Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

ОТ ЧЕГО ОТКАЗАЛСЯ ЕСЕНИН-23

ОТ ЧЕГО ОТКАЗАЛСЯ ЕСЕНИН-23

ОТ ЧЕГО ОТКАЗАЛСЯ ЕСЕНИН

 

Литературный анализ

 

(Продолжение)

 

9.

 

*        *        *

 

Летом 1924 года, когда поэт после долгой разлуки побывал на родине, с колокольни константиновской церкви большевики уже сняли серебряный крест, и сердце отозвалось болью — сколько раз звонил он мальчишкой в здешний колокол под тихое ясное сияние старинного креста, сколько раз смотрел в небо над ним, сколько раз вглядывался в заокские дали, открывавшиеся за скатом церковной горы.

 

Дед сказал ему при встрече (понятно, прозаически, стихов сроду не сочинял): «Ты не коммунист?.. А сёстры стали комсомолки. Такая гадость! Просто удавись! Вчера иконы выбросили с полки. На церкви комиссар снял крест. Теперь и Богу негде помолиться. Уж я хожу украдкой нынче в лес, Молюсь осинам… Может, пригодится…»

 

Сердце отозвалось болью — и уже боль эта давала знать о себе до тех пор, когда прохрипел двенадцатый час поэта, и всё это время взор и сознание его изо дня в день обжигались о кипящую лаву ненависти, с которой Русь советская, разгромив врагов внешних, принялась громить Русь уходящую, и с особой яростью — по стойжайшему требованию тайного ленинского письма — священнослужителей и верующих, кто становился на защиту церквей.

 

В ход пошли разграбления и разрушения домов Божиих, аресты и высылки священников и прихожан, расстрелы и тюрьмы, нещадные погромы веры на собраниях и в печати, которые кишели клеветой, жестокостью и невежеством. Но и в этой адовой работе (спасибо Маяковскому за точнейшее определение!) встречались шедевры, достойные ордена сатаны.

 

В апреле-мае 1925 года в десяти номерах (!) большевистской «Правды» была напечатана поэма Демьяна Бедного под заголовком «Новый завет без изъяна Евангелиста Демьяна». Заглавие памфлета было кощунственным, и содержание богохульным не в меньшей степени. Как достаточно взрослые Вольтер и Гейне, уже в возрасте Маяковский и совсем молодой Пушкин — Бедный Демьян задался целью высмеять святыню православия — Евангелие.

 

Но если Господь не позволил совершить кощунство в полную силу таланта гениям, то посредственному пииту, отдавшему душу сатане и революции, сделать это было совершенно невозможно. Ему и другие советские стихи славы не принесли. Недаром Есенин дал ему убийственную оценку в знаменитых «Стансах»:

 

Я вам не кенар!

Я поэт!

И не чета каким-то там Демьянам.

Пускай бываю иногда я пьяным,

Зато в глазах моих

Прозрений дивный свет.

 

Прозрений дивный свет — это и есть свет Истины, вошедший в жизнь поэта и придавший ей особый смысл. И уже в апреле-мае, когда потоком ринулся на русский люд словесный блуд Демьяна, в душе Есенина вскипел праведный гнев на злую клевету, а когда завет без изъяна вышел ещё и в крестьянской газете «Беднота» — поэт взял перо и на одном дыхании написал «Послание “евангелисту” Демьяну», достойную отповедь бессовестному словоблуду. Отповедь — острая, едкая сатирическая поэма. Её можно найти по заголовку в Интернете. И поэтому я ограничусь перепечаткой только самых ярких четверостиший.

 

Я часто размышлял, за что Его казнили,

За что Он жертвовал своею головой?

За то ль, что, враг суббот,

Он против всякой гнили

Отважно поднял голос свой?

За то ли, что в стране проконсула Пилата,

Где культом Кесаря полны и свет, и тень,

Он с кучкой рыбаков из местных деревень

За Кесарем признал лишь силу злата?..

 

… Демьян, в «Евангелье» твоём

 Я не нашёл ответа.

 В нём много бойких слов,

 Ох, как их много в нём,

 Но слова нет, достойного поэта.

 Я не из тех, кто признаёт попов,

 Кто безотчётно верит в Бога,

 Кто лоб свой расшибить готов,

 Молясь у каждого церковного порога.

 Я не люблю религию раба,

 Покорного от века и до века,

 И вера у меня в чудесное слаба —

 Я верю в знание и силу человека…

 

 Нет, ты, Демьян, Христа не оскорбил,

 Ты не задел его своим пером нимало.

 Разбойник был, Иуда был.

 Тебя лишь только не хватало.

 Ты сгустки крови у креста

 Копнул ноздрёй, как толстый боров.

 Ты только хрюкнул на Христа,

 Ефим Лакеевич Придворов.

 

 Но ты свершил двойной и тяжкий грех

 Своим дешёвым балаганным вздором:

 Ты оскорбил поэтов вольный цех

 И скудный свой талант покрыл позором.

 Ведь там, за рубежом, прочтя твои «стихи»,

 Небось злорадствуют российские кликуши:

 «Ещё тарелочку Демьяновой ухи,

 Соседушка, мой свет, пожалуйста, откушай!»

 А русский мужичок, читая «Бедноту»,

 Где образцовый блуд печатался дуплетом,

 Ещё отчаянней потянется к Христу,

 Тебе же мат пошлёт при этом.

 

Не одно российское издание тех лет не осмелилось напечатать есенинский ответ любимцу Кремля, но в считанные дни памфлет стал известен всей стране. Поэму читали и переписывали. Прочитали (и не по разу) вершители народных судеб. Друзья-гэпэушники донесли Сергею, что он занесён в чёрный список. Заносят в него только тех, кто вскоре будет вычеркнут из земной жизни.

 

(Продолжение следует)

 

Нравится
10:10
40
© Ефремов Борис Алексеевич
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение