Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Отчим

Отчим

Глава 10. По грибы.

Сентябрь в этом году оказался, на редкость, солнечным теплым и сухим. После хмурого холодного и  дождливого августа природа радовала настоящим бабьим летом. В лесах появилось огромное количество грибов. С раннего утра по выходным дням целые толпы горожан  машинами и автобусами выезжали на сбор лесных даров. В эту субботу с самого утра Аня собралась за грибами. Ехать никуда не нужно было, благо дом их находился на окраине города, почти у самого леса. Вооружившись плетеной корзинкой, и захватив с собой бутерброд и бутылочку воды, с рассветом  отправилась в лес 

Римма с утра занялась стиркой. У Эдуарда была тоже работа, которую он откладывал уже долгое время. Нужно было привести в порядок остекление на лоджии. Каждый был заняты своей работой, так они проводились часов до трёх. Римма начала уже разогревать обед, поглядывая на часы.  Аня из леса до сих пор ещё не вернулась. Не вернулась она и к пяти. Они уже не на шутку стали волноваться. 

- Римма, ты не знаешь, в какую сторону она обычно ходит за грибами? 

- Обычно мы всегда идём вдоль дороги, потом сворачиваем в сторону  деревни Нахабино. Там за нею в лесу много белых бывает.Я думаю, что она именно туда пошла.

- Странно, почему же она до сих пор не вернулась? Слишком далеко ушла, или очень много грибов попалось? 

- Да сколько бы ни было, пора уже вернуться! 

До самого вечера тревога их не покидала.Нужно  было что-то делать. Искать? Но где её искать? Ночью её искать всё равно бесполезно. 

Всю ночь они провели в тревожном ожидании, не находя себе места.  А с самого рассвета они отправились на поиски. Римма очень тревожилась за Аню. Ночь было прохладная, а девочка была одета очень легко. Где и как она провела эту ночь? Что с ней случилось?  Может просто заблудилась, или вдруг подвернула ногу и не смогла идти? Насчёт нападения диких зверей она не волновалась. В этих лесах уже давно не было ни медведей, ни волков. 

Аня вышла из  дома, когда солнце только начало   подниматься над лесом. Дойдя до последних домов, вышла на окружную дорогу, за которой уже  начинался лес. С утра было ещё прохладно, но день обещал стать солнечным и теплым. Одета она была  в лёгкий спортивный костюм, чтобы комары сильно не надоедали. На голове бейсболка, а на ногах короткие резиновые сапожки. Лес сразу её окутал облаком запахов и звуков. Весело щебетали птицы, радуясь солнечному утру. На траве  была густая роса, и её сапожки стали сразу мокрыми. Не успела она пройти ещё и ста шагов, когда на её пути уже попался первый гриб. Это был подберёзовик с темной, почти чёрной шляпкой и белой ножкой. Срезала его  ножом и положила корзинку. 

Хорошее начало, -  подумала она. Еще через несколько шагов на глаза ей попалась сразу два груздя. Потом некоторое время она ничего не находила. Уверено повернула в сторону деревни. Аня хорошо знала, что за той деревней есть хорошие грибные места,  где много бывает белых грибов. 

Собирая грибы, она уже шла минут 20, но деревне всё никак не было. Её корзинка была уже наполовину наполнено подберезовиками, подосиновиками, маслятами и   груздями. 
 
Вскоре она поняла, что идет не в том направлении, но её сейчас это мало волновало. Она хорошо ориентировалась по солнцу. А тут ещё грибов становилось все больше и больше. Ещё через десять минут её корзина была заполнена до отказа.Пора было уже возвращаться домой. А тут ещё, как назло, солнце скрылось за облаками. Она повернула в ту сторону, в которую, как ей казалась,   могла вывести её на дорогу, ведущую в деревне. 

Аня шла уже довольно долго, но дороги так и не было. Она уже очень устала,  поэтому решила присесть, немного успокоиться и решить, куда ей дальше теперь двигаться. Присела на поваленное дерево, достала и съела бутерброд,  запила его водой. Теперь ей показалось, что нужно идти совсем другую сторону. 

Тяжело поднялось, ноги уже гудели. Медленно пошла уже в надежде, что теперь она идёт правильно. Шла она уже больше часа,  но никакой дороги и даже никакого намека на деревню не было и близко. Часов с собой у неё не было, но она чувствовала что время уже, по крайней мере, не менее 6 часов .Скоро начнет темнеть, а дорогу  домой она так  пока и не нашла. Аня уже начала паниковать. Теперь ей стало уже казаться, что она идёт снова не в том направлении. Так она меняла направление каждые 5 минут, пока совсем не стемнело.Села на поваленное дерево и решила дождаться, когда совсем станет темно, а потом забраться на высокое дерево и посмотреть, откуда будут видны огни города. На деревья были либо слишком тонкие, либо высокие, у которых ветки были слишком высоко, их нельзя было достать. Вконец измученная она села на мох под деревом и задремала.

Весь следующий день Римма и Эдуард искали Аню в лесу. Их поиск не дал никаких результатов.Расстроенные, усталые и голодные они только к вечеру вернулись домой. Эдуард сразу позвонил в МЧС. Там обещали, что утром на поиски поднимут вертолёт. 

Но, как назло, утром весь город и лес накрыл густой туман. Туман держался почти до самого обеда.  Несмотря на это, Эдуард, кое-как перекантовав ночь, с самого утра снова отправился на поиски. В густом тумане он зигзагами шёл по лесу,  обследуя его гектар за гектаром. При этом он громко кричал, до хрипоты в голосе, звал её по имени. 

Римма же, измученная поисками вчерашнего дня, на этот раз пойти не смогла, осталась дома вместе со Светланой. 

Аня проснулась от того, что замерзла. Она открыла глаза и не сразу поняла, где она находится. Вокруг  было темно, где-то вверху по верхушкам деревьев гулял ветер, а она сидела под деревом, обхватил руками свои плечи, стараясь согреться. Лёгкий спортивный костюм плохо защищала от холода. Теперь  даже небольшое дуновение ветра вызывало мурашки по всему телу. До уже немного отдохнувшего мозга, наконец, стал доходить ужас того положение, в котором она оказалась. Она заблудилась окончательно. Как искать дорогу домой? А мама, наверное, с ума сходит. Эдуард, наверное, тоже ищет... Куда идти? В каком направлении? Было бы хотя бы солнце, можно было бы тогда хоть приблизительно сориентироваться.

 Если всё время идти на юг, можно дойти до самой Латвии, не встретив ни железнодорожной, ни автомобильной дороги. Сейчас ночью искать дорогу было бесполезно, нужно было как-то устраиваться на ночь. Она, вся дрожа, поднялась со своего места и огляделась вокруг. Вспомнила, что видела на краю поляны яму, образовавшуюся от поваленной огромной сосны. Там хотя бы можно будет укрыться от ветра. В темноте, наломала еловых веток и постелила на дно ямы. Свернувшись на них калачиком, стала ждать утра.

Было темно и страшно, холодно и хотелось есть. Бутерброды, которые она прихватила с собой из дома, она съела ещё днём, а ягоды которые  находила во время своего блуждания по лесу, не давали чувство насыщения. Аня знала, что в этих лесах крупных зверей, таких как волки или медведи, уже давно не водятся. А вдруг? … А  у неё с собой никакого оружия нет, кроме небольшого кухонного ножичка. 

Так она, борясь с холодом, провела всю ночь. Уснуть удалось только перед самым утром. 

Проснулась она от холода, вся дрожала, зуб на зуб не попадал.Открыла глаза и не поняла что произошло. Весь лес был  словно в молоке.За ночь опустился густой туман, накрыл весь лес и всё вокруг. Надо же! А она так надеялась, что утром, когда взойдет солнышко, она попытается сориентироваться в какую сторону идти. Теперь из-за тумана в двух шагах не было ничего видно. Даже выходить из этой ямы не было никакого смысла. Ещё мучил голод. У неё с собой было целое корзина грибов. Не будешь же их есть сырыми. Если бы только удалось разжечь огонь, она бы тогда пожарила их на костреКак разжечь огонь? Ни спичек, ни зажигалки у неё с собой не было. В детстве читала, что древние люди как-то добывали огонь. Но для этого нужно было бы иметь хотя бы сухой мох. Но из-за тумана вокруг всё было сырым. 

Так размышляя,  в этой яме провела ещё полдня. К полудню туман поднялся, и даже где-то за облаками выглянуло солнышко. И вдруг она услышала звук вертолёта. Вертолёт шёл низко над самым лесом. Она выскочила из своей ямы, но не успела: вертолёт уже пролетел мимо.Это уже вселяло надежду, что её ищут. Попыталась определить, с какой стороны шёл вертолёт. Забрала из ямы свою корзинку с грибами, направилась в ту сторону, откуда прилетел вертолет.  Так она шла уже несколько часов. И вдруг она услышала какой-то звук, ей показалось, что кто-то зовёт её по имени. Не галлюцинация ли это? Всё могло быть. Усталый от бессонной ночи мозг мог выдавать желаемое за действительное.Но вот звук повторился снова. Она уже чётко слышала, что кто-то кричал: "Ау!  Аняяя!!" Она узнала голос. Это был Эдик. Вскоре появился и он сам. Бросив корзинку, кинулась к нему и повисла у него на шее с крюком: ”Эдиииииккк,  роднооой !!!”. И сразу силы покинули её. Сказалось всё пережитое за  эти последние двое суток. Сама дальше идти она не могла, и Эдуарду пришлось домой нести её на руках. 

Теперь он в полной мере осознал поговорку: « Своя ноша не  тянет».

Он нёс на своих руках радость своей любимой женщине и сам был безмерно счастлив, что с Аней ничего страшного не произошло. И с тех пор отношения девочек к нему резко изменилась. 

Бог миловал их семью на этот раз, приготовив другое испытание.


Глава 11. Ночное явление.

 Это случилось тогда, когда Римма уехала  в пятницу на неделю навестить свою мать старушку. В тот вечер Эдик, как всегда, вечером вернулся с работы. Дома уже были Аня и Лана. Каждая из них занималась своими делами. Аня готовилась к семинару по математике в понедельник, а Лана что-то там рисовала у себя в своей комнате. 

Когда ужин был готов, он позвал девочек на кухню. Втроём   сели за стол и приступили к ужину. За ужином они весело болтали. Девочки рассказывали о своих делах, как у них теперь это было  заведено. Лана рассказала, как ей удалось исправить двойку по математике. Аня рассказывала смешные истории из жизни группы в их  колледже. При этом она как-то странно весь вечер смотрела на мужчину. Взгляд этот был не столько внимательный, а скорее всего,  оценивающий. Она что-то для себя примеряла мысленно или оценивала, или сравнивала с чем-то или с кем-то. Эдик, как-то даже неуютно почувствовал себя под ее взглядом. 

После ужина они разошлись по своим комнатам. Девочки ушли к себе, а он в  общую с Риммой спальню. Включил телевизор, посмотрел программу ”Время”.  Очередной сериал  смотреть не стал. За неделю устал, хотелось спать. Выключил свет и лег в кровать. В комнате было темно, только свет уличного фонаря через не зашторенное окно падал на противоположную стену и дверь. Он уже начал засыпать, когда дверь бесшумно отворилась, и в проеме двери появилась Аня.  Она была в короткой ночной рубашке. Ему даже показалось, что это сон. Эдик  открыл глаза шире и убедился, что это происходит всё наяву. Девушка подошла к его кровати и тихо спросила:

- Ты не спишь? 

- Нет. А что случилось? 

- Я хочу к тебе.
 
С этими словами она через голову одним движением рывком сняла свою рубашку и, оказавшись совсем голой, тут же приподняла край одеяла и  нырнула к нему. Можете представить себе его состояние. Всё усугублялось еще и тем, что под одеялом Эдик лежал без одежды. Последнее время они с Риммой вместе спали без одежды. Где-то вычитали, что врачи рекомендуют  спать нагишом. При этом хорошо дышит тело ночью,  а это полезно для здоровья. 

Она тут же  прильнула к нему, обняла и стала неумело целовать.  Эдик  попытался отстраниться, но она всё крепче прижалась .

- Аня, ты что?!

-  Эдик, я хочу тебя…
 
-Ты с ума сошла!!!  А ну марш свою кровать! Это что очередная проверка? Я думал, что вы уже закончили проверять меня.

- Нет, нет,  миленький, - зашептала она -  Я хочу тебя, ты единственный настоящий мужчина. Я это поняла ещё тогда, когда ты  нёс меня на руках  из лесу. 

- Ты что это ещё задумала?! Мало того, что я  в отцы тебе гожусь, а ещё являюсь твоим отчимом. О маме подумала? 

    - Эдик! Мама же ничего не узнает!

-Глупая, ты сама подумай: как я маме в глаза смогу смотреть после этого? А мы как с тобой будем? Нельзя так, дурочка!

-Ты, знаешь, у нас уже все девчонки давно  потеряли свою девственность. Они даже гордятся этим. А я вот до сих пор ещё не нашла себе мужчину, которому бы смогла отдаться. А вот, появился ты, и я теперь только и думаю о тебе.
 
-Подумай  сама: зачем тебе отдаваться старику? У тебя всё впереди. Ты встретишь парня, которого  полюбишь, и у вас будет незабываемая встреча. У вас будет первый секс, который останется в памяти у тебя на всю жизнь.

- Эдик! Я долго думала, прежде, чем вот так поступить. Я не могла решиться, а сегодня, как будто меня кто толкнул. Ну, обними же меня, прикоснись ко мне. Неужели я так противна тебе?

     Они лежали рядом обнажённые. Их тела касались друг друга. “Предатель” не давал ему покоя. Эдик был в полной боевой готовности, но в тоже время даже подумать не мог, что он займётся сексом практически со своей дочерью.Он подхватился и сел на кровати.

    -Ну, неужели тебе не хочется обладать девушкой? У нас парни рассказывают об этом с большой гордостью. Говорят, что это так классно!   А почему ты считаешь, что это пошло? 


-А что тут  классного? Для девушки всегда это так больно и неприятно. К тому же,   видеть это мужчине не доставляет никакого удовольствия. Другое дело, когда отдаётся женщина опытная, умеющая. Вот это классно !

-Так научи меня, в конце концов, чтобы было классно, Эдик! Я уже потеряла стыд, осталось потерять только честь. Но потерять её я хочу только с тобой!

Девушка уже повисла на плечах у сидящего на кровати мужчины. Она цеплялась за него, как утопающий цепляется за соломинку. И тогда Эдик не выдержал. Он, хоть и был абсолютно голым, схватил Аню на руки, как тогда, в лесу, крепко прижал к себе и понёс в её комнату. Он опасался, что шум привлечёт Лану, и поэтому шёл стремительным шагом. Затем почти бросил её на кровать. При этом он не отказал себе в удовольствии хлопнуть ладонью по её голой попке, и так же стремительно выскочил оттуда. Он уже боялся того, что проведя хоть одну лишнюю минуту наедине с нагой девушкой, за последствия будет отвечать уже не его разум, а его мужское естество. И прямой наводкой отправился в ванную комнату, и встал под холодный душ. Сердце колотилось так, что, казалось, выскочит наружу. Но мужчина был несказанно рад тому, что устоял перед великим соблазном.
 
Так и стоял Эдуард под душем до тех пор, пока не привёл в порядок и своё “ мужское хозяйство” и разбушевавшееся сердце. За окном начиналось осеннее октябрьское утро. Спать после такой встряски совершенно не хотелось, да и боялся, что Аня может повторить свою вылазку. Поэтому оделся и вышел на улицу. Давно вот так не приходилось ему встречать зарю. Ещё когда жил один после гибели жены, то иногда при бессоннице наблюдал закат, а когда начали жить с Риммой, то после замечательных ночей любви спалось обоим прекрасно.

Эдуард вдыхал полной грудью этот чудесный воздух. Под ногами шуршали опавшие листья. Он чувствовал себя, как никогда хорошо в этой гармонии с природой. Незаметно подошёл к автобусной остановке, вернее, ноги сами принесли его сюда. Ему хотелось, чтобы Римма поскорее приехала. Он уже скучал по её приятному голосу, по её ласковым рукам. И сегодня он твёрдо принял для себя решение о том, что обязательно, как только она вернётся, то сделает ей предложение. И пускай у них всё будет не так, как теперь принято, как стало модным: жить в гражданском браке. У них всё будет настоящим. Он не признавал ни в чём двойственности, так как был цельной натурой. Приняв такое решение, он развернулся и пошёл обратно. 


Глава.12.Переполох.

Не успел Эдуард войти в квартиру, как на него налетела Аня. Она была очень обеспокоена и тут же набросилась на него с вопросом:

-Ну, где ты бродишь?

Эдуард вопросительно поднял бровь.

-Я что, должен перед кем-то ещё и отчитываться? - не совсем ласково спросил он.

Аня только съёжилась и опустила свою красивую головку.

-Просто...просто я ...я не знаю, что мне делать… Лана заболела. У неё высокая температура и она бредит.

Тут уже всполошился Эдик. Он быстро снял с себя куртку, ботинки, вымыл руки и вошёл в комнату девочки. Картина, которая предстала перед ним, была совсем неприглядной. Лана лежала, раскрывшись. Лицо было багровым. Тёмные волосы разметались по подушки, ручки также были раскинуты. Она что-то говорила, говорила… Эдик дотронулся до её головы и тут же отдёрнул руку. Девочка вся горела. На лбу выступила испарина. Впервые в жизни он не знал, как поступить в этой ситуации и вопросительно смотрел на Аню. Но и Аня смотрела на него, как на спасителя.

И тогда он подошёл и начал вызывать неотложку. Машина пришла очень быстро.В квартиру вошли двое и немедленно приступили к осмотру больной. Однако их предположение на то, что у девочки, как всегда ангина, не подтвердилось. Горло на сей раз было чистым. Температура была почти 40.

Аня стояла в углу комнаты бледная, как бумага, прижав к груди руки, и вглядывалась в лицо сестрёнки.

А Лана была совершенно безучастной. Она смотрела на незнакомых людей отсутствующим взглядом. На таблетки от температуры рассчитывать не приходилось, и врач сделал укол. Они посовещались между собой. Через 20 минут констатировали, что пока температура держится, несмотря на то, что укол уже должен был подействовать. 

-Давайте, собирайте девочку. Помогите её одеть. Мы будем её госпитализировать. Здесь что-то серьёзное. И только в больничных условиях сможем поставить правильный диагноз.

Аня заплакала, но Эдик подошёл к ней, обнял за плечи, успокоил и попросил, чтобы она держала себя в руках. Ведь не ему же одевать девочку. И Аня немного успокоилась и начала натягивать на сестру одежду. С горем пополам собрали больную.
 
Врачи совещались, как девочку отнести в машину: санитаров с ними не было. И тогда Эдик решительно подхватил Лану на руки и пошёл на выход. Врачи последовали за ним. В машине девочку Эдик бережно уложил на носилки и сам присел рядом, так как Лана уцепилась ему за руку и никуда не отпускала. Следом за ними выбежала Аня и протянула Эдику куртку и ботинки. Ему уже в машине пришлось переодеваться.
 
Аня также хотела ехать в больницу, но Эдик попросил её остаться и немедленно попробовать связаться с матерью. Нехотя, но Аня последовала его совету. Машина рванула с места и, включив сирену, помчалась через город. Минут через 15 остановилась у больницы. Там уже поджидали двое санитаров. Эдик шёл следом. Ему, казалось, что его присутствие непременно спасёт девочку от беды. Про себя он решил, что ни за что не оставит её одну. Он будет при ней всё время, пока не приедет Римма. Ему казалось, что присутствие матери сразу облегчит состояние девочки.

Глава 13. Приговор..

В приёмный покой, куда привезли Лану, зашёл седой врач. Он только кивнул головой Эдуарду в знак приветствия, и начал осмотр девочки. Медсестре, которая усердно что-то писала, коротко сказал:

-Срочно сделать УЗИ брюшной полости! Дальше-рентген! И только на каталке!

От этих слов мурашки пошли по телу Эдика. И голос, и озабоченность врача действовала на психику не лучшим образом.Снова  санитары, переложив девочку на каталку, направились по длинному коридору. Эдуард следовал за ними. Медсестра на ходу крикнула:

-Мужчина, наденьте халат! 

-Халат?

Только теперь до сознания дошло, что он в больнице и разгуливать в куртке, как  « сейчас не положено. Рассмотрев, где остановились санитары с каталкой, он вернулся в приёмный покой. Там на вешалке висело несколько халатов. Один из них накинул себе на плечи и вернулся туда, к кабинету с надписью «УЗИ».

Ему показалось, что прошло много времени, пока снова не открылась дверь и показалась Лана. Она теперь была очень бледная и, кажется, узнала Эдуарда и сделала движение рукой в его сторону. Следом за каталкой вышел врач, делавший обследование и пригласил Эдуарда следовать за ним. Эдуард растерянно шагал за ним. Врач зашёл в кабинет главного и положил ему на стол снимок.Тот внимательно и долго рассматривал его, а затем спросил:

-Как вы думаете, спасти девочку ещё возможно?

От этих слов Эдуард сам чуть не рухнул на пол. Он сглотнул слюну и только открыл рот, чтобы спросить, не ослышался ли он, как врач обратился к нему.

-Отец! У вашей дочери онкология правой почки. Неизвестно, что с левой. Возможно, что метастазы уже проникли и туда, хотя на снимке кажется всё чисто. Девочку срочно надо оперировать, но для этого нужен донор. И, как вы знаете, такую операцию делать в наших условиях невозможно. Будем транспортировать ее в столицу. Для этого сейчас вызовем самолёт. Если повезёт, то, возможно, и найдётся донор. Я думаю, что объяснять Вам серьёзность положения не стоит?

-Через сколько примерно может быть самолёт?

-Обычно в течение полдня этот вопрос решается.

-Тогда я успею собраться.

-Да, конечно. Оставьте только нам номер своего домашнего телефона, чтобы в случае чего мы могли бы с вами связаться.

Эдик не помнил, как выбежал в том же белом халате на плечах, как доехал к дому, где его со слезами встретила Аня.

-С матерью связалась?

-Да, она должна через пару часов подъехать. А что с Ланой? Это серьёзно?

-Серьёзнее не бывает.

-Я собираю вещи, а ты собери материнские. Ты более  в курсе, что нужно женщине в дороге. Мы улетаем в столицу. Будем сопровождать Лану.

Эдуард немного уже успокоился, и действовал чётко, как требовала обстановка.Собрал в дорожную сумку вещи, пересчитал деньги, которые отложил для своего бизнеса. Да и на отпуск откладывал. Летом всё-таки собирались поехать все вместе на море. В этом году так и не поехали. Девочки никак не могли примириться с тем, что в семье у них чужой мужчина. Они с Риммой посовещались и решили оставить затею до следующего года, а тут вон как вышло.

Вместе с Аней прошли на кухню и начали готовить завтрак. О том, что произошло ночью, никто из них даже и не вспоминал. Всё отошло на второй план. Теперь Лана занимала их умы.

Только присели к столу, как в квартиру влетела Римма. На ней лица не было. Она кинулась на грудь Эдику и разрыдалась. Мужчина, как мог, успокаивал её. Потом отстранил от себя и пригласил позавтракать вместе с ними. Римма только покрутила головой.

-Рассказывайте, что с моей девочкой? У неё, что снова ангина? Почему вы молчите? Она жива?

Эдуард поспешил успокоить Римму.

-Жива, жива...Только…..Её будут транспортировать в столицу. А мы с тобой полетим вместе с ней. 

Эдик боялся, что женщина сейчас рухнет от такой новости на пол и предусмотрительно обнял за плечи. Но Римма только во все глаза смотрела на него.

-Говори! Говори мне всю правду, как есть!

И Эдуард рассказал то, что знал сам. Рассказал, что теперь надо молить Бога, чтобы нашёлся подходящий донор.

-Я стану для неё донором! - решительно заявила Римма. 

-Пусть мою почку забирают! И если надо, то и две!

-Риммочка, успокойся, пожалуйста. Я прошу тебя, успокойся! Давай немного перекусим и поедем в больницу. 

Через час позвонили и предупредили, что вылет намечен уже через 30 минут.Они оставили дрожащую Аню за хозяйку, а сами уехали с намерением, чтобы спасти Лану.

Через два часа от приземлившегося самолёта с включённой сиреной мчалась скорая помощь. Римма держала девочку за руку, а Эдик обнимал за плечи любимую женщину.

Так вот и не успел ещё назвать её женой, хотя, по сути, она ей и являлась. А так хотелось сделать ей приятное. В мыслях он успокаивал Римму, что всё будет хорошо. Однако и сам с трудом верил в это. Положение было очень серьёзным.

В клинике девочку тут же увезли на каталке, оставив обезумевших от горя родителей. Именно родителей. Даже Эдик ощущал себя таковым. Только через два часа по громкой связи пригласили их в кабинет заведующего отделением.

-Я ничем вас не могу порадовать. Мы провели обследование. Подходящего донора у нас пока нет. Хотя запросы уже полетели по всем каналам. Кто-нибудь из родителей готов стать спасителем для своей дочери? Они поднялись оба. Но Римма жестом остановила Эдуарда. 

-Нет, нет, только не он!

Врач вопросительно посмотрел на женщину, но ничего не сказал, а вызвал медсестру и дал указание срочно делать анализ на совместимость.Римму увели.

-Скажите, а этот анализ проводится, насколько мне известно, долго, не так ли?

-Да, вы правы. При хорошем раскладе он занимает почти три недели.

-А что, если материнский материал окажется не совместим с дочерним?

Врач только развёл руками.

-Это будет упущенное время. Я не могу дать гарантию, что и эти три недели   сумеем сохранить девочке жизнь. Но поиск ведётся интенсивно.

-Знаете, доктор, а давайте – ка, так, на всякий случай, возьмите и мой материал на исследование. Мало ли чего в жизни не бывает, чтобы потом я не мог себя ни в чём упрекнуть.

-Ваше слово - закон для меня, - сказал врач и нажал кнопку вызова. Появившаяся медсестра пригласила Эдуарда следовать за ней.

Только поздно вечером Римме и Эдику удалось встретиться. Но он ничего не сказал ей о том, что принял участие в судьбе девочки, и как мог, успокаивал Римму. Время шло, им надо было найти себе ночлег. Завтра, возможно, появится долгожданный донор.

В гостинице   мест не оказалось, и они отправились на вокзал. Немного перекусили в буфете и устроились в зале ожиданий. Сон не шёл. Эдик обнял Римму и положил её голову себе на грудь. Он всё время поглаживал её по спине, успокаивал и шептал ласковые слова. Так и не сомкнули глаз, и чуть свет были снова в клинике. Утешительных вестей не было. Заведующий посоветовал им ехать домой. Как только будет назначена операция, с ними обязательно свяжутся. Да, конечно, надо было что-то делать. Обоим нужно было в понедельник выходить на работу.

В палату к Лане их пустили, и они провели там два часа. Потом девочке должны были делать разные процедуры, и они попрощались.
 
И мать, и дочь еле сдерживали слёзы. Эдуард успокаивал обеих тем, что всё будет хорошо, и что они с матерью скоро снова приедут к ней. 

Глава.14. Вызов поступил.

Время тянулось очень медленно для всех. Казалось, что вместе с Ланой навсегда из дому ушла радость. Теперь не слышно было весёлого, счастливого смеха Риммы. Она ходила, как под землёй. Эдуард, как мог, ухаживал за ней, старался вкусно накормить. Он знал, что ей нужны силы. Ведь операция, если даже всё пойдёт хорошо, будет очень сложной. Римма и сама прекрасно это понимала, но ничего с собой не могла поделать. Она прямо таяла на глазах. На работе также относились с сочувствием. Однако какое сочувствие могло унять материнское горе?

Аня также здорово изменилась. Теперь она всю работу по дому взяла на себя. Детство закончилось вместе с постигшим их семью горем.  Девушка корила себя за те огорчения, которые по её инициативе были доставлены этим двоим, таким дорогим людям. Она по новому осознала ту роль, которую играет в их жизни Эдуард. Ей было стыдно за свою ночную выходку. Однако Эдуард делал вид, что совершенно забыл об этом, и от этого становилось как-то легче.

Ведь по её вине они и на море не поехали. А ведь Лана так хотела поехать. Может, если бы не её выходки, море как-то оттянула болезнь? Так вот изо дня в день Аня изматывает себя самоедством.

А между женщинами, как между двух огней метался Эдуард.Он видел их страдания, и ему было также больно, что ничем не мог помочь. Чёрная полоса накрыла их семью.

-Сколько же можно? - не единожды задавал мужчина себе вопрос.

-Ну, почему вот так жизнь распоряжается и испытывает именно их? Ведь они уже и так пострадали, потеряв однажды своих любимых. Так за что же она снова на них окрысилась?

В клинику звонили ежедневно. Изменений никаких не было. По крайней мере, в состоянии здоровья девочки ухудшения не наблюдалось, как заверял их ведущий врач. И вот в конце ноября в квартире раздался междугородний  звонок, и незнакомый голос пригласил к телефону Эдуарда Николаевича.

Римма побледнела и присела у стола. Её большие глаза, не мигая, смотрели на Эдика.А он выслушал говорившего на том конце провода и кратко ответил:

 -Сейчас же вылетаю!

Римма только выдохнула:

-Лана….Лана...жива?

-Да, радость моя! Лана жива и я вылетаю срочно, чтобы стать её донором. Мы с ней оказались совместимы.

Римма открывала рот и тут же закрывала, как рыба, которую выбросили на сушу.

-К...к...как….ты….донор…? Я….я...же….сдавала анализы…...Это ошибка!

-Нет, милая! Это истина. Я, на всякий случай, подстраховался. Теперь вижу, что сделал всё правильно.Ты полетишь со мной?

-Да, да, конечно!

И женщина дрожащими руками начала собираться в дорогу.

Аня заказала билеты на самолёт. Но в аэропорт ещё нужно было добраться. Решили ехать на  стареньких “Жигулях”, а там просто оставить машину на стоянке.

Аня подошла, обвила руками мать, а затем и Эдика.Это дорогого стоило. Теперь он наверняка знал, что он уже не “чужак” в этом доме.

Прилетели в столицу ночью и, не откладывая, поехали прямо в клинику. Оставшееся время до начало рабочего дня провели на диване. Им милостиво разрешили это сделать.

После краткого собеседования в кабинете заведующего отделением, Эдик крепко обнял жену, поцеловал и хитро прищурившись, спросил:
-Дорогая, а ты после того, как я останусь с одной почкой, не откажешься стать моей законной женой?

Римма вспыхнула, как алая зорька и прошептала:

-Как я ждала этого предложения, Эдик! Я буду тебе верной и любящей женой. Ты только скорее выздоравливай. Я буду всегда рядом.

Он вынул из кармана маленькую бархатную коробочку, раскрыл и извлёк колечко, которое сверкнуло бриллиантом, надел его на пальчик женщины. А затем нежно стал целовать каждый пальчик.

Их диалог прервали. Нужно было сделать ряд процедур. Он ещё раз оглянулся и послал плачущей женщине воздушный поцелуй.
 

Вместо эпилога.

Операция по пересадке почки прошла успешно. Через месяц улыбающийся Эдуард вошёл в палату к Лане. Повзрослевшая и явно похорошевшая, и уже не девочка, а почти девушка, Лана стремительно подалась навстречу Эдику, крепко обняла и тихо сказала:
-Спасибо, папа, за жизнь, которую ты мне подарил.
Мужчина улыбнулся: эти слова дорогого стоили. А рядом стояли Аня и Римма. Обе плакали и не стеснялись своих слёз. Жизнь сияла новыми яркими красками.

                                             Конец

 


 

Нравится
08:05
60
© Yawriter
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение