Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Подарок. Из цикла "Фантастика".

Эта ужасная история случилась в день, когда и положено случаться всем ужасным историям - 13-го числа. В этот апрельский день жене Ивана Антоновича Бузыкина приспичило отмечать день своего рождения.

- И надо же было ей уродиться именно 13-го, а не 12-го или скажем 14-го апреля! - мысленно возмущался Иван Антонович, размышляя что подарить любимой супруге. Надо сказать, что Иван Антонович Бузыкин работал бухгалтером в одной средней солидности фирме и по натуре своей был человеком вовсе не суеверным. Число 13-ть удручало бухгалтера по причине отнюдь не мистической, а скорее даже прозаической. Дело в том, что 13-ое число каждого месяца было для Ивана Антоновича днем получки, о чем было достоверно известно его супруге - Нине Поликарповне, регулярно изымавшей это скромное финансовое вознаграждение нелегкого бухгалтерского труда из внутреннего кармана мужниного пиджака. Утаить часть получки от супруги в день ее Ангела Бузыкин просто не мог, ибо был для этого слишком хорошо воспитан.

Между тем для приобретения даже скромного подарка требовались определенные средства, а в этот раз подарок нужен был совсем нескромный, поскольку Нине Поликарповне исполнилось ровно 50 лет.
- Круглая дата, - мрачно терзался рачительный бухгалтер, юбилей как-никак, дешевкой тут не отделаешься.

Иван Антонович с ужасом вспомнил как на прошлогодний день рождения он подарил дражайшей супруге фальшивые духи "Кристиан Диор", купленные на "блошином" рынке у заезжих китайцев. Уверенная мужем в безусловной оригинальности этого образчика французской парфюмерии, Нина Поликарповна распылила на себя полфлакона прямо за праздничным столом. Дальнейшие события развивались стремительно. Вместо нежного и чувственного аромата Весны, обещанного красочной упаковкой, флакон выдал довольно тугую струю с запахом застарелой конской мочи. Возможно в этом треклятом Китае Весна пахла именно так, по конски, но у Нины Поликарповны это амбре вызвало жуткий приступ чиха.

Надо сказать, что женщиной она была столь видной, что сам бухгалтер на ее фоне выглядел портовым буксиром на переднем плане океанского лайнера. Поэтому, в соответствии со всеми законами физики, чих Нины Поликарповны оказался всесокрушающим. Первый порыв смерча разом погасил все сорок свечей, неосторожно воткнутые хозяйкой в праздничный торт. Второй - ураганом прошелся по тарелкам гостей, щедро устилая остатками пищи их обалдевшие физиономии. И наконец третий удар стихии пришелся в эпицентр зла: несчастного бухгалтера отбросило в сторону, словно пушинку свежим весенним ветром. Если бы при этом его отбросило к стене или еще куда-нибудь, то это было бы половинной бедой, но рукотворный, а точнее говоря, носотворный тайфун супруги швырнул Ивана Антоновича прямо на колени соседки Любочки - молодящейся дамы неопределенного возраста и довольно милой наружности. О том, что было потом Ивану Антоновичу было вспоминать не только стыдно, но и больно. Настолько больно, что испытать подобное вторично он был уже не в силах.

- Что же ей купить? - мучительно размышлял бухгалтер, уставившись в окно троллейбуса, за которым в надвигающемся весеннем вечере проплывали неоновые огни реклам.
-Только не духи! - тут же напоминала язвительная память.
- Сам знаю! - мысленно огрызался ей бухгалтер. Лучше подскажи что!


И тут рассеянный взгляд Бузыкина упал на бегущую строку электронного щита: "Крем "Мега-лифт" - назад в молодость!"  "Оно!" - пронзила мозг шальная мысль. "Оно!" - вторила ей усталая поясница, противящаяся долгому шоппингу. "Оно самое!" - уверенно подтверждал не слишком толстый кошелек. Выбор был сделан и бухгалтер Бузыкин сошел на ближайшей остановке.

Симпатичная продавец-консультант пела соловушкой. По ее словам выходило, что крем "Мега-лифт" является воистину чудодейственным средством, способным вмиг превратить старуху в молодуху, сэкономив на пластическом хирурге.
- Я пользуюсь этим кремом ежедневно - и вот результат! - продавец окинула себя многозначительным взглядом сверху вниз. "Выдра!" - подумал многоопытный бухгалтер, оплачивая покупку. "Козел!" - навскидку определила продавец, выбивая товарный чек.
 
Магазин Бузыкин покинул неся в руке фирменный пакетик, куда был упакован чудо-крем. Заскочив в соседний цветочный магазин, он разжился по сходной цене букетом из пяти алых роз. Крякнув от предвкушаемого застолья, Иван Антонович приобрел в гастрономе бутылку сухого шампанского для жены. Нина Поликарповна обладала не только богатырской статью, но и воистину сибирским здоровьем. Причем последний дар природы она расходовала очень экономно. Посему алкоголь она принимала лишь в исключительных случаях и только в виде сухого газированного вина, игриво называемого ею "шампусиком". Сложив покупки в целлофановый пакет, Иван Антонович Бузыкин смело двинулся вперед, навстречу празднику.

Семейный очаг встретил его пряным ароматом еды и полным отсутствием гостей. Экономная супруга намеренно пригласила их прийти позже, ибо ночью люди едят меньше. Вручив подарок, Бузыкин приложил к нему товарный чек, где была указана цена чудо-крема и название фирменного магазина, чтобы заранее отмести всяческие подозрения в собственном скупердяйстве. По радостно вспыхнувшим глазам жены, бухгалтер понял, что с подарком он угадал. Супруга тут же умчалась в соседнюю комнату нанести волшебный крем на свое утомленное жизнью лицо, а довольный бухгалтер принялся напевать себе под нос куплет известной песенки "День рожденья - праздник детства. И никуда, никуда, никуда от него не деться!"

Пока супруга мазалась кремом, Иван Антонович побаловал себя рюмкой холодной водочки, после чего с удовольствием откушал свежей пастромы и с зернистой икорки. Настроение его стало просто замечательным. Напевая арию Ленского "Куда, куда вы удалились?", он вошел в спальню и ... обомлел. Вместо дородной фигуры его подруги жизни на стуле сидела молодая и очень красивая девушка.

- Вы собственно ... - начал он, но девушка обернулась на голос и в испуге вскрикнула:
- Ой! Кто Вы такой и что это за сарай?!
- Позвольте, - обиженно возразил оторопевший бухгалтер. От растерянности он, незаметно для самого себя, перешел на старорежимный стиль речи.  Это Вам, барышня, вовсе не сарай, а благоустроенная квартира и, между прочим, со всеми удобствами.

- Фи, да от Вас водкой несет! - девушка наморщила свой маленький носик. Вы, мон шер, напились как дворник!
Иван Антонович даже поперхнулся от такого оскорбления. Ну да, выпил человек на радостях, так чего же сразу обзываться?! Он открыл было рот, чтобы сказать что-нибудь язвительное, но неожиданно для самого себя ответил покорно:
- Великодушно простите, душенька. Виноват-с.

Но девица его уже не слушала. Грациозно вспорхнув со стула, она принялась обходить комнату, с пренебрежительным интересом рассматривая окружающие ее предметы. Обнаружив платяной шкаф, она открыла его дверцу и принялась перебирать развешанные на вешалках наряды Нины Поликарповны.
- Право же, какое убожество! - фыркнула девушка, завершив ревизию гардероба. Впрочем, для престарелой горничной этого вполне достаточно.

Тут ее взгляд снова уперся в оторопевшего бухгалтера:
- Что Вы стоите как пень? С минуты на минуту пожалуют гости. Извольте наконец надеть фрак! Ежели Вы, дорогой мой супруг, запамятовали, то я Вам напомню: я - урожденная княжна Баратынская и не намерена стать предметом завтрашних сплетен в Вашем департаменте.

Кадык у Ивана Антоновича задергался, язык прилип к гортани и вместо ответа он стремглав выскочил из комнаты.
- Надо же как от одной рюмки развезло! - мелькнула в голове мысль. А может водка паленная? Это же форменные "глюки"! В гостиной он немного опомнился. Стол со снедью был на месте, а из прихожей доносилась непрерывная трель дверного замка. Это пришли первые гости.


"Что же делать?" - испугался бухгалтер. "Позвать Нину нельзя: женщина она горячая, несдержанная - еще чего доброго скандал затеет. Да и девица эта какая-то странная! Городит невесть что! А может все это мне и впрямь почудилось?" - с надеждой подумал он и опять забежал в спальню.

Но девушка стояла на своем месте, повелительно скрестив руки на груди. Только сейчас Бузыкин разглядел, что она одета необычно: длинное приталенное платье со шлейфом и глубоким разрезом на груди. Тонкую белую шею нежно обвивало жемчужное ожерелье. Увидев Бузыкина, незнакомка сердито топнула ножкой:
- Вы еще не готовы?! Право же, Вы стали совсем несносным. Права была маменька, называя Вас простофилей!

Ни слова не говоря, Бузыкин схватил девушку за локти и затолкал ее в шкаф. Та взвизгнула и попыталась закричать, но бухгалтер тихо, но внятно прошипел:
- Тихо, мы в опасности! Хотите жить, сидите тут смирно до моего возвращения.


Не чуя под собой ног, Иван Антонович вышел в гостиную, но не увидев там жены, пошел в прихожую. Нины Поликарповны не было и там. "Куда она запропастилась?!" - испуганно подумал он. "Наверное на кухне. Но почему не слышит звонка?" Он прошел в прихожую и отпер входную дверь. На лестничной площадке стояла чета Сундуковых - давнишних приятелей семьи Бузыкиных. Федор Павлович Сундуков служил старшим экономистом в одной с Бузыкиным фирме и это обстоятельство определило их дружбу. Сейчас Федор Павлович выглядел рассерженным и громко пробасил:
- Ты чего это, Антоныч, гостям не открываешь?! Мы уж было уходить решили. Стряслось чего?

Бузыкин выдавил на своем лице некое подобие улыбки и ответил:
- На кухне возился, руки мыл.
И в доказательство своих слов, будто нашкодивший школьник, показал гостю ладони рук. Они были действительно влажными, только не от воды, а от пота.
- А ты что же, сам стряпаешь? - хохотнул Сундуков, пропуская вперед себя свою жену и дочку. Имениннице отгул предоставил или проштрафился чем? Давай, зови, брат, супругу, поздравлять ее будем.

- Проходите в гостиную, -  с замирание в сердце предложил Иван Антонович и сам двинулся вперед. Однако супруги в гостиной по прежнему не наблюдалось. Не было ее и на кухне. Поскольку квартира была двухкомнатной, Бузыкину осталось лишь проверить туалет и ванную комнату. Но тщетно, следов Нины Поликарповны так и не обнаружилось.
- Мистика какая-то! - прошептал бухгалтер и помчался открывать дверь новым гостям. Через полчаса таких метаний за столом в гостиной собрались два десятка приглашенных. Пришли все. Не было лишь виновницы торжества.


- Я не понял! - поднялся со своего места Сундуков. Мы зачем тут собрались? Тебя, Бузыкин, я и на службе вижу каждый день. Супруга твоя куда-то запропастилась. Кормить нас не кормят. Что за дела, Бузыкин?! Может ты нам не рад?!

Несчастный бухгалтер хотел было открыть рот, чтобы извиниться и что-то ляпнуть про исчезновение супруги. Но тут на пороге спальни появилась она - не супруга, нет. Легкой стремительной походкой в гостиную вошла княжна Баратынская. Оглядев застывших в недоумении гостей, она промолвила с легкой улыбкой, обращаясь к Ивану Антоновичу:
- Дорогой, пора начинать. Невежливо заставлять наших гостей ждать.

Оторопевшие от неожиданности гости молча таращили глаза на незнакомку, которая ничуть не смущаясь таким вниманием к себе, тут же пропела следующую фразу:
Прошу вас, господа, угощайтесь. Сегодня у нас запросто, уж не взыщите. Прислуга отпросилась по болезни. Так что, прошу без всякого стеснения.
Господа принялись наполнять тарелки и бокалы. При этом все молчали, не понимая что происходит. Наконец Сундуков решился спросить:
- Так ты, Бузыкин, чего? Второй раз жениться успел? Ну ты даешь! А еще тихоня! Не зря говорится, что в тихом болоте... .


На Ивана Антоновича жалко было смотреть. Он стоял опустив плечи и на лице его плавала глупая улыбка. Княжна же отозвалась немедленно:
- Помилуйте, господа, о чем это вы?! Мы с моим супругом обвенчаны уж два десятка лет и расставаться вовсе не намерены.
Сундуков чуть не подавился бифштексом.
- А Вы, извините, кем Ивану Антоновичу приходитесь? - спросил он девушку.

Баратинская обиделась:
- Ну знаете, это уже переходит все приличия! Вы, сударь, забываетесь! Я - законная супруга Ивана Антоновича, урожденная княжна Баратынская. И, право же, сударь, Ваша шутка кажется мне неуместной.
И она с достоинством поджала губы.

Сундуков побагровел как варенная свекла. Судорожно сглотнув не пережеванный кусок, он сказал, будто каркнул:
- Какая на хрен княжна?! Вы что, с ума все по сходили?!
И вскочив на ноги, бросил жене и дочке:
- Айда домой из этого дурдома!

 

Когда гости ушли, Бузыкин прокрался в спальню. Княжна сидела с каменным лицом и не смотрела на него. Не тратя времени на вступление, Иван Антонович спросил супругу в лоб:
- Кремом мазалась?
Та лишь презрительно повела плечом.
- Можете взять Ваш презент и вернуть обратно в лавку. Вероятно Вас опять обманули. Запах у бальзама совсем не тот, что Вы давеча подарили мне на День Ангела.

Иван Антонович молча схватил наполовину опорожненный флакон и выбежал в коридор. Наспех одевшись, он стремглав помчался к троллейбусной остановке. "Только бы они не закрылись! Только бы успеть!" - постоянно повторял он будто заклинание. Он успел, хотя до закрытия магазина оставалось совсем немного времени: минут десять, не больше. Отыскав глазами знакомую продавщицу, он подбежал и молча выложил на прилавок крем. Продавщица посмотрела на него с явным недоумением. Но тут из-за полураскрытой двери служебного помещения в торговый зал вышел седой старик. Подойдя к продавцу, он строго спросил:
- Валентина, этому человеку ты продала последний флакон крема?
Она молча кивнула.
- Да, Юрий Петрович. Еще раз простите меня, я не знала, что он - экспериментальный. Девочки сказали мне когда он - и женщина повернулась к Бузыкину - уже вышел из магазина. Я выбежала вслед, но не смогла его догнать. Потом он сел в троллейбус и ... .
Она виновато опустила голову.

Седой усмехнулся.
- Думаю, тебе следует просить прощения у нашего покупателя. У него такой возбужденный вид, если он ... окажется недовольным покупкой.
Бузыкин отупело молчал. Видя это, старик пришел ему на помощь.
- Вы купили крем в подарок?
Бухгалтер лишь кивнул головой. Во рту у него пересохло как всегда случалось при сильном волнении. Не глядя на старика и продавщицу, он тихо попросил:
- Верните мне жену. Чтобы все было как раньше.
Седой старик улыбнулся.
- Желание покупателя - для нас закон! А вот и Ваша драгоценная половина. Именно она и попросила нас об этом ... розыгрыше.
И тут взору оторопевшего Ивана Антоновича предстала ... Нина Поликарповна. Живая, вполне здоровая и чем-то ужасно довольная. Но самое поразительное заключалось в том, что рядом с ней стояла не кто иная как ... княжна Баратынская. Она что-то шепнула Нине Поликаповне на ухо и обе они расхохотались. Посмеявшись вдоволь, супруга обняла Бузыкина за плечи и сказала:
- 1:1, Ваня. Ты разыграл меня в прошлом году, я - сегодня. И учти, я на колени ни к кому не бросалась, в отличии от тебя. Она хлопнула Бузыкина по плечу и по-мужски протянула ему руку:
- Ну что, мир?

Всю дорогу домой Бузыкин молчал. Молчала и Нина Поликарповна. Лишь подходя к своему подъезду, бухгалтер спросил жену:
- Слушай, а что тебе сказала ... эта, ну на ухо?
Нина Поликарповна немного помедлила, но все же ответила:
- Вместо омолаживающего крема ты купил мне антицеллюлитный бальзам.

 

Нравится
12:35
170
© Барсуковский Олег Леонидович
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение