Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Портвейн

Портвейн

И немедленно выпил.

В. Ерофеев.

Мы рождены,  чтоб Кафку сделать былью.

Народ

 

   На душе было гнусно, и  настроение по определению являлось мерзопакостным, под стать погоде: несмотря на весенние дни, небо брутально хмурилось, и  с него падали капли пополам с мокрыми снежинками,  а промозглый ветер срывал молодые листья с деревьев, символизируя крушение мечты, а равно тлен  и тщету бытия.  

   Я неторопливо шёл в магазин, имея законные (они же последние) двести рублей с мелочью, дабы удовлетворить скорбь земную, а равно  и душевную.

   Унылый житель очень средней Азии не менее уныло ковырялся в помойке, закончив дело, он хлопнул крышкой ящика, при этом сидящий в соседнем баке кот, коему  этим действием был, несомненно, причинен материальный и физический ущерб в виде прищемления хвоста, взвыл, и, вякнув отчётливо, осуждающе, и, вероятно, матерно на всё человечество что-то типа  «Ооой, млиаааууу!», порскнул было в кусты, но передумал, резко сменил курс,  сел на лавочку, задрал заднюю лапу и стал вылизывать пушистые шурундулы, всем своим видом показывая, что он к этой сцене не имеет ни малейшего отношения.

    Вверху со скрипом открылась форточка, и рядом, в полутора метрах, на плитку от родного оленевода  шмякнулся презерватив, матерящийся по-армянски, и таящий в своих недрах население Москвы, Шанхая, Шепетовки и Урюпинска вместе взятых.

   Я зашёл в заветный магазин.

   - Портвейн «семь в кубе» и сырок «Дружба» (для пущей эклектики)  - попросил я хозяина магазина  - носатого азербайджанца.

    Айзер цыкнул золотым зубом, выложил, на первый, не дотошный взгляд,  свежий сырок, и, покопавшись в винных дебрях, поставил передо мной запылённую бутылку с мутноватым содержимым.

- Это… съедобно? – засумлевался я.

- Ээээ, мамой клянус, нэ отравищьса!

    Я вздохнул, взял пузырь с эклектичной закуской потопал на набережную великой реки.

    Река катила волны на тон темнее цвета небес, на ее волнах качались пятна мазута, пустые бутылки и использованные кондомы.

    Телефон молчал.

     Я отослал двум закадыкам СМСку следующего содержания: «Милостивый государь! Покорнейше прошу Вас препожаловать к нам на журфикс. В меню будут изысканная карта вин и элитные сыры».

Ответа не было

      Я набрал номер Коляна.

   После продолжительных гудков Колян вяло ответил : «Алёёё».

   - С прелестницей лежишь, падел? – ласково вопросил я.

    - Нет, микросхемы ваяю! – лаконично отоврался  Колян. Я почти поверил в эту наглую ложь, когда за кадром нежный, воркующий голосок эротично срифмовал: «Коотик, давай в роотик!».     Я вздохнул, и дал отбой.

    Второй моей надеждой был Серёга, но, набрав его номер я услышал что-то вроде: «какогохренамля?» и могучий храп. Серёге явно было уже хорошо.

    Я вышел к набережной и закурил, поставив купленную бутылку рядом с собой.

    Как всегда, внезапно, и, главное, не к месту, появилась полицейская машина, из которой вышел очень упитанный старший сержант. Подойдя к лавочке, на которой я сидел, он вяло махнул рукой возле уха, что означало типа «Приветик!» и представился, скорее не мне, а своему галстуку: «Стрш сжнт Фдыщнко».

 - Чем обязан приятностию нашей встречи, сударь? – любезно осведомился я.

- Распиваем! – убеждённо произнёс он, тыча пальцем в бутылку.

- Не открыта.. – возвёл я очи горе.

- Значит, покушение на распитие! – блеснул он знаниями основ юриспруденции.

 - Тогда уж и за изнасилование забирайте!

 - Эт почему? – удивился «Стрш сжнт Фдыщнко».

- Так орган же есть! Предъявить? – съехидничал я.

   Потом, видя, что беседа заворачивает не в ту сторону, прониконовенно глядя в глаза своему визави, спросил:

 - А может, того…?

  По скорбному лику полиса я понял, что ему ощутимо хочется поправить пошатнувшееся после вчерашнего здоровье, но в душе его боролись служебный долг и организм. С минуту-другую я наблюдал это противостояние, и, наконец, организм победил.

 - Карпов! – он обернулся в сторону водилы. – Тащи стаканы!

  Я срезал пробку со стеклотары, открыл и тоненькими ломтиками нарезал сырок, после чего разлил живительную влагу по пластиковым стаканчикам, принесённым Карповым.

  - Ну, шоб всё! – произнёс искромётный тост «стрш сжнт Фдыщнко», и мы проинвестировали влагу в организмы. Вопреки ожиданиям, портвейн оказался очень даже ничего, и по внутреннему миру разлилась приятная теплота.

    Закусили.

 - Повторим, джентльмены? – любезно спросил я. «Джентльмены» молча кивнули.

   Я протянул руку за бутылкой, и обнаружил, что она… вновь полная! Списав это на обман зрения, я вновь разлил напиток по стаканам.

  Второй стакан распорядился в организме вполне по-хозяйски, и в голове стало ясно, как никогда.

  Бутылка снова стала полной.

   - Ни хрена себе!  - резюмировал итоги опыта  «стрш сжнт Фдыщнко».

  Его напарник ограничился нецензурным глаголом, в приблизительной адаптации значившим «фалломорфировать».

- Эй, славяне! - «стрш сжнт Фдыщнко» махнул рукой двум дворникам, сидевшим на соседней лавочке и мечтавших об оставленных дома солнцеликих Лейли и Зульфии. – Быра сюда!

   Подошли двое таджиков в тёмно-синей прозодежде с оранжевыми вставками на спине и катфотами везде (чтоб ненароком не задавили.

 - Вот вам деньги на стаканы и закуску! Мухой!

  Таджики поплелись в магазин, откуда очень скоро вернулись, таща солидный пакет-«майку».

   - Будете? – грозно спросил подобревший «стрш сжнт Фдыщнко».

  Таджики согласно кивнули.

 - Наливай! – взмахнул рукой «стрш сжнт Фдыщнко», и стаканы вновь наполнились живительной влагой.

   Бутылка не обнулялась.

   Мы беседовали с Карповым, оказавшимся своим парнем, об экзистенциализме, как тупиковой ветви философии, поминая Шопенгауэра и Ницше, «стрш сжнт Фдыщнко» только кивал или мотал головой, выражая своё согласие или отрицание очередного тезиса.

   Подошли местные бабки, принесли пирожков с капустой и яйцом. Им налили от души.

   Подошли местные алкаши, но им обломилось ввиду их перманентной нетрезвости и даже делирия.

   Подошла труппа цирка-шапито во главе с орангутангом Петровичем. Налили.

  С хоругвями и крестным ходом, вняв слухам о чуде, пришёл местный поп отец Макакий, но был послан, памятуя его слабость к юным отрокам.

  Приезжал мэр, но ему не налили, послали его … на  Тверскую и в… мэрию. Он огорчился, и уехал.

Звонил премьер, сильно просился, но ему пожелали… доброго здоровья, держаться (там) и послали в... домик для уточки.

  Кто-то принёс гармонь, кто-то – гитару, и стали петь песни – и народные, и рок. Приходили и работяги, и бизнесмены, и инженеры, и учителя. Гуляла вся Россия! Гулялааа!

Нравится
19:20
116
© Сергей Штурм
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
20:17
+2
Волшебная бутылочка)))
20:26
+1
И аффтар — пьянь! Причём гидролизная! eyes
20:57
+2
Очень легко читается))ты — Умница, Сереж))
17:45
+1
Мерси!
21:50
+2
Бесподобно, Серж!!! Осталось Президенту налить, хотя он пиво любит немецкое… drink
17:49
+1
Я ему и руки-то не подам, если честно…
09:41
+2
Вот умеет же автор лёгким слогом слух ублажать, темой незамысловатой на подвиги сподвигнуть. Пойду хряпну стаканчик…
Теперь и сексуально-рвотная завязка не кажется лишней, и в реальность нескончаемой бутылки верится.
Спасибо тебе, Серж, за нешаблонность мысли, за юмор уличный. Ваяй дальше, на радость всем.
Критикну только маленько: Чегой-то не хватает в развязке. Быть может, драки (как в «Сибирском цирульнике»)? bravo thumbsup
17:46
+2
Вот драки точно не нужно! Мордобой — всегда мерзко!
Алексей Курганов
12:15
+1
Это от души!
14:42
+1
Унылый житель очень средней Азии — умиляюсь твоим чуйством юмора. laugh thumbsup
О коте-бедолаге вытираю слезы. rofl
на плитку от родного оленевода — не поняла мысли.
Хе, рассказ в духе библейского чуда — превращение воды в вино Иисусом на пиру. А что, правда, бутылка оказывается бездонной, когда принять на грудь?
17:48
+2
Оленеводом в Москвабаде мэра Собянина кличут…
Хе, рассказ в духе библейского чуда — превращение воды в вино Иисусом на пиру. А что, правда, бутылка оказывается бездонной, когда принять на грудь?

Это пародия на «неупиваемую чашу». Насчёт бездонности не ведаю, ибо потребляю умеренно.
17:56
+1
Оленеводом в Москвабаде мэра Собянина кличут…
— ах, вот оно что! Не знала.
Точно, «неупиваемая чаша», ты прав. )
18:03
+2
В общем, этот жанр именуется «алкотрэш».
И автор, собственно, далеко не такая пьянь, как описывает себя в рассказике.
18:59
+2
Сереж, разве я отождествила автора с ГГ? wonder
19:04
+2
Найн. Я так, на всякий случай!
04:05
+1
Как увидел картинку «777», меня чуть не выполоскало, избегаю с такого начинать! Но, читая и вчитываясь, поняв что бутылка волшебная, втянулся в вашу коллективную пьянку сам, пытался завладеть «принесённой кем-то гитарой», икал и кричал: «Ща запою!» yahoo thumbsup
10:07
+1
Хы. Как-то пытался в ГУБОП МВД перевестись, и один полковник отвел меня к генералу. Тот долго мою объективку читал, потом вымолвил: «А у парня-то залёты!», на что полковник ему ответил: «Это ты в кабинете коньячок под икорку смакуешь, а ребята портвешок под „мануфактурку“ в подворотне!»
16:56
+1
в стародавние времена пивал и я такой «портвешок», тогда он был плодово-ягодный, а щас смотрю на этикетке -фруктовое))

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение