Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Правила утилизации жидкостей в подростковом возрасте


 Этот случай произошёл после окончания седьмого класса, когда я был пионером и носил красный галстук в кармане школьного пиджака, иногда надевая его во время разных торжественных мероприятий, довольно регулярно проходивших в нашей школе. Нас ждала летняя школьная практика. Я и ещё несколько моих одноклассников, из числа наиболее привычных к ручному труду, попали на практику на какой-то завод с довольно мудрёным названием, похожим на что-то типа: "Точьпрочьмашдринктим".
 Практика заключалась в том, что мы красили стены в помещениях этого завода. В силу возраста, мы работали только до обеда. Энтузиазма, ни мне, ни моим товарищам, не хватало и поэтому процесс покраски стен шёл медленно. 
 В тот день, мы занимались покраской какого-то большого помещения и нам оставалось покрасить не так уж много, когда появились какие-то мужики с топорами и рубанками.
-Не понял,-сказал бригадир плотников, оглядывая помещение.-Вы что тут делаете? Нам сказали, что помещение свободно и готово для половых работ. А у них тут какая-то бочка, какие-то банки, тряпки, мусор. Разложились, как у себя дома.
-Мы стены красим,-сказал я.
Бригадир с деловым видом обошёл помещение и сказал:
-Вот что пацаны... Быстрее докрашивайте и выметайтесь отсюда. Чтобы к обеду вас тут не было.
Посмотрев на бочку из-под ацетона и банки из-под краски, он добавил:
-И это всё уберите. Полы менять будем.
 Ещё раз осмотревшись по сторонам и не увидев мусорного ведра, он затушил сигарету об свежевыкрашенную стену, а окурок бросил в кучу мусора на полу.
-Что-то тут не так,-сказал я, когда половых дел мастера ушли.-Кто им сказал, что тут никого нет?
 И тут один из моих приятелей высказал гениальную мысль:
-Наверное, наш неуловимый руководитель отрапортовал своему начальству, что стены уже выкрашены раньше срока.
-Зачем? Лично я никуда не тороплюсь. Тише едешь-дело мастера боится. До конца практики ещё две недели.
-А ещё-от работы кони дохнут,-изрёк кто-то.
-Во-во. Тем более торопиться не стоит. По-мойму, это глупо-рапортовать раньше времени о выполнении работы,-сказал я.
-Это по-твоему глупо, а по его мнению совсем даже не глупо. Так все взрослые делают. Я знаю. У бати на работе начальники всегда рапортуют наверх о досрочном выполнении работы. А потом, если кто-то заметит недоделки и пожалуется - устраняют их.
-Зачем тогда рапортовать раньше времени, если потом придётся недоделки устранять?
-Наверное, чтобы начальству понравиться и премию получить.
-А! Ну если так, тогда другое дело.
-Судя по всему, стены этого цеха выкрашены нами, как минимум ещё вчера, а может быть несколько дней назад. Только мы об этом ничего не знаем,-предположил мой товарищ.
-Точно! Мы не знаем, что уже всё покрасили, а плотники не знают, что покрасочные работы ещё не закончены. Чувствуется, что всё это придумала голова!
-Что будем делать!
-Что, что... Придётся освобождать помещение.
-Ну и куда мы денем эту бочку с ацетоном?
 Руководителя нашей практики, приставленного к нам от завода, мы видели только по утрам и иногда в конце работы. Всё остальное время он где-то пропадал. Где его искать-мы тоже не знали. Мы хорошо усвоили, что сачковать гораздо спокойнее вдали от руководящих кадров. Именно поэтому, редкость появлений руководителя практики нас нисколько не огорчала. Пионер спит-практика идёт. В этот раз, ситуация требовала принятия решения и мы, как деловые люди, решили, что пробил наш час проявить самостоятельность. Это оказалось совсем не сложно, тем более, что среди нас были любители принимать самостоятельные решения и давать руководящие указания.
-Я знаю, что надо сделать с этой бочкой,-сказал кто-то.-Надо вылить остатки ацетона в унитаз. Потом пустую бочку выкатим из помещения, а всё остальное вынесем на помойку.
-Тут ещё многовато,-сказал я, заглядывая в бочку.-Наверное, ведра три ещё будет.
-Ну и что? Если спросят-скажем, что ацетон кончился. Как у взрослых, раньше срока. Может быть нас даже похвалят за это. 
 Эта идея всем понравилась. Ещё бы! Если ацетон кончился раньше срока, значит мы хорошо поработали. Чего только не взбредёт в голову четырнадцатилетним подросткам, пытающимся играть во взрослые игры. Засучив рукава, мы принялись энергично, как попало, докрашивать стены и часа через полтора стены приобрели вполне сносный вид, если не рассматривать их с очень близкого расстояния и не слишком привередничать.
***
Я, в сопровождении одного из одноклассников, нёс последнее, третье ведро ацетона по коридору в туалет, когда услышал сильный хлопок, от которого вздрогнули стены. У меня внутри что-то ёкнуло, но я, как мужчина, не подал виду. Через несколько секунд из дверей туалета в коридор вывалился человек, у которого сзади что-то дымилось. Мы сразу узнали в нём нашего руководителя практики. Выглядел он не очень симпатично. На его коленях висели семейные трусы, а от штанов целыми остались только съехавшие на ботинки, нижние части штанин. Обрывки верхней части штанов, окутанные дымом, волочились сзади. Папиросы, которую наш руководитель обычно прикуривал, когда садился на унитаз, во рту не было. Он успел разжевать её, когда выбирался из туалета и теперь пытался выплюнуть изо рта то, что от неё осталось. Во все стороны разлетались, перемешанные с табаком слюни. Мы в полной растерянности прижались к стене. Человек целеустремлённо двигался вперёд, перебирая ногами, как гейша. Руками он держался за заднее место. Когда он приблизился ко мне, я от неожиданности сказал то, что собирался сказать ему сегодня в конце работы.
-Здравствуйте. Мы уже всё покрасили. Можете посмотреть.
 Мои слова не произвели на него никакого впечатления. Не обращая на меня внимание, он продолжал движение, хотя обычно всегда или здоровался с нами, или о чём-нибудь спрашивал.
 Из разных дверей стали выходить, встревоженные люди. Мы стали догадываться, что произошло. Видимо, наш руководитель сел на унитаз, закурил и не подозревая на каком интересном месте он сидит, бросил в унитаз спичку, в результате чего, два ведра ацетона, вылитые именно в этот унитаз вспыхнули. С тех пор у меня возникло подозрение, что курение вредит нашему здоровью. Понимая, что назревает скандал, мы развернулись и бесшумно ушли к ожидавшим нас приятелям. Чтобы избежать подозрений в наш адрес, мы вылили последнее ведро ацетона обратно в бочку.
 Дальше приехала скорая помощь, а мы попросту сбежали с места происшествия. Разумеется нас вычислили быстро и начались хождения по милициям. В конце концов, всю компанию за вредительство поставили на учёт в детскую комнату милиции, а родителям пришлось заплатить штраф.
***
 Первого сентября в класс вошёл директор школы Семён Яковлевич с газетой "Правда" в руке. Он сел за стол учителя, развернул газету и сделал вид, что читает. По его недовольному виду, я понял, что он раскрыл газету не для того чтобы её читать. В классе сгущались грозовые тучи. Чувствовалось, что вот-вот что-то случится. Буревестник, в лице директора школы уже появился. Значит должна грянуть буря. Я непроизвольно взглянул под потолок, втянул голову в плечи и уткнулся взглядом в парту. Раскрытая газета, с грозным, пугающим названием "Правда" полностью скрывала намерения директора.
 Вдруг он сложил газету, положил её на стол и постукивая ладонью руки по столу, произнёс:
-Даже не знаю, что делать. Такого безобразия в нашей школе ещё не было. В вашем классе учатся вредители. Совсем недавно, несколько учеников, проходя производственную практику, пытались взорвать лучший завод города. При этом они причинили серьёзный ущерб здоровью человека. Он до сих пор находится в больнице.
-Мы больше не будем,-прохныкал я, глядя в парту.
-Что вы не будете?
-Ацетон выливать,-виновато пролепетал я.
 Директор тяжело вздохнул, отложил газету "Правда" в сторону и посмотрел на меня, как на жалкую, ничтожную личность.
-Так, один кажется не будет... Какой хороший мальчик попался. Это радует... А остальные, что будут делать?
 Несколько голосов вразнобой ответили:
-Не... не... не...
-Что не? Вы опозорили школу, а из меня сделали идиота. Я вынужден был давать многочисленные объяснения правоохранительным и партийным органам... как подследственный. И не только я. Всему педагогическому коллективу школы пришлось давать объяснения и выслушивать нелицеприятные оценки их работы. Теперь - после моих объяснений - все кроме меня знают, какие хорошие детки учатся в нашей школе. И это вместо того, чтобы спокойно отдыхать на даче и выращивать огурцы, как все нормальные люди... Вы, наверное думаете, что придумали новый способ утилизации ацетона? Сливать ацетон в унитаз придумали задолго до вас и уже неоднократно испытали этот способ. Но каждый раз, находятся болваны, использующие унитаз не по назначению. 
 Директор сделал паузу и сурово глядя на класс поверх своих очков, с огорчением продолжил:
-Эх, ребята, ребята. Ну зачем же в унитаз сливать? Разве у нас мало лесов, полей и рек?  На тыщи лет хватит. А вас к унитазу тянет. Ну и масштаб! В армию вам надо. Там вас быстро научат правильной утилизации,-распалялся Семён Яковлевич всё сильнее и сильнее.-Всё надо делать не так, как вам хочется, а так, как положено. И тогда не придётся бегать по роно, милициям и обкомам с объяснениями. Делать всё надо так, чтобы люди не пострадали и чтобы все были довольны, идиоты.
 В этот момент,  над притихшей равниной класса вместо буревестника веял окрылённый воспитательным азартом Семён Яковлевич.
"Это ещё не всё,"-думал я.-"После этого буревестника налетят разные грифы и бакланы. Сначала придёт наша классная руководительница и будет нас пилить пока ей это не надоест. А потом нас будут прорабатывать на пионерском собрании, на собрании совета дружины, на педагогическом совете, на каких-то других мероприятиях. И везде мы будем давать пионерские обещания с виноватым видом, что это больше никогда не повторится. И ничего нельзя пропустить. Всё должно идти в соответствии с планом мероприятий, так, как положено."
 В этот момент мне захотелось уйти из школы и больше никогда в неё не приходить. Но я взял себя в руки и твёрдо решил повременить с этим до окончания школы.
***
 Впоследствии, а точнее в начале девяностых годов двадцатого века, этот лучший завод города, благодаря начавшимся экономическим реформам, прекратил своё существование без нашей пионерской помощи. Но это уже совсем другая, гайдаровско-чубайсовская история. Пусть они её и рассказывают.

 

Нравится
18:40
44
© Константин Потэс
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение