Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Прогулка с Дьяволом. Гл 6. Степная легенда...

Прогулка с Дьяволом. Гл 6. Степная легенда...

-Снова над степями летим! - закапризничал Герыч: - Что хорошего? Ни деревца, ни гор! Одна трава да озера!

- Не скажи! – отпарировал Иван Иваныч: - Степь, брат ты мой, ее понять нужно! Сколько по этим просторам прошло людей и событий – никто не скажет! Степь – колыбель цивилизации! Кроме того, географию - я никак отменить не могу. Мы ведь домой летим, а как из гор, попасть в леса Российские? Степь не минуешь!

Герыч деликатно промолчал, по географии у него был немалый «пробел» и поэтому продолжать поднятую Фантомом тему, он не рискнул.

Степь казалась бескрайне великой, особенно с высоты. То ровная - как стол, то холмистая, изредка разрываемая руслами небольших рек, синеющая блюдцами больших и малых озер. На берегах водоемов стояли немногочисленные поселения - аулы кочевников, коренных жителей и хозяев этих просторов. Аулы были небольшие, и сверху были похожи на перевернутые вверх дном белые и темные пиалушки, неподалеку от которых были щедро рассыпаны горсти разноцветных, больших и малых зерен. Зерна эти - передвигались, и Герыч сообразил, что это стада, отары и табуны скота, принадлежащие жителям этих аулов. Особенно много было лошадей! Наверное - тысячи голов!

- Неплохо, должно быть, живут скотоводы! – заметил Герыч: - Вон, какие богатства! А народу - раз да два! А мы, примерно – в каком времени?

- Лет триста, до нашего!

Иван Иваныч пролетая над одним из небольших аулов, вдруг вильнул в сторону, снизился над юртами, но немного помедлив, вернулся к прежнему «курсу»!

Заметивший это Герыч, «тормознулся» и завис в воздухе.

- Ты чего, высший пилотаж осваиваешь? - спросил он Фантома.

- Показалось, вроде как звал кто-то! Да слабоват сигнал! Я ведь только на мощные призывы реагирую! Мелочь, она и сама, ко мне дорогу находит! На каждый чих - не наздравствуешься!

- Нет уж! - запротестовал Герыч: - Начал показывать, так не увиливай! А мелочь, не мелочь – я сам решу!

Фантом удивленно глянул на своенравного парня:

- На глазах растешь! Одобряю! Будь по твоему, спускаемся!

Путешественники плавно спланировали к стоящему на берегу озера аулу. Аул, разделялся на две части. Одна, состоящая их двух десятков небольших, черных юрт, вероятно, являлась «хозяйственной частью», так как здесь повсюду шла оживленная работа. Герыч с любопытством разглядывал незатейливые хлопоты и быт кочевников.

В низких загородках, жалобно плакали ягнята, отлученные от ушедших на пастбище матерей, в тени юрт, лежали выкусывая блох – матерые степные псы. На длинной веревочной привязи, отчаянно взмахивая головами, стояло десятка полтора кобылиц. Худой старик подпускал к ним короткохвостых, долговязых жеребят. Жеребята жадно присасывались к атласному вымени матерей, но старик быстро отодвигал их в сторонку, и к кобылицам пристраивалась женщина, сдаивая пенистые струйки молока в кожаное ведерко. Двое, не поделивших что-то псов, схватились в короткой, злобной схватке. Среди них, вертелись полуголые детишки. Дети играли в свои игры, иногда ссорились, тут - же мирились, и снова придумывали себе новые забавы.

Неподалеку от них, двое загорелых парней, разделывали баранью тушу, ловко подпарывая теплую шкуру крепкими кулаками. На костре стоял большой котел, в котором шипело масло, зарумянивая кусочки теста. Женщина, в заношенном халате и белом платке, бросала их в кипящее масло и почти сразу - вынимала, раскладывая на широком деревянном подносе.

Возле горки лепешек остановились несколько малышей. Привлеченные хлебным ароматом, загорелые до черноты, детишки стояли, не в силах отойти в сторону. Из юрты вышла еще одна женщина, невысокая, с широким розовым лицом, одетая гораздо богаче первой. Она деловито прикрикнула на малышей, кинула в их сторону несколько кусочков хлеба. Ребятня закопошилась в пыли, подбирая еду. Собаки, лежавшие под юртами, следили за ними завистливыми глазами. Оставшееся печево, хозяйка ссыпала в большой кожаный мешок, и передала подошедшему к ней, молодому парню. Подросток, придерживая мешок, быстро побежал ко второй части аула, стоявшей на возвышении, метрах в пятистах от первой.

Там стояли три большие, красивые юрты, укрытые белыми кусками войлоков. В одну из них, самую большую, влетел Иван Иваныч, увлекая за собой своего товарища.

Обстановка белой юрты - была очень богата. Решетчатые стены и пол, были устланы красивыми узорчатыми коврами, стояли большие, кованые медью и серебром, сундуки, на которых лежали горки шелковых одеял и подушек. На стенах, висели пышные лисьи и волчьи шкуры, меховые связки горностаев и хорьков, богато вышитые халаты, кафтаны и еще что-то, представляющее собой - роскошь и богатство хозяина.

У стены, напротив входа, на стопке атласных одеял, полулежал облокотившийся на подушку - полный мужчина, в розовой рубахе и легком, прошитом серебряными нитями, синем халате. На голове его была надета небольшая круглая шапочка, украшенная затейливым орнаментом. 

Круглое его лицо, с набухшими веками, выражало озабоченность и скрытую мысль, которая вероятно, не давала ему покоя, поглощая все его внимание.

По обе стороны от хозяина, сидело несколько человек: пожилые, и совсем старые, хорошо и добротно одетые, они с молчаливым достоинством восседали на мягких войлоках. Иногда, один из них, начинал говорить, долго и неторопливо. Сидевшие - внимали ему, изредка прерывая речь одобрительными восклицаниями.

Перед ними была расстелена скатерть, на которой были рассыпаны самые различные сладости, вяленые фрукты, хлеб, масло и еще много чего, в чем не разбирался, не знавший пристрастий степных гурманов, Герыч. Парень вспомнил полуголых ребятишек, подбиравших брошенный им хлеб, и недовольно засопел. Честному и справедливому Герычу, здешние порядки, отчего-то не понравились, но справившись с внезапным раздражением, парень терпеливо решил узнать причину их остановки.

У скатерти, сидела молоденькая девушка, в легком платье, бархатной жилетке и шапочке, украшенной пучком красивых перьев. Девушка не поднимая глаз, взбалтывала в большой деревянной чаше пенистый, хмельной напиток из кобыльего молока, и разливала его в протягиваемые ей чаши для питья.

Хозяин юрты, ворочался, недовольно покряхтывал, вслушиваясь в длинные речи своих сотрапезников.

-Чего он мается? – с неприязнью спросил Фантома Герыч: - Кумысом обпился?

-Нет, браток! Здесь другое дело! - ответил ему Иван Иваныч: - Доложили ему, что под утро – стая волков напала на его табун! Табунщик прогнал волков, одного даже убил, но твари успели зарезать двух жеребят и кобылу! Вот и мается, хозяин! Лошадей жалко!

-А много их у него?

- Больше пяти тысяч!

- Е-мае! – присвистнул Герыч: - Вот так – так! Степные Рокфеллеры! И чего мучиться, не последних съели, бог дал бог – взял!

- Он то-же, это - понимает! Но ничего с собой поделать не может! Считает, что если так дальше пойдет, то он нищим останется! Кроме того, хозяин – ни кому не верит, и думает – что люди, работающие на него, обманывают, воруют, желают зла и ему и его скоту! И мстят, как могут!

- За что мстить-то?

- Жена табунщика, приходила к хозяйке, просила шерсти на войлок, у них юрта – совсем прохудилась! Не дали ей, сказали – уходи, не побирайся, работай больше, может тогда и дадим! Хозяин вспомнил это, и думает, что пастух специально отогнал табун в лощину, к волкам!

- А - это правда?

- Нет! Табунщик - любит коней, хоть они и не его! Он храбро бился со зверями, сейчас он лежит у себя! Серые - погрызли ему руку!

- Хозяин знает об этом?

- Конечно! Но тут так, умом понимает, а сердцем – плачет! Он очень хочет, что-бы у него было десять – пятнадцать тысяч коней, тогда он станет - самым богатым в этой части степи! И он знает, что у табунщика - есть старая кобыла, которая недавно ожеребилась. Хозяин, задумал найти причину и обвинить в нерадивости пастуха, что-бы забрать у него лошадь и жеребенка! Но он не смеет сделать это открыто, и ждет, когда степные мудрецы угадают и озвучат его желание!

- И они угадают?

- Уже - угадали! Они счастливы, угодить тому, кто богаче, а значит и сильнее их! Что им, какой-то батрак!

Один их сребробородых, говорил особенно долго и витиевато. С каждым одобрительным возгласом остальных «хозяев жизни», лицо «пострадавшего» толстяка все больше светлело и прояснялось. Когда речь, наконец закончилась, хозяин юрты с довольным видом, поднялся с места, снял со стены дорогой халат, и собственноручно накинул его на плечи мудреца, под восторженные возгласы остальных!

- Пожалуй все! Уважаемые «законники», все привели в дело - обычаи, традиции и еще, и еще… В - общем, плакала у конюха лошадка! - ухмыльнулся Фантом: - Дальше они будут возвеличивать и восхвалять мудрость и богатство друг друга, на плечи упадет еще несколько халатов! Затем – станут есть мясо, пить кумыс, позовут степного барда, в общем – как всегда!

- Но как-же табунщик? Народ, наконец!

- Народ - безмолвствует, как сказал один из ваших классиков! На пастуха – героя, можно глянуть! Здесь нам больше делать нечего!

Мгновением позже, Герыч оказался в маленькой, заполненной жужжанием назойливых мух, кибитке! Сквозь ее пропревшие от времени и непогоды стены и крышу, в темноту падали длинные, тонкие лучики света. Приглядевшись, парень увидел блестевшие в полутьме глаза. На кучке овечьих шкур, лежал молодой, крепкий мужчина. Бритую голову его, обтягивал туго повязанный пропотевший платок, такой-же, несвежей тряпицей, была покрыта вспухшая левая рука. Мужчина лежал молча, неподвижно глядя в пустоту.

Откинулась входная занавесь, и в юрту вошла молодая женщина. Она принесла чашу с теплым кобыльим молоком, и заботливо поднесла ее к губам мужчины. Затем, она положила свою красивую головку на его широкую грудь, и радостно заговорила, зашептала, осторожно поглаживая больную руку.

- О чем она? – спросил Герыч.

- Она говорит, что рана скоро заживет, и Айдар, снова станет сильным и ловким! Еще, о том, что она очень счастлива, потому как у нее - смелый и храбрый муж, о котором уже заговорила степь! О том, что - хозяин, непременно оценит его отвагу и заботу о табуне, и пришлет им - молодого барашка, и даст много шерсти! Она, скатает крепкие войлоки, и укроет ими юрту, и они перестанут мерзнуть от дождя и холода! А еще, она - родит ему сыновей, таких же храбрых и могучих, как их отец!

Женщина перестала говорить, и тихонько лежала на груди своего мужа, задумчиво глядя на светлые лучики света, пронизывающие темноту их ветхого жилища. Здоровая рука мужчины, гладила ее черные, густые волосы!

- Уходим! - не выдержал Герыч!

Душа парня стонала и рвалась в клочья, от осознания людской подлости и мерзости этой жизни!

- Скажи, что с ними будет дальше? - Герыч летел над степью, не замечая ее красот и просторов.

- Все предсказуемо в вашем мире! Лошадь у них отнимут… Уже отняли! - поправился Фантом: - Табунщик - уйдет в степь! Вокруг него соберется десяток, другой, таких – же как и он! Года два, они будут угонять скот у хозяина и его советников, и раздавать беднякам! Потом – их предадут, те же бедняки, которым они хотели помочь, и его - убьют! Похоронят тайно, что-бы - люди не поклонялись его могиле! Вот и все!

- А его жена, «хозяева жизни», как они?

- После гибели табунщика, хозяин решит, что вдове - нужно дать шерсти на войлок, но на особых условиях! Ты наверняка обратил внимание, как красива эта степнячка! Женщина - откажется от такого предложения, и ее заберут силой, как ту, старую кобылу! Это произойдет зимой, и ночью она уйдет в буранную степь! Больше ее - никто не увидит! Я знаю, уйдя от «двуногих» волков, она встретится с настоящими, и ее некому будет - защитить! Но она примет смерть – с радостью! А дальше – они станут легендой! Не один век, люди будут воспевать их вольность и преданность друг другу! Ничего нового! Вы люди, абсолютно предсказуемы в своих поступках! Проходят века – а вы, по сути своей, не меняетесь! Толстый хозяин, с годами совсем потеряет покой, да и «пожелания» людские, не совсем полезны для здоровья! Начнет болеть и похудеет, зато душа его, станет большой и толстой, от накопленного зла! Где то, я ее встречал, застрявшую!

- Но зачем ты хотел свернуть сюда?

- Так, говорю - звали меня, но не сильно! Один мудрейший, упомянул, что душу табунщика захватил Шайтан, то есть – Я, и он, понимай как – мы, погубит табуны хозяина! Вот я и отреагировал! 

- Нет, ты погляди! - возмущался летящий Фантом: - Опять на меня свалили! Им понадобилась старая кобыла, а виноват во всем – Я! Передохли бы вы, еще в зародышах, от мук совести, если – бы не я! Хоть есть на кого свалить свое дерьмо! Ну погодите, не забывайте – что я расту!

 

Нравится
22:55
139
© денис
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение