили карантин все лица прибывшие в Херсон морем из-за границы) по своему расположению был наиболее удобным для устройства шерстомойных заведений. Первая шерстомойка возникла в Херсоне в 1822 году, в 1859 их насчитывалось уже 11. В том же году они дали продукции на 1,5 миллиона рублей, что превысило стоимость продукции всех других предприятий города вмести взятых. В этой сфере хозяйства трудилось наибольшее число рабочих – 3 тысячи человек.
В первой половине 19 века в городе существовала суконная казенная мануфактура, впервые упоминаемая в отчете губернатора за 1810 год. Развитие кожевенного дела началось с середины 40-х годов. В 1846 году два кожевенных завода произвели продукции на сумму 25 тысяч рублей. Просуществовали эти предприятия недолго: в 1857-1859 годах работы на них прекратились.
В 1846 году в Херсоне насчитывалось 11 заводов, перерабатывающих сало на смалец. На них истапливалось 12 тысяч пудов сала ежегодно на сумму 40 тысяч рублей. Салотопенное производство обусловило развитие свечного: число свечно-сальных заводов в 50-е – 60-е годы колебалось между четырьмя и шестью, в 1861 году вся сумма, на которую была произведена продукция этих предприятий, равнялась 16 910 рублям. Действовали также 7 табачных и 1 пивоваренный завод. В 1848 году начала работать паровая мельница – одна из первых в Малороссии. Наиболее распространенными были ветряные мельницы, устроенные севернее крепости, потому то эта часть города в последствии и стала называться Мельницы. В 1857 году в Херсоне насчитывалось 124 ветряные мельницы и 8 конных. В 1861 году оборот только одной паровой мукомольни составлял 200 тысяч рублей в год. В 1851 году в Херсоне основан первый лесопильный завод, в 1859 – второй. Лес сплавляли с верховьев Днепра, после распиловки он шел на нужды отечественного судостроения, а также отправлялся за границу. Для снабжения такелажем Черноморского флота в Херсоне создаются канатные предприятия. Наиболее крупным из них была казенная мануфактура, на которой ежегодно производилось канатных изделий на сумму 100-200 тысяч рублей. В Херсоне действовало 10 кирпичных и 2 канатных завода. Еще в 1807 году открылась типография.
Херсонский порт переправлял главным образом грузы, которые поступали с днепровских пристаней и направлялись затем в Одессу и Николаев для вывоза за границу. Ежегодно из Херсона вывозилось товаров на сумму 4 миллиона рублей. За время навигации 1857 года через наш порт прошло свыше 800 парусных судов и пароходов. Ввозились: лес, соль, табак, бакалейные товары. Вывозились: шерсть, зерно, канаты, чугун, сало, масло и др. 
Херсон являлся одним из центров внутренней торговли. На Херсонской ярмарке в отдельные годы продавалось товаров на сумму в 50 тысяч рублей. В 1857 году в городе действовали 263 лавки и 123 винных погреба и трактира.
В 1846 году в Херсоне проживало 23 652 человека, из них 14 930 душ мужского и 8 722 души женского пола. В 1859 году число жителей города возросло до 43,9 тысяч человек. Значительную часть населения, как и прежде, составляли рабочие, занятые на верфи, а также и на других предприятиях. Жило в Херсоне немало людей военных, купцов, дворян и чиновников.
После того, как Херсон стал губернским центром, здесь начали строиться казенные губернские учреждения, что оказало влияние на внешний вид города. В 1846-1861 годах Херсон представлял собой портовый город с комендантским управлением и упраздненной (по высочайшему указу от 15 июля 1835 года)крепостью. Состоял он из двух разделенных крепостью частей, прилегавших к Днепру. Улицы были расположены параллельно друг другу и пересекались под прямым углом. В 1859 году в городе насчитывалось 4 752 строения. Часть домов возводилась из местного известняка, большинство – из самана. Все прибрежные улицы осенью и зимой утопали в болотной грязи.
В 1860 году в Херсоне имелось 2 больницы, но могли они обслуживать лишь незначительную часть населения (за год в большей из них лечилось 698 человек). Действовали 3 государственные аптеки. Всего в городе работало 10 врачей. Введу скопления войск в Херсоне как в губернском центре, в 1807 году в больших конюшнях светлейшего князя Потемкина-Таврического был устроен военный госпиталь.
Власти уделяли большое внимание делу народного просвещения. В 1806 году было открыто духовное училище, в 1807 – военно-сухопутное училище для солдатских детей, в 1813 учреждено уездное начальное училище. С 1815 года действовала губернская мужская гимназия. В ней учились дети дворян, офицеров, купцов, богатых мещан и иностранцев. В 1834 году в Херсоне открыто училище торгового мореплавания. Оно готовило штурманов, шкиперов и строителей коммерческих судов. В 1828 году учреждено училище для детей канцелярских служащих, готовившее чиновников младших классов табели о рангах для государственных организаций.
С нашим городом связаны имена некоторых выдающихся деятелей культуры, науки и искусства. В Херсоне бывал знаменитый гусарский генерал и поэт Денис Васильевич Давыдов. В октябре 1818 года он был назначен на должность начальника штаба 7-го пехотного корпуса ( 2-й армии), расквартированного в Херсоне. Здесь он основал школу для солдатских детей, где ввел прогрессивную на то время систему взаимного обучения. Весной 1819 года Д.В.Давыдов уехал из города, однако впоследствии он не переставал интересоваться деятельностью учрежденной им школы.
В 1820 году проездом из Крыма в Кишинев в Херсоне побывал гениальный русский поэт Александр Сергеевич Пушкин. В нашем городе он искал следы пребывания своего деда И.А.Ганнибала.
В городе Херсоне были проездом два русских императора Александр Второй и Николай Второй (ранее в наш город приезжала Екатерина Великая, заложившая первый камень Екатерининского собора, названного так в её честь). В 30-е годы 20 века здесь жила (на улице Подпольной) бедная и всеми забытая старушка – родная сестра верховного правителя России, адмирала, ученого и изобретателя Александра Васильевича Колчака. Предки Колчака по материнской линии происходили из дворян Херсонской губернии. В нашем городе пустила корни семья Саксаганских, потомков знаменитых украинских театралов. Наш город считали для себя родным отпрыски генералиссимуса Суворова, правнук которого, Башмаков, был Херсонским губернатором. Здесь жил знаменитый капитан первого ранга Казарский – командир легендарного брига «Меркурий» (загадочную смерть Казарского многие историки-краеведы связывают с происками адмирала Сенявина). 
В 1838 году в Херсоне стала издаваться газета «Херсонские губернские ведомости». В 1852 году был открыт частный книжный магазин с платной библиотекой, в которой насчитывалось около 10 наименований журналов и 200-300 книг. Специальная библиотека находилась при училище торгового мореплаванья.
В 30-е годы 19 века дворянство Херсонской губернии приобрело особняк генерала Лобри, одно из его помещений было приспособлено под театральный зал. На сцене театра выступали заезжие актеры и певцы. В августе 1846 года здесь играл великий русский актер М.С.Щепкин, приезжавший сюда вмести с В.Г.Белинским.
Херсон 18 века отражен в работах знаменитых художников того времени. Известный русский живописец-пейзажист Ф.Я.Алексеев, посетивший город в 1795 году, написал в 1797-1800 годах картину «Вид Херсона», на которой изображены Екатерининский собор и другие постройки на территории крепости, а также могилы русских воинов. Иконы для Екатерининского собора выполнил живописец М.Шибанов. В 80-е годы 18 столетия во время путешествия по Югу Новороссии художник И.Г.Мюнц сделал зарисовку «Город Херсон».
В конце 50-х годов 19 века наш город посетил российский писатель и этнограф А.С.Афанасьев-Чужбинский. В книге «Поездка в Южную Россию» он дал обстоятельное описание города.
Во время Крымской войны (1853-1856 годы) Херсон служил перевалочным пунктом для войск и ополченцев, двигавшихся в Крым для защиты Севастополя. В октябре 1854 года из Херсона в Севастополь поступило 6 тысяч пудов пороха. В городе размещались госпиталя для раненных солдат и офицеров. Херсон изрыт катакомбами. Многие из них появились во времена Крымской войны. Как правило, они вели из подвалов домов горожан к Днепру, и служили для скрытного перемещения русских войск. Типичным примером таких катакомб были два подземных хода, идущих из подвала дома обер-бургомистра Херсона Ивана Семеновича Остославского по направлению к реке. Один оканчивался лазом у самого Днепра, второй был тупиковым и служил для хранения оружия, боеприпасов и продовольствия.
Во второй половине 19 века в Херсоне резко возросло количество фабрик и заводов, повысилось промышленное производство. В 1885 году в городе насчитывалось 93 промышленных предприятия ремесленно-мануфактурного и фабрично-заводского типа. Из них два механических завода производили сельскохозяйственные машины, 56-занимались переработкой растительных и животных продуктов, 8 заводов выпускали черепицу, кирпич, гончарные изделия. Функционировало 27 предприятий ремесленного типа. В целом в городе производилось ремесленной продукции на 1 089 032 рубля в год. Благодаря интенсивному развитию в Херсонской губернии товарного зернового хозяйства, Херсон становится одним из центров мукомольной промышленности Малороссии. В 1897 году в Херсоне действовало 8 паровых мельниц, стоимость продукции которых составляла 700 тысяч рублей.
К началу 20 века роль фабрик и заводов, оснащенных паровыми двигателями, в промышленном производстве Херсона заметно возросла. На 20 фабрично-заводских предприятиях Херсона трудилось 1 218 рабочих и производилось продукции на 2,8 миллиона рублей в год. Наиболее крупным предприятием был чугунолитейный и механический завод Вадона, где в 1900 году было занято более 130 человек. В 1895 году при заводе соорудили док, начались судостроительные работы. В 1912 году количество рабочих достигло 500 человек, выпуск продукции составил 750 тысяч рублей в год. Накануне Первой моровой войны на верфи производилась сборка эскадренных миноносцев, строились буксирные пароходы. На шести лесопильных заводах Херсона насчитывалось 620 рабочих и производилось продукции на 1,9 миллиона рублей. Более 80 рабочих обслуживали 6 паровых вальцовых мельниц. Довольно крупным предприятием являлась табачная фабрика Лермана, где 87 рабочих изготовляли продукции на 186 тысяч рублей. Кроме того, действовали более мелкие предприятия: кирпично-черепичные и пивоваренные заводы, конфетная фабрика и другие. В 1905 году количество Херсонских рабочих достигло 2,3 тысяч человек.
Благодаря бурному развитию капиталистических отношений, произошли заметные изменения в городской торговле. Постепенно снизилась роль ярмарки, на которую в 1890 году было привезено товаров всего на сумму 21 тысяча рублей, а продано на 16 тысяч рублей. Наряду с торговыми операциями на ярмарке производился наем рабочих на сельскохозяйственные работы. К ее открытию в Херсон стекались толпы батраков, теснившихся на базарной площади и прилегающих к ней улицах. Быстро возрастала постоянная торговля, в 1879 году в городе уже действовало 200 различных торговых заведений с оборотом в 1 миллион рублей.
В 1880 году на 77 судов было погружено 119 500 пудов товаров на 402 200 рублей, разгружено 248 судов и 523 плота. Общий вес товаров, разгруженных с этих плавсредств, составляет 9 191 400 пудов, общая стоимость – 2 065 600 рублей. В 1900-1902 годах были проведены работы по углублению Днепровского устья у Херсона (до 22 футов) и строительству судоходного канала, который в 1902 году соединил порт с морем. Через Херсонский порт ежегодно в порты Западной Европы отправлялось до 24 миллионов пудов различных грузов, в т.ч. свыше 15 миллионов пудов хлеба. Импортные грузы почти не поступали: иностранные суда приходили сюда с балластом. Открытие 16 октября 1907 года железной дороги, связавшей Херсон с Николаевым, увеличило товарооборот порта. Тогда же вступил в строй железно-дорожный вокзал.
Развитию промышленности, внутренней и внешней торговли способствовало появление в Херсоне банковских и других кредитных учреждений. В 1897 году здесь действовали отделения Государственного банка, крестьянского поземельного банка, Общество взаимного кредита и Городской общественный банк, организованный в 1875 году при городской думе.
Оживление капиталистической экономики сопровождалось ростом городского населения. В 1897 году в Херсоне прожевало 59,1 тысяч человек. Изменился и его социальный состав: с одной стороны, численно росла буржуазная прослойка, с другой – больше стало рабочих.
Значительно увеличились внешнеторговые обороты Херсонского порта. Перед первой мировой войной больше всего было вывезено зерна в 1911 году, когда на 239 судах в страны Западной Европы было отправлено 59,6 миллиона пудов хлеба. Из-за границы ввозилась в больших количествах кровельная черепица.
В начале 20 века в Херсоне открылись отделения Петербургского международного, Русско-Азиатского, Соединенного и Русского для внешней торговли банков. Значительные капиталы сосредоточились в Городском общественном банке, в отделении Государственного банка, в Обществе взаимного кредита, в Ссудо-сберегательном товариществе прогрессивной монархической организации «Союз русского народа».
В 1913 году в Херсоне работали 2 мужские и 5 женских гимназий, реальное, коммерческое и земское сельскохозяйственное училище, мореходное училище дальнего плавания, две фельдшерские школы (из них одна военная), духовное училище, учительская семинария.
В 1914-1915 учебном году действовало 55 школ, в это число входят начальные земские школы, церковноприходские и школы Министерства народного просвещения.
В 1872 году в Херсоне открылась Городская публичная библиотека. Ее фонды насчитывали 29 тысяч книг. В 1896 году для библиотеки было построено новое здание. В 1910 году в городе работало 10 библиотек и 4 читальни, их услугами пользовались 7 729 читателей.
В 1890 году В.И.Гошкевич, работавший тогда в Губернском статистическом комитете, основал археологический музей. До революции вышло 7 выпусков «Летописи музея», где публиковались результаты научных исследований, собирательской и просветительской работы сотрудников музея. В 1890 году начала работать и Губернская ученая архивная комиссия. В 1898 году природовед И.К.Пачоский основал музей естественной истории, просуществовавший до 1906 года как губернский энтомологический кабинет. В начале 20 века в Херсоне начал работать педагогический музей Н.И.Пирогова.
Большую работу по сбору и обработке статистических материалов проводили местные земские статистики. Со второй половины 19 века начали выходить «Статистико-экономические обзоры Херсонской губернии», «Статистико-экономические обзоры Херсонского уезда», «Отчеты о деятельности Херсонской уездной земской управы», «Материалы для оценки земель Херсонской губернии». На рубеже 19-20 веков в городе работало 7 книжных лавок.
Первая Мировая война отрицательно сказалась на экономической, общественно-политической и культурной жизни города (хотя в начале войны в народе царил дух патриотизма и монархизма). Промышленность пришла в упадок, на полную мощность работали только предприятия, производившие военную продукцию. Так верфь Вадона совместно с созданными в Херсоне филиалами Путиловского и Петроградского металлических заводов собрала несколько эскадренных миноносцев. Завод сельскохозяйственных машин и орудий собирал саперные двуколки и повозки, снарядные гильзы, телефонную аппаратуру. Выполняя военные заказы, предприятие работало круглосуточно, объем его производства намного увеличился, численность рабочих достигла тысячи человек.
Известие о Февральской революции в Херсоне было официально обнародовано 2 марта 1917 года. Отречение от престола Государя Императора Николая Второго в Херсоне трактовалось по-разному. Многие представители интеллигенции и дворянства предчувствовали катастрофу, офицеры и военное чиновничество отчетливо видели крушение власти и армии. 4 Марта на крупных промышленных предприятиях Херсона – на заводе сельскохозяйственных машин и орудий и на верфи Вадона состоялись митинги и собрания рабочих. Рабочие, настроенные наиболее радикально, освободили из херсонской тюрьмы 2 тысячи уголовных заключенных. В Херсоне началась анархия. Бороться с разгулом бандитизма начала новая власть, пришедшая на смену старой, только в 1919 году, – военная администрация правителя Юга России генерала А.И.Деникина.
04.02.2007. Павел Иванов-Остославский 

«Женщина, Ваше величество, как Вы решились сюда?»
Две эти поэтических строчки, взятые из Булата Окуджавы, как нельзя лучше иллюстрируют отношение подавляющего большинства талантливых поэтов-мужчин к женщине. Впрочем, не только служители изящной словесности посвящали им свои произведения. А ведь, и художники, и композиторы, и скульпторы, и музыканты и актёры с режиссёрами «мужеского» пола уделяли представительницам лучшей части человечества в своём творчестве (и в своей жизни конечно то же) огромное внимание. Впрочем, мужчины, не имеющие к искусству вообще никакого отношения, тоже, мягко говоря, на женщин поглядывают… Женщинам принято уступать место в троллейбусе, за женщинами принято «ухаживать» (как будто бы они инвалиды или дети), выполнять за счёт мужчины все женские капризы, как то: драгоценности, шубы, кофе в постель, рестораны, поездки на острова, и прочее, и прочее, и прочее… Возникает вопрос: почему так заведено, что женщина в человеческом обществе является Королевой, а мужчина в лучшем случае её пажом? Почему женскому эгоизму, часто доходящему до абсолютизма, до истерики, до бескомпромиссных ультиматумов, многие мужчины потакают? Ответ прост: мужчина должен всё делать для женщины (а не наоборот), потому, что так заведено природой. Такова людская инстинктология. Женщина – выдвигает претензии, мужчина – их терпит и удовлетворяет. Другая схема поведения у представителей рода Homo sapiens sapiens, вступивших в межполовые, брачные отношения, встречается, в общем редко.

Феномен социального «женоцентризма» (если можно так выразиться) основывается на чисто биологических механизмах. Женщина может родить в течении жизни 10-15 детей – это ее физиологический предел. Если она, например, умрёт до достижения детородного возраста и потомством, следовательно, не обзаведётся, другая женщина за неё детей не родит – ей своих 10-15 родить надо, да ещё и выкормить, и воспитать. У мужчин совершенно другая ситуация: за мужчину его функцию запросто может выполнить другой, и даже за сотню представителей сильного пола один справится со своими «биологическими обязанностями» не только легко, но даже и с удовольствием… Следовательно, для человеческой популяции женщина представляет несоизмеримо большую ценность, чем мужчина. Поэтому женщина, в отличие от мужчины, в социуме является биологически доминантной особью (тем более, что женщины от природы самодостаточнее, чем мы – и в этом тоже их сила!).

В человеческом обществе сформировались совершенно разные поведенческие стереотипы для мужчин и для женщин, попавших в одну и туже ситуацию. Происходит кораблекрушение – первыми спасают женщин и детей, причём, заметьте, женщин раньше, чем детей, хотя по логике вещей дети – наше будущее, они для человечества большую ценность представляют, чем женщины. Происходит в семье какой-нибудь катаклизм, например наша бандитская власть отбирает квартиру за долги (хотя, чаще всего, она же людей «до долгов» и доводит). Как в этой ситуации должен вести себя мужчина? Он должен ходить по инстанциям, доказывать незаконность отторжения имущества, пробиваться, требовать, настаивать. А что же в это время делает женщина? А женщина в таких случаях почти всегда устраивает мужу постоянные скандалы, разносы, выволочки, унижает его изо всех сил. Она доказывает ему и самой себе заодно, что он идиот, что всё он делает неправильно, по-дурацки, бестолково. То есть, мужчина в экстренных случаях должен спасать семью, а женщина обязана в такой ситуации бить его ножом в спину! Женщина должна предать своего мужика и создать ему такие невыносимые условия, чтобы он не мог чувствовать себя человеком ни только в чиновничьих кабинетах, но и в собственном жилище, и в собственной постели тоже! Кстати о постели. Да простит меня читатель за некоторые эротические подробности, но, говоря о межполовых отношениях, не затронуть интимную сторону дела просто невозможно. Женщины часто говорят своему мужу: «Ты мне должен, потому, что я с тобой сплю! Ты благодаря мне получаешь удовольствие… » Что ж, с этим нельзя не согласиться, однако хочется задать в этой связи такой вопрос: «А что, только мужчине приятно, а женщина что – индефирентна к сексу, она, может быть, вообще не создана быть с мужчиной, она асексуальна по природе своей?» Ан нет, у женщина во время полового акта возникает состояние блаженства, как правило, чаще, чем у мужчины и длится оно дольше… Однако, я не знаю ни одного мужика, который бы требовал от жены материального вознаграждения за доставленное её сексуальное удовольствие. Что же из этого следует? А следует из этого то, что принцип «социального женоцентризма», обусловленный биологической природой человека, действует и в отношении секса.

Отдельный вопрос – общественные организации, созданные по половому принципу. Почему-то они есть только у женщин. Мы женщинам и место уступаем в общественном транспорте, и «ухаживаем» за ними, как за физически неполноценными созданьями, и кофе им в постель, и цветы, и подарки всевозможные, а они всё считают, что их права ущемлены, а они всё защищают себя любимых от мужиков. Вот, какой эгоизм, какое сногсшибательное себялюбие получается!..

Когда супруги разводятся, и общего ребёнка оставляют жене, то мужчину обязывают платить алименты. Если в редких случаях ребёнок остаётся у мужа, то жена, естественно, как представительница, так сказать, «арийской» расы, алиментов бывшему супругу не платит.

Возникает вопрос, как же называется вышеописанное положение вещей? Я бы сказал – половой расизм!

Впрочем, я, конечно же, как и подавляющее большинство мужчин, являюсь сторонником «полового расизма». Мне приятно ухаживать за женщинами, но ни как за инвалидами, а как за «мимолётными введеньями и гениями чистой красоты». Я посвятил им большинство своих стихотворений, произведений художественной прозы и публицистики, да что там публицистика – я подчинил любви к женщинам свою жизнь. С тех пор, как я женился, на смену многим женщинам в моей судьбе пришла одна – моя супруга. В изящных и нежных, но таких, по правде сказать, жестоких ручках Натальи находится нить моего земного бытия. Она, как античные мойры Клито, Лахетис и Антропос, способна с этой нитью сделать всё, что угодно… Она, утончённая поэтесса и художница, равная в своей прелести блоковской Незнакомке, «веющей духами и туманами», повелевает мной – таким глупым, слабохарактерным, беспомощным… Она, войдя в мою жизнь, оказала мне честь, равную по своей невероятности и благостности почти чуду… «Женщина, Ваше Величество, как Вы решились сюда»?!

10.06.2008. Павел Иванов-Остославский


Дело Будо
Павел ИВАНОВ-ОСТОСЛАВСКИЙ
До революции в городе Херсоне функционировало два губернских суда: Суд по гражданским делам и Губернский окружной суд. Первый из них в основном занимался решением тяжб, связанных с наследованием имущества (его фонды сохранились довольно неплохо). Второй - Губернский окружной суд - занимался как гражданским, так и уголовным судопроизводством (его документы до нас почти не дошли, за исключением девяти дел. Во времена гражданской войны фонды этого суда были отданы большевиками на утоление «бумажного голода»; впрочем, старинными документами пользовались не только красные чиновники, но и бабки на базаре, которые завёртывали в древние «хартии» семечки… Уникальные документы можно было в Херсоне купить на каждом углу за копейки… ).
К числу наиболее интересных дел Херсонского окружного суда относится уголовное разбирательство над коллежским регистратором, служащем Одесской контрольной палаты Александром Никифоровичем Будо. Его дело было настолько запутанным и невероятным, что разбиралось целых пять лет: с 1872-го по 1877-й год. Толчком к возбуждению дела послужило прошение Анны Андреевны Будо, в котором она просила компетентные органы разыскать её безвременно и совершенно неожиданно пропавшего мужа. Каково же было удивление А.А. Будо, когда она через третье лицо получила письмо от некоей Анны Ивановны Будо (Лавринович), которая в своём послании называлась законной и, так сказать, «действующей» супругой её мужа. В письме Анна Ивановна сообщала своей адресатке, что ей совершенно неожиданно стало известно о существовании Анны Андреевны и что их общего мужа надо непременно разыскать и придать законному суду за двоежёнство и обман. Чиновники Херсонского губернского окружного суда проделали немалую работу, чтобы выяснить, кем же на самом деле является обвиняемый и где его искать. Оказалось, что Александр Никифорович Будо родился в семье обер-офицера в 1839 году. Получил домашнее воспитание. Первое место службы – Черниговский уездный суд, первая должность – писарь. Уйдя с гражданской службы, поступил рядовым в резервный батальон Алексапольского пехотного полка, потом был переведён в Могилёвский пехотный полк, где за отличия и усердие по службе произведён в унтер-офицеры. За недостойное поведение уволен в отставку. После этого Будо работал в Одесской контрольной палате, которая его командировала в Херсонскую почтовую контору в качестве фининспектора. В 1870 году Будо обвенчался в херсонском храме Успения Пресвятой Богородицы (кладбищенская церковь на ул.Ушакова) с дочерью коллежского асессора Анной Андреевной Александровой. Перед вступлением в брак он получил от начальства официальное разрешительное свидетельство: «Дано это Свидетельство служащему в Одесской контрольной палате канцелярскому Александру Никифорову сыну Будо, в том, что, как видно из формулярного о службе его списка, он вероисповедания православного, тридцати лет, холост, и на вступление его в первый законный брак препятствуй не встречается, в чём и выдано ему это свидетельство за подписью и приложением казённой печати. Декабря 11 дня 1869 года»(Государственный архив Херсонской области; Фонд 206, опись 1, дело 2, лист 23, страница 1).
Как видно из свидетельства, Будо на момент вступления в брак с Анной Александровой был холост. Он скрыл от своего руководства первый брак. Обманув начальство и обеих своих жён, главный фигурант этого процесса преспокойно жил, не испытывая никаких угрызений совести… Дело изобилует частной перепиской обеих жён Александра Будо. В письмах, адресованных друг другу, они искренне поражаются коварству «этого скверного человека», негодуют по поводу его лёгкой и безбедной жизни «за двумя жёнами» и призывают все силы земные и небесные покарать «ничтожного субъекта», прохвоста и ловеласа…
В деле присутствует немалое количество документов, посвящённых розыску Будо. Полиция, сбившись с ног, ищет прощелыгу на необъятных просторах Российской Империи. Полицейские донесения, присланные из различных губерний и населённых пунктов, свидетельствуют о том, что Будо «на вверенной нам территории не появлялся». Наконец в Херсонский губернский окружной суд из Омска приходит уведомление от 11 декабря 1876 года. В нём говорится, что А.Н.Будо задержан и находится в Омском тюремном замке. Оказалось, что Будо жил в Сибири по поддельным документам, выдавая себя за другое лицо. К уведомлению приложено письмо, адресованное суду, в котором главный фигурант дела чистосердечно раскаивается и просит о пощаде. После получения от Будо покаянного письма суду остаётся только вынести свой окончательный приговор. На этом дело можно было бы и закрыть, однако совершенно неожиданно судебные чиновники получают от киевской полиции уведомление, в котором говорится, что в Каневском уезде было совершено покушение на предводителя уездного дворянства. Покушение, к счастью неудачное, - дело рук террориста-народовольца, очень похожего на А.Н.Будо. Полицейский пристав, от которого пришла депеша, совершенно уверен, что это он и есть. Узнав на заседании суда о таком необычном повороте дела, Анна Андреевна Александрова пишет письмо своей «сестре по несчастью» Анне Лавринович, в котором сокрушается по поводу новых обстоятельств дела. Бедная Анна Андреевна и представить себе не могла, что банальный проходимец и ловелас Будо окажется революционером и государственным преступником, покусившимся на жизнь человека. «Он хотел, - заключает она, - малым проступком прикрыть большое преступление… »
Через некоторое время главный фигурант дела этапируется из Омска в Херсон. Здесь он встречается со свидетелями покушения, которые должны его опознать. Свидетели не узнают в Будо террориста-народовольца, и суд снимает с него подозрения «в злом умысле» против предводителя дворянства. В конечном итоге Александр Никифорович Будо получает несколько лет ссылки в Сибири за двоежёнство, служебный подлог и подделку документов.


Демагог, фанатик и бандит…
Современные националистические историки давно объявили Степана Бендеру «святым», а его «воякив» из ОУН-УПА – пламенными борцами за «вильну нэньеу-Украину». Дабы не замарать «светлый лик» этого «героя», официальные украинские власти категорически отрицают факт его сотрудничества с администрацией третьего Рейха. Ведь, если Бендера – фашистский пособник, если он работал на гитлеровский режим, помогая ему с помощью своих головорезов уничтожать ни в чём не повинных людей, то получается, что Бендера – преступник. Выходит, не «канонизировать» надо было Бендеру, а судить?.. 
На самом деле Бендера действительно является военным преступником, на совести которого крови не меньше, чем на многих нацистских главарях, осуждённых Международным Нюренбергским трибуналом. Свидетельства людей, знавших Степана Бендеру во время Великой Отечественной войны, а также документы, хранящиеся в различных архивах, подтверждают это совершенно недвусмысленно. Вот как охарактеризовал Бендеру полковник немецкой армии Эрвин Штольце – в годы войны начальник второго отдела Абвера (военной разведки): «В октябре 1939 года я с Лахузеном привлёк Бендеру к непосредственной работе в абвере. По своей характеристике Бендера был энергичным агентом и одновременно большим демагогом, карьеристом, фанатиком и бандитом, который пренебрегал всеми принципами человеческой морали для достижения своей цели, всегда готовый совершить любые преступления». 
Трофейные немецкие документы, хранящиеся сейчас в ЦГАВОВ Украины, в фонде № 4628 красноречиво доказывают факт сотрудничества Бендеры и его «бендеровцев» с фашистами. Например: «совершенно секретное донесение оберштурмбанфюрера СС и криманал-комиссара Витиска в РСХА об очередной встрече с представителем руководства УПА Герасимовским, во время которой он отчитывался о деятельности УПА в советском тылу «в интересах Германии». Герасимовский на этой встрече поднял вопрос: «не целесообразно ли уже сейчас подумать о закладке на территории дистрикта Галиция складов оружия и боеприпасов для УПА. Однако этими складами она может воспользоваться лишь в том случае, если германский вермахт будет вынужден и в последующим оставить часть дистрикта Галиция. Эти склады могли бы содержаться германской стороной в полной тайне и охраняться так, чтобы они оставались недоступными для посторонних до самой эвакуации». 
Отряды ОУН-УПА постоянно устраивали карательные экспедиции против мирного населения Галиции. В первую очередь от их кровавого террора страдало польское, русское и еврейское население. Вот фрагмент воспоминаний Ф.Фридмана, львовского еврея чудом оставшегося в живых во время одной из бендеровских зачисток: «В первые дни немецкой оккупации, с 30 июня по 3 июля, были осуществлены кровавые и жестокие погромы. Украинские националисты и организованная украинская полиция (вспомогательная полиция) начали на улицах охоту на еврейских жителей. Вламывались в квартиры, хватали мужчин, иногда всю семью, не исключая детей. В дни 25, 26, 27 июля снова на улицах и в квартирах хватали евреев. Мужчин и женщин, якобы взятых на работу, чаще всего убивали. Эти убийства и издевательства проходили как «акция Петлюры». В основном дело украинской вспомогательной полиции». Все эти мероприятия проводились в соответствии с указом Бендеры № 2 от апреля 1941 года, где в пункте № 17 сказано: «Организация украинских националистов уничтожает жидов как опору московско-большевистского режима…»
5 Июля 1941 года Степан Бендера был арестован по приказу немецкого командования за… воровство. Оказывается, этот «славный» сын гуцульского народа был ещё и вором: в 1940 году, получив от Абвера большую сумму денег, предназначенную для финансирования оуновского подполья и организации разведывательной деятельности против Советского Союза, он присвоил их, попытавшись положить в один из швейцарских банков на своё имя. Так же точно распорядился немецкими деньгами и другой борец за вильну Украину Андрей Мельник. «Полковник генерального штаба фон Роде, очевидно не привыкший в силу своего аристократического происхождения к такой свободе нравов, сокрушался: «Руководство украинских повстанцев – в большинстве своём воры и проходимцы, гнилой человеческий материал!» (Воспоминания Эрвина Штольце). 
Находясь в заключении во львовском гестапо, Степан Бендера (а с ним и его ближайший подельник Стецько) встречался с крупным немецким генералитетом. Бендера не раз оправдывался перед гитлеровцами за свою несанкционированную и по его собственному признанию, «хаотическую» активность. В одну из таких встреч Степан Бендера заявил следующее: «Великогерманская власть, а именно национал-социалистическая власть, является нашим главным союзником и по сей день стоит на нашей стороне. ОУН различными методами сотрудничала с немецкими руководящими инстанциями. Националисты совместно с немцами боролись против Польши и тоже понесли большие потери, сотрудничая с Германией в той форме, в какой им было позволено. В эти последние два года нами велась также борьба против большевизма, конспиративно и лишь в той форме, что разрешалась немецкими инстанциями, с которыми велось сотрудничество, причём политическому статусу Германии это ни чем не угрожало» (С. Чуев. «Украинский легион», М., «Яуза», 2006 г.). 
Интересные свидетельства, касающиеся Степана Бендеры, были получены Международным Нюрнбергским трибуналом от бывшего офицера Абвера Зикфрида Мюллера, попавшего в плен к Советской армии в мае 1945 года в местечке Колен под Прагой. Вот, что засвидетельствовал Миллер: «В декабре 1944 года Главное управление Имперской безопасности освободило из заключения Степана Бендеру, который под Берлином получил дачу от отдела 4-Д гестапо».
Сейчас достаточно часто упоминаются в средствах массовой информации массовые расстрелы мирных жителей в Бабьем Яру. Однако, мало кто знает, что палачами, погубившими множество человеческих жизней, были не столько немецкие фашисты, сколько украинские националисты. Из 1200 палачей Бабьего Яра только 150 были немцами (расстрельная команда СС 4-А), остальные принадлежали к полицейским батальонам (№ 45 и № 303), сформированных на Галичине из уголовников, оуновцев и бродяг. 
Были случаи, когда фашистское командование награждало своих наиболее отличившихся украинских приспешников орденами и воинскими званиями. Один из командиров полицейского батальона «Роланд» и дивизии СС «Галичина», штурмбанфюрер СС Евгений Побигущий за осуществление карательных акций против мирного населения получил Железный Крест. Таким же крестом был награждён главнокомандующий УПА Роман Шухевич, отмеченный, кроме того, званием капитана немецкой армии и должностью заместителя командира шуцманского батальона «Нахтигаль».
Приведённые выше документы и свидетельские показания неопровержимо доказывают, что Степан Бендера вмести со всеми своими приспешниками не только сотрудничал с фашистскими спецслужбами, но и прямо работал на них. СС и гестапо платили ему зарплату. Карательные рейды против мирного населения, проводившиеся ОУН-УПА, были инспирированы немцами, на их же деньги они и осуществлялись. Все попытки нынешних украинских властей «канонизировать» Бендеру, Шухевича, Побегущего, Мельника и прочих оуновских вожаков и головорезов являются преступными.

19.08.2007. Павел Иванов-Остославский



Европейская геральдика
Геральдика – древняя отрасль исторического знания, искусство составления гербов и эмблем. 
Возникнув еще во времена крестовых походов, она впитала в себя многие традиции средневекового рыцарства, отразила быт, культуру и мировоззрения элитариата феодальной Европы. Любой, кто посвятил себя изучению геральдики, так или иначе, приобщается к ее традициям, к ее философии, проповедывающей самые высокие человеческие добродетели. Геральдика воспитывает любого, кто проникся ее обаянием, в духе таинственной и благородной древности. Она способна научить современного человека с уважением и пониманием относиться к своему прошлому.
Геральдика стала возникать и формироваться в Европе еще во времена раннего средневековья, однако пик ее развития приходится на эпоху крестовых походов. Все основные элементы герба берут свое начало от рыцарей-крестоносцев, участвовавших в военных походах для защиты «гроба Господня». К примеру, намет (стилизованный узор вокруг щита и шлема герба) - ничто иное, как видоизмененный плащ, рассеченный ударами мечей, порванный в клочья во время сражений, рыцарских поединков и многодневных изнуряющих маршей. Деление щита на части (щит – рассеченный, пересеченный, рассечено-пересеченный) тоже на прямую связано с реалиями средневекового боя. Вступив в поединок со своим противником, рыцарь принимал на щит удары холодным оружием. Естественно, что эти удары имели различные направления. На щите оставались отметены в виде полос, идущих в разные стороны и делящих щит повдоль или поперек, или наискось.
Традиция помещать на щит различные символы, отличающие рыцарский род и рыцаря лично, также берет свое начало в эпоху крестовых походов. Во время боя первоначально было очень трудно отличить, где свои, а где чужие – все солдаты и рыцари были одеты приблизительно в одинаковые доспехи, их лица скрывали решетины или забрало, а ряды и различные фигуры построения смешивались. Поэтому даже знамена и хоругви часто не могли служить отличительными признаками сражающихся. Благодаря этому рыцари стали помещать на свои щиты различные символические изображения, отличающие их личные доблести и служащие для распознавания воюющих за разные противоборствующие стороны. 
Важнейшим элементом герба является щит. В зависимости от формы щиты делятся на несколько разновидностей: французский, испанский, итальянский, немецкий, нормандский, английский.
В гербах часто присутствует рыцарский шлем, причем шлемов в каждом конкретном гербе может быть различное количество: от одного до пяти. Над шлемом располагается клейнод (нашлемник). В гербах, как правило, имеется намет. В некоторых гербах имеются щитодержатели – фигуры людей или животных, которые как бы поддерживают щит, прикасаясь к нему руками (лапами, крыльями, спинами и прочее). В тех гербах, где есть щитодержатели, имеется и подножие – земляной холм, узор-орнамент, намет или девизная лента. На подножие всегда опираются фигуры щитодержа-телей.
Чрезвычайно важным элементом герба является корона. В родовой геральдике используется несколько корон: дворянская, баронская, графская, маркизская, герцогская, княжеская, королевская и императорская. Эти же короны применяются и в гербах тех политико-территориальных образований, которыми владеют данные титулованные особы. В геральдике широко известны случаи, когда достоинство герба обозначается не только с помощью короны, но и при посредстве рыцарского шлема: располагается ли шлем в анфас, вполоборота, или в профиль, куда он обращен – вправо или влево, сколько на нем решетин и есть ли забрало. Городская геральдика использует башенные короны. В императорской России в зависимости от степени административной подчиненности городов, городским гербам присваивали различные короны: двузубую красную (для посадов и хуторов), двузубую золотую (для деревень), трезубую (для уездных центров), пятизубую (для губернских центров), императорскую (для столицы государства). Императорскую корону также присваивали гербам губерний.
В геральдике активно применяется колоративная символика. Все цвета традиционно делятся на естественные и геральдические. Геральдические в свою очередь делятся на финифти и металлы. Существуют основные финифти (червлень, чернь, лазурь, зелень пурпур) и вспомогательные (диамантовая, оранжевая, кровавая). В геральдике используется всего два металла – золото и серебро.
Семантика геральдических цветов очень разнообразна, она имеет как светское, так и религиозное содержание:
золото – вера, справедливость, милосердие, смирение, могущественность, знатность, постоянство, богатство;
серебро – чистота, правдивость, невинность, благородство, откровенность, белизну;
червлень – любовь, мужество, смелость, великодушие, кровь, пролитая за церковь и царя;
чернь – осторожность, мудрость, постоянство, мрак, печаль;
лазурь – целомудрие, честность, безупречность, небо;
зелень – надежда, изобилие, свобода, радость, луговая трава;
пурпур – благочестие, умеренность, щедрость, верховное господство.
В геральдике также применяются меха: горностаевый (символ верховной власти) и беличий (символ духовной чистоты).
Фигуры, применяемые в геральдике, тоже имеют свою собственную классификацию: геральдические (элементы деления щита различной конфигурации) и негеральдические (изображения живых и неживых объектов, мифологических существ и прочие). Геральдические фигуры делятся на простые и почетные.
В геральдике существуют свои особые правила и традиции составления гербов, однако лица, причастные в разное время к герботворчеству, придерживались их недостаточно последовательно. Отчасти это можно объяснить тем, что геральдические правила имеют много специальных исключений, а кроме того традиции в каждой Европейской стране несколько отличаются друг от друга.
Некоторые геральдические реалии, упомянутые выше, без труда можно обнаружить в современной российской и украинской символике. Нынешний герб Украины, как и подавляющее большинство гербов других европейских государств, наследует древние традиции средневековой геральдики и является символическим воплощением государственной власти, и тех добродетелей, с которыми ассоциирует себя народ. Первоначально украинский трезубец был знаком собственности древнерусских правителей из династии Рюриковичей. По некоторым данным он восходит к одному из норманнских гербов, которым владели предки Рюрика – к орлу, изображенному головой вниз. Современный украинский трезубец до сих пор сохранил некоторое отдаленное сходство с этим древним скандинавским символом.
Вероятно, не меньшей древностью отличается и современный герб России, ведущий свою «родословную» из средневековой Византии. Постоянно изменяясь и эволюционизируя, российский орел уже на протяжении нескольких веков (со времен царя Ивана 3 и его супруги – царицы Софьи, в девичестве византийской принцессы), является символом безусловного превосходства России на значительных евроазиатских пространствах.
Геральдическая символика чрезвычайно разнообразна. Чаще всего геральдические фигуры и цвета, применяемые в гербах, символизируют добродетели и достоинства, приписываемые владельцу герба или его предкам. В общем и целом геральдика прославляет самые высокие человеческие добродетели – честь, благородство, милосердие, изящество, ум и воинскую доблесть. 

10.2001.-02.2002.-03.04.2007. Павел Иванов-Остославский

Екатерина Великая – спасительница украинского казачества.
О разрушении российскими войсками Запорожской Сечи по приказу Екатерины Великой не писал только ленивый, а не читал только мертвый. Имя легендарной русской императрицы в связи с этим историческим фактом не раз в «национально свидомой» прессе обливалось грязью. Однако мало кто задумывается о причинах, заставивших Екатерину ликвидировать Сечь - опасный очаг военной и политической напряженности в Северном Причерноморье. Кроме того, императрица, создав из запорожцев Кубанское войско, дав им работу и значительные экономические льготы, фактически спасла многих казаков от моральной и боевой деградации.
В составе русской армии запорожцы воевали вплоть до 1917 года. У последнего царя Николая Второго был лейб-гвардейский гренадерский полк – 1-й Запорожский Императрицы Екатерины Великой Кубанского казачьего войска. Солдаты и офицеры этого полка воевали доблестно. За взятие Карса им пожаловали серебряные георгиевские трубы, за отличия в русско-турецкую войну 1877-1878 годов - георгиевский штандарт, за покорение Западного Кавказа – специальные памятные знаки, носившиеся на папахах. Екатерина числилась в этом полку «вечным шефом».
Что же касается ликвидации в 1775 году Запорожской Сечи, то оснований для этого у императрицы было более чем достаточно. В среде казаков гнездился сепаратизм. Казачество имело широкую автономию. На практике это означало не столько наличие у сечевиков политических прав и свобод, сколько полное неподчинение их воинским приказам, исходящим из Петербурга. Казаки занимались разбоем и грабежом. Буйные шайки, состоящие из перепившихся запорожцев, приходилось обезвреживать при помощи регулярной армии. Естественно, что иметь на юго-западных рубежах империи разбойничью вольницу Екатерина не желала. Лучше всего нравы тогдашнего казачества и причины упразднения Сечи иллюстрирует фраза, адресованная князем Потемкиным-Таврическим атаману Головатому: «Не можно вам оставаться. Вы крепко расшалились и ни в коем случае уже не можете принести пользы».
Однако, исчезновение Запорожской Сечи ни как не означало исчезновения казачества. В 1775 году срыли сечевые укрепления, но уже 31 октября 1776 года Потемкин подал царице доклад о том, что «южная граница империи стоит нараспашку, как ворота трактира, а для защиты ее нужно формировать гусарские полки из тех казаков, которые еще остались рыбачить на старых местах». Однако казаки, во многом чуждые строгой воинской дисциплине и муштре, в гусары идти особенно не стремились.
6 Апреля 1884 года Потемкин получил разрешение обновить Войско Запорожское «на манер Донского». В 1788 году граф Суворов прислал новому Запорожскому атаману Белому пожалованные царицей клейноды – знамя с синим крестом, бунчук и булаву. В том же году началась война с турками, в которой казаки показали себя наилучшим образом. Именно они ночным штурмом овладели Хаджибеем, находившимся на месте нынешней Одессы; лихой атакой захватили остров Березань; под Измаилом, высадившись со стороны Дуная, ворвались в крепость в самом неожиданном месте.
С этого времени бывшие запорожские казаки стали именоваться Черноморскими. Благодаря стараниям гетмана Антона Головатого многие сечевики были переселены на Кубань, где жить было вольнее и сытнее, чем в Малороссии, терпящей постоянные войны с турками и татарами. В императорском указе об этом говорилось следующее: «Войско казачье, запорожское, собранное покойным генерал-фельдмаршалом князем Потемкиным-Таврическим из верных казаков бывшей Сечи Запорожской, в течение последней нашей с Портой Оттоманской войны многими мужественными на суше и водах подвигами оказало опыты ревностного к службе нашей усердия и отличной храбрости.
В воздаяние таковых сего войска заслуг Всемилостивейшее пожаловали мы оному в вечное владение состоящий в области Таврической остров Фанагорию с землею между рекою Кубанью и Азовским морем».
За новым войском были закреплены старинные привилегии самоуправления. Губернатору Таврии поручалось освободить всех запорожцев, попавших в крепостную зависимость и помочь желающим присоединиться к черноморцам Головатого. 
Царское правительство превратило степных разбойников- запорожцев в регулярные воинские формирования. Только в таком виде они могли с пользой послужить Отечеству. Так было положено начало Кубанскому казачьему войску, существующему до сих пор.




06.05.2007. Павел Иванов-Остославский



Золотое руно
В дореволюционной Таврии семейство Фальц-Фейнов было довольно известным и уважаемым. В их имениях гостили самые знатные и влиятельные люди Российской Империи, даже государи Александр 2 и Николай 2 были принимаемы ими на своей земле. Фальц-Фейны приходятся по женским линиям родственниками многим аристократическим фамилиям России, в том числе и самой блистательной из них - Романовым. Родоначальником их семейства является Йоганн Фейн, уроженец деревни Клебронни, что находится в герцогстве Вюртенберг. Й.Фейн родился в 1743 году, в 1763-м был вынужден уехать из Германии навсегда. Причиной его отъезда послужила трагическая история, случившаяся с ним накануне. Йоганн Фейн служил рядовым солдатом в гвардии герцога Вюртенберского. Он обладал отменным здоровьем и огромной физической силой. Как-то проходя перед строем своих гренадеров, феодальный владетель герцогства обратил внимание на Фейна. Ему понравилась богатырская стать гвардейца, и герцог пообещал ему должность своего личного телохранителя. Герцогский адъютант, молодой и высокомерный офицер, вместо того, чтобы проверить, здоровы ли у Фейна зубы (ведь телохранитель такой важной персоны должен быть достаточно здоровым человеком), стал издеваться над ним. Фейн не сдержал обиды и ударил офицера штыком. После этого ему пришлось бежать из Вюртенберга. В те времена Екатерина Великая приглашала немцев заселять Таврический край. Йоганн Фейн решил воспользоваться приглашением. Так он оказался в России.
Йоганн Фейн создал свое хозяйство в Елизабатфельде под Мелитополем. Его сын Фридрих поначалу работал помощником у богатого купца Литягина. Вскоре он основал собственное дело, стал разводить овец. К 1824 году Фридрих Фейн стал крупнейшим овцеводом Юга России. У него было 30 000 мериносов. Фейн купил село Преображенку у действительной статской советницы Нарышкиной. В Одессе на овечьей ярмарке он познакомился с Йоганном Пфальцем, немецким колонистом- овцеводом (происходившем из деревушки Золанд, Саксония). Со временем, дочь Фейна, Элизабет, вышла замуж за Пфальца. Фридрих Фейн из-за неудобности для русского произношения фамилии Пфальц, заставил зятя убрать из фамилии звук «п».Так Пфальц превратился в Фальца.
Во время Крымской войны было еще очень мало железных и шоссейных дорог, поэтому русская армия, шедшая к театру боевых действий через всю страну, останавливалась там, где можно было получить отдых и провиант. Таким местом как раз была богатая Преображенка, ставшая перевалочным пунктом для полков и ополчений, которые шли защищать главную русскую цитадель Крыма - Севастополь. В Преображенке Фридрих Фейн имел конный завод, который поставлял для армии тягловых и кавалерийских лошадей. Он был большим мастером по выделке шерсти, построил несколько суконных фабрик, необходимых для производства армейского обмундирования. Возвращавшийся с войны (из Крыма в Петербург) царь Александр 2, заехал к Фейну, чтобы поблагодарить за оказанные услуги. В знак признательности государь разрешил Фридриху Фейну взять себе двойную фамилию Фальц-Фейн.
После Крымской войны (в 1856 году) Фальц-Фейн купил у герцога Леопольда-Фридриха Ангальтского Асканью-Ново(49375 десятин земли). 
Мериносы были главным богатством нескольких поколений Фальц-Фейнов. Овцеводство, развиваясь в этой семье более ста лет, усовершенствовалось у Фальц-Фейнов до такой степени, что о конкуренции с другими помещиками не могло быть и речи. Стрижка фальцфейновской овцы давала 12 фунтов шерсти, тогда как по всей России- только 6. Продавали тогда шерсть по ценам, установившемся на Лондонском рынке. 
В конце 19 века главой семьи Фальц-Фейнов стала Софья Богдановна- супруга Эдуарда Фальц-Фейна, умершего в 1883 году. Софья Богдановна хорошо разбиралась в рыночной коньюктуре, она перевела все отрасли своего хозяйства на рыночные рельсы. Начала она строительство фабрик, заводов и электростанций, почты и телеграфа, железных и шоссейных дорог. Через десять лет бурного строительства она уже владела кондитерской фабрикой в Дофино, винным заводом в Преображенке, отстроила гигантские корпуса по производству мясных и рыбных консервов в Одессе. В 1897 году она основала село Хорлы(от татарского «hor»- снежный. В 1903 году Хорлы получили статус порта. В отличие от Херсона, Одессы и Николаева, порт Хорлы зимой был незамерзающим. Поблизости, рядом с Перекопом, находился незамерзающий источник. В порт приходили корабли из Германии, Австрии, Италии и Греции. Предметами вывоза были- овечье руно, пшеница, устрицы, всевозможные консервы, битая птица. Сто гектаров виноградника давали достаточно вина на продажу- совиньен, рислинг, пино, каберне. 
Со временем порт Хорлы превратился в цветущий город, который рос с каждым годом. Так как быстро развивающееся дело постоянно требовало новых работников, в Хорлы перебирались люди из других населенных пунктов. Они работали на складах, хлебных элеваторах, на таможне, в гостинице для моряков, на устричной фабрике.
У Эдуарда Ивановича и Софьи Богдановны Фальц-Фейнов было семеро детей. Их старший сын Фридрих получил в наследство от родителей Асканью-Ново. Второй сын Александр унаследовал имение Гавриловку (это село было пожаловано Екатериной Великой поэту Гавриле Романовичу Державину, воспевшему императрицу в своей оде «Фелица»). Третий сын Вольдемар унаследовал имение Дорнбург. Став депутатом Российской государственной думы, Вальдемар составил законопроект о защите прав наемных работников, с которыми в некоторых хозяйствах обращались бесчеловечно. Еще один сын Софьи и Эдуарда Фальц-Фейнов - Александр был образованным буржуа. Он окончил в Берлине аграрную академию, выписал из-за границы новейшие сельхозмашины, провел успешные опыты по борьбе с засухой, впервые ввел в своих имениях «черный пар».
Фальц-Фейны состоят в родстве со старинным боярским родом Епанчиных (Вера Епанчина- мать барона Эдуарда Александровича Фальц-Фейна). Родоначальник Епанчиных прусский король Гланда Камбила, потерпевший крупное военное поражение у себя на родине, лишившийся трона и переехавший из-за этого в Киево-Новгородскую Русь, так сказать, на постоянное место жительство. В конце жизни Гланда постригся в монахи, принял имя Прокопий и стал юродивым. Он предсказал падение с неба огромных каменных глыб на Великий Устюг, чем спас немало жителей этого древнего города. Его сын Андрей Кобыла был боярином в Великом княжестве Московском. Он сыграл огромную роль в соединении московского и Тверского княжеств. В 1347 году Андрей Кобыла возглавил московское посольство в Тверь и привез своему государю Семеону Гордому невесту- дочь тверского князя.
Кровные узы связывают Епанчиных с царским домом Романовых. У внука Андрея Кобылы боярина Федора Кошки было четверо сыновей - Федор, Михаил, Александр, Иван. У Федора и Михаила детей не было, От Александра произошли Епанчины, Шереметевы, Яковлевы, от Ивана - Романовы.
Представители рода Фальц-Фейнов живут и сейчас. Патриархом этого семейства в наше время является Эдуард-Олег Александрович Фальц-Фейн, известный спортсмен и предприниматель, барон, получивший свой титул от князя Лихтенштейна.
До революции Фальц-Фейны построили свое благосостояние и благосостояние Таврии на овцеводстве. Тогда овечье руно действительно было золотым, ведь на его основе зиждилось дело, дававшее жизненные блага многим тысячам людей.

14.10.2006. Павел Иванов-Остославский



И хрюкотали зелюки, как мюмзики в маве...
(Льюис Кэрролл).
За последние двести с лишним лет своего существования наш край повидал многое. Видел он на своем веку и немало писателей. На Херсонщине бывали и жили, как блестящие литераторы, так и весьма посредственные, малоспособные.
Одним из наиболее известных мест Херсонщины, связанных с историей литературы, является село Чернянка, находящееся совсем близко от Черного моря. Зимой 1912-1913 годов в нем гостили знаменитые поэты-футуристы Владимир Маяковский, Велемир Хлебников, Алексей Крученых и Бенедикт Лившиц. Принимающей стороной были братья Николай, Давид и Владимир Бурлюки, отец которых служил в Чернянке управляющим Черно-Долинского заповедника графа Мордвинова. В декабре 1912 года в доме Бурлюков футуристы организовали поэтический кружек «Гилея». Вскоре «гилеевцы» обнародовали литературный манифест «Пощечина общественному вкусу», в котором изложили свои взгляды на искусство, а заодно предложили Пушкина, Достоевского, Толстого и прочих классических писателей скинуть с «корабля современности». Общественность на эту хулиганскую выходку отреагировала весьма противоречиво - многие, конечно, были оскорблены, другие открыто смеялись над авторами футуристической прокламации, однако, нашлись и такие, кто воспринял манифест положительно.
В Херсоне и Каховке члены «Гилеи» опубликовали несколько своих книг. В типографии наследников Худишиной увидела свет книга В.Хлебникова «Учитель и ученик». В издательстве «Экономия» была напечатана книга Хлебникова «Творения. 1906-1908.». В этой же типографии увидел свет сборник В.Лившица «Волчье солнце», а так же «Затычка» (соавторы Хлебников и братья Бурлюки), «Молоко кобылиц», «Дохлая луна». В Херсоне поэты-футуристы организовали выставку живописных работ Давида Бурлюка, названную «Венок». Свое пристрастие к авангардному искусству Д. Бурлюк объяснил Борису Лавреневу так: «…на классической традиции, на серьезной живописи в наше время ни славы, ни капиталу не наживешь.- Нужно глушить буржуа и обывателя дрючком новизны». Ну как тут ни вспомнить незабвенного Олеся Бузину: «Славы можно достичь разными способами. Например, стать виртуозным художником и превзойти Рембранта в искусстве светотени. А можно объявить традиционную живопись отсталым искусством и собственноручно вознести на пьедестал себя и намалеванный в припадке наглости красный, черный или желтый квадрат».
Борис Лавренев любил гостить в Чернянке летом. Примкнув в юности к футуристам, он продолжал дружить с ними многие годы (хотя свои литературные взгляды и пересмотрел). В одно из своих посещений дома Бурлюков, Лавренев написал памфлет на Давида Бурлюка. Заканчивался он так: «Писатель принял нас на четвереньках и на наш вопрос, что Вы думаете о Рождестве Христовом, ответил: «И ух, ксы чим ши борщь рыгнуть Ким дыр О». Сам же Д.Бурлюк написал не менее странное стихотворение Дыр бул щир…Интересно, о чем оно…
Философские взгляды футуристов на искусство, и вообще на жизнь, можно определить как воинствующий нигилизм. Они отрицали эстетику как таковую, не признавали объективных законов русского литературного языка, презирали мораль, всячески хулили принципы государственного устройства Российской Империи, выражавшиеся в традиционной формуле - православие, самодержавие, народность. Футуристы гневно относились к русской монархии, хотя власти не преследовали их за инакомыслие, да и за хулиганство тоже. Если бы поэты-футуристы так бунтовали при советской власти (которую воспевали в своих стихах), как при государе Николае, то собирались бы они не в Чернянке, а где-нибудь в Воркуте, за колючей проволокой ГУЛага.
Поэты «Гилеи» считали самыми важными принципами искусства новизну и эпотажность, однако, в их творчестве не было ничего принципиально нового.- Наличие матерных словечек и отсутствие знаков препинания и рифм- старая придумка, ее использует и по сей день подавляющее большинство самодеятельных поэтов во всем мире, использует для того, чтобы оправдать свою поэтическую несостоятельность. Неприличными словами не брезговал даже такой известный литератор как Барков( современник Пушкина, живший за сто лет до «гилеевцев» ). Футуристы придумали свой собственный язык, но он не был понятен никому, даже им самим. Читатели, познакомившиеся с их стихами, уподабливаются Алисе (героине Льюиса Кэрролла), заблудившейся в зазеркалье и так и не понявшей, о чем же все-таки пишут «зазеркальные» писатели. Александр Блок о футуризме отозвался так: «…русский футуризм был пророком и предтечей тех страшных карикатур и нелепостей, которые нам явила эпоха войны и революции».
Футуризм явился наиболее экстравагантным и скандальным явлением в русской литературе 20 века. В истории нашей страны он оставил глубокий след, однако, и прошлое нашего края связанно с ним основательно.




Павел Иванов-Остославский
16.09.2006.


Иван Мазепа: история профессионального предателя
Украинский гетман И.С.Мазепа навсегда запечатлелся в народной памяти как предатель и перебежчик. Люди старшего и среднего поколения знают о нем из школьной программы такой нелицеприятный факт: во время Полтавского сражения Мазепа вмести со своей личной охраной и казаками перешел на сторону шведов, изменив таким образом интересам Украины и присяге, данной русскому царю Петру Великому. Однако мало кто знает о жизни Мазепы до перехода к неприятелю под Полтавой. А жизнь эта была наполнена авантюрами, изменами и развратом.
Иван Степанович Мазепа родился в родовом имении Мазепинцах неподалеку от Белой Церкви. Имение было пожаловано еще в 1572 году польским королем Сигизмундом-Августом шляхтичу Николаю Мазепе-Колединскому – предку И.С.Мазепы. Отца звали Стефан-Адам, был от католиком, политические убеждения имел пропольские.
В 1659 году Иван Мазепа получает от польского короля Яна-Казимира придворную должность - покоевый шляхтич. Мазепа пользовался доверием короля. Благодаря своему малороссийскому происхождению он был звеном между казачьими гетманами и польским двором. Выполнял дипломатические поручения разного рода. Однако вскоре случились события, которые заставили Мазепу удалиться от королевского двора, сулившему блестящую карьеру, богатство и почести.
На Волыни у Мазепы была деревушка. По соседству жил какой-то пан Фальбовский, обладатель соблазнительной жены-красавицы. «Покоевый шляхтич» раззнакомился с ними, и вскоре стал вхож в самые дальние покои их дома. Естественно в отсутствие пана. Главе семейства кто-то из слуг донес и Фальбовский, сделав вид, что уехал в дальние края, с несколькими слугами организовал засаду. Встретив Мазепу, направлявшегося к пани Фальбовской, обманутый рогоносец приказал его схватить, после чего с ним поступили весьма оригинально – Мазепу обсалютно голым привязали к коню и выстрелили из пистолета в воздух. Животное испугалось и понесло. Лошадь дотащила домой придворного любителя чужих жен едва живым.
Слух об этой неприличной истории достиг Варшавского двора. Отношение Яна-Казимира и придворных к Мазепе сразу изменилось. В декабре 1663 года король посоветовал Мазепе, который отправлялся из армии домой на побывку, «хорошенько отдохнуть». Мазепа намек понял и ко двору больше не вернулся.
Через некоторое время Иван Мазепа поступил на службу к правобережному гетману Украины Дорошенко. Стал у него ротмистром надворной хоругви, фактически начальником личной охраны. Дорошенко был известен тем, что по сути дела служил крымскому хану и туркам. Автор «Истории руссов» пишет о нем так: «Гетманство Дорошенко и воинство его не что иное было, как великая разбойничья шайка». В этой шайке Мазепа и продолжал карьеру.
В 1674 году Дорошенко направил И.С. Мазепу с дипломатической миссией в Крым, придав к казакам татарский конвой и несколько десятков пленных украинцев с Левобережья. Невольники предназначались крымскому хану в подарок(!) Возле реки Ингул отряд Мазепы был захвачен в плен кошевым атаманом запорожского войска Сирко. Сирко испытывал животную ненависть к татарам. По словам Gazette de France он «даже во сне резал мусульман». Кажется невероятным, что кровожадный истинный «христианский фундаменталист» Сирко не убил Мазепу (посланца своего заклятого врага Дорошенко), а отпустил с миром. Мало того, Сирко дал Мазепе личные свои рекомендации к Левобережному гетману Самойловичу. Во всей этой истории очевидно огромную роль сыграло личное обаяние Ивана Мазепы. Как и всякий профессиональный проныра и проходимец, отсутствием обаяния бывший польский вельможа не страдал. 
Гетман Самойлович, подражая феодальным сеньорам Западной Европы, завел у себя собственный двор. Мазепу он назначил воспитателем своих сыновей, впустил в семью. Узнав об этом, московское правительство потребовало от Самойловича выдать бывшего дорошенковского ротмистра центральным властям. Гетман Самойлович отправил Ивана Мазепу в Москву, снабдив его рекомендательными письмами чуть ли ни ко всей русской аристократии. Впрочем Мазепа и сам был не промах. Он смог произвести наилучшее впечатление на правительственные круги Государства Российского. Убедил даже самого царя Алексея Михайловича в своей личной склонности к московскому престолу. После этого Мазепе выдали жалование и отпустили. 
В 1682 году Самойлович сделал нашего «героя» генеральным есаулом. В казачьей иерархии этот чин был одним из самых высших. После этого Иван Степанович Мазепа, нарушая все действующие законы России, стал безнаказанно заниматься сомнительным бизнесом, в частности… самогоноварением. Официально на производство и продажу крепких напитков существовала монополия государства, но не был бы Мазепа Мазепой, если бы он поступал по закону. Вскоре благодаря своему нелегальному бизнесу он стал богат, как Крез. Только крепостных душ у него было 100 тысяч в Малороссии и 20 тысяч в исконно русских районах огромного московского государства.
Благодаря коварным интригам, Мазепе удалось устранить гетмана Самойловича, обвиненного им по доносу в измене. Вчерашнего Мазепинского «кума» сослали в Сибирь со всеми родственниками, а одному из сыновей Григорию (бывшему воспитаннику Мазепы) отрубили голову. О том, что дело Самойловича было сфабриковано малороссийскими «служителями Фемиды», а доказательства его вины ничтожны, подтверждает «История руссов».
Иван Мазепа никогда не был борцом за национальную независимость Украины. Веским доказательством этому служит несколько фактов из его биографии: во-первых он подписал Коломацкие соглашения, урезавшие украинскую автономию в рамках Государства Российского; во-вторых он расправился по приказу начальства с «национально свидомым» полковником Семеном Палием; в-третьих он подавил восстание Кондратия Булавина, устроившего резню не хуже Болотникова и Разина и благодаря этому раскачивавшему царский трон; в-четвертых Иван Мазепа переметнулся на сторону шведского короля Карла 12, армия которого во времена Северной войны была большим врагом украинского народа, чем все польские крепостники, татарские работорговцы и турецкие янычары вмести взятые.
Идя по Малороссии, шведы жестоко наказывали местное население даже за малейшее подозрение в бунтарстве. Нередкими были случаи, когда в отместку за мелкие партизанские вылазки украинцев, армия просвещенного шведского короля Карла 12 (как называла его тогдашняя Западная пресса) выжигала целые села, не щадя никого, ни младенцев, ни женщин, ни древних стариков. Приставший к шведским частям словацкий пастор Даниэль Крман методы ведения войны Карлом 12 описал так: «Села и города приказал разорять, а хаты сжигать. Где находил жителей, там убивал их… Много тысяч скота и их добра сгорело».
Иван Мазепа накануне Полтавского сражения вел тайные переговоры с поляками и шведами, выторговывал себе условия получше. Наш «герой» всю жизнь радел только за свои личные интересы, а до украинского народа, кровно заинтересованного в союзе с русскими, ему не было никакого дела. 
Обстоятельства, предшествовавшие смерти Ивана Степановича Мазепы, явились закономерным продолжением его жизни. На Мазепу за предательство была наложена церковная анафема, он был лишен всех наград, его чучело было повешено в Глухове вместо самого Мазепы. И долго еще люди, проходя мимо виселицы, плевали в тряпичного гетмана, проявляя так к его личности свое полное неуважение. Умер Мазепа в Бендерах в 1709 году, сразу после Полтавской битвы. Где сейчас его могила, точно уже не скажет никто.

03.04.2007. Павел Иванов-Остославский



Интервью с херсонской поэтессой Александрой Сергеевной Барболиной.
Будем жить!
Александра Сергеевна, в среде украинских литераторов Вы известны как человек, обладающий действительно редким, даже можно сказать уникальным даром, - Вы математик и поэт в одном лице. Скажите, легко ли совмещать такие столь непохожие друг на друга профессии? Как математические способности влияют на поэтические, а литературные на математические? 
Вопрос конечно сложный… Математическое начало, привнесенное в поэзию, заставляет меня дисциплинироваться, гармонию поверять алгеброй. Поэты чувствуют музыку небесных сфер, они пишут по наитию; они впадают в транс, слушая голос Бога… Так получаются стихи. Однако стихи, прежде чем прийти к читателю, все же пропускаются и сквозь сознание автора. Они отшлифовываются, становятся системой, где все компоненты взаимообуславливают друг друга. Очевидно у меня такой «системный» подход к художественному творчеству несколько сильнее, чем у других авторов. Есть ли во мне как в математике какое-то лирическое начало? Я думаю, что есть. Все математики делятся на две категории: сухие «формалисты» и «философы» от математики. Я надеюсь, что принадлежу ко второй категории. Я люблю алгебру поверять гармонией, а не только наоборот. Мой философский взгляд на точные науки конечно же «идет» от литературы, от ее философского и нравственного начала. 
Каково состояние художественной литературы в современной Украине? 
Откровенно говоря, оно никаково… Я не вижу на данный момент ярких писателей, способных стать гордостью и славой Украины. 
Но ведь «яркость» и «приметность» поэта во многом зависит от степени его «раскрученности», а не только от наличия литературных способностей. Авторов должно поддерживать государство. Возможно ли в художественной профессии сделать себе карьеру без помощи государства? 
Тото и оно, что нет. Государство живет за счет народа. Чиновники содержатся на налоги, заплаченные в казну простыми людьми, поэтому власть предержащие должны народу. Они обязаны сделать его жизнь лучше (а не бросать его в экономическом отношении на произвол судьбы – «выплывай», мол, сам: у нас рыночная экономика). Они обязаны воспитать народ в духе благородства, христианской любви и милосердия, культивировать в массовом сознании высокие этические и эстетические идеалы. Государство должно быть напрямую заинтересовано в том, чтобы найти и увековечить в умах и сердцах простых обывателей наиболее талантливых деятелей искусства и лучшие их произведения. Чиновничья интеллигенция в первую очередь должна заботиться об окультуривании и просвещении простых украинцев, ведь в ее руках власть, финансы, влияние – одним словом возможности. Вместо этого весь агитпроп современной Украины занимается оболваниванием населения, привитием ему потребительско-хватательных рефлексов и массовой культуры на уровне «джаги-джаги», «Гримджол» и прочего антихудожественного мракобесия.
Раз Вы затронули тему современного искусства, хочу Вас спросить вот о чем: как Вы считаете, какова роль отечественной классической литературы в формировании новой украинской литературы рубежа 20-21 веков? 
Классическая русская литература дала непревзойденные образцы высокой художественности и духовности, она провозгласила аристократический идеал образцовым, то есть таким, на который следует ровняться в искусстве и в жизни. Я думаю, что для современных авторов классика должна стать творческой школой, традиции которой надо не слепо копировать и не отбрасывать раз и навсегда, но уважать, развивать и приумножать. Кстати, я могу тоже самое сказать о методах и приемах педагогической деятельности. Меня часто спрашивают коллеги-преподаватели, что лучше: следовать устоявшимся принципам методики и дидактики или быть новатором? На этот вопрос я всегда отвечаю так: за основы всегда должны браться классические принципы – это фундамент. Новаторство хорошо, когда оно не служит основанием чему-либо (во всяком случае, это касается гуманитарной сферы; в науке и технике новшества должны притворяться в жизнь как можно быстрее). Мы ведь в идеале хотим воспитать культурного человека, а культура по природе своей всегда предполагает консерватизм, уважительное и бережное отношение к тому, что было до тебя. Культурный человек – это тот, кто знает историю, благоговейно относится к предкам, почтителен с женщинами, наперед видя в каждой идеал чистоты и благородства, образован – словом это тот, кто чтит поведенческий узус, традицию, определенный жизненный уклад, установленный кем-то до него. 
Александра Сергеевна, Ваш прогноз: какой будет Украина ну скажем через 20 лет? 
Я не хотела бы казаться пессимистом, но мой жизненный опыт и здравые рассуждения подсказывают мне, что хорошего ждать не стоит. Я работаю в системе среднего образования уже 19 лет. Через мои руки прошли многие поколения школьников. Каждый новый поток учащихся умственно слабея предыдущего. Если раньше в моде у многих была образованность, культура, интеллигентность, то сейчас хорошим тоном признается воинствующее невежество и хамство. Интеллект осмеивается. Учащийся, сумевший на уроке поставить себя выше учителя, признается классом лидером и героем, и это при всем при том, что в голове у этого «лидера» - шаром покати, а на языке один мат вперемежку со словечками: типа, поняла (с ударением на первом слоге), шо, несчак, шняга, блин и так далее. Наверное нынешние «Шняги» с «Блинами» по сравнению с детьми, которые пойдут в школу через 20 лет, будут выглядеть академиками… 
Прочтите свое самое любимое стихотворение. 
Пожалуйста. 
Когда горит перед иконой 
Тобой зажжённая свеча 
И музыкой, давно знакомой, 
Молитвы трепетно звучат, 
Когда слезы блаженной влагой 
Вновь исцеляется душа, 
Великим, вечным, высшим благом 
Приходит мудрость не спеша… 
И понимаешь, как в награду 
За боль тревогой сжатых дней, 
Что ничего тебе не надо 
Без веры и любви твоей. 
Александра Сергеевна, чтобы Вы хотели сказать напоследок посетителям Интернет-сайта «Херсон. Громада. Ініціатива.» ? 
Жизнь – штука суровая, жестокая (особенно остро это чувствуют люди искусства). Но, несмотря на все беды и напасти, нужно оставаться оптимистами, нужно верить, что все самое доброе и светлое у нас еще впереди. Жизнь полна неожиданностей, в том числе и счастливых. Относись к жизни легко, и она ответит тебе тем же. Будем жить! 

Беседу вел: Павел Иванов-Остославский, поэт.


Искателям прекрасного
Павел Иванов-Остославский
За каждодневной суетой, за будничными делами и хлопотами иногда нет-нет, да замечаешь, что есть в жизни нечто-то возвышенное, прекрасное, вечное. Одни это «нечто» ищут, уезжая на природу – кажется им, что у тихой речушки, под раскидистыми вербами они найдут тихую, молчаливую умиротворенность; другие достают с полки томик любимых классических стихов и упиваются ими, словно рассматривают бриллианты, играющие на солнце всеми цветами радуги. Третьи же, вовсе не склонные к уединению, идут искать свой источник прекрасного и возвышенного на многолюдные и красочные действа – на карнавал, на авторалли или в театр. Да, драматический театр – это, пожалуй, лучшее место, куда может отправиться искатель прекрасного. Тем более, что впереди – гастроли.
Народный артист России Михаил Светин скоро приезжает в Херсон – это ли не новость, способная растормошить многих наших земляков?! Михаил Светин – прекрасный актер, его герои светятся со сцены добротой, жизнелюбием и юмором. В нашем городе он выступит в главной роли в репертуарном спектакле Санкт-Петербургского государственного академического театра комедии имени Н.П.Акимова «Дон Педро». Итак, нас ждет комедия…
Герои латиноамериканских сериалов позавидовали бы буре страстей, кипящих в груди простых пенсионеров Григория Васильевича и Антона Антоновича. Кто бы мог подумать, что эти бледнолицые, страдающие хроническим авитаминозом петербуржцы на самом деле настоящие «мачо» с берегов Амазонки. Ни один из них никогда не выезжал дальше Ленинградской области, не фланировал в белых брюках по улицам Рио-де-Жанейро, не участвовал в знаменитом карнавале, но в душе каждый – Дон Педро. В их жилах течет кровь жгучая, как черный перец, и горячая, как кофе… В этой комедии всего два героя, которых играют народные артисты России Михаил Светин и Николай Мартон. Персонаж Михаила Светина – старый ловелас, размышляющий о добре и зле, о смысле бытия, придающийся ностальгии по тем временам, когда звезды на небе были ярче, женщины обворожительнее, а вся жизнь, расцвеченная феерическими чувствами и полная невероятных приключений, казалась удивительно интересной и бесконечной… Есть, правда, в пьесе третье действующее лицо – юная прелестная женщина (Ирина Шемкина), возлюбленная Антона Антоновича, из-за которой и закручивается любовно-криминально-комедийная интрига.
Какой же «Дон Педро» без кастаньет, постукивания каблучков, без вееров и юбок, мелькающих в ритме самбы?! Вот так, под звуки знойных бразильских мелодий, смеясь и плача, читая стихи и распевая песни, вспоминая прошлое и мечтая о дальних краях, и встречают осень своей жизни герои спектакля, который, и в Петербурге, и в Москве, и в других городах России имеет заслуженный успех.
Итак, спектакль «Дон Педро» Санкт-Петербургского государственного академического театра комедии имени Н.П.Акимова будет проходить на сцене драматического театра 28 сентября 2007 года, начало в 19 часов.
Впрочем, гастрольно-театральная жизнь Херсона этим спектаклем не ограничивается. На подмостках херсонского драмтеатра зрители увидят постановку Московского государственного театра «Русский балет». Этот театр с мировым именем 10 месяцев в году гастролирует, но в тур по Украине выезжает впервые. Тур можно назвать юбилейным – театру в этом году исполняется 25 лет. В Херсоне будет представлен один из «коронных номеров», вошедших в постоянный репертуар театра, - «Щелкунчик». И никаких «вторых» и «третьих» составов! Театр имеет один состав – 60 человек, которые работают и дома, и на всех гастролях. В труппу входят изящные и грациозные девушки, каждая из которых является победительницей международных хореографических конкурсов. Они соотносимы друг с другом не только по уровню мастерства, но даже внешне: подобраны по росту и даже лицами необыкновенно похожи, как сестры-близнецы. В танце их просто не отличить друг от друга. Московские балерины настолько грациозны, милы и обворожительны, что не восторгаться их искусством просто невозможно. «Щелкунчик» в их исполнении в прямом и переносном смысле превращается в сказку. А еще артисты везут с собой 19 огромных ящиков декораций и специальное покрытие для танцев – так что не стоит сомневаться: работа у них предстоит серьёзная. 
Балет «Щелкунчик» Московского государственного театра «Русский балет» также пройдет на сцене драматического театра – 28 октября 2007 года, начало – в 19.00.
Оканчивается спектакль, опускается театральный занавес. Зрители со слезами святого и всеочищающего катарсиса на глазах, нашедшие все же то возвышенное, прекрасное и вечное, что так жаждали встретить в стенах театра, уходят. Теперь не страшно им, наполнившим души свои светом всеисцеляющего огня, имя которому вдохновение, погружаться в бесцветную и однообразную рутину жизни. Теперь в душах искателей прекрасного, словно звезда в вечерних сумерках, загорелась надежда на счастье, которое будет длиться вечно, как жизнь…


Павел Иванов-Остославский 

История моего семейства от начала 18 века до наших дней 
Мою родословную составляет несколько фамилий: Акулинины, Остославский, Фроловы, Ивановы, Мадыкины, Нецковичи и Сацевичи. Самая старая из этих фамилий - Акулинины. Их родоначальником является Потап Акулинин – русский купец-старообрядец, живший приблизительно во времена царя Петра Великого. Первое документальное упоминание об Акулининых относится к 1798 году. В специальном указе Государя Императора Павла Петровича говорится, что в Елисаветграде был большой пожар, из-за которого сгорело много имущества. В числе пострадавших названы два брата – купцы Максим и Леон Акулинины. За сгоревшие торговые места царь повелел выплатить им денежную компенсацию. Леон и Максим являются братьями Родиона и сыновьями Потапа Акулинина. 
Из херсонской ветви рода первым упоминается Никанор Родионов сын Акулинин, который согласно купчей крепости, датированной 1822 годом, продал свой дом, находящийся в Херсоне на Привозной площади, другому лицу. 
У Никанора Родионовича Акулинина было трое детей: Василий (морской офицер), Мария и Ирина. Ирина вышла замуж за купца Ивана Семёновича Остославского – будущего обер-бургомистра Херсона, члена Совета Херсонской городской думы, основателя и директора Городского общественного банка. У Василия было четверо детей: Петр, Павел, Прасковья и Анна. 
Иван Семёнович был в нашем городе человеком очень уважаемым. По большим праздникам в его дом захаживал сам генерал-губернатор, гостили у него и представители дворянской аристократии и высшего купечества. За особые заслуги перед городом И.С. Остославский был Высочайше пожалован потомственным почётным гражданством и двумя золотыми шейными медалями «За усердие» - на Анненской и на Андреевской лентах. 
У Ивана Остославского было двое сыновей от первого брака – Иосиф и Феодосий. От второго брака (с Ириной Акулининой) у него родилось восьмеро детей: Василий, Иван, Людмила, Елена, Анна (моя родная прабабушка), Екатерина, Ольга и Лидия. 
Братья Василий и Иван Остославский по коммерческой линии не пошли. Они выслужили себе потомственное дворянство – Василий по ордену св. Владимира 3 степени, а Иван по чину полковника действительной службы, при отставке генерал-майора. 
Елена Остославская - тоже стала дворянкой – по мужу Константину Ивановичу Слидюку, полковнику действительной службы 256-го Елисаветградского пехотного полка, военному коменданту Херсона во время Первой мировой войны. 
Ольга Остославская – окончила Высшие женские медицинские курсы в Петербурге и стала врачом. Замуж не вышла. 
Людмила Остославская вышла замуж за горного инженера Андрея Андреевича Волошиновского. Известен он был тем, что проходил по знаменитому «Шахтинскому делу», сфабрикованному сталинскими спецслужбами в 30-е годы. 
Лидия Остославская – окончила курсы массажа и врачебной гигиены и стала преподавателем. Замуж не вышла. Её женихом был брат К.И.Слидюка. Соединить свою судьбу с ним ей не позволила мать, посчитавшая такой брак «кровосмешением». Хотя, например, в Императорской семье подобные союзы в те времена уже практиковались. 
Анна Остославская – вышла замуж за протоиерея Василия Корнильевича Фролова. 
Батюшка Василий Фролов учился в юности в Варшавском университете, на историко-филологическом факультете. Его отец Корнилий Александрович потребовал, чтобы сын перевёлся в духовную семинарию. Причиной такого решения послужила следующая история.- В детстве Василий тяжело заболел менингитом и чуть не умер. Когда был наиболее критический момент болезни сына, Корнилий Александрович пообещал Богу, что, если Василий выздоровеет, то в знак благодарности за исцеление, обязательно станет священником. Обет, данный отцом за сына, был исполнен. 
У Василия Корнильевича Фролова была одна сестра и несколько братьев: Иван (полковник действительной службы 60-го Замостского пехотного полка, офицер русской комендатуры о. Крит во время Русско-Турецкой войны 1877-1878 годов), Павел (законоучитель Одесского Кадетского корпуса), Константин (муж богатой французской аристократки Берже де Безансон), Георгий (капитан русской императорской армии, расстрелян большевиками в 1919 году). Имя сестры до нас не дошло. 
Обучаясь в Одесской духовной семинарии, Василий Фролов стал единственным свидетелем убийства одесского генерал-прокурора Стрельникова. 
Стрельников сидел на скамейке на Николаевском бульваре. Возле него находилась охрана – несколько казаков и офицер. Неожиданно к нему подбежал юноша (студент, которого знал Василий Фролов), и стал палить в Стрельникова из нагана почти в упор. Потом студент кинулся вниз по лестнице, ведшей к морю, вскочил в бричку, запряжённую несколькими лошадьми, и понёсся прочь. Казаки стреляли в него, но не попали. Во всех советских энциклопедиях было написано, что это убийство – дело рук знаменитого террориста Халтурина. На самом же деле, стрелял в одесского генерал-прокурора кто-то другой, а Халтурин сидел на козлах брички, на которой умчался нападавший. 
Отец Василий Фролов прослужил в приходе в Старой Збурьевке 40 лет. Во время революции большевики заставили его отказаться от священного сана. Через некоторое время его арестовали чекисты. Односельчане донесли «куда следует», что батюшка Фролов укрывает в своём доме былых офицеров. Этими белыми офицерами были его сыновья Борис и Сергей, действительно заходившие к отцу ночью попрощаться – они собирались эмигрировать за границу. Летом 1920 года Василий Корнильевич ушёл через Сиваш в Крым, к белым. После разгрома Добровольческой армии и установления в Крыму советской власти, он вернулся на Херсонщину. 
У отца Василия было две дочери Евгения и Юлия. В 30-е годы Юлию арестовали чекисты. Она шла просто по улице, за хлебом. К ней подъехал «чёрный воронок», из него вышло двое не очень любезных «товарищей» в кожанках, затолкали её в кузов и увезли. Через два дня эти «товарищи» пришли к Василию Корнильевичу вымогать деньги. Выяснилось - кто-то из соседей донёс, что он в сарае прячет банку из-под кофе, наполненную царскими червонцами. Банка такая действительно была, и хранилось в ней 80 тысяч русских золотых рублей. Все эти деньги, конечно, пришлось отдать. Комиссары-разбойники выкуп забрали и ушли довольные. 
Юлия Фролова вышла замуж за бывшего царского и белого офицера Михаила Николаевича Иванова. В 1923 году у них родился сын Игорь – мой отец. 
Мой дед Михаил Николаевич происходил из чиновничьей семьи. 
Родоначальник Ивановых Николай Константинович Иванов родился в 1869 году в Петрозаводской губернии. Окончил Ремесленное училище цесаревича Николая, потом работал там преподавателем. В 1900 году командирован в Париж для ознакомления с экспонатами Всемирной выставки. С 1916 года – преподаватель графических искусств и инспектор Херсонского ремесленного училища, коллежский асессор. От жены Софьи Ивановны имел девятеро детей: Яков (учитель математики, генерал-майор советской армии), Михаил (подпоручик 667 Делятынского пехотного полка, кавалер орденов св. Анны 3 степени с мечами и бантом и св. Станислава 3 степени с мечами и бантом, «Отечественной войны» 1 степени, «Красной Звезды», главный инженер Херсонского Облпотребсоюза, художник), Николай (подпоручик 667 Делятынского пехотного полка), Константин (поручик того же полка), Александр (школьный учитель), Владимир (директор школы), Лидия (школьная учительница), а также Елизавета и Надежда. 
Папина судьба сложилась достаточно трагично. Он участвовал в Великой Отечественной войне, был дважды ранен, почти год лечился в госпиталях, потом органами НКВД он был репрессирован, отбыл 8 лет в колонии и освободился по амнистии в 1955 году. 
Во время войны папа служил в отдельном сапёрном батальоне Таганрогской стрелковой дивизии 5-ой Ударной армии генерала Берзарина. В штабе этого же батальона писарем был его отец - мой дед. 
Однажды перед наступлением взводный командир старший лейтенант Ламитошвили послал двух своих саперов сделать проходы в минных заграждениях неприятеля. Солдаты, оставшиеся в блиндажах и окопах, и сам взводный ждали их возвращения. Но неожиданно прогремел один взрыв, затем второй. Стало ясно, что оба бойца подорвались на минах и погибли. Не дождавшись приказа, на разминирование пошёл мой отец. Ламитошвили кричал ему в след, ругался матом, мол, ты же ещё не опытный, куда же ты лезешь?! Но отец не обращал на крики взводного никакого внимания. Папа обезвредил много мин. Взрыватели от них он положил в карманы шинели. Когда он вернулся в «родные» окопы и показал карманы, разбухшие от взрывателей, солдатам своего взвода, те сразу же попрятались за поворотами траншей и в землянки. По инструкции взрыватели нельзя было ложить вместе, тем более набивать ими карманы – они запросто могли взорваться. Солдат, нарушавший это предписание, становился живой бомбой. Отец, вспомнив это, вылез из окопа и стал осторожно вытаскивать взрыватели и ложить их на землю по отдельности. За разминирование, осуществленное моим отцом в тот день, он был награждён орденом «Красной Звезды». 
За наведение понтонной переправы через Вислу отца наградили орденом «Отечественной войны» 1 степени. Этот понтонный мост сооружался в нечеловеческих условиях. Отец 6 часов подряд под огнём противника простоял по пояс в ледяной воде (Вислу форсировали в марте 1945 года, когда ещё холодно). Через много лет после войны папу наградили ещё двумя орденами – «Отечественной войны» 2 степени и «За мужество» 3 степени. 
Во время своего вице-предводительства в дворянском собрании отец был достаточно публичной особой. О нем упоминалось во многих средствах массовой информации: в газетах, на радио и конечно же на телевидение. 6 Ноября 1993 года папу показывали по первому общероссийскому каналу новостей «Останкино». В сюжете рассказывалось о международном дворянском съезде, проходившим в Голицыно под Москвой. Отец дал корреспондентам телевидения небольшое интервью, в котором пояснил, откуда он прибыл и как развивается дворянское движение на Украине и особенно на территории бывшей Херсонской губернии. 
Мой отец женат дважды. Вторым браком на моей маме – Людмиле Александровне Мадыкиной. 
Предки моей мамы по мужской линии Мадыкины – родом из Сибири. Её дед, Иван Федотович (Фёдорович) был богатым крестьянином-единоличником. Имел где-то под Красноярском собственные земельные угодья и мельницу. Во время Русско-Японской войны был матросом и участвовал в Цусимском сражении. Попал в плен к Японцам. Потом вернулся в Россию. Участвовал в Первой Мировой. Во время Гражданской помогал продовольствием армии А.В.Колчака. В 30-е годы был репрессирован органами НКВД как белогвардейский пособник. Его сослали на Игарку, за полярный круг. По дороге он отморозил обе ноги и вскоре умер. Произошло это в 1942 году. 
У Ивана Федотовича (Фёдоровича) Мадыкина было трое сыновей: Сергей (окончил факультет восточных языков Иркутского госуниверситета, старший лейтенант саперного батальона, погиб на восьмой день войны), Михаил (служил в автомобильных войсках, прошёл всю войну и вернулся домой) и Александр (замдиректора Херсонского ХБК, инженер-капитан, кавалер ордена «Трудового красного знамени») – мой родной дед. 
В 1978 году у моих родителей родился я. В моей жизни происходило немало интересного. В юности, когда папа был вице-предводителем Херсонского губернского дворянского собрания, я знавал многих представителей древней русской аристократии. Воспитание, данное мне родителями, а так же атмосфера, царившая в нашем доме, не могли ни сделать из меня дворянского поэта. Не зря в 2005 году на всеукраинском литературном фестивале-конкурсе «Пушкинское кольцо» я получил лауреатство в номинации «за аристократизм творчества». Жаль только, что я, кажется, последний русский поэт, посвятивший своё творчество воспеванию аристократического идеала. Честь, благородство и утончённость давно уже не в моде. На смену куртуазным кавалерам и изящным дамам феодально-патриархального типа, сначала в нашей стране пришли большевики, никогда не отличавшиеся благородством, а потом явились наглые, расчётливые и хваткие стяжатели-капиталисты. Чем новые капиталисты лучше старых большевиков? По-моему, ни чем… 


02.09.2007. Павел Иванов-Остославский



К 90-летию со дня убийства Российского Императорского Семейства
Близится годовщина варварского убийства Российского Императорского Семейства – преступления, которому едва ли найдутся злодеяния равные по степени жестокости и бессмысленности в новейшей истории Человеческой Цивилизации. Семеро царственных мучеников и четыре человека из числа свиты и прислуги были зверски казнены и растерзаны революционерами-маргиналами, люто ненавидевшими русский народ и его Императора, призиравшими наши вековечные незыблемые ценности: православие, самодержавие, приверженность высоким моральным идеалам и традициям. В екатеринбургском доме купца Ипатьева летом 1918 года произошла не просто трагедия, потрясшая своей чудовищностью весь культурный мир, там произошла встреча Сил Света и Тьмы, Бога и Дьявола, Жизни и Смерти – там произошел поединок Добра со Злом, в котором победу одержало Зло… 
Царственные мученики и их верные соратники были сильны духом, но сила духа – это ещё не всё, когда кроме неё нет оружия, силу которого Воинствующий Хам понимает наилучшим образом, - нагана, пулемёта, гранаты – оружия, несущего смерть и физические страдания, ведь «двуногие животные» боятся только этого… Нравственного закона для них не существует… Они не знают, что нельзя убивать беспомощных и ни в чём не повинных людей, тем более, женщин и детей, представителей аристократии, отпрысков Императорской Фамилии…
Вот, как об убийстве Царского Семейства пишет бывший наставник Царевича Алексея Николаевича П. Жильяр в своей книге «Император Николай 2 и его семья» («Русь». Вена. 1921. 287 с).
«В этот день (4 июля 1918 года – прим. Павла Иванова-Остославского), действительно, Авдеев и его помощник Мошкин были арестованы и заменены комиссаром Юровским, евреем, и его помощником Никулиным. Стража, состоявшая, как было сказано, исключительно из русских рабочих, была перемещена в один из соседних домов, в дом Попова. 
Юровский привёз с собой 10 человек, которые почти все были австро-германскими пленными и «выбраны» из числа палачей «чрезвычайки». Начиная с этого дня они заняли внутренние посты; наружние посты продолжали выставляться русской стражей.
«Дом особого назначения» сделался отделением чрезвычайки, и жизнь заключённых превратилось в сплошное мученичество.
В это время убийство Царской семьи уже было решено в Москве… Сыромолотов уехал в Москву, «чтобы организовать дело согласно указаниям центра». Он вернулся с Голощекиным и привёз инструкции и директивы Свердлова. Юровский, тем временем, принимал свои меры. Он несколько дней подряд выезжал верхом и разъезжал по окрестностям в поисках места, удобного для его намерений, где он мог бы предать уничтожению тела своих жертв. И этот же человек, цинизм которого превосходил всё, что можно вообразить, являлся потом навещать цесаревича в своей постели. 
Прошло несколько дней; Голощёкин и Сыромолотов вернулись, всё было готово. 
В воскресенье 14 июля Юровский приказал позвать священника, отца Строева, и разрешил совершить богослужение. Узники – уже приговорённые к смерти, и им нельзя отказать в помощи религии. 
На следующий день он приказал увести маленького Леонида Седнёва в дом Попова, где находилась русская стража. 
16-го, около 7 часов утра он приказал Павлу Медведеву, которому всецело доверял, и который стоял во главе русских рабочих, принести ему двенадцать револьверов системы «Нагана», которые имелись у русской стражи. Когда это приказание было исполнено, он объявил ему, что вся Царская семья будет казнена в ту же ночь, и поручил сообщить об этом русской страже. Медведев сделал это около 10 часов. 
Немного спустя, Юровский проник в комнаты, занимаемые членами Царской семьи, разбудил их и всех живших с ними, и сказал им приготовиться следовать за ним. Предлогом он выставил то, что должен их увезти, потому что в городе мятежи и что пока они будут в большей безопасности в нижнем этаже.
Все в скором времени готовы и, забрав с собой несколько мелких вещей и подушки, спускаются по внутренней лестнице, ведущей во двор, через который входят в комнаты нижнего этажа. Юровский идёт впереди с Никулиным, за ними следует Государь с Алексеем Николаевичем на руках, Государыня, Великие Княжны, д-р Боткин, Анна Демидова, Харитонов и Труп.
Узники остановились в комнате указанной им Юровским. Они были уверены, что пошли за экипажами или автомобилями, которые должны их увезти, и, ввиду того, что ожидание продолжалось долго, потребовали стульев. Их принесли три. Цесаревич, который не мог стоять из-за своей больной ноги, сел посреди комнаты. Царь сидел слева от него, д-р Боткин стоял справа, немного позади. Государыня села у стены (справа от двери, через которую они вошли), неподалёку от окна. На её стул, так же как и на стул Цесаревича, положили подушку. Сзади неё находилась одна из её дочерей, вероятно Татьяна. В углу комнаты, с той же стороны, стояла Анна Демидова, у которой оставались в руках две подушки. Три остальных Великих Княжны прислонились к стене в глубине комнаты; по правую руку от них, в углу, находились Харитонов и старый Труп.
Ожидание продолжается. Внезапно в комнату возвращается Юровский с семью австро-германцами и двумя своими друзьями, комиссарами Ермаковым и Вагановым, заправскими палачами чрезвычайки. С ними находится Медведев. Юровский подходит и говорит Государю: «Ваши хотели вас спасти, но это им не удалось, и мы принуждены вас казнить». Он тотчас поднимает револьвер и стреляет в упор в Государя, который падает, как сноп. Это сигнал к залпу. Каждый из убийц выбрал свою жертву. Юровский взял на себя Государя и Цесаревича. Для большинства заключённых смерть наступила почти немедленно, однако Алексей Николаевич слабо застонал. Юровский прикончил его выстрелом из револьвера. Анастасия Николаевна была только ранена и при приближении убийц стала кричать; она падает под ударами штыков. Анна Демидова тоже уцелела, благодаря подушкам, за которыми пряталась. Она бросается из стороны в сторону и, наконец, в свою очередь падает под ударами убийц.
…Когда всё было кончено, комиссары сняли с жертв их драгоценности, и тела были перенесены на простынях при помощи оглобель от саней до грузового автомобиля, ожидавшего у ворот двора между двумя дощатыми оградами. …грузовик доехал до лесной поляны. Трупы были сложены на землю и частью раздеты. Тут комиссары обнаружили большое количество драгоценностей, которые Великие Княжны носили спрятанными под своей одеждой. Они тотчас ими завладели, но в спешке уронили несколько вещей на землю, где их затоптали. Трупы были затем разрезаны на части и положены на большие костры. Для усиления огня в них подлили бензина. Части, наименее поддающиеся огню, были уничтожены при помощи серной кислоты. В течение трёх дней и трёх ночей убийцы делали свою разрушительную работу под руководством Юровского и двух его друзей – Ермакова и Ваганова. Из города на поляну было привезено 175 килограммов серной кислоты и более 300 литров бензина.
Наконец 20 июля всё было кончено. Убийцы уничтожили следы костров, и пепел был сброшен в отверстие шахты или разбросан в близи опушки, дабы ничто не обнаружило того, что произошло.»
Помолимся за упокой души невинно убиенных «ипатьевских» мучеников, а так же за души всех благородных и добрых людей, ставших жертвами Гражданской войны, революции и последующего красного террора, длившегося в нашей стране вплоть до 1991 года!
Аминь!
25.06.2008. Павел Иванов-Остославский 

Кто такие галичане?
На Украине вот уже последние лет 30-40 наблюдается с политической, культурной и социальной точек зрения достаточно интересный процесс. – На восточных и южных землях галичане проникают во власть, а с падением Советского Союза и установлением в нашей стране рыночных отношений, ещё и в бизнес. Почему же так происходит, почему «вуйки» с «полонын», ставшие украинцами в первый раз только в 1939 году, правят коренными наследниками славы Богдана Хмельницкого, Феофана Прокоповича и канцлера князя Безбородко? Почему так случилось, что мы – исконные украинцы – снова подпадаем под ярмо иноплеменников, несущих с собою свою низкую хуторянскую культуру, варварски переиначенный католицизм, этническое национал-кликушество и, что самое главное, ненависть к нам, чьими трудами и талантами живет эта земля?
Ответы на эти вопросы следует искать в истории и менталитете гуцулов. Гуцульский народ (не путать с украинцами) сформировался как смесь достаточно разнородных этнических, генетических и языковых элементов. Первоначальным субстратом галичан были карпы – дакское племя, близкородственное прямым предкам румын и молдаван. Даки, а соответственно, и их территориальная разновидность карпы, к славянам не по происхождению, не по языку, не по материальной культуре и обычаям не имеют совершенно никакого отношения. В родстве они первоначально не состояли. В 6-7 веках нашей эры на территорию заселенную так сказать, «протобандеровцами» проникают славяне. С возникновением и укреплением польской государственности, на территории современной Западной Украины стали появляться «подданные Белого Орла». Начался процесс полонизации «Червонной Руси» (как называли эти земли древние русичи, считавшие их своими). В 15 веке дело дошло до того, что маленькие, но гордые обитатели карпатских «полонын» из православия перешли в католицизм. В последствии ренегатство по отношению к культуре предков и «бывших» родственников: украинцев, русских и белорусов станет для них нормой жизни. Склонность к предательству проявлялась у галичан на протяжении всего средневековья и нового времени. Однако, с возрастом, как говорят врачи, болезни только прогрессируют: 20 век стал апофеозом гуцульского предательства «братьев»-славян.
Во время Великой Отечественной войны народ «вуек» принял активное участие в борьбе «Великой Арийской расы германского народа» против славян, естественно на стороне первых… Немецкие фашисты, хотя и сами были в крови по локоть, всё-таки самую «грязную» работу на оккупированных территориях поручали своим «недоарийским» младшим братьям бандеровцам. Вот, что пишут об этом непосредственные участники событий.
Митрополит УАПЦ Илларион (Иван Огиенко) – активный участник оккупации Киева в 1941 году: «Люди злые, враждебно смотрят на нас, как когда-то, очевидно, смотрели киевляне на татар-завоевателей. Никакого уважения к нам. …нас называют фашистами, сообщниками Гитлера, хотя это в известной мере правда… Немцы действительно поручают нам, честно говоря, самые мерзкие дела».
Полковник Генерального Штаба немецкой армии Карл-Фридрих-Вильгельм фон Роде: «Руководство украинских повстанцев в своём большинстве воры и проходимцы – гнилой человеческий материал». А вот ещё высказывание того же автора: «Немцы не должны участвовать в кровавых расправах над мирным населением славянских земель – пусть карательными акциями занимаются люди из УПА. Эти голодранцы больше ничего не умеют».
Офицер Херсонской комендатуры капитан Лензен: «Мы немцы – воители, наша стихия – фронт. Пусть всякая шваль, вроде этих повстанцев, расстрелами занимается!»
Видный деятель УПА Ярослав Стецько: «Москва и жидовство – это самые большие враги Украины…Поэтому стою на позиции уничтожения жидов и целесообразности перенесения на Украину немецких методов истребления жидовства».
Среди жителей Гуцулии во время Великой Отечественной войны предателей было несоизмеримо больше, чем среди этнических украинцев. Славянам по крови и воспитанию национализм не присущ в принципе. Славяне всегда жили по соседству со многими народами, мирно сосуществовали с ними, вступали с инородцами в отношения языкового и культурного обмена. Гуцулы же, будучи диким и отсталым племенем, изолированным Карпатскими горами от основных очагов мировой и европейской культуры, всегда считали славян чужим, непонятным народом. Вот почему, когда славянская Украина боролась с немецким фашизмом, гуцулы массово сотрудничали с фашистами, часто записываясь в бандеровские отряды, в эсесовские и полицейские формирования Третьего Рейха. 



31.05.2008. Павел Иванов-Остославский

НАТО: Параллель между Украиной и Палестиной очевидна…
Павел ИВАНОВ-ОСТОСЛАВСКИЙ

Руководство Украины упорно втягивает нашу страну в НАТО. Президент, премьер-министр и прочие представители высшего чиновничества никак не хотят понять, что НАТО – это агрессивный военный блок, который был создан для борьбы с Советским Союзом, а значит и с Украиной. Американская военщина, являющаяся ведущей силой Северо-Атлантическиго альянса, почувствовав себя вольно в нашей стране, устроит геноцид населения Украины, она поступит также с украинцами, как поступало до недавнего времени государство Израиль (ближайший союзник США) со свободолюбивым народом Палестины.
Израильская армия под прикрытием дипломатического, военного и экономического покровительства США до самого недавнего времени творила зверства в Палестине, особенно в Секторе Газа.
Сектор Газа - место, где правит один закон - закон произвола. Израильские солдаты срывают бульдозерами с лица земли молочные и бетонные заводы, вырубают рощи, перекрывают на много дней движение внутри самого сектора Газа. Из-за остановки движения на основных автомобильных магистралях люди не могут попасть на работу. Израильские солдаты не редко обстреливают легковые машины с гражданскими номерами, которые кажутся им «подозрительными». . В палестинских СМИ появилось сообщение, что один больной скончался прямо в машине «Скорой помощи», которая застряла в пробке возле границы. Палестинцам запрещено строить морской порт, хотя Газа стоит прямо на Средиземном море. Прекрасный международный аэропорт бездействует в течение нескольких месяцев. Палестинцы фактически лишены нормальных коммуникаций и целиком зависят в своих передвижениях от настроения израильских властей.
Поводом для осуществления такого беспредела служит тот факт, что в секторе Газа находятся еврейские поселения, которые должны быть защищены израильской армией. За последние 20 лет Израиль принял на своей территории миллионы иммигрантов из Европы и республик бывшего СССР, хотя для них это чужая земля, Евреи умудрились с большой пропагандистской помпой переселить своих соотечественников из Эфиопии! Но они отказываются принять несколько тысяч израильских поселенцев-арабов, для которых Палестина является родиной.
Израильские военные зачастую не просто убивают палестинцев, но и морально над ними издеваются. Вот один из случаев: израильская пехота открыла огонь по мирной демонстрации женщин, собравшихся у мечети, где скрывалось около 100 мужчин от 16 до 45 лет, не хотевших идти в лагерь для перемещённых лиц, организованный на стадионе. Участницы демонстрации требовали отмены комендантского часа и снятия запрета на посещение мусульманской службы в мечетях.
По данным палестинского Минздрава, число палестинцев, убитых за первые две недели бомбардировок и боев в секторе Газа, достигло 875 человек, из них 275 детей, 93 женщины и 62 человека пожилого возраста.Ранены 3 тысячи 620 человек, из которых 411 находятся в тяжелом состоянии. Среди раненых есть 1 тысяча 312 детей.
12 Января по Израильскому телевидению один из генералов армии Израиля заявил следующее: «Мы не можем позволить себе такую роскошь, как демократия.- Мы националистическое государство со всеми вытекающими отсюда последствиями. Понять, что ты один против всех, - значит, освободиться от морального гнета. Так что мораль нам не по карману. Мир будет вынужден признать справедливость нашего цинизма».
Хроника палестино-израильского конфликта неутешительна: число жертв постоянно увеличивается. Арабы обстреливают вражеские блок-посты, нападают на военные патрули. В свою очередь, израильтяне ведут артиллерийский огонь по поселениям палестинцев. Во вторник 13 января они разрушили два дома и мастерскую на Западном берегу реки Иордан. Сделано это было в отместку за убийство еврейского поселенца.
У коренных жителей Палестины нет другого выхода, как только борьба с агрессией государства Израиль с оружием в руках. Пока происходит вооружённое противостояние между арабами и евреями в Секторе Газа, с места событий будут поступать тревожные и скорбные сводки.
Как сообщает иорданская газета Ad-Dostour, США планируют начать войну в Палестине под эгидой НАТО. По информации издания, этот шаг разрабатывался еще несколько лет назад, во время блокады Ясира Арафата в его резиденции в Рамаллахе в секторе Газа. Американцы вынашивают планы атаковать сектора Газы и развязать войну против ХАМАС. Затем США намерены разместить войска и на Западном берегу Иордана. Эта операция будет осуществлена силами 20 тысяч солдат. 
Вступление в НАТО может обернуться для Украины большими бедствиями. В добавок к тяжелейшему экономическому кризису, который в нашей стране только набирает обороты, мы получим открытый геноцид украинского народа и возможно гражданскую войну. Подавляющее большинство населения Украины категорически против НАТО, а это значит, что простые украинцы не потерпят на территории своей страны оккупационную армию… Волна народного гнева может смести заокеанских захватчиков с нашей земли. 

Носители ностратических и индоевропейских языков: палеолингвистический, археологический и расовогенетический аспекты изучения.

После распада Советского Союза, в бывших советских республиках получили широкое распространение различные националистические и ксенофобские теории. Многие продажные "ученые" с пеной у рта доказывают превосходство своего "титульного" народа над другими, якобы пришлыми, якобы недоразвытыми и неполноценными. Особенно комические формы это явление приняло на Украине, где местные националисты пытаются доказать свою исключительность по сравнению с русскими - народом, с которым у обетателей Малороссийского края общая генетика, вера и традиции. Очевидно, политические партии и отдельные лица, разжигающие национальную вражду на Украине, не понимают: человек, взявшийся доказать неполноценность происхождения своего родного брата, сам является неполноценным...

Одной из отраслей гуманитарного знания, призванной повлиять на формирование национально адекватного мировоззрения, авляется ностратистика, наука, изучающая язык, нравы и материальную культуру представителей ностратической цевилизации, являющихся предками украинцев и других современных народов Европы. В наше время изучение ностратической этноязыковой общности является актуальным вопросом европейской палеолингвистики, генетики и археологии. Сведения, полученные ностратистикой, дают возможность комплексного и системного изучения языковых и культурных универсалий, что является важным для фундаментальной науки. Знания, полученные в ходе научных исследований в данной области, позволяют частично реконструировать язык и культуру древних народов - предков большинства современных этносов, населяющих планету Земля. 

Гипотеза о существовании обширной группы родственных языков Европы и северных районов Азии и Африки была впервые выдвинута в 1903 году датским ученым Хольгером Педерсеном. Педерсен привел некоторые аргументы в пользу наличия отдаленного родства между индоевропейскими, семито-хамитскими и так называемыми урало-алтайскими языками, названными им в совокупности ностратическими (от латинского "noster" -"наш").Однако, приведенные им доказательства не представляли собой стройной системы. Большинству представителей научного мира они не показались убедительными, поэтому широкого распространения не получили. 

Гепотеза о ностратических языках была признана широкой научной общественностью благодаря русскому лингвисту В.М. Иллич-Свитычу, активно занявшимуся изучением и разработкой данной темы. Иллич-Свитыч значительно расширил рамки ностратической надсемьи (включил в неё картвельские - в частности, грузинский - и дравидийские языки, к алтайским языкам причислил корейский), глубже исследовал языковые связи и универсалии внутри неё. Благодаря его усилиям ностратическая гипотеза превратилась в теорию.

Советские ученые В. В. Иванов и В. А. Дыбо расширили рамки ностратической надсемьи. В настоящее время к ней относят также японский (к алтайской семье, в одной группе с корейским языком), юкагирский (принадлежащий к уральской семье) и эскимосо-алеутские языки. Существует предположение о принадлежности к ностратической надсемье индейских языков пенути, а также о наличии ностратических элементов в чукотско-комчатских и нивхстком языках. Делалось предположение о принадлежности к этой надсемье северокавказских языков, однако оно оказалось ошибочным. 

Как видно из всего вышесказанного, большинство языков Северной Евразии и Северной Африки относятся к ностратической макросемье. Благодаря великим географическим открытиям и интенсивному переселению европейцев в Америку, Австралию и Океанию, одна из ностратических семей, индоевропейская, широко распространилась также и в этих частях света. Сейчас на языках ностратической макросемьи говорит 61% всего населения земного шара, в том числе, на языках индоевропейской семьи - 45%, алтайской - 6%, семито-хамитской (или афразийской) - 5%, дравидийской - 4%, уральской - 0,5%, картвельской - 0,1%.

Очень важным является вопрос о том, когда и где распалась ностратическая этноязыковая общность, давшая начало языкам, на которых говорит 3/5 всего человечества. Данные глоттохронологического анализа позволяют предположить, что это произошло самое раннее в 15 тысячилетии до нашей эры. По уточненным данным дивергенцию ностратической надсемьи можно отнести к 12-11 тыс. до н.э. Многие сторонники данной теории считают местом распада ностратической надсемьи Юго-Западную Азию (во время своей дивергенции эта общность занимала, вероятно, и некоторые соседние области), однако более точная пространственная локализация ностратической Айкумены пока невозможна.

Распад ностратической общности произошел, по-видимому, на рубеже палеолита и мезолита. Носители праиндоевропейского языка занимались охотой, собирательством и рыболовством. Впрочем, ностратическая лексика содержит ряд слов (глиняная посуда, урожай и др.), которые косвенно указывают на неолитический характер культуры носителей ностратического этноязыкового единства. 

Огромный интерес представляет вопрос об их расово-антропологической принадлежности. Как известно четкой корреляции между языком и рассой у современных народов не прослеживается. Такое положение вещей - результат расового смешения, происходившего между людьми на протяжении десятков тысяч, и даже сотен тысяч лет. Если же говорить о времени возникновения современных человеческих рас и о более позднем времени, когда существовала ностратическая Айкумена, то можно констатировать, что человеческие популяции в расовом отношении были достаточно однородны. С большой долей вероятности можно считать, что носители праиндоевропейского языка были людьми европеоидной расы. Об этом свидетельствуют палеоантропологические артифакты, найденные в районе ностратической прародины и имеющие соответствующую временную локализацию.

Особенно быстро (в 11-10 тысячилетиях до н.э.) подверглась дивергенции Афразийская этноязыковая общность, которую многие исследователи связывают с Натуфийской мезолитической культурой в Палестине. Если время дивергенции её самой и ее отдельных частей лингвисты определяют довольно уверенно, то пути миграций, которыми следовали отдельные племена и народности, составлявшие афразийское единство, пока во многом не ясны. Если придерживаться более вероятной с позиций современной науки концепции, что афразийская общность разделилась на отдельные ветви в Юго-Западной Азии (а не в Африке, как допускалось некоторыми лингвистами), то придется заключить, что имеются только два возможных пути их продвижения в Африку, где в настоящее время сосредоточена большая часть носителей афразийских языков: Суэцкий перешеек и Баб-эль-Мандебский пролив. Вполне допустимо, что оба эти пути были использованы переселенцами, являвшимися белыми предками носителей современных кушитских, берберских и чадских языков (семитские языки, преобладающие сейчас на большей части Северной Африки, проникли сюда позже: в Северо-Восточную Африку лишь в середине 1 тыс. до н.э., а в северо-западную - только в ходе арабских завоеваний 7 века нашей эры). Сейчас совершенно понятно, что все этноязыковые общности, образовавшиеся из афразийского единства, были в момент своего проникновения на африканский материк европеоидными по своему расовому типу (или в основном европеоидными, если допустить возможность раннего проникновения каких-то небольших групп негроидов на Аравийский полуостров). Мигрируя по "черному" континенту, потомки носителей ностратических языков растворились в автохтонном негроидном населении Африки (но передали ему свой язык): кушиты, например, в меньшей степени, чадцы - полностью. "Чадский" антропологический тип является классическим негроидным. Существует, правда, мнение, что эфиопский тип, к которому относятся кушиты и эфиосемиты (амхара, тиграи, тигре и др.), представляют собою не смешанную группу в строгом понимании этого слова, а недифферинцированную переходную расу, находящуюся между европеоидами и негроидами. В пользу такой точки зрения отчасти свидетельствует то, что многие из морфологических признаков эфиопской расы не носят "промежуточного" характера. Одни из них сходны с аналогичными у европеоидов (например, форма носа и строение лицевого скелета), другие же - близки к негроидным (кожа у эфиопов не намного светлее, чем у чистокровных негроидов). Однако, подобное сочетание признаков можно объяснить и тем, что в данном случае смешение европеоидов и негроидов произошло в весьма древние времена, когда наиболее ярковыраженные признаки этих рас еще не были окончательно сформированы. 

Явление митисации ярко проявилось у представителей алтайской языковой семьи, которая также происходит от ностратической этноязыковой общности. В ходе своего постепенного продвижения на Восток, "алтайцы", или, точнее, их отдельные ветви, все более поглощались в антропологическом отношении представителями монголоидной расы. Утратив европеоидные черты, они, в тоже время, передали монголоидам свой язык и культуру. Тунгусо-маньчжуры и манголы полностью утратили европеоидные признаки, тюрки - частично. Среди тюркоязычных народов встречаются как почти чистые европеоиды (турки и азербайджанцы), так и практически чистые монголоиды (якуты, тувинцы). Видное место среди тюркоязычных этносов занимают татары, являющиеся "классическими" монголоидами. Большинство же представителей тюрской языковой группы - это расово смешанные народы. 

По вполне понятным причинам внимание большинства американских и европейских ученых, работающих в рамках ностратической теории, приковано к изучению индоевропейской языковой семьи. С помощью глоттохронологического анализа было установлено, что распад индоевропейской семьи произошел в 5-3 тысячилетиях до н.э. Что же касается пространственной локализации индоевропейской прародины, то различные исследователи определяют ее по-разному. Так, одни ученые считают, что индоевропейская этноязыковая общность существовала в Центральной Европе, другие располагают индоевропейскую прародину в Северном Причерноморье, третьи - в степях от Волги до Енисея, четвертые - на Балканах и в бассейне Дуная. Из всех вариантов пространственной локализации прародины индоевропейских народов, наиболее убедительными представляются следующии: 

защищаемый Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Ивановым, согластно которому ареал первоначального распространения индоевропейского праязыка находился в области от Закавказья до Верхней Месопотамии и соотносился с рядом древних археологических культур Юго-Западной Азии типа Чатал-Кююкской и Халавской, а также культур происходящих от них - Убейдской и Куро-Аракских;

большинство исследователей предполагает, что праиндоевропейская Айкумена находилась в Центральной и Восточной Европе в 4-3 тыс. до н. э. В таком случае место и время распада индоевропейского единства совпадают с местом и временем существования ряда европейских археологических культур, таких как Среднестоговская, Михайловское поселение, Ямная, Лука Врублевецкая 2, Трипольская, Михильсберская, Воронковидных кубков, Дунайская, Колоколовидных кубков, Шнуровой керамики. В доказательство правильности именно такой локализации можно привести по меньшей мере два аргумента.- 1). Хотя археологические данные прямо не указывают на индоевропейскую принадлежность выше перечисленных культур, однако известно, что их прямыми (а в некоторых случаях и косвенными) потомками являются племена и народности, чье индоевропейское происхождение у подавляющего большинства исследователей сомнения не вызывает. Так, например, от культуры Шнуровой керамики ведут свою родословную (через посредство Комаровской и Белогрудовской культур) Фатьяновская и Чернолесская культуры. Первая из них учеными признаётся прото-славяно-германо-балтийской общностью имеющей некоторые угрофинские элементы, а вторая - протославянской. 2). Сопоставив лексику общую для современных и древних письменных индоевропейских языков, ученые-лингвисты пришли к выводу, что их общий предок - индоевропейский язык содержал слова, обозначающие те природные и культурные реалии, которые были частью повседневной жизни носителей археологических культур, упомянутых выше. 

Индоевропейцы, в отличие от многих других потомков ностратического этноязыкового единства, в значительной степени сохранили свой исходный европеоидный облик. Исключение составляет индоарийская группа, в состав которой, после ее проникновения в Южную Азию, влился заметный австролоидный элемент; и западная группа, распространившаяся на обоих американских континентах среди смешанного европеоидно-американоидного, европеоидно-негроидного и даже, среди чисто негроидного населения. 

Эскимосо-алеутская этноязыковая общность, относимая рядом лингвистов к ностратической макросемье, сформировалась в тесной взаимосвязи с уральской общностью (некоторые ученые эти группировки объединяют даже в единую языковую семью). В настоящее время носителями эскалеутских языков заселены северные районы Северной Америки, а также прилегающие острова, в том числе Гренландия. Современные алеуты и эскимосы относятся к особому типу большой монголоидной расы - к "арктическому", однако, их отдаленные предки - носители эскалеутского языка, являлись осколками ностратической этноязыковой общности и являлись представителями европеоидной расы. 

С ностратическими языками иногда связывают одну из языковых семей американских индейцев - пенути, к которым, кроме малочисленных собственно пенути, относятся достаточно большие народности: знаменитые своей иероглифической письменностью, майя, а также, какчикель, кекчи, киче и др. Все они обитают либо в Мексике, либо в Центральной Америке. Многие ученые связывают языки пенути с чукотско-камчатскими, отрицая при этом их генетическую близость к ностратическим языкам.

Из данного сочинения можно сделать несколько лаконичных выводов.-

Носители ностратических языков принадлежали к европеоидной расе и обитали более 12-10 тысяч лет до н.э. в Юго-Западной Азии. Примерно на это же время приходится распад ностратической этноязыковой общности на несколько менее крупных группировок, распространившихся на Север, Запад и Восток от своей первоначальной прародины. Из осколков ностратической общности возникли: Индоевропейская, Семито-Хамитская, Угро-Финская, Алтайская, Картвельская, Тюркская, Афрозийская, Эскимосо-Алеутская и Пенути языковые семьи.

Сопоставление диахронной лингвистической классификации индоевропейских языков с данными археологии позволяет предположить с той или иной степенью вероятности, что индоевропейский язык изначально не был монолитен. Он состоял из многих диалектов, носителями которых были представители различных археологических культур 5-3 тысячилетий до н.э. 

Распад индоевропейской этноязыковой общности произошел примерно между 5-3 тысячилетиями до н.э. скорей всего на территории Центральной и Восточной Европы. Временная и пространственная локализация этого процесса позволяет установить его соотносимость с некоторыми европейскими археологическими культурами: с Ямной, Лукой Врублевецкой 2, Трипольской, Михильсберской, Воронковидных кубков, Дунайской, Колоколовидных кубков, Шнуровой керамики. Некоторые из этих археологических культур (а также потомки культуры Шнуровой керамики: Комаровская, Фатьяновская, Балановская, Белогрудовская, Чернолесская, Тшенецкая и Лужицкая) расположены на територии Украины. Такие культуры , как скажем, Фатьяновская и Чернолесская, бесспорно являются славянскими. Это с большой долей вероятности свидетельствует о том, что Украина является прародиной индоевропейской цивилизации, а славянские народы, проживающие на Украине, являются автохтонными для данной территории.

Изучение истории индоевропейских племен европейского неолита и энеолита позволяет утверждать, что на протяжении последних нескольких тысяч лет в Европе практически не существовало генетически и культурно "чистых" этносов. Подавляющее большинство археологических культур за время своего существования постоянно развивалось и изменялось, подпадало под прямое или косвенное влияние чужих или родственных народностей. Из этого можно сделать вывод: ностратическая и индоевропейская этноязыковые общности являются результатом сложнейших эволюционных изменений, протекавших в человеческом обществе и в сознании людей. Языковое и генетическое происхождение индоевропейцев не ограничивается только, так сказать, "прямой мужской нисходящей линией". Все гораздо сложнее и запутаннее.

10.12.2007. Херсон.

Список использованной литературы

Советская историческая энциклопедия, М. "Советская энциклопедия", 1976г.,т.7, стр.506; т. 14, стр.968, 969;т.16, стр. 307, 308, 887, 888, 889.

"Исчезнувшие народы", д.и.н. П.И. Пучков, М. "Наука", 1988г., стр. 5, 6, 8, 9, 10, 11.

Журнал "В мире науки", №6, 1991 г., стр. 74, 75, М., "Мир", Госкомпечать СССР, ГСП.


«Остановите Землю – я сойду»!

Я всегда задумывался над жизнью. Интерес к её законам и закономерностям проявился у меня впервые в достаточно нежном возрасте. Чем становлюсь я старше, тем больше узнаю о жизни, и тем меньше понимаю её смысл. То мировоззрение, которое было у меня сформировано родителями, оказалось утопичным с точки зрения практики, ибо оно учитывало только человеческую, сознательную, идущую «от культуры» сторону нашей природы и совершенно игнорировало наше биологическое «я». В юности я любил думать, что благородный, умный, честный и талантливый человек обречен на успех в жизни, что только стоит таковым стать, как упадёт на него «манна небесная», что одарит его Бог неисчислимыми щедротами за его добродетели. Я впитал «с молоком матери» ощущения святости таких понятий, как честь, благородство, искусство, Бог, Отечество (меня воспитывали по архаическому принципу: «За царём служба, как за Богом молитва»). Всё это имело для меня в высшей степени сакральный смысл. Однако сакральность к реальной жизни не имеет никакого отношения. С возрастом я в этом абсолютно убедился.
Жизнь – штука жестокая. В жизни, как на войне: или ты убьешь или тебя убьют. Невозможно вступать в контакт с людьми по-человечески, всё время это как-то по-звериному происходит. То ты сделаешь человеку плохо, то он тебе. Замкнутый круг получается. Его разорвать совершенно невозможно. В человеческом обществе царит принцип «социального дарвинизма» - закон джунглей, как у животных.
Жизнь – это «театр абсурда». В ней многое происходит, прямо скажем, по-идиотски. Проходимцу и подлецу, почему-то, гораздо легче убедить людей в своей правоте, и даже святости, чем действительно хорошему человеку. Бездарный поэт, обладающий природной силой воли и коммуникабельностью, способен, в отличие от талантливого, но «застенчивого» автора, доказать любому свою «гениальность». Люди, к которым мы относимся благородно и любовно, считают нас ничтожествами, а те, которых мы подчиняем своей воле, не ставя при этом ни в грош, нас боготворят. Ну ни маразм ли?!
Жизнь — это «прокрустово ложе». Людей нестандартных она «обрезает» где нужно, где нужно «растягивает». Избегают этой участи только серые посредственности — личности, сформированные по шаблону.
Жизнь – штука бренная, и потому бессмысленная вдвойне. Всё самое святое, что есть у человека, имеет настоящий смысл, только, если оно вечно. Но ничего вечного нет: нравственные принципы убивает в душе предательство со стороны близких, чужая подлость, нацеленная в самое сердце; как автомат она, рвёт сердце на части сплошной очередью унижений и обид; художественный талант, у кого он есть, со временем стирается, происходит «эмоциональное выгорание» духа; любовь неизменно оборачивается горьким разочарованием и болью, которую унять не может ничто, даже время, и которая часто остаётся с человеком до конца жизни. Бог всё даёт людям, но Бог всё и забирает. Жизнь имеет смысл, только если она вечная, а если она дана человеку максимум на каких-то 70-80 лет (а по большому счёту – это мгновение), то какой смысл жить? Нарабатываешь в течение своего земного бытия какой-то нравственный опыт, потом, кровью и слезами (и дай Бог, чтобы только своими!) достигаешь чего-то, а потом – смерть. Благодаря смерти человек теряет всё. Так зачем же он жил?! Впрочем, жизнь, основанная на законах «социального дарвинизма» и «театра абсурда», долго продолжатся просто не должна…
Всё моё существо всегда протестовало против аморальности и маразма жизни. В юности мне казалось, что я могу исправить данное положение вещей, что у меня хватит сил сделать свою жизнь «правильной» - построить её на принципах духовности. Что ж, недаром Николай Гумилёв о поэтах сказал в одном из своих стихотворений так: «Он хотел быть Богом и Царём». Поэты часто ставят себе сверхзадачи, они очень хотят изменить жизнь к лучшему, но получается у них это во многом только виртуально - в своих же собственных стихах (впрочем, и стихи получаются далеко не у всех).
Самое страшное то, что каждый человек является неотъемлемой частью системы жизни, основанной на аморальности и маразме… Каждый обречён сам поступать в соответствии, так сказать, с «генеральной линией» земного бытия… Что ж, остаётся только повторить фразу, сказанную кем-то из известных поэтов: «Остановите Землю – я сойду»!




08.06.2008. Павел Иванов-Остославский

Познание рода как познание вечности.

Жило когда-то на Херсонщине славное семейство старинных дворян Синельниковых. Синельниковы дали России несколько известных генералов, гражданских сановников, деятелей культуры. Они состояли в родстве со многими аристократическими фамилиями Российской Империи, даже со светлейшими князьями Юрьевскими - ближайшими потомками государя Александра 2 от морганотического брака с Екатериной Долгоруковой. Наиболее уважаемым представителем этого рода в Херсоне считается Иван Максимович Синельников- первый губернатор Екатеринослава, генерал-майор. Он погиб во время Русско-Турецкой войны, в сражении под Очаковом. 29 Июля 1788 года похоронен в Кинбурне. 1 Октября того же года его прах был перезахоронен в Херсоне, на территории Екатерининского собора.
И.М.Синельников славился как волевой и честный сановник. Взяток не брал и другим не позволял. Многие современники эти его качества ценили. Недаром Иван Максимович был избран Воронежским дворянством в комиссию по составлению «Нового Уложения». Эта комиссия была учреждена по указу императрицы Екатерины Великой с целью выработать законы, облегчающие положение крепостного крестьянства. 
Одним из известнейших представителей этого рода была Софья Николаевна Синельникова- дочь генерал-лейтенанта Н.В.Синельникова и Ю.Л.Селецкой. Первый ее муж- Николай Августович Комстадиус, второй- генерал фон Таль.
Как свидетельствуют письма С.Н.Синельниковой, адресованные историку Дмитрию Ивановичу Яворницкому, человеком она была энергичным, деятельным и целеустремленным. Недаром ее девиз гласил-«Уповая на Бога, вперед!». В первую очередь активность Софьи Николаевны реализовывалась в семье и была направлена на воспитание детей, образованию и развитию которых она уделяла огромное внимание. Софья Николаевна даже взяла на воспитание племянников - Ивана, Ольгу и Надежду. 
Большой интерес С.Н.Синельникова проявляла к истории и коллекционированию, блестяще знала генеалогию своей семью. Увлечение древностями сдружило ее с академиком Яворницким, который проводил археологические исследования в имениях Синельниковых и Комстадиусов на Юге Украины. В Петербурге в издательстве «Новое Время» увидела свет книга Яворницкого, написанная по материалам этих исследований. Она называлась - «История села Фалеевки-Садовой». В Фалеевке, принадлежавшей Комстадиусам ( это село подарил Федору Комстадиусу М.Л.Фалеев, бывший елисаветградский купец, а впоследствии - бригадир и кавалер ордена св. Владимира 1 степени), была собрана небольшая коллекция уникальных археологических памятников - «каменных баб». 
Чувство сострадания к ближнему нашло свое яркое проявление в благотворительной деятельности С.Н. Синельниковой. В 1892 году ее избрали председателем попечительского совета, который давал кров и еду беднякам Рождественской части Санкт-Петербурга. Софья Николаевна открыла бесплатную школу и больницу для неимущих, построила школу в селе Жукля Черниговской губернии, раздавала деньги нуждающимся.
Еще один представитель этого рода Иван Алексеевич Синельников (1889-1915 ), тоже представляется нам человеком небезынтересным. Получив блестящее образование в Царскосельском лицее, он был страстным путешественником и охотником, внимательным наблюдателем, склонным к обязательной оценке увиденного, живо интересовался передовыми начинаниями в экономике и технике, проявлял активность в общественной жизни. 
Рано, в восьмилетнем возрасте, лишившись, матери, И.А.Синельников воспитывался отцом. Отец привил ему любовь к памятникам старины, к истории и природе родного края. Будучи еще молодым человеком, Иван Алексеевич был избран помощником предводителя дворянства Екатеринославского уезда Херсонской губернии. Активно занимался он и благотворительной деятельностью, был попечителем Михайловской земской школы, для которой жертвовал деньги, закупал книги, наглядные пособия. После смерти на здании школы был установлен его портрет. 
Как указывается в книге- «Письма потомков Ивана Максимовича Синельникова- первого губернатора Екатеринослава», Иван Алексеевич принял участие в Первой Мировой войне. Он окончил ускоренные офицерские курсы. В чине прапорщика, а затем корнета служил в разведывательном эскадроне 12-го Ахтырского гусарского полка. По сообщению газеты «Родной край»- «19 Января 1915 года И.А.Синельников геройски погиб». Его младшая сестра княгиня Ольга Багратион-Мухранская сообщала отцу подробности гибели брата- «Иван был 9 дней в бою. Убит двумя пулями». Его тело было доставлено в Екатеринослава, а затем в родовое имение село Любимовку, где и захоронено.
Яркой и неординарной личностью был родственник Синельниковых Николай Николаевич Комстадиус. Удалось установить, что он окончил Императорский Александровский лицей и Военно-юридическую академию в Петербурге. Служил в лейб-гвардии гусарском полку, который был расквартирован в Царском Селе. В 1892 году произведен в штабс-ротмистры. Вскоре он был назначен командиром собственного Его Императорского Величества лейб-кирасирского полка, потом командовал бригадой, стал генерал-майором. Умер в Крыму в 1917 году.
Дворянский род Синельниковых существует и сейчас. Войны, голод и революции, выпавшие на долю нашего народа в 20 веке, не смогли уничтожить его полностью, как другие известные фамилии. В Одессе живет Виталий Владимирович Синельников- преподаватель русского и украинского языков. Он вместе с С.В.Абросимовой опубликовал четырехтомное издание по истории Синельниковых- «Письма потомков Ивана Максимовича Синельникова- первого губернатора Екатеринослава». Семейство Синельниковых существует и в 21 веке, и я надеюсь, что в будущем его отпрысками станет еще много талантливых и благородных людей, которые запишут свои имена на скрижали Вечности.



21.09.2006. Павел Иванов-Остославский



«Потемкин будет отмечен рукою истории»
(Александр Пушкин)
Мало кто из выдающихся русских государственных деятелей и военачальников сделал больше добра для Херсона, чем светлейший князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический. Именно под его руководством возникали первые административные здания в нашем городе, возводился и снабжался необходимым оборудованием монетный двор, строились верфи, давшие Черноморскому флоту немало боевых кораблей. Благодаря полководческому и административному таланту князя, маленькая русская крепость «Александр-шанц» стала прекрасно укрепленным фортом, вокруг которого вырос город Херсон, а все Северное Причерноморье превратилось в мощную цитадель, защитившую юго-западные рубежи Российской Империи от воинственной Оттоманской Турции.
А родился светлейший князь Потемкин-Таврический 13 сентября 1739 года в Смоленской губернии. Из дворян. Обучался в гимназии Московского университета(1756-1760 годы), откуда был исключен, вмести со знаменитым издателем Н.И.Новиковым «за леность и не хождение в классы». С 1755 года - записан в лейб-гвардию. В 1762 году участвовал в дворцовом перевороте, возведшем на русский престол супругу царя Петра Третьего, Ангальт-Церпскую принцессу Софью-Фредерику-Августу – Екатерину Великую. С 1762 года - гвардии подпоручик. В 1767 году принимал участие в деятельности «Уложенной комиссии». С 1768-го по 1774-й год участвовал в русско-турецкой войне, проявил себя как храбрый офицер и талантливый военачальник. С 1768 года – генерал-майор, с 1771-го – генерал-поручик. Отличился в ряде крупных сражений: под Фокшанами, Ларгой, Кагулом. С 1770 года началось сближение Потемкина с императрицей Екатериной Великой. В 1774 году он был отозван в Петербург. В том же году произведен в генерал-аншефы и вице-президенты Военной коллегии, пожалован в графское достоинство и назначен шефом иррегулярных войск. Проявив себя талантливым администратором, Григорий Потемкин сделался незаменимым помощником царицы во многих сферах государственного строительства. В 1774 году он участвовал в организации военных действий против отрядов бунтаря и разбойника Емельяна Пугачева. В 1775 году по инициативе Григория Потемкина была ликвидирована Запорожская Сечь, являвшаяся серьезнейшим источником военной и политической нестабильности в Малороссийском крае. В 1776 году был назначен генерал-губернатором Новороссийской, Азовской и Астраханской губерний. В 1783 году блестяще реализовал свой проект, заключавшийся в уничтожении Крымского ханства и присоединении Крыма к России. За это был пожалован титулом «Светлейшего князя Таврического». Григорий Потемкин сделал необыкновенно много для хозяйственного освоения юго-западной части Российской Империи. Кроме нашего города, он основал здесь Николаев, Севастополь, Екатеринослав, а также множество деревень (например Князь-Григорьевку). Под руководством Г.А.Потемкина осуществлялось строительство военного и торгового флотов на Черном море. По его инициативе были произведены некоторые преобразования в строевой службе и экипировке русской армии. В 1784 году он был произведен в генерал-фельдмаршалы и назначен президентом Военной коллегии. В 1787-1791 годах командовал всеми русскими войсками, участвовавшими в войне против Турции. Его ближайшим сподвижником в этой войне был прославленный полководец (тогда еще генерал-аншеф) Александр Васильевич Суворов. Успешно проводимые мирные переговоры с Турцией в Яссах были прерваны тяжелой болезнью и смертью светлейшего князя.
Жизнь Григория Александровича Потемкина давно овеяна легендами и мифами. Один из мифов, глубоко врезавшихся в народное сознание, повествует о фальшивых («потемкинских») деревнях, якобы выстроенных по приказу «светлейшего» в Новороссии в 1787 году. Об этом инциденте подробно пишет в статье «Стратегическое значение «потемкинских деревень» (Новый Фаворит. 2004. Октябрь.) херсонский историк-краевед Александр Абросимов: «Императрицу сопровождали иностранные гости, которые глазам своим не верили, видя убегающие за горизонт деревни и строящиеся корабли. Подсчитав, во сколько же могло обойтись государству такое строительство – усомнились в ими же названных суммах. Автором и инициатором злобных статей под броским названием «потемкинские деревни» стал секретарь саксонского посольства Гельбих». Саксонии и другим западноевропейским государствам было явно выгодно опорочить Потемкина в глазах мировой общественности и таким образом подмочить репутацию России, а заодно и досадить Екатерине Великой.
Смерть Григория Потемкина, учитывая его богатырское здоровье и отнюдь не преклонный возраст, выглядит довольно странно. У него было много врагов, например Платон Зубов – последний фаворит Екатерины, имевший репутацию при императорском дворе и в среде высшего сановничества, человека крайне беспринципного. Зубову была выгодна смерь «светлейшего» как никому другому.
Потемкин отмечен рукою истории. Его имя навечно записано на ее скрижали, не в последнюю очередь благодаря деятельности светлейшего князя в городе Херсоне, в Новороссийской и Таврической губерниях.

17.02.2007. Павел Иванов-Остославский



Роксолана погубила Оттоманскую империю
Одним из самых популярных в наши дни персонажей истории Украины является Роксолана. Почти каждый наш земляк о ней что-нибудь слышал, многие даже смотрели фильм, названный её именем и повествующий о нелегкой, но полной невероятных и пикантных приключений, судьбе молодой украинки - пленницы турецкого султана. Если судить о Роксолане по фильму, где её играет Ольга Сумская, то можно себе представить нашу героиню изысканной красавицей, утончённой и артистической натурой. Однако, на самом деле Роксолана внешне была неказиста, и как женщина не привлекала к себе особого внимания мужчин. Стать любимой женой султана ей помогли совершенно другие качества… 
Приведу общеизвестные факты: родилась Роксолана (Анастасия Лисовская) в городе Рогатин в 1505 году. Отец Анастасии был священником и запойным алкоголиком. Детство Насти прошло обыкновенно для детей священнослужителей того времени – за чтением Священного Писания, молитв и акафистов, а так же некоторой светской литературы. В пятнадцатилетнем возрасте она была похищена крымскими татарами и продана в турецкое рабство, а точнее в горем к турецкому султану Сулейману Великолепному. С этого момента и начинаются самые невероятные приключения Роксоланы в Турции. 
Анастасия Лисовская была девушкой исключительно, волевой и решительной, от природы склонной к интригам, авантюризму и нимфомании. Находясь в гареме, она достаточно быстро научилась манипулировать своим мужем и его ближайшими родственниками, а также высшими сановниками и придворными Оттоманской Империи. Чтобы понять механизмы возвышения Роксоланы при султанском дворе, нужно знать нравы и обычаи, царившие тогда в среде турецкой знати и в монаршей семье.
При султане Селиме Грозном, который мужу Роксоланы – Сулейману – приходился отцом, Турция достигла наивысшего пика своего имперского могущества. Во время его правления, Оттоманской Портой была завоёвана Сирия, Египет и часть Персии, на месте современной Украины подконтрольные Турции земли простирались почти до Киева. Эти территориальные приобретения увеличили размеры государства вдвое. «Править – это сурово карать» - любил говоривать султан. Селим был сильным правителем, однако он обладал некоторыми порочными человеческими слабостями. Он был гомосексуалом… Именно присутствием в его характере нездоровой сексуальной тяги объясняется тот факт, что у Селима был целый гарем мальчиков, которых он почему-то оскопил… Когда же во время очередной войны Селим захватил в плен всех жён персидского шаха, то не причислил их к своему гарему, а приказав раздеть, выгнал вон. Только самую любимую жену шаха Исмаила он отдал своему вельможе… Двор Селима состоял во многом из знатных турок нетрадиционной сексуальной ориентации, а так же из иностранцев, в первую очередь славянского происхождения. 
С приходом к власти Сулеймана Великолепного, турецкий двор по своему, так сказать, качественному составу мало изменился. Хотя сам Сулейман обращал внимание исключительно на женщин, в свою свиту он демократично допускал людей нетрадиционной ориентации… Вот, как написал о Сулеймане германский посланник в Турции Бузбек: «Даже в молодости он не испытывал порочной страсти к мальчикам, в которой погрязают почти все турки».
Султан Сулейман был неплохим поэтом. Ему, человеку меланхолическому и мечтательному, присущи были частые депрессии и философские разочарования жизнью… Прекрасно зная украинский язык (на котором говорили его собственные гвардейцы - янычары), Сулейман любил иногда слушать слепых кобзарей. Блуждая по улицам турецкой столицы, они распевали протяжные песни о подвигах славных турецких хлопцев, всё тех же янычар, храбро рубивших на полях сражений запорожских казаков и привозивших домой богатую военную добычу… 
Сулейман Великолепный, как и многие мужчины, склонные к искусствам, любил волевых, умных, чувственных и образованных женщин - женщин, способных повелевать. Именно этим объясняется тот факт, что Роксолане удалось влюбить в себя молодого султана так легко. По-видимому, Анастасия Лисовская, кроме недюжинной сексуальности, обладала ещё и мощным «животным магнитизмом» - способностью психологически подчинить себе мужчину, превратить его в полнейшего своего раба... 
Повеливая сердцем «повелителя полумира», Роксолане было не трудно расправиться со всеми своими конкурентами и конкурентками при турецком дворе. С помощью тонких и исключительно коварных интриг ей удалось стать фактически полновластной правительницей Оттоманской Империи.
Среди высшей турецкой аристократии не мало было лиц славянской национальности, особенно украинцев и поляков. Польский разведчик Михаил Литвин писал об этом следующее: «Все министры этих тиранов, евнухи, секретари и знающие люди и их особое войско – янычары, которые с детских лет обучаются военным знаниям и дисциплине, те, которые выбирают военачальников и баронов,- все они родом из нашей крови». Роксолана активно пользовалась возможностями придворной славянской «партии», при этом она манипулировала турецкими визирями и министрами, как фигурами на шахматной доске. 
Родив от Сулеймана сына Селима, наша прославленная соотечественница сразу же принялась за устранение конкурентов, могущих претендовать на турецкий престол. Кроме Роксоланы у султана была ещё одна любимая жена: черкешенка, родившая ему первенца – Мустафу. Отец очень любил Мустафу. Народ его просто обожал. И стать бы Мустафе настоящим правителем Турции – безжалостным и кровожадным, но, как говорится, не судьба… Устранив великого визиря Ибрагима, ставленника «черкесской партии» (его нашли повешенным на шёлковом шнурке), Роксолана добилась назначения на эту должность «своего человека» - Рустема-пашу, который по национальности был сербом. Вскоре новый великий визирь женился на дочери Роксоланы и Сулеймана, таким образом породнившись с монаршей семьёй и став лицом, лично заинтересованным в успехе интриг своей неутомимой тёщи. Впрочем, в этих интригах он участвовал и сам… Вот, что в феврале 1553 года писал об этом венецианский посол Наваджеро: «Все намерения матери, которую так любит великий государь, и замыслы Рустема, обладающего такой большой властью, направлены только к одной цели: сделать наследником своего родственника Селима».
Когда черкесская жена Сулеймана поняла, что скоро её постигнет та же участь, что и великого визиря Ибрагима, она набросилась на Роксолану с кулаками. Произошла драка, в которой вверх взяла уроженка Кавказа. Продолжилась вся эта история в покоях султана: виновато-смиренная Роксолана молча демонстрировала своему повелителю клок волос, выдранных у неё свирепой черкешенкой, а та, в свою очередь истерически кричала, доказывая, что украинская степнячка строит козни всему двору и плетёт предательские заговоры. Чтобы покончить с распрями в гареме, Сулейман, не долго думая, отправил черкешенку вместе со своим сыном Мустафой в отдалённую крепость, Роксолана же осталась в султанском дворце.
Через некоторое время в народе стало складываться стойкое убеждение, что Мустафа мог бы в будущем стать великим правителем Турции и что его папаше-неудачнику давно пора, как говорится, на покой... К несчастью для себя, Мустафа был невысокого мнения о своём отце, он и не скрывал этого. Публично он ни раз выказывал своё презрение родителю, считая его безвольным человеком, стремящимся повелевать всеми, кроме собственной жены… Вскоре наследник турецкого престола был вызван к отцу. По приказу Сулеймана, спешно прибывший в султанские покои Мустафа, был задушен янычарами при помощи шелкового шнурка… 
Узнав о смерти Мустафы, Роксолана ликовала: её план удался... Теперь дорога к турецкому трону для её сына Селима была открыта. 
Селим Второй правил Турцией всего восемь лет. Умер он рано и последние годы своей жизни всецело посвятил кровавому террору против непокорных и алкоголизму. При его правлении Турецкая Империя начала бесславный путь к своему концу. Внук Роксоланы – Мурад Третий – начал пить с детства. Будучи верным собутыльником своего отца, он перенял от него ни только наследственную болезнь, но и методы управления государством: рубить головы своих подданных за малейшую провинность. В те времена у турецких правителей появилась «мода» на властных и волевых жен. Собственными «Роксоланами» обзавелись, и Селим, и Мурад, и последующие правители Турции. Каждая новая султанша своими интригами и авантюрами разваливала государственность, как только могла. Этот период турецкой истории называется «эпоха привилегированных женщин». С тех пор и вплоть до времён турецкой революции большинство правителей Оттоманской Порты были запойными пьяницами. Благодаря гену алкоголизма, переданному Роксоланой турецкой правящей династии, Турция на протяжении 17 и 18 веков терпела крупные поражения в военных кампаниях и на мировой дипломатической арене. Турецкая Империя, разложившаяся и нравственно подорванная изнутри Анастасией Лисовской, перестала в те времена представлять сколько-нибудь серьёзную угрозу для мировых сверхдержав, в том числе и для Российской Империи. Присоединение к России Новороссийского края и Крыма – это результат ни только выдающихся побед русских полководцев, но и последствие тлетворного влияния Роксоланы на правящие круги Оттоманской порты 16 века.
15.10.2008. Павел Иванов-Остославский
Для газеты "Таврийский Край".


Русские поляки
В Российской Империи было много знатных фамилий, имевших иностранные корни. В историю нашего отечества навсегда вписали свои славные имена такие семейства, как Лопухины( потомки коссожско-черкесского князя Регеды), Карамзины(бывшие татарские мурзы), графы Бобринские, ведущие свое происхождение от немецкой принцессы Софьи-Фредерики-Августы Ангальт-Церпской(императрицы Екатерины Великой), сделавшей для России больше добра, чем многие чистокровные великороссы. К числу иностранных фамилий, верой и правдой служивших России, можно отнести и польских шляхтичей Скадовских, внесенных в бархатные (дворянские ) книги Херсонской и Таврической губерний.
Род Скадовских является многонациональным и социально разноплановым. С ним состоят в родстве и коренные подмосковные крестьяне Строгановы, и немецкие колонисты Фальц-Фейны, и греческие купцы Россолимо, и французские маркизы Альбрант.
Основателями русской линии Скадовских являются Балтазар Балтазарович и его племянник Яков Яковлевич Скадовские, переселившиеся в наш Таврический Край в самом конце 18 века.
В Польше Скадовские принадлежали к гербу «Доленго». Их предок Ян (Иван), живший по-видимому в начале 18 века, был первым представителем этого рода, возведенным в дворянское достоинство.
В начале 1795 года Балтазар Балтазарович Скадовский получил чин подполковника армии Речи Посполитой. В гражданском ведомстве он занимал должность «директора коммерции польской по Черному морю». Его штаб-квартира располагалась в Херсоне. До 1795 года он прослужил 12 лет по коммерческой части. Отзывы начальства о его работе были очень хорошими. В 1798 г. Б.Б.Скадовский купил у вице-канцлера, князя Безбородко 12 тыс. десятин земли, находящейся неподалеку от Днепровского лимана(до 1784 г. Владельцем этих угодий был двоюродный дед А.С.Пушкина генерал-поручик Иван Абрамович Ганнибал, получивший их в награду от Екатерины Великой).
Б.Б.Скадовский является основателем херсонской ветви Скадовских. Его племянник Яков встал у истоков Таврической линии данного рода. Яков Яковлевич был майором польских войск и работал в той же торговой компании, что и его дядя. После ухода с государственной службы, Я.Я.Скадовский принял должность управляющего Черно-Долинской экономией графов Мордвиновых. За отличную службу ему была выделена в личное пользование 1/6 часть всех графских владений. В 1814 г. он купил 12 тыс. десятин земли. В сорока километрах от Каховки основал село Скадовку и несколько хуторов. 
В 1813 году дворянские права Скадовских были подтверждены в Российской Империи. Данный род был внесен в первую часть родословных книг(1 часть - жалованное дворянство, 2-я- военное,3-ья- по гражданским чинам и орденам, 4-ая- иностранное,5-ая- титулованное, 6-ая- древнее). Балтазар и Яков Скадовские приняли присягу на верность России. С этого момента они стали русскими поляками, а их потомки просто русскими, служившими верой и правдой престолу и отечеству.
Наиболее известным и почитаемым представителем рода Скадовских является Сергей Балтазарович Скадовский- член Государственного совета, камергер двора, предводитель дворянства Таврической губернии.
Купив участок земли на пустынном черноморском побережье, недалеко от острова Джарылгач, С.Б.Скадовский стал строить порт и пристань. Свой порт от назвал Скадовском. Вскоре на этом месте стал появляться город. В 1902 г. была построена церковь преподобного Сергия Радонежского, имевшая вид парусного корабля с двумя мачтами (башнями) и кормой(алтарем). Строительство порта и города являлось частным предприятием С.Б. Скадовского и оплачивалось из его личных средств.
В мае 1897 года порт Скадовск принял первый иностранный корабль, который вывез за границу 40 тыс. пудов пшеницы. Осенью того же года 11 судов вывезло 1516000 пудов хлеба. Вскоре в городе появились бакалейные и мануфактурные лавки, мельница, а также кирпичная, столярная, плотницкая и колесная мастерские, кроме того- почта, аптека, школа и бесплатная больница для рабочих.
С 1897 года между Скадовском и Одессой начались регулярные пароходные рейсы. В городе появились: таможня, телеграф и лоцманская служба. На столетний юбилей Скадовска был открыт памятник в честь его основателя. В 2000 году имя Сергея Скадовского было присвоено одному из судов украинского торгового флота.
Еще одним известным и достойным представителем данного рода является Георгий Львович Скадовский - предводитель дворянства Херсонского уезда, председатель уездной архивной коммисии. В 1880-х годах он вмести с профессором Л.С.Цинковским разработал эффективную отечественную вакцину от сибирской язвы, а также построил специальную лабораторию, где проводил массовую вакцинацию скота. Г.Л.Скадовский организовал раскопки древнегреческого города Херсонес и сделал несколько крупных открытий в области археологии Северного Причерноморья. Более ста бесценных реликвий древности были им переданы в Эрмитаж. В 1919 году Георгий Львович вмести со своим сыном Юрием были убиты бандитами из шайки атамана Григорьева. Похороны были многолюдными. Немало херсонцев знали покойных и хотели проводить их в последний путь.
Одним из наиболее талантливых представителей рода Скадовских был известный русский художник Николай Львович Скадовский. Организовав общество художников - профессионалов, он ездил с выставками по городам и весям нашей страны. Бывал в Одессе, Москве, Санкт-Петербурге. Одну из его работ («Оратор») купил для своей коллекции П.М.Третьяков. Некоторые его работы находятся в Херсонском художественном музее.
Род Скадовских дал нашей стране немало ученых. Наиболее видный из них - Сергей Николаевич Скадовский, профессор-гидробиолог, сделавший несколько открытий в своей области и основавший Звенигородскую биостанцию, носящую сейчас его имя. За научные заслуги он был награжден Ленинской премией.

Скадовские имеют обширные родственные связи. К их дому принадлежит одна из ветвей французских маркизов Альбрант, российский родоначальник которых имеет прямое отношение к Херсону. С Альбрантами Скадовские породнились через Г.Л.Скадовского, женившегося на Марии Петровне Альбрант(1846-1912 г.г.).
Основатель русской линии Альбрантов - обедневший французский маркиз Лев (Луиз-Людовик) Осипович Д*Альбрант, уроженец провинции Дофинэ. В Херсоне имел собственное дело и был записан в купеческую гильдию. С 1800-го по 1821-й год был городским головой Херсона. Выполнил подряд на снабжение русских войск, находившихся на Дунае и в Молдавии. По представлению Херсонского генерал-губернатора, графа Лонжерона маркиз Д*Альбрант награжден золотой шейной медалью «За усердие», усыпанной алмазами и предназначенной для ношения на Андреевской ленте. В 1818 году награжден орденом св. Владимира 4 степени. В 1821 году внесен в дворянские книги по Херсонскому уезду.
Уважаемым человеком в Таврическом крае был Карл Львович Альбрант- военный инженер, генерал-майор. Он сконструировал несколько железнодорожных мостов, под его руководством были построены на Херсонщине многое железные дороги. Награжден орденами св. Станислава 1 степени, св. Анны 2 степ., св. Владимира 3 степ., св. Анны 3 степ.
Род Скадовских в прошлом был довольно обширным и разветвленным. Сейчас на Украине Скадовских не осталось. Потомки этого рода живут в России, но под другими фамилиями. Несколько семейств обитает в Европе. Наиболее влиятельным представителем «западных» Скадовских является гражданин Германии Борис Сергеевич Скадовский, двоюродный брат барона Э.А.Фальц-Фейна. 
Род Скадовских является прекрасным примером того, как могут представители российской аристократии служить верой и правдой своему народу и отечеству на протяжении многих веков. Сейчас Скадовские являются исконно Таврическим дворянским семейством и память о них будет жива, пока существует наш город.
07.10.2006. Павел Иванов-Остославский

«Русские» галичане: история геноцида
Первые ассоциации, возникающие у современного украинца при слове «Галичина» - это дивизия СС, Степан Бандера и анекдот про вуйка и смереку. Но ведь так было не всегда. Ведь жил когда-то в Галичине и князь Роман, порвавший папскую буллу, и первопечатник Иван Федоров, издававший букварь для православного Львовского братства и полемист Ярослав Галан, громивший в своих эпистолах пороки Римской курии.
Мало кто помнит, что изначально Львов не только не был вотчиной Греко-католицизма, но и наоборот – выступал последним рубежом обороны Восточной церкви. «После Брестского собора 1596 года,- писал Иван Франко,- только две южнорусские епархии, Львовская и Перемышльская, остались в православии. Только со времени реорганизации православной митрополии в Киеве православие начало подниматься и в других епархиях, начало отнимать у унии захваченные ею церкви… Но римская иерархия зорко следила за каждым шагом, который делало православие, стараясь парализовать успехи его. С разных сторон, систематически и неусыпно, велись подкопы под православие; воспитание юношества, фанатизирующие толпу иезуитские проповеди, печатные и рукописные памфлеты и пасквили и в конце концов протекция могущественных панов, распоряжения правительства, все пускалось в дело, все должно было служить одной цели».
Когда в 1891 году Великий Каменяр на чистейшем русском языке писал эти строки в статье «Иосиф Шумлянский – последний православный епископ Львовский», в этой циничной политике все оставалось по-старому. Разве что польское владычество сменилось австрийской оккупацией. Но методы сохранились теже. Более того: они приобрели изощренность и современный техницизм. 
Название концентрационных лагерей Талергоф и Терезин, где систематически уничтожались галичане московской ориентации, должны были бы стать для украинского массового сознания, такими же символическими, как Майданек - для евреев. Но в современной Украине вы не встретите их нигде. Ни в энциклопедиях, ни в учебниках. Они не вписываются в распропагандированный нашей беспринципной властью миф о «цивилизованной» Европе. «Разве европейцы могут быть мучителями и убийцами,- задают себе вопрос многие западники?» Да, могут, еще и какими!
Накануне Первой мировой войны Австрия, с конца 18 века «просвещавшая» земли нынешней Западной Украины, довела тут принцип государственной политики «разделяй и властвуй» до совершенства. Поляков науськивали на украинцев, украинцев – на поляков. Венгров – на тех и на других. Кроме того, властями намеренно разжигалась вражда между различными течениями внутри украинства. Одной рукой выдавались государственные субсидии на развитие научного общества им. Тараса Шевченко во главе с профессором Грушевским – за то, что его лживые труды носили ярко выраженную антирусскую направленность. Другой – ставился на полицейский учет всякий, кто проявлял малейшие пророссийские симпатии. 
Задолго до Первой мировой войны австрийская жандармерия вела подробные списки «неблагонадежных в политическом отношении лиц». Делалось это в стиле того неподражаемого бюрократического идиотизма, который описан в «Бравом солдате Швейке». В специальные таблицы, наряду с именами подозреваемых, их семейным положением и родом занятий в графу 8 заносились «более подробные сведения» о неблагонадежности или подозрительности. В эту графу заносились следующие преступления: «ездит в Россию», «агитирует за кандидатуру Маркова» - лидера партии русофилов.
В следующей графе рекомендовалось, как поступить с данным лицом, если Австрия начнет, даже не войну, а только мобилизацию. Например: «Пристально следить, в случае чего – арестовать». Или: «Выслать вглубь страны». Легко заметить, что карать австрийцы собирались даже не за поступки, а за взгляды и симпатии, которые, как известно, трудно поддаются однозначному толкованию. 
Когда разгорелась Первая мировая война, в одном только Львове сразу было арестовано более 2 тысяч украинцев. Заключенных оказалось так много, что ими битком набили сразу три тюрьмы: городскую, уголовного суда и «полицейский арестный дом». 
Согласно ближайшей к описываемым событиям переписи 1900 года во Львове насчитывалось 84 тысячи поляков, 45 тысяч евреев, 34 тысячи украинцев. Украинцы были в этом городе самой малочисленной этнической группой, если не считать немцев. Представьте шок львовян, когда они узнают об аресте 6 процентов украинцев города! В любом случае такая масса народа не могла оказаться русскими шпионами. У петербургского Генерального штаба просто бы не хватило денег, чтобы содержать такое количество агентов, да так много и не надо было. Вполне хватило бы двух-трех железнодорожников, отслеживавших движение воинских эшелонов и нескольких офицеров львовского гарнизона с блестящей немецкой родословной.
Но тогда возникает вопрос – что же это было и как это называется? А называется это – ГЕНОЦИД!
Другого определения и не подберешь. Факт геноцида доказывает польская перепись населения, сделанная в 1931 году. Согласно этой переписи поляков насчитывалось - 198 тысяч, евреев – 45 тысяч, а украинцев – 35 тысяч, то есть столько же, сколько в 1900 году. Последняя австрийская зачистка – налицо!
О том, как действовали австрийцы, повествуют скупые архивные данные. Комендант Львова в 1915 году генерал-майор Римль в рапорте главнокомандующему указал: «Проявляющиеся часто взгляды на партии и лица («умеренный русофил») принадлежат к области сказок; мое мнение подсказывает мне, что все «русофилы» являются радикальными и что следует их беспощадно уничтожать». Однако, проблема австрийских властей заключалась в том, что русофила было очень трудно отличить от обыкновенного аполитичного обывателя. Особенно рядовому немецкому солдату.
В местечке Новые Стрелиски солдаты закололи штыками Григория Вовка, стоявшего в своем саду и смотревшего на проходившие австрийские войска. Труб убитого палачи затащили в хату, после чего хату тут же сожгли. В селе Бортники солдаты арестовали и увели четырех десятилетних мальчишек, за то, что они смотрели на проезжавший поезд.
Священник Григорий Качала вспоминал, как его допрашивали во львовской тюрьме: следователь «бросался на меня с кулаками, угрожая смертью и стараясь страхом заставить меня признаться, что я занимался пропагандой православия, но получив от меня в десятый раз ответ, что я вообще никакой пропагандой не занимался,… он распорядился отвести меня обратно в камеру». 
Еще одного подозреваемого 74-летнего старика Михаила Зверка, взяли под стражу по доносу односельчанина за то, что он читал газету «Русское слово». «Из Львова в Талергоф,- рассказывал он,- мы ехали с понедельника до пятницы. В вагонах, рассчитанных на 6 лошадей или же 40 человек, находилось по 80 и более людей. Невозможная жара и страшно спертый воздух в вагонах без окон, казалось, убьет нас, пока доедем к месту назначения – в Талергофский ад.
Физические мучения, которым нас подвергали австрийские власти в начале нашего ареста, были злонамеренны. Чтобы усилить их, нам никоем образом не разрешалось слазить с вагона, дверь была наглухо заперта, даже естественные надобности приходилось удовлетворять в вагоне».
Конечным пунктом следования для большинства заключенных был концентрационный лагерь в австрийском городке Талергоф. Перед войной эта местность, окруженная со всех сторон Альпами, была никому не известна, но с осени 1914 года она приобрела мрачную славу. Первый эшелон с арестантами прибыл сюда 4 сентября. Их размещали в бараках, где не было ничего, кроме нар. Места не хватало. Сразу после прибытия гнали в баню. Во дворе приказывали раздеться. Одежду отдавали на дезинфекцию. После мытья ее выдачи ждали зимой на морозе часами. 
Впрочем, от дезинфекции не было никакой пользы. Она казалась изощренным издевательством. Солому на нарах меняли очень редко – вся она кишела насекомыми. Конвоиры состояли в основном из уроженцев Боснии. Назначая на работы, лагерная администрация заставляла руками собирать лошадиный навоз. Этой работы не мог избежать ни кто – ни крестьянин, ни интеллигент, ни священник. Курить и читать строго запрещалось.
В декабре 1914 года среди заключенных вспыхнула эпидемия сыпного тифа. Вызвана она была тем, что тюремная администрация в один из самых холодных дней решила вымыть в бане 500 человек. Половина их сразу же простудилась. Но, несмотря на болезнь, народ продолжали гнать на работы. Вечером все возвращались мокрые и усталые, утром многие не могли встать. Каждый день уносил 30-40 жизней. Эпидемия свирепствовала до марта 1915 года. К этому времени из 7 тысяч заключенных умерло 1 350. 
Талергофский рацион состоял из 1/5 части армейской хлебной порции на весь день. Утром получали отвар из фасоли, в полдень – такую же похлебку из свеклы. Иногда – саленную репу и кусок селедки. Посуду не выдавали. Каждый обходился, как мог. Делал углубление в куске хлеба и наливал туда жидкость или, отбив у бутылки горлышко, использовал ее вместо котелка. Большинство оставалось вообще без обеда. Узники теряли физические силы, болели цингой. Многие, спасаясь от голодной смерти, попрошайничали – во время обедов перед бараками интеллигенции крестьяне выстраивались и просили уступить им порцию, так как семьи более обеспеченных арестантов высылали своим родственникам посылки. Но по дороге из Галичины в Талергоф съестные припасы часто портились, а то и вовсе пропадали. Тот, кто мог работать, имел какой-то шанс выжить, но заболевшие были обречены на верную смерть.
Кроме общей тюрьмы существовали еще и одиночные камеры. Галичанин, имевший несчастье назвать себя русским, или сказать, что его родной язык русский, попадал в карцер. Боснийцы-конвоиры первым делом избивали его. А одному доктору охранник проколол штыком ногу в двух местах. В одиночке заключенному запрещено было даже смотреть через окошко – солдаты тут же начинали колоть его штыком в лицо. Есть тут давали так мало, что выжить можно было только чудом. 
Развлекаясь, лагерная администрация придумала еще одно истязание – подвешивание. Во дворе установили столбы. К ним на веревках, пропущенных под руками, цепляли узников. Каждый висел приблизительно по два часа. «И так 48 человек висели поочередно на этих столбах свыше двух суток»,- вспоминал инженер Чиж. Эту пытку прекратили только после многочисленных просьб родственников арестантов.
Железнодорожный служащий из Станислава (сейчас Ивано-Франковск) Илья Гошовский попал в концентрационный лагерь вмести с женой и двумя дочерьми. Он написал о своих первых днях в Талергофе так: «Солдаты всячески изводили женщин. Они умышленно сопровождали их в отхожие места и, окружив со всех сторон, позволяли себе не поддающиеся печатанью выходки, доводившие женщин до слез и истерики. Некому было пожаловаться, ибо начальник стражи капитан-немец был хуже своих подчиненных. В тот же день солдаты закололи троих крестьян, не знавших немецкого языка, за неисполнение наказаний и тут же их зарыли в общую яму».
Все это австрийские власти делали с людьми, которым даже не предъявили обвинений. 
В наше время любой галичанин знает о сталинских репрессиях, о том, что советская власть, якобы, уничтожала только украинцев, а другие народы не трогала. Об австрийском терроре против украинского населения империи Габсбургов уже не вспомнит никто.
Исторические статьи, опубликованные в 2007 году в газете «Таврийский край», можно найти на херсонском портале АртКавун
www. artkavun. kherson. ua Портал посвящен вопросам культуры и искусства Северной Таврии, кроме того, на нем размещены материалы по историческому краеведенью Херсонщины.


30.05.2007. Павел Иванов-Остославский





Сатана там правит бал…
Нет, дорогой читатель, речь пойдет в данной статье совсем не о Преисподней. Речь пойдет о нашем человеческом мире, находящимся ни «по ту», а «по эту» сторону бытия.
Наверное, Вы ни раз задумывались о том, почему человеческий мир полон страданий, почему люди из-за жажды наживы перегрызают друг другу глотки, почему нам так плохо жить в собственной же стране и кем установлено такое положение вещей? Я тоже ни раз размышлял об этом. Плодами «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет» я хочу поделиться с Вами.
Я думаю, никто мне не возразит, если я скажу, что живет на белом свете класс олигархов, который любит деньги больше, чем все прочие люди. Это самые алчные и шкурнически настроенные личности, которые ради материальной наживы пойдут на все, что угодно. Как зарабатывают эти люди? У них есть заводы и фабрики производящие ботинки, корабли, пельмени, ткани, компьютеры и что-нибудь еще? Да, согласен – есть. Но разве, дорогой читатель, сапогами и пельменями много заработаешь? Даже, если недоплачиваешь своим рабочим и регулярно уклоняешься от налогов? Конечно нет. Такой легальный или полулегальный бизнес – стихия коммерсантов районного масштаба. Настоящие, большие олигархи, заседающие в парламентах и госсоветах, обладающие многомиллионными и многомиллиардными состояниями и, следовательно, стоящие над законом, имеют легальное дело только в качестве прикрытия. Давайте подумаем вмести: чем в нашем мире лучше всего заработать сверхприбыли? ПРАВИЛЬНО!!! Наркотики, оружие, женщины для сексуальных утех, люди, предназначенные «на распиловку» ради органов, нелегальная продажа полезных ископаемых. А Вы никогда не задумывались, любезный читатель, почему война с мировой наркопреступностью является настолько безуспешной? Борется-борется вся Америка с Медельинским наркокартелем и никак его побороть не может! Уже, казалось бы, на мерзопакостных мафиози, и американские спецслужбы натравить можно бы, и военно-морской флот США со всеми его хвалеными авианосцами, линкорами и крейсерами, и политические каналы можно задействовать, и Кандализу к этому «делу» приобщить (на правах бультерьера – уж больно кусается хорошо!): ан нет! Чем больше США с наркодельцами борется, тем они больше жиреют и размножаются, как тараканы после обработки дустом или дихлофосом. Мораль из этой «басни» такова: Америка (и вообще весь западный мир) заинтересована в международной торговле наркотиками. Более того: экономика Запада на наркоторговле держится в первую очередь. Тоже самое касается женщин, органов и полезных ископаемых. Доказательств всему этому вселенскому беспределу тьма. Например: в Нидерландах, а так же и в других европейских странах, официально разрешены легкие наркотики, бордели, эротическо-порнографические шоу по телевидению, тяжелая рок-музыка и вообще пост-авангардное «искусство» в извращенной форме, однополые браки… Продолжать? Знаменитый «сэр Гей» Элтон Джон ходит в фаворе у британской королевы. С чего бы это нарушитель общественного спокойствия, поправший вековечные христианские устои морали в монархическом государстве (!!!), так почитаем Елизаветой Второй? Может быть он гениальный музыкант и композитор? Вовсе нет: он всего лишь бездарный представитель андеграунда, блеющий под фоно сладенько-смазливые песенки… Очевидно, британская королева, приблизив к себе знаменитого гомосексуала, хочет тлетворно повлиять на умы и сердца жителей всего мира: смотрите, мол, уважаемые респектабельные господа – хороший тон теперь быть «голубым», а мораль – это бесполезный самоограничитель для дураков и лохов, отрывайтесь, мол, ребята по полной программе! По всему заметно: английская монархия чересчур демократизировалась. Вот бы приобрести британскому истеблишменту во главе с Ее Величеством по меньше демократизма, а побольше консерватизма и суровой приверженности законам чести, благородства и милосердия … Впрочем, привитие аморальности и, даже, внеморальности широким общественным массам происходит не из голого желания держать людей в «подлом состоянии», а по причинам коммерческого характера. Человека морально опустившегося гораздо легче пристрастить к наркотикам, чем стойкого духом, высоконравственного индивидуума. Ну а чем больше люди потребляют наркотиков, тем больше денег поступает в «черную» государственную казну. «Черный» доход государства, кстати, гораздо больше и обильнее, чем «белый», то есть легальный. Это утверждение справедливо, я думаю, ко всем государством Запада, а так же и к тем, кто с ними «в доле». Хочу повторить эту мысль еще раз, но в более лаконичной форме: США, Британия и другие страны беззаветно любимого нами Западного Мира разлагают души людей на планете Земля самыми различными способами с целью посадить их на наркотики и иметь с наркобизнеса сверхприбыли. Этот наркобизнес налажен уже очень давно – с конца 18 века. Его жертвами стали китайцы, которые на рубеже 19-20 веков массово начали употреблять опиум. Наркомания очень быстро развилась в самих США (ну надо же и свое родное кельтско-англо-сакское быдло держать в узде!), а так же в Латинской Америке, Канаде, Пакистане, Индии (а в Средней Азии, например, наркомания является частью народной культуры, поэтому дети, рожденные с «заячьей губой», «волчьей пастью» и с «каким-то там еще копытом» - это норма жизни).
Конечно же, Запад получает немалый доход от разжигания войн на планете (ведь воюющим сторонам можно продать оружие и так подзаработать, а заодно свергнуть пару-тройку «неудобных» режимов), от продажи и использования, так сказать «по прямому назначению», женщин (ведь в мужиках половой инстинкт неистребим, они любят показать дамам свою щедрость – прекрасный источник заработка для сутенеров)… Список товаров, которыми блистательно, хотя и не легально, торгует Запад можно продолжить человеческими органами, полезными ископаемыми и прочими сверхнужными «вещами»…
А теперь, уважаемый читатель, рассмотрим данный вопрос применительно к Украине. Средства массовой информации на Украине что есть мочи занимаются пропагандой разлагающей человеческие души идеологии. Под прикрытием популяризации особой «молодежной субкультуры» телевидение и радио, газеты, журналы и Интернет-сайты «льют» на наши головы нескончаемые потоки попсово-роковых песенок, действующих на людей отупляюще и будоражащих в душах звериные инстинкты, «потчуют» нас новостями с различных светских тусовок а-ля «Собчачье Сердце», фестивалей байкеров уголовного вида и прочей «милой» белибердой. Если добавить к этому всему, звучащие на каждом перекрестке, полузарифмованные хрипы блатного романтика Круга, хвалебные оды Степану Бандере и вообще всем участникам УПА, эсэсовцам, гестаповцам, американцам, НАТОвцам, а так же Петлюре, Махно и Михаилу Грушевскому – знаменитому отцу безвестного украинского питекантропа, то картина происходящего станет почти полной. Но чтобы наше с Вами полотно, любезный читатель, стало по-настоящему законченным, хочу добавить на холст еще несколько мазков. На Украине господствует бедность. Неизбывное отсутствие постоянной работы, безденежье, невозможность обеспечить хотя бы сколько-нибудь достойную жизнь себе и своим детям и хронический алкоголизм, поразивший очень большую часть населения нашей страны (ни в последнюю очередь благодаря рекламе), духовно разлагают украинцев. Наши люди постоянно унижены. Работодатели превратились в жизнедателей, по этому простой человек на них вкалывает, как раб на тростниковой плантации. Граждане Украины стали нацией рабов в своей же стране, за границей всех наших сограждан считают ворами и проститутками. По-этому и относятся соответственно… Взяточничество процветает сплошь и рядом. На Украине «пересичный громадянын» каждый свой шаг оплачивает взяткой. У нас коррупция давно стала нормой жизни. Власть заботится только о самой себе – для простого человека её нет. Если на Вас напали в подворотне, ограбили Вас или покалечили, не ищите защиты у государства. Никто Вам ни чем помогать даже и не собирается… Людей унижает поденный труд. Если человек «пашет» от зари до зари, если он работой выматывается физически и морально, то в нем неизбежно убивается все человеческое. Человек должен работать в меру своих моральных, эмоциональных и физических сил, иначе он превращается в животное. Человек, если он хочет остаться таковым, просто обязан иметь достаточное количество физических и моральных сил и времени, чтобы заниматься чем-то «для души». Как сказал кто-то из великих философов: «Человек тем и отличается от свиньи, что он иногда отрывает своё рыло от кормушки и смотрит на звезды… » Такое положение вещей унижает простого украинца, оно зачастую толкает его к алкоголизму и наркомании. Но ведь как раз именно этого Западному Миру от нас и надо: пристраститесь, ребята, к дьявольскому зелью, а мы на вас денежек подзаработаем!
Во всём этом «черном» бизнесе участвуют многие государства и высокопоставленные лица Западного Мира последние минимум лет двести. Конечно же в долю входят и страны-марионетки, чьи режимы напрямую зависят от «Дядюшки Сэма» и других «добрых» «дядюшек» и «тётушек», водящих с ним дружбу. Все эти рузвельты, черчили, никсоны, буши, рейганы, а вмести с ними и горбачевы, ельцины, кравчуки, кучмы, саакашвили и многие-многие другие оказались напрямую задействованы в международной противозаконной и аморальной коммерции.
Всем этим дьявольским бизнесом, направленным на быстрое и обильное обогащение за счет жизни и здоровья многих миллионов людей, руководит «Всемирное Правительство», находящееся в США и состоящее в основном, так сказать, из представителей «Богоизбранного народа», а так же высшего политического руководства стран Старой Европы.
Когда посмотришь на проблемы нашего глобализированного мира в комплексе, начинаешь понимать – Сатана здесь правит бал…

25.08.2008. Павел Иванов-Остославский 

Пост-скриптум.

Уважаемый читатель, как Вы, я думаю, догадываетесь, я не в каких разведках и МИДах никогда не работал. Информацию для размышлений, положенных в основу данной статьи, я черпал из Средств Массовой Информации, из книг на историческую тематику (в том числе и ВУЗовских учебников), а так же из собственных наблюдений над жизнью, то есть из общедоступных источников. Сопоставляя и анализируя имеющиеся у меня данные, я пришел к выводам, изложенным выше.


Ваш Павел Иванов-Остославский, поэт.



Семейные искусства.
Среди моих предков было немало людей искусства. Художниками были: Игорь Михайлович Иванов (отец), Сергей Васильевич Фролов (двоюродный дед), Михаил Николаевич Иванов (дед по отцу). Особенно талантливый - мой дедушка Михаил. Его живописные работы написаны в классической манере, они высокотехничны и производят на зрителя сильное впечатление. По уровню мастерства с ним мало кто сравнился бы из современных украинских художников. Впрочем, это и неудивительно, ведь Михаил Николаевич окончил Одесский строительный институт по специальности художник-архитектор. Природное дарование гармонично сочеталось в нем с прекрасной классической школой.
К литературному творчеству в моей семье причастны: Василий Корнильевича Фролов (прадед; его проза сохранилась и дошла до наших дней; его произведениям присуща народность, сострадание к простому народу, к судьбе, к жизни и смерти маленького человека), Игорь Михайлович Иванов (мой отец; хороший поэт).
На фортепиано играли почти все Остославские и Фроловы. Борис Васильевич и Сергей Васильевич Фроловы (мои двоюродные деды) играли еще и на мандолине. На этом же музыкальном инструменте играл и мой дедушка по маме Александр Иванович Мадыкин.
У Анны Ивановны Остославской (моей прабабушки) были замечательные вокальные данные. Ее контральто нравилось многим представителям местной аристократии и интеллигенции за гибкость и глубину. Петь в опере она, конечно, отказывалась (в дворянском обществе профессия оперной исполнительницы тогда считалась неприличной), но на домашних концертах, иногда проводимых Остославскими, Анна Ивановна пела некоторые партии, особенно ей нравилось исполнять арию Ванюши из оперы «Жизнь за Царя». 
Юлия Васильевна Фролова (бабушка по отцу) играла на пианино. До 30-х годов 20 века этот инструмент был в доме моего деда Михаила Николаевича Иванова. В семье моей мамы к музыке тоже всегда относились с интересом, играли на музыкальных инструментах, знали им цену. Предметом особой гордости у моего деда по маме (Александра Ивановича Мадыкина) было изящное австрийское пианино 18 века.
Многие мои предки по Остославским и Фроловым были в художественном отношении людьми очень одаренными. Само их мироощущение было эстетическим, утонченным, художественным. Особенно утонченной была моя бабушка по отцу (Юлия Васильевна Фролова). Она ни раз рассказывала мне о своей юности. Весь мир расцвечивался для нее множеством мельчайших полутонов чувств. Казалось ей, что вокруг царит волшебство, красота, изящество, благородство. Люди, казалось ей, все добры от природы. Высшее общество, думала она, все сплошь состоит из аристократичных дам и господ, которые ради святых идеалов чести, благородства и любви, пойдут на любые жертвы, даже на смерть… Все простолюдины, по ее первоначальному убеждению, великодушны и стеснительны от природы. Стеснительность «кухаркиных детей» происходила у нее видимо потому, что они понимали всю низость своего положения и потому знали свое место… Как бабушка была разочарована в последствии в людях, как она, ни раз обманутая ими, страдала и корила себя за неприспособленность к жизни!.. Бабушка Юлия была очень добрым и интеллигентным человеком, в сочетании с утонченностью эти качества дают человеку возможность успешно заниматься искусствами. Но большим художником она не стала - не сложилось.
Ирина Никаноровна Акулинина (моя прапрабабушка) сама вышивала гобелены. До нашего времени дошел один гобелен сделанный её руками около 150 лет тому назад. На нем, на фоне каких-то насаждений изображена девушка, держащая на руках огромного пушистого кота. Когда я был маленьким, то думал, что кот с бородой. А «борода» эта возникла потому, что на груди у кота нитки от времени выцвели и стали белыми. Я в пятилетнем возрасте этого не понимал, потому «бородатый» кот, вышитый на гобелене, мне очень нравился - такого не было ни у кого из наших знакомых и соседей. 
В комнате Анны Ивановны Остославской (моей прабабушки) когда-то на стене висела картина, написанная ее младшим сыном Сергеем. На картине изображался корабль, идущий через Днепровский лиман из Херсона в Одессу. Когда мой отец был совсем мал, он этому кораблю дорисовал красной краской ватерлинию. Работа была безнадежно испорчена. Анна Ивановна очень горевала по этому поводу, ведь «Пароход» был единственным сохранившимся у неё материальным свидетельством о ее сыне Сергее, который за несколько лет до этого умер от брюшного тифа в Марселе.


22 Мая 2008 года. Павел Иванов-Остославский 

Символами рисуем себе времена
Павел Иванов-Остославский
16.11.2006

Город Херсон существует уже больше двухсот лет. Не менее длинную историю насчитывает и херсонская геральдика. Местные гербы впечатали в себя основные события прошлого и настоящего Таврийского края, его становление, расцвет и даже упадок.

У истоков Херсонской геральдики стоял герб пикинерного (легкоконного) полка, учрежденный в 1776 году. Этот полк стоял в нашем городе и имел наименование Херсонского. Сохранилось описание «пикинерного» герба: « в червленом поле на изумрудной траве золотой восьмиконечный православный крест». Такой же православный крест, только шестиконечный, впоследствии был помещен в гербы города Херсона и Херсонской губернии.

Херсонская дореволюционная геральдика свидетельствуете о той важной миссии, которая была возложена на наш город и Таврический край Российской императорской властью. В основе городского герба был главный символ Российской империи - двуглавый орел. Далеко не каждый губернский город мог гордиться такой фигурой в своем гербе.

Герб Херсонской губернии, высочайше утвержденный 5 июля 1878 года, имел в своем щите три императорских короны и шестиконечный крест. Эти фигуры являются высшими символами царской власти и православной веры. Герб Херсона увенчан был золотой императорской короной. Щит обрамлялся дубовыми ветвями, увитыми лентой ордена св.Андрея Первозванного - высшего ордена Российской империи.

Для истории нашего края огромный интерес представляют также старинные гербы городов Таврической губернии. В их число входит и герб Керчи, являющийся самым древним городским символом Российской империи. Керченский герб с некоторыми изменениями существует с IV века до н.э.

Гербы городов Южной Таврии были высочайше утверждены 17 ноября 1884 года, кроме Севастополя. Причем названы они, за исключением Керченского, гербами уездов, хотя впоследствии применялись как городские. Герб Севастополя и новый герб города Алешки (Цюрупинска) были утверждены 21 июля 1883 года, а первый вариант городского герба Феодосии -11 мая 1811 года.

Главной фигурой герба Керчи был грифон, но это мифологическое существо стало Керченским символом не сразу. В VI веке до н.э. греческий город Пантикапей, располагавшийся на месте нынешней Керчи, имел эмблему - голову льва в анфас, которая изображалась на первых серебряных монетах города. Эмблема эта использовалась более ста лет. Но в середине IV века до н.э., в связи со сменой правящей династии, на Пантикапейских монетах появились новые эмблемы. На одной стороне монеты голова бородатого человека с козлиными ушами, на другой - львиноголовый грифон с дротиком в зубах, идущий по хлебному колосу. Грифон изображался в древних мифологических и геральдических источниках в виде фантастического чудовища с туловищем льва, орлиными крыльями и головой льва или орла.

Советская и «самостийная» городская символика характеризуется или полным отказом от старинных геральдических традиций, или значительным их искажением. К сожалению, не минула чаша сия и Херсонскую геральдику. Современная символика города Херсона и Херсонской области представляет собой исключительно неудачную попытку герботворчества. Новейший герб Херсона увенчан золотой башенной короной «о трех зубцах». Но трезубая корона по всем правилам Европейской и Российской геральдики полагалась районному центру! Эта корона «о трех зубцах» автоматически приравнивает Херсон по значению к таким населенным пунктам, как Белозерка, Чаплынка, Великая Лепетиха и к другим, так сказать, «деревенским столицам». 

Херсонский герб имеет и другие сомнительные особенности. Кайма, расположенная в щите, слишком узка, чтобы считаться почетной фигурой, и одновременно слишком широка, чтобы ее можно было признать фигурой понижающей. Лаврово-дубовый венок с датой основания города также помещен в кайму, что противоречит геральдической традиции. В кайму (в том случае, когда она является почетной, а не понижающей), следовало бы попеременно поместить дубовые и лавровые листья. 

Знаковые элементы якоря на гербе Херсона ранее были подняты, а сейчас опущены. По всем канонам этот символ означает недействующий порт. По какой причине произошла такая метаморфоза, непонятно. Имели ли авторы нынешнего герба хоть какое-нибудь понятие о науке геральдике? В цивилизованных странах создание гербов и символов может быть доверено только специалистам-геральдмейстрам, имеющим соответствующую квалификацию и образование. Широкой публике следовало бы знать херсонских "творцов-геральдмейстров».

Особого внимания заслуживает и корона, венчающая герб Херсонской области. Она та же, что и на гербе Херсона. В то же время, герб Нижних Серогоз венчает корона центра областного значения «о пяти зубцах»! Неужели Нижнесерогозкий район заслуживает большего уважения, чем вся Херсонская область?!

Интересные курьезы встречаются и в гербах районных центров Херсонской области. Так, герб Каховки венчает золотая корона, а гербы Геническа и Цюрупинска серебряные. Почему? По законам геральдики короны городов районного значения могут быть только золотыми. 

Древние римляне говорили: «Символами рисуем себе времена... ». Какие у нас символы, такая и жизнь. Что еще можно сказать, когда Херсонский городской герб венчает корона Великой Лепетихи? И живем мы сегодня, похоже, не в областном центре Херсоне, и, вообще, не в Херсонской области...

Павел ИВАНОВ-ОСТОСЛАВСКИЙ.
Газета "Таврійський край".-2006.-16 ноября.-с.3 




Славяне: вопрос о корнях.
Вопрос о происхождении славян является одним из наиболее сложных и противоречивых вопросов, стоящих перед исторической наукой. Издревле селясь на обширных равнинах от Дуная до Волги( а еще раньше в Азии), индоевропейские предки славян постоянно смешивались с другими народностями, перенимали у них и передавали им расово-генетические, языковые и культурные черты. Постоянно происходил процесс взаимоассемиляции. Этногенез любого народа, и в первую очередь современного, это сложное явление, глубокое изучение которого неизбежно приводит к выводу о том, что народов, так сказать, «чистых» по языку, генетике и культуре- не существует и не существовало никогда. А из этого следует, что всевозможные националистические теории, господствующие сейчас в сердцах и умах многих людей, не имеют под собой никаких оснований.
Данная статья посвящена вопросу происхождения протославян, а также их отношениям с соседними народностями и племенами. Опирается данная статья преимущественно на данные истории и археологии Северного Причерноморья.
Преемственность материальной культуры предков славян можно проследить в глубь веков. Данные некоторых исследований указывают на явную генетическую связь между такими археологическими культурами, как- культура Колоколовидных кубков(Западная и Центральная Европа), Шнуровой керамики(энеолит-неолит, 3-2 тыс. до н.э., Европа), Комаровская(15-12 в.в. до н.э., восточные Карпаты), Белогрудовская(11-8 в.в. до н.э., поздняя бронза, Правобережная Украина), Чернолесская(10-8 в.в. до н.э., Среднее Поднепровье), сколоты(протославяне- скифы-пахари).
Культуры Колоколовидных кубков и Шнуровой керамики являются прародительницами еще и предков германцев и балтов (Фатьяновская и Балановская культуры). От культуры Шнуровой керамики происходит также генеалогическая ветвь- Тшенецкая и Лужицкая культуры. Многими учеными они считаются протославянскими.
Надо отметить, что все эти археологические общности развивались отнюдь не изолированно. Так, например, культура Колоколовидных кубков- родоначальник славяно-балто-германской родословной- испытала некоторое влияние Дунайской культуры, культура Шнуровой керамики- культуры Воронковидных кубков, происходящей от типично европейской Михильсберской культуры. Лужицкая протославянская культура позаимствовала некоторые кельтские черты.
С 8-7 в.в. до н.э. на территорию Южной и Центральной Украины стали проникать скифские племена. Вскоре они покорили сколотов и дали им свое наименование. У Геродота протославяне упоминаются как скифы-пахари, а собственно скифы называются «царскими».
Собственно скифы состояли из родственных племен североиранской языковой группы индоевропейской семьи. По принадлежности к одной языковой группе, а также по материальной и духовной культуре они были родственны киммерийцам, савроматам(сарматам), массагетам и сакам. Основными письменными первоисточниками информации о скифах являются греческие и римские авторы, а также древневосточные папирусы. Одни исследователи считают их потомками носителей Срубной культуры эпохи бронзы, продвигавшейся с начала 14 века до н.э. с территории Поволжья на Запад. Другие полагают, что основное ядро скифов вышло из Средней Азии или Сибири и смешалось с местным населением Северного Причерноморья, в том числе и с протославянами.
Начало истории скифов отмечено их войной с киммерийцами, которые к 7 веку до н.э. были вытеснены с Юга Украины в Малую Азию. Основная территория расселения скифов- степи от Дуная до Дона, включая степной Крым. Северная граница расселения- неясна. Тесные отношения с греческими городами Северного Причерноморья, усиленная торговля скифов скотом, хлебом и мехами, убыстряли процесс классообразования в скифском обществе. Скифский союз племен постепенно эволюционализировал в своеобразное государство рабовладельческого типа во главе с царями. Власть царя была наследственной и обожествлялась. Она ограничивалась союзным советом и народным собранием. Шло выделение военной аристократии, дружинников и жреческой прослойки. Сплочению скифов способствовала их война с персидским царем Дарием 1 в 514-513 годах до н.э. На рубеже 5-4 веков до н.э. князь Атей устранил других скифских князей и узурпировал всю власть. Став царем, он в 40-е годы 4 века до н.э. закончил объединение Скифии от Азовского моря до Дуная.
Археологические исследования Каменского городища, находящегося близь Никополя, показали, что оно в эпоху расцвета скифского царства являлось административным и торгово-экономическим центром степных скифов. С 4 века до н.э. в Приднепровье появляются огромные курганы, в которых похоронены скифские цари и другие представители аристократии. В такие могилы ложили богатое оружие- мечи-акинаки в золотых ножнах, стрелы с бронзовыми наконечниками в золотых колчанах, копья и дротики. В богатых могилах часто встречалась медная, серебряная и золотая посуда, греческая расписная керамика и амфоры с вином, разнообразные украшения, часто тонкой ювелирной работы. В 339 году до н.э. царь Атей погиб в войне с македонским царем Филиппом 2. В конце 3 века до н.э. территория Скифии под напором сарматов сократилась. В Крыму, на р. Салгир была основана новая столица Скифии- Неаполь.
Скифское царство просуществовало до второй половины 3-го века н.э. и было уничтожено готами.
Кроме скифов-пахарей(сколотов) существовали и другие археологические и культурно-языковые общности, имеющие прямое отношение к истории славянства.
Некоторые древние ученые протославян называли венетами. Однако, сведения об этом племени туманны. Значительно больше дошло до нас информации о венетах, живших на берегу Адриатического моря и по реке По. Однако эти венеты предками славян не являются, равно как и кельтское племя венетов, жившее на территории современной Франции, на побережье Атлантического океана. 
Византийские писатели 6-7 в.в. н.э. называли восточных славян антами. Скорее всего слово «анты» происходит от общеславянского наименования «венты»(т.е. венеты).Впервые анты упоминаются в одной из керченских табличек 3 века н.э. Основные сведения по истории этого племени встречаются в произведениях Прокопия, Иордана, Агафия, Минандра и др. Анты жили на территории между Карпатами и Северным Донцом. В советской исторической энциклопедии анты отождествляются с носителями Черняховской археологической культуры, однако, та же энциклопедия в другой словарной статье носителями Черняховской культуры объявляет готов. Отсюда можно сделать предположение, что черняховцы, были, скорее всего, смешанным населением среднего Поднепровья.
Анты жили в 4-6 в.в .н. э. Они знали развитое земледелие, оседлое скотоводство, добычу и обработку железа, высокоразвитое гончарство, основанное на технике гончарного круга, ювелирное искусство, обработку камня, кости, ткачество. Росла внутренняя торговля, связанная с развитием ремесла, была и внешняя торговля, например, с Римской Империей. Существовало денежное обращение. В качестве денег использовались римские серебряные монеты.
Для антов была характерна сельская община. Археологам известны обширные открытые поселения антов, состоявшие из ряда отдельных домохозяйств. Большого развития у антов достигло рабовладение, хотя рабы содержались в значительно менее суровых условиях, чем в Риме. В 3-4 веках у антов складывается государство, не получившее завершения в дальнейшем. В письменных источниках 6-7 веков упоминаются политические деятели антов- князья Боз, Ардагаст, Пирагост, дипломат Мизамир, вельможи Идарий, Келагаст, полководцы Хельбудий, Доброгаст и Всегорд. По сведениям Прокопия и Менандра анты имели мощную военную организацию, выставляли войско в несколько десятков тысяч человек. В 4 века анты вели упорную борьбу с остготской державой Германариха. С начала 6 века они вмести со склавинами повели масштабное наступление на балканские владения Византии.
Часть антов и склавинов осталась на Балканах. Они стали этнической и генетической основой болгар, сербов, хорватов, черногорцев и других славянских народов Балканского полуострова. С конца 6 века анты вели войны с аварами. В 7-8 веках место антов заняло новое, более обширное объединение славянских племен, -Русь, ядро которого совпало с наиболее развитыми землями антов.
Современное славянство возникло как результат сложного генетического и культурного смешения протославян с другими народностями. Попытки отдельных современных политиков националистического толка представить историю украинцев как единый процесс кристаллизации «великой арийской расы», имеющей исключительные права и превелегии, никаких объективных оснований под собой не имеет.
21.09.2006. Павел Ивано-Остославский



Трипольская культура: мифы и реальность.
Многие украинские историки, живущие в наше время, искренне считают Трипольскую культуру прародительницей мировой цивилизации. Бытует мнение, что все самые великие изобретения древности были сделаны и впервые использованы трипольцами. Более того – раннерабовладельческие государства Египта, Шумера, Китая и Индии являются осколками «Великой Трипольской Империи», основанной естественно нашими прямыми предками: «чистокровными арийцами» - протоукраинцами…
Трипольская культура была открыта в 1896 году известным киевским археологом Викентием Хвойкой. Поблизости от села Триполье под Киевом он обнаружил древнее поселение, в котором находилась керамика оригинального вида. Керамику сразу же стали активно исследовать и другие учёные. Со временем выяснилось, что древние горшки являются уникальными только с точки зрения малороссийской археологии. Такая же утварь в огромных количествах была найдена в Румынии (культура «Кукутень»), в Молдавии, а так же в Галиции (культура «Галицкой расписной керамики»). Среди деятелей науки разгорелись споры о генетической и культурной близости носителей Трипольской культуры к современному населению Восточной Европы. Было выдвинуто несколько гипотез, в т.ч. и «протославянская», однако большинство исследователей к ней отнеслось осторожно.
Вот, что пишет о Трипольской культуре современный исследователь Олесь Бузина в своей книге «Тайная история Украины-Руси»: «Ко времени открытия Хвойкой Трипольской культуры место жительства ранних славян определяли по ареалу распространения т. н. «Пражского горшка», найденного естественно под Прагой. Однако беда состояла в том, что «этот славянский тип был, в сущности, не чем иным, как украшенной волнистым орнаментом римской посудой, широко распространённой в северных римских провинциях от нижнего Дуная до Рейна. Очевидно, славянам приходилось общаться с римлянами на приграничных территориях у Дуная, когда там, в 1-4 веках употреблялся этот тип керамики, который и был заимствован славянами». (Любор Нидерле, чешский археолог)».
Цитата из Любора Нидерле, приведённая Бузиной, свидетельствует, что в начале 20 века многие учёные имели весьма разноречивые представления о Триполье. Особенно это касается датировок: время существования раннего славянства – начало первого тысячелетие нашей эры, а время существования Трипольской культуры – 5-3 тысячелетия до нашей эры. Упадок Триполья отделён от возникновение ранних славян двумя тысячелетиями(!), поэтому, как трипольская керамика может быть славянской, а древнеримская провинциальная – трипольской, не понятно.
Трипольская культура является энеолитической. Её носители, земледельцы и скотоводы, жили в 5-3 тысячелетиях до нашей эры между Юго-Восточной Трансильванией и Днепром, принадлежали, скорее всего, к средиземноморской ветви европеоидной расы (а протославяне – к среднеевропейской, с примесью скандинавской). Поселения Трипольской культуры обычно располагались на лессово-чернозёмных плато и имели значительную площадь. Большие земляные жилища строились из дерева и хорошо обожженной глины, внутри они были разделены на отдельные помещения, имевшие свои печи. На поселениях жилища располагались по кругу или овалу, иногда несколькими кругами. Наряду с мотыжным и пахотным земледелием, у трипольцев было развито животноводство (разводились быки, овцы, козы, свиньи); важную роль в хозяйстве играли охота и рыболовство. Известны трипольские орудия из кости – шилья, проколки, крючки для вязания, гребни для расчёсывания волос. У трипольцев были широко распространены изделия из меди. Глиняную посуду они изготавливали без помощи гончарного круга. Расписной орнамент на керамику наносился тремя красками – белой, жёлтой и красной. Орнамент имел вид спиралей, кругов, волнообразных лент. Иногда на трипольской керамике встречаются изображения животных и человека. У трипольцев было развито ткачество, о чём свидетельствуют находки – отпечатки тканей на днищах сосудов, глиняные пряслица и обугленные нитки из конопли. Известны трипольские захоронения, как курганные с кромлехами, так и бескурганные. Скелеты в них были найдены скорченные или вытянутые, иногда у трипольцев практиковалось трупосожжение. 
Национально сознательные исследователи считают, что трипольцы строили огромные протогорода, которые сжигали раз в 60 лет в ритуальных целях. И что протогорода эти были столь «велики» и «прекрасны», что не можно глаз отвесть. Да, свои поселения трипольцы действительно сжигали, но не из религиозных соображений, а из-за страшной антисанитарии. Пищевые и прочие отходы они часто сливали прямо на улицу. Свои, так сказать, города они строили из соломы и глины, жителей в них было максимум 10-15 тысяч человек. Такие поселения, напрочь лишённые каменных построек, на город «не тянут».
Социальным строем трипольцев был матриархат. У них отсутствовал культ мужского начала, они не поклонялись мечу, в их обществе, по-видимому, мужчина играл в экономическом и политическом отношении второстепенную роль. Эти обстоятельства отнюдь не сближают трипольцев с индоевропейскими племенами (предками славян), являвшимися носителями патриархальных отношений, обожествлявшими оружие и мужскую власть в обществе и семье. 
Увы, но трипольская культура к предкам протославян не имеет никакого отношения. Во времена существования Триполья наша родословная не прослеживается. 
Что же касается «гениальных» изобретений, якобы сделанных трипольцами ещё в те древнейшие времена, когда даже египетских пирамид не существовало, то это вымысел чистой воды. Сверхспособности трипольцев – это миф, придуманный национально свидомымы историками, с целью польстить своим генеалогическим инстинктам. Конечно, происходить от «титанов» куда приятнее, чем от дикарей времён матриархата. 
Трипольская археологическая культура является местной разновидностью культуры Кукутень, распространённой на большой части юго-восточной Европы в 5-3 тысячелетиях до нашей эры. Ни чем «сверхъестественным» от других матриархальных обществ она не отличалась. Так что националистические спекуляции на исключительности трипольцев не имеют под собой никаких оснований.
31.07.2007. Павел Иванов-Остославский



Украина обречена находиться вне НАТО!
Павел ИВАНОВ-ОСТОСЛАВСКИЙ

Политическое руководство Украины всячески пытается втянуть нашу страну в НАТО. Похоже, Белый Дом и Банковая за нашими спинами уже обо всём договорились: мы вам демократию, вы нам территорию под военные базы, работников, привыкших вкалывать за гроши, полезные ископаемые, промышленные мощности… Обмен, прямо скажем, не равноценный…

Соединённые Штаты уже создали в Восточной Европе антироссийский блок, в который входят: Польша, страны Прибалтики, Грузия, Румыния, Венгрия, Молдавия. Эти страны политически и экономически, а то и в военном отношении, поддерживают друг друга, проводя политику русофобии на межгосударственном и международном уровне. 

Американские и НАТОвские политики в своих публичных высказываниях пытаются всячески убедить мировую общественность, что в ближайшее время Украину не примут в НАТО, равно как и во все прочие международные структуры, где первую скрипку играют страны Запада. Однако, жителям Украины по этому поводу не стоит радоваться: громкие заявления о недопущении нашей страны в Северо-Атлантический альянс – это не более, чем пропагандистский трюк. Проблемы невероятной сложности и опасности, обусловленные вступлением Украины в НАТО, ещё встанут перед нашей страной.

Западный мир спит и видит, чтобы захватить наши территории, полезные ископаемые, природные и человеческие ресурсы. США создали в Украине свой марионеточный режим, который действует исключительно в интересах Дядюшки Сема. Если Украина вступит в НАТО, если её территорию покинет российский Черноморский флот, если украинский военно-промышленный комплекс перейдёт на НАТОвские стандарты, если будут созданы американские военные базы в Украине, которые со временем, наводнят нашу страну евро-атлантическими войсками и сделают Украину полигоном для американской военщины, то в нашей стране может произойти следующее:

Во-первых, Россия прекратит с Украиной всякое военно-техническое сотрудничество. Русские откажутся осуществлять совместно и многие гражданские коммерческие и производственные проекты. Россия начнёт продавать Украине газ и нефть по мировым ценам. Всё это приведёт к ещё большему экономическому упадку Украины.

Во-вторых, американцы будут вести себя на наших землях как оккупанты, они будут грабить и убивать мирных украинцев, насиловать женщин, и никто не сможет привлечь их ни к какой ответственности – они станут хозяевами Украины… Они попытаются превратить наши страну во второй Вьетнам времен Американо-Франко-Вьетнамской войны…
В-третьих, Международный Валютный Фонд распоясается пуще прежнего. Этой организации вполне под силу организовать в нашей стране массовый голод, близкий по своим масштабам к голодомору 30-х годов.

В-четвёртых, Россия нацелит часть своих ядерных ракет на Украину (и будет совершенно ПРАВА!!!). В случае войны между НАТО и Россией (например, если сумасшедший Дядюшка Сем нанесёт ядерный удар по России с территории Украины, а Россия будет вынуждены ответить… ), наша страна будет полностью уничтожена, украинский народ прекратит своё существование. Произойдёт это по той простой причине, что в Украине находится масса объектов промышленности и энергетики, уничтожение которых с помощью даже обычного оружия, не то, что ядерного, приведёт к глобальной экологической катастрофе и к изменению природных ландшафтов. Сколько на территории Украины находится гидроэлектростанций, а сколько атомных электростанций? В 1986 году третий энергоблок Чернобыльской АС взорвался сам (сколько эта катастрофа принесла бедствий и горя нашему народу?!), а что будет, если нанести по всем атомным и водным электростанциям, находящимся в Украине, воздушный удар при помощи стратегической бомбардировочной авиации?.. А если задействовать для этого атомное оружие?.. Все днепровские плотины будет уничтожены, в результате чего добрая половина восточной и южной Украины будет затоплена. Все энергоблоки всех АЭС взорвутся благодаря прямым попаданиям ракет или цепной реакции. Насколько поднимется радиоактивный фон? Сколько произойдёт ядерных взрывов? Какого масштаба достигнет затопление территорий, населённых людьми и какие будут жертвы? Пусть каждый сам для себя ответит на эти вопросы.

Современные украинские реалии таковы, что любая война, большая или маленькая, обычная или, тем более, ядерная, ни оставит от нашего государства и нашего народа камня на камне. Украина обречена быть мирной страной, а значит, обречена находиться вне НАТО. Современные украинские политики должны чётко осознавать: чтобы уничтожить Украину в наше время, не надо захватывать её многомиллионными армиями, не надо её брать в клещи танковыми клиньями или приводить в акваторию Черного моря целые армады линкоров и крейсеров. Украина может погибнуть под ударами всего лишь одного ракетного полка стратегического назначения, выбравшего своими целями днепровские плотины, атомные электростанции, химические заводы, нефте- и газопроводы и прочие жизненно важные объекты промышленности.

Украина не должна быть орудием борьбы США против России. В противном случае для Украины эта борьба может плохо кончиться…
10.12.2008. 


Херсон – «Город, построенный для славы»!
Думаю, что для многих историков и увлечённых историей людей я не открою Америку, если скажу, что русская императрица Екатерина Великая собиралась в своё время возродить Византию. Важнейшим плацдармом для похода на Балканы должны были стать земли Новороссийского края. Не даром в Херсоне сразу после его основания и вплоть до смерти императрицы жили и работали наиболее талантливые и успешные сановники, полководцы и флотоводцы России.
Екатерина планировала на начальном этапе восстановления Восточной Римской Империи сделать Херсон её столицей. Это было удобно по нескольким причинам: во-первых, наш город был под надежной защитой русской армии, в Херсоне была крепость и Адмиралтейство. В Херсоне был построен новый монетный двор, который вполне мог начать производство собственной византийской монеты; во-вторых, Херсон – в России был одним из самых благополучных в климатическом и природном отношении городов. Здесь никогда не происходило никаких стихийных бедствий, кроме, может быть, только незначительных песчаных бурь, в Херсоне достаточно мягкий климат; в-третьих, Херсон ближе других городов Российской Империи находился к землям будущей Византии, из него было удобнее всего управлять территориями, находящимися на Юго-Запад от границ нашей страны.
В Херсонском краеведческом музее недавно открылась выставка «Город, построенный для славы». Она повествует о первом, «екатерининском» периоде истории Херсона и о великих планах и задумках императрицы Екатерины, в которых она отвела нашему городу самое важное место. Выставка состоит из множества экспонатов, среди которых старинное оружие, солдатские и казачьи мундиры, роскошные дамские платья, элементы интерьера конца 18 века. Экспозиция посвящена выдающимся людям Российской Империи, чья жизнь была неразрывно связана с Херсоном. Под портретами великих людей прошлого находятся таблички с краткими биографическими сведениями.
Ушаков Федор Федорович (1744–1817) – выдающийся флотоводец, адмирал; в чине капитана 2-го ранга прибыл с Балтийского флота к Херсону во главе команды будущего корабля «Святой Павел», что строился на Херсонской верфи. За спасение команды от чумы 1783–1784 гг. был награжден орденом Св. Владимира 4 ст. С октября 1787 г. до марта 1788 г. находился в Херсоне, готовя к военным действиям моряков Черноморской эскадры.
Суворов Александр Васильевич (1730–1800) – граф Римникский, князь Итальянский, выдающийся полководец, генералиссимус. В 1780-ые гг. неоднократно находился в Херсоне. Перед началом российско-турецкой войны, 8 августа 1787 г., был назначен командующим войск «при Херсоне и Кинбурне». 1 октября 1787 г. возглавил российские войска в победной Кинбурнской битве. В 1792–1794 гг. в Херсоне находилась штаб-квартира О. В. Суворова. 
Головатый Антон Андреевич (1744–1797) – кошевой атаман Черноморского казацкого войска (1797). На Запорожской Сечи с 1757 г., куренной атаман, военный писарь. Вместе с Сидором Белым и Захарием Ручкой-Плуга . Из прежних запорожцев сформировал армию (в Херсоне, Олешках, Бериславе), переименованную в 1788 г. в Черноморское казацкое войско. Прославился во время войны 1787–1791 гг.
Румянцев Александр Иванович (1680–1749) – генерал-адьютант. В 1737 г. во время российско-турецкой войны 1735–1739 гг. учредил укрепление Олександр-шанц. 
Шубин Сафрон Борисович (?–1778) – контр-адмирал, член Адмиралтейской коллегии, первый командир строительства Херсонской крепости. Находился в Александр-шанце с 1777 г. В июле 1778 г. уволенный со службы в связи с тяжелой болезнью (25 июля на его место был назначен И. О. Ганнибал). Умер в Херсоне в августе 1778 г.
Никифор Феотоки (?–1800) – архиепископ Херсонский и Славянский (1779–1786), второй после Евгения Булгариса. 17 мая 1786 г. принимал участие в торжественном освящении Екатерининского собора в Херсоне.
Самойлов Александр Николаевич (1744–1814) – граф, племянник Г. О. Потёмкина. Во время войн 1768–74 и 1787–91 гг. отметился как храбрый и талантливый офицер. С 1786 генерал-поручик. В том же году был назначен командующим войсками в Херсоне.
Фридрих Вюртенберский (1754–1816) – принц, брат императрицы Марии Федоровны – жены императора Павла І, брат генерал-поручика Александра Вюртенберг-Штудгарского, похороненного в Херсоне у стен Екатерининского собора. В 1783 г. – исполнял обязанности Херсонского губернатора. С 1806 г. первый король Вюртемберга.
Список выдающихся людей прошлого, отдавших свой талант и силы Херсону конца 18 века можно продолжать почти до бесконечности. Но ведь не зря говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Выставка продолжает свою работу. Приходите и смотрите.
Автор выражает благодарность Сергею Дяченко – старшему научному сотруднику Херсонского краеведческого музея за любезно предоставленную информацию.
29.11.2008. Павел Иванов-Остославский



Херсонская губерния: у истоков
В экономической и хозяйственной жизни Российской Империи Херсонская губерния играла достаточно важную роль. То обстоятельство, что наша губерния до революции 1917 года занимала огромные пространства, вполне сопоставимые с размерами многих западноевропейских государств времен феодальной раздробленности, а также была пограничной территорией и обладала колоссальными материальными и людскими ресурсами, сделало ее привлекательной для российских и иностранных капиталовложений. К началу 20 века Херсонщина стала одним из самых экономически развитых регионов России.
Губерния являлась высшей из местных территориальных единиц Российской Империи. Херсонская губерния была основана Государем императором Александром Павловичем (указ от 15 мая 1803 года).
В 1812 году Херсонская губерния была освобождена императором от каких-либо воинских обязанностей. Тем не менее, в этот год херсонцы собрали пожертвования на военные нужды: 50 тысяч рублей. А всего с 1812 по 1818 год было собрано для армии 293 276 рублей и 46,5 копейки, 785 волов, 362 лошади, 48 кг. свинца, 17 ружей, 13 пистолетов и 7 сабель. 
Херсонская губерния составляла 1/122 часть Европы и, занимая по величине 16 место среди других губерний России, она граничила с Киевской, Полтавской, Подольской, Таврической, Екатеринославской и Бессарабской губерниями. Первоначально в ней было 4 уезда: Херсонский, Елисаветградский, Тираспольский и Ананьевский. В 1806 году был организован пятый- Александрийский, а в 1826 году шестой- Одесский.
В 1828 году было создано Новороссийско-Бессарабское генерал-губернаторство, в состав которого были включены Екатеринославская, Таврическая и Херсонская губернии, а также Бессарабская область.
В вопросах административного управления Херсонская губерния не походила ни на одну другую и была совершенно обособленным и весьма сложным государственным механизмом. Хотя управление осуществлялось губернатором на общих основаниях, на территории губернии находилось несколько властных структур, практически не зависящих от херсонского губернатора. Достаточно автономно существовало Одесское градоначальство, управление Николаевского военного губернатора и Попечительство над иностранными поселенцами южного края. В военном отношении наша губерния принадлежала к Южному округу оперативного командования, она входила в восьмой округ внутренней стражи и в пятый округ корпуса жандармов. По ее территории проходило 2 стратегических тракта: из Москвы и Санкт-Петербурга на Одессу, а также из Москвы и Санкт-Петербурга на Симферополь.
Интенсивное заселение южных степей и сравнительная слабость крепостничества, стало на то время одной из основных причин быстрого развития производительных сил на Херсонщине. Стараясь увеличить прибыльность своих имений, помещики расширяли посевные площади, внедряли в сельскохозяйственное производство различные машины и другие усовершенствованные орудия производства. Вплоть до 40-х годов 19 века преобладающей отраслью хозяйства было скотоводство. Особенно успешно жители губернии занимались разведением крупного рогатого скота.
К 1900 году в 19 городах, 9 посадах, 2356 селах, 590 экономиях, 131 немецкой колонии, 2377 хуторах нашей губернии проживало 2 956 208 человек. С учетом климатических особенностей и географического своеобразия территории, этот показатель был довольно высоким. Всего в губернии насчитывалось 5 500 населенных пунктов.
В 19 веке полузаброшенная турецкая крепость Хаджибей превратилась в цветущую Одессу. К началу 20 века Одесса стала пятым крупнейшим городом России, уступая по количеству жителей только Москве, Санкт-Петербургу, Варшаве и Нижнему Новгороду. Уже 150 лет тому назад одесский порт принимал в год до полутора тысяч торговых судов, причем в последующие годы эта цифра неуклонно росла. В те времена редкая губерния могла похвастаться своим университетом, а в Херсонской губернии он был. В 1865 году Решельевский лицей, находившийся в Одессе, был преобразован в Императорский Новороссийский университет- третий на территории современной Украины после Киевского и Харьковского.
Херсонская губерния славилась своим судостроением. В Николаеве со стапелей сходили первоклассные боевые корабли почти всех типов. По масштабам производства с николаевскими верфями могли соперничать только санкт-петербургские. В самом Херсоне существовала частная верфь купца первой гильдии Вадона. 
Ни одна из губерний Российской империи не была этнически настолько пестрой и разношерстной, как Херсонская. На ее территории проживали греки, поляки, немцы, сербы, татары, караимы, молдаване, ну и конечно русские и украинцы. Высочайшим указом от 16 ноября 1829 года в Херсонской губернии было позволено селиться евреям.
На Херсонщине насчитывалось 3 мужских и 3 женских православных монастыря, 597 православных церквей, 52 прихода, принадлежавших другим христианским конфессиям, 188 синагог. Из всего населения православных было 88%, иудеев 7,1%, лютеран 3,2%, римо-католиков1,5%, к армяно-григорианской церкви принадлежали 0,4% верующих.
Основным занятием жителей Херсонской губернии было земледелие. Хлеб, выращенный руками наших земляков, шел в Киев, царство Польское, Вильно, Ростов, на Кавказ. Через одесские порты зерно отправлялось на экспорт в десятки стран мира: от Норвегии до Уругвая. В лучшие, урожайные годы сбор хлеба превосходил посев в 4-4,5 раза. В некоторых местах урожай пшеницы поднимался до30-40 собранных семян на 1посеянное.
В 50-60 годах 19 века в Херсонской губернии под посевы огородных и бахчевых культур ежегодно отводилось до 50 тысяч десятин земли. Здесь выращивалось 5 сортов капусты, различные виды огурцов, лука, баклажанов, перца. В те годы на Херсонщине был выведен новый сорт картофеля(клубни отличаются продолговатой формой). Немалыми были посевы проса, ячменя, овса, льна, кукурузы, подсолнечника. 
Херсонские спиртовые заводы снабжали своими изделиями пол-России. Уже в середине 19 века они стали вырабатывать 1,214 тысяч ведер водки и 2,077 тысяч виноградного вина в год на общую сумму 600 тысяч золотых рублей.
В юго-западной части губернии процветало табаководство. Здесь выращивались прекрасные сорта табачного листа, привезенные с Манилы, Суматры и из Виржинии. 18 табачных фабрик перерабатывали в год 46 тысяч пудов табака. 
Финансовыми вопросами ведали 8 городских банков, три общества взаимного кредита, отделение государственного дворянского и крестьянского поземельного банков, а также Земский банк Херсонской губернии. Херсонское земство отличалось образцовой деятельностью, особенно в агротехнической сфере. В губернии существовало 11 213 торговых заведений, они давали 410 миллионов золотых рублей чистого дохода в год.
Двести с небольшим лет назад впервые «европейская цивилизация твердой ногой встала на берега Черного моря и глубоко врезалась плугом в затоптанные варварами степи»,- так писал в «Материалах для географии и статистики России» известный путешественник А.Шмидт.
Руками тысяч крепостных, привезенных в Таврический край со всей страны, трудом людей разных сословий и национальностей, девственная и безбрежная херсонская степь стала в 19 веке основой экономического благополучия почти двухмиллионного населения нашей губернии.

14.01.2007. Павел Иванов-Остославский
Херсонская Духовная Консистория сообщает…
Духовная Консистория- это управление, занимающееся церковными делами и состоящее в распоряжении руководителя епархии(епископа, архиепископа или митрополита). До революции 1917 года функции Духовной Консистории в России были достаточно широки. Эта организация являлась, и секретариатом, и архивом, и органом надзора, контролирующим профессиональную деятельность священников, а также служителей приходов, не рукоположенных в священный сан. Консистория подчинялась только руководителю епархии, Священному Синоду и Государю Императору Всероссийскому как представителю высшей державной и духовной власти.
В наше время документация, находившаяся в Херсонской Духовной Консистории, хранится в Государственном архиве Херсонской Области.
Документы Херсонской Духовной Консистории- это важнейший источник изучения прошлого Новороссийского края. За старинными бумагами, написанными скупым на эмоции казенным языком, стоят человеческие судьбы, счастливые, трагические, необычные. 
В отличие от западноевропейского католицизма, русское православие относилось к представителям других религиозных конфессий весьма лояльно. Оно проявляло определенную терпимость даже к собственным протестантам- старообрядцам, которые подвергались серьезным преследованиям только в первые десятилетия церковного раскола. Естественно, что иноверцы, видя в Греко-российской вере мощную духовную опору, переходили в православие, тем более, что это в определенной степени облегчало карьерный рост. На имя архиепископа Екатеринославского, Херсонского и Таврического Гавриила приходило немало посланий от иноверцев различных сословий и национальностей с просьбой принять их в православие.
В архивах Херсонской Духовной Консистории хранится рапорт от 17 декабря 1835 года, написанный протоиереем Михаилом Жуковским для отчета перед начальством. В данном документе священник сообщает следующее:»Я запрашивал майора Елисаветградского гусарского полка Ваулина, не против ли он, чтобы жена его денщика Григория Кизины Анастасия, по ее же прошению перешла из Греко-униатского вероисповедания в православие». Майор Ваулин ответил, что никаких сомнений у него по данному вопросу нет, поэтому 1 декабря 1835 года Анастасия Кизина была крещена в греко-российскую веру. 
Стать православным захотел и татарин Перекопского уезда села Чиджут Аджи-Келди-Бакиев. Прошение с просьбой окрестить его Бакиев направил на имя архиепископа владыки Гавриила.
В архиве Херсонской Духовной Консистории хранится еще один документ, иллюстрирующий процесс перехода иноверцев, живших в Таврическом крае, в русскую православную веру.- Рапорт «Полковой командир Елисаветградского уланского(бывшего Херсонского пикинерного- прим. автора)полка полковник Ляссотович, сообщив мне, что вверенного ему полка рядовой из евреев Шимон Кацмар изъявил желание принять християнскую веру, и просит распоряжения моего о предписании кому следует окрестить его, в следствие чего предписывал я старшему священнику Фоме Сорокину, чтобы он научил того Шимона Кацмана молитвам веры, десятисловию и прочему христианскому благочестию, а также наставил бы его в догматах православной веры и по надлежащим испытании его при бытности чиновников, если оный Кацмар докажет успехи во всяких выученных им предметах и сохранит истинное расположение к христианству, то удостоить бы его священного крещения. Мая 14 дня, 1835 года. Благочинный протоиерей Михаил Жуковский. В результате Шимон Кацман был крещен и наречен в святом крещении Николаем».
Духовная Консистория часто являлась не только так сказать «законодательным органом», но и «исполнительным». Она выполняла предписания вышестоящего начальства- владыки, Священного Синода и Императора. Одним из самых интересных документов подобного рода является дело о незаконной женитьбе поручика фон Радена Второго и девицы Шабельской.
23 Июля 1856 года Правительственный Сенат по предложению господина исполняющего обязанности обер-прокурора Священного Синода, тайного советника Александра Ивановича Карасевского слушал дело священника Петра Веселовского и дьячка Капустинского Харьковской епархии, совершивших брак поручика фон Радена второго с дочерью генерала от кавалерии Шабельского без разрешения начальства и против воли родителей невесты. «Между тем получено от господина генерала от артиллерии Сухазанета уведомление, что родители жены сего офицера, как донес ныне инспектор резервной кавалерии, с благодарностью приняв высочайшую милость, предоставлявшую им взыскание с виновной дочери, и пользуясь монаршим милосердием, оставляют дочь свою без всякого преследования». Генерал-майор корпуса жандармов Богданович, на которого было возложено расследование этого дела, сообщил управляющему 3-им отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии, что фон Раден решился на похищение девицы Шабельской не только с согласия невесты, но и по ее настоятельной просьбе. Поскольку родители невесты своего согласия на брак не дали, противозаконное венчание стало для молодых единственной возможностью соединиться. Выехать из Харькова(где и началась вся эта история) влюбленным помог адъютант бывшего местного генерал- губернатора Кокошкина поручик Гринев. Сообщниками тайно брачующихся и свидетелями венчания были брат жениха поручик фон Раден Первый и лейтенанты военно-морского флота Монгинари и Шостенко. Брак совершили священник села Князевки Павлоградского уезда Петр Веселовский и дьячек Капустинский.
Побывав на приеме у генерал-майора жандармерии Богдановича, Шабельская-мать заявила, что не откажет своей виновной дочери в полном прощении только в том случае, «если увидит искренность ее раскаянья». 
Резолюция Государя Императора Александра Второго по этому делу была следующей:»Если родители простят дочь, то Радена, не предавая суду, арестовать на месяц, а всех соучастников на 2 недели. В противном случае предать всех военному суду».
Военный министр сделал запрос на имя обер-прокурора Священного Синода с просьбой определить меру наказания священнослужителям, принимавшим участие в этом деле, должны ли они быть наказаны в той же мере, что и светские лица? 2 Июля 1856 года Священный Синод постановил:» Предоставить(и было предоставлено) господину исправляющему должность обер-прокурора Священного Синода, тайному советнику Александру Ивановичу Карасевскому уведомить военного министра, что по мнению Священного Синода поступок священника Петра Веселовского и дьячка Капустинского не подлежит оставлению без надлежащего обсуждения в Духовном ведомстве, и в том случае, если родители вступившей в брак с поручиком фон Раденом дали ей прощение, и что во всяком случае взыскание с Веселовского и Капустинского должно последовать по назначению Духовного начальства».В дальнейшем Священный Синод поручил Екатеринославскому, Херсонскому и Таврическому архиепископу и Духовной Консистории тщательно расследовать роль духовных лиц в этом деле и наказать по справедливости.
Несмотря на все попытки властей и родителей Шабельской-дочери разлучить влюбленных, все кончилось совсем не так, как судило-рядило об этом общественное мнение. Шабельские простили дочь, однако с фон Раденом она так и не рассталась. От мужа у нее родился ребенок. Брак поручика фон Радена Второго и генеральской дочери Шабельской в конце концов был признан законным.


25.11.2006. Павел Иванов-Остославский


«Херсонский», «Козёл» и «Огуз»…

Херсонщина известна на Украине и в мире своей богатой на события древней историей. Здесь находится немалое количество скифских курганов – безмолвных свидетелей античной старины, манящей неизведанными тайнами и сокровищами многих наших современников. Впрочем, скифские погребения для археологов не являются такими уж «безмолвными» и «тайными». Раскопки на здешних курганах ведутся издавна – со второй половины 19 столетия. Итак, речь в этой статье пойдет о местных курганах – о «Херсонском», «Козле» и «Огузе».

Херсонский курган является наиболее ранним из всех древних скифских погребений, найденных в Херсонской области (он относится к самому началу пятого века до нашей эры). Интересна история его открытия.

В марте 1896 года херсонский лесопромышленник Эдуард Шульц обратился к директору исторического городского музея В.И. Гошкевичу с просьбой охарактеризовать бронзовую статуэтку, будто бы найденную в балке. Статуэтка была выполнена в виде женского божества. Стройная фигура богини в облегающем платье до пят. От правого плеча под левую руку идёт собранная сзади накидка, подчеркивающая талию и свободно спадающая вдоль правого бедра. Из-под головного убора с вырезом над высоким лбом, на плечи спадают длинные волосы. Суровое продолговатое лицо женщины обрамляет какое-то украшение, концы которого скреплены над лбом с помощью кольца. От плечей на грудь зигзагом свисают замысловатые украшения. Левая рука у бедра поддерживает чуть оттянутое вбок и приподнятое платье. В правой руке, согнутой под прямым углом, сидит сирена. На плечах божества сидят две собаки, над головой ажурная композиция из двух львов, раздирающих быка. В.И. Гошкевичу удалось выяснить, что эта статуэтка извлечена из скифского кургана, расположенного в трёх километрах на север от Херсона. Этот курган был подвержен кладоискательским раскопкам. Грабителями оказались двое местных жителей, которые тайно темными февральскими ночами проводили раскопки этого объекта. Кроме статуэтки, они нашли в могиле другие, в том числе и золотые вещи. В марте того же 1896 года Гошкевич «докопал» этот курган. Он установил, что под невысокой насыпью находится единственное погребение. В могиле были обнаружены бронзовые острия стрел, камни для пращи, фигурка бегущей собаки, железный нож, античная сероглинянная посуда, бронзовый перстень, сердоликовые и глиняные бусинки. При раскопках также было найдено ещё одно золотое кольцо и золотая луноподобная деталь бус, украшенная треугольным орнаментом. Главной же находкой Гошкевича были обломки бронзового зеркала в виде диска, которые позволили определить назначение упомянутой выше статуэтки. Это была рукоятка от зеркала, верхнюю часть которого украшала фигурка бегущей собаки, выполненная в том же стиле, что и статуэтка над головой богини. Зеркало Херсонского кургана – выдающееся произведение искусства ионийской художественной школы. В первую очередь благодаря этой находке Херсонский курган получил в своё время всероссийскую известность среди археологов и искусствоведов.

Знаменитый исследователь Чертомлыка Забелин в 1865 году начал раскопки на левом берегу Днепра. На левобережье Херсонщины находятся самые большие скифские курганы. Особенно большим является курган «Солоха» (находится радом с Великой Знаменкой), курганы рядом с Новоалександровкой и Нижними Серогозами. Тогда же он начал раскопки у деревни Новоалександровки, находящейся в Нижнесерогозском районе Херсонской области. Курган этот достигал 14 метров в высоту и 320 метров в окружности. Местные жители называли его «Козёл». Забелин, перерезав курган траншеей поперек, обнаружил, что его конструкция аналогична конструкции Чертомлыка. Входная яма глубиной 9,6 метра оканчивалась четырьмя катакомбами, размещенными в её углах. Однако, к сожалению, могила оказалась полностью разграбленной через ход, пробитый в северной части насыпи. Отдельные человеческие кости, куски ржавого железа, обломки керамики, несколько золотых пуговиц и одна круглая золотая бляшка с рельефным изображением головы Афины в шлеме с маской льва сзади - это и всё, что удалось найти Забелину в основном погребении кургана «Козёл». К счастью в поле зрения учёного попала ещё одна могила. На запад от центрального погребения находилась яма с тремя отделами, где были захоронены 11 лошадей, которые согласно скифским верованиям должны были сопровождать «хозяина» кургана в потустороннем мире. Пять лошадей были в бронзовых уздечковых наборах, а шестеро – в серебряных. Кроме того, на трёх лошадях были обнаружены остатки сёдел, а именно золотые фигурные и четырёхугольные пластины-обрамления передней и задней луки седла. Почти все серебряные и бронзовые уздечковые наборы оказались однотипными. Они состояли из пластинчатых фигурных налобников, украшенных гравировкой и скульптурой - головой зверя, уши которого стоят, а пасть открыта. К набору принадлежат так же фигурные орнаментованные насщечники с изображением птиц, местами вырезанных контурной линией, а местами исполненных гравированием; круглые бляшки-пуговицы на оборотной стороне; пронизки в виде срезанного конуса. Аналогичные уздечковые наборы Забелин нашел в Чертомлыке, позднее они встречались и в других курганах скифской знати, причем в немалом количестве. Самыми интересными по своему внешнему виду оказались серебряные, украшенные гравировкой бляшки свастикообразной формы. Они состоят из четырех головок животных, размещенных вокруг круглой центральной выпуклости, а также бронзовый налобник, украшенный головой коня с поднятыми ушами.

В западной и восточной частях конской могилы были обнаружены человеческие погребения. Очевидно, это были конюхи. Около них находились железные ножи с костяными рукоятками, бронзовые наконечники стрел и железная пряжка.

Судя по находкам и устройству погребения курган «Козел» датируется 4 веком до Н.Э. Очевидно, этот курган имеет ещё и боковые могилы. Не было ещё ни одного случая, чтобы курган таких размеров имел только одно центральное погребение. Подробное исследование этого кургана ещё впереди.

В 1890 году археолог Веселовский, приобретший уже славу раскопками богатых скифских курганов в Крыму и Приазовье, приступил к изучению самого большого кургана Скифии – кургана «Огуз».

«Огуз» представляет собой гигантскую насыпь более 20 метров в высоту и более 380 метров в окружности. Прекрасно зная курганы Северного Причерноморья, Веселовский писал об «Огузе» следующее: «От Бердянска до Серогоз (то есть на протяжении 187 верст) и на юг от этой линии я нигде не встречал курган такого размера и такого стройного».

Раскопки этого кургана происходили на протяжении четырёх полевых сезонов (1891-1894 годы). За это время археолог сумел перерезать центральную часть кургана траншее 21 метр. Под центром насыпи была обнаружена гигантская яма (16,3Х16,3, глубиной 6,4). Она была заполнена огромными кусками дикого камня. На дне ямы была обнаружена каменная гробница. Стенки и перекрытия гробницы крепились с помощью массивных железных конструкций. В каменных блоках были просверлены специальные отверстья, куда вставлялись скрепы, потом их заливали свинцом. Сама гробница-склеп и принцип её строения являются чисто греческими. Ни в одном скифском курганы нижнего Поднепровья не встречается подобное сооружение. С юга к склепу вёл коридор длиной 34 метра и шириной более двух метров. На расстоянии 4 метров от входа в склеп лежал охранник. Рядом с ним обнаружены: копье, нож, набор бронзовых и костяных наконечников к стрелам. Погребения слуг обнаружены в нишах выкопанных в южной и западной стенах ямы. Рядом с ними найдено два серебряных перстня с плоским щитком, бронзовые серёжки и бронзовое зеркало. Ещё одна ниша в восточной стене оказалась пустой. Этот склеп был неоднократно ограблен. В нём было найдено всего несколько золотых бляшек разных типов, разбитые амфоры, обломки копий.

С такими скромными успехами закончились раскопки кургана «Огуз» Веселовским, однако, через 8 лет о нем историческая общественность услышала вновь. Осенними дождями 1901 года была подмыта одна из отвесных стен старого подкопа. После её обвала местные крестьяне нашли тут несколько золотых вещей. Известие об этом быстро облетели всю округу и на «Огузе» снова начались кладоискательские раскопки. В различных частях кургана, особенно в юго-западной его оконечности, находились всё новые и новые золотые предметы. Археологическая комиссия обратилась с письмом к Таврическому Губернатору, в которой содержалась просьба поставить на кургане охрану и конфисковать у «чёрных» копателей все награбленные ценности. Весной 1902 года на курган приехал опытный исследователь В.М. Рот. Чтобы сохранить для науки бесценные находки, украденные местными жителями из «Огуза», Рот активно принялся скупать древние артефакты. То, что ему удалось спасти, было отправлено в Эрмитаж. Это в основном, изделия из золота: разнообразные пронизки, полусферические гвоздики с петелькою на обороте, многочисленные бляшки разного размера с изображением человеческих лиц, розетки с шестью и восьмью лепестками и многое другое. Самые интересные бляхи – летящий орёл и лежащая львица.

Из-за недостатка финансирования В.М. Рот был вынужден ограничиться прокладкой только одной траншеи по центру кургана, именно там, где местные жители находили наибольшее количество золотых вещей. Исследователю удалось обнаружить большое конское захоронение. Самое малое, семь лошадей было погребено в «Огузе». Они имели экипировку в виде золотой сбруи, представлявшей из себя, фигурки животных, пластинок, украшенных гравировкой, налобников с фигурами зверей. Был найден серебряный налобник с изображением львицы, готовящейся к прыжку, а также литой ажурный нащёчник с гравировкой. Вообще изображение льва является очень типичным, для предметов, найденных в кургане «Огуз». К примеру, в состав одного из наборов конской сбруи, найденных в «Огузе», входит пластинчатый налобник, на котором нарисованы четыре головы льва, причём, две из них повёрнуты мордами одна к другой.

Со времён раскопок «Огуза» 1901 года прошло более ста лет. С тех пор ни одна археологическая экспедиция им серьёзно не занималась.

Местные курганы ждут своего часа. В них сакрыты еще немалые тайны, способные изумить и порадовать нас – современных жителей этой древней и загадочной земли, имя которой Херсонщина.




08.06.2008. Павел Иванов-Остославский


Херсонское дворянство: из века в век
Подавляющее большинство дворянских фамилий Российской Империи было уничтожено большевиками во времена гражданской войны и красного террора. Статистические данные говорят о том, что до 1917 года в каждой губернии насчитывалось около 2-3 тысяч потомственных дворян. Все потомственные дворяне в империи составляли 1 процент от ее населения. Примерно 0,5 процента от всего населения составляли личные дворяне. В наше же время, по подсчетам специалистов, на бывшей территории Российской Империи проживает не более 10-12 тысяч человек, имеющих право претендовать на благородное происхождение, причем, большинство из них является потомками российского дворянства по женским линиям. По дореволюционному законодательству такие люди, по существу, дворянами не являются.
На Херсонщине в 20 веке дворянство понесло сокрушительные потери. В нашем Таврическом крае оно уничтожено более, чем на 99%. Сейчас в Херсоне проживает всего несколько интеллигентных семей, имеющих юридическое и моральное право причислять себя к благородному сословию. Перечень современных дворянских фамилий нашего города невелик: супруги Колесевич(ныне уже покойные)- потомки дворян Колисевичей; Хомики- потомки дворян Толстолесов; Юлия Константиновна Богненко- потомок аристократического семейства фон Хольм; Всеволод Георгиевич Дзешульский- потомок древних польских шляхтичей Дзешульских; графиня Александра Николаевна Доррер- потомок древних дворянских фамилий Рагозиных, Чемесовых, Озеровых и др.; Ивановы- потомки дворян Ивановых, Остославских, Фроловых и де Безансон; Наседкины(живут в Каховке)- потомки древнего дворянского рода Наседкиных.
Одним из наиболее интересных представителей аристократии, связанных с Херсоном, является графиня Александра Николаевна Доррер(в девичестве Рагозина). Александра Николаевна переехала в Херсон из Крыма в 1944 году. Много лет проработала она в Культпросветучилище преподавателем истории изобразительных искусств. Графиня Доррер в свои 93 года обладает энциклопедической памятью и гибким умом. Два года назад она опубликовала книгу воспоминаний «Это я, Господи!», в которой изобразила наиболее яркие моменты своей жизни от раннего детства до тридцатипятилетия(исполнившегося 9 мая 1945 года).
Сказать, что жизнь Александры Николаевны была тяжелой, значит не сказать ничего. Она родилась в 1913 году в родовом имении своих родителей Бессоновке, расположенной неподалеку от Казани. Счастливое детство графини Доррер- а тогда просто Шурочки Рагозиной- длилось недолго. В первые дни Мировой войны ее отец ушел на фронт. Александра Николаевна со своими сестрами и братом не видела его годами. Советская власть отобрала Бессоновку у семейства Рагозиных. Большой барский дом, в котором жили Рагозины(а перед ними там жили с начала 17 века предки графини Доррер по линии Озеровых ), наполнился чужими людьми. 
В 1918 году семейство Рагозиных переехало в Харьков. Вот как описывает харьковские годы своей жизни сама Александра Николаевна: »Бои подходили все ближе, стали слышаться разрывы снарядов, треск пулеметов. Улицы пусты, все попрятались, прохожих нет…».»И вот Харьков заняли белые части- украсились трехцветными флагами ворота домов, открылись магазины, зазвучало «Боже, царя храни!». Улицы стали многолюдными, оживленными». Отец графини Доррер записался в белые части. Когда Белая армия оставляла Харьков, с ней ушел и штабс-капитан конной артиллерии Рагозин. В последствие он был тяжело ранен.
Это ранение стало для него фатальным…
В 30-е годы Александра Николаевна закончила институт и вышла замуж за Алексея Георгиевича Доррера- потомка французской графской фамилии, переселившейся в Россию во времена революции 80-90-х годов 18 века. В 1935 году у четы Дорреров родился сын Георгий.
Когда началась Великая Отечественная война, муж Александры Николаевны ушел на фронт. Ей пришлось самостоятельно содержать сына, больную, беспомощную мать и племянника, оставшегося без родителей. Самым страшным испытанием военных лет для графини Доррер и членов ее семьи был голод. В конце войны Александра Николаевна переселилась в Херсон и прожила в нашем городе более пятидесяти лет.
Еще одним интересным представителем херсонского дворянства является кандидат медицинских наук, участник Великой Отечественной войны и кавалер четырех боевых орденов Игорь Михайлович Иванов, прослуживший много лет вице-предводителем Херсонского губернского дворянского собрания. Игорь Михайлович пронес через всю сознательную жизнь веру в святые идеалы благородства, чести и милосердия. Он остался верен монархическим убеждениям. Во времена сталинских репрессий Игорь Михайлович был осужден по политической статье на 10 лет общего режима. В воркутинских лагерях он познакомился и подружился со многими представителями русской аристократии. Были в Воркуте и знаменитые изобретатели, ученые, деятели искусства и полководцы. 
После освобождения, Игорь Михайлович поступил в Ивано-Франковский мединститут. Получив диплом врача-лечебника, он более пятидесяти лет проработал в медицине на различных должностях. 
Будучи вице-предводителем херсонского дворянства, Игорь Михайлович сделал очень многое для возрождения дворянского духа и традиций в нашем регионе. К его мнению, мудрому и дальновидному, прислушивались многие руководители дворянских организаций Юга Украины. К нему приезжали за советом такие видные деятели дворянского движения как князь Евгений Алексеевич Мещерский(из Николаева), барон Михаил Петрович фон Ренгартен(из Одессы), князь Вадим Олегович Лопухин(вице-предводитель Российского Дворянского собрания). За верное служение своему долгу Игорь Михайлович был награжден благодарственным письмом, присланным ему местоблюстительницей Российского Императорского престола, великой княгиней Марией Владимировной и членами ее августейшего семейства.
К сожалению, благодаря тяжелейшему расколу, погубившему ХДС, в 1997 году Игорь Михайлович отказался от должности вице-предводителя и вскоре отошел от дел.
Игорь Михайлович был женат дважды. Его сын от второго брака, поэт Павел Иванов-Остославский в Херсоне является человеком известным. В 2005 году он стал лауреатом Первого всеукраинского литконкурса Пушкинское кольцо в номинации «за аристократизм творчества». В 2006 году Павлу Иванову-Остославскому была присуждена Международная литературная премия им. Николая Гумилева за книгу «Святилище огня». В этом же году он опубликовал книгу, посвященную прошлому своего рода, «История Остославских».
Херсонское дворянство служит своему Отечеству и родному краю со времен Екатерины Великой, из века в век. Не смотря на красный террор, голод и войны, уничтожившие в 20 веке русское дворянство почти полностью, уцелевшие его представители продолжают благородное дело своих предков - несут обществу высокие образцы культуры и самосознания, являются хранителями памяти, морали и традиций нашего народа.
21.10.2006. Наталья Ильина 

Честному купеческому слову верили…
До революции Херсон был городом в основном чиновническо-купеческим, хотя и дворянство в нём, ясное дело, играло достаточно заметную роль. Торговое сословие в нашем городе начало формироваться в конце 18 века за счёт елисаветградских купцов-старообрядцев, переселявшихся в Херсон с целью получить здесь льготы для видения бизнеса. К тому же старообрядцы в Северной Таврии не подвергались обсалютно никаким религиозным гонениям. Почти все наиболее знатные херсонские купцы и промышленники были меценатами. Во времена Российской Империи богатому человеку жить только ради себя и своей семьи считалось неприличным. Тот, кто не делал пожертвований, казался окружающим «странной» личностью. С таким предпринимателем старались не вести общих дел и вообще не иметь с ним никаких отношений.
Херсонское купечество социально было достаточно разнородным. В наше время сложилось общепринятое, но совершенно не правильное мнение, что купец был человеком обязательного «низкого» происхождения. Конечно, в основном тогдашние предприниматели были выходцами из крестьян и мещан, однако среди них, во всяком случае в Херсоне, встречались люди и весьма знатного, благородного происхождения. Например, купец Лев Д*Альбрант был маркизом и находился в родстве почти со всей французской аристократией, купец Скорлатто был молдавским боярином, а купцы Акулинины имели старинное купеческое происхождение – свою фамилию они возводили к родоначальнику, торговавшему ещё во времена царя Алексея Михайловича. Немало предпринимателей происходило из российского и польского дворянства.
Толи в силу того, что купечество было связано тесными родственными узами с дворянством, свято чтившим средневековый кодекс рыцарской чести, толи потому, что до революции большой авторитет в обществе имело православие, прививавшее людям стойкие нравственные принципы, однако, честному купеческому слову верили. Многие купцы были неграмотны, подписывать купчие крепости и прочие финансовые документы они не могли, печатей не было. Оформить сделку юридически было проблематично. Поэтому купцы давали друг другу честное слово, только оно гарантировало материальную ответственность сторон. И что интересно: честное купеческое слово в буржуазной среде было таким же авторитетным, как среди аристократии клятва дворянской честью и благородным происхождением. 
Интересным дворянско-купеческим семейством являются Альбранты. Основатель русской линии Альбрантов - обедневший французский маркиз Лев (Луиз-Людовик) Осипович Д*Альбрант, уроженец провинции Дофинэ. В Херсоне он имел собственное дело и был записан в купеческую гильдию. С 1800 -го по 1821-й год был городским головой Херсона. Выполнил подряд на снабжение русских войск, находившихся на Дунае и в Молдавии. По представлению Херсонского генерал - губернатора, графа Лонжерона маркиз Д*Альбрант награжден золотой шейной медалью «За усердие», усыпанной алмазами и предназначенной для ношения на Андреевской ленте. В 1818 году награжден орденом св. Владимира 4 степени. В 1821 году внесен в дворянские книги по Херсонскому уезду.
Весьма уважаемым человеком в Таврическом крае был Карл Львович Альбрант - военный инженер, генерал-майор. Он сконструировал несколько железнодорожных мостов, под его руководством были построены на Херсонщине многое железные дороги. Награжден орденами св. Станислава 1 степени, св. Анны 2 степ., св. Владимира 3 степ., св. Анны 3 степ.
Одной из самых богатых буржуазных семей Таврического края были Фальц-Фейны. Мериносы были главным богатством нескольких поколений этой фамилии. Овцеводство, развиваясь в этой семье более ста лет, усовершенствовалось у Фальц-Фейнов до такой степени, что о конкуренции с другими помещиками не могло быть и речи. Стрижка фальцфейновской овцы давала 12 фунтов шерсти, тогда как по всей России - только 6. Продавали тогда шерсть по ценам, установившемся на Лондонском рынке. 
В конце 19 века главой семьи Фальц-Фейнов стала Софья Богдановна - супруга Эдуарда Фальц-Фейна, умершего в 1883 году. Софья Богдановна хорошо разбиралась в рыночной коньюктуре, она перевела все отрасли своего хозяйства на рыночные рельсы. Начала она строительство фабрик, заводов и электростанций, почты и телеграфа, железных и шоссейных дорог. Через десять лет бурного строительства она уже владела кондитерской фабрикой в Дофино, винным заводом в Преображенке, отстроила гигантские корпуса по производству мясных и рыбных консервов в Одессе. В 1897 году она основала село Хорлы (от татарского «hor»- снежный. В 1903 году Хорлы получили статус порта. В отличие от Херсона, Одессы и Николаева, порт Хорлы зимой был незамерзающим. Поблизости, рядом с Перекопом, находился незамерзающий источник. В порт приходили корабли из Германии, Австрии, Италии и Греции. Предметами вывоза были - овечье руно, пшеница, устрицы, всевозможные консервы, битая птица. Сто гектаров виноградника давали достаточно вина на продажу - совиньен, рислинг, пино, каберне. 
Со временем порт Хорлы превратился в цветущий город, который рос с каждым годом. Так как быстро развивающееся дело постоянно требовало новых работников, в Хорлы перебирались люди из других населенных пунктов. Они работали на складах, хлебных элеваторах, на таможне, в гостинице для моряков, на устричной фабрике.
В 1853 году предприниматель Вадон основал на берегу Днепра большую механическую мастерскую, которая в 60-х годах 19 века переросла в чугунолитейный и механический завод. В начале Крымской войны механическая мастерская выполнила первый казенный заказ на оковку 60 лафетов для орудий Очаковской крепости.
Вообще же Вадоны – очень известная фамилия в Херсоне. Вадоны на протяжении нескольких десятилетий были крупными заводчиками в нашем городе. Широко известен Евгений Евгеньевич Вадон – последний владелец чугунно-литейного завода. Он был замечательным инженером и крепким хозяйственником. В 1931 году во время сильного наводнения он спроектировал и построил дамбу, которая предотвратила затопление прибрежной части Херсона. В 1936 году он разработал техническую документацию трёхступенчатого центробежного насоса и наладил его выпуск в артели «Металлист». Однако всё это его не уберегло от сталинских репрессий…
До революции, впрочем, как и сейчас, предприниматели Херсона активно шли во власть. Вот наиболее известные буржуазные фамилии, взятые из списка гласных (депутатов) Херсонской городской думы (1871-1910 годы): Вадон А.И., Вадон И.О., Ковалёв А.К., Остославский И.С. (член Управы, городской голова), Остославский В.И.,Терещенко В.Г. (член Управы), Тропин Ал.С., Тропин Ан.Г., Тропин Аф.М., Тропин В.И., Тропин Гр.Аф., Тропин М.С., Тропин П.И., Тропин С.И., Тропин И.С. (член Управы), Фальц-Фейн Г.И., Юрасов П.Ф., Юрасов В.П.
Очень уважаемым человеком в купеческой среде Херсона был Иван Семёнович Остославский – городской голова, основатель и первый директор городского общественного банка, меценат. В нашем городе он считался одним из самых богатых купцов.
На фоне многих высших херсонских чиновников второй половины 19 века, И.С. Остославский (бывший в 70-ые годы обер-бургомистром Херсона) представляется весьма интересной и колоритной фигурой. Пребывая в Херсоне на государственной службе с 1848 по 1877 год, он сделал очень многое для благоустройства родного города. Благодаря его административно-управленческим способностям прокладывались дороги, собирались пожертвования для неимущих, строились лазареты, мастерские, странноприимные дома.
Будучи не только обер-бургомистром Херсона, но и купцом второй гильдии, и гласным Херсонской городской думы, И.С. Остославский жертвовал огромные суммы на нужды города. На его личные средства содержались ночлежные заведения не только в Херсоне, но и в Николаеве.
И.С.Остославский был крупным домовладельцем. В Херсоне ему принадлежало несколько домов по улице Преображенской (ныне Декабристов). Этот факт его биографии иллюстрирует сохранившаяся до нашего времени повестка, присланная ему Управой Херсонской городской думы в качестве платежной ведомости за недвижимое имущество. Дома, упомянутые в этом документе, существуют и поныне.
В собственном владении И.С. Остославского находилось три торговых корабля Они осуществляли коммерческие связи своего хозяина с Нидерландами, Бельгией, Францией и Испанией. В последствие торговая флотилия Ивана Остославского потерпела крушение в Бискайском заливе. Все товары, которыми были нагружены суда, погибли - И.С. Остославский был разорен.
Умер Иван Остославский в 1877 году, оставив немалые долги.
Оба сына И.С. Остославского – Василий и Иван - не пошли по коммерческой линии. Они выслужили потомственное дворянство: Василий – по ордену св.Владимира 3 степени, а Иван – по чину полковника действительной службы, при отставке генерал-майора.
В Херсоне развивался малый бизнес. На улице Суворовской и в окрестностях не мало было питейных заведений, пользовавшихся популярностью. Например, кабачок, именовавшийся «Бодяга» (сейчас «Фаворит»). Знаменит он был тем, что из его подвала шёл подземный ход к Днепру. В 30-е годы прошлого века этим пользовался уголовный элемент. В этой забегаловке была устроена воровская «малина». 
В Херсоне в 19 веке существовало много производств самого различного профиля. В первой половине 19 столетия в городе существовала суконная казенная мануфактура, впервые упоминаемая в отчете губернатора за 1810 год. Развитие кожевенного дела началось с середины 40-х годов. В 1846 году два кожевенных завода произвели продукции на сумму 25 тысяч рублей. Просуществовали эти предприятия недолго: в 1857-1859 годах работы на них прекратились.
В 1846 году в Херсоне насчитывалось 11 заводов, перерабатывающих сало на смалец. На них истапливалось 12 тысяч пудов сала ежегодно на сумму 40 тысяч рублей. Салотопенное производство обусловило развитие свечного: число свечно-сальных заводов в 50-е – 60-е годы колебалось между четырьмя и шестью, в 1861 году вся сумма, на которую была произведена продукция этих предприятий, равнялась 16 910 рублям. Действовали также 7 табачных и 1 пивоваренный завод. В 1848 году начала работать паровая мельница – одна из первых в Малороссии. Наиболее распространенными были ветряные мельницы, устроенные севернее крепости, потому то эта часть города в последствии и стала называться Мельницы. В 1857 году в Херсоне насчитывалось 124 ветряные мельницы и 8 конных. В 1861 году оборот только одной паровой мукомольни составлял 200 тысяч рублей в год. В 1851 году в Херсоне основан первый лесопильный завод, в 1859 – второй. Лес сплавляли с верховьев Днепра, после распиловки он шел на нужды отечественного судостроения, а также отправлялся за границу. Для снабжения такелажем Черноморского флота в Херсоне создаются канатные предприятия. Наиболее крупным из них была казенная мануфактура, на которой ежегодно производилось канатных изделий на сумму 100-200 тысяч рублей. В Херсоне действовало 10 кирпичных и 2 канатных завода. Еще в 1807 году открылась типография.
Херсонский порт переправлял главным образом грузы, которые поступали с днепровских пристаней и направлялись затем в Одессу и Николаев для вывоза за границу. Ежегодно из Херсона вывозилось товаров на сумму 4 миллиона рублей. За время навигации 1857 года через наш порт прошло свыше 800 парусных судов и пароходов. Ввозились: лес, соль, табак, бакалейные товары. Вывозились: шерсть, зерно, канаты, чугун, сало, масло и др. 
Херсон являлся одним из центров внутренней торговли. На Херсонской ярмарке в отдельные годы продавалось товаров на сумму в 50 тысяч рублей. В 1857 году в городе действовали 263 лавки и 123 винных погреба и трактира.
Во второй половине 19 века в Херсоне резко возросло количество фабрик и заводов, повысилось промышленное производство. В 1885 году в городе насчитывалось 93 промышленных предприятия ремесленно-мануфактурного и фабрично-заводского типа. Из них два механических завода производили сельскохозяйственные машины, 56-занимались переработкой растительных и животных продуктов, 8 заводов выпускали черепицу, кирпич, гончарные изделия. Функционировало 27 предприятий ремесленного типа. В целом в городе производилось ремесленной продукции на 1 089 032 рубля в год. Благодаря интенсивному развитию в Херсонской губернии товарного зернового хозяйства, Херсон становится одним из центров мукомольной промышленности Малороссии. В 1897 году в Херсоне действовало 8 паровых мельниц, стоимость продукции которых составляла 700 тысяч рублей.
К началу 20 века роль фабрик и заводов, оснащенных паровыми двигателями, в промышленном производстве Херсона заметно возросла. На 20 фабрично-заводских предприятиях Херсона трудилось 1 218 рабочих и производилось продукции на 2,8 миллиона рублей в год. Наиболее крупным предприятием был чугунолитейный и механический завод Вадона, где в 1900 году было занято более 130 человек. В 1895 году при заводе соорудили док, начались судостроительные работы. В 1912 году количество рабочих достигло 500 человек, выпуск продукции составил 750 тысяч рублей в год. Накануне Первой моровой войны на верфи производилась сборка эскадренных миноносцев, строились буксирные пароходы. На шести лесопильных заводах Херсона насчитывалось 620 рабочих и производилось продукции на 1,9 миллиона рублей. Более 80 рабочих обслуживали 6 паровых вальцовых мельниц. Довольно крупным предприятием являлась табачная фабрика Лермана, где 87 рабочих изготовляли продукции на 186 тысяч рублей. Кроме того действовали более мелкие предприятия: кирпично-черепичные и пивоваренные заводы, конфетная фабрика и другие. В 1905 году количество Херсонских рабочих достигло 2,3 тысяч человек.
Херсонские купцы и промышленники обустраивали и поднимали наш город со дня его основания. Они всегда были опорой экономического благополучия нашего края. Хотелось бы, чтобы так было и впредь. 

29.08.2007. Людмила Мадыкина.

Эпохи обнаженный нерв…
15 Апреля исполнилось 116 лет со дня рождения Михаила Афанасьевича Булгакова – выдающегося русского писателя, автора знаменитых романов и повестей: Белая Гвардия, Собачье сердце, Роковые яйца, Мастер и Маргарита.
Михаил Булгаков родился в 1891 году в Киеве в многодетной семье преподавателя духовной академии. Окончил киевскую Александровскую гимназию и медицинский институт. В 1916 году он уехал на фронт добровольцем Красного Креста. Сразу же Михаил Афанасьевич попал в самую гущу боевых событий – его госпиталь входил в группировку войск, участвовавших в «Брусиловском прорыве». В сентябре 1916 года Булгакова отозвали с фронта и направили работать в глухую Смоленскую деревню в качестве земского врача. В годы гражданской войны он служил военврачом в частях Белой гвардии. Находясь на Северном Кавказе в рядах Добровольческой армией, он впервые серьезно занялся литературной деятельностью. В конце 1921 года поселился в Москве. Тогда Булгаков по-настоящему почувствовал себя писателем и твердо решил сделать себе честное литературное имя.
Михаил Булгаков является одним из первых писателей, изобразивших в своих произведениях, революцию и гражданскую войну в России. Роман Белая Гвардия и пьеса Дни Турбиных посвящены трагической судьбе русской интеллигенции, уничтоженной большевиками во времена «красной смуты». Доля распорядилась жизнями Турбиных по-разному: кто-то погиб в кровавом водовороте Гражданской войны, кто-то боролся с большевиками до конца и потом эмигрировал за границу, кто-то, скрепя сердцем, все-таки принял советскую власть со всеми ее пороками и недостатками. В реальной жизни были и такие, кто просто хотел иметь Родину, и, если на смену «царской» Родине пришла «советская», значит так оно и надо… 
М.А.Булгаков, как мало кто из отечественных писателей, тонко чувствовал свою эпоху. Прекрасно зная московское, и не только московское, чиновничество, он выводил в своих произведениях колоритные типажи госслужащих того времени. Наиболее яркий и сатирический персонаж из этой серии: Полиграф Полиграфович Шариков - человек с собачьим сердцем, созданье, возникшее благодаря неудачного медицинского эксперимента. В повести Собачье сердце Михаил Булгаков высмеял определенный человеческий тип, пришедший к власти в стране во время революции и гражданской войне. 
Мистический роман Булгакова Мастер и Маргарита – произведение сложное и многоплановое. Роман имеет глубоко философскую и религиозную основу. Его действие происходит в Москве в 30-е годы прошлого века. Главные его герои – русские интеллигенты с не сложившейся судьбой – писатель-Мастер и его возлюбленная Маргарита. Роман изобилует персонажами, как реальными, так и мистическими, потусторонними, пришедшими в наш мир, так сказать, из других измерений.
Михаил Булгаков является одним из самых выдающихся русских писателей 20 века. Его заслуга перед отечественной литературой состоит в том, что он мастерски и правдиво изобразил в своих произведениях наиболее значимые явления советской действительности. Он проповедовал идеалы гуманизма, человеколюбия, милосердия, показывал красоту и благородство человеческих отношений. Он убеждал читателя в том, что самой великой ценностью в нашей жизни является любовь: любовь к ближнему, к стране, к миру вообще, ведь только любовь делает человека Человеком.

16.05.2006. Павел Иванов-Остославский – поэт, лауреат Международной литературной премии им. Николая Гумилева. 

Эсесовский гренадер в бою под Крутами
Бой под Крутами последние несколько лет основательно мифологизируется галицкими ура-патриотами. Он считается героическим эпизодом национально-освободительной борьбы, хотя в чем его «героизм» – не понятно.- Украинским «хлопцам» врага остановить не удалось, погибших было на самом деле в 10 раз меньше, чем указывается в официальных источниках, а командиром студенческого отряда, воевавшего под Крутами, был сотник Аверкий Гончаренко – будущий гауптштурмфюрер 14 гренадерской дивизии СС «Галичина».
Бой под Крутами сейчас объявлен одним из выдающихся событий украинской истории, его участники признаны героями. Однако, если студенты, защищавшие немецкого ставленника гетмана Скоропадского от большевиков, герои, то кем же тогда должен считаться их командир? Главным героем! Ему следует поставить памятник в центре Киева и включить в пантеон украинских «божков» вместе с Грушевским, Мазепой и Роксоланой. Тем не менее, национально сознательная пресса об Аверкие Гончаренко в основном помалкивает. Никто памятники ему ставить не собирается. Причина этого в том, что во время Великой Отечественной Гончаренко был эсесовским офицером. Объявить великой личностью эсесовца – то есть преступника по определению, украинские националисты пока не решаются.
Биография Гончаренко настолько испорчена всякими некрасивыми пятнами, что героем он стать просто не может. Вот данные о нем, опубликованные в газете «2000» (перепечатка из газеты «Нация и Держава»): «Аверкий Гончаренко родился 22 октября 1890 года в селе Дощенках Лохвицкого уезда на Полтавщине. Получил военное образование. После революции 1917 года Гончаренко, находясь в чине сотника, украинизировал это учебное заведение и добился его переименования на первую юношескую военную школу имени Богдана Хмельницкого, а в июле стал ее куренным командиром. Укомплектована она была учениками бывших военных школ с образованием не ниже 6 классов гимназии. Из них сформировали Юношеский курень, в состав которого вошли 4 сотни по 150 человек и 20 старшин. В 1919 году уже в ранге полковника был назначен губернским комендантом Подолья, а со временем – начальником канцелярии главного атамана украинских войск Симона Петлюры. После войны проживал в Галичине, где работал в украинской кооперации. В 1943 году 53-х летний полковник записался в дивизию СС «Галичина» как один из первых офицеров. Командование дивизии оберегало А. Гончаренко, учитывая его почтенный возраст и предыдущие боевые заслуги. Большей частью он обучал молодых воинов в запасном полку. Полковник прошел с дивизией всеми военными дорогами. Капитуляция Гитлеровской Германии застала его на территории Австрии. Благодаря решительным действиям А. Гончаренко большая часть (свыше 2000 воинов) дивизии избежала окружение танковыми частями советской армии и спаслась от гибели сдавшись в плен англичанам.
После войны Аверкий Гончаренко проживал в эмиграции в США… Умер 12 апреля 1980 года».
Как видим биография Гончаренко пестрит одиозными фактами – он успел послужить, и гетману Скоропадскому, и Петлюре, и Гитлеру, причем везде был на командных должностях. Впрочем «биография» его родной дивизии СС «Галичина» выглядит не лучше: «14 Галицкая гренадерская дивизия СС. Сформирована в Украине как полицейский полк «Галиция» в марте 1943 года. Вскоре полк был развернут в дивизию. Проходила подготовку в Германии. С середины июня 1944 года действовала на восточном фронте, где понесла тяжелые потери. Осенью 1944 года один полк дивизии был направлен на подавление Словацкого восстания (этот факт как нельзя лучше указывает на карательный характер соединения). В январе 1945 года дивизия была переформирована в 14 гренадерскую дивизию СС и направлена в Югославию. Через 2 месяца формально была передана в ведение Украинской национальной армии Павла Шендрука. 5 Мая 1945 года сдалась в плен англичанам.
Основные подразделения: 29-й, 30-й и 31-й гренадерские полки СС». («История СС»/«Войска СС»).
Дивизия «Галичина» устроила в Словакии и Югославии страшные зверства. Она уничтожала целые села с помощью огнеметов и ручных гранат, методы борьбы «Галичины» с югославскими повстанцами были зверскими. Крестьян, считавшихся партизанами, привязывали к двум автомобилям и разрывали на куски, женщин насиловали целыми ротами и батальонами - до смерти, а детей закалывали штыками. Расстрелы мирного населения для 14 дивизии СС вообще были нормой жизни, повседневной рутиной.
«Нация и Держава» называет Аверкия Гончаренко полковником, но другие источники утверждают, что звание у него было в 14 гренадерской дивизии сугубо эсесовское – гауптштурмфюрер (что соответствовало армейскому гауптману, т.е. капитану). Очевидно, немцы не признали его полковничий чин, по той причине, что получил он его в армии УНР, которая германским командованием всерьез не воспринималась.
Международный Нюрнбергский трибунал признал деятельность войск СС преступной, а это значит, что и Аверкий Гончаренко как эсесовский офицер находится вне закона. Его «канонизировать» не посмеют. Частью мифа, называемого «бой под Крутами» он так и не станет.
09.06.2007. Павел Иванов-Остославский 


Южная Осетия – очередная кровавая жертва американской демократии!
7 Августа 2008 года началась война в Южной Осетии. Эта война является очередным актом бесконечной трагедии под названием «борьба США за мировое господство». Руками грузинской (да и своей собственной) армии Америка хочет расправится с Южной Осетией, а кроме того втянуть в конфликт Россию. Со времен окончания Второй Мировой Мир ни раз был свидетелем, как Америка осуществляет вооруженную агрессию против других государств (в том числе и с помощью подвластных ей марионеточных режимов). Корея, Вьетнам, Египет, Ирак, Югославия, Афганистан – вот далеко не полный список государств, где США пытались навязать другим народам свою волю. Теперь пришел черед Южной Осетии!
Западный либерализм, воспитавший американцев как потребителей не знающих ни в чем никакой меры, требует очередной жертвы. Американцы хотят больше потреблять, но ресурсы на нашей планете ограничены, следовательно, ресурсы эти надо у кого-нибудь отобрать. Лучше всего их отобрать у одного из самых «страшных» врагов и конкурентов – у России. Война в Южной Осетии – это в первую очередь удар по России!
Грузия является всего лишь жалкой марионеткой в руках Вашингтона. Белый Дом в настоящее время помыкает этой страной, издревле входившей в зону стратегических интересов Нашей Державы - Росиии-Российской Империи-Московского Царства-Руси. Из неотъемлемой и очень важной провинции нашего государства, Грузия превратилась сейчас во врага, слепо защищающего не свои собственные, а чужие интересов. Михаил Саакашвили сделал свою страну и свой народ разменной монетой в борьбе за собственные политические и финансовые аппетиты. «Президент» Грузии отдал в жертву жизни своих сограждан, их благосостояние и душевный покой ради того, чтобы услужить своим заокеанским «хозяевам»; он пренебрег репутацией своей страны на мировой политической арене, преследуя личные шкурные интересы. Грузия – древняя православная держава, обладающая высокой культурой, самобытными традициями и значительными достижениями в искусстве и науке – стала в руках Саакашвили жалкой прислужницей ненасытного Вашингтона, а фактически «Мирового Правительства». Ничтожная кучка маниакальных стяжателей, рвачей и проходимцев всем понятно какой национальности, засевшая в США, считает «не своих» Землян людьми второго сорта, т.е. гоями, и пытается проводить на Планете политику «социального Дарвинизма» - кто сильнее, тот и прав. Самым ярким и красноречивым примером такой политики является война в Югославии, унесшая жизни тысяч и тысяч ни в чем не повинных людей и расчленившая Великое Славянское Государство на «одноклеточные» республики, которые на карте Европы можно обнаружить, только если имеешь мощный микроскоп. Если Америка позволила себе вести себя в Центре Европы по отношению к христианскому народу Югославии, как насильник и убийца, то это значит, что её ничто не остановит расправиться с Украиной, Россией, Белоруссией и любым другим европейским государством. Сейчас США напрямую участвуют в Юго-Осетенском конфликте. Американский спецназ и грузинская армия в Цхинвали настолько увлекаются искусством «отстоять своё», что часто совершают преступления, выходящие за границы человеческого рассудка и здравого смысла (о морали и нравственности я в данном случае даже не упоминаю!!!). На улицах столицы Южной Осетии они давят танками мирных жителей (грузинский БМП раздавил гусеницами пожилую женщину, несшую на руках двух своих внуков-младенцев…) Как это называется?! Это называется фашизм!!! Грузинские и американские военные в Южной Осетии поступают по-фашистски! Их действия следует осудить на международном уровне – они должны предстать перед Судом, аналогичным Нюрнбергскому!

16.08.2008. Павел Иванов-Остославский

История Остославских
Остославские семейство херсонских дворян и почетных граждан, известных по документам и семейным преданиям, сохранившемся у потомков, с начала 20 века. Первым достоверным фактам их истории следует считать дату рождения основателя фамилии Ивана Семеновича Остославского-1811 год. Эта дата приводится в некоторых документах. Кроме того она упоминается на могильной плите Остославского, умершего в 1877 году и похороненного в Херсоне на старом кладбище.
На фоне многих высших херсонских чиновников второй половины 19 века, И.С. Остославский (бывший в 70-ые годы обер-бургомистром Херсона) представляется весьма интересной и колоритной фигурой. Пребывая в Херсоне на государственной службе с 1848 по 1877 год, он сделал очень многое для благоустройства родного города. Благодаря его административно-управленческим способностям прокладывались дороги, собирались пожертвования для неимущих, строились лазареты, мастерские, странноприимные дома.
Будучи не только обер-бургомистром Херсона, но и купцом второй гильдии, и гласным Херсонской городской думы, И.С. Остославский жертвовал огромные суммы на нужды города. На его личные средства содержались ночлежные заведения не только в Херсоне, но и в Николаеве.
И.С.Остославский был крупным домовладельцем. В Херсоне ему принадлежало несколько домов по улице Преображенской (ныне Декабристов). Этот факт его биографии иллюстрирует сохранившаяся до нашего времени повестка, присланная ему Управой Херсонской городской думы в качестве платежной ведомости за недвижимое имущество. Дома, упомянутые в этом документе, существуют и поныне.
В собственном владении И.С. Остославского находилось три торговых корабля Они осуществляли коммерческие связи своего хозяина с Нидерландами, Бельгией, Францией и Испанией. В последствие торговая флотилия Ивана Остославского потерпела крушение в Бискайском заливе. Все товары, которыми были нагружены суда, погибли - И.С. Остославский был разорен.
Умер Иван Остославский в 1877 году, оставив немалые долги.
Согласно сообщению Херсонских губернских ведомостей (62 за 1866 год) И.С. Остославский «…за похвальную службу по выборам городского общества в разных должностях с 1848 года беспрерывно, и в последнее время, в звании старшего бургомистра Херсонского городского магистрата… удостоен звания степенного гражданина…» В 1871 году Иван Остославский был высочайше пожалован шейной золотой медалью «За усердие» для ношения на Анненской ленте.
Херсонские губернские ведомости за 1876 год 79 сообщают о том, что «…Во время холерной эпидемии 1872 года И.С. Остославский взял на себя организацию на набережной Днепра кухни и помещения для дешевых обедов».
«27 Сентября 1876 года награжден золотой медалью «За усердие» для ношения на шее на Андреевской ленте».
Согласно семейным преданиям, сохранившемся у многих потомков И.С. Остославского, в его доме по большим праздникам устраивались шумные и роскошные приемы. На них бывали известные люди города. Сам генерал-губернатор и вице-губернатор посещали дом Ивана Семеновича. Танцуя мазурки и полонезы, они обменивались изящными любезностями с дамами и сдержанными колкостями с бесшабашными полупьяными офицерами херсонского гарнизона, никак не хотевшими признать за собой власть еще кого-нибудь, кроме полкового командира и Государя Императора.
Херсонскими историками-краеведами было выдвинуто несколько гипотез, проливающих свет на восходящие родственные связи Ивана Семеновича. Например, заведующая отделом истории досоветского периода Херсонского краеведческого музея Екатерина Черная, придерживается версии о происхождении И.С.Остославского из русского православного духовенства, некоторые потомки Ивана Семеновича считают его отпрыском польской шляхты, лишившейся дворянского статуса благодаря участию в восстании Костюшко.
И.С. Остославский был женат два раза. Вторая его супруга-Ирина Никаноровна Акулинина - происходила из старинной купеческой фамилии, переселившейся в Херсон из Елисаветграда. Родословная Акулининых частично восстановлена нами. Она достигает эпохи Петра Великого и теряется где-то в многочисленных русских смутах 17 века.
От брака Ивана Остославского и Ирины Акулининой родилось восьмеро детей. Наиболее талантливые из них впоследствии достигли высокого положения в обществе, стали известными и уважаемыми людьми не только в Херсоне, но и во всем Таврическом крае.
Старший сын Ивана Семеновича – Василий - закончил физико-математический факультет Новороссийского университета со степенью кандидата наук. Занимался преподавательской деятельностью. Был директором Первого одесского реального училища. За успехи на педагогическом поприще возведен в статские советники, пожалован орденами св. Владимира 3 степ., св. Анны 3 степ., св. Станислава 3 степ. В.И. Остославский в течение ряда лет исполнял должность гласного Херсонской городской думы. Отличаясь гордым независимым характером и социалистическими убеждениями, он не боялся с думской трибуны критиковать царское правительство за костность и легкомысленное отношение к нуждам простого народа.
Василий Остославский был женат на Валентине Епифановне Иващенко- директрисе одной из мариупольских женских гимназий.
Умер В.И. Остославский в 1922 году от голода.
Младший сын Ивана Семеновича Остославского - Иван- окончил юнкерское училище и стал офицером. В последствии участвовал в русско-японской войне 1905 года. Приблизительно в 1914-15 годах вышел в отставку в чине полковника действительной службы.
Во время своего офицерства Иван Иванович был особенно желанным гостем на светских раутах, балах и праздничных концертах, даваемых время от времени в своих домах знатными господами Херсона и Одессы. Природная утонченность и блестящее воспитание делали его объектом неподдельного интереса, завести и даже восхищения. Видя в Иване Остославской изящный аристократизм и цепкий, глубокий ум, многие искренне очаровывались им.
Немалый интерес для исторического исследования представляет личность одной из дочерей Ивана Семеновича Остославского- Ольги. Среди жителей Херсона ходили легенды о ее деловых и умственных способностях. Эти легенды лучше всего может проиллюстрировать такой факт из биографии Ольги Остославской—на Высшие женские медицинские курсы, набиравшие студенток по всей России, в том числе и в Херсонской губернии, она поступила, преодолев конкурс в сто человек на одно место. Успешно окончив учебу, О.И. Остославская стала практическим врачом. Работала в Нарченске- в тюрьмах добровольно и бесплатно лечила заключенных.
Умерла в Херсоне 17 июля 1939 года.
Очень яркой и неординарной личностью был внук Ивана Семеновича Остославского - Иван Васильевич. Переехав в Москву в 20-ые годы, он стал родоначальником московской линии рода Остославских. Будучи талантливым ученым и изобретателем, И.В. Остославский встал у истоков советской гидроаэродинамики, В 40-ые годы он руководил всеми научными разработками, проводившимися в Центральном гидроаэродинамическом институте. Защитив докторскую диссертацию, стал профессором, академиком, лауреатом Сталинской премии, кавалером ордена Ленина и Отечественной войны первой степени.
Подобно своему отцу пошла по научной стезе дочь Ивана Васильевича Остославского-Валентина. Она окончила химический факультет МГУ и защитила кандидатскую диссертацию. Валентина Ивановна - самый младший и последний потомок рода Остославских по мужской линии. На ней Остославские пресекаются, переходя только в женские колена. По женской линии потомком Остославских является сын Валентины Ивановны Иван Корнилов.
Отпрысками этого рода по женской линии являются Фроловы. Одна из дочерей Ивана Семеновича Остославского – Анна - вышла замуж за протоиерея Василия Корнильевича Фролова. Их дети - Борис, Сергей, Евгения и Юлия дали многочисленное потомство. Женская линия Остославских, основанная Анной Ивановной, является единственной неприсекшийся до сих пор. А все другие, как мужские, так и женские колена этой фамилии в нестоящее время потомства не имеют.
Среди херсонских дворян и почетных граждан Фроловых, являющихся потомками Остославских в своих младших коленах, следует упомянуть прежде всего о Борисе Васильевиче Фролове. Он родился недалеко от Херсона в селе Збурьевка около 1888 года. Закончив 7 классов Второй херсонской гимназии, поступил в юнкерское училище. Впоследствии стал офицером, служил в чине поручика в Херсонской комендатуре, Во время гражданской войны участвовал в белом движении. В 30-ые годы Борис Васильевич окончил медицинский институт и стал врачом-стоматологом. Участвовал в Великой Отечественной. Демобилизован в звании майора военно-медицинской службы. После войны возглавил Областную Ивано-Франковскую стоматполиклинику. Награжден Орденом Ленина и званием «Заслуженный врач УССР».
Совсем по-иному сложилась судьба младшего сына А.И. Остославской - Сергея Фролова. Он родился около 1895 года. Перед самым началом Первой Мировой войны окончил с отличием Санкт-Петербургский политехнический институт и стал инженером-судостроителем. В 1914 году был мобилизован в Российский императорский военно-морской флот. В 1918 году старший лейтенант Сергей Фролов на своем миноносце «Решительный» ушел во Францию. В Марселе его судно было интернировано. Заболев брюшным тифом, он вскоре умер. Ему было двадцать пять лет.
Одна из дочерей Анны Ивановны Остославской – Юлия - тоже представляется нам человеком весьма небезынтересным. Переняв от предков природное изящество и утонченность, она обладала довольно притягательной внешностью и считалась выгодной партией в среде херсонского дворянства и офицерства. В 1922 году Юлия Фролова вышла замуж за бывшего царского и белого офицера Михаила Николаевича Иванова. Революционное и послереволюционное лихолетье она перенесла весьма тяжело.
От брака Юлии Васильевны Фроловой и Михаила Николаевича Иванова в 1923 году родился сын - Игорь. В 1944 году он был мобилизован в советскую армию. Служа в Таганрогской пехотной дивизии 5-ой Ударной армии ген. Берзарина, участвовал в Яссо-Кишеневской операции. Был дважды ранен. Награжден орденами Отечественной войны 1 и 2 степени и орденом Красной Звезды (а в наше время еще и орденом «За мужество»). В 1945 году демобилизован. После войны Игорь Михайлович Иванов был репрессирован «за социально чуждое происхождение». В 1962 году окончил Ивано-Франковский мединститут. В 1980 защитил кандидатскую.
Игорь Иванов был женат дважды. Имеет двух сыновей- Сергея (1960 года рождения) и Павла (1978 года рождения). В январе 1992-избран вице-предводителем херсонского губернского дворянства. В 1996 году Игорь Михайлович пожалован действительным членством Российского Дворянского Собрания.
Многие потомки Остославских живут в Херсоне и сейчас. Они берегут память о своих славных предках, сохранившуюся в виде документов, вещей и семейных преданий. Много материальных свидетельств деятельности Остославских хранится в Херсонском краеведческом музее, сотрудники которого изучают историю этого херсонского семейства, сделавшего в прошлом многое для развития культуры и экономики нашего города.

Наталья Кислинская



История Фроловых
Дворяне и почетные граждане Фроловы известны в Херсоне со второй половины 19 столетия. Их родоначальник-военный медик Корнилий Александрович Фролов приехал в наш город вмести со своим полком откуда-то из центральной России. Со временем он был избран гласным Херсонской городской думы. Исполнял эту должность с 1883 по 1886 год. Его общественно-политическая деятельность была направлена, в первую очередь, на поддержку богоугодных заведений, больниц и народных училищ, особенно предназначенных для малоимущих.
Семья Корнилия Фролова по тем временам не считалась богатой. Фроловы жили в одноэтажном каменном доме на ул. Преображенской (ныне ул. Декабристов, 71).У них был собственный выезд, во дворе виноградник и сад. Жалование, получаемое на государственной службе, позволяло К.А. Фролову безбедно содержать шестеро детей, жену и несколько человек прислуги.
Супруга Корнилия Александровича - Лукерья Семеновна - происходила из запорожского казачества. Она была человеком религиозным и строгим. Своих детей воспитывала в духе дисциплины и порядка. В доме четко соблюдалась субординация.
В семье Фроловых было пятеро сыновей и одна дочь(ее имя до нас не дошло).Самый старший- Иван- родился около 1850 года. Окончил юнкерское училище. В русско-турецкую компанию 1877 года был офицером русской комендатуры острова Крит. Во время Первой мировой служил в 60 Замостском пехотном полку. Стал полковником действительной службы, при отставке генерал-майором. Участвовал в белом движении.
Второй сын Корнилия Александровича- Константин- в жизни устроился совсем по-другому. Обладая блестящим образованием и обаятельной внешностью, он был любимцем многих представительниц прекрасного пола. Богатые и знатные дамы в Одессе и Херсоне относились к нему с редкой благосклонностью. На одной из них он женился. Его избранницей оказалась вдова-миллионерша французского происхождения Берже де Безансон. Большую часть своей жизни Константин Корнильевич прожил в роскоши и увеселениях.
Еще один сын Корнилия Фролова - Георгий - был капитаном русской армии и белой гвардии. Жил в Херсоне и Одессе. В 1919 году расстрелян большевиками. Он имел репутацию благородного человека и храброго офицера. Своих солдат любил, за чужие спины в бою не прятался, за святое дело умереть не боялся, по тому, может быть, и ушел слишком рано.
Двое сыновей Корнилия Фролова стали богословами. Павел - законоучителем Одесского кадетского корпуса, а Василий- протоиереям, настоятелем прихода в Старой Збурьевке.
Василий Фролов был женат на Анне Ивановне Остославской - дочери херсонского обер-бургомистра и члена управы Херсонской городской думы Ивана Семеновича Остославского. По материнской линии она происходила из купцов Акулининых. Торговать Акулинины начали где-то на рубеже 17-18 веков. Родоначальник фамилии Потап жил во времена царя Петра Великого. Его потомки - Максим, Леон, Родион, Василий, Никанор, Мария, Анна и Ирина Акулинины в последствие стали жителями Елисаветграда и Херсона, переселившись в эти города из центральной России, причем Ирина(мать Анны Остославской) в Херсоне родилась. Через Акулининых и Остославских Фроловы состоят в родстве с П Ф и В П Юрасовыми-гласными Херсонской городской думы.
У Василия Фролова и Анны Остославской родилось пятеро детей - Борис, Сергей, Евгения, Юлия и Владимир, умерший во младенчестве.
Борис, в последствии, стал офицером Херсонской комендатуры, при советской власти-врачом-стоматологом. Сергей окончил Санкт-Петербургский политехнический институт и стал инженером-судостроителем. В 1914 году был призван на военно-морской флот. В 1919 годе на своем миноносце Решительный ушел в Марсель и вскоре умер от тифа. Евгения окончила 9 классов Второй женской гимназии и Херсонский сельхозинститут. Вышла замуж она за горного инженера Евгения Андреевича Тропина- сына купца 1 гильдии и ближайшего родственника девяти гласных Херсонской городской думы. Юлия Фролова окончила гимназию и вскоре вышла замуж за Михаила Николаевича Иванова-бывшего царского и белого офицера, окончившего при советской власти Одесский строительный институт и ставшего главным инженером Херсонского Облпотребсоюза. Михаил Николаевич происходил из учительской семьи. Его отец-Николай Константинович Иванов - был инспектором Херсонского ремесленного училища, преподавателем изящных искусств и коллежским асессором. Почти все девятеро братьев и сестер Михаила Иванова стали школьными учителями: Владимир - директором школы, Яков- преподавателем математики(участвовал в Советско-Финской и Великой отечественной войнах, дослужился до генерал-майора артиллерии) , Александр тоже учительствовал(репрессирован, из лагерей не вернулся). Лидия и Надежда Ивановы тоже стали учителями (все окончили Херсонский пединститут). Два других брата Михаила Николаевича - Константин и Николай-, в отличие от большинства своих родственников, пошли не по педагогической стезе, а по военной. Они стали офицерами 667 Делятынского пехотного полка Русской императорской армии, были награждены орденами св. Станислава и св. Анны 3 степени с мечами и бантом. Эти же ордена за свои боевые отличия получил и Михаил Иванов.
В 1923 году у Михаила Николаевича Иванова и Юлии Васильевны Фроловой родился сын Игорь. Игорь вместе со своим отцом участвовал в Великой отечественной войне(они служили в одном батальоне). Был дважды ранен, награжден боевыми орденами. После войны он окончил мединститут и защитил кандидатскую диссертацию, много лет жизни отдал работе в херсонской больнице Комсомольского района Тропинке. В 1992 году избран вице-предводителем херсонского дворянства, в 1996-ом-стал действительным членом РДС. Игорь Михайлович - женат дважды. Вторым браком на Людмиле Мадыкиной - дочери заместителя директора Херсонского ХБК по капстроительству Александра Ивановича Мадыкина.
Сын Игоря Михайловича Иванова и Людмилы Александровны Мадыкиной – Павел - подобно своим предкам, стал в Херсоне человеком небезызвестным. Он опубликовал два поэтических сборника «Святилище огня» и «Ты и Я», стал лауреатом Всеукраинского литконкурса «Пушкинское кольцо» в номинации «за аристократизм творчества и Международной литературной премии им. Николая Гумилева, возглавил Херсонский областной филиал Международной ассоциации русскоязычных литераторов и Союза писателей Юга и Востока Украины, кроме того он является редактором альманаха «Млечный Путь». Стихи Павла Иванова (Иванова-Остославского) по мнению мэтров российской поэзии, отличаются тонким лиризмом, благородством и блестящей техникой.
Потомки Фроловых, Остославских и других исконных херсонских семейств, упомянутых в данной статье, служат верой и правдой нашему городу и Украине. Именно на таких людях всегда строилось и строится благополучие нашего Отечества. 

18.07.2004.-06.02.2007. Наталья Кислинская


Интеллигенция: враг № 1
В настоящее время мало кто из наших здравомыслящих сограждан будет отрицать, что украинское общество сейчас переживает кризис духовности. Социалистические ценности Украина давно отвергла, а капиталистические во многом не приняла. Экономика развалина, особенно производство, большинство граждан нашей страны живёт в бедности, а то и в нищете. А бедность, (тем более нищета), как известно, унижает. На моральном облике украинцев такие условия жизнедеятельности отражаются отнюдь ни позитивно... 
Корни всего этого «Мамаева погрома», царящего сейчас в Украине, лежат в прошлом нашей страны и нашего народа. Серьёзнейшая проблема состоит в том, что с 1917 года «в любезном нашему сердцу Отечестве» методически уничтожается элита общества – интеллигенция. Первыми взялись искоренить самую думающую и благородную прослойку общества большевики. Уничтожение элитариата – красными было задумано не случайно. Интеллигенция не годится в качестве строительного материала для создания тоталитарного общества: её представители думают и чувствуют всегда самостоятельно, они способны открыть глаза простому народу на происходящее. Интеллигенция социально чужда рабочему классу и крестьянству. Для советской власти она была опасным врагом. Поэтому, прейдя к власти, большевики стали первым делом уничтожать наиболее образованных и думающих людей: представителей русской аристократии, дворянства, творческой и научной интеллигенции, офицерства, чиновничества, духовенства. Советская власть истребила носителей феодального образа мыслей, воспитанных на средневековой морали, предполагавшей суровую приверженность законам чести, благородства, воинской доблести, христианской любви и милосердия. Феодальная формация в идеологическом отношении является уникальной. Короли, цари и императоры всей Европы столетиями воспитывали своё дворянство в духе честности и благородства, ведь дворянин – это всегда чиновник, руководитель, к каждому руководителю инквизитора с дубинкой не приставишь, чтобы взяток не брал и вёл дела по справедливости, поэтому монархи влияли на своих высокопоставленных подданных убежденчески. Идеология феодализма основывается на кодексе чести – аристократической, дворянской и даже купеческой. Честному купеческому слову в патриархальной России верили почти так же, как дворянскому. Очень важную роль в нравственном воспитании людей играла религия. Люди верили в высшую божественную справедливость, в неотвратимость воздаяния как за дурные поступки, так и за добрые. Феодальная мораль культивировала в человеческих душах пренебрежительное отношение к материальным благам. В среде богатых людей меценатство было нормой жизни. С купцом, не жертвующим на богоугодные заведения, никто не хотел заводить общий бизнес; офицера, занимавшегося на поле боя мародерством, свои же однополчане вызывали на дуэль; проворовавшийся чиновник, понимая, что запятнал честь мундира и своё доброе имя, кончал жизнь самоубийством. Может ли наш современник, украинец, живущий в 21 веке, представить себе, чтобы какой-нибудь депутат или министр, укравший у трудового народа пару-тройку миллиардов в американской валюте, застрелился от стыда?! В наше время воровство в особо крупных размерах приравнивается к трудовой доблести…
До революции 1917 года в нашей стране немало было благородных людей, принадлежащих к самым разным сословиям. Не в последнюю очередь такими их сделало тогдашнее искусство. Классическое искусство, как известно, получило своё наивысшее развитие в эпоху феодализма, имевшего явные капиталистические черты (19 век – начало 20-го века). «Изящные художества» основывались тогда совершенно на других принципах, чем сейчас. Классическое искусство – это продукт умственной и душевной деятельности аристократии. Оно возвело в культ благородство человеческих отношений, утончённость, совестливость, подвижничество, патриотизм, благоговение перед женщиной, вселенскую любовь. Самыми важными понятиями для художника феодальных времён были эстетические категории – красивое-уродливое, утончённое-грубое, возвышенное-низменное. Классическое искусство провозглашало идеал святости, сакральности, если хотите. О тогдашних художниках и их взглядах на искусство замечательно сказала талантливая современная писательница графиня Татьяна Толстая: «Художник «доквадратной» эпохи (эпохи, существовавшей до написания «Чёрного квадрата» Казимира Малевича.- прим. автора) учится своему ремеслу всю жизнь, борется с мёртвой, костной, хаотической материей, пытаясь вдохнуть в неё жизнь; как бы раздувая огонь, как бы молясь, он пытается зажечь в камне свет, он становится на цыпочки, вытягивая шею, чтобы заглянуть туда, куда человеческий глаз не дотягивается. Иногда его труд и мольбы, его ласки увенчиваются успехом; на краткий миг или на миг долгий «это» случается, «оно» приходит. Бог (ангел, дух, муза, порой демон) уступают, соглашаются выпустить из рук те вещи, те летучие чувства, те клочки небесного огня – имени их мы назвать не можем, - которые они приберегали для себя, для своего скрытого от нас чудесного дома. Выпросив божественный подарок, художник испытывает миг острейшей благодарности, неуниженного смирения, непозорной гордости, миг особых светлейших и очищающих слёз – видимых или не видимых, миг катарсиса. «Оно» нахлынуло, «оно» проходит, как волна. Художник становится суеверным. Он хочет повторения этой встречи, он знает, что в следующий раз может и не допроситься божественной аудиенции, он отверзает духовные очи, он понимает глубоким внутренним чувством, что именно (жадность, корысть, самомнение, чванство) может закрыть перед ним райские ворота, он старается так повернуть своё внутреннее чувство, чтобы не согрешить перед своими ангельскими проводниками, он знает, что он – в лучшем случае только соавтор, подмастерье, но – возлюбленный подмастерье, но – коронованный соавтор. Художник знает, что дух веет, где хочет и как хочет, знает, что сам-то он художник, в своей земной жизни ничем не заслужил того, чтобы дух выбрал именно его, а если это случилось, то надо радостно возблагодарить за чудо».
В 1917 году произошёл октябрьский переворот. Началась революция и гражданская война, в ходе которых большевики уничтожили носителей классической русской культуры – возможно величайшей в мире – и вмести с ними саму культуру. На смену «белой кости» и «голубой крови», которыми красные обильно удобрили русскую землю, пришли новые хозяева жизни – комиссары в кожанках и матросы, опоясанные пулеметными лентами, а так же Швондеры, Шариковы и прочие Демьяны Бедные. Конечно, от всей этой сомнительной публики изысканной интеллигентности ожидать не приходилось. 
Коммунисты уничтожили царскую интеллигенцию. Её место в пролетарской России заняли люди умственного труда, которым Солженицын дал удивительно меткое определение – «образованцы». Советские образованцы это выходцы из самых низов, кухаркины дети, которые, обладая довольно посредственными талантами, но вмести с тем непомерными амбициями, лезут по трупам наверх: к власти, к деньгам и почестям, налаживают закулисные связи, позволяющие безнаказанно заниматься коррупцией. Образованцы, как раковая опухоль, которая растёт, уничтожая при этом «материнский» организм, развивается – за чужой счёт. Не связанные с настоящей интеллигенцией ни генетически, ни культурно, но вооружённые знаниями, они выживают приличных и талантливых людей со всех мало-мальски перспективных должностей, вытесняют из сферы финансов и управления. Везде, где появляются образованцы, расцветает буйным цветом коррупция, хамство и профессиональная некомпетентность.
Большевики уничтожили святость. Не только в религиозном смысле слова, но и в бытийном. Они провели «десакрализацию» искусства, веры – одним словом, сознания людей. Они объявили: «Бога больше нет, и никогда не было, Пушкина надо сбросить с «корабля современности», царь Николай Второй – дурак, родителей и дедов, настроенных консервативно, молодёжь должна осудить, Павлик Морозов, убивший из идейных соображений собственного отца, - герой и умница… » 
Во времена правления Ленина и Сталина советские спецслужбы развернули крупномасштабные репрессии против наших же граждан. В обществе укоренилась атмосфера страха, всеобщего доносительства, идеологической истерии. Как всё это повлияло на моральный облик нашего народа? Вопрос риторический… 
Великая отечественная война, безусловно, выбила самых лучших представителей нашего народа. Худшие попрятались в тылу – по продовольственным складам, штабам и прочим злачным местам. Это позволило им пережить войну, причем даже с некоторым комфортом.
Никита Хрущёв устроил в СССР «оттепель», амнистировал политических заключённых, отпущены на свободу были и многие уголовники. По некоторым данным в лагерях и тюрьмах ГУЛага содержалось одновременно до 20 миллионов человек. Возникает вопрос, – какой по численности должна быть охрана, чтобы стеречь такое количество зеков?.. После массовых амнистий, предназначенных для заключённых, естественно ушли из «мест не столь отдалённых» и бойцы НКВД. Куда делись все эти люди? Правильно – они отправились в народ. Можно только догадываться насколько сильное «культурное» влияние оказали в 50-60-е годы все эти бывшие вертухаи и «заплечных дел мастера» на душевное самочувствие российского народа. 
С распадом Советского Союза, который последние лет 30 своего существования имел, всё-таки, «человеческий облик», культурное и экономическое положение наших людей, и особенно интеллигенции, только ухудшилось.
Нам стали прививать буржуазные ценности – рвачество, культ материальных благ и призрение к человеческой личности. Классическое искусство в нашей стране находится на грани забвения. У образованцев, окончательно вытиснивших действительно интеллигентных людей из всех сфер общественного бытия, в моде сейчас авангард с его культом низменных, животных инстинктов. Андеграундное «искусство» отменило само понятие «эстетика». Для него главное новизна и эпотажность. В поэзии, например, новым и эпатажным, а значит гениальным, признаётся любое стихотворение, лишённое рифмы и написанное при этом матерным языком. Однако, следует заметить, что стихи без рифм писали ещё античные поэты, а площадную брань «упаковывал» в поэтическую форму ещё Барков (современник Пушкина) – так что новизны в этом никакой. А что касается эпатажа – то это каждый сможет: матерись себе направо и налево – и будешь гением! То, что раньше считалось хамством, теперь хороший тон…
Огромная трагедия нашего народа состоит в том, что его душа – интеллигенция – последние 90 лет постоянно уничтожается. Народ, лишенный своей духовной и интеллектуальной элиты, обречён на то, чтобы стать послушным и слепым исполнителем чужой воли... Нравственная деградация, поразившая наше общество – это прямой результат истребления элитариата, способного окультурить народ, привить ему высокие этические и эстетические идеалы, когда надо – сказать ему суровую правду и повести за собой.
В наше время в независимой Украине власть предержащие прекрасно понимают, что интеллигенция опасна для них. Она самостоятельна в своих суждениях и при определённых обстоятельствах способна взбудоражить обнищавший народ. Интеллигенцию снова надо уничтожить, на этот раз экономически. Именно по этой причине люди интеллектуального труда в нашей стране получают самые маленькие оклады. Чиновники получают больше, ремесленники и крестьяне – тоже, бизнес кормится сам, и тоже не плохо. Зато среди интеллигенции считается счастьем работать на полную ставку и получать оклад в 500 гривен. Школы закрываются – где работать учителям? НИИ, КБ, да и заводы отсутствуют – как прокормиться инженерам? В медицине тоже всё не просто – что делать врачам? О творческой интеллигенции я вообще не говорю – если ты не имеешь громкого имени, как скажем Евтушенко или Глазунов, то все твои стихи-картины можешь раздарить: всё равно никто не купит. 
Очередное убийство интеллигенции в нашей стране, я думаю, выгодно, прежде всего, Западу – США – и тем силам, которые защищают интересы Америки тут – на Украине. Очевидно, кому-то очень хочется построить здесь легко управляемое примитивное общество, состоящие всего из двух социальных группировок – волков (капиталистов и чиновников) и овец (рабочих и крестьян). Интеллигенция в эту схему явно не вписывается…

Павел Иванов-Остославский – поэт, лауреат Международной литературной премии имени Николая Гумилёва, лауреат Первого Всеукраинского литературного конкурса «Пушкинское кольцо» в номинации «за аристократизм творчества».

Лучшая гарантия от социальных потрясений – всеобщий достаток
Ни для кого не секрет, что материальное положение жителей современной Украины оставляет желать, мягко говоря, много лучшего. Общий экономический кризис, обострившийся сейчас в мире, и тяжелая ситуация, сложившаяся в отечественной экономике, способствуют дальнейшему обнищанию украинского народа. 
На Украине господствует крайняя бедность: это факт, который никто не осмелится оспаривать. Причин, благодаря которым сложилось такое положение вещей, несколько. В первую очередь, - неизбывное отсутствие постоянной работы, безденежье, невозможность обеспечить хотя бы сколько-нибудь достойную жизнь себе и своим детям и хронический алкоголизм, поразивший очень большую часть населения нашей страны. Наши люди постоянно унижены. Работодатели превратились в жизнедателей, по этому простой человек на них вкалывает, как раб на тростниковой плантации. Граждане Украины стали нацией рабов в своей же стране, за границей всех наших сограждан считают ворами и проститутками. По-этому, и относятся соответственно… Взяточничество процветает сплошь и рядом. На Украине «пересичный громадянын» каждый свой шаг оплачивает взяткой. У нас коррупция давно стала нормой жизни. Власть заботится только о самой себе – для простого человека её нет. Если на Вас напали в подворотне, ограбили или покалечили, не ищите защиты у государства. Никто Вам ни в чем помогать даже и не собирается… Людей унижает поденный труд. Если человек «пашет» от зари до зари, если он работой выматывается физически и морально, то в нем неизбежно убивается все человеческое. Человек должен работать в меру своих моральных, эмоциональных и физических сил, иначе он превращается в животное. Человек, если он хочет остаться таковым, просто обязан иметь достаточное количество физических и моральных сил и времени, чтобы заниматься чем-то «для души». Как сказал кто-то из великих философов: «Человек тем и отличается от свиньи, что он иногда отрывает своё рыло от кормушки и смотрит на звезды… » Такое положение вещей унижает простого украинца, оно зачастую толкает его за грань морали, а иногда и уголовного кодекса.
К сожалению, представители мира коммерции не понимают, что нищета в нашей стране дошла сейчас до критического уровня. Мы близки к «точке невозврата». Наши «простые »сограждане не могут всю жизнь прозябать, испытывая благодаря власти и бизнесу постоянные материальные и моральные лишения. Деловые люди должны осознать: грабить своих наёмных работников ни только аморально, но и невыгодно. Материально благополучный и хотя бы относительно довольный своим положением подчинённый будет работать гораздо лучше, чем вечно голодный и озлобленный крепостной. Высокооплачиваемые работники ответственнее относятся к своему труду, они дорожат своим местом, работая не за страх, а за совесть, наёмные же рабы – склонны к саботажу, воровству и бунтарству. И хорошо, если их бунт ограничится только словесными выпадами по адресу администрации предприятия, а, если, доведённые до отчаяния люди, возьмутся за оружие?.. В 20 веке в нашей стране революции были исключительно кровавыми. Не хотелось бы, чтобы это всё повторилось и в двадцать первом…
Единство украинского народа может быть обеспечено в первую очередь благодаря повышению общего материального благосостояния наших сограждан. Люди уважительно относятся друг к другу, только тогда, когда они сыты. Индивидуумы, имеющие стабильный и достойный доход, уверенные в своём будущем и будущем своих детей, как правило, чужды революционных идей. Они стремятся сохранить то, что у них уже есть. Лучшая гарантия от социальных потрясений – всеобщий достаток. Представители бизнеса – это должны помнить всегда.
28.10.2008. Павел Иванов-Остославский



Мёртвые с косами вдоль дорог стоят…
Павел ИВАНОВ-ОСТОСЛАВСКИЙ
Президент Украины и его бандеровское окружение продолжают спекулировать памятью жертв голода 1932-1933 годов. В этом году Голодомор в нашей стране отмечался с размахом. Во истину, скорбная доля досталась украинцам в тридцатые годы прошлого века: сначала они умирали от голода, теперь же за счет памяти о них пытаются нажить себе политический капитал разномастные ура-патриоты. Даже через 75 лет после смерти жертвы голода государством не оставлены в покое… Да, страшная сила – желание попиариться! Ради того, чтобы лишний раз предстать перед объективами телекамер, можно публично, и статистические данные о голодоморе привести, взятые «от фонаря», и Россию лишний раз обвинить в геноциде, и поплакать в платочек – пусть весь мир видит: жалостливый у нас президент, человеколюбивый, сентиментальный… Хотя и не мужское это дело – плакать в платочек, но на миру, как говорится, и смерть красна и потеря собственного мужского достоинства сладостна… 
Уж в который раз украинские националисты пытаются представить голод 1932-1933 годов как геноцид, организованный русскими против украинцев. Они сознательно замалчивают тот факт, что от недоедания, и вследствие этого крайнего истощения, тогда умирали люди не только на Украине, но и в Казахстане, в Поволжье, на Дону, а ведь подавляющее большинство населения этих территорий – не украинцы. 
Отдельно взятый вопрос, поднимающийся сейчас украинскими «галицаями», - кем были по национальности советские и партийные деятели, лично виновные в организации голода 1932-1933 годов. Называют в этой связи несколько весьма известных фамилий и всего одну национальность «русские». Однако я хочу спросить: «А что, Сталин, Косиор, руководители многочисленных областных, краевых и республиканских органов ГПУ-НКВД, организовавшие голодомор, по национальности были русскими?!» По-моему, в руководстве Советского Союза всегда превалировали какие-то другие национальности…
Тогдашний голод коснулся многих регионов СССР, это была спланированная акция, но направлена она была не против украинцев, а против кулаков и контрреволюционно настроенного элемента, повсеместно населявшего Страну Советов, и срывавшего планы коллективизации, индустриализации, советизации и всех прочих «архиважных» мероприятий. Жертвами голодомора были не только крестьяне, но в той же мере и городское население. Мне отец рассказывал, переживший тот голод в 9-10-летнем возрасте, что в Херсоне на улицах лежали трупы людей, и хоронить эти трупы было некому. Город стремительно вымирал. Многие знакомые моей семьи – коренные горожане – тогда погибли, тела некоторых так и не нашли (нередко лица мертвых объедали крысы, поэтому тела опознать было затруднительно). То, что голод 30-х годов был направлен только против крестьян – не более, чем миф.
Громкие акции, посвященные годовщине голода на Украине, проводятся «бандеровцами» только с двумя целями: чтобы лишний раз поупражняться в русофобии и таким образом продемонстрировать публично свою верность заокеанским спонсорам-кукловодам в лице США и чтобы отвлечь внимание населения нашей страны от финансового кризиса, разразившегося на Украине как больше нигде в мире. Под шумок всемирного экономического упадка современные украинские власти начали обкрадывать и морить голодом свой народ пуще прежнего.
Последнее время по средствам электронной почты я переписываюсь со знакомыми, живущими в России, Белоруссии, Германии и Израиле. Они меня спрашивают: «Ну, как там у вас кризис на Украине?» Отвечаю: «У нас-то хорошо, а как у вас? А у нас, в принципе, и нет никакого кризиса, мы его почти не ощущаем… » Вот так, господа сограждане, всемирный экономический упадок произошел в основном только на Украине. Международный Валютный Фонд (и прочие добрые кредитодатели) «обвалил» нашу экономику. «Дядюшка Сем», стоящий за плечами МВФ и помыкающий «оранжевым» руководством Украины, решил в лице нашей страны отведать, так сказать, «мясное блюдо… »
2009-й Год будет очень тяжёлым для Украины. Уже сейчас происходят массовые увольнения на многих отечественных предприятиях, зарплата «заморожена» на два года. Она не будет повышаться до 2010 ни под каким видом: ни с оглядкой на инфляцию, ни в качестве социальных выплат. Возможно люди, которые будут жить на территории нашей страны лет через 100, будут отмечать голодомор-2009, точно также, как мы сейчас голод 30-х годов. Вот только, будут ли они украинцами…
Тяжелая социально-экономической ситуации, сложившаяся на Украине, ставит существование украинского народа, как самостоятельной культурно-генетической единицы под угрозу. Объективный анализ украинских реалий наводит на трагические мысли… «Мёртвые с косами вдоль дорог стоят… »
30.11.2008.

Рождественская история о коте

Жил-был маленький серенький котёночек. Он родился в нашем доме от кошки камышовой масти, которую зовут Мурка. Пятерых братьев и сестёр котёнка мы постепенно раздали по знакомым, а этого серого красавца с пушистым хвостом и большими доверчивыми глазами – оставили в своей семье. Котёнка было решено назвать Васей. По глубокому убеждению моего папы всех серых котов следует звать Васями. 

Котёнок часами лежал под боком у мамы-кошки и грелся от её тела. Он очень охотно сосал материнское молоко, поэтому стал быстро расти и набирать в весе. Вскоре у него открылись глаза, и он стал бегать по квартире, играя с различными предметами и исследуя всё вокруг. Я часто брал Васеньку на руки, переворачивал на спину и гладил по мягкому пушистому животику. Он мурлыкал - аж заливался трелями на разные голоса. Все кошки в нашем доме имеют своё прозвище. Например, Мурка – самая уважаемая кошка в доме (матриарх), зовётся кошка-Крошка. Маркиза – самая аристократическая и утончённая натура среди всех – кошка-Ворожка. Изольда, прозванная Одаркой, - кошка-Хорошка. Алиса – кошка-Подушка. А кот Пушёк называется просто Пушков. Назван он так был вовсе не в честь одноимённого телеведущего и депутата Государственной Думы Р.Ф. Алексея Константиновича Пушкова. Наш Пушков сам по себе. А вот маленький Васенька долгое время своего прозвища не имел. Только, когда он подрос и стал пушистым увальнем, любящем сибаритствовать и мурлыкать, мы назвали его Мурлыкой. 

Время шло. Вася рос и толстел. Он начал выходить во двор и играться с различными палочками и листочками. То один листик подкинет в воздух, то другой. Иногда Вася-Мурлыка задумчиво сидел над миской с водой, в которую падали лепестки отцветавшей абрикосы. Был июль – быть может лучшее время для котов, придающихся над чашкой воды глубоким философским размышлениям. Знал ли Вася из вузовских учебников, разбросанных по моему письменному столу, о громких именах мыслителей прошлого, мне не известно. О чём он размышлял – для меня остаётся загадкой. 

Однажды Вася вышел погулять на улицу и пропал. Мы долго горевали, не зная, что и думать. Я даже вытащил из альбома фотографию Васи и поставил её у трюмо, чтобы она мне всегда напоминала о моём пушистом любимце. Соседи слева говорили, что видели нашего Васю сидящем на крыльце у соседки через два дома. Там жила очень толстая и противная бабища, которая была бизнес-вумен, как говорится. О ней шел слух, что будто бы она (назовём её Фёклой Олифировной) была директрисой и владелицей большого колбасного магазина «Колбасы Херсонщины суперстар». Ещё о ней было известно, что у неё недавно от старости умер кот. Не мужа, не детей у неё не было. Однако, Фёкла Олифировна любила животных, особенно котов.

Через несколько дней наш Вася вернулся. Он ходил по двору с отчуждённым видом, показывая всей своей внешностью, что он здесь как бы не присутствует.
- Васенька, привет! Кис-кис-кис! – позвал я его к себе. Он нехотя подошёл и дал себя погладить. Я взял его на руки и стал чесать за ушками и у щёк. От Васи-Мурлыки остро пахло какими-то копчёностями. 

- Тебе там лучше – у твоей новой хозяйки? – спросил я его.
- Лучше – как буд-то услышал я в его закатистом нескончаемом «Мур-мур-мур».
- Ведь ты же не кормишь меня колбасой и сардельками, а только надоедливой кашей из белого хлеба и рыбы. Так чего же ты хочешь?
Я ничего не ответил ему, а только гладил и гладил по густой шелковистой шерстке.

С тех пор Вася-Мурлыка живёт у Фёклы Олифировны. Он редко приходит в наш двор и почти никогда не даётся мне в руки. Но я на него за это не обижаюсь.

06.01.2013. Херсон. Павел Иванов-Остославский.

Тропина Н.П., профессор, доктор филологических наук. Херсон, Украина. 22.02.2008.
Литературно-критическая статья о поэзии Павла Иванова-Остославского

С творчеством Павла Иванова-Остославского – одного из наиболее талантливых украинских поэтов – я знакома уже много лет. На моих глазах произошло рождение и становление его художественного и нравственного «Я». Будучи его преподавателем и наставником и зная Павла Иванова-Остославского с самых первых шагов в литературе, я рассматриваю творчество этого автора в развитии, диахронически.
Поэзия Павла Иванова-Остославского явление сложное, противоречивое, оригинальное. Как личность и как художник он формировался под влиянием различных социально-политических и этических воззрений, творческих идей. Его миропонимание изначально сложилось под воздействием дворянской идеологии. Его отец, Иванов Игорь Михайлович, происходит из старинной дворянско-купеческо-интеллигентской фамилии, восходящей предположительно к рубежу 17-18 веков. Будучи человеком патриархальных взглядов, свято чтящий старинные идеалы и устои, Игорь Михайлович воспитал своего сына соответственно, стараясь привить ему чувство глубочайшего уважения и любви к искусству, к истории, к людям. Этим чувством проникнуто все творчество Павла Иванова-Остославского. Его лучшие стихи, такие, как: «Письмо с фронта…», «Курганы», «Лики степей…» и другие свидетельствуют о тонком восприятии мира, о любовном отношении автора к истории и природе родного края.

Письмо с фронта

Приветствую тебя письмом, родная!
Прости, что не писал, моя душа,-
Всё некогда. Моя передовая
Теперь лежит у края Сиваша.

В Турецкий вал вцепились мы и терцы.-
Он будет белым век, покуда есть 
Ещё в живом, ещё в горячем сердце
У нас святая воинская честь!

Я - белый офицер, я - зол и молод!
Что тягость мне военных наших дней!
Готов я жизнь отдать, чтоб серп и молот
Не правили Россиею моей!

А впрочем, этот пафос тут излишен:
Тебе хочу писать я о другом -
О нежном цвете белоснежных вишен,
Что окружали наш старинный дом.

Хочу домой! Хочу в твои объятья!
Хочу дарить стихи тебе, цветы!
Мечтаю раз хоть триста повторять я, 
Что прелесть замечательная ты!

Ах, милая, да если бы ты знала
Как я живу, тоскуя и любя!
Увы, тебя всегда мне не хватало,
И я всегда домысливал тебя.

Я вспоминал тебя, твою улыбку,
На шее блеск цепочки золотой,
И возникал в моём сознанье зыбком
Прекрасный и печальный образ твой.

Любимая, ведь я тебя уж ради
Оставил бы все битвы и бои,
Чтоб видеть лишь каштановые пряди
И очи изумрудные твои.

Я уходил на фронт ещё в пятнадцатом -
И вот уже пять лет я на войне.
Ты знаешь, наше фронтовое братство
Теперь изрядно надоело мне.

Но долг священен! Долг я не нарушу -
К тебе с передовой я не вернусь,
Пусть даже и дано мне скоро душу
Отдать за белокаменную Русь.

Писать кончаю: уж артподготовка
По нашим бьёт, окопы не щадя.
Ручаюсь трёхлинейною винтовкой,
Что больше жизни я люблю тебя!!! 

Многие стихи Павла Иванова-Остославского имеют ярко выраженное политическое звучание. Воспитанный в целом в монархическом и антикоммунистическом духе, он резко высказывается о советском прошлом своей страны. В стихах чувствуется глубочайшее презрение к большевикам, устроившим жесточайший геноцид по отношению к собственному народу, уничтожившим цвет нации, изменившим народное сознание далеко ни в лучшую сторону.
Творчество Павла Иванова-Остославского – это творчество совершенно русского человека, хотя и родился он на Украине. Неслучайно, многие его стихи проникнуты самосознанием великоросса не только по крови, но и по духу. Одной из «русских» тем его творчества является Белое Движение.
В стихотворениях, составляющих поэтический цикл «Белый клинок», Павел Иванов-Остославский рисует яркий, глубоко трагический образ белого воина, сражающегося за Отечество и Царя – за святые для себя идеалы, и гибнущего в кровавом водовороте гражданской войны. Белогвардейская тематика занимает достаточно важное место в творчестве данного автора. Многие его стихи посвящены участникам Белого Движения, их психологии и мироощущению, крушению их надежд, чаяний, смысла жизни. 

Врангелевцы
Умирала старая Европа,
Постепенно превращаясь в прах
На соленых топях Перекопа, 
Под водой кровавой в Сиваша.

Катастрофа совершалась зримо,
Смерть была единой госпожой
На просторах выжженного Крыма -
На земле и нашей и чужой.

И под вопли разъяренной стали,
Под ужасный орудийный вой
Воины, сражаясь, умирали
За Россию на передовой.

Шли вперед, исполненные веры,
Шли на смерть под громкое «Ура»,
И князья, и просто офицеры,
И солдатский люд, и юнкера.

Царствовала смерть по белу свету,
Кровью наполнялись Сиваши,
И, конечно, там - средь павших где-то -
Затерялась часть моей души…

Павел Иванов-Остославский, прежде всего, является певцом аристократической идеи, выразителем интересов, исторических судеб и эстетических пристрастий высшего сословия Императорской России. В своем творчестве он не только утверждает право на существование аристократического искусства в современном мире, но и провозглашает его исключительность и неповторимость.
В его творчестве нередко встречаются описания дворянского быта.

Ольге Ивановне Остославской
Уж в меня нынче демон вселился -
Все предметы мне странно чудны,
Я теперь понимать разучился
Совершенно, где явь, а где сны.

Целый день я слоняюсь по дому:
То пройдусь, то, шальной, пробегу,
Мне ведь издревле всё здесь знакомо,
Хоть узнать ничего не могу.

И когда прохожу по гостиной,
Становлюсь вдруг я сам, как ни свой,-
Снова вижу я в раме старинной
Чудный лик госпожи молодой.

И с портрета взирают их милость:
Десять рыцарей - десять вельмож.
Как же мило она поместилась
На холсте среди сталей и кож!

Стану их имена прославлять я
Поэтически хоть до одра -
Это предки мои - это братья
Меж собою и с ними сестра.

О, прабабушка! В Вас воспитали
Грациозную стать лебедей.
Вы, как фея из сказочной дали,
Как принцесса из рыцарских дней.

Восхищаться я снова и снова
Буду Вами не дни, а века -
Вот моё Вам приветное слово,
Что восславит Вас наверняка. 

Павел Иванов-Остославский первоначально формировался как поэт-сатирик. Обладая тонким чувством комического и неординарным мышлением, он изобличает и ядовито высмеивает в своих эпиграммах наиболее уродливые пороки современного мира. Стихотворения «Черный туман окутал город… », «О нас по миру разнеслась молва… », и другие звучат как вызов, прямо откровенно брошенный злу и несправедливости.
Стилистически поэзия Павла Иванова-Остославского многообразна и разнопланова, убежденчески во многом противоречива. Явное неверие в духовные силы народа и глубокое разочарование в настоящем, в его творчестве необычно переплетаются с глубочайшим состраданием к простому народу. Автор является выразителем народной боли, вызванной тяжестью и кровопролитностью Чеченской войны. Он показывает стойкость и мужество русского солдата, отстаивающего на фронте ценой своей жизни интересы России и ее народа. 

Тихо ночь опускается в горы,
Солнцу месяц выходит во след.
Покидает гранитные норы
В это время чечен-маджахет.

Притаится в ночи за скалою,
Средь знакомых, изведанных гор,
И, готовясь к жестокому бою, 
Передернет упругий затвор.

И начнётся в ущелье потеха.
Что ж солдат, выпал жребий тебе:
Вдруг зальётся кавказское эхо,
Вторя в такт автоматной стрельбе.

Затрещит вскоре дробь пулемёта,
Смерть взметнётся в подлунную муть,
И из наших конечно кого-то 
Пуля тронет в славянскую грудь.

После в общем успешного боя
(Враг отбит и почти без потерь)
В гроб уложат солдата- героя,
Чтоб отправить куда-нибудь в Тверь

Похоронку семейству солдата
Военком перешлёт, что родной
Был убит мол тогда-то, тогда-то,
Мол погиб, как боец и герой.

А солдата схоронят, как многих,
Уж солдат похоронили окрест -
Водрузят средь крестов одиноких 
На кладбище ещё один крест.

А потом и другие, другие
Так же примут в кровавом бою
Смерть за родину - смерть за Россию,
За Россию святую свою!

Метод художественного осмысления действительности в поэзии Павла Иванова-Остославского не однозначен. Если ранние и зрелые его произведения написаны в традиции символизма, имеющего значительную романтическую составляющую, то позднее его творчество тяготеет к романтизму и даже к реализму. В таких зрелых его стихотворениях, как «Не грусти в минуты трудные… », «Пророчество музы… », «Шумя, о берег бьются волны… », «Дракон» проявляется особое символо-романтическое мироощущение.
Творчество Павла Иванова-Остославского отличается изысканностью и утонченностью чувств, оригинальностью идей, четкостью выражаемых мыслей. Павел Иванов-Остославский – единственный из известных мне серьезных поэтов, кто осознает в своем творчестве современную нам социально-политическую действительность по средствам археологических и палеоантропологических категорий (хотя в творчестве данного автора в значительной степени присутствуют религиозные мотивы – поэт-символист не может не быть верующим). Современное буржуазное нравственно деградировавшее общество он представляет в виде археологической культуры раннего палеолита. Октябрьский переворот и гражданская война в России понимаются им как ужасный и необъяснимый бунт заново возродившихся питекантропов – архаической расы, стремящейся завоевать людей, породниться с ними и ассимилировать их духовно. 
Весьма оригинальна интимная лирика Павла Иванова-Остославского. Предмет обожания – женщина – представляется ему в виде моркови, перед которой преклоняется лирический герой, видя в ней идеал изящества и красоты. 

Гимн любви

Живи в веках, моя любовь,
Меж наций и народов:
Люблю я сладкую морковь -
Царицу огородов.

Царица, о послушай ты:
К тебе я страсть питаю,
Ты дух вселенской красоты,
Явившийся из рая.

О, ты меня не отвергай,
Ни в будущем, ни ныне -
Твой красноватый горностай
Мне вечная святыня.

Я на часах безмерно рад
Стоять на огороде,
Как гвардии твоей солдат -
Дворцовой стражи вроде.

Пусть нежная моя любовь
К тебе веками длится!
Не отвергай же о, Морковь,
Меня - моя царица!

Впрочем, у данного автора есть много и серьезных стихотворений о любви. Павел Иванов-Остославский является автором исключительно упоительных, нежных и утонченных стихов посвященных женщине. Его любовная лирика общепризнанна в литературных кругах Украины.

Ты для меня теперь явилась
Любимой, Музой и Сестрой-
О, сколько душ соединилось
В твоем лице, в тебе одной!

Веленью Божьему подвластна,
Всегда любить обречена,
Ты утонченна и прекрасна,
Как византийская княжна.

В тебе заложена троичность,
И тут уж как ни посмотри,
Хотя одна ты только личность,
Но для меня ты целых три.

Когда твой взгляд, умен и тонок,
Улыбкой нежной просветлен,
Я весь ликую, как ребенок, 
Я трижды счастлив и влюблен.

Я становлюсь, с тобой повздоря
Мрачнее, чем затменье дня,
Как будто бы тройное горе
Случилось в жизни у меня.

Я, от стыда изнемогая,
Себя раскаяньем душу,
Затем, что я тобой, родная
Теперь уж трижды дорожу!

Стихи о любви, так же, как и все поэтические произведения Павла Иванова-Остославского, написаны классическим литературным слогом. Это обстоятельство доказывает наличие органической преемственности творчества Павла Иванова-Остославского с русской литературой 19 века.
Стихи Павла Иванова-Остославского характеризуются безусловной эстетической и мировоззренческой ценностью. Все обнародованные поэтические произведения, написанные им, свидетельствуют о высоком художественном мастерстве автора, об отточенности его стиля и чрезвычайной требовательности к слову. У данного автора трудно найти стихотворение, которое бы не отличалось возвышенной эмоциональностью и исключительной техничностью.
В заключении мне хотелось бы отметить, что Павел Иванов-Остославский как оригинальный и самобытный художник, как автор, отличающийся утонченностью и благородством мироощущения, является весьма заметной личностью в литературе современной Украины. Благодаря Интернету, творчество Павла Иванова-Остославского хорошо известно и российским ценителям высокой поэзии.





Мастер иллюзий

Павел Иванов-Остославский очень талантливый и интересный автор. Его поэзия является достаточно масштабным явлением литературной жизни Украины. Стихи поэта провозглашают аристократический идеал, они несут высокие образцы эстетики, культуры слова и человеческих отношений, в них заложено глубокое философское и эмоциональное содержание.
Лирический герой Павла Иванова-Остославского искренен во всём. Он готов жертвовать собой ради женщины, семьи, священных для себя идеалов, ради интересов своего Отечества и народа. Готовность к самопожертвованию настолько велика, что она часто оборачивается незащищённостью души.
Павел Иванов-Остославский, как ни странно, является поэтом протеста (хотя при этом использует в своём творчестве классический творческий метод). Его поэзия – это вызов, брошенный эстетическому мракобесию, социальному дарвинизму и нигилизму, царящим в современном обществе, – в «Царстве Воинствующего Хама». Автор является поэтом-символистом, поэтому естественно, что в подавляющем большинстве его стихов присутствует ярко-мистическое изображение действительности. Наше пост-советско-буржуазное общество он представляет как арену борьбы Бога и Дьявола. Слугой Люцифера является «воинствующий хам», Божьи же интересы защищают благородные подвижники - представители немногочисленной потомственной интеллигенции и просто добрые люди. Жертвенность и мученичество, воинская доблесть, честь, милосердие, обострённое чувство совести и вины – вот главные качества, присущие лирическому alter ego Павла Иванова-Остославского.
Павел Иванов-Остославский – воистину является мастером иллюзий. Многие его стихи – это совершенно мистические полотна, главными героями которых являются представители «Тонкого Мира»: Бог, Дракон, Царица Вселенной, бесы и ангелы, души невинно убиенных - августейших мучеников, белых воинов, поэтов. Прибегая к символистскому осмыслению действительности и мистическим приёмам изображения событий, поэт рисует исключительно красивые, эмоционально глубокие, утонченные образы:

Живу я среди белых льдин
И средь холодных вод
Совсем один, увы, один -
Никто ко мне не йдет.

Обходит мой убогий кров
Кузнец и китобой
И даже чукча-рыболов
Не в дружестве со мной.

Метут студеные ветра,
Свирепы и лихи,
А я-я в чуме у костра
Пишу мои стихи.

Над пламенем по три часа
Сижу а в забытьи,
И мне мерещатся глаза
Зеленые твои.

Не скрою я: приятно мне,
Грустя, в огонь смотреть -
Твоих волос цветет в огне
Каштановая медь.

В костре я видеть очень рад 
Хоть до конца времен
Твой несказанный, светлый взгляд,
Что одухотворен.

Что мне кузнец и китобой -
Гореть им всем в огне!
Я буду жить, коль образ твой
Являться будет мне!

Такие стихи Павла Иванова-Остославского, как «Троичность», «Дракон», «Белый Воин», «В бою кровавом сломан мой эсток… », «Живу я среди белых льдин… », «Врангелевцы» и многие другие стали хитами отечественной периодики. Они опубликованы практически во всех крупных литературных газетах и журналах современной Украины.
Павел Иванов-Остославский является одним из лучших русских поэтов современности. По большому счёту, он еще не оценён по заслугам коллегами по литературному цеху; среди широких читательских масс он известен мало, хотя, конечно, истинные ценители литературы с его творчеством знакомы хорошо.
Время поэта ещё не пришло, но оно придёт – обязательно!

05.06.2008. 

Наталья Ильина, поэтесса и художница.



ПАВЕЛ ИВАНОВ-ОСТОСЛАВСКИЙ: ЖИЗНЕОПИСАНИЕ, ПЕРИОДИЗАЦИЯ ТВОРЧЕСТВА, ТВОРЧЕСКИЙ МЕТОД, ПОЭТИКА, ОСОБЕННОСТИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО СТИЛЯ. 

(вторая редакция)



ВВЕДЕНИЕ 

Души настоящих поэтов схожи с радарами, только настроены они не на радиостанции или движущиеся цели, а на голоса далёких миров и на тот единственный Голос, который слышится во всём сущем и которым говорят абсолютная Истинна, Красота и Благородство - на Голос Бога. Павел Иванов-Остославский в полной мере принадлежит к числу таких поэтов. 

Поэзия Павла Иванова-Остославского прошла сложный путь развития от романтизма к правому символизму (символоромантизму) и он него – к реалистической манере изображения действительности. В творчестве автора бьется пульс жизни. Все радости и горести её он пропускает через своё сердце: тонкое, мужественное, ранимое. Его лирика тематически разнообразна, хотя есть в ней, конечно, и доминирующие мотивы. 

Павел Иванов-Остославский многогранный автор. В его поэзии занимает особое место тема борьбы возвышенной и утонченной личности с окружающим миром – жестоким, циничным, бездушным, выжигающим из человека всё лучшее калёным железом боли, обиды и несправедливости. И всё-таки лирический герой поэта находит в себе мужество противостоять силам зла, он не теряет способности любить и замечать красоту там, где увидит её не каждый. 

День погас, и нет сомнений, 
Что теперь уж до утра 
Странных перевоплощений 
На земле пришла пора. 

Зеркало стоит у двери, 
Посмотрюсь, чертям на зло, 
Вот он я, в огромной мере 
Перешедший за стекло. 

И, обратно отраженный, 
Наяву вдруг вижу сон: 
За спиной моей червленый 
Появляется дракой. 

Он летит во мраке ночи, 
Крылья пламени красней 
Средь зеркальных средоточий 
Отраженных плоскостей. 

Подлетел ко мне он сзади, 
И во тьме взметнулась жуть, 
И волос бесцветных пряди 
На мою упали грудь. 

Вдруг проснулся: солнце блещет, 
Ярок молодой рассвет… 
Глядь, а в зеркале трепещет 
Трещиной разъятый свет. 

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ 

Современную русскую и русскоязычную литературу захлестнула волна бездарщины дилетантства и серости. Литераторы-графоманы, чтобы оправдать свою художественную несостоятельность, отягощенную манией величия, придумали даже специальный термин, обозначающий якобы особый творческий метод, в рамках которого они создают свои «выдающиеся шедевры» – «Андеграунд». Приверженцы «Андеграунда» - это почти всегда матерщинники, воинствующие хамы и неутомимые хулиганы сводящие само понятие «искусство» на нет, дискредитирующие его своим «творчеством» и лишающие, таким образом, всякого смысла. У «литераторов» Украины, «ваяющих» в духе «Андеграунда», отчаянное хулиганство усугубляется ещё и Галицким национал-кликушеством, а то и откровенной русофобией и фашизмом. 

В условиях почти полного упадка отечественной литературы, творческая общественность должна ценить каждого по-настоящему большого поэта, воспринимать его творчество как редкий и замечательный феномен высокой художественности, духовности и патриотизма. Павел Иванов-Остославский принадлежит к числу лучших русских поэтов Украины. Краски эмоций и впечатлений, которыми написаны его поэтические полотна, запоминаются читателю своей яркостью, сочностью, утонченностью, искренностью, аристократизмом, мистической ирреальностью, глубиной философского осмысления действительности и техническим мастерством. 

Изучение творчества поэта является актуальным вопросом отечественного литературоведения. Творческое наследие Павла Иванова-Остославского интересно не только с художественной и философской, но и с социально-политической точки зрения, так как оно утверждает единство Русского Мира, который держался раньше и держится сейчас на традиционных принципах высокой духовности, а не на модном в наше время нигилизме, невежестве и воинствующем хамстве. 

Подробное и вдумчивое изучение творчества поэта даст возможность современному литературоведенью определить вклад Павла Иванова-Остославского в копилку художественности и духовности современной русской литературы, осмыслить поэзию автора в контексте развития отечественного искусства на рубеже XX – XXI веков. 

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ 

Павел Игоревич Иванов-Остославский родился 12 января 1978 года в Херсоне (Украина). Первые тринадцать лет его жизни прошли в основном под влиянием дедушки и бабушки – родителей матери. Так сложились жизненные обстоятельства, что со своими родителями он виделся редко. Мать поэта работала в институте Сельхозпроект на полторы ставки. Она уходила на службу в семь утра, а возвращалась оттуда к девяти вечера. Будучи ведущим инженером, а затем и начальником группы в институте, она не только выполняла свою работу, но и контролировала, а часто и переделывала работу подчинённых. Отец жил отдельно со своими больными и беспомощными родителями. Он был уважаемым и известным в городе врачом-офтальмологом и тоже работал от зари до зари. 

Ярким впечатлением детства было для поэта общение с дедом – Александром Ивановичем Мадыкиным, заместителем генерального директора Херсонского ХБК по капстроительству. Дед автора был человеком очень жестким и волевым. Мужественный и решительный от природы, он приучал внука к дисциплине, порядку и спартанскому отношению к жизни. Его фронтовая офицерская закалка давала о себе знать даже в старости. Не терпя возражений и требуя полного подчинения себе, он пытался воспитать внука по своему образу и подобию, сделать из него расчётливого стратега, бойца и добытчика. Однако, жизненные установки деда будущим поэтом были восприняты поверхностно. Ему больше пришлись по душе занятия литературой. 

Бывало, выезжая на дачу, маленький Павел с дедом усаживались по удобнее на лавочку и активно обсуждали сказки А.С.Пушкина, которые дед читал своему внуку регулярно. Волшебные и загадочные истории завораживали будущего поэта. Его детское воображение рисовало красочные картины из жизни царя Салтана, царевича, подстрелившего коршуна, трёх красавиц, прявших пряжу под окном в царских палатах. Тридцать три богатыря, выходящие из морских глубин, вызывали в душе будущего поэта невообразимый восторг и удивление. Конечно же самыми притягательными образами сказок Пушкина были Царевна-Лебедь и Спящая Красавица. Именно эти два персонажа возбудили в душе маленького Павла интерес к женской красоте, окруженной флёром загадочности, мистики и аристократизма. Будущий поэт не раз задавался вопросами: «Как Пушкину удалось так красиво описать женскую прелесть? Что он сделал для этого? А может быть и я когда-нибудь так смогу?». Слыша иногда от внука такие вопросы, А.И. Мадыкин только подшучивал: «Ты, главное, ткачихе и поварихе со сватьей бабой Баборихой в лапы не попадись, а то, бывают хищницы всякие… » 

В 1985 году будущий поэт поступил в школу. Уже в семилетнем возрасти он столкнулся с человеческим миром во всей его красе: злобным, безжалостным, равнодушным. Учёба в школе стала разочарованием и трагедией для Павла. Вместо того, чтобы бродить по тихим тропинкам дедовской дачи, расположенной на Ингульце, и мечтать о «пурпурных мирах, рассеченных золотым мечем»(1), будущий поэт вынужден был находиться под жестким прессингом учителей, заставляющих в приказном порядке что-то учить и совершенно не церемонящихся с детьми. Обычаи совдеповской школы, где на уроках всё было подчинено большевистской идеологии и грубой дисциплине, установленной педработниками, а на переменах хулиганскому беспределу со стороны учеников, действовали на будущего поэта удручающе. Нездоровая атмосфера социального Дарвинизма, уголовщины и советской пропаганды не давала спокойно учиться. Павел много болел, поэтому ему часто приходилось пропускать занятия в школе. Как ни странно время болезней было для него в детстве самым счастливым. Зная с самого юного возраста, что надо будет со временем поступить в институт и получить добротное высшее образование, Павел учился самостоятельно. Сам штудировал учебники, много читал программную и внепрограммную художественную литературу, много знал по истории, биологии и географии. Математикой, физикой и химией поэт занимался с дедом. В дальнейшем навыки самостоятельного обучения и осмысления полученных знаний помогли поэту во время учёбы в университете. 

После смерти родителей матери, жизнь Павла Иванова-Остославского изменилась. Теперь автор с родителями стал жить в старом доме отца – в центре Херсона, в старинной части города. На дворе был 1991 год. В 1992-м мать ушла на пенсию и всецело посвятила себя семье. Незадолго до этого образовалось Херсонское губернское дворянское собрание, в котором отец автора, будучи потомком знатных херсонских фамилий Остославских и Фроловых, стал вице-предводителем. С этого момента усилилось культурное влияние со стороны отца – человека мягкого и интеллигентного, прекрасно разбирающегося в искусстве, замечательного врача и учёного, изобретателя, философа и спортсмена. Дворянское мироощущение, высокая культура и аристократическая система ценностей – вот то духовное наследие, которое поэт перенял от отца, а через него, и от предков – людей образованных, талантливых, волевых. Нравственные и эстетические идеалы, привитые в семье, стали главенствующими в духовном развитии поэта и предопределили его литературную сущность. Именно благодаря такому воспитанию Павел Иванов-Остославский стал тем блестящим и талантливым поэтом, которого хорошо знают многие его читатели. 

В 1997 году поэт поступил на филологический факультет Херсонского педуниверситета. Годы учёбы в ВУЗе стали счастливым и успешным периодом его жизни. Свершилась его многолетняя мечта – академическое образование. На младших курсах университета полностью раскрылись научные и интеллектуальные способности поэта. Гигантские объемы информации он запоминал играючи, преподаватели предсказывали Павлу Иванову-Остославскому прекрасную карьеру в аспирантуре, некоторые даже доверяли ему в качестве эксперимента вести лекционные и практические занятия вместо себя. Особенно поэту удалось «очаровать» в научном отношении таких преподавателей и профессоров как Елена Евгеньевна Бондарева, Нина Павловна Тропина, Галина Александровна Михайловская. А вот девушки-студентки очаровывались поэтом явно не только с научной точки зрения… Нередко отношения с представительницами прекрасного пола кончались разрывами, но поэт не унывал, понимая, что главное быть оптимистом и верить в себя, а всё остальное приложится. 

В годы университетской учёбы поэт глубоко изучил литературное наследие подавляющего большинства русских поэтов Золотого и Серебряного века. Особенно близким ему стало творчество Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Александра Блока, Николая Гумилёва, Анны Ахматовой и Марины Цветаевой. Именно эти авторы в наибольшей мере повлияли на становление его поэтической личности. 

2000-й- 2003-й годы – время наибольшего рассвета поэтического творчества автора. В эти годы Павел Иванов-Остославский написал лучшие свои стихотворения, из которых впоследствии были сформированы сборники «Святилище огня», «Ты и Я» и частично «Плоды терновника». В эти годы в творчестве поэта наиболее полно и самобытно проявился символоромантизм как современное консервативное течение классического символизма. 

В 2003 году у поэта начался новый период жизненной активности. С 2003-го по 2008 годы Павел Иванов-Остославский был в браке, сошёлся, а потом расстался с несколькими дамами и девушками. Ценя собственную свободу и независимость поэт не особенно дорожил отношениями с представительницами прекрасной половины человечества не признающими в принципе за мужчиной права на собственный выбор. 

Последней из близких себе женщин он посвятил своё лучшее ироническое стихотворение. 

Ты светла и лебедина, 
Потому-то не шутя 
Я влюблён в тебя, Марина, 
Как наивное дитя. 

От любви чуть ни растая, 
Пригвоздясь к твоей руке, 
За тобой хожу, родная, 
Словно пёс на поводке. 

Ведьме тонко-изощрённой 
Лишь возможно так легко 
Завладеть моей персоной, 
Как Марине Головко. 

О, Марина! Ты сирена, 
И, конечно, не одну 
Душу с тверди постепенно 
Ты свела к морскому дну! 

Но, поскольку лебедина, 
Хороша ты и легка, 
То влюблён в тебя, Марина, 
Я, пожалуй, на века! 

В 2009 году Павел Иванов-Остославский отошел от «мирских» дел и стал достаточно замкнутым и необщительным человеком. Он начал вести аскетический образ жизни, превратясь в монаха в миру. 


ПЕРИОДИЗАЦИЯ ТВОРЧЕСТВА 

Павел Иванов-Остославский рано начал свой творческий путь. Уже в четырнадцать лет он стал писать небольшие прозаические произведения повествовательного характера. Первые пробы пира были робкими и наивными попытками выказать свою душу на бумаге, создать и наполнить жизнью виртуальную реальность – художественный мир автора. Отроческая проза вместе с дневниками автора составила восемнадцать общих тетрадей. Все они были написаны в период с 1992 по 1997 год. Но дневник и прозаические миниатюры были всего лишь предысторией становления настоящего поэта. 

Стихи Павел Иванов-Остославский начал писать в 1995 году. Первое его стихотворение датировано 6-м января. Оно было посвящено одному из домашних любимцев – коту Сигизмунду – и имело явно иронический характер. 

В последующие два года Павел Иванов-Остославский вел активную литературную жизнь. Он написал несколько десятков больших стихотворений-баллад в основном на историческую, философскую и духовно-нравственную тематику. В этих ранних юношеских стихах явно прослеживались черты, предопределившие впоследствии все творчество автора как уже состоявшегося, признанного мастера. Именно в этот период автор окончательно сформировался как поэт-символист (символоромантист), являющийся апологетом монархии, аристократизма, русскости и патриотизма, носителем исторической памяти о прошлых эпохах и медиумом, контактирующим с потусторонним миром и объясняющим людям законы непостижимой для них божественной сверхреальности. 

В 1997 году автором был написан ряд стихотворений, которые бесспорно можно признать профессиональными и зрелыми произведениями, это: «Шумя, о берег бьются волны… », «Миноносец», «Светлоокая девица… », «Небо, небо снежного цвета… » и другие. 

В 1997 году автор перестает писать. Активная учеба в университете, отвлекла поэта от литературной деятельности на три года. В 2000 году Павел Иванов-Остославский вновь включается в литературный процесс. Период творчества с 2000 по 2003 год является самым продуктивным. Именно в эти годы были написаны сборники: «Святилище огня», «Ты и Я» и частично «Плоды терновника», а также, ряд стихов, опубликованных вне этих сборников в периодике. Следует отметить, что в «Святилище огня» вошли и те стихи, которые были написаны в 1997 году. Последний период творчества: 2003-2010 годы. В эти годы были сделаны поэтические переводы из Владимира Сосюры и Николая Братана. Последнее серьёзное стихотворение, написанное Павлом Ивановым-Остославским, - «Наш мир ругать во век не перестану… » (январь 2010 года). Многие стихи, созданные позднее, это экспромты, шуточные, иронические и сатирические миниатюры, которые сам автор важными для себя не считает. 

С 2006 по 2009 год Павел Иванов-Остославский реализовывал себя как публицист и прозаик. В этот период он сотрудничает с некоторыми херсонскими газетами, работает внештатным корреспондентом в «Таврическом Крае». В своих статьях и очерках он излагает свое виденье украинской истории и современных социальных реалий, борется с Галицким национал-кликушеством и утверждает право русских людей, живущих на Украине, отстаивать себя всеми доступными и законными способами. Немногие произведения художественной прозы, написанные автором, являются философскими размышлениями о смысле жизни, о непостижимости и абсурдности законов бытия, о фатальном несовершенстве этого мира. 

Краткая периодизация творчества. 

Первый период: 1995-1997 годы. Время становления автора как литературной личности. Годы литературной учебы. Большинство стихотворений, написанных в этот период, а также, дневники и ранняя проза, были уничтожены самим автором. Дошедшие до читателя стихи, были включены в первый сборник «Святилище огня». 

Второй период: 2000-2003 годы. Время зрелого творчества. В эти годы Павел Иванов-Остославский проявился как поэт-символоромантист, мастер художественного слова, яркий и самобытный литератор. Создание сборников «Святилище огня», «Ты и Я» и частично «Плоды терновника». 

Третий период: 2003-2010 годы. Время затухания в творчестве автора символоромантистских тенденций и переход к реализму, создание поэтических переводов с украинского, постепенный отказ от собственной тематики и проблематики.
В 2010 году увидела свет книга стихов «Избранные Произведения». Эта книга стала творческим итогом пятнадцатилетней литературной деятельности Павла Иванова-Остославского. Можно утверждать без преувеличения: ради её создания и опубликования автор положил всю свою жизнь.


ТВОРЧЕСКИЙ МЕТОД, ПОЭТИКА, ОСОБЕННОСТИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО СТИЛЯ. 

В творчестве Павла Иванова-Остославского наиболее полно отразились принципы нового творческого метода, возникшего на стыке XX-XXI веков, правого символизма (символоромантизма). Символоромантизм – это ветвь русского классического символизма в поэзии. Вот, что сказано об этом творческом методе в свободной Интернет-энциклопедии Википедия: «Символоромантизм 
"Правое" ответвление символизма, унаследовавшее и творчески переработавшее некоторые символистские и романтические черты. Символоромантизм возник в русской и русскоязычной литературе на рубеже XX-XXI веков. Характеризуется монархизмом, мистицизмом, аристократизмом, острой ностальгией по прошлому, мечтательностью, причудливым сочетанием меланхоличности и бунтарства, утончённостью. Священное отношение к благородству и красоте, повышенное внимание к духовной сущности человека и его нравственному выбору, обожествление высшей мистической сверхреальности безусловно роднит поэтов-символоромантистов с лирической традицией Михаила Лермонтова и Александра Блока. Возникновение символоромантизма, как литературного направления, связано с именем известного украинского поэта русского происхождения Павла Иванова-Остославского. Авторы, работающие в рамках символоромантизма, проживают на Украине, в России… ». 

Данная формулировка является абсолютно исчерпывающей. 

Символоромантизм – это консервативное течение в современной литературе, опирающееся, прежде всего, на эстетику традиционного символизма блоковского типа. Существенным отличием символоромантизма от символизма является разность социальных и политических доктрин, которые выдвигают эти течения. Символизм Александра Блока был левым, революционным, радикальным. «Страшный мир» в нём состоял из богачей-аристократов и богачей-буржуинов, угнетающих простой народ. Символоромантизм Павла Иванова-Остославского является монархическим, реакционно-аристократическим, великодержавным, «Страшный мир» состоит в нём из богатых хамов, угнетающих нищих хамов. Между кастами поработителей и порабощённых стоит интеллигенция прозванная навести порядок в обществе: отобрать власть у Воинствующего Хама, покарав его смертью, и облагодетельствовать простой народ. Спасение русского народа символоромантизм видит в построении «царства праведников», в следовании вековечным духовным ценностям нашего народа, сформулированным в девизе: «За Бога, Царя и Отечество». 

Символоромантизм основывается на трагическом мироощущении. Его неотъемлемым элементом является некоторая «готичность» поэтики. Типичным символоромантистским стихотворением является «В бою кровавом сломан мой эсток… » (автор Павел Иванов-Остославский). 

В бою кровавом сломан мой эсток, 
Я окружён врагом со всех сторон - 
Моей безумной жизни вышел срок, 
Увы, коротким оказался он. 

Своих врагов я ни боюсь не чуть, 
Смерть для меня ничтожнейший пустяк.- 
Пусть недруги мою отметят грудь, 
Хоть тысячью своих подлейших шпаг. 

Что мне борьба - я дьявольски устал, 
Мне безразличны долг, отвага, месть: 
Я пренебрег началом всех начал, 
Я позабыл про родовую честь! 

Я соучастник авантюрных дел: 
Дуэлей, кутежей, побоищ, драк, 
Я совершал ужасный беспредел, 
Быв главарём разбойничьих ватаг. 

Не раз клинок я обнажал за трон, 
В бою был безрассуден и жесток, 
Так что и люди будущих времён 
Едва ль забудут грозный мой эсток. 

Отмечен разным мой кровавый путь: 
Я мятежей участник, и не зря 
Соперников хотел я оттолкнуть, 
Чтоб самому влиять на короля. 

Меж нами шла упорная борьба. 
Коварством часто разрешал я спор 
И древний щит фамильного герба 
Не раз мог треснуть, не снеся позор. 

Но всё, же не всегда таким я был, 
Ведь и любовь жила в душе моей: 
Когда-то в детстве нежно я любил, 
Я всех людей любил, любил людей… 

Во цвете нежных отроческих дней 
Был ни солдат я, а творец, поэт, 
Я благородство воспевал Вандей, 
Которых ненавидел целый свет. 

Я упивался благодатью муз, 
Я укреплял всегда, как только мог, 
С посланницами бога свой союз, 
Пока не вышел срок, не вышел срок… 

Но вышел срок: в стране переворот - 
Разбит в осколки королевский трон 
И мой несчастный, обедневший род 
Был тут же новой властью истреблён. 

Увы, из рода ни одна семья 
Не выжила, но я лишь выжить смог. 
Смерть, голод и войну изведал я, 
И ненавистью горькой я истёк. 

Я взял фамильный дедовский клинок 
И дом покинул. Ненависть свою 
Уже тогда я обуздать не мог, 
И я её растрачивал в бою. 

Я разрушал деревни, города, 
Мои бойцы рекою лили кровь. 
С тех пор не вспоминал я никогда, 
Ни дом, ни муз, ни детскую любовь. 

Я полюбил войну, привык к войне, 
И, хоть был всё же восстановлен трон, 
Считал я, что король никто: в стране 
Установился только мой закон. 

Я жил, как герцог, как владетель жил. 
Чего ни делал только я - бог весть, 
Но я забыл, о главном я забыл, 
Что у меня есть родовая честь. 

Но вот возмездье - есть на свете Бог: 
Для глаз моих Господин свет померк, 
Я в западне, изломан мой эсток, 
И в грудь мне смотрит вражеский фламберг. 

Насквозь вошёл извилистый клинок. 
Остановилась жизни круговерть. 
Меня неслышно призывает Бог, 
Даруя мне спасительную смерть… 

На примере этого стихотворения можно выявить и некоторые другие ярко индивидуальные особенности данного творческого метода, одним из которых является многоплановость, многомерность и жизненная достоверность художественного изображения действительности. Стихотворение, приведённое выше, в тематическом и проблематическом плане можно рассматривать совершенно с различных точек зрения. Можно ли назвать это стихотворение философским? Да. Здесь лирический герой мучается вопросами о смысле жизни и смерти, о цене славы и богатства, о нравственном падении человека, попавшего в нечеловечески тяжелые обстоятельства. Можно ли считать, что это стихотворение принадлежит к военной лирике? Да, конечно. Здесь во многих местах описывается бой, оно начинается и кончается эпизодами единоборства. Это стихотворение в какой-то мере посвящено и роли поэта в обществе. Эта баллада может вполне быть причислена и к религиозной лирике, ведь во всех событиях, описанных в ней, зримо или не зримо присутствует Бог. Здесь описан не только человеческий мир, но и высшая сверхреальность, безраздельно правящая людьми. Здесь поднимается проблема патриотизма, грехопадения человека перед лицом смерти, одиночества, борьбы за существование, мучений совести и кары за грехи, взаимоотношений человека и Бога, человека и Дьявола, человека и человека. Здесь изображены шекспировские страсти; мир предстает перед читателем в своей целостности – со всеми своими радостями и горестями, надеждами, разочарованиями, смертью. В этом, пожалуй, заключается космизм творчества поэта, стремящегося увидеть в каждом конкретном факте объективной реальности всю глубину и все разнообразие проявлении Бога и Вселенной. Каждое стихотворение поэта – это картина Мира, изображающая Реальность во всей её полноте и широте: от рождения до смерти. 

Стихотворение «Письмо с фронта» написано в реалистической манере, однако в нём тоже присутствуют элементы символоромантизма и космизма. 

Письмо с фронта 

Приветствую тебя письмом, родная! 
Прости, что не писал, моя душа,- 
Всё некогда. Моя передовая 
Теперь лежит у края Сиваша. 

В Турецкий вал вцепились мы и терцы.- 
Он будет белым век, покуда есть 
Ещё в живом, ещё в горячем сердце 
У нас святая воинская честь! 

Я - белый офицер, я - зол и молод! 
Что тягость мне военных наших дней! 
Готов я жизнь отдать, чтоб серп и молот 
Не правили Россиею моей! 

А впрочем, этот пафос тут излишен: 
Тебе хочу писать я о другом - 
О нежном цвете белоснежных вишен, 
Что окружали наш старинный дом. 

Хочу домой! Хочу в твои объятья! 
Хочу дарить стихи тебе, цветы! 
Мечтаю раз хоть триста повторять я, 
Что прелесть замечательная ты! 

Ах, милая, да если бы ты знала 
Как я живу, тоскуя и любя! 
Увы, тебя всегда мне не хватало, 
И я всегда домысливал тебя. 

Я вспоминал тебя, твою улыбку, 
На шее блеск цепочки золотой, 
И возникал в моём сознанье зыбком 
Прекрасный и печальный образ твой. 

Любимая, ведь я тебя уж ради 
Оставил бы все битвы и бои, 
Чтоб видеть лишь каштановые пряди 
И очи изумрудные твои. 

Я уходил на фронт ещё в пятнадцатом - 
И вот уже пять лет я на войне. 
Ты знаешь, наше фронтовое братство 
Теперь изрядно надоело мне. 

Но долг священен! Долг Я не нарушу!- 
К тебе с передовой я не вернусь, 
Пусть даже и дано мне скоро душу 
Отдать за белокаменную Русь. 

Писать кончаю: уж артподготовка 
По нашим бьёт, окопы не щадя. 
Ручаюсь трёхлинейною винтовкой, 
Что больше жизни я люблю тебя!!! 

Стихотворение «Письмо с фронта» также можно причислить сразу к нескольким жанрово-тематическим группам. Здесь поднимается тема патриотизма, любви и верности Отечеству и любимой женщине, самоотречения, подвижничества, жизни и смерти. 

Образцовыми символоромантистскими стихотворениями в творчестве Павла Иванова-Остославского являются: «Уж ни болен ли я? Неужели… », «Когда я в ночи засыпаю… », «Я отказался от своей природы… », «За окнами движутся тени… », «Страшный сон ко мне приходит ночью… », «Ах какое же это блаженство… », «Белый воин», «Здесь край земного мирозданья… », «Не грусти в минуты трудные… », «Мерцает тусклый свет свечи… », «Уж в меня нынче демон вселился… », «Годен к походу я снова… », «Живу я среди белых льдин… », «Дракон» («День погас, и нет сомнений… »), «Когда по веленью жестокого рока… » и многие другие. 

Время в творчестве Павла Иванова-Остославского предстаёт перед читателем, прежде всего, в облике Вечности. Вечность – одна из важнейших философских категорий, господствующая в поэзии автора безраздельно. У времени, по мнению поэта, нет ни начала, ни конца. Вечность, так же, как и Бог, благородство, красота, честь и любовь – не имеют никаких временных рамок: они всегда были, есть и будут. 

Одним из важнейших мотивов творчества автора является мотив одиночества. Чтобы ни делал и где бы ни находился лирический герой поэта, он всегда одинок, он всегда чужд человеческому миру с его жестокими и бессмысленными обычаями, с его жаждой наживы, власти и сладострастия.
Яркой особенностью авторского стиля Павла Иванова-Остославского является «гранитность», под которой подразумевается системное единство формы и эмоционального наполнения поэтического произведения. Термин «гранитность» был определён самим поэтом. Под этим понятием он подразумевает непоколебимую цельность чувственного содержания и формы, все элементы которой связаны друг с другом и взаимообусловлены. Огромное значение придает автор «гранитности» синтаксических построений отдельных строф и стихотворения в целом. Поэт считает, что «писать нужно так, чтобы содержание было тонким и легким, как небесный огонь, а форма цельной и непоколебимой, как гранитная глыба». Только при соблюдении этих условий, по мнению Павла Иванова-Остославского, стихотворение будет по-настоящему гармоничным и красивым. 

Большая, настоящая заслуга Павла Иванова-Остославского состоит в том, что он открыл новые эстетические горизонты в современной русской и русскоязычной поэзии Украины. Его яркие и тонкие стихи, исполненные художественной гармонии и нравственной глубины, заронили в души многих читателей веру в добро, красоту и справедливость. С помощью мистических приёмов поэт изобразил совершенно реальные события, жизненные, правдивые коллизии, которые поражают своей целостностью, эмоциональной яркостью, исповедальностью и убедительностью. 

Эстетический идеал Павла Иванова-Остославского замешан на аристократизме, утонченности, благородстве, жертвенности, мужественности, подвижничестве. В своём творчестве поэт всегда стремится ответить на вопросы, что есть красиво, а что уродливо, нравственно и безнравственно, истинно и ложно. Одним из важнейших качеств его произведений является философичность. Павел Иванов-Остославский – это, прежде всего, поэт-мыслитель, чьё духовное зрение обращено к Богу, к его великим, прекрасным и непостижимым тайнам, к которым дотронуться позволено только настоящему поэту. 

Людмила Самусёнок, литературовед. 

1. Цитата из Александра Блока. 










Рыцарь пера

Иванов-Остославский Павел Игоревич – поэт, историк-краевед, журналист. Родился 12 января 1978 года в Херсоне, образование высшее-гуманитарное. Является руководителем Херсонских областных филиалов Международной ассоциации русскоязычных литераторов и Союза писателей Юга и Востока Украины. С 2005 года – лауреат Первого Всеукраинского литературного конкурса «Пушкинское кольцо» в номинации «За аристократизм творчества», с 2006 года – лауреат Международной литературной премии имени Николая Гумилева за поэтический сборник Святилище огня. Автор поэтических сборников Святилище огня, Ты и Я, Избранные произведения; редактор литературного альманаха «Млечный Путь». Как поэт публиковался в газетах и журналах «Московский Вестник», «Русское Просвещение», «Отражение», «Кафедра» и др. Его поэзия широко представлена в Интернете. 
Павел Иванов-Остославский – поэт-символист. Принадлежит к классической литературной школе. Считает, что каждый художник в своем творчестве должен гармонично сочетать традиционность и новаторство. В нашу неспокойную эпоху, когда распалась связь времен и поколений, обязанность человека искусства – уверен поэт – защитить традиционные нравственные, культурные, и эстетические ценности. Это означает, что автор должен не слепо копировать устоявшиеся правила и законы искусства, а развивать классическую традицию, защищая ее от андеграунда и привнося в нее элементы здорового развития и естественной эволюции. Традиционная культура, несущая людям образцы истинной духовности, утонченности и благородства, сейчас как никогда находится под угрозой забвения и поругания, именно поэтому Павел Иванов-Остославский защищает в своем творчестве ее высокие божественные святыни.
В поэзии Павла Иванова-Остославского отразились взгляды, интересы и чаяния представителей наиболее консервативной части современного общества. В своих стихотворениях поэт часто обращается к реалиям и явлениям далекого прошлого. Изображая исторические события, поэт противопоставляет нравственный идеал «Старого Мира» – благородство, честь, достоинство, милосердие, воинскую доблесть и подвижничество – современным ценностям буржуазного общества: жажде материального обогащения и презрению к человеческой личности.
В лирике данного автора необычно сочетается эстетический идеал «Серебряного века» русской поэзии с новаторским взглядом на некоторые темы и проблемы, волнующие людей во всех странах и во все времена. Свежо и проникновенно звучит тема патриотизма, долга и верности в стихотворениях, посвященных Белой Гвардии. Тема Вселенской любви и милосердия поднимается в стихах о животных: о домашних питомцах – котах и собаках, сопровождающих поэта всю его жизнь.
Необычность творчества Павла Иванова-Остославского состоит в том, что подавляющее большинство его стихотворений было написано еще в юности, когда с поэзией «Серебряного века» он еще не был основательно знаком. К своему эстетическому идеалу он пришел в основном сам, хотя на его поэзию безусловно повлияли такие классики русской литературы, как Михаил Лермонтов, Александр Блок, Марина Цветаева, Анна Ахматова и Николай Гумилев.
Поэзия Павла Иванова-Остославского является прекрасным примером высокой художественности, требовательности к слову и мастерства. Павел Иванов-Остославский по праву пользуется авторитетом в творческой среде, многие представители которой его считают одним из лучших поэтов современной Украины. И недаром, к литературному творчеству данный автор относится, как рыцари во времена средневековья относились к прекрасным дамам: трепетно и чутко. Он – рыцарь пера.


Наталья Ильина, поэтесса и художница.

10.09.2007. 










Последний отблеск Серебряного Века

Сейчас на Украине возникла и сформировалась плеяда исключительно бездарных и воинственно настроенных по отношению к классическому искусству «литераторов». Андрухович, Забужко, Матиос, Бажан и прочие «продвинутые» бумагомаратели льют неиссякаемыми потоками на головы своих читателей литературные помои, состоящие из пошлости, серости, лжи, хамства и галицкого фашизма. В современной украинской литературе господствуют воинствующие хамы, обладающие псевдо-художественным вкусом и интеллектом на уровне деревенского жлобья и городского пролетариата. Они оболванивают народ, прививая ему извращенные представления об искусстве. Однако, не все украинские писатели занимаются моральным и эстетическим уродованием «маленького» украинца. Есть на Украине и талантливые авторы, которые по масштабу своего дарования вполне могли бы сравниться с поэтами русского серебряного века. Одним из таких художников слова является известный русский поэт Украины Павел Иванов-Остославский.

Данный автор - это тончайший лирик, показавший в своих стихах благородство человеческих отношений и поднявший в поэзии женщину на высоту, не знаемую современной украинской литературой.

Ты для меня теперь явилась
Любимой, Музой и Сестрой-
О, сколько душ соединилось
В твоем лице, в тебе одной!

Веленью Божьему подвластна,
Всегда любить обречена,
Ты утонченна и прекрасна,
Как византийская княжна.

В тебе заложена троичность,
И тут уж как ни посмотри,
Хотя одна ты только личность,
Но для меня ты целых три.

Когда твой взгляд, умен и тонок,
Улыбкой нежной просветлен,
Я весь ликую, как ребенок,
Я трижды счастлив и влюблен.

Я становлюсь, с тобой повздоря
Мрачнее, чем затменье дня,
Как будто бы тройное горе
Случилось в жизни у меня.

Я, от стыда изнемогая,
Себя раскаяньем душу,
Затем, что я тобой, родная
Теперь уж трижды дорожу!

Лирическое Альтер эго Павла Иванова-Остославского – это воин Добра и Света, защищающий святые для себя идеалы до победы или до смерти. Особенно ярко принцип «победить или умереть» проявился в первом сборнике стихов Павла Иванова-Остославского «Святилище огня». Лирический герой «Святилища огня», попадая в различные тяжелые жизненные обстоятельства, проявляет суровую твердость в отстаивании идеалов добра, любви к людям, милосердия, чести, справедливости. Он готов на самопожертвование ради того, чтобы Божий Промысел восторжествовал среди людей. 

Входим в разрушенный город ночной.
Нет ни людей в нем, ни даже собак,
Вьюга лишь воем тревожит покой
Вымерших улиц, закованных в мрак.

Наших коней топот в черных стенах
Эхом зловещим и жутким звучит,
В такт дребезжат ему окна в домах,
Вьюга-волчица зловеще скулит.

Скоро покинем мы город ночной,
Скоро уйдём мы отсюда туда,
Где предстоит нам упорнейший бой,
Где кровь польётся рекой, как вода.

Труден наш путь, но из нас ни один
Не задрожит перед смерти лицом -
Каждый из нас офицер, дворянин, 
Каждый из нас не бывал подлецом.

За православие, Русь и царя
Смело и гордо пойдём мы на смерть -
Нас упокоит родная земля,
Пухом нам станет родимая твердь.

Мы покидаем обугленный мглой
Город, где нет ни людей, ни собак,
Где только вьюга тревожит покой
Вымерших улиц, закованных в мрак.

Многие стихи Павла Иванова-Остославского, написанные в юности, являются исключительно мудрыми. Нравственная и эмоциональная глубина его поэзии отмечена многими образованными и известными людьми в современной литературе. Зрелостью стихов данного автора (многие из которых были написаны в 19-летнем возрасте(!) восторгаются, например, писатель Андрей Курков, экс-предводитель Российского Дворянского Собрания, князь Андрей Кириллович Голицын и литературный критик, графиня Александра Николаевна Доррер.

По мотивам романа Михаила Булгакова

«Белая Гвардия». Написано от имени Турбинных.
Январь приходил белоснежный,
В ночь хлопья крутил на ветру.
Наш город был чёрный и грешный, 
Но белым оделся к утру.

И пушки уже не гремели
На улицах и площадях,
Уже пулеметные трели
В цвет крови не красили прах.

Горели рассветные зори,
Пурпурный объяв небосвод.
Мы думали счастие вскоре
В наш дом непременно придёт.

Но снова на улицах стоны
И трупы в сугробах опять -
К нам красных пришли батальоны,
Сражаясь за каждую пять.

Помчалась ужасная слава
Об обысках-казнях окрест
И к нам как-то ночью облава
Вломилась содеять арест.

В луне свет мерцал перламутром,
Солдаты вели нас во тьму,
И встретить ближайшее утро
Уже не пришлось никому…

Художественный мир Павла Иванова-Остославского сказочен и многомерен. Его символистские стихи уводят читателя из реальной жизни в потусторонние измерения, наполненные волшебством, фантасмагорией, чудесами. 

День погас, и нет сомнений,
Что теперь уж до утра
Странных перевоплощений
На земле пришла пора.

Зеркало стоит у двери -
Посмотрюсь, чертям назло,
Вот он я, в огромной мере
Перешедший за стекло.

И, обратно отраженный,
Наяву вдруг вижу сон:
За спиной моей червленый
Появляется дракон.

Он летит во мраке ночи,
Крылья пламени красней
Средь зеркальных средоточий
Отраженных плоскостей.

Подлетел ко мне он сзади,
И во тьме взметнулась жуть,
И волос бесцветных пряди
На мою упали грудь.

Вдруг проснулся: солнце блещет,
Ярок молодой рассвет -
Глядь, а в зеркале трепещет
Трещиной разъятый свет.

В потусторонних мирах душа автора соприкасается с душами представителей русской аристократии, погибших в годы большевистского лихолетья. Павел Иванов-Остославский как поэт призван по средствам художественности быть выразителем воли, чаяний и интересов дворянства и интеллигенции на суде мировой истории.

Лики степей

Здесь край земного мирозданья -
Здесь грани стёрты: явь иль сон?
Здесь древние живут преданья
Забытых кочевых племён.

Здесь всё не просто, не случайно -
Проснётся лишь заря едва,
И вот о чём-то древнем, тайном 
С курганом шепчется трава.

Тут ветер грёзы навевает,
Загадок и поверий полн,
Тут ночь и день согласно тают,
Как тени черноморских волн.

Тут к путникам приходят силы
И тут им часто суждено
Увидеть старые могилы,
С крестами павшими давно.

Могилы - храмы наваждений,
В них отзвуки молитв и снов,
В них офицеров белых тени
И души белых юнкеров.

Те души - всё ещё живые
И тени - всё ещё черны.
Они в степи в часы ночные
Блуждают, как немые сны.

С природой воедино слившись,
И превозмогши смерть и прах,
Живут, то в ветер превратившись,
Грустящий по ночам в степях,

А то, вдруг расчехливши стяги,
Сверкая золотом погон,
Они идут в туманном мраке,
Преодолевши грань времён.

Они теперь, как прежде вместе.
И в тусклом зареве луны
Они несут знамёна чести -
Знамёна призрачной страны.

Спокойны, благородны лица, 
Фигуры, статны и стройны:
Они, как стража на границе,
Как в ночь желаннейшие сны.

Но лишь в степи засеребрится 
Восток, они уходят прочь,
Уходят, чтобы возвратиться
На землю в будущую ночь.

По мнению Павла Иванова-Остославского хороший поэт – это в первую очередь хороший контактёр с Богом. Поэт – это священнослужитель слова. Его призвание – по средствам искусства слова приобщать людей к Божьей Истине, знакомить читателей с потусторонними мирами, где безраздельно и вечно властвуют Любовь, Красота и Благородство.

Павел Иванов-Остославский является основоположником монархического символизма в современной русскоязычной литературе (так называемого, символоромантизма). Для профессиональных литературоведов, особенно обладающих филологическими научными степенями, не секрет, что русский символизм рубежа XIX-XX веков был «левым» по своей социально-политической направленности. Сам Александр Блок приветствовал революцию и во многом ратовал в своих поэтических произведениях за свержения «Самодержавия». К «левому» символизму принадлежал Валерий Брюсов, а так же французские символисты Шарль Бодлер, Артюр Рембо, Поль Верлен. Среди русских символистов отличались правыми взглядами только Иннокентий Анненский и Зинаида Гиппиус, однако их социально-политические взгляды в стихотворных произведениям практически не отражены. Первым русским поэтом, твердо ставшим на позиции национального монархического символизма, является Павел Иванов-Остославский.

Данный автор в своих стихах непреклонно отстаивает традиции русского классического искусства и российской государственности. В наше время, когда особенно активны всякие оголтело-бесноватые представители андеграунда, готовые оплевать и заулюлюкать настоящую возвышенную поэзию, когда Галицкие фашисты и ccовцы бессовестно шельмуют память русских воинов-освободителей, защитивших Украину от нацизма во время Великой Отечественной войны, поэзия Павла Иванова-Остославского приобретает особую, непреходящую ценность.

Во многих своих стихах Павел Иванов-Остославский призывает читателя вернуться к истокам русской государственности и культуры. Революции 1917 года, гражданская война, ленинско-сталинский террор уничтожили в нашей стране носителей высокой русской культуры, впитавших с «молоком матери» такие непреходящие человеческие, добродетели, как порядочность, благородство, честь, аристократизм, милосердие, изящный художественный вкус, вера в Бога и в Добро, уважение к женщине, к родителям, к предкам. Автор призывает вернутся к этим священным для каждого доброго человека, гуманистическим ценностям.

Ольге Ивановне Остославской - прабабушке

Уж в меня нынче демон вселился -
Все предметы мне странно чудны,
Я теперь понимать разучился
Совершенно, где явь, а где сны.

Целый день я слоняюсь по дому:
То пройдусь, то, шальной, пробегу,
Мне ведь издревле всё здесь знакомо,
Хоть узнать ничего не могу.

И когда прохожу по гостиной,
Становлюсь вдруг я сам, как ни свой,-
Снова вижу я в раме старинной
Чудный лик госпожи молодой.

И с портрета взирают их милость:
Десять рыцарей - десять вельмож.
Как же мило она поместилась
На холсте среди сталей и кож!

Стану их имена прославлять я
Поэтически хоть до одра -
Это предки мои - это братья
Меж собою и с ними сестра.

О, прабабушка! В Вас воспитали
Грациозную стать лебедей.
Вы, как фея из сказочной дали,
Как принцесса из рыцарских дней.

Восхищаться я снова и снова
Буду Вами не дни, а века -
Вот моё Вам приветное слово,
Что восславит Вас наверняка. 

В жанровом отношении Павел Иванов-Остославский является автором исключительно широким. Его перу принадлежат стихи о любви, о поэтах и поэзии, о животных, пейзажная лирика, философская и религиозная лирика, патриотическая поэзия. У данного автора встречаются стихи, написанные на стыке жанров. Вот любовно-философско-религиозное стихотворение:

Смейтесь ангелы Господни,
Плачьте бесы Сатаны,-
Я ушел из Преисподней-
Люциферовой страны.

Долго пробыл я в геенне.
Там не сладко было мне -
Жгли меня там злые тени
В вечном адовом огне.

Снова я живу на свете,
Только вот средь бела дня,
Встретив, женщины и дети
Сторонятся все ж меня.

И за мною тени взглядов 
Их летят: как им претит,
Как страшит их жуткий, адов
Мой потусторонний вид!

Но, любовь взвалив на плечи,
Одолев законы зла,
Ты одна со мною встречи 
Ищешь, дивна и светла.

От тебя едва ли скрою,
Что дела мои и сны
Дышат лишь одной тобою,
Лишь тобой вдохновлены.

Ты, толпе не веря, странной,
На нее уж не греши.
Ей – толпе - моей туманной
Не понять во век души.

Стихи Павла Иванова-Остославского написаны на обнаженном нерве. В них много страданий, любви, самопожертвования. В основе его стихотворений-баллад лежат человеческие судьбы. Одним из важнейших мотивов творчества данного автора является мотив боли, переполняющей человеческие души в минуты страданий, но отступающей перед велением долга и чести. Если о ком-то из современных украинских писателей и можно сказать, что он «чувства добрые лирой пробуждает», так в первую очередь о Павле Иванове-Остославском, который, по мнению многих современных талантливых и высококультурных представителей общественности является последним в наше время отблеском серебряного века.

06.10.2008. Наталья Ильина, поэтесса и художница.



Наташа

Херсон полюбил бы я только за то, что лес там посажен сосновый! Эта фраза пришла мне на ум недавно, когда я навестил хвойный бор.
Собственно говоря, лес у нас сосновый посажен не в Херсоне, а под Цурюпинском, но это не суть важно. Всё равно находится он на территории Херсонской области, притом весьма близко от областного центра. 
На днях, освободившись от городской суеты, ездил я в хвойный лес. Правда, надо сказать, ездил не один, а с товарищем - с известным Херсонским бардом Андреем Подберезиным. Сели мы сначала на центральном рынке на автобус «Херсон-Цуюпинск-Хуторище». Потом на нём направились к Цурюпинску. Дорога прошла по восточному микрорайону, потом по Антоновскому мосту, потом по городу Цурюпинску. Добравшись до нужной нам остановку, мы сошли с автобуса и отправились пешком к лесу. Сначала дорога проходила по городским улицам, потом она свернула к лесопилке и симпатичным трёхэтажным особнячкам. Дальше наш путь прошёл по узкой тропинке, поросшей со всех сторон непроходимым акациевым кустарником, весьма густым и колючим. Кое-где в этом кустарнике росли огромные разлапистые сосны. Потом мы прошли ещё немного, и вот акация кончалась, и начался настоящий сосновый бор. Песчаные кучугуры, на которых посажен лес, плавными и высокими гребнями, словно морские волны, шли со всех сторон. Приятный запах хвои лился на нас отовсюду. Повсюду росли сосны самых необычных форм. Были среди них и ровные, как корабельные мачты, идущие строго вверх – к небесам, были и кривые, но густые и, как бы, шаровидные. Некоторые напоминали своими голыми стволами и пышными вершинами, кедры. Какие же они все разные – эти сосны… как люди… Мы нашли уютную полянку и сделали там привал. Любая, даже самая простая пища, кажется втройне вкусной, если ты поглощаешь её в хвойном лесу. Полторы буханки хлеба, пачка масла и с десяток куриных яиц совершенно незаметно исчезли с куртки, ставшей для нас обеденным столом. Все они осели в наших желудках, ничуть не утолив нашего поистине звериного лесного голода. Мы радовались необыкновенной свободе и простору, которые открылись для нас в лесу. Хочешь, иди по этой тропинке, а хочешь по той. Можно прислониться к толстой разлапистой сосне, а можно погладить рукой ещё молоденькое реденькое деревце, кажущееся рядом с огромные пятидесятилетними соснами, маленьким ребенком. 
- Вот бы поселиться в лесу,- сказал Андрей!
- Точно,- подхватил я,- поставить бы здесь сруб и осесть навсегда, уйдя от мира людей в зелёное грибное пахучее хвойной прелью и свободой царство…
В таких местах мысли обо всём трагическом и тяжелом уходят сами собой. Хочется думать о прекрасном и возвышенном…
Наступал вечер. Из леса уходить не хотелось. Но не заночевать же там? Рискуя пропустить последний автобус на Херсон, мы гуляли среди сосен, как говорится, «до упора». Но настало время уходить. Я подошёл к одной не очень высокой, но красивой, стройной сосёнке и погладил её тёплую серовато-коричневатую кору. Она дыхнула на меня терпким духом, своими целебными, хотя и не заметными для невооружённого глаза фитонцидами.
- Может быть, эта сосна,- сказал я своему спутнику,- это какая-нибудь заколдованная прекрасная принцесса, ждущая здесь в облике хвойного дерева своего принца на белом коне?
- Наверное,- сказал Андрей с едва уловимой иронией и грустью,- здесь много таких «принцесс» и уж эти-то красавицы точно никогда не придадут и не ударят ножом в спину своего мужчину…
- Да,- кажется и, не слыша собеседника, задумавшись о чём-то, ответил я.
Эту, самую стройную и самую густую сосёнку, какая только была в окрестностях, я хотел назвать женским именем, живущим в моём сердце многие годы… Но как отыскать в огромном лесу именно эту сосёнку в следующий раз… А вдруг с деревом, получившим от меня женское имя, в следующий мой приход в лес я не встречусь? Чтобы не испытать по этому поводу разочарования, я привязал пеньковой верёвочкой к понравившейся мне сосне обрывок газеты с написанным на ним именем «Наташа»…
Мы пришли на остановку. Через некоторое время показался автобус. Мы сели в него и уже минут через пятьдесят были дома.
Прогулка на свежем воздухе в лесу подействовала на меня в прямом смысле слова «сногсшибательно». Я по приходу домой сразу поел и минут через пятнадцать лёг спать. Сон мой был крепок, как никогда. Сновидений практически не было. Только под утро мне приснилась стройная и густая сосёнка, которая грела мою ладонь своим особенным древесным теплом и дышала мне в лицо терпким запахам хвои. На эту-то сосёнку, будучи в лесу, и повесил я маленький листочек бумаги с таким далёким, почти забытым, но бесконечно родным именем… Наташа…

22.04.2011. Павел Иванов-Остославский.


Павел Иванов-Остославский




СЕМЬЯ ОСТОСЛАВСКИХ
(историко-фантастический роман)



Начато 23.04.2011. Херсон. Украина.


В основу романа положены фантастические измышления автора, чья фантазия не была сдерживаема решительно ничем и ни кем, а так же архивные документы, воспоминания современников, семейные легенды и предания, анализ и сопоставление фактов. Данный роман является монументом из вербального стройматериала, поставленным на могиле предков автора, память о коих всегда будет для него священна.


Предисловие
Родина моя – Херсонщина – в высшей степени благодатный край. Находящийся в самом центре Новороссии, примыкающий к Черному и Азовскому морям, имеющий множество теплых рек и речушек, издревле этот край был заселен различными народами. Киммерийцы, скифы, сарматы и готы, кипчаки, половцы и татары и многие-многие народы, чьи имена являются не столь громкими или даже вовсе забытыми, жили когда-то в этих местах. У нас не бывает природных катаклизмов. Нет у нас ни оползней, ни цунами, ни сколько-нибудь чувствительных землетрясений, наводнений, засух, и смерчей. У нас сильные ветра, но сильные ветра – не ураганы, они не мешают заниматься сельским хозяйством и не рушат строения. На Херсонщина мягкий, теплый климат, плодородные почвы. На Украине существует не много мест, где природные условия ещё лучше, чем у нас. В нашем краю есть всё для спокойной, сытой и, не побоюсь сказать, счастливой жизни. Единственная наша беда, которая зачастую сводит на нет все природные блага, это власть. Власть человека над человеком – самое, быть может, страшное изобретение людское. И всё же, как ни воспеть нашу прекрасную землю? Наш город – Херсон,- о котором часто и говорят много плохого, но который сам не виноват в своих бедах. Сам Херсон мог бы благоденствовать, если бы не инородцы, представители Воинствующего Хама, и алчные дельцы, правящие им со времён установления «независимости» Украины. Да разве беды нашего уютного города начались двадцать лет тому назад? Нет, и при советской власти было много чего сделано не по-человечески, особенно во времена её установления. А впрочем, бывало разное…
Наш город видел добро от его основателей и строителей. Были славные градоначальники, которые заботились о нём и его гражданах и в более поздние времена. Вот о таких радетелях, пекущихся о благе нашего города, и пойдёт далее речь.


Часть первая.
Глава первая.
Иван Семёнович Остославский – самый почитаемый представитель рода Остославских – родился в патриархальном губернском городе Херсоне, расположенном совсем недалеко от тёплого Чёрного моря. Произошло это в 1811 году. Всего каких-то лет двадцать тому назад свершились славные воинские победы Екатерининской эпохи. Блестящее время Екатерины Великой отгремело своими пушками, отблестело золотыми эполетами и аксельбантами героев русско-турецких войн, отшумело знаменами полков, защитивших русские интересы в Европе и Азии во второй половине XVIII века. Прямо не принадлежа к этому славному времени, всё-таки косвенно он был его частью. Его предки участвовали в создании и укреплении тогдашней России самым непосредственным образом. Обстоятельства его рождения были таковы, что был он незаконнорожденным сыном Андрея Ивановича Ухтомского, поручика инженерных войск, бывшего в Херсоне по важной казённой надобности. Навестив Херсон, Император Александр Благословенный поручил генералу инженерных войск Августину де Бетанкур и Молину возвести в городе новую пристань и набережную, составив перед этим проект на Высочайшее Имя. Из разных губерний России Бетанкур и Молина вытребовал себе в помощники лучших военных инженеров. Одним из них был Андрей Иванович Ухтомский. В нашем городе молодой инженер-поручик провёл несколько месяцев. Всё это время он жил в доме Остославских. Не желая взять ночлег в крепости, в которой он мог остановиться как офицер, выполняющий казённое поручение, он нашел весьма приличную комнату в доме протоиерея Семёона Ивановича Остославского и матушки его Екатерины. В почтенной и набожной семье Остославских росла единственная дочь Ольга, которой тогда было только семнадцать лет. Будучи отменным красавцем, молодой поручик сразу влюбил в себя юное, неопытное девичье сердце. Андрей Иванович имел мужественную и гордую внешность: пышная чёрная шевелюра, тонкие бакенбарды и острые «стоячие» усы, какие обычно носят гусары, делали его молодым человеком, против которого навряд устояло бы большинство провинциальных девиц. К тому же, он прилично играл на клавикордах, которые имелись в доме батюшки Семеона, благодаря большому пристрастию к музыке его жены. Андрею Ивановичу было тем легче взять штурмом сердце Херсонской красавицы, что до того она никогда не имела опыта общения с мужчинами, но чувствовала уже свою зрелость. Её воображение было пленено его совершенной уверенностью в себе и умением держать себя с прекрасным полом. Эти качества были так присущи заезжему франту. Одним словом, запал он ей в сердце, да и всё тут. Через три или четыре месяца поручик уехал в Нижний Новгород, где была его семья. Скажем пару слов о родителях этого бравого молодого человека. Его отец – князь Иван Михайлович Ухтомский, Нижегородский губернатор, действительный статский советник и кавалер – был тогда ещё довольно не старым человеком. В том году – 1809-м – было ему только пятьдесят лет. В таком возрасте имел он одного внука – маленького Михаила, родившегося всего пару месяцев назад. Этот внук был сыном Андрея Ивановича. Увы, но Андрей Иванович являлся тогда уже женатым человеком. Был у него один грешок: любил женщин до самозабвения, а впрочем, они его тоже любили. Оленьке Остославский молодой поручик, конечно, не сказал, что был женат. Да кто ж говорит девушке о наличии жены и ребёнка, находясь в далёком путешествии по чужим местам? Пожалуй, дорогой мой читатель, и я бы не сказал. О чём только не утаишь при виде юного женского существа, размякшего перед тобой от любви и восхищения твоей светозарной личностью? На какие только ухищрения не пойдёшь, желая урвать у капризной Фортуны хотя бы несколько беззаботных и счастливых деньков? Вот так же поступил и Андрей Иванович. Он отнюдь не был ангелом. Любил он, и в картишки перекинутся, и отдать дань богу Вакху, пропустив пару-тройку бутылок хорошего цимлянского, любил и приволокнуться. Да, кто ж не любит?
К чести молодого князя Ухтомского надо сказать, что он не играл девичьим сердцем, что прикипел он душой к юной прелестнице из далёкого для него Новороссийского города. А впрочем, в сердце его сосуществовали разные чувства. Он, пожалуй, любил Оленьку, но как-то несколько с жалостью и снисхождением. Он понимал, что быть тайной возлюбленной женатого мужчины – это для неопытной девушки незавидная судьбина. Андрей Иванович приезжал в дом Остославских ещё четыре раза. В последний свой приезд поздней осенью 1810 года он узнал новость, заставившую его, можно сказать, врасплох. Ольга сообщила ему, что у них будет дитятя. – Что же делать,- сам себе говорил молодой князь? Я бросить жену не могу, потому и на Ольге не могу жениться. Моя Сашенька получит удар, если узнает о чём. Ну и в ситуацию же я влип…
Ситуация, вообще говоря, действительно была прескверная. Андрей Иванович был женат на Александре Фёдоровне Толстой. Толстые знатный и могущественный род, с которым его отец был в тесном соприкосновении по службе. Обидеть их разводом с Александрой и женитьбой на поповской дочери было бы верхом неблагодарности и непрактичности. Да и отец молодого князя несомненно прейдет в ярость, если узнает обо всей этой истории. Сын губернатора должен быть чист. Да и что сказало бы общество на такой вот нечаянный одюлтер? Словом, Андрей Иванович решил больше не появляться в доме батюшки Семёона.
К слову сказать, отец Семеон в силу своей природной невнимательности и безмерной любви к дочери не замечал, а может быть, и не хотел замечать изменений, произошедших в облике Оленьки. Её беременность почти не была заметна, а впрочем, чуткое отцовское сердце должно было нашептать ему о случившихся переменах в облике дочери. Как бы там ни было, но батюшка Семеон бранить кровиночку свою не стал. Родители беременность от людей скрыли, отправив дочь в дальнюю деревню, под покровительство старой и одинокой тётки. Под конец апреля 1811 года родился у девицы Ольги Семёновой дочери Остославский младенец, получивший при крещении имя Иван и отчество по деду Семенович. Фамилия же ему тоже досталась из материнского рода - Остославский. 



Глава вторая.
Андрей Иванович Ухтомский ни свою гражданскую жену, ни своего сына больше не навещал. Вскоре выйдя в отставку, он поселился в своём имении под Ярославлем и посвятил себя всецело хозяйству. Отечественная война 1812 года заставила отставного офицера попроситься обратно в армию. Его взяли. Недалеко от Малоярославца его инженерный обоз был настигнут польскими уланами. Молодой князь принял бой. Стрелял из пистолетов, рубил неприятеля саперным тесаком, уварачивался от ударов противника, отступал, хитрил и вновь наступал… Под конец неприятельской атаки, застрелив нескольких всадников, был ранен сам. Отступающие русские солдаты подобрали его едва живого. Попав к лекарю какого-то пехотного полка, Андрей Иванович был приведён в чувства и накрепко перевязан. После ранения князь в свою часть больше не вернулся. Он был отправлен на излечение в имение. Когда свежий воздух, обильная еда и покой поставили его на ноги, русская армия уже громила французов на самой границе Российской Империи. Участвовать в заграничном походе для раненых и увечных не было особой нужды. Второй раз после отставки его в армию не пустили. Только из газет Андрей Иванович узнал, как наша доблестная армия громила врага на Германских землях, вторгалась в пределы Франции и брала Париж.
Да, были времена тогда, что и говорить. Тогда – в XVIII и XIX веках - наша страна приводила к власти своих ставленников в Европе. Король Франции Людовик 18-й и король Польши Понятовский были посажены на свои троны Российскими императорами. В Германских княжествах во времена заграничного похода против Наполеона, тоже хозяйничала Россия. Скажите, читатель, разве не будоражит Ваше воображение тогдашнее наше мировое могущество? Мы управляли Европой так, что «ни одна пушка без нашего дозволения выпалить не смела», как говаривал канцлер, князь Безбородко; мы были в трёх частях света – в Европе, Азии и Северной Америке; мы кормили своим хлебом полмира. А что же теперь? А теперь мы, как бродяги или бомжи, вечно просим подаяние у МВФ. Пытаемся вступить в международную торговую организацию на кабальных условиях, лезем в Евросоюз, хотя точно знаем, что нас там никто не ждёт. Франция и Италия опять восстанавливают свои границы, Британия в Евросоюз вступать даже и не собирается. Одни мы туда лезем, да ещё три Прибалтийские республики бывшего СССР. Нам Запад привил чувство ущербности, вины и неполноценности перед Европой и Америкой. Нас Запад считает быдлом, а мы и рады перед ним пресмыкаться. Так происходит потому, что наш народ не знает своей подлинной истории и не чувствует своего подлинного величия и силы. Украинцы всегда были батраками. Русские же – не такие. Это в истинном смысле слова имперский народ. Русские будут или управлять полумиром или погибнут, но они никогда не превратятся в каких-нибудь жалких бельгийцев или ещё более жалких латышей, которые готовы согласиться на роль Европейских холуёв, только бы их, наконец, впустили в переднюю богатого дома под названием Европа. Они там будут лакеями, лишь бы жить поближе к барину. Что же о них можно сказать? Одно слово: рабы… 
У Андрея Ивановича Ухтомского и законной супруги его Александры Фёдоровны народилось шестнадцать человек детей: кроме Михаила – самого старшего – ещё Фёдор, Александр, Маргарита, Прасковья, Дарья, Наталья, Анна, Дмитрий Михаил, Константин, Сергей, Леонид, Виктор, Владимир, Маргарита. Многие из них умерли ещё во младенчестве. Только о Михаиле-старшем и о Дарье известно, что ушли они в мир иной уже в зрелые годы.
Князь Андрей Иванович в своём имении на Ярославщине Петровка-Дальняя осел после своего ранения окончательно и бесповоротно. Большой барский дом, находившийся в имении, представлял собой местами одноэтажное, местами двухэтажное строение. Там было более двадцати комнат, предназначавшихся совершенно для разных целей, был и большой просторный зал в два света. Поскольку многолюдные праздництва там давно уже не проводились, хозяин сделал из него зимний сад. У хозяина дома имелся собственный кабинет, довольно большой, увешенный кавалерийскими саблями, медвежьими шкурами и картинами, на которых изображались предки Ухтомских. А предки их были более чем многочисленны и известны в истории. Со стен различных комнат то тут, то там глядели сурово и недоверчиво тёмные лики генералов, камергеров, окольничих, воевод и дворян московских. Были среди этих древних выцветших портретов и князья Ярославичи, Всеволодовичи, Владимирские, Ростовские, Белозерские, Карголомские – словом все те, без которых генеалогическое древо Андрея Ивановича Ухтомского было представить себе совершенно невозможно. В большой и светлой столовой висели лесные пейзажи с разлапистыми, густыми соснами, лёгкими ротондами и голубыми ручьями, текущими с туманных заснеженных гор в уютную тихую долину. Была в доме, конечно же, и библиотека. Книги, пылящиеся там, на полках, представляли собой собрание самых различных изданий. Всё это бумажное обилие напоминало сборную солянку. Произведения Сократа, Платона и Аристотеля соседствовали с Дидро и Руссо, рядом стояли книги, сочинённые модной тогда мадам де Сталь, были тома Ломоносова, Кантемира, Тредиаковского, Дмитриева, ну и, конечно, Василия Андреевича Жуковского. Стихи Жуковского хозяину дома особенно нравились своей чистотой и напевностью. Бывало даже, что Андрей Иванович во время острых приступов безделья и праздности намурлыкивал на гитаре на элегии любимого своего поэта какие-то простенькие мотивчики.
Молодой князь и Оленька Остославская писали друг другу письма. Эти послания были полны любовного томления и разных глупостей и вздорностей, которые так присущи влюблённым и молодым людям. У меня сохранилось несколько таких писем. Как славно, всё-таки, что некоторые люди хранят как зеницу ока старинные свидетельства жизни их предков. Кто чтит своё прошлое, тот имеет будущее, кто благоговейно относится к своим предкам, тот вправе рассчитывать на благоговейное отношение потомков. Это давно было замечено разными мудрецами. Разве нет?
Так вот, письма. Те, что дошли до меня – это кусок, вырванный откуда-то из средины переписки Андрея Ивановича и Оленьки. Бог весть, что было в предыдущих посланиях и что было в последующих. Могу только сказать, что эти словесные памятники их отношений мне дороги до чрезвычайности.
Милостивая Государыня Ольга Семёновна!
Я очень благодарен Вам за теплоту, нежность и искренность, которыми Вы окружаете меня. Я действительно очень одинок: все мои многочисленные друзья, сослуживцы и прочие люди, составлявшие когда-то круг моего общения и мои привязанности, далеко в прошлом… Трагические события Наполеоновской компании наложили тяжелый отпечаток на мою душу, надломили здоровье… Возможно, я кажусь Вам жизнерадостным и полным физических и душевных сил человеком. Я действительно таким был… когда-то, очень давно…
Вы пишите о том, что мы с Вами находимся на разных ступенях времени… Думаю, что это не так. Наше с Вами родство душ этому подтверждение…Я всегда был особенно близок с людьми, которые были значительно моложе меня. Так что пусть Ваша юность и неопытность не станут для Вашего сердца поводом печалиться. Мое мироощущение в эмоциональном плане всегда было зрелым, серьезным, как бы «вязким», хотя жизненного опыта, конечно, не хватало, но тем скорее я привязывался к юным душам.
Вы часто обрываете фразы на полуслове. Видимо, Вам хочется написать мне гораздо больше, в чем-то открыть душу, но Вы всякий раз спохватываетесь, понимая, что быть в откровенной переписке не совсем удобно для девушки. Помните ли Вы наши встречи? Они, а так же и наша любовь являются залогом и будущих близких отношений.
Ваш, князь Ухтомский.
Милостивый Государь Андрей Иванович!
Спасибо за ваше письмо. Я читала его с улыбкой, действительно приятно было читать Ваши слова. А открывала с волнением, сама удивилась. Как бы Вам передать, что я испытываю, когда держу в руках Ваши письма? Вот, если бы где-то в большом зале стоял огромный букет самых красивых роз. Все люди, которые там находятся в этот момент, любовались бы им, вдыхали аромат. Я на него смотрела бы как на что-то прекрасное и недосягаемое. И вдруг мне говорят, что этот букет мой, я могу потрогать его, прислонится лицом, постоять очень близко. Это удивительно и радостно. Вы, Андрей Иванович, тот самый букет. Но, нет, это сравнение не очень подходит, потому что букет не может отвечать взаимностью. Насмешила Вас? Или обидела? Не хотела ни того, ни другого. Да разве может какой-то неодушевленный предмет сравнится с человеком, тем более ставшим мне не чужим. 
Милый Андрей Иванович, мне так хочется и в переписке называть Вас на «ты». Может быть, это слишком смело, ведь наши письма может перехватить чужой человек. Девушка должна беречь платье снову, а честь смолоду. Ведь Вы мой супруг… Да и знакомы мы не первый год... Я бы хотела, чтобы Вы и меня называли на «ты». Я вижу в Вас мужчину со своими принципами, понятиями, сильного и ранимого одновременно. Вы - личность. Это редкость.
Я с большим интересом читаю Ваши замечательные послания. Не столько интересуюсь содержанием, сколько не устаю Вами восхищаться. Вы большая умница. 
Ладно, не буду вас больше смущать своими восторгами. Переписываться с Вами считаю просто счастьем. Что же скрывать, если я это чувствую? А Вы уж сами решите, что мне ответить. И ответить ли? С уважением и самым теплым теплом, Ваша Оля.
Милостивая Государыня Ольга Семёновна!
Дорогая Оленька!
Конечно же, я буду называть тебя на «ты». Ведь я тебя люблю больше жизни и моего жизненного благополучия. Я тебя сегодня видел во сне. Не поверишь, может быть, но это правда. Сон такой. Мы с тобой находимся в старинном здании постройки, наверное, времён Екатерины Великой. Там граф Растопчин даёт бал. Много людей разных по виду. Есть офицеры и генералы с голубыми, красными и чёрными лентами через плечё, много дам в открытых платьях. Видны их белые плечи, их причёски изящны и замысловаты. Ты тоже в шикарном бальном платье, ну а я, грешный, в своём офицерском мундире. По большому залу в два света кружатся пары, звучит полонез, потом мазурка, потом кадриль. Иногда танцы прерываются музыкальными вставками не танцевального плана. Играют произведения Моцарта и Римского-Корсакова. Со всех сторон льётся много света и тепла. Ах, сколько же очарования и красоты в этих дамах, сколько сдержанности, чёпорности и благородства в господах! Ото всюду веет аристократизмом. Мы с тобой тоже танцуем. Ты говоришь мне что-то о том, что безумно любишь меня, но не все твои слова доходят до моего слуха: музыка и приглушенные людские голоса не дают мне услышать всё. Я одобрительно киваю тебе в ответ и улыбаюсь всепонимающе-сдержанной полуулыбкой. Потом входит Государь Император Александр Благословенный. Музыка моментально стихает. Господа кланяются ему, дамы приседают в реверансе. Государь подходит к некоторым генералам. Придворные становятся в ряд перед Августейшей Персоной. По одну сторону мужчины, по другую женщины. Царь жмёт руку каждому мужчине и кивком головы здоровается с дамами, на минуту останавливается рядом с ними и заговаривает о чём-то. Сначала он подошёл к какой-то даме и любезно поздоровался с ней. Вот он приблизился к моему соседу слева. Это высокий седой вельможа лет шестидесяти. На нём лента ордена св. Андрея Первозванного со звездой. 
- Приветствую Вас, Сергей Владимирович,- говорит Государь,- как Ваша супруга, выздоравливает ли от пневмонии?
- Божьим благоволением уже лучше, Ваше Величество, отвечает генерал,- род Голицыных ещё крепок. Простая простуда нас не сведёт в могилу.
- Будем надеяться. Главное, чтобы за нею был хороший уход и чтобы врачи знали своё ремесло как следует, отвечает Император.
Потом он подходит ко мне.
- Здравствуйте, Андрей Иванович, говорит он. Как Ваша рана, полученная под Малоярославцем? Надеюсь Вам лучше?
- Выздоравливаю понемножку, Ваше Величество, отвечаю я.
- Крепитесь, батюшка, крепитесь и выздоравливайте, Ваша шпага нужна России и вообще всем нам, отвечает Государь.
- Всегда рад и счастлив служить Отечеству и Царю, отвечаю я.
Потом Государь Александр Павлович подходит к тебе.
Он здоровается и спрашивает о твоём семействе, как батюшкино здоровье и хорошо ли чувствует себя матушка?
Ты отвечаешь с пиететом и сдержанностью, что у них всё хорошо.
- Рад это слышать, с улыбкой и с каким-то добрым и радушным свечением во взгляде говорит Государь.
Он пытается подойти к камергеру в придворном мундире, стоящему рядом с тобой, но ты обращаешься к нему с просьбой.
- Ваше Величество, говоришь ты, мы с князем Ухтомским хотели бы обвенчаться. Я прошу Вас дать на это Ваше Высочайшее благоволение.
- С удовольствием благословляю Вас на брак, отвечает он. Я буду восприемником Вашего ребёнка.
Ты благодаришь Царя за высочайшую честь, которую он оказал нам, дав согласие на наш брак и изъявив желание сделаться крёстным отцом нашему дитяте. Я тоже его благодарю.
Государь остаётся на балу. Он танцует с какой-то молодой и приятной дамой лет тридцати. Я узнаю в ней дочь светлейшего князя Петра Ивановича Лопухина княжну Анну.
Потом мы вместе со всеми переходим в соседний зал, где накрыты столы со всякими вкусными яствами. Мы садимся за богато накрытый стол и я, по своему всегдашнему обыкновению, сразу беру себе кусок жареной свинины с яблоками и черносливом, ну а ты лакомишься пироженными. Мы говорим на разные светские темы. К нам подходит граф Бобринский – редактор литературно-исторического журнала – спрашивает как дела, как здоровье, начинает говорить на свои издательско-литературные темы и мы киваем ему, поддерживая неспешный разговор. Ты потом говоришь мне, что Его Величество немножко постарел и что у него усталый вид.
- Государственные дела состарят и заставят устать кого угодно, отвечаю я,- тем более такого кроткого и занятого человека, как Государь.
Потом бал кончается. Мы выходим из дворца. Нам подают карету. Мы садимся в неё и едем домой. А через неделю состоится наша свадьба. Мы так решили. Она будет не богатая и с небольшим количеством приглашённых. Главное, что она обязательно состоится.
Вот такой сон и сон этот обязательно сбудется. 
Милый Андрей Иванович!
Очень ты меня приятно удивил, просто порадовал своим письмом. Я полностью ушла в это повествование, ушла ото всего мира. Андрюша, как здорово ощутить себя светской дамой из высшего общества, рядом с тобой, Андрюшенька! Я настолько пережила твой чудесный сон, как будто и правда там была и все это видела.
Как здорово, что мы с тобой там были и говорили с ЦАРЕМ! 
Андрюшенька, через неделю венчание? Тебе оно должно приснится обязательно! 
Знаешь, Андрюша, это говорит в тебе память крови. Да, я уверена в этом, ведь столькие твои предки были высокопоставленными чиновниками, а многие великими князьями из династии Рюрика. Ты, конечно, часто бываешь на балах и встречаешься с Государем. 
Андрюшенька, я тебе уже сказала, что ты мне тоже приснился. Я не помню подробностей, осталось только ощущение большой нежности, очарование молодости, летней ночи...
Мы с тобой гуляли по берегу Днепра, по Херсонским кручам. У нас природа очень красивая. Я услышала какой-то щелчок и увидела свечение откуда-то сверху. Подняла голову, а над нами, в небе, очень высоко, висит старинная картина. На ней двое мужчин, один молодой, другой постарше. Молодой с темной бородой. Они отвернулись друг от друга. Я спросила у тебя: кто это? Ты ответил: это я. И что-то еще говорил, не помню. И тебя не помню. Только помню твою белую рубашку и ощущение твоего присутствия, от которого мне было душно. Я не могу это передать словами.
Андрюшенька, не мучай меня больше такими предположениями, как венчание. Со мной все кончено. Я могу только переписываться с тобой. 
Пусть будет так, как есть, иначе и этого может не быть.
Андрюшенька, спасибо тебе за твою возвышенную натуру, за тонкую душу, за твое внимание, я очень это ценю. Ты не болей, пожалуйста! Наступило теплое время года и проблема холода ушла. Должно быть больше хорошего, радостного!
Я посылаю тебе это письмо и снова буду читать твое, это упоительное занятие.
Андрюшенька, я заканчиваю, до встречи, звездочка моя ясная!!! 
До встречи!!!
Твоя, Оля. 
Нет смысла приводить здесь все письма, адресованные двумя влюблёнными душами друг другу. Важно, что их искренняя и взаимная страсть видна уже и из того, что сюда добавлено мною.
Андрей Иванович благополучно дожил до седин и умер на руках своей дочери Дарьи, в замужестве княгини Голицыной. Жизнь его была по тем временам долгой и спокойной. Предоставим его собственному благополучию. Он проживет ещё, пожалуй, лет тридцать или более того и дай-то ему Бог. А мы вернёмся ко второму его сыну Ивану Остославскому.



Глава третья.
Маленький Ваня с самого раннего детства проявил волевой и бойцовый характер. Он с рвением постигал науки, преподанные ему домашними учителями. Особенно нравилась ему математика. Его цепкий и расчётливый ум впитывал эту науку как никакую другую. Иван часами мог проводить за решением математических задач и уравнений. Такое времяпрепровождение ему явно нравилось. Ещё он любил играть в солдатиков. У него были оловянные гренадеры Петровских времён. Однако, Ваня делал своих собственных солдатиков и рисовал на них русские и французские мундиры в строгом соответствии с армейскими образцами. Ему нравилось разыгрывать на кровати Бородинское сражение. Складки одеяла исполняли роль редутов и холмов, а подушка, расположенная поодаль, символизировала Москву, в которую врага надо было обязательно не пустить.
Быт семейства отца Семеона был, в общем-то, типичным для представителей среднего духовенства той поры. Его семья жила в большом каменном доме, рядом с которым находился изрядный кусок земли. Окруженный садом, огородом и различными хозяйственными постройками, он напоминал маленькую господскую усадьбу. Вечера семейство Остославских проводило обычно за чтением книг, за молитвами, домашним рукоделием, иногда за игрой на клавикордах. Батюшка Семеон любил, сидя перед окном, выходящим в сад, вспоминать старые времена. Был он тогда уже не молод. Детство его пришлось на начало царствования Екатерины Великой, когда он, наивный и влюблённый в мир маленький человек, мечтал о беззаветном служении Богу и людям на духовном поприще. Он мечтал повторить путь своего отца, тоже выбравшего для себя нелёгкую и тернистую дорогу пастыря. Жена отца Семеона - Матушка Екатерина - была чрезвычайно добрым и отзывчивым человеком. Она постоянно лечила больных животных, которых прихожане иногда приносили к ней в дом. Благодаря этому в семействе Остославских появлялись то собака с переломанной лапой, то затравленный уличными мальчишками, полуживой кот, то голубь, волочащий крыло и не становящийся на лапки. Матушка была душёй этого доброго, хлебосольного и во всех отношениях достойного дома. Её внешность говорила о чистейшем великоросском происхождении. Светлые густые волосы, собранные на затылке пучком, голубые глаза, доброе, с очень мягкими чертами лицо и широкая фигура – вот, пожалую, главные признаки её благородной и простой внешности. Она была на пятнадцать лет моложе своего мужа. Её природная моложавость, лишавшая её лет десяти-двенадцати по сравнению с настоящим возрастом, делала её и вовсе практически молодой женщиной. Прихожане её любили за отзывчивость и сострадание к людям. Бывало, придет к ней какой-нибудь бедный чиновник или отставной солдат с изувеченной на войне рукой и попросит:
- Матушка Екатерина, дайте мне хлебушка, дитя с женой голодают.
Матушка приглашала такого гостя, как правило, в сени, садила на табурет, давала какой-нибудь снеди, а иногда, пятак, а незваный посетитель рассказывал сентиментальной попадье свою печальную и полную душещипательных подробностей историю о трудной жизни калеки и его шестерых или семерых деток.
Дочь отца Семеона и матушки Екатерины Ольга была молодой женщиной приятной внешности, но не красавицей. Мечтательная и утончённая от природа, она любила различные искусства и прочие умственные занятия. Читала много стихов, частенько ходила по саду, любуясь речными далями или тешившим её душу печальным закатом Солнца.
«История», некогда случившаяся у неё с Андреем Ивановичем Ухтомским, вызывала в её душе горькие чувства. Досада, боль и оскорблённое женское самолюбие по прошествии времени слабо притупились в её сердце. Время, конечно, лечит, но по-настоящему большие и неожиданные душевные потрясения навсегда оставляют свой след в нежных женских душах. Даже мы, сильные и невозмутимые с виду мужчины, бесконечно мучаемся и страдаем от неразделённой или преданной любви. Даже нас убивает обида и боль, если нанесены они нашему сердцу в момент его наибольшей уязвимости и мягкости – когда мы любим. Что же уж говорить о юных девушках? У них, разумеется, все страдания на любовной почве протекают куда болезненней…
Отец Семеон был настоятелем Свято-Екатерининского собора. Благодаря своей доходной должности он имел возможность обучать своего внука у лучших Херсонских гувернёров. В общем-то, он был человеком широких взглядов, поэтому забавляться внуку в военные игры не запрещал. Хочет маленький Ванечка играть в солдатиков, пусть играет, хочет фехтовать с другими поповскими детьми на длинных прутьях, наломанных из акациевого кустарника, пусть фехтует, а хочет пускать в колодце бумажные кораблики, пусть и это делает. Дитятя должен выбирать себе занятия по душе, по своим природным талантам, считал он. Батюшка Семеон ничуть не сомневался в том, что внук его станет священником, согласно семейной традиции, однако, Иван проявил такую жесткость характера, которая его предкам по материнской линии никогда не была присуща. Когда подошёл возраст определяться ему с дальнейшей стезёю, он наотрез отказался поступать в духовную семинарию, заявив, что «болеет» морем. В юности в нём стала крепче сказываться властная и суровая натура Ухтомских. Когда Ивану исполнилось шестнадцать лет, он ушёл служить юнгой на бриг «Верный», приписанный к Черноморскому военно-морскому флоту. Родные отпускали отпрыска своего скрепя сердцем. Бог весть, что с ним могло бы случиться на флоте. Военная служба ведь – не лёгкая доля. Мог Иван и покалеченным быть, и вообще погибнуть в сражении, и даже просто утонуть, вода есть вода: она не любит человека, это противоестественная среда для жизни его. Но никто сильного духом юношу не смог отговорить.
Так кончилось для Ивана детство, и началась взрослая жизнь. Можно только вообразить себе, насколько трудным был для него переход из розового и беззаботного детства во взрослое состояние, как непрост был для него отъезд из отчего дома. Жизнь больно бьёт юного человека, вдруг возмечтавшего стать большим. Сам я помню, как ломала и мучила меня Судьбина, решив из тонкого и тихого ребёнка сделать не мальчика, но мужа… Как мучителен и трагичен переход из мира нежных детских грёз, мечтаний и самообманов во взрослый жестокий мир, напрочь лишенный иллюзий и жалости к ближнему своему. Хотя Иван был человеком явно не робкого десятка, но лично я ему, пожалуй, не позавидую…



Глава четвёртая.
Итак, Иван пошёл в военную службу, на боевой корабль, принадлежавший к Черноморскому флоту. Служа на этом судне, наш герой прошёл суровую школу флотского житья-бытья. Такой род деятельности пришелся ему как нельзя кстати. Иван овладел в совершенстве искусством устанавливать и сворачивать такелаж, научился прекрасно стрелять из корабельных орудий, из ружья и пистолета, научился драить палубу. Проявив себя умным и расчётливым младшим командиром, заслужил уважение начальства. Через десять лет службы Иван Остославский дошёл до мичмана, а потом, ещё через два года получил лейтенантские звёздочки. Он принял участие в схватке с двумя турецкими фрегатами, которых бриг «Верный» встретил в российских территориальных водах. Благодаря точной стрельбе нашего героя и его артиллеристов, «Верный» потопил оба вражеских корабля. С пробоиной в правом борту и снесёнными до половины мачтами корабль вернулся в Севастополь. Раненых сразу распределили по госпиталям, убитых похоронили согласно морскому обычаю - в море, отличившиеся были награждены Георгиевскими и Анненскими медалями, солдатскими крестами, унтер-офицерскими лычками. Офицеры получили по внеочередному чину. Так наш герой стал лейтенантом флота.
Через некоторое время Иван оставил военный флот. Он устроился вторым помощником капитана на небольшое судно, возившее товары из Италии, Греции и Болгарии в Одессу. Служба в торговом флоте позволила ему скопить небольшой капитал. В те времена, так же, как и сейчас, офицер торгового флота зарабатывал куда лучше, чем военного. Риск и напряжение всех сил душевных и физических у военных и торговых моряков оплачивались весьма различно. Одним словом, на торговом флоте служить лучше во всех отношениях. Разве что почёта военному моряку от нашего общества перепадает больше. Но зачем человеку почёт, когда он беден?..
Вскоре уйдя в отставку, Иван Семёнович занялся коммерцией. На деньги, которые ему удалось заработать, служа на флоте, он открыл мелочную лавку, кроме того, он вложился в акции Санкт-Петербургской железной дороги и Демидовских заводов. Эти коммерческие предприятия дали ему отменный доход. Через несколько лет, в 1848 году он поступил на статскую государственную службу. Работал чиновником по особым поручениям в канцелярии Херсонского губернатора, действительного статского советника Теофила Петровича Панкратьева. Примерно в тоже время он женился в первый раз. Имя его тогдашней супруги до нас не дошло. Время, порой, безжалостно стирает, пряча от нас имена людей, их поступки, характеры и лица. Сколько жило представителей рода человеческого в прошлые времена? И не счесть. Миллионы и даже миллиарды человеческих жизней были и ушли безвозвратно. Все эти люди любили и ненавидели, мечтали и печалились, были свидетелями и участниками трагедий, страданий и катастроф, были счастливы и глубоко несчастны. Но где же они теперь? Их нет. Они растворились в земле, в весенних и осенних дождях, в талых водах, в палящем летнем солнце, в зимней стуже, в золотых и серебряных звёздах вечно смотрящих из чёрных, неведомых бездн на Землю, в деревьях, цветах и травах… Имена этих людей мы никогда не узнаем и историю их жизни никогда не прочтём…
От первого брака у Ивана Семёновича родилось двое сыновей Иосиф, умерший в детстве и Феодосий. Младший Феодосий станет впоследствии офицером русской императорской армии. У него будет дочь Александра. Она будет жить в Одессе и станет известной и дорогой в городе модисткой. Знатные и богатые дамы будут обшиваться у неё многие годы. Но это будет потом, лет эдак через пятьдесят. 
Первая жена Ивана Остославского умерла рано от чахотки. Он женился повторно. Его второй супругой стала дочь Херсонского купца-старообрядца Ирина Никаноровна Акулинина. Произошла его вторая женитьба в 1857-м году. От этого брака родилось восьмеро человек детей: Екатерина, Василий, Иван, Ольга, Людмила, Анна, Лидия, Елена. Примерно в те же годы Иван Семёнович был избран обер-бургомистром Херсона, стал купцом второй гильдии, судовладельцем. 
Благодаря дружбе с Херсонским губернатором Александром Сергеевичем Башмаковым Иван Семёнович стал довольно могущественным в губернии человеком. Связи Башмакова, которые были им сохранены и преумножены, велись ещё из старых времён. Он был правнуком самого генералиссимуса Суворова. Поскольку в его семье, как и во многих аристократических семьях, за сбережение нужных контактов всегда особо ратовали, он многие полезные знакомства получил по наследству: от прадеда, деда и отца.
Иван Семёнович частенько приглашал гражданского губернатора к себе в гости. Конечно, когда он давал балы, Александр Сергеевич Башмаков был всегдашнем гостем в доме Остославских, но часто они встречались и в более узком кругу. Среди домашних мирных развлечений часто протекал их досуг. То за игрой в шахматы, то на дегустации вин и коньяков, то на охоте могли встретить друг друга обер-бургомистр Остославский и губернатор Башмаков.
Иван Семёнович и Александр Сергеевич часто за партией в шахматы рассуждали о жизнь. Это были очень мудрые и умные люди, уже пожившие и много увидевшие на своём веку. Оба они были монархистами, оба знали цену людям и оба видели насквозь весь «слабый» пол.
- Дочь моя – Марья, - говорил, бывало, гражданский губернатор,- совсем от рук отбилась. Хороших женихов ей подбирал, интеллигентных, служащих и по гражданской службе и по военной. Она их и видеть не хочет, а всё норовит познакомиться с каким-то хамовитым и грубым типом. Тянет её всё по «животной» линии…
- Истинно так,- Александр Сергеевич,- отвечал ему, как правило, в таких случаях обер-бургомистр. Баба – что есть за птица? Зверь лесной. Если ей волю дать, она всё сделает по глупости своей природной, всех перекусает и результат её самодурства будет весьма плачевным. Уже в наше время женщина поднимает голову, пытается добиваться мифического «равенства». Она не понимает, что равенства нет и быть не может. Я - мужчина, а ты - женщина. Какое ж тут равенство? У них мышление и сознание искажено, как бы изувечено изначально самой природой. Я, к примеру, сам кого-нибудь научу морскому делу или торговому, то потом сам бываю рад за моего ученика, я становлюсь как бы сопричастным его судьбе. А у женщин всё не так. Они мужчину сначала боготворят, потом пытаются подчинить себе, потом, если у них это получается, они его начинают считать существом низшего порядка, и уходят, если им подчинить себе мужика не получается, они обижаются, и опять-таки уходят. Где логика? Где здравый смысл? Где ум и совесть, наконец?
- Согласен с Вами полностью, дорогой Иван Семёнович,- отвечал Башмаков,- женщина – это носитель архаического начала в человеческом обществе, она есть вместилище животной сущности человека и, если это человеческое животное не обуздать, оно обязательно взбрыкнёт, понесёт сломя голову через все овраги и буераки, как испуганная лошадь, и в результате сломит седоку шею и сама убьётся. Моя Машка такая беспутная потому что мать её простолюдинка, из мещанского сословия. Нашему народцу нельзя давать власть. «Не дай свинье роги, а мужику панство». Сам же народ эту пословицу придумал, сам он про себя и понял: власть в руках тёмного, подлого и безкультурного люда всегда есть зло и для всего народа, и для самой же черни.
- Точно так говорите,- Александр Сергеевич. Истинно. Чернь, дорвись она до власти, начнёт нещадно воровать. Если в дворянских кругах казнокрадство и взяточничество можно унять путём и пристального надзора со стороны Государя, и с помощью идеологии, то чернь идеологии не приемлет. Ей подавай только твёрдую копейку. Недаром, всё европейское дворянство и наше, конечно, тоже испокон веков воспитывалось в суровой приверженности понятий о чести, благородстве, верности Богу и Царю, милосердии. У нашей черни этого нет. Оно воспитывается в своих семьях знаете как? Кто больше деньгу нажил, тот и молодец, тот и уважаемая персона. У простолюдина всё измеряется деньгами. Деньги и прочие материальные блага – это единственное холопское счастье. Им чужды понятия о чести, о благородстве, о верности Отечеству. Чтобы мужика на военную службу призвать, его надо под пушками вести в армию. Иначе он не пойдёт. В нём не развито гражданское чувство, понимание того, что не он один живёт в целом свете, что у него Отечество есть, Царь, семья, которую он должен защитить в случае опасности со стороны неприятеля.
- Если чернь получит в руки власть,- продолжал губернатор тему, начатую обер-бургомистром,- а к тому же и ружьё и мортиру, она такого наворотит! Кровушка русская польётся рекой. Чернь тупа и влекома звериными похотями: алчностью, тягой к бессмысленному разрушению, к садизму. Если у нас, как во Франции в 1789 году свергнут монархию, не поздоровится никому. Власть в стране захватят иудеи, ненавидящи русский народ и вообще все народы испокон веков. Они устроят такую резню и такое крепостное право, что народ будет Бога молить, лишь бы только вернулись самые суровые царские времена, потому что, даже самый строгий из царей покажется агнцем Божьим по сравнению с самым добрым из жидов. Вся коррупция и прочие преступления происходят у нас в империи от евреев. Они вечно спаивают наш народ алкоголем, они вечно развращают нашего чиновника взятками, они завлекают нашего обывателя в такое долговое ярмо, что ему легче покончить с собой, чем выплатить жиду-сутяге весь долг с процентами.
- Это верно, подтверждал мудрую мысль губернатора Иван Семёнович,- этот Сатанинский народец – иудеи – как раковая опухоль нашего государства и общества. Наши цари милостивы к народу, они пекутся о народном благополучии, пытаясь примирить между собою различные слои и классы нашего общества. Отменили крепостное право, но так, чтобы и помещики не особо пострадали, и чтобы мужики получили хотя бы не много земли для своего прикорма. А как же иначе? Царь есть отец народа нашего. Он должен печься обо всех наших подданных, обо всех людях и сословиях. Иначе и быть не может.
- Вот мы с Вами, Иван Семенович,- говорил Башмаков,- занимаемся благотворительностью, строим приюты для бродяг, больницы, раздаём бесплатные обеды во время чумных эпидемий, а Вы думаете, если мужик придет к власти, он сохранит эту человеколюбивую систему? Нет. Он прольёт сначала море кровушки, а потом тех, кто останется в живых, сделает своими рабами и эти рабы за тарелку похлёбки из картофельных очисток будут строить какой-нибудь туннель от Архангельска до Батума и полягут на нём многими тысячами. А экономический результат будет сомнительный. Это только правитель-дурак и правитель-подлец может добиваться экономических выгод путём репрессий и большой крови. Умный и благородный властитель построит рай на земле, не пролив лишней крови и облагодетельствовав большинство своих подданных. Надо самому жить на Земле и другим давать жить. Вот святое правило любого правителя.
Так, бывало, беседовали на разные темы Херсонский гражданский губернатор и Херсонский обер-бургомистр. Эти два дальновидных и мудрых человека видели судьбу нашего народа и нашего государства на много десятилетий вперёд. Что ж, может быть и нет в этом ничего удивительного, они ведь были крупными чиновниками, которые просто не могли бы быть успешными в своём властном ремесле, если бы ни видели вдаль времён, а не только у себя под ногами.





Продолжение следует.
Я воскрешаю вас из небытия…

У большинства людей слова «архив» ассоциируется с большим запылённым помещением, где хранятся старинные некому не нужные бумажки. Архивариус в массовом сознании - это обычно безумно скучный, занудливый тип, эдакий «ботаник», человек с не сложившейся во всех отношениях судьбой, которая, очевидно, уже и не наладится у него никогда. Однако, на самом деле всё это не так.

Меня иногда спрашивают: «Зачем ты ходишь в архив? Разве там есть что-нибудь интересное?». Конечно, есть! Мне интересно работать со старинными документами – возможно единственными материальными свидетельствами жизни многих сотен и тысяч людей, живших на территории Херсонщины в XVIII и XIX веках. Я испытываю благоговение, настоящий трепет, когда открываю старинный фолиант, состоящий из ревизских сказок переписи 1858 года. Сколько людей! Сколько судеб! Как давно умерли все эти помещики, поручики, штабс-ротмистры и надворные советники, бороны и графы, дворовые, крестьяне, отданные в рекруты, беглые.... Я листаю огромный том и передо мной, как живые, возникают тени прошлого. Вот некий дворянин купил столько-то десятин земли с ревизскими душами у вдовы коллежского асессора, а вот крестьянин такой-то имел семерых сыновей, один из которых умер в детстве, другой стал солдатом, а остальные, возможно, не выдержав нелёгкой крепостной судьбины, подались в бега. А вот ревизская сказка деревни Красногорск помещицы, девицы, дочери штаб-лекаря Ивана Брайкевича Екатерины Брайкевич. Так и хочется спросить: «Как жилось Вам в Вашем спокойном XIX веке, Екатерина, Катенька?» Моё воображение рисует себе образ стройной девушки лет восемнадцати, в строгом сером платье, с каштановыми волосами, убранными сзади в пучок и расчёсанными на прямой пробор. Что она видела в жизни? Чем радовалась и от чего грустила её полная надежд, неопытная душа? Родилась в большом барском доме своего папеньки; играла нарядными куклами, часть из которых была выписана из Франции, а часть сделана нянькой, какой-нибудь доброй крепостной старушкой помнившей ещё времена Наполеона. Из окон её спальни, наверное, открывался чудесный вид, и, вероятно, юная Катенька Брайкевич любила часами смотреть из окна, как бежит между пологими холмами тихая речушка, зеленеют вдали вербы и акации, деревенский пастушёк гонит на пастбище десяток пятнистых коров и медленно плывут по синему небу серовато-перламутровые кучевые облака… Наверное, Катенька мучительно тосковала по своему папеньке – военному врачу – вечно пропадавшего на манёврах и войнах и присылавшему своей единственной дочурке лишь короткие, но полные тепла и участия письма. А что же было с её матерью? Умерла ли она ещё молодой в родах или от болезни или прожила долгую и спокойную жизнь? История об этом умалчивает.
Для меня архивные документы – это не пустые и скучные бумажки. Они для меня что-то на подобии романов со своими сюжетными линиями, неожиданными поворотами и перипетиями. Когда я выкладываю старинные документы в интернете, я, по сути, даю им новую жизнь. Я оживляю давно умерших и забытых людей, от которых на этой земле уже давно не осталось и следа. Наверное, давно заброшены и оставлены потомками их могилы, истлели их останки и стёрлись из людской памяти их имена, но благодаря опубликованию старинных документов во всемирной паутине, люди, жившие в прошлые века, воскресают из забвения и небытия.

Пусть посетители портала Арткавун читают ревизские сказки, мною выложенные тут и пусть люди помнят своих пращуров, которые жили давным-давно, и о которых следует помнить. Ибо, что же остаётся от человека после смерти? Только память…


03.08.2012. Херсон.
Павел Иванов-Остославский

Нравится
00:40
39
© Павел Игоревич Иванов-Остославский
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение