Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Приму боль твою

Приму боль твою

Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот
и сам будет вопить - и не будет услышан.
(Книга Притчей Соломоновых. XXI, 13)

   В это весеннее утро воздух даже в центре столицы был ещё свеж, и не опоганен автомобильными выхлопами и пылью, как это бывает обычно к концу дня. Накануне прошёл дождь, увлажнил почву, и на ветвях деревьев появились свежие клейкие листочки, робкие, глянцево блестящие в солнечных лучах.
  По Тверскому бульвару шёл высокий худощавый мужчина в светлом плаще. На вид ему было лет тридцать- тридцать пять, густые волнистые каштановые волосы были собраны сзади в модный «хвост», такого же цвета усы и борода аккуратно подстрижены, а голубые глаза соперничали синевой с небом.
   Он шёл, никуда особо не торопясь, и поглядывал на лица прохожих.  Они были такими разными! Вот спешащий в школу подросток, за ним – девушка с заплаканным лицом, её обогнал парень с огромным букетом алых роз. Просеменила, уже с утра спешащая по своим делам старушка… Молодой человек прислушивался к их мыслям. Нет, даже не так! Они просто сами собой возникали в его мозге - словами, образами, ощущениями.
  «Заигрался вчера на компе, инглиш забыл сделать… А вдруг Генриховна меня сегодня поднимет отвечать?» - тревожно думал школьник. Мужчина улыбнулся. «Нет, малыш, не вызовет! Но ты уж, пожалуйста, в следующий раз подучи!»
  У заплаканной девушки глаза опухли от слёз, а курносый носик предательски покраснел. «Гад этот  Борька, ну какой же гад! В любви объяснялся, на коленях стоял, переспал, а вчера с Лоркой с соседнего потока в клуб рванул…».  Мужчина замедлил шаг, покачнулся, тонкие губы еле заметно сжались. «Всё будет хорошо, милая! Посмотри, как прекрасен мир, как ласково светит солнце, даря нам тепло и радость жизни! Глянь, как из-под земли пробивается на свет свежая зелёная травка! А Борька этот не стоит и слезинки твоей, поверь мне! Найдёшь ты ещё хорошего парня!»
  Он ничего не сказал вслух, но девчонка испуганно взглянула на него, потом вытерла слёзы и даже улыбнулась, как будто он скорчил смешную гримасу. У самого же мужчины слегка, как иголкой, кольнуло сердце.
   «Вес четыре восемьсот, рост пятьдесят пять! Парень! Мужиииииииииик!!!» - скакали мысли в голове у парня, по всей видимости, ставшего сегодня отцом и спешащего в роддом к супруге. Весёлые, как весенний дождь, брызги радости как будто окатили мужчину с ног до головы, и игла у сердца исчезла.  Молодому папаше было так хорошо, что он щедро делился  счастьем с другими.
   Поравнялся со старушкой. «Ох, сердце колет! И давление… А до пенсии сто пятьдесят рублей осталось… И лекарства ещё купить… На что?» Он почувствовал, участилось сердцебиение, а виски как будто сдавило тяжёлым прессом.    Мужчина в белом плаще обогнал её, потом резко остановился возле рекламного стенда и бросил на землю смятую купюру.
    - Парень, ты чего деньги-то теряешь? – старушка стояла возле него и протягивала ему пятисотрублёвку.
   - Не, бабуль, это не мои деньги! Вы ошиблись!
  Старушка посмотрела на него с сомнением, потом, быстро спрятав деньги, заспешила дальше.
 У мужчины отпустило сердце, и голова перестала болеть.
  Он постоял немного на месте.
   Мимо шли люди, каждый со своими заботами, маленькими радостями и большими проблемами. В общем потоке мужчина дошёл до метро. И вдруг внезапно у него потемнело в глазах – он едва не потерял сознание, ощутив мощный поток чьей-то боли и испепеляющей ненависти.
    «Кафиры, кафиры! Муссу моего убили, и Мурада маленького бомбой.. Кафиры! Ждите, скоро ваша смерть придёт, бисмилляhи-р-Рахмани-р-Рахим!*
Он огляделся. Мысли принадлежали женщине лет двадцати восьми, волосы цвета воронова крыла которой, выбившиеся из-под чёрного платка, были обильно посеребрены сединой. Он взглянул ей в глаза – хотя они и были широко раскрыты, но смотрели на мир невидяще, зрачки были расширены, и радужка была практически незаметна.
   Мужчина зашёл с ней в метро, и подошёл к турникетам.
- Товарищ сержант! – обратился мужчина к упитанному дяде в форме. – Видите, по эскалатору женщина в чёрной одежде поехала? Она замышляет убийство!
 - А ты что за ком с бугра? – недовольно спросил полицейский, смерив фигуру мужчины взглядом и принюхавшись. – Пьёшь уже с утра?
 -Не пью...
 - Значит, наркоман! Документы есть?
 - При себе нету…
 - А ну, пойдём!
 Сержант схватил мужчину за рукав плаща, и поволок его в служебное помещение, покрашенное ядовито-зелёной масляной краской, подтолкнул его к отполированной многочисленными задами скамье за решёткой, и захлопнул за ним дверь.
 - Посиди пока, а я проверю, что так и как…
 - Погодите, это действительно важно! – пролепетал задержанный. – Погибнут люди!
  Полицейский вышел из комнаты полиции, встал на эскалатор, и стал неторопливо спускаться на станцию.
  Когда он приблизился к женщине в чёрной одежде, та оглянулась. Их взгляды встретились.  Женщина, пробормотав что-то, сжала руку в кулак, замкнув контакты взрывателя «пояса шахида», приклеенные скотчем к пальцам…
   Сидевший в комнате полиции задержанный схватился за голову: ему показалось, что разом крикнули от боли и ужаса десятки человек, когда куски металла, визжа и рикошетя от поверхностей, безжалостно рвали на куски, кромсали человеческую плоть…
* * *
  Когда выли сирены «скорых» и полицейских машин, а спасатели и медики выносили носилки с ранеными, трупами и частями тел погибших, никто не обратил внимания на мужчину в белом плаще, скорчившегося в агонии на грязном, заплёванном  полу «обезъянника»…

* Бисмилляhи-р-Рахмани-р-Рахим  (араб.) – «Во имя Аллаха милостивого,  милосердного». Начало суры «Аль-Фатиха» Корана

   
 

Нравится
11:55
321
© Сергей Штурм
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
16:15
+1
Не, Серж, ты неправильный мент, сейчас такие не в фаворе. Быть среди крови, грязи и не спаскудиться душой — дорогого стоит. Многим это не дано. Да ещё и виртуозно владеть пером! Сознайся, кем хотел стать в детстве?
16:30
+1
Вадимус, братуха, тебе признаюсь: журналистом!
Но сейчас, глядя на то гуано, что нам в глаза и уши дерьмо льют, не жалею о выборе, хоть он мне и херово обошёлся (Евсюков небезызвестный выпер типа за «пьянку», но об этом позднее). Такшта я — абортивный материал МыВыДы. Право же, там остались кристально честные, лучшие из лучших сотрудники, прессе надо верить! pardon

20:30
+1
Хорошо написано. Интересно. Тема конечно подзатаскана немножко, но Автор не скатился в банальные охи-вздохи, это не могёт не радовать. Поскриптум слышится из суры Аль Бакара: "побойтесь Огня, растопкой которого являются люди и камни. Он уготован неверующим. "
А про ментов не понял комментария. Во первых причём они здесь, в этом тексте? Во-вторых, во все времена были плохие менты, врачи, учителя и т.д… Так же были и есть хорошие. Сущность животного не зависит от стада в котором он кормится. Менты — всего лишь овчарки власти. В бедах отары Пастыри-Пастухи больше виновны. Имхо.
23:25
Всё справедливо, старина, а тема подзатаскана даже не «немножко», а конкретно. (Это не самоедство, и тем более не авторское кокетство, просто правда).А что до комментария — да шайтан с ним, уже личное у меня вырвалось, после сегодняшнего телефонного разговора с бывшим шефом, отличным мужиком, которого подсидели…
Это автограф на книге племяннику моей супруги:
Борису Першикову
Не все в милиции менты,
Один из них, уверен, ты!
— думаю, и к Вам относится!
02:04
+2
Спасибо! Тронут, честно!
Да, вроде на «ты» договорились, а…
Имел ввиду не одного, а N — ое количество «ментов»!
13:38
Аа, эт да… Но старой гвардии всё меньше, а молодняк интересуют только шкурные дела…
15:11
+1
Ясновидец что ль мужчина в белом плаще?
Интересный рассказ, несколько необычный сюжетом.
15:55
+1
В некотором роде, Христос…

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение