Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Провинциальная история одного учителя

Провинциальная история одного учителя

Когда ты хочешь каких-то изменений в жизни,

то они зачастую приходят такими, которых ты бы уже не хотел.

 

Действующие лица:

 

— Архип Матвеевич Круглов, помещик

— Елена Павловна Круглова, супруга помещика

— Алексей, сын Елены Павловны и Архипа Матвеевича Кругловых

— Андрей Алексеевич, молодой учитель

— Дарья, служанка

— Марфа Власьевна, горничная

— Козьма Данилович, приказчик, управляющий барскими делами

— Васька Игнатьев, барский конюх

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ХIХ век. Провинциальное помещичье хозяйство. По волеизъявлению местного помещика, приглашен городской учитель, в чьи обязанности входило начальная подготовка барчонка к поступлению в кадетский корпус.

Помещик Архип Матвеевич Круглов был в недалёком прошлом генерал от инфантерии, что ниже чина генерал-фельдмаршала, но выше генерал-лейтенанта. Служивую карьеру Круглов решил забросить из-за того, что не добился воинской славы, так как участия в военных баталиях он не принимал, и вся его работа проходила на штабных должностях. Зато желал воспитать настоящим офицером своего сына Алексея, в браке от своей супруги Елены Павловны, дочки коллежского советника. Мальчик был рождён довольно таки здоровым и умным. Отец видел его в будущем не просто блестящим офицером, а героем Отечества, с заслугами и медалями, полученных в крупных сражениях, чего самому в своё время добиться не удалось.

События разворачиваются в красиво устроенной помещичьей усадьбе в стиле «неоренессанса», приусадебная площадь представляла собой множество построек, террас, беседок, садовых домиков, соединённых с барским домом выложенными под сводами деревьев дорожками. Перед фасадом дома были в ряд высажены пышные цветники из тюльпанов, резеды, мальв, левкоев. Зеленый массив земельного надела включал в себя нескончаемые по протяженности ландшафтные рельефы с парками, садами и водными системами из прудов и ручьёв.

Помещик Круглов подходит к запряжённой лошадьми с двойным рогожным навесом кибитке. Из повозки выходит молодой учитель. Кучер начинает отбывать от крыльца дома.

 

Круглов: Почтеннейшее прошу, Андрей Алексеич, проходите…

 

Учителя барину порекомендовал один из профессоров Главного педагогического института, являвшегося помещику давним знакомым, когда тот ездил к нему в очередной раз на потчевание в имение. Андрей Алексеич был одним из лучших выпускников этого образовательного учреждения.

Молодой преподаватель с небольшой застенчивостью вступает на порог бельэтажа поместья хозяина. Далее взору учителя отрылся богатый внутренний интерьер господского дома: гостиная с небольшим диваном на две-три персоны и креслами корытообразной формы, рядом с ними расположились скамеечки с мягкими покрышками, а также большой камин, на котором красовались часы в золочённом корпусе. Стены были отбиты атласом светлых тонов и украшены разноцветными тканями, лепными барельефами и акварелями.

 

Учитель: Благодарю, Архип Матвеевич!

Круглов (заметив робость гостя): Да вы не стесняйтесь, располагайтесь. Смелее…

Учитель: Еще раз благодарю…

Круглов (сдвинув брови): Вам предстоит нелёгкая работа по подготовке моего чада к дальнейшему военному образованию, а супруга моя, Елена Павловна, нервы уже мне все вымотала.

Учитель (с любопытством): И чем же?

Круглов (вздыхая): Да то, что сам не прилагаю усилий к его учению.

Учитель (недоумённо): Не понимаю?

Круглов (продолжает, усмехнувшись): Да и какой с меня педагог?

Учитель: Я помогу…

Круглов (воодушевлённо): Конечно, не зря же вас рекомендовал лучший профессор института, а за оплатой дело не встанет, коли процесс обучения пойдет успешно.

Учитель, видя бодрое настроение Архипа Матвеевича, немного сбросил напряжение.

Учитель: Ну, а где же наш будущий кавалер?

Круглов: Так он на втором ярусе особняка, с матушкой арифметику изучает.

Учитель: И есть успехи?

Круглов: Со мной нет, не слушается меня, а Елена Павловна сама ничего не понимает.

Учитель: Поправимо, главное, чтобы у ребёнка тяга была к знаниям.

Круглов (со злостью): Тяга у лошадей пусть будет, сейчас молодежь учится не хочет, заставлять надо, принуждать.

Учитель: Что ж так? Развивать способности у детей через познание окружающего мира наша основная задача, и для этого есть гуманные инструменты достижения результата.

Круглов (потерявшись): Красиво говорите, Андрей Алексеич, философии много, а надо практики…

Учитель (улыбнувшись): Вот-с, через теорию её и постигнем.

Круглов (озадаченно): Правда ваша, посмотрим, что сложится, а пока пойдёмте наверх, познакомлю с семьёй.

 

Оба поднимаются на второй этаж. Заходят в классную комнату. Елена Павловна усердно занималась с сыном несложными математическими уравнениями.

 

Елена Павловна (обрадовавшись): Ах, господин учитель, вы ли это? Проходите, мы вас так долго ждали, заодно познакомитесь с нашим баловнем, я-то совсем ничего не понимаю в науке, хоть в омут с головой…

 

Барыня протягивает руку учителю, и тот с некоторым волнением покорнейше целует её.

 

Учитель: Зачем же так, Елена Павловна!? Не серчайте, каждое усилие есть движение вперёд и толика успеха.

Елена Павловна: И не говорите, сил уже не хватает…

Архип Матвеевич Круглов на происходящую встречу смотрел с потупленным взглядом, но в разговор вмешался.

Круглов (обращаясь ко всем): Будет, будет вам. Ты лучше, матушка, покажи Андрею Алексеичу его комнату. А с сыном он успеет позаниматься, приехал же только…

 

Мальчик в это время тихо сидел за письменным столом и даже не повернулся в сторону родителей. Андрей Алексеевич замечает это.

 

Учитель: Что же будущий кадет молчит?

Елена Павловна: Ой! Не обращайте внимание, он у нас стеснительный…

Круглов (решив закончить разговор): Поговорили и хватит, ступайте, разместитесь сначала, а потом прошу к столу.

 

Вечером. Андрей Алексеевич, расположившись в своей спальне для гостей, через некоторое время продолжил разговор с хозяевами за домашней трапезой в столовой со внутренней отделкой в византийском стиле. Вечерний ужин состоял из тельной в виде обжаренной рыбы, щей с пирогами, на холодное были поданы ботвинья, студень, солонина. Из питейного ассортимента присутствовали за столом домашние наливки, шипучие солодовые напитки и французские вина.

 

Елена Павловна (раскрасневшись за бокалом-рёмера с вином): Знаете, Андрей Алексеевич, крутимся мы в нашем имении, как не крутилась бы и белка в колесе.

Учитель: А где же прислуга?

Елена Павловна (вздыхая): Ох! Надоели они мне за сегодня, стол накрыли, после приказала всем в людские разбежаться.

Учитель: Сами управляетесь?

Елена Павловна: Иногда. К приезду славного гостя чуток похозяйничала, а дворовых у нас много, не всегда, конечно, от них польза, но не бедствуем.

Учитель: Весьма польщен!

 

К разговору присоединяется Архип Матвеевич Круглов.

 

Круглов: Вы, как я знаю, с отличием институт закончили? Чем теперь занимаетесь?

Учитель: Занимаюсь репетиторством, а основное занятие — это преподавание в городской гимназии.

Круглов: Понимаю, понимаю, нынче бывшим студентам, чтобы на ноги встать, нужно много работать.

Учитель: Пока не жалуюсь.

Круглов: Не лукавьте, жалования сами знаем какие выдают… В свете-то общаемся, хоть и далеко от городской жизни ютимся.

Елена Павловна: Нам бы сына воспитать, будет нам защитой и опорой.

Учитель: Вы хотите ему офицерской карьеры?

Елена Павловна (кивнув на Круглова): Архип Матвеевич хочет, а по мне бы, лучше пусть дома остаётся.

Круглов (неожиданно стукнув по столу): Юбку твою подминать? Так хоть настоящим мужчиной станет!

Учитель (замешавшись): Разве настоящего мужчину можно вырастить только через армейскую службу?

Круглов (пристально взглянув на молодого преподавателя): Не всегда… (повысив тон) …Но барича своего вижу таким именно на ней.

Учитель: А вы не хотите его подготовить к военной школе, к примеру, в столице, у именитых педагогов?

Круглов (твердо): Нет, не хочу, нет надобности, пусть пока под моим присмотром, тем более, разве вы считаете себя слабее грамотеев первопрестольных?

Учитель: Не знаю, если вам виднее…

Круглов: Я в этом уверен! Вы сможете его обучить различным наукам, а я воспитать в патриотичном духе.

Учитель: Думаете?

Круглов: Знаю! Тут, Андрей Алексеич, особый подход нужен, прививайте его интерес к военному делу научным, педагогическим путём, вы сумеете.

Учитель: Постараюсь…

Круглов (махнув рукой): Мой мальчик должен быть готов в своей жизни ко всем условиям и трудностям нынешних реалий, стойко терпеть и преодолевать любые проблемы в поворотах судьбы. Да, и конечно, от успеха его обучения зависит всё-таки размер вашего кошелька.

Учитель: Что ж, звучит убедительно, но несмотря на это, моя главная цель — обучение, независимо от суммы вознаграждения.

Круглов: Согласен. Но, подкреплённое денежным вспомоществованием.

Елена Павловна: Знаете, ни за что бы его в армию не отдала. Закончит какой-нибудь университет и родину вокруг стен родных пусть защищает.

Круглов (взревев) Угомонишься, нет? Удел твой — обустройством дома заниматься и домашними хлопотами.

Елена Павловна (обиженно): А судьба ребёнка меня не должна интересовать?

Круглов (уже более тихо): Должна, но в меру…

 

Андрей Алексеевич, замечая, что оживлённая дискуссия заходит в тупиковый спор, начал восхвалять местные пейзажи.

 

Учитель: У вас здесь природа красивейшая! Легко дышится.

Елена Павловна: Привыкнете, жизнь уездная своеобразна.

Учитель: Давно я не разъезжал по пыльным просёлочным дорогам. А вокруг пашни с высокими колосьями пшеницы, и сельские крестьяне, собирающие её серпами.

Елена Павловна: Особенно крестьяне, как раз этот контраст и нарушают.

Учитель (удивлённо): Почему же?

Барин вставляет своё слово.

Круглов: Пьют часто, да лентяйничают!

Елена Павловна: Бывает, устраивают в сходке саботажи, иной раз без городового не обойтись.

Учитель: Причина?

Елена Павловна: Бог его знает!? Жить по-старому не хотят, по-новому не могут…

Учитель: И как же это?

Елена Павловна: Разбери их: свободы у них вдоволь, не притязаем их, а всё на скудность жизни жалуются.

Учитель: Поговаривают о великой вольной для крестьян?!

Круглов: Толку-то? После принятия программы Главного комитета по крестьянскому делу, одни волнения по округе пошли, как сейчас помню, не посилен был бунт и местной жандармерии.

Учитель: Безземельной свободой крестьяне не довольны были, новый акт государь готовит, пересматривают положение…

Круглов: Кабы не хуже вышло.

Учитель: Покаместь не приживётся, не узнаем…

Круглов (меняя тему разговора): Андрей Алексеевич, следите за новостями внешней политики?

Учитель: После подписания в Париже мирного договора, не особо интересуюсь.

Круглов (смутившись): Понимаю, после закрытия для российских судов Чёрного моря, мы лишились влияния на Балканах.

Учитель: Кроме того, после Кючук-Кайнарджийского мира, мы потеряли протекторат над Молдавией и Валахией.

Круглов: А потери в войне!? Разорения и человеческие жертвы?

Учитель: Говорят более 100 тысяч жизней унесла военная кампания.

Круглов: И казна опустела на 800 миллионов рублей.

Учитель: Теперь подумывают о военной реформе в России.

Круглов: Не то слово, хотят ввести изменения по всеобщей воинской повинности, и сократить срок службы в армии и на флоте.

Учитель: Ещё задумались о расширении сети железных дорог.

Круглов: Правильно задумались, давно пора, еще со времени фон Герстнера надо было планы по строительству Транссиба зарождать, что особенно полезно для развития Сибири и Дальнего Востока, а это социально-экономический, промышленный и технический потенциал.

Учитель: Тяжело придётся начинать, после того как курс рубля к золоту упал и бюджет страны бездефицитным не назвать.

Круглов решил снова сменить тему разговора, не видя в ней дальнейший интерес для продолжения беседы.

Круглов: Давайте прогуляемся завтра, взглянете на наше хозяйство?

Учитель: Конечно, Архип Матвеевич!

 

К столу подбегает мальчик, хозяйский сын, его ярко-голубые глаза, вьющиеся светлые волосы, слегка торчащие уши, веснушчатый нос и легкий румянец на щеках придавали игривости и шутливости внешнему виду молодого дворянина.

 

Алексей: Маменька, можно я поиграю с ребятами с крестьянского двора?

Елена Павловна: Вот, надоумило-то тебя!

Круглов: Ещё чего вздумал? Приехал Андрей Алексеевич, он будет тебя учить разным наукам.

Алексей обиженно взглянул на родителей.

Алексей: Мне скучно…

Круглов: Скуку твою мы перебьём! Начинай уже взрослеть, а точнее — готовиться к военному делу, как никак — будущий офицер…

Алексей (капризничая): Не хочу быть военным, поиграть хочу…

Круглов (злясь): Ты мне поперечь, несносное дитя, учитель приехал, мы с ним склонность-то к интенции привьём в твоём поведении к познанию искусства солдатского ремесла.

Елена Павловна: Алексей, ты всё понял? Иди наверх.

 

Алексей, негодуя, но покорно родительскому наказу, начал подниматься по винтовой лестнице. В это время разговор за столом продолжился.

 

Круглов: Из всех моих генов, Алексею, видимо, не передался ни один. От тебя, матушка, всех наследных частиц набрался.

Елена Павловна: Не говори чепухи, понятно, молодому барину повеселиться охота, а окромя крестьянских да дворовых детей, и позадорничать не с кем…

Круглов: Как быть?

Елена Павловна: Видно же, не тяготеет пока сердце сына к служебной карьере.

Круглов: Его детский пытливый ум просто ещё не созрел к пониманию и осознанию своей будущей профессии, мы должны его сами к этой мысли подвести. И чем настойчивей и целенаправленней мы убедим его в нашем выборе, тем успешнее сложится его дальнейшая судьба.

Елена Павловна: То есть…?

Круглов: Спишем его желания и мечты на возраст, мы должны сейчас побеспокоиться о его грядущем.

Елена Павловна: Он ребёнок, считаю преждевременными эти объясненья.

Круглов: Если не сказать поздними. Мы должны заложить в его непрозорливой душе незабвенную страсть к той жизни, которая его ожидает… (уже обращаясь к замолчавшему молодому преподавателю): Правда, Андрей Алексеич?

Учитель (спокойно отвечая): Воля ваша…

Елена Павловна: Поглядим-увидим.

 

Утро следующего дня. Учитель спускается в большой просторный зал. На большом кресле с василисками и резьбой из красного дерева задумчиво сидел, покуривая из трубки с длинным чубуком и элементами на нём фаллических символов, седовласый помещик.

 

Круглов (увидев учителя): О, Андрей Алексеич, утречка доброго, как спалось вам в наших опочивальнях?

Учитель (приняв довольный вид): Знаете, хорошо спалось, спасибо!

Круглов: Так-так, ну что ж, готовы вы к небольшому походу по нашим земельным владениям?

Учитель: Как и договаривались, Архип Матвеевич. Кстати, а где Елена Павловна?

Круглов: Спустится, не торопитесь, она любит наводить косметику, это надолго, мы пока позавтракать успеем.

Учитель: А госпожа?

Круглов: Оооо! Не беспокойтесь, ранняя пташка, уже попотчевала…

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

 

После завтрака у барина ухудшилось самочувствие. По его просьбе, в качестве сопровождающей по помещичьему владению, осталась Елена Павловна. Свой путь молодой преподаватель и сударыня решили проделать через цветущий парк пешком.

 

Елена Павловна: Не правда ли, Андрей Алексеевич, чудесное утро?

Учитель: Можно сказать, великолепное…

Елена Павловна: Хотела вас спросить, не решалась в доме, насколько вы счастливы в своей жизни?

Учитель: Не понял вас?

Елена Павловна (чуть покраснев): Не поймите превратно, и всё же…?

Учитель (замешкавшись): Нууу… Что, конечно, понимать под словом счастье?

Елена Павловна: Ваша деловая, ваша личная жизнь?

Учитель: Вы же понимаете, это вещи не тождественны…

Елена Павловна: Хорошо понимаю.

Учитель: Честно признаться, денег на жизнь пока хватает, не сказать, что бедствую, да и жаловаться я не привык.

Елена Павловна: Я бы хотела, чтобы вы у нас задержались, жалованье получите хорошее, достойное, нигде так, наверное, не заработаете, главное сейчас, молодого барина выучить, ему образование дать, особенно как хочет того Архип Матвеевич…

Учитель (вздохнув): Это точно.

Елена Павловна: У вас есть семья?

Учитель: Здравствуют матушка с батюшкой.

Елена Павловна: Вы не ответили на мой вопрос!?

Учитель: Уточните?

Елена Павловна: Душечка сердца вашего имеется?

Андрей Алексеевич занервничал.

Учитель: Да… Как сказать…

Елена Павловна: Смелее, смелей…

Учитель: Могу спросить?

Елена Павловна: Да, конечно.

Учитель: Почему вы спрашиваете?

Елена Павловна: Допустим, из моей появившейся симпатии к вам.

Учитель (с волнением): Нет, но какое отношение…

Елена Павловна (перебивая): Успокойтесь, понравились вы мне, сказано же…

Учитель (еще более недоумённо): Польщён, Елена Павловна, только ничего не могу понять…

Елена Павловна (улыбнувшись): Поймете, ещё будет время. …А я вам могла бы понравится?

 

Учитель пришёл в ступор от откровенного вопроса, в голове запутались мысли, нужно было ответить так, чтобы не задеть и не обидеть госпожу.

 

Учитель: Вы разве одиноки?

Елена Павловна: Отчасти, да… Может, вы разбавите мою тоску?

Учитель: И в чём же состоит ваше предложение?

Елена Павловна: Какой вы недогадливый…

 

Елена Павловна приклонила голову к груди молодого преподавателя. У того учащённо забилось сердце.

 

Учитель: Вы уверенны?

Елена Павловна: Как никогда!

 

Госпожа попыталась поцеловать учителя, но он отпрянул.

 

Учитель: Зачем?

Елена Павловна (огорчённо): Затем! Очень просто, поймите меня, у меня есть всё, кроме того самого счастья, кроме той самой любви и сокровенных желаний, о которых предпочитают вслух не говорить, если брать в расчёт мой возраст, да, не молода, но я неплохо выгляжу для своих лет, к сожалению, Архип Матвеевич перестал видеть во мне женщину, я не говорю уже о тех знаках внимания, что должна получать, находясь в супружестве.

Учитель: Мне будет совестно сказать вам, да вы и сами знаете: брачные отношения — то обстоятельство, которое непреодолимой силой не позволяет мне держать даже в мыслях вами сказанное.

Елена Павловна: Не говорите наперёд, брачный статус чувствам не преграда. Почему вы дрожите?

Учитель: Уж точно не от холода.

Елена Павловна (шёпотом): Давайте я вас успокою, подойдите ко мне ближе…

Андрей Алексеевич ушёл в сторону за дерево.

Учитель: Не смею…

Елена Павловна: Не прячьтесь, и не разочаровывайте меня. Мои родители искали видного жениха, я никогда не любила своего мужа. Андрей Алексеевич вы образованный, умный и симпатичный молодой человек, пожалуйста, не бойтесь меня, будьте отзывчивы ко мне, и я вас отблагодарю.

Учитель: Извольте, мне неловко при данных обстоятельствах!

Елена Павловна: Неужели? Из-за чего же?

Учитель: За, возможно, мимолётное недоразумение… Искромётный порыв неосознанной страсти.

Елена Павловна: Я таковым не считаю…

Учитель: А ваша семья?

Елена Павловна: Не стоит обращаться к ней, всё равно никто ничего не узнает.

Учитель (растерянно): Не знаю, что вам и ответить…

Елена Павловна: Не торопитесь, подумайте!

Учитель: Что-то мне подсказывает об обратном.

Елена Павловна: И не дурачьтесь уже, поберегите свои нервы!

Учитель (призывно): Но у вас же сын!?

Елена Павловна: Ох-ох-ох! Не взывайте к материнским чувствам. Не начинайте…

Учитель: Как сон…

Елена Павловна: Называйте, как хотите… Оставьте все свои апологеты нравственного суждения, воспринимайте меня такой, какая я есть, и постарайтесь взвешенно всё обдумать. А пока занимайтесь своими делами, буду вам признательна.

 

Оба спутника под хрипловатое воркованье горлинок молча выходят из лесного парка. Через некоторое время молодой учитель и помещица посетили хозяйские приусадебные конные и скотные дворы, местные амбары, оранжереи и теплицы. В конце обхода зашли в избу приказчика Козьмы Даниловича, не поставив последнего в известность о своём прибытии. В это время в доме находились пожилого возраста горничная Марфа Власьевна и её молодая восемнадцатилетняя внучка Дарья.

 

Козьма Данилович (встречая гостей у крыльца): Ух, ты, барыня, сами пожаловали, не ждали вас, аль что приключилось? Проходите, не стойте в сенях.

 

Елена Павловна с молодым преподавателем поднялись по лестнице, пройдя через небольшую площадку-рундук. Внутри помещения, прибывшие сразу же заняли прямоугольный стол на массивных ножках в красном углу комнаты, расположенный между фасадной и боковой стеной дома наискосок от глинобитной печи. Вверху над столом висела цельнолитая лампада из муравчатого прозрачного стекла, ярко освещавшая божницу с иконами.

 

Елена Павловна (зло улыбнувшись): Не ждал, Козьма?

Козьма Данилович (осунувшись): Да ка же так, барыня? Волей вашей живём, завсегда вам рады!

Елена Павловна (самодовольно): Смотри мне…

 

Взгляд госпожи мельком окинул бабий кут в избе, в котором расположилась березовая прялка с расписным гребнем из кленового дерева. Молодой учитель в то время словно завороженный уставился на служанку Дарью. Внучка Марфы Власьевны обладала необыкновенной «славутностью», её внешняя красота, обаяние, умение хорошо одеваться и вести себя по правилам всегда вызывало расположение к ней хозяев. К тому же, в отличие от большинства других крестьянских девушек, её особо выделяла тонкая талия, высокий рост, белоснежная гладкая кожа, ярко голубые глаза, тонкие брови и длинная русая коса.

 

Елена Павловна (перехватив изумлённый взгляд преподавателя): Дарья, вот что тебе хотела сказать, завтра Чистый четверг, в имение можешь не приходить, готовь лучше нити, к следующей неделе ткань должна быть готова, необходимы новые скатерти и полотенца.

 

Дарья (тихим голосом, не поднимая взгляда с половиц): Как прикажите, Елена Павловна…

Елена Павловна: Марфа, ты, думаю, Дарье в подмоге будешь, тоже останешься.

Марфа Власьевна: Благодарствую, госпожа!

Елена Павловна: А ты, Козьма, как солнце встанет, чтоб у крыльца усадьбы стоял, понятно?

Козьма Данилович (по-раболепски): С зари явлюсь…

Елена Павловна: Куда денешься!

 

Марфа Власьевна решила полюбопытствовать у нового гостя о его статусе, и несмотря на присутствие барышни, начала задавать вопросы. Андрей Алексеевич немного отвёл свой взор от служанки Дарьи.

 

Марфа Власьевна: Вы, значит, учёный, что ль, какой будете?

Учитель: Да. Педагог.

Марфа Власьевна: Мы тут себе живём, видывали городишных людей, а токмо ученичества всякого впервой встречаем…

Вмешивается в разговор Козьма Данилович.

Козьма Данилович: Сами всему ремеслу обучались…

Учитель: Самообразованием?

Козьма Данилович: То и будет…

Елена Павловна (приказчику): Хватит причитать, ты лучше скажи, все хлопцы с покоса вернулись?

Козьма Данилович: Давеча уже. Отдыхают.

Елена Павловна (съязвив): Отдыхают они… Знаю я их посиделки, им бы пахать от росы до росы, а не горло к штофу норовить.

Козьма Данилович (огорчённо): Не серчайте, Елена Павловна, трудимся изо всех сил!

Елена Павловна (более смягчённо): Скажи ещё от чистого сердца! Вспомни лучше последнюю оголтелую попойку, после которой у станового пристава голова болела сильнее, чем у всех зачинщиков беспорядка во время похмелья?

Козьма Данилович (оправдываясь): Иногда и русскому мужику чёрт ногу сломит…

Елена Павловна: Ты хотел сказать, видимо, голову?

Козьма Данилович (обронив слезу): Простите нас, Елена Павловна, не со зла дурака сваляли…

Елена Павловна: Ещё бы… Контроль и смотр за всеми вами нужен, и спуска не давать!

 

В момент разговора приказчика с барыней служанка Дарья из-под тёмных густых ресниц украдкой поглядывала на молодого учителя.

 

Марфа Власьевна: Правильно говорите, Елена Павловна, проучать их надо!

Козьма Данилович (сгоряча): Ты-то что нос суёшь?!

Елена Павловна (укорительно бросив взгляд на старика): Поговори мне… Самое то Марфа молвит, лупить вас, да и только!

Козьма Данилович (боязливо): Упаси Бог, Елена Павловна!

Елена Павловна: Прискорбно то, что ты, Козьма, тоже порой к хлопцам прибиваешься.

Козьма Данилович (делая удивлённый вид): Барышня, не приведи Боже, но уже как с неделю капли в рот не попало!

Елена Павловна: Тебе и не положено, коли в барском доме прислуживаешь. В миг Архип Матвеевич отобьёт охоту…

Козьма Данилович (перекрестясь): Прости Господи, бывает, ежели горло смочить, и то в воскресные дни!

Елена Павловна: Вот тебе батюшка и смочит по полной, пока не пересохнет. Да, кстати, нам пора уже возвращаться (встаёт) …пойдёмте, Андрей Алексеевич, больно устала я от всех разговоров.

 

Учитель не сводил глаз с приглянувшейся ему служанки Дарьи, и словно не расслышал слова Елены Павловны. Не могли не заметить этого и хозяева дома. Чтобы как-то его очухать, Марфа Власьевна обратилась к нему.

 

Марфа Власьевна: Ступайте уже, Андрей Алексеевич, проводите госпожу… Рады были с вами познакомиться.

 

Молодой педагог встрепенулся.

 

Учитель: Да, да… (протягивает руку Елена Павловне). Я также рад знакомству.

 

Попрощавшись, Круглова и преподаватель направились обратно в имение через ту же лесную рощу. Лёгкая пелена тумана расстелилась по тропинке навстречу возвращавшимся путникам. По верхушкам деревьев затейливо скакали длиннохвостые ополовники и коричнево-рыжеватые с небесно-голубоватого цвета перьями сойки. Вокруг ароматно пахнущих хвой сосен и кудрявой зелени белокурых берёз густым ковриком раскинулась росяная трава.

 

Елена Павловна (глубоко вдыхая свежий воздух): Не романтично ли?

Учитель: Весьма прелестно…

Елена Павловна (сменив тон): А что ж вы так уставились на девицу эту, Дарью?

Учитель (заволновавшись): Я…? Я…?

Елена Павловна: Глазами думала прожжёте…

Учитель: Смею вам сказать, Елена Павловна, это не справедливо…

Елена Павловна: Ну, раз так, чем же я хуже моей служанки?

Учитель: И не подумал бы!

Елена Павловна остановилась и обхватила шею учителя своими руками.

Елена Павловна: Милый мой учёный, что греха таить, подарите даме поцелуй?

Учитель (в замешательстве): Простите, Елена Павловна, не могу…

Елена Павловна: Ответ не принимаю!

 

Возбужденная барыня сама посыпала педагога поцелуями, тот стоял неподвижно, зажмурив глаза. Спустя непродолжительное время, учитель нашел в себе решительности оттолкнуть навязчивую спутницу. Не сказав в ответ ни слова, барыня взяла за руку Андрея Алексеевича и пошла вместе с ним в сторону поместья. Сердце преподавателя буквально разрывалось от возросшего беспокойства и волнения, появившаяся головная боль вызвала ощутимое головокружение.

 

На пороге дома. Встречает Архип Матвеевич.

 

Круглов: ООО! Уже так быстро? Как прогулялись?

Учитель (притихшим голосом): Замечательно…

Круглов: Чего красный такой?

Учитель: Давление, наверное…

Круглов: Чистый воздух в уезде отличается от городского, попривыкнуть надо.

Елена Павловна (с улыбкой): Андрей Алексеевич скромный молодой человек, впечатлительный. Пока со всеми познакомился, вот и утомился.

Круглов: Ладно. Козьма-то не пьян?

Елена Павловна: На месте бы проучила…

Круглов (с усмешкой): Его-то? Он и здесь успевает набраться… Я порой даже не пойму: смотришь на него — внешне безупречно трезв, как только что накажешь и спросишь по делу, даже сомнений не остаётся: во хмелю, языком своим поганым столько намолотит.

Елена Павловна обратила внимание на состояние учителя.

Елена Павловна: Вам нехорошо, Андрей Алексеевич?

Учитель: Чуток голова закружилась.

Елена Павловна: Здоровье беречь необходимо.

Учитель: С детства нередко слабость испытываю, особенно при смене обстановки, долгих прогулках.

Елена Павловна: Давайте я за вами поухаживаю, лечением вашим займусь?

 

Учитель немного вздрогнул на предложение госпожи.

 

Учитель: Справлюсь, но как говорится: что природа дала, то и возьмёт сама.

Елена Павловна (с ухмылкой): Главное, не торопитесь ей второпях отдаться…

 

Молодого преподавателя, после сказанных слов Елены Павловны, уже не содрогнуло, а передёрнуло.

 

Круглов: Что-то с вами, голубчик, действительно нехорошо, поднимайтесь к себе наверх, отдохните. А Вам Елена Павловна отобедать попозже принесет, к кровати.

 

Раскатом грома услышанное пролетело в голове у педагога. Не было ни малейшего желания у него оставаться наедине с супругой Архипа Матвеевича. Мелкими, шоркающими шажками молодой учитель поднялся к себе в комнату. Внизу продолжился разговор.

 

Круглов (удрученно): Так понимаю, прогулка не удалась?

Елена Павловна: Почему же…?

Круглов: Привела его назад какого-то побледневшего…

Елена Павловна: Да будет тебе, глупости не говори. Ну, прогулялся человек, устал, не с привычки…

Круглов: Посмотрим.

 

Андрей Алексеевич не раздеваясь упал на постель, лишь к вечеру от стука в дверь комнаты он пробудился. Входит Круглова с ужином на подносе.

 

Елена Павловна: Вам лучше?

Учитель: Значительно.

Елена Павловна: Еще в полдень заходила к вам, не стала тревожить, вижу даже не раздевались?

Учитель: Прошу прощения…

Елена Павловна (ласково): Вставайте, подкрепитесь.

Учитель: Спасибо!

Елена Павловна: Андрей Алексеевич, я хотела с вами поговорить.

Учитель: О чём же?

Елена Павловна: Вы же взрослый человек, сами всё понимаете, неужели у вас нет хоть чуточку симпатии ко мне? Вы испытывали женскую заботу и ласку? Или же одна наука на уме?

Учитель (осунувшись и покраснев): Нет же, я не имею права по совести и этике…

Елена Павловна (перебивая): Как малое дитя, законов морали можете в моём доме не придерживаться, будьте проще, и ко мне ближе.

Учитель: Я говорил — это же бесчестно!

Елена Павловна: Какой строптивец!!! Круглову вы нужны для обучения сына, мне нужны, чтобы чуточку быть счастливой. Заметьте, не бескорыстно. Да, и к тому же, Архип Матвеевич слишком занят своими хлопотами, можете не опасаться быть в чём-то замеченным. Времени заниматься с Алексеем тоже будет предостаточно.

Учитель (бросив озадаченный взгляд на барыню): Тогда, встречный вопрос: что для вас означает счастье?

Елена Павловна: Не иронизируйте, Андрей Алексеевич, не к лицу вам. (Секундное молчание). Всё же отвечу: отношения с мужем далеки от идеала, нет в них ни любви, ни чувств, весь мой уход сводится к воспитанию чада, я давно уже не получаю от супруга внимания и близости.

Учитель: И вы ждёте этого от меня?

Елена Павловна: Я обещаю, что не разочарую вас. Одарю теплом, нежностью и страстью, и, конечно же, червонцем не обижу.

Учитель: То есть подменить настоящее влечение денежным ассигнованием?

Елена Павловна: Звучит гордо, но напрасно, а привязанность со временем появится, по себе знаю.

Учитель (удивленно): Привязанность? А как же искренность?

Елена Павловна: Я думаю, это можно пережить.

Учитель: Сердцу прикажете?

Елена Павловна: Нет. Никто не в силах этого сделать. Даже невольным можно полностью ограничить внешнюю свободу, духовную же волю не подчинить. Но я верю в судьбу, верю в то, что вы меня поймёте, примите мою благосклонность и ответите тем же…

Учитель: Как мне смотреть в глаза Архипу Матвеевичу?

Елена Павловна: Очень просто, не смотрите…

Учитель: Если я скажу, что не готов к этой роли?

Елена Павловна: Вы ещё не начинали. А пока наберитесь сил, и не забудьте поесть.

 

Поцеловав в щёчку своего собеседника, Елена Павловна выходит из апартаментов учителя.

 

Наступило утро следующего дня. Вокруг усадьбы Кругловых собралось много дворовых и прислужников. Среди них был небольшого роста, светловолосый конюх Васька Игнатьев. Отроду Васька был сиротой, добрый по характеру, а что нравилось больше всего в нём Архипу Матвеевичу, так то, что он не принимал спиртного. Возле крыльца парадной дома барин вёл оживленный разговор с конюхом, рядом с ними стоял молча, низко опустив голову, словно провинившись в чём-то, грум, в чьи обязанности входила тренировка лошадей для скачек и охоты.

Не громким стуком в дверь, Андрея Алексеевича потревожила служанка Дарья.

 

Учитель: Входите, я не запираюсь…

 

Входит служанка.

 

Дарья (украдкой взглянув на молодого человека): Доброго здравия, господин учитель.

Учитель: Не стесняйтесь меня, Дарья, смелее…

Дарья переступает порог и входит в комнату.

Дарья: Хозяюшка зовёт завтракать.

Учитель (изумлённо): Дарья, ведь Елена Павловна вам наказала вчера справить нити, дома оставаться!?

Дарья (шёпотом): Сударь явиться потребовал

Учитель: Архип Матвеевич?

Дарья: Да, ночью.

Учитель (еще более удивлённо): Вот барская прихоть!

Дарья: Тише, Андрей Алексеевич, могут услышать.

Учитель (со вздохом): И что же?

Дарья (не поднимая взгляд с пола): Раз приказано, значит так положено.

 

Учитель в ходе беседы с девушкой порозовел в щеках, пободрел и повеселел, взяв за ладошку немного стеснявшуюся его служанку, продолжил разговор.

 

Учитель: Не стесняйтесь меня, Дарьюшка.

Дарья (отойдя в сторону): Андрей Алексеевич, не надо!

Учитель: Хорошо. Кстати, а часто к барину гости приезжают? Смотрел в окно: и слуг полно, и знатных немало…

Дарья: Случается. Сегодня Архип Матвеевич зазвал друзей своих с утра раннего, за трапезной обсудить собираются приготовления к охоте.

Учитель (пристально глядя на служанку): Барин-то не обижает?

Дарья (покраснев): За оплошности свои по делам Архип Матвеевич бранит, но мы не кручинимся, за грехи перед Господом Богом в молитве прощенья просим.

Учитель: Значит, терпите?

Дарья: Снисходительности и милосердия просим…

 

Молодой педагог был очарован красотой девушки, ему хотелось выразить восхитительными словами свои впечатления о её привлекательной внешности, нежном обаянии, в то же время, поделиться своими мыслями о том, как ему тоскливо и одиноко в жизни, и как ему жаль и досадно, что судьба разделяет людей на низшие и высшие сословия, препятствуя элементарному счастью и права на выбор, а веками сложившаяся система государственного строя еще не скоро благоволит к смыванию границ между крепостным рабством и свободными отношениями.

 

Учитель: Я хотел вам сказать, Дарья… не знаю, как даже попробовать или сметь произнести…

Дарья (немного посмелев): Андрей Алексеевич…

Учитель (перебивая): Говорите…

Дарья: Да, конечно, вы можете откровенно со мной объясняться.

Учитель: Не знаю, почему, мне импонирует наше общение.

Дарья (шёпотом, снова опустив глаза): Благодарствую.

 

У преподавателя воспылало сердце, хотелось многое сказать.

 

Учитель: И не только это…

 

Дарья заметила волнение учителя, и попыталась остановить его продолжить свои признания, предугадав его настрой в излиянии чувств к ней. Хотя, может быть, этих слов она и ждала, так как молодой гость ей был по нраву не меньше, чем она ему.

 

Дарья (с улыбкой): Погожий сегодня день, Андрей Алексеевич, Елена Павловна к утреннему завтраку давно позвала, поторопиться бы надо, гостей не задерживать, а потом неплохо было бы просвежиться.

Учитель (опомнившись): Да, да, вы правы, сейчас спущусь, передайте Елене Павловне, скоро буду…

 

Служанка, словно лёгкой перинкой, покидает расположение комнаты учителя и спускается вниз к столу, где уже собрались все гости и прислуга. Чуть позже, местные помещики и землевладельцы: соседи и друзья хозяина усадьбы, познакомились с Андреем Алексеевичем, и были приятно удивлены его познаниями в науке и педагогике, а также его блистательным образованием и успехами обучения с отличием.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Прошел месяц. Андрей Алексеевич занимался репетиторством с сыном барина, успел побывать на охоте, не совсем, конечно, удачно, упал с лошади, благо всё обошлось несколькими ушибами, но, главное, не оставлял мыслей признаться в своих чувствах служанке, а точнее, набраться в этом смелости. Видел он Дарью не часто, зато каждую нескорую встречу пытался её то приобнять, то погладить за роскошную косу, то просто подержаться за руку, Дарья же взаимно позволяла себе эту пристойность, но, как только молодой преподаватель пытался завести очередной разговор в сторону личных откровений, девушка либо резко прерывала его, переводя объясненья на другие темы, либо уходила прочь, о чём, учитель, конечно же, потом сожалел, поэтому не стал изрядно торопить события. Не заметить быстротечных событий между молодыми пташками не могла Елена Павловна, и теперь с маниакальной подозрительностью стала следить за ними. Даже произошёл небольшой конфликт с супругом Кругловым, который требовал постоянного присутствия служанки в их доме, чего так не желала помещица. Андрей Алексеевич всячески избегал встреч с хозяйкой дома, даже случайных, но давалось это нелегко и редко, живя по соседству лишь через этаж. Не раз пыталась барыня склонить учителя к интимному свиданию, но получала от него не единожды «мягкий» отпор, от этого госпожа становилась с каждым днём злее, испытывая свой гнев на причине её несчастий — Дарье, сменив своё расположение на ненависть, с постоянными укорами и упрёками в её адрес в неряшливости и лени в наведении порядка дома.

Сад. Вечер. В просторной, круглой беседке-ротонде, окруженной колоннами и увенчанной куполом, состоялась очередная встреча двух влюблённых, на этот раз молодой учитель отважился в своём решении признаться Дарье в глубоких чувствах, а служанка намеревалась в этот раз их принять. Из-под зелёных крон окружающих беседку деревьев притаилась Елена Павловна, она уже провела более часа здесь, ожидая встречу молодых людей, так как не знала точное время их рандеву, мельком уловив лишь недавнее приглашение учителя Дарье, когда те оставались наедине.

Первым в назначенное место подошёл молодой преподаватель, чуть позже, опоздав, пришла Дарья.

 

Дарья (сразу краснея): Здравствуйте, Андрей Алексеевич! Вы ещё днем хотели о чём-то поговорить?

Учитель (взволнованно): Разве вы не замечаете, не видите…?

Дарья (словно непонимания): Что именно?

Учитель: О! Боже! Мои чувства…

Дарья (перебивая): Андрей Алексеевич, прошу…

Учитель (продолжает): К вам… Вашей персоне, они сильны… Я хотел признаться… Давно.

Дарья: Хотите признаться…?

Учитель: Вы давно покорили моё сердце, теперь оно просится наружу, в нём, как в зеркале, отражается нескончаемое желание моей души быть рядом с вами, оно ищет вашей благосклонности.

Дарья (не менее взволнованно): Я знаю… Знаю, Андрей Алексеевич. Не заметить этого было бы невозможно.

Учитель: Если вы тоже неравнодушны ко мне, скажите об этом прямо. В неведении моя сущность мучается от собственных грёз стать счастливым. Мой порыв связан со стремлением и решимостью объясниться вам в любви. Я боялся сказать сразу, боялся торопить события, но до последнего надеюсь на ответный сентимент.

 

Учитель взял за руки служанку, его глаза страстно её пожирали. Дарья преклонила голову к его груди.

 

Дарья: С момента вашего появления в доме Кругловых, вы приглянулись мне, с каждым днём мои чувства росли, было бы большим лукавством ответить, что я равнодушна. Но всё же есть обстоятельства, из-за которых нам не суждено быть вместе.

Учитель: Как же так, Дарьюшка?

Дарья: Мне тяжело говорить это…

Учитель: В чём дело?

Дарья: Думаю, что лучше не начинать.

Учитель: Договаривайте, Дарья!

Дарья: Дорогой мой, Андрей Алексеевич, бывают ситуации, из которых нелегко найти выход.

Учитель: Но всё же можно. Выход всегда есть. Давайте уедем?

Дарья: Не получится…

Учитель: Какие могут быть преграды для двух влюблённых?

Дарья: Помещик Круглов.

Учитель: Что с ним не так?

Дарья: Он не даст мне уехать: ни с вами, ни без вас.

Учитель (удивлённо): Почему?

Дарья: Он постоянно преследует меня, в тайне от жены добивается уединения со мной, предлагает не противиться его вожделению под страхом расправы.

 

Молодой педагог схватился за голову руками.

 

Учитель: Простите меня, что не замечал этого и не вмешался… Я попробую с ним поговорить…

Дарья: Андрей Алексеевич, прошу вас, ни в коем случае, навлечёте беду на нас обоих.

Учитель: И всё же, давайте сбежим?

Дарья: Не лучший способ, да и бежать некуда.

Учитель: Я что-нибудь придумаю.

Дарья: Мне пора идти, не то Елена Павловна спохватится.

 

Влюблённые на прощание поцеловались на глазах у расстроенной хозяйки дома. Сие увиденное досадно огорчило Елену Павловну, она захворала и пролежала два дня в постели, практически не выходя из своих комнат. Архип Матвеевич не охотно интересовался причинами занемогшей супруги, а продолжал с неистовым упорством добиваться новой аудиенции со служанкой.

 

На третий день Елена Павловна позвала к себе Андрея Алексеевича.

 

Елена Павловна: Ступайте, смелее!

Учитель (перешагнув за порог): Вы столько времени в постели, захворали, Елена Павловна?

Елена Павловна: Знаете, томимое желание накричать и побранить вас. Но искренние чувства к вам не позволяют этого сделать, тем более, когда понимаешь, что изначально была не права.

Учитель (уставив удивлённый взор): В чём же провинился я под вашей милостью?

Елена Павловна: Я долго размышляла и пришла к выводу, что пора обуздать свой ветреный порыв, не по годам мне бегать за влюблённым мальчишкой…

Учитель (перебивая и покраснев): Не понимаю!?

Елена Павловна: Всё вы понимаете, дорогой мой. Я не пытаюсь сейчас вас отчитывать, а решила проявить великодушие, доколе известно стало, что полюбили, Андрей Алексеевич, служанку нашу, Дарью.

Учитель (опустив глаза в пол): Простите…

Елена Павловна: Ни к чему, да и прощенье просить, стало быть, мне надо за непристойное своё поведение, запеленала глаза страсть необузданная, что ж, женская шалость, или порок, завели мои поступки за грань разумного и дозволенного, как отмаливать грехи теперь знаю…

Учитель (с чувством): Матушка, не серчайте на себя, нет обиды во мне, одна лишь благодарность…

Елена Павловна (продолжает): Не лукавьте, преследовала и притесняла излишне вашу душеньку, вовремя собралась остановиться. Не подумайте, я не бездушный человек, умею уважать право других людей на свободу и счастье.

 

Молодой преподаватель опустился на колени перед кроватью хозяйки и начал целовать её ладони.

 

Учитель: Ваше благородство выше всяких слов…

Елена Павловна: Теперь, главное, с муженьком своим поговорить, охладить его безнравственный пыл донимать служанку. Потребую, чтобы дал вольную Дарье, за труд и старания свои, получите, Андрей Алексеевич, хорошее вознаграждение, в принципе, хватит на первое время.

Учитель: Правильно ли я понимаю, Елена Павловна, что отпускаете вдвоём нас?

Елена Павловна: Не сомневайтесь, а пока давайте позовём Архипа Матвеевича и Дарью.

 

Через непродолжительное время продолжился разговор в спальне Елены Павловны, с участием Дарьи, учителя, и обоих Кругловых.

 

Круглов: По какому поводу собрание?

Елена Павловна (злобно): Узнаешь!

Круглов (смутившись): Объяснитесь, в чём дело?

Елена Павловна: Помолчи, старый развратник, чтобы сказал наш сын, повзрослев и узнав всю правду, как его батюшка при живой-то жене по девкам бегал?

 

Круглов понял, зачем его сюда позвали. Он резко перевёл взгляд на молча стоявшую в сторонке служанку и молниеносно направился к ней.

 

Елена Павловна (крича): Стоять!

Круглов (в гневе на служанку): Ах, ты дрянь! Подлая стерва, решила наябедничать?!

 

Подняв руку, Архип Матвеевич, намеревался ударить по лицу Дарью, но задуманное не успел осуществить, его удар перехватил молодой преподаватель, оттолкнув барина в противоположную сторону, после чего тот с грохотом упал в мягкое кресло, стоявшее рядом с кроватью супруги.

 

Круглов (в ярости): Чего себе позволяете!? Сатисфакция на оскорбление!

Елена Павловна (повышенным тоном): Ты посмотри, какой неугомонный! На дуэль со мной пойдешь, я тебе устрою поединок!

 

Архип Матвеевич в растерянности и полном негодовании всё же повиновался голосу жены.

 

Елена Павловна: Я продолжу… Оправдываться Дарье не в чем, я сама подслушала её разговор с Андреем Алексеевичем, как ты, муженёк мой, непотребно усердствуешь к ней. Знай, они любят друг друга, поэтому ты выпишешь Дарьей вольную, и пусть они живут в мире и добре.

Круглов (оправдываясь): Неправда! Клевещет она!

Елена Павловна (снова повышая голос): Будем спорить?

Круглов (чуть стихнув): Ежели только по недоразумению, но всё в пределах пристойности.

Елена Павловна: Прослышала я про твои приличия, благовидностью они не блистали.

 

Барин взмолился, на глазах появились слёзы.

 

Круглов: Что же мне делать? Помешался ум на старость лет. Стыдно!

Елена Павловна: Ну, хоть раскаялся, уже ладно…

Круглов (встав на колени и обращаясь ко всем): Простите меня, грешного, виноват, ей Богу виноват!

Елена Павловна (резко): Встань!

 

Служанка подбегает к хозяину дома, приподнимает его.

 

Дарья: Батюшка, не печальтесь, поднимайтесь…

 

Тут же помогает привстать барину Андрей Алексеевич.

 

Елена Павловна: Не вздумайте простить его ещё!

Учитель: Елена Павловна, не серчайте. Уладилось же.

Елена Павловна (кивнув в сторону супруга): С ним мне предстоит долгий разговор…

Круглов: Матушка, пред Богом покаюсь, исправлюсь.

Елена Павловна: Снарядить молодых в дорогу надо бы, да вольную Дарье дать!?

Круглов: Всё сделаю, сполна награжу.

Елена Павловна: На сем и закончим.

 

Проходит три дня. К крыльцу дома подъезжает извозчик на дрожках. Молодой преподаватель помогает сесть в них своей избраннице. Елена Павловна с грустью наблюдает за ними, барин веселится и не скрывает своего радушия.

 

Круглов (обращаясь к конюху): Васька, принимай молодых, смотри только быстрой ездой не ушиби!

Елена Павловна (пустив слезу): Наш дом всегда открыт для вас. Андрей Алексеевич, несмотря ни на что, простите, если сможете…

Учитель: Елена Павловна, Архип Матвеевич, спасибо вам за всё.

Дарья: Матушка, батюшка… (обнимает обоих). Я очень, очень благодарна вам.

Елена Павловна: Едьте уже, пока совсем не расстроилась.

 

Васька Игнатьев со свистом погнал по просёлочной дороге пару гнедых лошадей, унося от усадьбы Кругловых нашедшее счастье влюблённых людей.

 

Васька Игнатьев: Эге-гей! Мчитесь залётные, трубите вестники, звоните колокола, что нашла душа душеньку, что и нам быть в радости, пусть весь мир светится, коли два сердца встретились

Нравится
17:15
30
© Странник
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение