Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Отвергаю государство...-13

Отвергаю государство...-13

ОТВЕРГАЮ ГОСУДАРСТВО,
КОТОРОЕ ОТВЕРГАЕТ МЕНЯ

Анализ наших бед

Глава третья

(Продолжение)

8.

11.01.17 г.,
Преподобного Фаддея исповедника

... Благодатно парить на высоте духовности святых отцов, но пора возвратиться в интернетскую виртуальность, страшно переполненную реально опасными для Поэзии ядовитыми испарениями. Возвратиться не для того, чтобы добавить к мнимой славе своей несколько новых рейтинговых баллов, не для того, чтобы пыжиться от удовлетворения душевного мессианства, не для сведения счётов с противниками истинного,  православного творчества, а только лишь с единственной целью (единственно благородной для писателя) — добраться до понимания подлинного состояния царящих на нынешних сайтах антикультуры и антипоэзии. У кого, болит за живое русское слово душа, прошу следовать в болотину, которую многие называют нынче «источником современной литературной мысли».

Еще в начале советской эпохи Алексей Толстой, писатель по-настоящему талантливый, находил возможным характеризовать современную словесность такими словами: «Русский народ создал русский язык, яркий как радуга после весеннего ливня, меткий, как стрелы, певучий и богатый, задушевный, как песня над колыбелью».

Уже тогда, под закономерным влиянием безбожного «серебряного века», язык наш катастрофически стал терять былую высоту, но всё же многое ещё оставалось в нём живым и крепким. Посмотрим, что теперь преобладает в творениях авторов Стихов.ру (мы берём один сайт, зная, что в остальных та же самая беда, и ещё потому, что с него я начал сотрудничество с интернетом и считаю этот сайт своим, основным). 

Итак, с Богом.

В том году автор Лешек получил от щедрого жюри третье призовое место в одном из многочисленных конкурсов. Вот за этот опус.

«Время молчать. Поберечь и слова, и поленья... Паклю подбить, (пораздергали паклю в углу, ироды, а не собаки!), промаслить пилу, звенья цепи, ...да и мало ли дел у придурка! (дети уехали- сердцебиение дач)... шкурка теплицы поймает мое отраженье - кто это , кто это полуседой бородач?.... Десять меня зазеркального в стеклах теплицы... (кажется, слишком), еще: две галдящих синицы, кустик смородины, бочка для талой воды, сколько всего - голова не вмещает пустая, хвостик среды уползающий, нос озорной четверга, и листопада по небу ...пурга .... золотая.... Перекурить. Папиросная тлеет бумага.... Кто это рядом? да это любовь и отвага, Тот-Кто-Умеет-Смеяться, кто сон отгоняет дурной.... Сердце - горячее, нос - ледяной......болтик да шайба, да гровер блестящий, да гайка... Крепим стекло, а дождя проливного нагайка гонит меня, не закончив работу... Херня! Выпьем стаканчик и куртку набросив на плечи, будем работать, а залпы небесной картечи, хочется верить, хорошей, что не для меня ....»

Я снова ничего не меняю в публикации, осенённой лавровым венком. Оставляю с умыслом, чтобы читатель убедился в страшном пренебрежении нашего «литноватора» к знакам препинания. В русском языке нет ничего, что было бы неважным, необязательным, ненужным, как всего этого не бывает в любом живом организме — выбрось из него «детальку» и всей системе конец. 

Лауреат премии так не считает. Он и пробелы между словами и знаками ставит как попало, и запятые «присобачивает» куда не следует, и вместо тире переноски использует, словно бы знать не знает, что и такой есть знак — тире, и многоточия (три законные точки) превращает в четырёх- и даже в шеститочия. Ну, и матик  втискивает (куда ж нынче без него!), и стихи растягивает в прозаические строчки, и ритм умышленно сбивает (для выпендрёжу), и страху нагоняет местами на нас с вами (то уползающим хвостиком особаченного дня недели «среды», то озорным носом наползающего четверга, то Тем-Кто-Умеет-Смеяться, то ледяным опять же собачьим носом, то целой десяткой отражений автора-бородача в тепличных стёклах, то дождём, вдруг превращающимся в залпы небесной картечи. 

Он заговаривается настолько, что за мозгоблудной мурой не замечает наипростейшей стилистической ошибки, которую еще Чехов высмеял, будучи молодым и неизвестным («Проезжая мимо станции, у меня слетела шляпа» вместо «Когда я проезжал мимо станции, у меня слетела шляпа»).

У нашего премированного классика выкоблучилась такая бякушка: «...дождя проливного нагайка гонит меня, не закончив работу». Правильно надо было сказать так: «...гонит меня, не закончившего работу». Ну, да на шута попу гармонь! Поп и без гаромни в-умный. Вон какую штуковину вылил на нас, бедных, замысловатую, еле понимаемую нашим обывательским сознанием, видимо, ужасно глубокомысленную, а между тем отражающую простейшую работу пиита по ремонту дачной теплички.

Что ж! Первый признак бездарности и непоэтичности — стихи ни о чём, а если и о чём, так только о том, что ничего живому сердцу и голове живой, думающей, ничего не скажет. Бессодержательность, вырастание из «мусора», накручивание всяческой чертовщины — раньше такое на пушечный выстрел в поэзию не подпускалось, а теперь ОНО почти в каждом «стихо». О-хо-хо! Можно было бы сказать: «Ха-ха-ха», да уж больно не смешно это, а грустно, печально и для культуры народной не просто опасно, а опасно смертельно.

Сочинил на стихописца с говорящей фамилией (псевдонимом) эпиграмму, и тоже рифмованной прозой (не хотелось отставать в новаторстве):

Запомните меня – я просто Лешек. Не Волонд, не лошак и не лешак. Быть может, был бы крепкий я орешек, когда не плёл бы рифмы натощак.  А как они сплетаться начинают – тут и пошла великая беда. Всё норовит в стихах моих собраться – слова, поленья, талая вода. И дети, что разъехались на дачи (есть дом в селе – так дачи завели!)... И пакля лезет в строчку, не иначе,  собаки паз изгрызли – кобели! А вот теплица, в ней десятирится седой и бородатый облик мой. Ну, ладно бы вчера успел напиться, так только – рюмку, и не в зуб ногой... А это кто? – холодный нос и сердце горячее? Вот болтик, шайба вот... Нет, надо всё-таки пойти согреться. Чихня какая-то нутро скребёт. И может ли вся эта дрянь вместиться в башке пустой?.. Я сам себе не враг... (Да, лучше, друг мой Лешек, утопиться, чем сочинять всё это натощак!)

11 декабря 2013 года

Чуток отдохнём, а завтра, Бог даст, «куртку набросив на плечи, будем работать......»...

9.

14.01.18 г.,
Святителя Василия Великого

... Кажется, кое-кто из читателей готов подумать, что возвращение к подробному анализу нынешней интернетской антипоэзии для меня такая приятная штуковина, которую можно сравнить с купанием в живительном источнике в жару несусветную. Однако это далеко не так. Признаюсь — для меня это хуже погружения в гнилую жижу затхлого болота. Но что делать — дал оптинцам слово довести начатое до конца и попросил помощи у них. Если помогут, доведу, принуждая себя к ассенизаторской, но давно уже назревшей работе. Армада нынешних авторов не поймёт, тем не менее несколько стихотворцев всё же задумаются, пристыдят себя в нечестивом участии и авось попробуют пойти по старой пушкинской тропе.

А мы представим очередного интернетского гения, которого старая тропа бесит, страшно возмущает, отталкивает, отгоняет от себя и, кажется, правильно делает.

Итак, наш очередной исследуемый автор... Впрочем, поначалу потребуется небольшое вступление. 

Как-то, бродя по березнякам за нашей бывшей дачей на окраине небольшого городка Берёзовского, экспромтом родил я вот это восьмистишие:

Совсем забыв о лете,
Про осень позабыв,
Сражаюсь в Интернете,
По-юному ретив.
 
Вот только бы ретивость
Не выгорела в шлак,
В песок не превратилась,
Гордыней не взошла.
 
15.09.11 г., день,
Берёзовские леса

Тогда была горячая пора моих интернетских битв с носителями «постсеребряных» изобретений, а точнее испражнений. По-православному надо бы сказать: битв со злом, которое проявляется через этих носителей. Но будем реалистами — без носителей зла и самого зла бы не было. Так что, в литературе, наверно, никак нам не обойтись без понимания, что зло обличать приходится в лице его непосредственных носителей, то бишь сочинителей (даже сочувствуя им как человекам).

В те дни моя ретивость выражалась в том, что я на всякую ехидную «рецензию» отвечал эпиграммами-экспромтами, и получил однажды несколько обиженное письмо: мол, что это вы так яро критикуете; сайты для нас вроде литобъединений, где мы учимся, повышаем мастерство, взрослеем; дескать, почитайте нас через пяток лет, а потом уж и критикуйте.

Я крепко усомнился: вряд ли нынешние сайты — школы для учёбы, ведь и всё учение-то в них — навязывание, вбивание в незрелые мозги архисовременных взглядов антикультуры, основанной на отрицании православных, народных традиций.

Так подумал и оказался прав: в чём поднатарели питомцы творческого интернета, так только в дальнейшем развитии убеждения, что сочинять надо, отрицая классические достижения, выдумывая что-нибудь новое (и забывая, что всё новое — это хорошо забытое старое).

Итак, продолжим анализ, обратившись к опусам сегоняшним, причём опубликованным не только на моём родном сайте. Но первый автор всё же будет оттуда. Посмотрите, под каким сногсшибательным псевдонимом он скрывается:
 
Экссзистенция (ни больше ни меньше).

Читаем внимательно, поскольку тут что ни строчка, то, подобно имени, такой же сногсшибательный шедевр.

Сегодня самый хороший и правильный день 
В череде грядущего и вечно унылых пошлостей
Я стою на пороге, нависаю над ним словно тень
И пытаюсь объять невозможное

Рубикон перейдён 
Все мосты что построил – горят 
Как багрянца закат, освещают свинцовое небо
Легион - имя тех, 
Кто воздвиг эти стены на старых костях 
Но я помню где дверь в наше вечно цветущее лето

Списки прожитых зим, на брустверах былого 
Прибиты гвоздями сомнения 
«Вы лишь тень моя» - слышен голос сквозь плачи и скрип… 
Это тот самый миг моего о тебе вдохновения

Эспланада пуста…. Больше нет суеты 
Мишуры, глупых фраз 
И пространно сухой, бесполезной сегодня патетики
 
Я согласен… реальность не так уж проста
Только кто скажет «да» 
Когда «счастье» запахнет дешёвой и грубой синтетикой?

Беда всех подобных творений в том, что сколь ни пыжутся они уверить нас в своей изумительной новизне, на самом деле являются слабейшими повторами своих классических образцов. Жанр этой, так сказать, вещи — эмоции и мысли больного, выбитого из обычной колеи сознания. Всегда, читая подобное, припоминаешь и то, настоящее, с которого сделан бездарный слепок. Мне припомнилось: 

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Отмечу самое главное отличие экссзистенционистской абракадабры от есенинского глубоко трагического крика кровоточащей души. Как подлинному поэтическому произведению, «Чёрному человеку» присуща тематическая глубина и широта, то есть наличие важной, общечеловеческой темы (душа — в мучительных тисках зла), разработанной с полнотой необыкновенной, с чувствованием таким, что каждая строка читателя берёт за сердце, с образностью действительно свежей, незатасканной, но строго соответствующей теме («Голова моя машет ушами, Как крыльями птица...»).

А у нашего стихоплёта — лишь неясные намётки темы, темы тоже якобы больной души, но больной, по виршам, не настолько явственно, чтобы по-серьёзному брать в оборот читателя. Не оправдал в данном «стихо» своего псевдо-имени автор (зкзистенциализм — рассмотрение человека как духовного начала). В бесчувственном излиянии нет и намёка на человеческую душу, тем более на дух человеческий. Там слабая тень всего этого. (Хорошо, что хоть здесь пиит не особо наврал: «Я стою на пороге, нависаю над ним словно тень». Я бы лишь одно подправил: «Нависаю тенью над ним». Так точнее.)

Могу поделиться безошибочным опытом — если попадётся вам нечто под названием стихотворения без чётко выраженной темы (идеи), будьте уверены, что перед вами «труд» автора бездуховного, атеистического, далёкого от Бога. Мысль о чём сочинять брал он в ахматовском мусоре.

Поэт верующий в Христа не позволит себе сочинять о чём-то не серьёзном, не глубоком, не человечном. Как говорится, ни себе выйдет, ни людям.

А отсюда и всё другое в мозгоблудном экссзистенционистском излиянии. Не встретите в нём уважения и любви к русскому языку, а именно: не будет там правильно расставленных знаков препинания, безошибочно написанных слов, начальных заглавных букв или заканчивающих предложения точек, полно и ясно выраженных мыслей, свежих народных слов. Зато в изобилии встретите разнообразную бессмыслицу и слова ненашинские, заграничные. Вроде рубикона, бруствера, эспланады, патетики и синтетики. Русский талантливый поэт напишет: «Тих покой перекрёстка» («Чёрный человек»), а русский бездарный, но мнящий себя гением, выразится так: «Эспланада  пуста…. Больше нет суеты Мишуры, глупых фраз И пространно сухой, бесполезной сегодня патетики...»

Не встретите и настоящей, высокой Поэзии. Не найдёте: 

То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,

а непременно найдёте глупо придуманную заумь :

Я согласен… реальность не так уж проста
Только кто скажет «да» 
Когда «счастье» запахнет дешёвой и грубой синтетикой?

В том-то теперь и горе горькое, что подобной шелухой распоясавшегося мозгоблудства глубочайшим слоем засыпаны бесчисленные «поэтические» сайты интернета. Наугад возьму «творения» из тех изданий, которые мне более-менее знакомы. Думаю, комментарии к ним не понадобятся. А если понадобятся — то предельно короткие. Уверен, что интернет в своём поэтическом развитии вперёд не продвинулся. Сообщество, подверженное нравственному разложению, за пять лет измениться не может. Если этот процесс начнётся (а начала пока нет), потребуются десятилетия.

Саша Бахур

(Поэмбук)

ИСТИНА

Истина как стена,-бессмысленно написана
или немыслимо двусмысленна она,
а точнее как надписи на стЕнах ,
что ты пишешь на больших переменах.
 
Истина как стена ,-
или уклон, или чуть смещена,
и стоит стена пока тишина,
а чуть надавил и лопнет она.
 
Но чем же она скреплена ?
Есть ли вообще ей цена ?
если она как стена
всего лишь народу нужна.

Даю в том безграмотно-современном виде, в каком «стихо» выставлено на сайте. Полнейшее незнание и неуважение к великому и могучему. И такое же полнейшее подтверждение афоризма Аристотеля: «Поэты много врут, потому что не знают Истины». Истина — не мёртвая стена, а величайшая духовная сила, дающая возможность прожить жизнь так, чтобы навсегда остаться в счастливой Божественной вечности. Всё, что пролепетал наш мудрый автор — кощунство без проблеска ума.

Приписка. К великому сожалению, народу-то Истина сейчас и не нужна. В подавляющей массе своей, ему — выпить, поесть и поспать. Да еще бы иномарку с дачей.


ЕСЕНИЯ

(Поэмбук)

МЕЖ ДВУХ МИРОВ

Как звездный свет луну согреет,
Нисходит верная жена.
И лунным холодом повеет,
Трава вокруг обожжена.
 
Цветы поникнут в млечной стуже,
В слезах растают лепестки.
От сна волшебного разбужен
День новый для твоей тоски.
 
Встречай, прими ее в объятья,
Возьми, что послано, как есть
И соль на рану, и проклятье
Прими ее святую месть!
 
В огне сгорают чьи-то души
И стонут, плача, облака,
И никому тот храм не нужен,
И небо смотрит свысока.
 
Но лишь зарница заалеет,
Мелькнет в ночи чужая тень
И лишь на миг она посмеет
Промолвить: здравствуй, день!
 
Никто не сможет, не посмеет,
Не приоткроет тот покров,
Но станет день еще грустнее
Один меж двух своих миров.

За усыпляющим сирено-плавным звучанием — опять-таки поверхностное, безнравственное, ошибочное воприятие мира, выраженное человеком, не владеющим даром ясной, правильной русской речи. Да и то: скажи мне, кто твои друзья...

Аркадий Стебаков

(Изба-Читальня)

Летим, не видя неба второпях, 
а нам оттуда подарили просинь… 
и шапочки из снега на ветвях 
застывших в зимнем полонезе сосен;
и это ощущение судьбы, 
которую мы ловкими руками 
пытаемся избавить от борьбы 
с коварными и цепкими врагами;
и счастье, о котором нам поэт 
ласкает слух изысканным сонетом;
и женщина - из тех, которых нет 
нигде, да хоть обшарьте всю планету…

А музыка прозрачная с небес 
сочится в унисон с любовным стоном, 
и у подъезда старый мерседес 
нас ждёт, кряхтя простуженным клаксоном.

6 января, 2018

Удивительно, насколько общесайтовская зараза — стремление из кожи вон из каких-то совершенно наипустейших мелочей слепить нечто глубинное, эпохально-важное, то есть из идейного мусора сотворить подлинный поэтический шедевр, насколько эта тлетворная болезнь поразила нынче большинство сочинителей в интернете!

Авторам-то наверняка кажется, что шедевры такие выходят из-под их перьев и клавиатур, да не кажется, а они явно убеждены в этом, только Настоящая-то Классичесая Поэзия эти бессильные потуги немощными потугами и видит, искренне страдает по сей причине на забытых высотах своих, но пробиться к сердцам заполонивших всемирную паутину пиитов массового пошиба уже не в состоянии — между ними вязкая, опасная топь безнравственности и безбожия.

И вот эти главки хроники изливаю я скорее для себя самого, чтобы более основательно разобраться в кризисе, безжалостно захлестнувшем русскую словесность, испокон славившуюся злободневностью, глубиной и чувственной духовностью. Человека, смирившегося с грехом, признавшего его единственно верной нормой жизни, не переубедишь. Господь только может сделать это. Но сказать о всеобщей беде необходимо. И без того она стала перед нами бахуровской стеной, кривоватой, однако не очень поддающейся давлению и лопнуть не собирающейся.

И всё же, и всё же, и всё же — многозначительно сказал Твардовский. И всё же непременно найдутся читатели, которым нужна, как воздух и сама жизнь, классическая литература, которые и сами готовы стать в ряды её защитников, борцов за высокую нравственность. И непременно станут. Несмотря на то, что Истину нынешние криволюбцы оттеснили на задворки.

10.

16.01.18 г.,
Пророка Малахии

... Вчера, в конце дня, методом «на что ляжет глаз»,
выбрал на знакомых сайтах труды авторов
и перепечатал, чтобы сегодня, с утра, взяться за
изрядно затянувшийся анализ поэтического кризиса
в интернете (а короче он и не может быть из-за
серьёзности и злободевности проблемы). Но
преподобный Иларион дал моим намерениям
другой ход. Вот что прочитал я в «Оптинском
цветнике» и перепечатал в хронику:

ИЗ ИЛАРИОНА ОПТИНСКОГО

Если чувствуешь, что гнев объял тебя, сохраняй 
молчание и до тех пор не говори ничего, пока 
непрестанною молитвою и самоукорением 
не утишится твое сердце.

16.01.18 г.,
Пророка Малахии

Я уже упоминал, что поэтическая работа содержит в себе некоторое противоречие православным истинам (к счастью, при желании сочинителя, легко разрешимое). Горячие чувства мешают спасительному смирению, а без этих горячих чувств стихи и поэмы превращаются в мёртвый, никому не нужный лёд.

Причём, если даже начинаешь работу над чем-то в спокойном, невоодушевлённом состоянии, то по мере наплыва мыслей и чувства вместе с ними наплывают, не спрашивая разрешения. И если новая вещь обличительного, пророческого, по словам Василия Великого, свойства, то всё явственнее становится чувство резкого отрицания зла, превращающееся в явный гнев на того, кто зло сотворяет, внедряет в нашу жизнь, вольно или невольно.

Вот потому-то и необходимо, спасительно необходимо глубокое раскаяние после любой писательской работы, связанной или не связанной с критикой, и даже любви посвящённой. Ведь в каждой строчке — чувственное горение сердца. («Всю душу выплещу в слова», — сказал Есенин с гениальной точностью, а она поэту требуется не менее других свойств таланта). 

Спасительно необходимо раскаяние за грехи, совершённые  во время создания стихов, а оно, при настоящем творчестве, почти всегда подчинено больше сердцу, чем рассудку. Раскаяние не только за те грехи, которые ты потом осознал, но и за те, которые остались невыявленными.

Как надо раскаиваться? Лучше всего раскрыть душу духовнику. Если такого нет — батюшке. А уж если и священника пока нет — Господу Иисусу Христу. Хоть весь день просите Его простить ваши согрешения. Это будет Ему по душе, будет радостно. И Он вас, конечно, простит.

Обязательно при раскаивании искренне обвините себя в бесконечно совершаемых согрешениях, совершаемых, если честно, больше всех, простите всех, кого критиковали и обличали, попросите и у них прощения себе, великогрешному, но зло при этом по-прежнему считайте единственным врагом своим и всего человечества. Всем нам надо с этим опасным вражиной держать ухо востро.

Но если в суете дневной забудете про это святое дело, и на другой день забудете, и на третий, то есть войдёте в атеистическо-светское непослушание жизненно важным Советам, ждите напоминания в любом виде — от комического до трагического. Мне вот сегодня один из оптинцев с печальной улыбкой погрозил пальцем. И я решил приступать к дальнейшему разбору не ранее, чем завтра. А сегодня — успокоюсь, помолюсь, любимых святых отцов и литераторов почитаю, Метнера послушаю. Уже несколько дней переписываю его вещи в особую папку (для оформления материалов, которые редактирую для радио «Воскресение». Редактирование — дело приятное и полезное. Вот еще и здесь помощь от Бога ощутил. Великая слава Ему, вновь родившемуся нынче для нашего Спасения.

И еще немного добавлю к сказанному. Сейчас точно не помню,  кто сказал, Василий Великий или Феофан Затворник, о том, что любая работа, даже служба священника, уводит от Бога. Бог требует к себе полного, а не частичного внимания. И потому любая мысль, связанная с делом, с земным, отодвигает Бога на второй, а то и на третий план. И здесь, в окружении забот суетных, надобно исповедаться и просить прощения. И выходит, что моления людей творческих не исключение никакое, а ещё одно правило, не вполне нами усвоенное (только что дошло до меня).

А я-то так долго искал выхода из мучительного противоречия между обличением и смирением! А оно, вот оно: самой православной жизнью снятой, Самим Христом, самой практикой созданной Им церкви сведено на нет. (Многие считают церковь как нечто необязательное для верующего, выдуманное попами, жадными до денег. Прочтите внимательнее Библию, где говорится о Тайной вЕчери. Христос Сам показал ученикам своим, как следует проводить таинство причащения — важнейшего церковного деяния).

По воле Божьей, для чловека ищущего, жаждущего, всё в жизни решается, становится явным. И слава Ему за эту ни с чем не сравнимую доброту, а вернее — Любовь.

До встречи, мой пока еще редкий читатель. Надеюсь видеть тебя за «Хроникой духовной жизни» почаще. Авось и тебе духовность станет необходимой. На это надежда моя...

(Продолжение следует)
 

Нравится
16:15
63
© Ефремов Борис Алексеевич
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение