Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Прилепин после "Обители"

       Я не знаю, с кого начать: с Хемингуэя, дух которого витает в романе-фантасмагории «Некоторые не попадут в ад», с легкомысленной шутливости Василия Аксенова, которого вывели на литературные подмостки живые призраки из троцкистско-зиновьевского блока, или с Пелевина – адепта Гаутамы и Кастанеды, который неожиданно для нас открыл, что революции и гражданские войны есть до некоторой степени плод праздности и злоупотребления наркотическими веществами?..

 

       Помните, Чапаев разъезжает по пепелищам кровавой междоусобицы в чистеньком комфортабельном бронепоезде с прислугой, с прекрасным рестораном, с обильной закуской и выпивкой, в веселой атмосфере пофигизма и довольства. Безотносительно того, что на самом деле творилось и творится на Донбассе, в романе-фантасмагории вы все то же самое найдете, возможно, в гораздо меньшей пропорции. Оно и понятно. Все-таки речь идет почти о сегодняшних трагических событиях.

 

       Хемингуэй – кумир нашего автора, надо заметить, имел давние контакты с Коминтерном. Агент НКВД Иван Кашкин возил ему деньги сначала в чемоданах, а по мере скатывания «шкипера» в крутой алкоголизм – в портфелях. Художественные произведения бывшего фронтового санитара и журналиста с каждым разом становились всё туманнее, загадочнее и фантастичнее. В итоге, прогуливаясь во время Второй мировой войны на собственном катере у побережья Кубы, он придумал себе, подобно подростку, историю борьбы с нацистскими субмаринами. А потом написал об этом «правдивую книгу» и покончил с собой…

 

       Вася Аксенов издевался над советскими штампами и заменял их на американские, поскольку легковесная его натура не способна была вместить нечто более весомое и драматичное. Желал он сказочного бытия, с помощью Майи Кармен добился его, а дальше до конца дней в основном прозябал в качестве горемычного сотоварища разнообразных несчастий. Прилепину американскими штампами не вскружишь голову, но надуманный романтизм Аксенова у него крепко засел в подкорке…

 

       Захар Прилепин – человек, который сам с собой играет: он думает, что его зовут Захар, а не Евгений; он думает, что он – русский писатель, каковых не найдешь днем с огнем последние лет двадцать; он думает, что он – настоящий майор, хотя его комиссовали еще тогда, когда он был рядовым; он думает, что он вылепил себя собственными руками и довольно навязчиво не раз и не два дает нам это понять. А зачем тогда «второй человек после императора», который запросто звонит ему на личный мобильный номер? Это – не упреки. Это – нестыковки, которых читатель по мере пролистывания страниц этой небольшой и написанной скорописью книжицы находит всё больше и больше. Прилепин возмущается, когда на Ростовской таможне его не узнают в лицо. А кто он такой? Стас Михайлов?..

 

       Отдельные фрагменты «Обители» сделаны крепко. В них появляются живые люди, там бушуют живые страсти, обитают живые страдания. Ничего подобного нет в романе-фантасмагории «Некоторые не попадут в ад». Там лишь мелькают имена, в том числе известные, но нет характеров, нет наполненных правдой образов, включая Александра Захарченко... Прилепин порой не замечает, как сам смешон в роли почетного гостя на тризне…

 

       Самое удивительное, что попасть в ад невозможно. И не по той причине, о которой помышляет большинство. Реального ада нет, потому что его уничтожил Иисус Христос, спустившись после Распятия в преисподнюю. Попасть туда нельзя, а находиться можно. Ад есть наша головокружительная суета, наше желание решить все вопросы за деньги, наши мечтания о том, что мы чего-либо весим, будучи легче пустоты. Ад – это собственный эгоизм, презирающий права других на кусок хлеба.

 

       Нынешнее пренебрежение другими порождает вокруг нас бомжатник – будь то в Москве или Донецке. В мире, где всё решают купюры и связи, только нищие и обездоленные могут чувствовать некоторую свободу, ибо купить ее нельзя…

 

       Вставленное в роман эссе про старика Эда (Лимонова) написано мастерски. Его можно читать и перечитывать отдельно. Лимонов и есть на сегодня последний русский писатель – странный, мелковатый и циничный…

 

       Император у Прилепина тоже получился. Он не дает глупых указаний, он один из немногих догадывается, что нашим лучшим из миров правит лично Господь Бог, а не возомнившие о себе ничтожества.

 

05.08.2019       

Нравится
09:55
31
© Кедровский Михаил
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение