Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Потерянный рай. Глава из повести. Приправа и байгуш

Приправа и байгуш
Экспедиционный «уазик», гремя флягами, мягко скатился с горки и затормозил возле домиков. Андрей и дядя Вася, собиравшиеся в насосную, остановились – из кабины вылезла полная пожилая женщина с авоськой. На женщине был синий спортивный костюм и тапочки. Седые волосы аккуратно повязаны пестрым платком. Она молодцевато притопнула и тут же насторожилась, принюхиваясь.
-Надежда Петровна, - высунулся в окошко Беки, - вот Андрей – наш начальник. Он вас устроит…
Женщина не отвечала. Как собака, почуявшая след, она беспокойно оглядывалась. Андрей и дядя Вася дружно потянули воздух – ничего необычного в знойном воздухе не было. Пахло болотом от камышей, голубиным пометом с крыши навеса и сухими травами. Пройдя вдоль дома, гостья просеменила к кустам смородины и еще одного растения, буйно разросшимся по обе стороны ворот. Медленно наклонившись, она внимательно осмотрела смородину, потом второе растение, и неодобрительно покачала головой.
-Я поеду в совхоз, - заторопился Беки. – Там Мурад и Муха с утра застряли у одной старухи… Наверное, уже освободились.
«Уазик» бодро развернулся и помчался вверх на пригорок.
-Что это у вас за растение? – кротко спросила Надежда Петровна, продолжая разглядывать понравившееся растение.
-Не знаю, - чистосердечно признался Андрей. Дядя Вася оказался более осведомленным в проблемах ботаники. Он подхромал к гостье и широким взмахом руки обвел чуть ли не половину территории стационара:
-Здесь у нас посажена редкое растение… Из Индии… Из него еще делают хорошую приправу… Кукурма называется! Я читал недавно в журнале.
-Ага, - женщина еще больше подобралась, - это у вас опытное растение?
-Да какое опытное, - махнул рукой дядя Вася. – Рабочие притащили пару кустов и посадили. Я им читал про приправы из журнала, вот они и увлеклись… Раздобыли где-то пару кустов и привезли сюда. Они и разрослись. Говорят, взяли у какого-то садовода-любителя… Он обещал им сделать приправу…
-А не сказали ваши рабочие, сколько лет дают за подобные опыты? – лукаво спросила Надежда Петровна, заправляя под платок выбившуюся седую прядь. – И за приправу?
Андрей с дядей Васей переглянулись и покачали головами.
-Очень жаль! - сокрушенно вздохнула женщина. - Как же так, биологи работают на стационаре, испытывают редкие растения даже из Африки и Австралии, а коноплю под носом не разглядели... Мало того, что не разглядели... даже не почувствовали соседство с ней...
Андрей почувствовал, что краснеет. Он уже хотел было сказать, что он не биолог и не ботаник, чтобы разбираться в подобных тонкостях, но дядя Вася перехватил инициативу.
-Знаете что, - заявил он напрямик, приблизившись и обдав гостью густым запахом махорки, которую втихую таскал со склада для собственных нужд, а не для обработки растений от паразитов. - Биологов у нас всего два — Федор Федорович, который кроме фисташки и миндаля, других растений не признает, и Ораз, липовый доктор наук, который получил батат для опытов на песке, но в первую же задержку зарплаты съел посевной материал, а потом под видом батата, высадил иранскую картошку... И теперь ведет наблюдения, иногда путая картошку с сорняками... Кто же, я вас спрашиваю, может сказать нам с начальником экспедиции, что это за растение и какого черта из него получают...
Надежда Петровна с улыбкой выслушала дядю Васю до конца, укоризненно качая головой.
-Но вы сами могли бы...
-Это не в нашей компетенции! - отрезал инженер. - Я смотрю за насосами, за мастерской... Для меня гораздо важнее, чтобы механизмы как можно меньше ломались и работали исправно... Для начальника экспедиции важно обеспечить научных сотрудников рабочей силой и создать все условия для успешного проведения опытов...
Пламенная речь дяди Васи произвела на ботаника из города нужное воздействие. Она перестала укоризненно улыбаться и приняла более серьезный вид.
-Вот приехал американец, - продолжал инженер, - для проведения опытов по капельному орошению. Привез насосы, шланги... Я — инженер, и знаю, что подобные опыты у нас проводились еще в пятидесятых годах... И сказал ему про это... так этот хрен из Сан-Франциско даже глазами заморгал... потом раскричался, что быть такого не может! Это, мол, самая передовая технология, внедряемая американцами вместе с израильтянами... Значит, какая-то стерва из наших переехала в Израиль с нашими разработками и заново открыла Америку... А теперь нам же, за наши деньги продают новые технологии... Почему, я спрашиваю, вас это не интересует? Что вы прицепились к какому-то сорняку, который вырос здесь назло всем нам? 
Надежда Петровна больше не улыбалась. Но унять дядю Васю теперь было невозможно.
-Я согласен, в растениях я не разбираюсь. Когда этот американец увидел опыты Ораза и сказал, что это картошка, я готов был плюнуть ему в очки. А когда он показал мне настоящий батат, я признал свою ошибку и плюнул в нашего Ораза, который набил себе брюхо посевным материалом, а теперь выращивает иранскую картошку, а ее нам институт прислал на пропитание...
Услышав гул подъезжающей машины, дядя Вася без всякого перехода заметил совершенно спокойно:
-А вот и наши приехали...
«Уазик», скрипнув тормозами остановился. К всеобщему удивлению, из кабины вылезла пожилая туркменка, и, уперев руки в бока, с негодованием обрушила на Андрея и всех остальных гневную речь. Говорила, вернее, кричала она по-туркменски, и Андрей с грехом пополам только понял, она попросила помочь Мурада и Муху. В чем заключалась помощь – разобрать было сложно в перечне всех близких и дальних родственников обоих рабочих, которые вылезли из будки и с конфуженным видом переминались в кузове, не решаясь спускаться на землю. Беки, злобно хлопнувший дверцей, подошел к Андрею.
-Помощники, мать их…!
Рабочие переглянулись и ни с того ни с сего расхохотались.
Женщина повернулась к ним и закричала еще громче. В потоке слов можно было только разобрать отдельные эпитеты: «харамзада», «хайван», «ерчекен»… Андрей вопросительно глянул на Беки, но водитель переводить гневную тираду не собирался. Он с силой пнул флягу с водой и ушел. Дядя Вася сосредоточенно запихивал огрызок папиросы в мундштук.
-Она говорит, - послышался за спиной голос Надежды Петровны, - что попросила двух этих обормотов прочистить дымоход и покрасить трубу…
В кузове снова ржали.
-Тихо вы! – Андрей начал злиться. Не хватало еще скандала с местными.
-Они пришли от Чары-ага, принесли лестницу, - продолжала переводить Надежда Петровна. – Потом сели перекурить… Полчаса курили… Потом полезли на крышу… И этот вот, длинный, - обе женщины синхронно указали на «кульбуканского волка», - этот длинный залез первым… а потом зачем-то сбросил лестницу вместе со вторым!
Андрей перевел недоуменный взгляд на дружков.
-Для смеха! – пояснил Мурад, показывая пальцем на расцарапанную рожу друга. – там шиповник рос…
-Сломали шиповник, - продолжала Надежда Петровна. – Пока снова ставили лестницу, на трубу сел байгуш… Ну, сова, - добавила она. – По их понятиям, это птица нечистая и приносит в дом хворь и смерть… Поэтому Энеджан попросила их прогнать заодно и байгуша…
Рабочие снова беспричинно захохотали. Дядя Вася укоризненно покачал головой.
 Не заметно присоединились и Али с Федоровым. Петр Алексеевич возился возле ульев, делая вид, что ему совершенно не интересно. Но Андрею показалось, что даже край кепки оттопырился от желания все расслышать.
-Тогда, - продолжали женщины почти в унисон, - расцарапанный принес ружье и убил байгуша...
-Убил? - брови Али удивленно взлетели вверх.
Муха горделиво приосанился.
-Убил?! - не удержался от восклицания Петр Алексеевич, и тут же был наказан — какая-то строгая пчела цапнула его за щеку, чтобы соблюдал покой и тишину.
Федоров и дядя Вася громко хмыкнули. А Андрей улыбнулся — Мухаммед стрелял исключительно скверно. Даже голубей на крыше навеса подстрелить не мог, хотя взбирался на самый верх и палил почти в упор.
И что такого? - пожал плечами Федоров. - Убил и убил... Сама же просила...
Женщина с исключительным вниманием выслушала перевод реплики биолога и обрушила новую гневную тираду на головы незадачливых помощников.
 Оказывается, убитая птица упала прямехонько в дымоход, и, учитывая жаркую погоду, в необозримом будущем должна была начать пованивать. 
Муха и Мурад снова заржали, но на землю не спускались, опасаясь мести со стороны потерпевшей.
Али, напустив на себя грозный вид, пообещал разобраться в случившемся и помочь бедной женщине.
-Уже помогли! – завопила та пуще прежнего. – Взяли и всю печь разобрали по камушку…
-То есть как? – Али начал багроветь, что было нехорошим знаком. Мурад и Муха посерьезнели. Поняли, что от дисциплинарного наказания теперь не отвертеться. Придется пропалывать два гектара бахчи или расчищать виноградник.
- Начали с трубы, - рассказывала женщина, - а потом забрались на чердак… там все раскурочили… потом зашли в дом: говорят, тетя, байгуша в трубе нет. Улетел, наверное… Я им говорю: какой улетел, когда я своими глазами видела, как он в трубу кувырнулся… Тогда они взяли лом и разобрали печь…
Больше никто не смеялся. Дядя Вася только поинтересовался кротко:
-Птицу-то хоть нашли?
-Нашли! – обрадованно загалдели в кузове. Мурад залез в будку и через секунду вылез, размахивая трофеем. – Вот она!
-Меня сейчас стошнит, - прошептала Надежда Петровна. – Ну и порядки у вас…
-Обычные! – возразил дядя Вася патриотично. – Как везде… - И, галантно изогнувшись, предложил: - Позвольте, по правилам и обычаям гостеприимства, пригласить вас отведать домашней лапши…
-Я, вообще-то, на один день… - Надежда Петровна заколебалась. – До завтрашнего утра… Мне еще надо найти парочку растений…
-Вот и отлично! – просиял инженер. – Федор Федорович у нас – большой специалист по поиску растений… Если что, то и ребята помогут…
-Эти, что ли? – уже смеясь, спросила Надежда Петровна.
-Да хоть бы и эти, - не моргнув глазом, ответил дядя Вася. – Чем плохи? Ну, набедокурили по молодости… С кем не бывает!
-Со мной такого не бывает! – откликнулся Петр Алексеевич, представая перед сконфуженной дамой с заплывшим глазом и опухшей щекой. – Я никогда не позволял себе подобных выходок по отношению к женщинам…
-Врет, все врет, - интимно шепнул инженер своей даме на ушко. – Женщины бежали от него, как от огня… А мужчины встречали его боем! Полюбуйтесь… Никак родной брат поставил ему этот штамп на удостоверение личности… Наверное, наш Петя снова из казана мясо без очереди вылавливал…
Петр Алексеевич побагровел от негодования. Его ораторское искусство было посрамлено. Ему даже не дали рта открыть. И кто? Дядя Вася, который, если и тренировался в красноречии, то только с пустыми бутылками.
Али грозно сомкнул брови:
-Дядя Вася, лапша из чего?
-Как из чего? – невинно удивился инженер. – Из теста…
-А бульон? – осведомился «Три Феди», не забывший еще плова из черепахи.
-Бульон из воды, мяса и специй! – отчеканил дядя Вася. И продолжал, обращаясь к Надежде Петровне и уводя ее все дальше к своему отсеку. – Знаете, всю жизнь имею наклонность к изучению ботаники, но образование не позволяет… И времени нехватка…
-Специи, надеюсь, не с этого куста? – лукаво осведомилась Надежда Петровна.
-Ну, что вы… - оскорбился инженер. – Я же говорю, у меня наклонность к ботанике…
-Наклонности у тебя к другому! – пробурчал Петр Алексеевич, оскорбленный до глубины души. – И время, мы знаем, на что уходит…
Но парочка его не слышала.
Пострадавшая женщина с раскрытым ртом наблюдала, как народ вокруг нее рассасывается. Незаметно исчезли Мурад и Муха. Куда-то убрел Федоров.  Василий Алексеевич строгавший что-то, сидя на корточках, особого доверия не внушал. Но тут женщина узрела Али и Беки и радостно встрепенулась.
-Как же с трубой… - начала она, но завлаб остановил ее одним жестом. Потом сказал Беки: - Завтра пусть Мурад и Муха поправят ей печь…  - переключился на женщину, - Топлива много уходит, Энеджан-дайза?
-Много, ой, много, - запричитала та, ободренная видимым участием.
-Тогда и машину саксаула отвезете. Пусть они с утра пораньше наломают сухого… - это для Беки.
Саксаул был ценностью неоспоримой. Но за его рубку назначался штраф. И женщина загорелась.
-А, может, две машины?
Али снова сдвинул брови:
-Не на базаре! За одну машину и посадить могут. А за две – ты пойдешь как соучастница…
Энеджан испуганно замахала руками:
-Хватит, хватит и одной машины…
-Тогда езжайте, - приказал Али. – Рабочие приедут утром.
Женщина стремительно запрыгнула в кабину.
-Ты бы еще паровое отопление ей пообещал, - недовольно пробурчал Беки, открывая дверцу.
-Пусть у казана греется, - ответил Али, незаметно улыбаясь.
Машина, круто развернувшись, вылетела из ворот стационара. Проводив ее взглядом, Али направился к емкости с водой и начал неторопливо разуваться – пришло время намаза. Мимо прошаркал Федор Федорович.
-Вы куда? – спросил Али, кряхтя.
-Температуру замерять, - ответил «Три Феди», - нельзя пропускать ни дня… Потом скажут, что подгоняем результаты опыта…
-Это они могут, - заметил Али. – Вы за дядей Васей присматривайте… А то, не ровен час…
-Все под контролем, - заверил биолог. – Водка вчера кончилась…
И упорхнул на крыльях любви к своим фисташке и миндалю… 
Смеркалось. Андрей зажег фонарь во дворе, который был единственным уличным освещением во всей округе, и подкрался к дому дяди Васи.
Свет горел только в столовом покое. Заглянув  в окошко можно было видеть, как Надежда Петровна и дядя Вася пили чай и мирно беседовали...
Нравится
13:30
53
© Шохрат Романов
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение