Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

ПаАлВа Или кровная дружба

 

ПаАлВа ИЛИ КРОВНАЯ ДРУЖБА

(рассказ)

 

 

Их было трое: два мальчика и одна девочка. Мальчиков звали Павлом и Вадимом, а девочку Аленой. Жили они на окраине небольшого городка, каких немало в России, там, где хрущевские пятиэтажки начинали теснить частные дома патриархальной части города. Алена и Павел жили в панельном пятиэтажном доме, а Вадим в частном доме с баней во дворе и небольшим старым садом. Все трое ходили в одну школу, Вадим с Павлом учились в одном классе, а Алена в параллельном. Мальчики дружили с самого детства, еще с детского сада.

           Отец Павла работал на машиноремонтном заводе токарем, а мать воспитательницей в детском саду. У Павла была еще старшая сестра Валентина, которая была почти на десять лет старше его. Семья занимала двухкомнатную квартиру в обычном панельном доме. Сам Павел был мальчиком небольшого роста, коренастым, крепкого телосложения, с русыми слегка вьющимися волосами. Он хорошо играл на гитаре и прекрасно пел. В его семье все любили петь и прекрасно умели это делали. Играть на гитаре и петь Павла научила его сестра. Она сама прекрасно играла и сочиняла стихи и песни. Павел обладал мягким спокойным характером. Эти его положительные черты характера делали его всегда душей любой компании. Как только он появлялся где-нибудь с гитарой, тут же вокруг него сразу собиралась толпа. Учился он ровно, был твердым хорошистом, в дневнике у него, как правило, были одни четверки, тройки, как и пятерки, попадались редко. Кроме гитары у него было еще одно увлечение – механика. Эта страсть и умение работать с любыми инструментами передалась ему от отца. Отец был токарем высочайшего класса, на заводе ему поручали самые сложные, самые ответственные работы, которые на заводе, кроме него, никто выполнить не мог. Павел часто бегал к отцу на завод, и смотрел, как тот работает на станках и с инструментами. Эти все навыки Павлу в дальнейшем очень пригодились в жизни.

Отец Вадима работал хирургом в местной больнице, а мать -заведующей детского сада. Матери Вадима и Павла работали в одном детском саду и дружили еще с детства. Благодаря этому их сыновья росли и воспитывались вместе.

Вадим был почти на год младше Павла, но учились они в одном классе. Он был худощавым высоким мальчиком, почти на голову выше своего друга. В семье он рос один. Семья была достаточно обеспечена, и смогла создать все необходимые условия для жизни, развития и учебы своему единственному сыну. У него было все, о чем может мечтать мальчишка в его возрасте. У него первого из всех его одноклассников появился фотоаппарат, раньше других ему купили настоящий взрослый велосипед. Целыми днями его родители были на работе, и мальчик дома был предоставлен сам себе. В его распоряжении была огромная библиотека, книги в которую мать собирала всю жизнь. То, что он был единственным ребенком в семье, и то, что он жил в отдельном доме, и время, проводимое в одиночестве дома, выработало в нем мечтательный немного индивидуалистический характер. Учился он тоже неплохо, но троек у него было больше, чем у Павла. И друзей, кроме Павла у него не было. Одноклассники относились к нему с прохладцей, возможно, даже завидовали, потому что у него было то, о чем они только мечтали.

При таком различии внешности и характеров трудно было сказать, что могло бы связывать этих двух мальчиков. Вадима тянуло к Павлу за его прекрасный характер, его умение играть на гитаре и петь, умение починить почти любую сломавшуюся вещь. Павла интересовало их общее увлечение фотографией, хотя у него не было своего фотоаппарата. Но фотографией они занимались вместе. Когда Вадиму купили гитару, Павел начал учить его играть на ней. Больших успехов Вадим на этом поприще не достиг, но они выучили несколько пьес и могли играть дуэтом. Павлу нравилось бывать у Вадима дома. Условия жизни в частном секторе: просторный дом, большой двор с садом, где можно было покататься на качелях, поиграть в волейбол или просто побегать, сильно отличались от его городской квартиры в панельном доме. Мальчиков связывала многолетняя дружба. Как и все мальчишки в этом возрасте им приходилось драться, но никогда они не дрались между собой, наоборот, в любой драке они выступали, как одно целое. Они даже выработали общую тактику поведения в драке. Пока Вадим махал кулаками перед носом противника, Павел, благодаря своему небольшому росту, быстро приседал на корточки за спиной противника, а Вадим резким толчком опрокидывал врага через Павла, и тот летел кубарем. И тогда уже в драку вступал и Павел. Таким образом, они всегда выходили победителями. И это обстоятельство заставляло их еще крепче держаться друг за друга. Однажды, когда они поздно возвращались со школы, а учились они тогда во вторую смену, а школа была довольно далеко от окраины города, где они жили, они увидели, как рослый незнакомый парень приставал к девчонке из их школы. Он пытался у нее вырвать сумку, а она отчаянно отбивалась от него и кричала. Он бил ее по рукам, по голове. Этого наши рыцари стерпеть не смогли. Несмотря на то, что парень был старше и выше ростом, они смело встали на защиту девочки.

- Слышь, парень, оставь девчонку! – спокойным голосом сказал Павел.

- А вам чего тут надо, защитнички? – басил парень. - Брысь отсюда, мелюзга!         

- Сказали тебе, оставь девчонку, - тут уже вмешался Вадим, вплотную подходя к парню.

- А то что будет?

- Плохо тебе будет.

- Да ну? - При этих словах, он оставил девчонку и грудью пошел на Вадима, демонстративно засучивая рукава.

Вадим отступил на шаг, мельком взглянув на Павла. Тот понял его мгновенно, и сразу занял отработанную ранее позицию. Когда парень замахнулся, чтобы ударить Вадима в лицо, тот неожиданно присел и, выпрямившись, правой рукой нанес удар противнику в подбородок, а левой сильно толкнул его в грудь. Тот кувырком полетел через Павла, сильно ударившись шеей и головой о землю. И тут уже на него навались они втроем. Ребята молотили кулаками, почем зря, а девочка пинала его ногами. Убедившись, что противник повержен и перестал быть опасным, они с гордым видом удалились. Ребята проводили девочку домой. По дороге они узнали, что зовут ее Алена и что живет она в одном доме с Павлом, только в другом подъезде. Оказалось, что она учится тоже в седьмом классе, но только в параллельном. В школе они видели ее ни раз, но просто не замечали.

На следующий день, когда наша неразлучные друзья гуляли после уроков вблизи дома, где жил Павел, они снова увидели Алену. На этот она шла вместе со своей мамой. Когда они поравнялись с ребятами, Алена сказала маме:

- Мам, это ребята, которые меня вчера спасли.

Женщина остановилась и подозвала к себе ребят.

- Ребята, вы молодцы, настоящие рыцари. Алена, как же зовут твоих героев?

Алена представила ребят.

- Знаешь, Алена, пригласи ребят в субботу к нам в гости на твой день рождения.

- Правда, ребята, приходите к нам. Мы будем очень рады.

Ребята смущенные молчали, и только кивали головами. Как только Алена с мамой ушли, мальчики стали живо обсуждать, что подарить девочке на день рождения. До сих пор им не приходилось бывать на днях рождения у девочек, поэтому вопрос, что Алене подарить, для них стал сложным. В конце концов, они решили, что подарят цветы и хорошие книги. До субботы оставалось еще два дня. Ребята бегали по городу в поисках цветов. В те времена в марте достать букет живых цветов было очень большой проблемой. С книгами было значительно проще. В книжном магазине они выбрали книги из серии «Библиотека приключений». Книги были прекрасно изданы и в суперобложках. Выбор ребят родители одобрили. Теперь перед Вадимом стал вопрос, в чем идти в гости? Из серого костюма, который ему купили в позапрошлом году, он безнадежно вырос. Пришлось остановиться на черных брюках и нарядном свитере. Павел решил идти в своей школьной форме

В субботу, ровно в 6 часов, как и было назначено, наглаженные и аккуратно причесанные ребята уже стояли у двери квартиры, где жила Алена. Дверь им открыла сама Алена. Они ее сразу даже не узнали. Привыкли ее видеть в школьной форме, а гулять выходила она, одетая совсем, как мальчишка: в брюках, куртке, кепке и ботинках. А сейчас перед ними стояла настоящая барышня в светлом расклешенном коротком платьице, в лаковых туфельках на каблучках. Из своих коротких волос (она всегда носила короткую, почти мальчишескую прическу) сейчас она сумела соорудить какую-то невероятную прическу, которая очень ей шла. Ребята просто залюбовались ею. Смущаясь и краснея, они вручили ей цветы и подарки. Она поблагодарила их и провела в комнату, где усадила на диван. В углу играла радиола, стол был уже накрыт. На столе стоял огромный торт, бутылки с лимонадом и много конфет. Алена ждала еще двух девочек из своего класса. Чуть позже появились и они. Родители Алены пригласили всех к столу, а сами удалились в другую комнату, чтобы не смущать гостей своим присутствием. Гости вначале немного стеснялись, а потом за столом стало шумно и весело. Звучали тосты и поздравления в честь именинницы. Вадим даже прочел стихи, написанные в ее честь. Девочки попросили Алену что-нибудь спеть. Она вначале отнекивалась, а затем согласилась. Сняв со стены гитару, она взяла несколько аккордов и запела чистым высоким голосом. Пела она хорошо и самозабвенно. Павел даже удивился, как хорошо она аккомпонировала себе на гитаре. Вскоре гитару в руки взял и Павел. Он пел, аккомпанируя себе, а ребята подпевали ему. Потом какую-то песню они спели вместе с Аленой. День рождения удался на славу. Ребята остались очень довольные. Особенно радовалась сама Алена. Она познакомилась с двумя интересными мальчиками. Они теперь стали друзьями. Вообще Алена не очень любила дружить с девчонками. Сама она росла как мальчишка. Ее с детства не интересовали девичьи игрушки. Она не признавала никаких кукол, тряпочек, игр в дочки-матери. Ее больше интересовали машинки, заводные игрушки. Самой любимой ее игрушкой стал конструктор. Она собирала из него немыслимые конструкции и механизмы. Чаще всего ее можно было увидеть играющей с мальчишками. Она, как и они играла в войну, лазила по деревьям. Вечно ноги у нее были все в ссадинах и синяках. Одевалась она тоже, как мальчишка, носила кепки и короткие волосы. Отец ее говорил: «Мой сын Аленка, ей нужно было бы родиться не Аленой, а Алешкой». Вот такую подругу теперь приобрели наши герои. С того дня рождения они теперь часто были вместе. Вместе гуляли, вместе проводили свободное время за игрой на гитаре, играли в волейбол. Чаще всего они собирались во дворе или в доме у Вадима. Теперь у ребят появился объект для фотографирования. Алена любила фотографироваться и с удовольствием это дела, а ребята были только рады стараться. Потом они все вместе, запершись в темной комнате при свете красного фонаря, печатали фотографии. Как правило, Вадим сидел за увеличителем, а Алена проявляла фотографии в кюветах. Павел же забавлял их песнями под гитару. Дружба их крепла день ото дня. Они теперь стали неразлучной троицей и образовали свой союз трех. Долго спорили, как его назвать. Согласились на названии «ПаАлВа» по первым буквам их имен. И даже придумали свой герб. Алена, умела хорошо рисовать, и предложила вариант: на щите заглавными буквами с вензелями стояли три переплетенные между собой буквы: внизу слева и справа буквы П и В, а посредине чуть выше буква А. Ребята теперь горой стояли друг за друга, и казалось, не было ничего, чего бы они не сделали друг для друга. Вскоре это им пришлось доказать.

Как-то в пятницу уже в конце учебного года наша троица гуляла на улице допоздна. Домой Алена вернулась в десятом часу, за что ее пожурили родители. И тут Алена вспомнила, что на завтра им по русской литературе задали домашнее сочинение. Она совсем забыла о нем. Писать его, конечно, уже было некогда. Утром с тяжелым сердцем она отправилась в школу. На уроке литературы Лидия Ивановна долго объясняла новый материал, казалось, совсем забыв про заданное сочинение. Когда прозвучал звонок об окончании урока, Алена облегченно вздохнула – пронесло. Но в этот момент учительница сказала: «При выходе из класса сочинения положите мне на стол». - Не получилось, - подумала Алена. Теперь мне грозит двойка по русской литературе в самом конце четверти. Обидно…

Вечером о своих неприятностях она рассказала ребятам. Они вместе стали думать, как выручить Алену. Долго спорили и пришли к выводу, что нужно выкрасть все тетради с сочинениями их класса и уничтожить. Тогда не смогут обнаружить, чьего сочинения там не было . На ребят подумать никто не сможет, так как они учились в другом классе, а на девочку тем более Но это может получиться в том случае, если, во-первых, учительница не забрала их с собой домой для проверки, и, во-вторых, если она не успела их проверить и проставить отметки в журнал или себе в тетрадь. Но все же нужно было рискнуть. Был выработан план. Ребята в ночь с субботы на воскресенье должны были тихо выскользнуть из дому, подойти к школе, и через окно в столовой, которое никогда не запирается на щеколду, проникнуть в помещение школы, дойти до учительской, и в шкафу найти тетради с сочинениями 7-го «б» класса и забрать их с собой. На этом и порешили.

Как назло, в тот вечер в субботу родители Вадима долго не ложились спать. Вадим притворно при них зевал, всем своим видом показывая, что пора уже ложиться спать. Но родители не замечали его пассажей. Потом Вадим, лежа в кровати, еще долго слышал их разговоры в соседней комнате. Наконец, все затихло. Подождав еще минут пятнадцать, он тихо оделся, и, стараясь не скрипнуть половицами в прихожей, тихо выскользнул за дверь. Через пять минут он был уже у дома Павла. Друг встретил его вопросом:

- Чего так долго?

- Родители долго не засыпали           

- Фонарик взял?

- Угу.

Через двадцать минут ребята были уже у школы. Ночь была темная, безлунная, уличные фонари горели только в начале и конце улицы, и свет от них до здания школы почти не доходил. С темными неосвещенными провалами окон школа казалась огромной и загадочной. Ребята тихонько обошли фасад школы, затем вошли во двор. Во дворе было совсем темно, нигде не светилось ни одного окна. Дворник, исполняющий одновременно и должность сторожа, очевидно, преспокойно спал в своей сторожке. Ребята подошли к окнам столовой. Столовая была на первом этаже, окна ее выходили во двор. Здание имело цокольный этаж,и до окон первого этажа нужно было еще дотянуться. Ребята поискали во дворе что-нибудь подходящее, чтобы на него можно было залезть, но кроме бочки со старым уже затвердевшим цементом ничего не нашли. Тогда Вадим предложил Павлу встать ему на плечи и попытаться дотянуться до окна. Павел, сняв ботинки, залез на плечи Вадима и потянулся к окну. Едва это ему удалось. Он потихоньку потянул за раму, и та, скрипнув, открылась. При этом звуке эребята замерли. Им показалось, что этот скрип могла услышать вся улица. С замиранием сердца они подождали еще некоторое время, и Павел потихоньку начал взбираться на подоконник. При каждом движении жестяный отлив громыхал, казалось, на всю улицу. Наконец, Павлу удалось взобраться на него, и он исчез в темном провале окна. Вадим стоял внизу, прислушиваясь к каждому звуку. Вокруг было тихо и темно. Тем временем Павел, стараясь, как можно меньше шуметь, в одних носках пересек столовую и вышел в коридор. Там было абсолютно темно. Окна коридора первого этажа выходили во двор, куда свет уличных фонарей не достигал. Тогда он решил включить фонарик. Свет фонарика показался ему ослепительным лучом прожектора. Он сразу же его выключил и почти наощупь двинулся по коридору к лестнице. Перед лестницей он на мгновение еще включил фонарик и по памяти поднялся на второй этаж. Учительская была на втором этаже. Он мысленно молил бога, чтобы она не была закрыта. Иначе все их труды пропадут напрасно. Вот и дверь учительской. С гулко бьющимся сердцем он потянул за ручку. Дверь сразу поддалась. Он облегченно вздохнул. После темноты коридора в комнате казалось светлее. Окна учительской выходили на улицу, и свет далеких уличных фонарей едва проникал и сюда через большие окна. Глаза уже привыкли к темноте. Теперь только бы тетради оказались на месте. Стеклянных шкафов в учительской оказалось целы пять. В каком из них тетради 7-го «б»? Проверять нужно было их все. Ни в первом, ни во втором тетрадей вообще никаких не оказалось, не было их и в третьем. И только в четвертом он увидел стопки ученических тетрадей. Подсветил фонариком и на второй полке обнаружил искомое. Тихонько, взяв рукой за верхнюю часть двери шкафа, осторожно открыл ее. Начитавшись шпионских романов, старался не оставить нигде отпечатков пальцев. И вот целая стопка тетрадей с сочинениями 7-го «б» у него оказалась подмышкой. Дверь шкафа прикрыл ногой. Обратный путь прошел без всяких приключений. Перегнувшись через подоконник, передал Вадиму стопку тетрадей. Получилось неудачно, тетради выскользнули из руки и рассыпались по земле. Павел вылез на подоконник, попросил Вадима подать ему ботинки, чтобы он мог сам спрыгнуть на землю. Вадим подал, один а другой бросил, в надежде, что друг его поймает. Но друг не поймал. Раздался звон разбитого стекла. В ночной тишине этот звук казался таким громким, что его могли бы услышать на другом конце улицы. Павел в одном ботинке спрыгнул с подоконника, больно подвихнув ногу. Ребята помчались и спрятались за пожарным щитом, стоящим в 20 метрах от здания школы. На земле у разбитого окна остались рассыпанные тетради. Судьба второго ботинка была тоже неизвестна. Испуганные наши герои еще минут десять сидели тихо за щитом, пока не убедились, что все по-прежнему тихо. Затем собрали тетради, а вот за ботинком пришлось снова лезть в окно. Наконец, операция была завершена. Они вернулись домой уже во втором часу, и еще долго не могли заснуть под впечатлением пережитого.

На следующий день, в воскресенье ребята собрались, как всегда в шесть часов во дворе Вадима. В холщевой сумке Павел принес тетради. Их было 27, было их ровно столько, сколько учеников в классе без тетради Алены. Они хотели их сразу сжечь, но Алена запротестовала. Она хотела прочитать сочинения некоторых своих соучеников. Пока она читала, мальчишки собирали хворост для костра. Алена иногда комментировала прочитанное:

- Ишь ты, Сорокина написала на целых 6 страниц! А почерк у Петрухина! Пишет, как курица лапой. А наша отличница Белкина расстаралась, с цитатами и таким почерком, как в первом классе.

- Ладно тебе, кидай все в огонь!

Жаркое пламя разгоревшегося костра постепенно превратил в пепел труд целого класса. Но улики против Алены были уничтожены. Никто теперь не сможет доказать, что ее сочинения там не было. Мальчики чувствовали себя героями, но все-таки как-то неприятно было на душе. Они чувствовали, что совершили недостойный поступок. Алену они-то выручили, а учительницу подвели. Что она будет делать, когда в понедельник не обнаружит тетрадей целого класса? А вдруг поднимется шум? Начнется расследование, вызовут милицию с собаками?..

Алена, конечно, была благодарна мальчикам, спасших ее от неминуемой двойки, но с тревогой шла на урок русской литературы. Прозвенел звонок на урок, прошло минут пять, а Лидии Ивановны все не было. Сердце Алены тревожно стучало. Неужели обнаружила исчезновение тетрадей? Наконец, учительница вошла в класс.

- Здравствуйте, ребята! Садитесь. Следующий урок у вас должна была быть физкультура, но Виктор Николаевич заболел. У нас будут два урока литературы. В качестве подготовки к экзамену мы проведем с вами репетицию экзамена. Сейчас я на доске напишу темы сочинений, которые были в прошлом году на экзаменах в седьмых классах. Каждый из вас выберет тему, которая ему больше понравится, и за эти два часа ее раскроет. Писать нужно будет в отдельных чистых тетрадях. Я не раз вас предупреждала, чтобы вы всегда носили в портфеле запасные одну-две чистые тетради на всякий случай. У кого нет с собой чистой тетради?

Два мальчика на последней парте подняли руки.

- У кого есть лишние тетради, поделитесь. А вы не забудьте потом отдать им. На обложке тетрадей сверху напишите: «Для сочинений по подготовке к экзаменам». Мы и в восьмом классе будем писать в них сочинения. Они потом вам пригодятся при подготовке к экзамену на аттестат зрелости.

Таким образом, учительница решила не выносить ссор из избы, не поднимать шум, предложив такой вариант выхода из положения. Через неделю закончился учебный год, были экзамены, и о пропавших тетрадях больше никто не вспомнил.

Когда ребята учились в старших классах, в стране началось бурное освоение космоса. Все теперь болели космосом. Болезнь эта не обошла и наших героев. Когда в космос полетели Терешкова и Быковский, ребята твердо решили, что будут космонавтами. Они прекрасно понимали, что для космоса нужно отличное здоровье и хорошие знания. Для этого разработали целую систему тренировок и закалок. По утрам теперь до школы они бегали несколько кругов по стадиону, поджимались на турнике, стояли подолгу на голове, до упаду качались на качелях. Тяжелее всех качели переносил Павел. И к учебе стали они относиться серьезнее. Теперь в дневниках, а потом и в табелях, стали чаще появляться пятерки. Мальчики твердо решили поступать в летное училище, а Алена еще не решила точно куда: будет она медиком или займется парашютным спортом. Они мечтали полететь в космос на одном корабле. И тогда обязательно попросят, чтобы на борту ракеты был нарисован их герб «ПАВ».

Они переходили из класса в класс, взрослели, а дружили по-прежнему. В этой тройке Вадим был «Вадька», Павел «Пашка», а только Алена оставалась Аленой. Она постепенно из сорванца-мальчишки превращалась в симпатичную девушку. Но ребята, казалось, этого не замечали. В их тройке не было различий по половому признаку.

Когда они учились в десятом классе, в марте случилось в школе несчастье. В выходной день шестой класс возили в областной центр в краеведческий музей. По дороге домой автобус попал в дорожную аварию и загорелся. Жертв, правда, не было, но пострадало много детей, часть из них оказалось в тяжелом состоянии. Многим требовалось переливание крови. Запасов крови в местной больнице не хватало. Тогда по радио и местному телевиденью обратились к жителям за помощью с просьбой сдавать кровь для пострадавших. Многие устремились в лечебное учреждение. Среди них были и наши герои. Втроем они явились на пункт приема крови. Пришлось довольно долго дожидаться своей очереди. Им делать это пришлось впервые, поэтому они волновались. Мальчики в присутствии девочки храбрились, мол, все это ерунда, совсем не больно, даже и не почувствуешь А у самих тихонько дрожали поджилки. Вспоминалось, как им в школе делали прививки. Подошла и их очередь. Приглашали сразу по два человека. Первыми пошли Павел и Вадим. Их уложили на кушетки, перевязали резиновым жгутом левые руки в районе бицепса. Подошла медсестра с большим шприцом и, как им показалось, с огромной иглой. Павел отвернулся, стараясь не смотреть, как медсестра будет вводить иглу в вену. Вадим пересилил себя, заставив смотреть, как медсестра это делает. Было страшно и неприятно, но он взял себя в руки. Вся эта процедура заняла несколько минут. Взяв необходимое количество крови, медсестра вынула иглу, на место укола положила ватку, смоченную в спирте, и заставила согнуть руку в локте, чтобы плотно прижать ватку. Затем проводила их в другую комнату, где на столах стоял чай и вазочки с печеньем. Немного испуганные и взволнованные, они сели за свободный стол и стали дожидаться Алену. Пока ее не было, они начали делиться впечатлениями. Голова слегка кружилась, и немного подташнивало, но они бодрились. Наконец, появилась Алена. Она была бледная и взволнованная. Уселась с ними за один столик и стала рассказывать свои ощущения.

- Больно было только, когда вводили иглу. Она мне показалась такой толстой и огромной, что я зажмурилась при виде ее. Потом я почти ничего не чувствовала. Сейчас голова немного кружится.

Пока они пили чай с печеньем, вошел доктор, поблагодарил всех присутствующих за помощь и сказал, что повторно они смогут сдать кровь не раньше чем через неделю.

Через неделю они снова посетили это учреждение. И тогда они узнали, что у всех у них оказалась одна и та же группа крови, довольно редкая – первая «А». При этом Вадим пошутил : «Как у Киплинга «Мы с тобой одной крови»

В старших классах ребята начали обращать внимание на других девочек. От Алены у них не было секретов. Они часто делились с ней своими сердечными тайнами. Она не ревновала их, а даже часто давала дельные советы, как обратить на себя внимание заинтересовавшую их девочку. Вадиму больше везло, он стал парнем высоким, хорошо развитым, учиться стал намного лучше. Девочки стали обращать на него внимание. Хуже было Павлу. За его небольшой рост и веселый добродушный характер девочки не принимали его всерьез. Относились к нему, как к подружке, как к веселому плюшевому мишке. Они могли делиться с ним своими сердечными тайнами. Это его очень огорчало. Ему уже нравились некоторые из них, он хотел бы с ними дружить. Если Алена равнодушно воспринимала увлечения своих друзей, то ребята всерьез заволновались, когда она сказала, что ей нравится Сергей из десятого класса. Она даже попросила их устроить так, чтобы он как-нибудь оказался в их компании. Скрепя сердце, они выполнили ее просьбу. Но из этого ничего не получилось. Сергея Алена не заинтересовала к великому удовольствию ребят.

Быстро пробежали школьные годы, прозвенел последний школьный звонок. Ребята готовились к экзаменам на аттестат зрелости. У Павла и Вадима за 10-й класс в табеле было всего по две четверки, остальные все были пятерки. У Алены четверок было больше. Теперь, занятые подготовкой к экзаменам, они виделись реже. Еще в марте ребята подали заявления в военкомат с просьбой дать им направление для поступления в летное училище. В конце мая они должны были получить ответ.

Выпускные экзамены вся тройка сдала успешно, получив всего по одной четверке. С такими отметками не стыдно было поступать в любой институт. Но ребята твердо шли к своей цели. Теперь направления у них были уже в кармане. В конце июля они должны были прибыть на экзамены в училище. У Алены экзамены в медицинский институт начинались тоже с 1 августа.

Последний день перед отъездом в училище они провели вместе, как всегда, в доме у Вадима. Теперь они уже считали себя совсем взрослыми, поэтому на столе стояла бутылка сухого вина. Они пили за дружбу. Клялись в верной дружбе навсегда. Играл магнитофон, ребята по очереди танцевали с Аленой. У каждого из них щемило сердце при мысли, что они расстаются так надолго. Вдруг Вадим про себя отметил, какой красивой девушкой стала Алена. Он почему-то раньше этого не замечал. Все мальчишеское в ней куда-то ушло, у нее стала стройная фигурка, с тонкой гибкой талией, длинными ногами, высокой грудью. Только прически по-прежнему она носила короткие. Когда они проводили ее домой, Павел спросил Вадима: «А ты заметил, какой красивой стала Алена?» Вадим только утвердительно кивнул головой. Только теперь они поняли, что по уши влюблены в свою подругу.

Вступительные экзамены и медицинская комиссия у Вадима прошли без сучка, без задоринки. А вот Павлу не повезло. Он завалился на медицинской комиссии в прямом и переносном смысле. У него определили непорядок с вестибулярным аппаратом. Летать ему не придется. Он успел забрать документы и подать в танковое училище. Там медицинская комиссия была не такой строгой. Так медицина разлучила ребят. Нарушила она планы и Алены. В медицинский институт она не прошла по конкурсу. Она пошла работать санитаркой в больницу, в надежде обязательно поступить в институт в следующем году, так как имеющих трудовой стаж принимали вне конкурса.

Вадим всегда мечтал стать летчиком-истребителем. Но в военкомате ему почему-то дали направление в училище, где готовят летчиков бомбардировочной авиации. Очевидно, здесь сыграло роль то, что Вадим был высокого роста. Считалось, что летчик-истребитель должен быть среднего роста, чтобы легче переносить возникающие в полете перегрузки. На бомбардировщике такие перегрузки меньше, чем на истребителе. Но Вадим верил в свою мечту, верил в то, что даже из бомбардировочной авиации начнут брать в космонавты, так как к тому времени космическим кораблем будет управлять целый экипаж.

Первый курс, как в летном, так и в танковом училище сильно отличался от их представления об учебе в этих заведениях. Курсанты бегали кроссы, занимались строевой подготовкой, учили уставы, ходили в наряды, чистили картошку, убирали осенью листву, а зимой снег на дорожках и плацах училищ. Пока до материальной части им было еще далеко.

В редкое свободное время ребята писали письма, писали друг другу, писали Алене. Алена писала реже, но любое ее письмо для каждого из них было настоящим праздником. Она писала, что работает теперь в хирургическом отделении больницы, что уже спокойно переносит вид крови, уже научилась помогать медсестрам, ей доверяют уже ухаживать за больными. К августу следующего года у нее будет уже год стажа работы в медицинском учреждении, и она сможет поступить в институт без конкурса. На вопросы ребят, как дела у нее на личном фронте, отвечала уклончиво. Она уже давно поняла, что ребята любят ее по-настоящему, но ради дружбы она не могла отдать никому из них предпочтение, понимая что, если она выберет одного из них, то нанесет глубокую травму другому. Этого она позволить себе не могла. Работа в больнице отнимала у нее почти все свободное время. Домой возвращалась настолько уставшая, что просто валилась спать. В больнице ее заметили, и стали давать поручения, далеко выходящие за рамки служебных обязанностей санитарки. Во время ночных дежурств, в свободное от дел время, усиленно штудировала медицинскую литературу. Заходила в процедурный кабинет, сестры учили ее делать уколы и перевязки. К весне она могла уже заменить любую из медсестер.

Так прошел год. Летом ребята вернулись в свой город в отпуска. Время отпусков у них практически совпало. За этот год они сильно возмужали, и даже, казалось, еще подросли, военная форма была им явно к лицу. Каждый из них, не успев поставить дома чемодан, в тот же вечер помчался к Алене.

Проработав в больнице почти 11 месяцев, Алена ушла в отпуск и уволилась с прекрасной характеристикой и рекомендацией для поступления в медицинский институт. Теперь она снова засела за книги, стала снова готовиться к вступительным экзаменам. По вечерам друзья, как и прежде, собирались вместе у Вадима. Ребята до хрипоты спорили, расхваливая преимущества своей будущей профессии. Она слушала их, откровенно любуясь своими друзьями, и каждого из них она любила по-своему. «Ах, как было бы хорошо, - думала они, - если бы ребята решили сами между собой, кому она достанется, чтобы ей самой не делать этот выбор. Но они ведь настолько дружны, что не посмеют это сделать из благородства. Любой из них мог бы стать для нее надежным спутником на всю жизнь».

Иногда они втроем ходили на дискотеку в городской парк. В один из таких вечеров на танцах к ним подошел Сергей и спросил у ребят разрешения пригласить их даму на танец. Ребята переглянулись и сделали вид, что они не против, если дама согласится. Алена ушла танцевать с Сергеем. Сергея они помнили по прошлой неудачной попытке сблизить Алену с ним. Им показалось, что сейчас Алена ушла с ним танцевать не без удовольствия. Когда она вернулась раскрасневшаяся и возбужденная после быстрого танца, то встретила вопросительные взгляды своих спутников. Она рассказала, что Сергей сейчас учится в Москве в каком-то инженерном институте. Сейчас он на каникулах, и уже делал несколько попыток с ней поближе познакомиться. Ребятам отнеслись к этому как-то настороженно. Насколько они знали, Сергей был неплохим парнем, хотя особо ничем не выделялся. Они уважали право Алены иметь знакомых по своему выбору, но каждый в душе ревновал ее к любому, кто к ней приближался. До конца их отпусков вместе они встречались еще несколько раз. Чаще было нельзя, Алена готовилась к экзаменам в институт.

Прошло несколько лет. Ребята успешно окончили училища и получили направления на службу по своей специальности. Вадим попал на Север в морскую авиацию, а Павел на Урал в танковую бригаду. Алена еще училась в институте. Когда она была на третьем курсе института, Сергей, окончивший к тому времени институт и получивший направление в их родной город, внезапно сделал ей предложение. Несколько поколебавшись, она согласилась. О том, что она выходит замуж, она написала ребятам и пригласила их на свадьбу. Ребята с горечью встретили эту новость. Каждый из них втайне надеялся, что Алена себе в мужья выберет именно его, хотя никто из них подобного предложения ей не делал. К сожалению, условия службы не позволили ни одному, ни другому вырваться на свадьбу к подруге. Алена окончила институт и стала работать в местной больнице, где в свое время работала до поступления в институт. Когда ребята приезжали в отпуск, они заходили в гости к Алене домой. Их встречала Алена с радостью. Сергей не ревновал ее к друзьям детства, во всяком случае, внешне это заметно не было.

Семейная жизнь у ребят сложилась по-разному. После того, как Алена вышла замуж, Павел встретил девушку очень похожую на Алену. И вскоре они поженились. К моменту, когда происходили эти события, у них уже подрастал сын.

Вадим, узнав, что Алена вышла замуж, долго переживал, а потом в отпуске познакомился с молодой актрисой местного драматического театра. На сцене в пьесе местного автора играла молодая актриса, исполняющая роль второго плана. Увидев ее на сцене, Вадим ахнул, ему она показалась копией Алены. После спектакля он сбегал за цветами, и встретил ее у служебного входа. Молодой летчик, в красивой черной морской форме с погонами с голубыми простетами, быстро вскружил голову молодой девушке. Они познакомились, и до следующего его отпуска шла активная переписка. В отпуске они сыграли свадьбу. На свадьбе были только Алена с Сергеем. Павел не смог приехать. Они ожидали второго ребенка, и со дня на день Валентина должна была родить. Сразу после свадьбы молодожены уехали в Североморск. В это время театр Анжелы уехал на гастроли, и главный режиссер дал ей отпуск до начала нового театрального сезона. Анжелу поразила убогость быта военного городка и суровые условия Севера. Кое-как она прожила то лето с Вадимом, а потом уехала в свой город и больше на Севере она не появлялась. Они не развелись, но семья у них не получилась. Анжелу устраивало это положение, когда нужно было отделаться от надоедливого поклонника, она представлялась замужней дамой. Вадим же, после неудачной попытки, решил вообще больше не жениться. Так прошло несколько лет.

Однажды ночью Вадима разбудил телефонный звонок. Звонил Павел. Он сказал, что получил письмо от Сергея. Тот писал ему, что Алена сильно больна, и для лечения ей постоянно требуется большое количество крови. А у нее редкая группа крови, и местная больница не в состоянии обеспечивать ее в таком количестве.

Вадим молча выслушал друга, и задал единственный вопрос         

- Когда?

Друг понял его с одного слова.

- Завтра вечерним рейсом на Москву.

- Хорошо. Встретимся на Курском вокзале у касс для военнослужащих в 19-00.

К указанному времени Павел уже ждал Вадима с билетами в кармане. Они обнялись, и направились к своему вагону. К утру они были уже в Н-ке. С вокзала они поехали вначале к Сергею, чтобы подробнее узнать обстановку. Сергей встретил их, как братьев, долго с чувством благодарности тряс руки. И уже, сидя за столом, подробно рассказал о болезни Алены. После они все втроем отправились в больницу. Главврач рассказал офицерам, что местное отделение переливания крови не справляется, очень трудно добыть кровь именно этой группы. Он даже не сразу поверил, что у них эта группа крови. Пришлось заново сдавать кровь на анализ. Пока его делали, друзья накинув на плечи белые халаты, зашли в палату к Алене. Алена лежала в отдельной палате. Как работнику этой больницы, ей создали наиболее благоприятные условия. Их поразила ее бледность и худоба. По лицу, обтянутом бледной кожей, заострившимся носом и бескровными губами едва можно было узнать их подругу. Только глаза, от худобы казавшиеся еще больше, напоминали прежнюю Алену. Она смутилась при виде вошедших друзей, и стала поспешно поправлять волосы, выбивающиеся из-под косынки. Ребята подошли к ее кровати и молча склонились в поцелуе ее бледных рук, всех в точках от уколов. Она взяла каждого за чуб, притянула к себе и по очереди поцеловала в лоб.

- Здравствуй, Аленушка. Как ты?

- Как видите, простите, что встречаю вас в таком виде. Я такая сейчас некрасивая…

- Ну, ты что, Алена. Главное поправляйся, а красотой займешься потом.

- Эх, мальчики, не думала, что я так влипну.

- Ты главное не волнуйся, раз мы здесь, все будет в порядке.

В этот момент в палату зашел главврач и подтвердил, что анализы показали, что группа крови у ребят соответствует группе крови Алены. И тут же распорядился готовиться к прямому переливанию крови из вены в вену. Алену на каталке перевезли в перевязочную. Рядом поставили кушетку, на которую первым лег Павел. Бойкая медсестра приступила к переливанию. Вадим находился здесь же, наблюдая за этим процессом. Вначале медсестра хотела его попросить уйти, но главврач разрешил ему остаться. Вадим наблюдал за друзьями. Павел лежал спокойно, глядя куда-то в потолок, а Алена лежала с закрытыми глазами. Сестра взяв у Павла достаточное количество крови, тут же пригласила Вадима. Еще несколько минут длилась эта операция. Алену вернули в ее палату, а ребята с закатанными рукавами форменных рубашек и прижатыми в локтях руками последовали за ней.

- Как ты себя чувствуешь? – спросил Вадим.

- Мне кажется намного лучше. Сразу появилась какая-то энергия, даже хочется подняться, чтобы на вас посмотреть.

- Ты это брось, лежи, отдыхай, а мы просто поправим тебе повыше подушки.

- Спасибо, ребята, мне действительно стало лучше. А теперь сядьте рядом и рассказывайте о себе.

Ребята вначале сбивчиво, а потом более подробно стали ей рассказывать о своей жизни. Но их рассказ прервал доктор, попросив уйти, потому что ей теперь требовался покой. Для следующего переливания попросил их прийти через два дня. Ребята приходили к ней каждый день, приносили цветы, фрукты, компоты. В течение недели потребовалось еще два прямых переливания крови, но на этот раз брали кровь у каждого из них по очереди. И вот через неделю при очередном посещении они застали Алену уже сидящей на кровати, перед зеркальцем на тумбочке приводящей в порядок свою прическу. Она заметно посвежела, и на лице ее даже появился легкий румянец. Явно она шла на поправку. Кровь ее самых близких друзей делала свое дело.

Ребята сели на кровать рядом с ней по обеим сторонам . Она обняла их обоих и прислонила к себе.

- Ах, милые мои мальчики! Какие вы у меня молодцы! Я так вам благодарна…

Ребята хотели что-то сказать, мол, не стоит благодарности, это каждый на их месте сдала бы то же самое, но посчитали, что эти фразы были бы слишком банальными, поэтому просто промолчали. А потом Вадим вдруг сказал: .

- Мы с тобой теперь одной крови. – и все засмеялись, вспомнив детские годы, когда они впервые сдавали кровь. Через две недели Алена выписалась и приступила к работе, а ребята вернулись в свои части. Дружба их продолжалась.

 

Клин, осень 2014 г.

 

Нравится
17:25
65
© Yawriter
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение