"Литературный салон" использует файлы cookies, а также собирает данные об IP-адресе, чтобы облегчить Вам пользование нашим порталом.
Продолжая использовать данный ресурс, Вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.
Правила сайта.
Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Противостояние

Противостояние

                                 
                                                          
- Вот, дурница! Як я сюды попала?
 Призрак бесшумно возник в проёме двери. 
Внезапные появления тёщи стали обыденностью домашней жизни. С тех пор, как Игорь остался без работы, и потекли эти бесконечные дни: ожиданий, поисков, разочарований – все выкрутасы тёщеньки не вызывали уже той безумной ярости, что прежде. Отпустило со временем немного или просто привык…. Руководство предприятия сократило большое количество работников, но даже, если и готовишься к изменениям в своей судьбе, увольнение – всегда внезапно….
- Да дому трэба исти, - призрак топтался, не исчезал.
- Ты почему напялила на себя пять свитеров? – громовым голосом  прапорщика на плацу задал вопрос Игорь. – Ходишь, воняешь уже от пота.
- Мне трэба.
- Иди, раздевайся, - буркнул Игорь, пытаясь собрать воедино обрывки мыслей в воспалённом мозгу.
Сначала ты рождаешься, растёшь, развиваешься и если делаешь всё правильно, то две четверти жизни проходят по возрастающей. Вверх могут стремиться и оставшиеся части твоей жизни, но чаще всего в третьей - болтаешься, как дерьмо в проруби, наделав колоссальных ошибок, а в четвёртой…. В четвёртой – стремительно катишься вниз, деградируя и ещё больше увеличивая груз грехов.
Избежать такого сценария довольно трудно.
Мир, такой казалось родной и сказочный, рушился.... Или нет - он исчезал, причём какими-то бешеными темпами.  В голове была сплошная бредятина - полный винегрет. И главное - ничего не хотелось, вообще. Может, конечно, и не моглось, но не хотелось точно. Абзац...
  Жизнь, будто бы, шла самотёком, совершенно не завися от собственных желаний и хотений. Это называется - накушался под завязку: абсолютно всё равно было, что происходит вокруг, куда-то ехать или идти не хотелось, домашняя работа поперёк горла, книги валились из рук, музыка надоела, от выпусков новостей - просто тошнило. Бредтур, какой-то. Нет, не так - "не жизнь, а колбаса, пальцем пиханая". 
  С этим нужно было что-то делать, но для начала понять, откуда ноги растут. А росли они, как и всегда - из одного места. Правильно....  Всё надоело и кругом одни сволочи - это мы проходили, уже кувыркались не единожды. Но, вот  время... Оно, как бы сжалось что ли: двигаешься по часам, минутам, секундам, но текут они быстрее. И при этом смешалось прошлое и настоящее. Происходящее сегодня стало накладываться на события прошлой жизни, превращаясь в калейдоскоп картинок, переживаний и энергетических всплесков. Пора к земельке привыкать? Оно то, может и пора, но не сейчас и главное - не в таком состоянии.
 А как же вечный вопрос, - «что делать?»
 Да - и где же будущее?
- Чаму я сюды приехала?- истеричное нытьё бабушки донеслось из соседней комнаты. – Завязите мяне да дому.
Стало тихо. Как-то оглушительно тихо. Чирикали воробьи за окном, а где-то вдали раздался гудок электрички. Скорая, завывая, неслась  на помощь, пугая окружающий мир своей сиреной. Дворники лениво переругивались, обсуждая объёмы проделанной работы. Со стороны электромеханического неслись звуки гулких ударов  будто молот по наковальне. Это были звуки большого города, но здесь, в квартире, было подозрительно тихо.
Раздражённо вздохнув, Игорь рывком сбросил тело с дивана, в два прыжка достиг соседней комнаты и чуть не задохнулся от смеха. Бабушка, на карачках, пыталась залезть в шкаф на нижнюю полку, но не помещалась – оттуда торчала её задница. При этом – всё происходило абсолютно бесшумно, разве что – лёгкое сопение выдавало нарушителя спокойствия. По тихой своей грусти, бабуся решила атаковать шкаф.
- Ну, что, воровка на доверии, - зловеще прошипел Игорь, подкравшись поближе, - попалась.
- То не я, - заныла спецназовка, пытаясь выбраться обратно.
- Как, куда залезть – это ты быстро, как обратно – проблемы, - продолжил шипеть над ней Игорь.
- То не я, то тые, - заголосила Матвеевна, наконец-то показавшись из шкафа.
- Какие, на фиг, тые? – опасная волна раздражения начала вновь накрывать, пробуждая чувство ярости.
- Ну, тут много приходило, - бабуся раздвинула воздух руками, пытаясь показать масштабы и численность посетителей.
Матвеевна, она же тёща, она же бабуся - мама жены Игоря - болела, и как не печально сознавать, болела давно.
- Сиди тут, не вставай, - Игорь схватил её за шкирку и усадил на диван. Пытаясь справиться с накатившим гневом – несколько раз глубоко вздохнул и отошёл к окну. Грех, конечно, так себя вести с пожилым и больным человеком, но, к сожалению, тёща понимала только чёткие, отрывистые команды и слова, в коротких фразах, должны быть предельно просты. Иногда приходилось её немного встряхнуть, чтобы на время привести в чувство.
Февраль. Где мороз? Где зима? Тающий снег был мусорно-грязным и вызывал отвращение, небо – в тёмно-серых облаках. Сумрак. В природе и на душе был сумрак или просто всё вокруг сходило с ума? Проблемы – они накатили лавиной, причём огромной. Кто и когда мог останавливать лавины? Никто. А если увернуться?
- Так – эту мысль нужно думать, - прошептал Игорь оборачиваясь.
- Вот дурница, что я тут раблю?
- Сиди, сейчас чаю тебе сделаю.
Голову сдавило словно тисками, пульсирующая боль пришла позже. Замерев,
Игорь несколько мгновений стоял с чайником в руке. Ждал – когда отпустит. Мука закончилась. Уход её был также внезапен, как и приход. Вытерев пот со лба, включил электрочайник и уставился в телевизор: ведущий телеканала РБК что-то беззвучно вещал, в углу экрана сменяли друг друга курсы валют.
Всё сыпалось: рубль, нефть, индексы – хотел включить звук, но передумал и переключил на НТВ.
- Тьфу – опять менты и бандиты,- злобно посмотрев на экран, Игорь крикнул в комнату, - Матвеевна, иди чай пить.
Из-за угла коридора бесшумно выплыла тёщенька – давно там стояла, минуты три точно, её выдал треск костей – возраст же.
- Бери печенье.
- Я потым домой поеду, за мной Езэбишины заедут, - прихлёбывая чай из ложечки, невинно промурлыкала бабуся.
- Какие Езэбишины? Какой, на хрен, дом? – вскричал Игорь. – Здесь твой дом, тебя сюда после больницы три года назад привезли.
- Я тутай, уже три гады? – тёща округлила глазки. – Не, не можа быть, учора только приехала.
- Учора,- передразнил Игорь, хотел ещё что-то добавить, но передумал и уставился в телик, где мелькали картинки ментовской погони.
Ещё три года назад, Матвеевна была - более менее…. Нет, ну процессы уже пошли, но при памяти находилась гораздо чаще, чем сейчас. Жаловалась, что в молодости упала с велосипеда – с тех пор мучают головные боли. Работала бухгалтером и вот уже двадцать шесть лет на пенсии. Был у неё инфаркт, скакало давление, но с переходом деменции в заключительную стадию все остальные болячки ушли на второй план. А вот детство, проведённое в оккупации, Матвеевна помнила всегда хорошо. Двигалась она быстро и бесшумно, только кости иногда трещали. В темноте видела, как кошка – спецназ отдыхает. Залезть ночью в шкаф и в полной темноте перетасовать всю одежду – любимое занятие.
- Ты почему Ире спать ночью не давала? Чертей своих гоняла или они тебя? – энергия возмущения взорвалась в груди Игоря.
- А, что и Ира здесь?
- Ну, ты… - Игорь махнул рукой. – Всё, иди в свою комнату.
- А як же я пойду?
- Куда?
- Да дому, где мои сапоги?
- Спрятана твоя обувь, ты в ней по квартире ходишь, грязь месишь. Получишь, когда гулять тебя поведут.
- Ну, добра тады,- буркнула тёща, отчаливая в свою комнату.
Страшная болезнь. То ли  раньше до неё не доживали, то ли предки были здоровей, но сейчас просто напасть какая-то – через одного старики болеют, а лекарств не предвидится. И главное – болезнь молодеет.
- Самому бы не сдуреть, - сквозь зубы процедил Игорь.
Психические заболевания на неком энергетическом уровне, вполне могут быть заразны. Это помимо стандартных причин: сосудистых заболеваний, наследственности и всякого рода сотрясений. Жуть…. А тут ещё проблемы с работой….
Кризис на просторах СНГ возник не мгновенно – зрел давно. Виноватых много: от врагов до правителей, но и фундаментальных причин не перечесть.
От понимания сути происходящего – легче не становилось. Опять не подготовился…
- Нужно собраться,- Игорь переключил канал телевизора (стоимость нефти продолжала падать). -  Ну, и ладно, будем ждать – месяц продержимся, если предложений не последует, тогда искать любую работу.
Из-за угла показалась хитрая мордашка Кеши.
- Пора? Выдрыхся? – от вида смеющейся рыжей морды, Игорю стало как-то спокойней, уравновешенней, что ли.
 Кеша незаметная собака – дома его не видно и не слышно, он даже к миске ходит по приглашению. Никогда жрать сам не попросит. Сиба-ину – порода преданная, но с характером и очень умная. Игорю иной раз казалось, что Кешка общается с ним телепатически, на каком-то высокоэнергетическом уровне.
- Идём,- быстро собравшись, выскочили на улицу.
Сырая промозглость, конечно же, не радовала, но размяться не помешает, да и собаке свои вопросы порешать нужно…
Домой вернулись чуть бодрее, чем уходили. Кешка, как всегда упирался, в квартиру идти не хотел – природу он любит, видите ли, а кто её не любит…
Тёщенька встретила во всеоружии: в Ирининых сапогах, куртке и подбоченившись.
- Я тут двери не могу открыть, мне ж да дому пора, - глаза у неё были совсем безжизненные.
Игорь пропел стишок, сочинённый им недавно:

 «А бабушка опять пошла в отрыв,
Преодолев закрытую калитку.
Внезапен деменцийщика порыв,-
Придуманную им, покинуть клетку.

Кто знает, что там плещется в мозгу
У бедных, подошедших к переходу?
И объяснить: - «Что, как?» - я не смогу
Созданию,  нашедшему свободу». 

И тут же бросил, без перехода:
- Скоро Ира с работы придёт и тебя проводит, а пока раздевайся.
- Голодом меня морите, на цепи держите, - взвыла Матвеевна.
Кешка подозрительно водил носом. Тут и Игорь унюхал характерный запах, идущий из ванной.
- Теперь вопрос: мне тебе, Кеша, лапы мыть или экскременты сначала убирать?
- То не я, - заканючила Матвеевна.
- Понятно – это мы с Кешой мимо унитаза сходили, - опустошённость и апатия навалились на Игоря сразу и мощно, хотелось завыть от бессилия и злобы. Усилием воли, заставив себя вымыть лапы собаке, Игорь приступил к уборке приготовленных тёщей «подарков».
Работа настраивала на философский лад….
 «Милосердие – категория многогранная. Вот был ли я милосерден, когда схватил тёщу за шкирку и встряхнул, когда повысил голос - ради её же блага?
Был ли достаточно милосерден, когда рыдающую Матвеевну раздевал, как кочан капусты, снимая, по пять свитеров?» – В голове шевелился клубок вопросов.
 «Наверно - да…. Но, важно сохранять холодную голову, иначе – можно самому свихнуться. Ну, и потом – всё нам даётся, не просто так, а как урок, который нужно выполнить. А значит тёщенька - подарок. Трындец – до чего это я дошёл, убирая фекалии», - подумал Игорь, заканчивая послушание.
 «Помимо всего прочего, нужен в этой жизни ещё и здоровый пофигизм». 
Из комнаты доносились нечленораздельные вопли «царевны несмеяны», иногда переходящие в бормотание. Зайдя туда, Игорь посмотрел на Кешку, лежащего поперёк дивана раскинув в разные стороны лапы. Он спал. И, что характерно: на невыносимые вопли своей любимой бабуси никак не реагировал, словно это и не крики вовсе, а так – телевизор вибрации создаёт.
- Странно,- вспомнил, что когда Матвеевна при памяти, Кешка, очень много уделяет ей внимания, но когда приступ, он её не замечает, будто нет тёщи. Совсем нет. В поведении собаки заложено нечто, - из высших энергетических порядков.
- Всегда говорил, что животные умнее людей, - прошептал Игорь и обернулся на звук проворачивающегося ключа в замке входной двери. - Вот и наша спасительница пришла.
А Кешка уже радостно скакал, встречая хозяйку.


картинка из интернета

Нравится
14:15
42
© Олег Лаптёнок
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение