Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Орден

Конец 18 века. Неопытный убийца по ошибке напал на некого Лефевра, за что и поплатился жизнью. След привел Лефевра в подвал одного из храмов, в котором затаился жутковатый орден под названием  "месть". После смерти Лефевра его сын Асс становиться заложником странной секты и познает все ужасы тайной организации.

Асс де Лефевр
Франция. Париж 1791 года.

Совсем недавно я был подобен им. Но моя душа по-прежнему чернее копоти Сан Марсельских улиц. Моя душа порочнее и грязнее грязной клоаки, но мой дух по-прежнему свободен, хоть и скован условностями и ложью. Мое стремление к глупому богатству обернулось трагедией. Теперь расплатою за глупость является тысячи чертей, старавшихся отыскать меня с целью убийства. Я был членом великого ордена, но теперь изгнан за попытку отравить грязного старикашку, наделенного властью и полномочиями. Лишь мой друг всегда со мной, несмотря  ни на что. 
Воскресным днем я подлил яду в кубок властителя и убил его, но тогда я , глупец, не мог знать главного. Страшась покушения  на свою жизнь, мерзкий старик создал несчетное количество своих двойников. Я не знал, кто есть кто. Искусный грим, славивший искусство убийц к преображению,  сбивал с толку кого угодно. Даже меня. Многие месяцы я вел наблюдения, ловко увиливая прямо из рук разгневанных братьев по вере, искавших меня по всему свету. 
Настал особый день. Пришлось особо повозиться с охранником, не желавшим говорить. Я привязал его за одну ногу и свесил с тридцатиметровой высоты. Страшась смерти, охранник заговорил, но я не желал оставлять свидетелей и отпустил веревку, предварительно забив кляп в рот жертвы. Мужчина упал вниз с высоты башни, а я удобно устроился в тени небольшого кладбища. Нужная мне жертва, гордо простирая руки к небу, словно призывая небеса на помощь, прошел мимо меня. Небольшая толпа с благоговением следовала за стариком.  Лишь тогда я осознал, что стал невольным свидетелем похорон какого-то важного человека. Я не знал, на кого охочусь. Вполне возможно, что данный старик не имеет отношение к группе, а я, выслеживал двойника Рока-Рамиля. Немало славных людей ниспослал в ад этот мерзкий убийца. Я готов на все, ибо поклялся на могиле своего лучшего друга, сгоревшего в пламени костра. Я выскочил из-за могильного камня и встал в хвост группы, не спуская взгляда с цели. Старик ничего не замечал и превозносил речи, ссылаясь на доблесть покойного убийца, погибшего с такой честью и ныне обитающего в раю. Меня разобрал устрашающий смех. Именно так. Я смеялся в душе, но глаза мои горели огнем ярости. Рая нет, и не было. Если и обитает душа мерзкого убийца, тот только в Аду. Встав у могилы, старик приклонил колени. Толпа повторила данный жест. Я тоже упал ничком на землю, но взгляд моих глаз был прикован к спине  старика. Рядом пробежал мой верный друг Марку. В его руках был пистолет и тот стрелял направо, налево словно лишился разума. В руке моего друга была зажата бутыль с крепким спиртным напитком. Шатаясь, словно в  нелепом танце, Марку гонял кота по переулку, грозив прострелить ему хвост. Я слышал его крик.
- Да как ты посмел, морда усатая! Нагадить на мой ботинок! Получи! На! Получи, гад!
Испуганный кот метался по двору, спасаясь от пьяного преследователя. Марку палил ему вдогонку и не переставал стрелять, даже когда кончились патроны. Меня всегда поражали актерские способности друга. Я едва сдерживал смех. Внезапно Марку влетел на запрещенную территорию. Охрана насторожилась и метнулась к нарушителю, с целью выпроводить его. Я подошел к старику. Охрана на мгновение ослабила бдительность. Пистолет моего друга был теперь нацелен в сторону Рока, пусть и кота рядом не было.
«Допился до белой горячки, бедняга!» 
Перепуганная охрана окружила преследователя. Теперь количество стражников уменьшилось втрое.
- Не позволите ли вы мне задать один вопрос?
Старик посмотрел в мою сторону и кивнул. Я подошел еще ближе и достал нож.
- Я слышал, этот храбрый человек слыл великими заслугами перед нашим обществом.
Я нацепил нелепый парик и пышные усы. Гибкий стан мой сгорбился и появился пивной живот. Голос я изменил до неузнаваемости. Рок ( или его двойник)  не узнал меня.
- Ах, как вы правы, мсье! Его заслуги перед обществом неоценимы! О его силе ходили легенды. Да упокоит Господь его душу!
- Оставьте меня, черти! – Марку старательно щелкал незаряженным пистолетом в сторону развеселившейся стражи. – Живым не дамся, нелюди! Помогите, черные демоны затягивают меня в Ад!
Марку очень убедительно изображал белую горячку. Его «пьяный» разум видел в охранниках ангелов тьмы.
Я подошел еще ближе.
- Продолжайте, пожалуйста. 
- Да…. Много великих и опасных негодяев пали от его руки, не знающей жалости! Своей силой и умом он затмит самого демона! А какая преданность нашему делу!  Нам так будет его не хватать!
Внезапно глаза старика изумленно расширились и тот начал оседать. Я подхватил старика.
- Ему плохо!
Толпа мгновенно окружила старика. Марку мгновенно протрезвел и быстро убежал. Я тоже быстро ретировался в сторону. Старик умирал. Толпа окружила его, и я не мог видеть его последних мгновений жизни. Только сейчас охрана поняла, что их провели. Яростно ругаясь, те рассредоточились по всей территории кладбища, но я уже слился с толпой. Монашеская ряса и сгорбленный стан надежно сокрыли меня от любопытных глаз. Да простит меня Бог. Под сутаной священнослужителя я носил кольчугу, пистолет и нож. Я не Господь и не имею права вершить правосудие, но моя мирская душа уже прогнила насквозь и пусть черти тешутся в предвкушении расплаты, я готов принять это с честью.


Часть 1
Книга посвящённых
Родился я в богатой, аристократической семье, в марте 1769 года. Мой отец Кристофер де Лефевр и мать Изольда Оливи погибли в уличной разборке семнадцать лет спустя. Я остался у верной служанки Жаннет. Мой отец был масоном и все свои многочисленные деньги (доставшиеся от отца), тот тратил на благотворительность. После смерти он завещал ливры мне - его единственному сыну и ордену масонов. Три особняка, бесчисленное количество наличных, конюшня, экипажи, драгоценности ослепили меня - распутного подростка. С невероятной скоростью я тратил капитал. Я одаривал бриллиантами женщин легкого поведения, купался в океане шампанского, спускал немыслимые суммы за карточной игрой. Меня нисколько не пугали долги поначалу в сотни, а потом и в тысячи ливров. Два крупных особняка я продал и поселился в небольшом особнячке. Слуги ушли от меня, осталась лишь верная Жаннет. Скоро я растратил все наследство.
В раннем детстве я был скромным, неразговорчивым ребенком и обществу друзей предпочитал общество книг. Я воображал себя героем, злодеем, волшебником и царем и часто грезил наяву. Меня привлекала старая книга, коя стояла на самой верхней полке, и кою я не мог достать, даже встав на два стула, поставленных друг на друга. Отец часто говорил мне, что книга неинтересная и прятал ее от меня еще выше на полку. Книга была совсем непривлекательна, и я вскоре забыл о ней. Книга находилась в отцовском кабинете в том самом доме. Я ненавидел этот крохотный особняк в восемь комнат небольшого размера, с одной ванной и пыльным чердаком в коем обитали страшные создания - крысы. Но мой отец не разделял моего мнения. Он его обожал, поскольку не любил лишнюю шумиху, едва ли не сводящую с ума общество парижан. Я же любил шум, любил гвалт, вечеринки, женщин, деньги и терпеть не мог этот старый особняк, стоявший в глуши.
В 1787 году я пошел в отцовскую библиотеку, коя пустовала три года. Едва войдя внутрь, я закашлял и закрыл нос рукой. Было темно, и я пошел к окну. Доковыляв вслепую до окна, я резко отдернул штору и закашлялся. Пыль метнулась во все стороны, и золотая пыльца заплясала в золотых лучах утреннего солнца. Солнце разогнало мрак, и я осмотрелся. Кругом причудливые, дешевые картины, антикварная мебель (скорее старая, чем антикварная) и ничего ценного. Все эти годы я не навещал кабинет отца и тот покрылся паутиной и пылью. Мне всюду чудился гневный не упокоенный дух моего отца, но сейчас мне нужно было отыскать что-то ценное и поправить пошатнувшееся финансовое положение. Я взял подсвечник и прикинул его вес. Мало. Отворил дверцы шкафов, тумб.
Ничего.
Тут мой взгляд случайно упал на бардовую книгу. Сколько раз я мечтал завладеть ею, но отец прятал ее от меня. Я взял стул и подвинул его к шкафу. Взгромоздившись на стул, я протянул руку и взял книгу. Книга была покрыта толстым слоем пыли, и я сдул ее со страниц.

«Книга посвященных»

Я взмахнул плечами. Книга открылась ровно посередине, и я замер. Текста в книге не было, зато была вырезана дыра-тайник, а в ней короткий кинжал длинной чуть больше среднего пальца. Тот был дьявольски острый. 
Я забыл о книге и взял в руки кинжал. Несколько минут я вертел его в руке, ничего не понимая. Наконец, я отложил кинжал и взял книгу. На самой последней странице все же были слова.
« Нам по пути, когда ты потерян для всех и для себя самого»
Дальше.
«Внутри Бога нет. Скорбный ангел провожает нас крылом, луна защищает нас от мира. Орел стережет наш путь»
Что за чертовщина? Эти строки понимал когда-то отец. Именно ему были когда-то адресованы данные загадки. 
Мне все равно. Я взял кинжал в руки, и попробовал его на зуб. Чистое серебро. Рассмеявшись, я направился к ближайшему ювелиру.
Что же я наделал, Господи! Сам того не желая я вытащил на божий свет тайну великого ордена «Убийца». Орден, нагоняющий ужас на всю Европу. С тех самых пор я был обречен.

Субботним вечером я торопился на встречу со своим главным врагом Кристианом. Я оттягивал эту встречу почти два года, но пришло время отдавать долги.
Несколько лет назад Кристиан был мне лучшим другом, и я всецело доверял ему свою жизнь. Не знал я тогда, наивный дурачок, что жизнь моя нисколько не интересовала моего друга. Другое дело деньги. Он предложил мне купить некую недвижимость, по его разумению, приносящую доход. Это была старая винодельня. Мы скинулись и скоро приобрели участок земли, обильно плодоносящий виноградом. Я отправился туда один, осмотреть владения и наладить производство лучшего вина в городе. К моему изумлению, кучер, услыхав мои слова о виноградных плантациях, покрутил пальцем у виска, и привез меня по указанному адресу, содрав плату в три шкуры, словно довез не до соседнего поселка, а до другого конца земли. Я оказался совсем один, без кучера, посреди безлюдной пустыни. За немыслимую сумму я купил большой, бесплодный участок земли и покосившуюся лачугу. Почти сутки я шел обратно по безлюдной дороге, пока не встретил кучера, согласившегося подвезти меня. Я остался без денег, с кучей долгов.
Несколько дней я не спал, вынашивая план мести. Я знаю, что Кристиан поплатиться за это.
Теперь, оказавшись подле Кристиана, я понял, что трушу что-либо сделать. Этот крупный, окруженный телохранителями, мужчина, испугает кого угодно. Сколько раз я грезил о расправе, но стоило врагу приблизиться ко мне, я стараюсь спрятать свою личность в яме или кустах, чтобы не пресечься с ним взглядом. Мне нужна помощь покарать врага.

У ювелира.

Мсье де Криваянога поражал всех своей дальновидностью. Никто ничто не знал о нем, зато он знал все обо всех. Это был хмурый, злобный, лживый старик лет семидесяти. Несмотря на возраст под рубашкой старца угадывались давно изношенные мышцы. Трудно было представить, что некогда мсье де Криваянога был высоким и атлетичным юношей с грацией дикого зверя. Сейчас это был старец с утраченным и никому неизведанным прошлым. Его единственный глаз грозно осматривал собеседника, словно снимал на глаз мерку для гроба. Никто не знал его происхождения, его имени и где тот потерял глаз. Одна нога старца была сильно искривлена, за что он и получил данное прозвище. Во владении старика была старая ювелирная лавка. Темная аура окружала мсье де Кривуюногу, подобно вуали состоящей из ночных кошмаров. Весь город трепетал перед этим калекой.
Именно в его убогую лавку я понес свое сокровище. Желая растопить лед, я ослепительно улыбнулся и поприветствовал его. Старик посмотрел на меня, словно я самое отвратительное существо, пришедшее в его лавку. Я бросил кинжал на стол.
- Сколько стоит ножик, папаша?
Старик медленно-медленно повернулся, словно действовал мне на нервы, почесал ногу, зевнул. Прошло немало времени, прежде чем тот взглянул на нож. Едва его взгляд упал на кинжал, тот неожиданно вскрикнул и подпрыгнул на месте. Через мгновение его лицо обрело воистину дьявольский вид. Тот осмотрел меня с подозрением, словно распознал во мне лжеца и предателя.
- Где ты это взял, щенок?! А ну отвечай!
Тот ударил кулаком по столу и накренился вперед.
- Немедленно отвечай! Твое имя Кристофер де Лефевр?
- Нет. Я Асс де Лефевр.
Я отпрыгнул в сторону и вжался в ком, готовясь к удару со стороны безумного старика.
- Сынок значит…,- старик неожиданно успокоился и улыбнулся. При виде этой дьявольской усмешки на моей спине заплясал холодок.
- Решил прочистить косточки «борцам за веру» или же стать одним из списка?
- Эм… Я не понимаю вас.
- Пусть тебя черти сжарят, щенок! Поймешь! Поймешь со временем! 
Старик поманил меня пальцем.
- Попал ты, юнец. И не выбраться тебе из этой ядовитой паутины. Ты увяз в ней. Смертельно увяз!
- Я не понимаю…
- Я же сказал тебе, что поймешь со временем! 
Старик успокоился и улыбнулся, скрестив на груди некогда крепкие руки.
- Ты знаешь что это?- тот указал на нож.
- Какой-то ножик. Очень миниатюрный.
- «Ритуальный клинок». Если ты будешь с нами, ты поймешь его назначение. Это не просто нож, это нечто большее!
- И что?
Старик сменил тему. 
- Твой отец говорил тебе не делать того, что ты наделал?
Тот покрутил пальцем перед моим носом.
- Говорил! Я это вижу! Теперь пути обратного нет, щенок. Ты видел странную записку? Нечто вроде «пойдя туда, ты найдешь то», «это хранит нас лучами солнца» или «будь одинок и ты будешь с нами»?
- Да.
- Это карта. Тайна кроется здесь, мой юный друг. Великая тайна. Теперь ты навечно с нами, поскольку ты переступил все возможные границы благоразумия, как и твой папаша. Он сделал свой выбор и предпочел иную форму жизни. Теперь тот поет псалмы в облике никчемного ангела!
Тот рассмеялся.
- Ничего не понятно? Так я дам тебе подсказку, друг.
Тот протянул в мою сторону руку. Я неохотно подал ему руку. Неожиданно старик схватил меня за руку и сжал с нечеловеческой силой. Я закричал и стал вырывать свою руку. Мне это не удавалось. Старик обнажил мою ладонь. Неожиданно старик схватил «клинок веры» и стал вырезать на моей ладони символ: безжалостно, бесчеловечно. Через несколько секунд тот отпустил меня и дал проспиртованную тряпку.
- Приложи к ране.
- Что вы вытворяете?
Старик усмехнулся.
- Даю тебе подсказку. Если ты не глуп, ты поймешь его скрытый смысл. А теперь немедленно покинь мою лавку!
Тот вскочил с места и приставил к моему животу «клинок веры», отчего рубашка окрасилась каплями крови.
Старик грубо выпихнул меня на улицу. Придя в себя, я осмотрел рану. На моей ладони был вырезан символ.



Я не мог знать, что едва я покинул это жуткое место, в лавку ювелира наведался гость. Мсье де Криваянога радушно встретил гостя. Это был мужчина. Возраст мужчины было не угадать. Его голову прикрывал капюшон. Между гостем и Кривойногой завязался короткий диалог. Мсье де Криваянога указал в мою сторону пальцем, и мужчина кивнул, затем вышел из лавки. Он намеревался догнать меня и скоро достиг. Мужчина круто развернул меня и посмотрел в мое лицо. Я остолбенел под ледяным натиском тусклых глаз незнакомца. Я не мог сопротивляться незнакомцу. Мои движения сковал страх. Я не мог пошевелиться. Матерь божья! Это же…
Убийца!
В моем мозгу вспыхнули миллионы картинок прошлого. Круглые, почти прозрачные глаза незнакомца заставляли стоять тише воды, ниже травы с глупо приоткрытым ртом. Незнакомец взял меня за руку и внимательно осмотрел рану. Я обратил внимание, что на ладони убийцы тоже вырезан данный символ. Убийца кивнул, выдавил жалкое подобие дьявольской улыбки, и начал говорить. Его голос звучал глухо, речь была тяжелой и медленной, словно он не говорил уже много месяцев.
- Брат… Тебе тоже суждено… идти страшной тропою бесчеловечных истязаний, ... но именно это… близит нас к жизни в «Раю»… Твой выбор: идти с нами… или идти против нас?
Меня начало трясти. Я выдернул свою руку из руки незнакомца и крикнул в лицо убийцау.
- Вы не заманите меня в свою секту! Никогда! Это мое решение! Я тверд в нем, и вы не сломите меня!
Убийца улыбнулся. Его улыбка замораживала воздух. Со стороны казалось, что убийца находиться под воздействием наркотика. Или мне просто померещилось?
- Выбора нет, … и я вынужден убить тебя. Мы могли бы стать братьями, … но я дам тебе время осмыслить ситуацию. 
Убийца ушел. Я остался один посреди улицы.
Я основательно обдумал ситуацию и решил оставить в покое убийцаский орден. У меня своя жизнь.
Жизнь вернулась в привычное русло. Долг вырос до миллиона, женщины и балы утомили меня. Я прятался в доме, но кредиторы не отпускали меня. Их мрачный эскорт сопровождал меня повсюду. Они терроризировали, угрожали и основательно портили мне жизнь. С каждым новым месяцем слова убийца казались мне все слаще. Я устал от набегов бешеных кредиторов, я устал прятаться по углам, словно тень в полдень. Что собственно я теряю? Жаннет?
Мне никогда не нравилась эта сварливая, толстая тетка. Ее вечные поучения на тему «праведной жизни» утомили меня. Она любит меня как сына, и это меня тревожит. Она оберегает меня, но она всего лишь служанка и я распоряжаюсь ее судьбой.
Дом? Я никогда не любил этот особняк. Единственные посетители этого места были дикие птицы и грызуны, а одиночество тяготит меня. Его я оставлю на Жаннет. Пусть заботиться в мое отсутствие.
Но что же ждет меня в этом осином улье? Загадка.
После жестоких побоев со стороны разъяренных должников, коим я должен был вернуть долг, я нашел себя в библиотеке отца. В моих руках была книга в бардовом переплете.
«Я устал от этого. Я покорюсь им»
Поздно ночью, ничего с собой не взяв, взяв с собою лишь записку убийц, я тронулся в путь.
Но куда?
«Где бога нет, все мы там хороним свои тайны»
Что это может быть? Кладбище?
Я осмотрел все кладбища. Ничего примечательного, ибо я надеялся отыскать странный люк или золотые врата ведущие непонятно куда. «Не все так просто» говорил мне мой рассудок.
«Где бога нет»
Старая, разрушенная церковь! Именно там они хоронят свои многочисленные тайны. Но какая именно?
«Ангел провожает нас крылом, луна защищает нас от мира, орел стережет путь»
Церковь подле кладбища. Статуи ангелов имеются на соседнем кладбище. 
Я исследовал пять кладбищ, в коем стояли ангелы. Либо ангелы стояли поодаль от храма, либо храм оказывался обитаемый, либо у ангела изначально не было крыльев. Я был в тупике. Наугад я пришел к следующему кладбищу и первое что заметил, руины старой, сгоревшей некогда церкви. Рядом с церковью стоял сожженный ангел, указывавший на ворота обгоревшим крылом. Ночью совсем не было видно ворот из-за густой тени. Почему-то я уверовал, что утром ворота ярко освещены солнцем.
«Ангел указывает крылом на врата, в храме уже лет сто нет Бога, поскольку тот превратился в руины, ночь прячет врата от глаз мира. Осталось найти орла.
Я обошел все кладбище, изучил церковь изнутри. Ничего.
Стало всходить солнце и ворота озарились светом, как я и ожидал.
Стоп. Что это? 
Что-то блеснуло подле сгоревших ворот. Стеклянная панель величиной с руку.
Руку?
Я осмотрел ладонь и дорисовал в воображении несколько плавных линий.
Вот она – птица!
Я подошел к панели и, не зная, что творю, приложил ладонь к панели.
Двери отворились неожиданно, напугав меня. Передо мной предстал длинный, неосвещенный туннель. Я засомневался, но пути назад нет. Я не желаю погибать от рук кредиторов. Я вошел внутрь. Пройдя несколько шагов, я резко накренился вперед и замахал во тьме руками. Лестница идущая вниз. Я схватился рукой за стену и, не отрывая руки, стал вслепую спускаться вниз. Лестница кончилась, и я шагнул во тьму. Пройдя пару шагов, я вскрикнул.
Тонкая ледяная струйка нечистот омыла мои дорогие ботинки. Я выругался, но с курса не сбился. Пошел вперед, утопая по щиколотку в грязных водах канализации.
Мои глаза привыкли к темноте, и я стал различать очертания стен. Я был в канализации.
Пройдя вперед, я заметил решетку. Та не давала мне возможности пойти дальше. Я схватился за решетку обеими руками и стал с усилием ее трясти. Без толку. Я присел и стал поднимать решетку. Ничего не получалось.
Может нужно назвать пароль?
- Убийца! Скорбный ангел! Орел! Церковь!
Я перебрал все. Ворота не шелохнулись. 
Я упал на колени, не обращая внимания на нечистоты, пачкающие мою дорогую одежду, и заломил над головою руки.
- Что делать? Вернуться в объятия кредиторов?
Я вспомнил строку из книги отца.
- За свободу братства!
Ворота приподнялись на полметра. Я лежа проскользнул под ними, и ворота захлопнулись за моей спиной. Я встал и пошел дальше.
Я накренился и едва не упал в бездну. Обрыв фотов в девяносто. Я вернулся назад, осмотрел стены. Ничего. Вернуться тоже было невозможно. Ворота закрылись за моей спиной и не желали открываться.
Я встал на краю бездны. Может существует возможность проползти по стене? Я ощупал стены.
Ничего.
Я встал на краю обрыва и закрыл глаза. Может это проверка убийц на бесстрашие? Вдруг там бетонный пол и тогда меня не станет. Останется только жидкая кашица на нижних ярусах городской канализации некогда носящая гордое имя Асса де Лефевра.
Делать нечего. Я раскинул руки на манер крыльев, словно желал взлететь над смердящими водами городской канализации.
- Прости меня, Боже за мою скверную жизнь. Даже если я не попаду в твое светлое царство, прояви милость и скажи что мне делать?
Ни-че-го.
Должно быть, Боги не обитают в старых канализационных стоках.
Я закрыл глаза, развел руки и прыгнул вниз.

В недрах  клана.

- Со времен великого Хасана ибн-Сабаха не бывало такого безобразия! Невиданно, чтобы весь клан пал в колени какому-то заморышу! А как же основное правило отбора убийц? 
- Остановись, Фабьен. Я знаю, что делаю. Или ты сомневаешься в моей воле?!
Француз арабского происхождения по имени Рок-Рамиль Саадат де Левьер поспешно вскочил с места. Его глаза, уже давно изрезанные старческими морщинами гневно вспыхнули. 
Фабьен поспешно пал на колени.
- Рок, как вы могли подумать об этом, учитель! Я свято чту законы клана! Моя вера нерушима! Я как вы, мечтаю воскресить былую славу исмаилито-низаристов. Их былую мощь!
Старик медленно сел на место. Его взгляд блуждал по комнате.
- Вы сердце нашего Аламута! Нашей подземной крепости! Не мне судить вас, но простите за любопытство. Почему вас заинтересовал данный щенок? Он не отличается невиданной доселе силой, что у нашего Ange. Он не так быстр, как Фиакр и не так неукротим как Север. 
- Дело не в самом Лефевре. Дело в его отце. Никогда не встречал людей подобных ему. Хотелось бы верить, что и его сын Арно, имеет хоть каплю столь благородной и смелой крови. 
- Его имя Асс. Чем же впечатлил вас его отец?
Старик закрыл глаза и проговорил тихим голосом.
- Много времени прошло, но кажется, что все произошло вчера. Неизвестный никому богатый аристократ Кристофер стал жертвой убийца. Убийца, глупец, перепутал цель и бросился на Кристофера де Лефевра, но все разрешилось не в пользу убийца. Возможно, впервые в истории шиитов профессиональный убийца был обезврежен никому неизвестным аристократом. Я слышал от одного убийца-разведчика, что Лефевр был прекрасным борцом. Он с ранних лет увлекался китайским искусством ближнего боя и слыл гуру в данной области. Возможно, убийца просто не ожидал такого мастерства со стороны жертвы, что и привело его к гибели. Внешний вид убийца, по-видимому, смутил Лефевра и он заподозрил неладное. Похоже, убийца был одет в монашескую робу или лохмотья клошара и внешне выглядел безобидно. Однако стиль боя заставил Лефевра насторожиться. Кто научил данного монаха или бродягу так сражаться? Я слышал, что Лефевр пытал убийца перед смертью, но убийца был хладнокровен и непоколебим. Он даже улыбался во время казни и часто говорил о Рае. Но все же кое-что он сообщил Лефевру. Он сказал нечто вроде «У нас уже давно нет бога. Его спалил сам дьявол!». Этими словами он и выдал нас. Лефевр оказался крайне сообразительным молодым мужчиной. Возможно, он искал пожарище, уничтожившее священное место и пустившее в свой лабиринт нечистую силу. Так он нашел наш сгоревший храм и каким-то неведомым чутьем нашел наш замаскированный вход. Он всунул туда записку и поспешно сбежал. Рено видел его, но слишком поздно поднял тревогу.
Эту записку мне принес Фиакр. Там говорилось, что он собирает силы, чтобы покарать нас, ибо мы проливаем реки невинной крови. Он остановит нас, даже если это будет стоить ему жизни.
Начались годы бессмысленных сражений между моими людьми и людьми Кристофера де Лефевра. 
В один прекрасный день, великий убийца по имени Реон привел ко мне Лефевра. Этот день навечно закреп в моей старческой памяти! Уже многие годы я был покорен мужеством Лефевра и его невиданной силой. Я предложил Лефевру служить нам, ибо из него бы вышел прекрасный убийца! Он силен, ловок и крайне изобретателен! К тому же верен своему делу. Он, конечно, отказался, но я не хотел убивать его. Мне он очень нравился, и я даже был готов отступить от правил нашего клана! Я дал ему шанс спастись, написав записку со словами и клинок «веры». Им он должен был нацарапать силуэт орла на ладони. Он отказался и я насильно приволок его пару дней спустя, где заставил сразиться с Реоном. Лефевр не сумел продержать и минуты. Реон убил его. Ты не поверишь, Фабьен, но я оплакивал его. Мне хотелось бы заполучить его в наше братство. Поэтому я дал шанс его сыну. Если он примет предложение и найдет вход в нашу обитель, я сохраню ему жизнь. Если через полгода он не придет, я пошлю убийца по его грешную душу. 

Вступление в братство ордена.

Я ударился о смердящую воду городской канализации. С трудом выплыв из нее, я согнулся пополам, с трудом преодолевая рвотные позывы желудка. Единственное, что я мог себе позволить, это смахнуть грязными руками вонючую субстанцию со своего лица. Зажав грязными руками нос я, шатаясь, шел вперед. Скоро запах перестал одолевать меня. Должно быть просто привык.
Снова испытание. Металлическая решетка
- За свободу братства!
Ничего.
Я стал пинать, кусать, поднимать и проклинать решетку. Та не поддавалась. Я отчаялся и стал с трудом сдерживать слезы. Я сел на уже сухой пол, изгадив его своим ароматным костюмом. Я отдался мыслям. Через какое-то время я попробовал обследовать все вокруг. Ничего.
Я совсем приуныл. Пути назад нет, пути вперед нет. Неужели известный аристократ погибнет в клоаке?
Я встал и зашагал вдоль стены. Прошел час и до меня вдруг дошло. Светло. Откуда взялся свет?
Я стал осматривать крышу. Ни окна, ни двери, ни люка. Но откуда-то же идет свет!
Я задрал голову наверх, отчего шея противно хрустнула. Свет идет сверху! Я встал у стены, окрыленный надеждой. Я должен добраться до источника света и осмотреть его. Но сколько ползти? Бог мой! Девяносто футов по отвесной стене! Внизу бетонный пол! Я же погибну, если сорвусь вниз! 
Я вздохнул так, словно не дышал до этого никогда. Схватившись руками за стену, я отметил, что стена в крупных трещинах. За такие можно зацепиться руками и ногами. Я подпрыгнул и схватился руками за щель. Оттолкнувшись от другой щели, я вскарабкался повыше. Дальше вверх тянулось небольшое подобие карниза. Я схватился руками за выступающие вперед щели, и, протолкнув ботинки в щель между камнями, пополз вверх. Жёлоб шел вверх по крутой траектории, и это давало мне нечто вроде страховки. Какое-то время я отдыхал наверху, сев в очень крупную щель, размеров с крохотную пещерку. Прошло немало времени, прежде чем меня ослепил свет. Бог мой! Девяносто футов отделяло меня от земли!
Я запретил себе смотреть вниз и отвел глаза в сторону. Свет бил из противоположной стены.
Впереди сияла яркая, золотая пещера!
Это выход!
Я проклял себя за глупость ползти по противоположной стороне. Прикинув расстояние, я осмелился оттолкнуться ногами от стены, пролететь несколько шагов и уцепиться пальцами за край пещерки. Мои пальцы едва не разжались от боли и усталости. Мои руки и ноги были изодраны до крови. К тому же я смертельно устал. Собрав последние крохи сил, я закричал так, что эхо собственного голоса оглушило меня, отразившись от стен. Я подтянулся и лег в изнеможении. Через несколько секунд я стал протискиваться в пещеру. Та была настолько узкой, что я забеспокоился, что могу застрять в ней. Я плюнул и пополз к солнцу.
Я был разочарован. Я думал, что впереди сияет свет солнца, но заметил знакомое окно. Именно оттуда бил свет. Я приложил руку к окошку. Стеклянную дверь мне отворил убийца.

Тот был в изящной белой монашеской робе. Его грудь украшала алая рубашка, надетая под робу. На голове парня не было капюшона.
- Имя?- спросил убийца.
- Асс де Лефевр.
- Проходи.
Тот взял меня под руку и повел куда-то вглубь здания. Только сейчас мои глаза привыкли к яркому свету. Я находился во дворце, и данный дворец находился глубоко под землей! Мы прошли внутрь. Мимо сновали убийцаы. На одних были капюшоны, на других маски. Одни носили робы, другие простые крестьянские лохмотья. Их объединяло одно. Все они были высокие, крепкие и мускулистые. Из лица показались мне странными. Словно они были еще при жизни мертвы. Их глаза были тусклыми, стеклянными и, казалось, слепыми. Только потом я понял, что все их эмоции умерщвляли намерено. Именно поэтому крепкие, порой очень красивые молодые люди от семнадцати до тридцати пяти лет, больше походили на свежемороженую стерлядь. 
Те не обращали внимания на то, что я изгадил все, к чему прикасался.  Меня это нисколько не волновало. Источавшие слабый аромат плесени, стены, уводили вглубь немыслимого лабиринта, словно желавшего сбить меня с пути и свершить некое зло. Это был старый, заброшенный канализационный канал, кое-где застланный кирпичами, создавая подобие крохотных монашеских келий. Несколько мужчин в рясах и обносках смотрели на меня безо всякого интереса. По , на удивление, был сухим и чистым, а путь наш отмечали всего несколько факелов с трудом разгоняющих тьму. Что-то внутри меня подсказало, что данное место находиться в глубокой тайне. Юноша хорошо ориентировался в полутьме и уверенно вел меня, как мне казалось, в центр земли к чертям, ожидавших меня с предвкушением забавы.  Прошло несколько минут, и путь вывел меня в некую комнату. Здесь постарались на славу, создав из длинного канализационного стока уютный алтарь. По центру комнаты проходил алтарь, чуть дальше я заметил длинный стол, способный вместить несколько десятков человек. Слабый свет всего трех свечей давал лишь неясные очертания людей. Это были мужчины. Не говорив ни слова, они, склонив голову, казалось, произносили молитву. Но что-то подсказывало мне молиться здесь не в части. 
«словно что-то замышляют»
Меня выдал мой аромат. Те учуяли меня издали и повернулись в мою сторону. Я мог только предположить какой источал аромат. Парень  никак не реагировал на запах в отличие от людей в зале. 
Я осмотрел парня. На вид лет двадцать шесть. Русые волосы средней длинны, ангельские голубые глаза и тонкие черты лица. Аристократ! Я сразу почувствовал породу в данном юноше.
- Кого ты притащил, Жюль?- Крикнул мужчина лет пятидесяти в белом плаще поверх черной робы. Парень склонил виновато голову. 
- Он пришел из канализации, мсье…
Мужчина подошел ко мне. Я взглянул украдкой в красивое лицо Жюля. Тот прошептал одними губами.
«Склони голову»
Я повиновался. Жюль улыбнулся и кивнул.
- Как тебя звать?
- Асс де Лефевр.
-Обыскать!
Жюль тщательно обыскал мою скромную персону. Скоро на пол пали все мои сокровища: странный серебряный ножик, кошелек и носовой платок.
Мужчина с бородкой молча поднял мой кошелек с земли. Осмотрев содержимое, тот выбросил его куда–то в темноту, куда не доходил свет свечей.
- Перед Богом все равны,- сказал мужчина с бородкой.- Отныне тебе, как и нам всем, не принадлежат богатства. Мы все равны. 
Мужчина подошел ко мне. Одержав победу над омерзением, тот усилием воли взял мою руку и осмотрел знак. Внезапно его лицо прояснилось.
- Добро пожаловать к нам! Теперь ты принадлежишь нам. Кто-то решил все за тебя, не оставив тебе никакого выбора. Теперь тебе необходимо многому научиться, Асс де Лефевр. Он ведь видел путь сюда. У него теперь нет выхода!
Словно он все понял, но я ничего не понимал. Кто меня рекомендовал – эта лживая, старая кривоножка?
- Жюль!- Крикнул тот. Жюль вздрогнул.
- Отмой его и дай ему поесть.
Жюль положил мне руку на плечо и подтолкнул к выходу.

Жюль привел меня во двор. Вручив с торжественной улыбкой тряпку, тот приказал мне раздеться. Одежду он тут же выкинул в урну. Мы стояли на солнце и нас прикрывали высокие стены забора. Люди тут почти не появлялись. Я чувствовал себя неуютно, стоя на улице голышом. Жюля это забавляло. Тот со странной улыбкой нес деревянное ведро с водой. Я сразу понял, убийца что-то задумал.
- Время водных процедур, Асс!- крикнул тот.- Готовсь!
Тот опрокинул на меня ведро ледяной воды. Я взвизгнул.
- Ай! Холодно!
- Другой нет. Извини. Тебе нужно помыться. 
Я стал быстро орудовать тряпкой и куском мыла, желая согреться. Жюль вновь притащил ведро и занес над моей головой. Я приготовился к душу из ледяной воды. Я опять вскрикнул от неожиданности. Вода оказалась теплой. Я открыл глаза и разжал кулаки, кои машинально сжал в ожидании ледяной воды. Жюль рассмеялся.
- Пойдем. Запахнись этим.- Тот вручил мне полотенце. Я завернулся в него с тщательностью стеснительной девочки.
Жюль куда-то повел меня. Какое-то время я смотрел на него с подозрением.
- Ты не похож на кровожадного убийцу. 
- А я и не убийца.- Улыбнулся тот.- Я лекарь. 
- Давно ты тут?
Тот задумался.
- Лет шесть.
Неохотно, я спустился вниз по лестнице и снова оказался в кромешной темноте. Жуль даже не взял факела. Уверенно спустившись в темноту, тот скоро вывел меня к какой–то двери. Это был склад одежды.
Отвернувшись, тот стал орудовать руками, разбрасывая одежду по комнате. Я стоял сзади него.
Неожиданно Жюль вытащил из недр трухлявого шкафа монашескую робу и протянул мне.
- Но я не желаю быть священником! Религия не для меня.
Жюль улыбнулся.
- А как ты желал одеваться?
- Ну, это… брюки и рубашка.
- Тебя не должны знать в лицо. 
- Угу! Кому доверять, как не священнику. Уф, никогда бы не поверил себе, что залезу в монашескую робу! Это почти святотатство, доверять столь святой предмет, такому как я, неверующему!
- Не веришь в Бога?
Я поспешно забрал робу и внимательно осмотрел ее.
-Просто отлично! Дыры совсем крохотные. Размером с кулак. Почти не воняет, и клопов практически нет…
Жюль расхохотался.
- Все носят робу?
- Не все. Этим мы скрываемся от недоброжелательных глаз. Это очень важно. Запомни это. Носи перчатки. Нас ищут и нельзя рисковать. Одевайся неприметно и старайся не привлекать к себе внимания. Мы имеем особый сигнал. Так мы узнаем кто свой, кто чужой. 
Жюль, казалось, совершенно невинно коснулся указательным и безымянным пальцем правой руки своего левого плеча.
- Теперь мое любимое!- Тот поманил меня пальцем и привел в библиотеку. Тысячи книг гордо возвышались под самый потолок. В отличие от всех остальных комнат здесь было практически светло.
Я взял первую попавшуюся в руки книгу и стал читать.
- Обучение?
Тот улыбнулся и покачал головой.
- Снаряжение!
- А?
Тот взял книгу в руки и переставил ее в другое место. Открылась потайная комната.
Я открыл рот и выронил книгу, кою держал в руках. Та шлепнулась на пол. Улыбка Жюля доставала до ушей.
Тот, улыбаясь, привел меня в комнату. Я заметил сотни видов огнестрельного и холодного оружия. На деревянных полках покоились отличные рапиры, сабли, фальшионы, фламберг, шпаги, японские катаны, глефа, мечи и огромные, тяжелые ножи; метательные ножи, мачете и многое другое.
- Выбирай что желаешь.
Я стал ходить вдоль стеллажей. Меня привлекла японская катана. Я взял ее в руки и улыбнулся.
- Что тебя так рассмешило?
Я надел на голову черный капюшон, и склонил голову.
- С мечом и в робе! Чувствую себя ангелом смерти!- сказал я и бестолково замахал мечом в воздухе.
- Отличный выбор. Только не поранься, прошу,- проговорил с улыбкой Жюль, отодвигаясь от меня, бестолково размахивающего мечом, словно безумный монах.
Я остановил свой выбор на катане. Жюль кивнул.
Тот привел меня к стеллажу с огнестрельным оружием.
- Выбирай тщательно. Нельзя просто вернуть оружие на место. Оно дается один раз, и затем мы выкупаем его. Заменить оружие ты можешь у купцов. 
Я выбрал пистолет. Тот был небольшого размера, но удобно лежал в моей руке. Я прикинул его в деле. Жюль опять расхохотался.
- Что такое?- Удивился я.
- Видел бы ты себя со стороны! Немыслимо!
Я представил себя со стороны и улыбнулся. Подлый монах в поношенной робе грозиться изрешетить пулями стенку. 
- Кто-то говорит, что это оружие маменькиных сынков.- Жюль посмотрел на пистолет поверх моего плеча.- Но вкусы людей не предугадать. Огнестрельная мощь небольшая, но он легкий и маневренный. Дальность выстрела в пределах нормы. Отдачи почти нет.
- Остановлю свой выбор на нем.
- Остались ножи.
Тот увел меня к другому стеллажу.
Я выбрал два ножа с черной рукояткой. Жюль кивнул, и вывел меня из оружейной комнаты. Тайную комнату тот прикрыл за моей спиной.
- Теперь идем к Фабьену. Он ждет нас.
Жюль повел меня в просторный зал.
- Как увидишь мастера, склони немного голову. Тем самым ты выражаешь свое почтение. Не перебивай его. Слушай внимательно. Отвечай коротко и ясно. Понял?
Я кивнул, сглотнув слюну от страха. Куда приведет меня эта дорога? Глубоко в Ад, где демоны- будут рвать мое тело на куски? Или же дорога будет более оптимистична, и я стану великим не бог весть кем . Бог мой! Это бред. Должно быть, так повлияли на мой мозг ветра канализационных испарений.
Фабьеном оказался мужчина в белом плаще на вид лет пятидесяти. Осмотрев меня, тот улыбнулся.
- Стал человеком, Асс?
Через мгновение, тот вновь посерьезнел.
- Отныне слушай правила, новичок, ибо ты стал одним из нас. Никто не должен знать что-либо о нас. Передвигайся по городу только по ночам, днем же скрывай лицо. Не убивай слабых и невинных. Если оказался в центре внимания - прячься! И самое главное! Братство это наша семья! Ты не должен иметь женщину. У тебя самого никогда не будет семьи. Ты навеки утерян для мира. Отныне братство твоя жизнь! Брат сделает все для своего брата! Помни это! Пожертвуй всем, в чем нуждается твой «брат». Беспрекословно выполняй приказы, и вознаграждение последует незамедлительно!
Я взглянул на Жюля и заметил, как тот едва заслышав конец фразы, пошатнулся и закрыл руками лицо. Казалось, ему стало дурно. Я запаниковал. Что они имели в виду под словом «вознаграждение»? В одном я абсолютно уверен. Меня не осыпят золотом с ног до головы, и не угостят сладким, королевским вином.
- Отойди, Фабьен,- сказал старик.
- Знакомься. Это Рок. Рок наш хозяин. В нем все наша жизнь.
Я еще ниже склонил голову. Казалось, что я выражаю свое почтение перед «достойнейшим» и «почтеннейшим» стариком. На самом деле я прятался, стараясь не смотреть в его сторону. В данный момент я бы предпочел гореть в геенне огненной, а не видеть этого отвратительного старика.
Фабьен ушел. На его место встал Рок.
- Твои цели? – грозный голос старика заставил меня вздрогнуть.
- А?
-Чем ты живешь?
- Я желаю мстить.
- И кому же ты желаешь отомстить, друг.
С высоты прожитых лет, я вспоминаю этот момент со стыдом. Каким же глупцом я был, желая подобного.  
- Я желаю вернуть отнятый у меня капитал у некоего мсье, хитростью оставившего меня на задворках системы. Теперь я нищий и вынужден работать за кусок хлеба. Я желаю забрать свой капитал назад, и забрать также все его деньги, лишить власти, титула. Деньги мне не нужны. Половину я желаю пожертвовать церкви, ну или…вам.
- Мы поможем тебе. Можешь рассчитывать на всех нас. Мы сделаем все для достижения твоей цели, но и ты должен сделать все для нас самих. Мы отдаем тебе себя, ты жертвуешь собой ради нас. Наше общество существует уже давно. Здесь находят покой преступники. ПО большей части это нечистые на руки монахи. Вот этот святой отец…- Рок указал в сторону бородатого мужчины неопределенного возраста. Его едва было видно во тьме. – Это отец Себастьян. Он ушел в монастырь и принял там постриг после того, как узнал, что его невеста изменяла его со многими мужчинами. После того, как святой долг окутал его цепями обетов, он разорвал рясу и несколько месяцев пропадал в тавернах. Заканчивались приключения в объятьях продажной любви. Он убил свою возлюбленную. Теперь его тайна словно цепями удерживает его здесь. Мы можем уничтожить его, в случае если он предаст нас. Это отец Серафим. Он втайне женился, после чего  отравил жену ради денег. Преступники низшего класса, осужденные на казнь или пожизненное заключение, работают здесь не покладая рук. Они отстраивают этот туннель, стараясь сделать из данного отхожего места уютный дом. 
«У них скверно выходит»
Я покорно склонил голову. Каюсь, я был напуган, узнать, кто меня окружает.
- С завтрашнего дня начнутся усиленные тренировки. Когда обучение подойдет к концу, ты будешь жить как все среди людей. Ты должен быть частью общества и беспрекословно выполнять наши приказания. Даже если придется убивать, твоя рука не дрогнет. 
 - Да.
- Видишь того человека?
- Да, мсье.
- Фабьен!
- Да, мсье Рок.
Старик ушел, и я вздохнул с облегчением. Алая роба старика наводила на мысли об Аде, в коем я увяз. И Рок, главный демон в данной преисподней.
Мне стало трудно дышать. Крик Фабьена вернул меня к жизни.
- Что делает этот парень?
- Он стоит.
-Это Райнер. Он никуда не торопиться?
- Нет. Он выглядит усталым.
Молодого человека штормило, но тот усилием воли держался, стараясь не упасть. Он смертельно устал, но не подавал вида. 
- Конечно!- улыбнулся Фабьен и потрепал меня по плечу.- Он стоит уже три дня!
Я вздрогнул. И на самом деле Райнер выглядел жалко.
- Был приказ стоять до последующего приказа. Теперь внимательно смотри и запоминай. Райнер!
Парень вздрогнул.
- Да, мсье.
Фабьен вытянул руку и опустил большой палец вниз.
Дальше произошло то, что мне не суждено забыть. Райнер достал нож и перерезал себе горло. Жюль подхватил мое тело, ибо я инстинктивно отпрянул назад. Я был напуган, но усилием воли взял себя в руки.
- По приказу своего великого учителя или хозяина ты обязан так же лишить себя жизни! Ты все понял?
- Да! Если на то ваша воля. Я готов. Если вы поможете мне совершить месть, я выполню любой ваш приказ.– Сказал я вслух, хотя в мыслях я произнес совсем иное. Я проклял Фабьена, Рока и Райнера, и поклялся выбраться отсюда в ближайшее время.
Фабьен удивленно посмотрел в сторону Рока.
- Кто он таков? – начал говорить Фабьен, словно меня нет в комнате. – Он не показал своего страха. Может он его и не ощущал вовсе? Где вы его нашли?
- Это сын Кристофера де Лефевра, - сказал Рок. 
Фабьен побледнел.
- Тогда нужно убить его! Ведь он пожелает отомстить нам за смерть отца!
Я побледнел и постарался раствориться в воздухе. Ничего не вышло, и я испуганно опустил глаза в пол, выражая кротость и покорность.
- Нам нужно поговорить, Фабьен. Я уверен, мальчишка нам еще пригодиться, и он не станет мстить нам за смерть отца. Силы не равны.
Фабьен успокоился.
- Вы правы. Станет докучать, прирежем щенка! Лефевр!
Я посмотрел в его сторону и немного склонил голову. 
- Садись на корточки!
Я посмотрел в лицо Жюля, ничего не понимая.
- Садись же, щенок.- Тот пнул меня по ноге. Я поспешно сел.
- Сиди тут до следующих приказаний. Не вставать, не ложиться! Остальное дозволено. Можешь петь песни, разговаривать, но не вставай! Леопольд, присмотри за ним.
Мужчина лет тридцати кивнул. Фабьен и Рок вышли из комнаты. Мне было трудно дышать под натиском странных, бешеных глаз Леопольда. Тот неотрывно смотрел на меня, словно ловил каждый мой вздох, каждый жест. Я повернулся к Леопольду спиной, чтобы не видеть его. 
Жюль сел подле меня.
- Все прошло хорошо. Ты станешь одним из нас и возможно даже станешь лучшим!
Я удивленно посмотрел на него.
- С чего ты взял?
- Ты прошел через канализацию. Ты отгадал загадки. Значит, ты умен. К тому же я у тебя хватило смелости…
- Скорее глупости,- перебил его я.
- …спрыгнуть вниз, в самое сердце канализации. Ты очень храбр. У тебя хватило сил и мудрости оставить решетку и ползти по стене клоаки. Ты чертовски силен и бесстрашен!
- Жюль, а ты тоже аристократ?
- Да. А как ты узнал?
- Увидел по лицу.
Жюль искренне изумился.
- Я не знал, что такие вещи можно увидеть по лицу.
Жюль сел подле меня на пол.
- А что совершил ты? Какое преступление?
- Я не совершал никаких преступлений. Я попал сюда случайно, но не время сейчас говорить об этом…. Не волнуйся брат, я не брошу тебя.
Жюль действительно не бросил меня. Какое-то время мы разговаривали на самые невинные темы. Прошел час, два, пять часов…
- Святая дева Мария!- Вскрикнул я, отчаянно массируя свои онемевшие ноги. Я был уверен, что едва прозвучит команда встать, я не смогу подняться, а просто упаду на пол в скрюченном состоянии.
- Ты должен выдержать. Знать бы сколько…
Вздохнул Жюль. Тот искренне переживал за меня. Я не знал, что убийца способен чувствовать сострадание. 
Прошло пять часов. Я был на грани срыва. Меня часто штормило на месте, но Жюль, так и не бросив меня, поддерживал и морально успокаивал. Тот старался облегчить мои страдания, не обращая внимания на грозные вопли Леопольда за спиной.
Через пять часов после начала экзекуции пришел Рок. Первым делом тот прошел к Леопольду.
- Сколько раз нарушил приказ новичок? 
- Ни разу.
Рок был изумлен.
- Верно сказал Жюль, твоя сила воли воистину уникальна, Асс де Лефевр! Как ты себя чувствуешь, новичок?
Собрав в кулак всю оставшуюся силу, я сумел подняться на ноги. Жюль подал мне руку, но я отпихнул ее в сторону. Меня шатало из стороны в сторону, и я не мог чувствовать собственных ног.
- Все хорошо, мсье.
- Готов ли ты еще посидеть на корточках? – Улыбнулся тот. Он явно обнаружил дрожь моих гудящих ног.
Мой внутренний голос стал сопротивляться, но я ответил иное.
- Если такова ваша воля, я готов!
Рок изумился. Он не рассчитывал на такой ответ.
- Не стоит, Асс де Лефевр. Здесь мы тренируем, а не изувечиваем. Жюль! Отведи новенького туда, где он мог бы немного отдохнуть, и накорми его. В пятом часу приведи его в главный зал.
- Да, мсье.
Жюль привел меня в темное, жуткое помещение. Окон не было, я почувствовал, что схожу с ума. Словно меня похоронили. Раздался треск и темную комнату осветили яркие языки пламени. Жюль развел огонь в камине. В комнате стало светло. Жюль принес кувшин вина и поставил его на пол, подле меня. Там же на устаревшем журнале лежал ломоть черного хлеба и несколько яблок. 
- Что это за место?
- Это «подвал», Асс, и это моя комната. Здесь я живу. Он располагается в самом нижнем ярусе, и он всегда был необитаем. Я обжил его, прогнал всех многочисленных крыс…
- Мамочки!
Жюль улыбнулся.
- Теперь тут почти уютно.
Я сильно сомневался в сказанном. Теперь в каждом темном углу мне мерещились красные глаза, взирающие на меня.
- Жуткое место.
- Я привык.
Я обследовал взглядом комнату Жюля. Темные, бетонные стены давили на меня, и я чувствовал себя погребенным в тюремной камере. На самодельном  деревянном столике находились свечи. Напротив стола стоял кривой стул с деревянной спинкой. Имелся шкаф, в коем стояли книги и свечи. Вот и весь интерьер.
- Садись туда. Это твоя постель.
Жюль указал на пол. Я оглянулся и обнаружил старый матрац. 
- Спасибо. Я никогда этого не забуду.
Я сел в свою постель и укрылся тонким одеялом. Жюль сел на свой матрац. Какое-то время мы молчали.
- Расскажи мне обо всем.
Жюль напрягся.
- Будет лучше, если ты узнаешь все сам. К тому же я многого не знаю. Я ведь обыкновенный лекарь, любезный Асс, а ты воин!
- А почему бы тебе не стать воином?
Жюль вздохнул и склонил голову, словно его покинули силы. Тот завернулся в одеяло. В подвале стало тепло, ибо камин согревал комнату. 
- Я слаб духом и волей. Я не способен принимать жизненно-важные решения за доли секунды. Я слаб силой, ибо я не смог бы вскарабкаться на девяносто футов! Бог мой, девяносто футов! Чтобы проделать такое надо быть хм…,- замялся Жюль. – Рискованным и смелым!
- Надо быть дураком, любезный Жюль.
- Ты не похож на меня. Ты умен и отважен до безрассудства. Ты необыкновенно силен и это ты доказал Фабьену! Уверен, ты много чего можешь, Асс, и тебе по силам все что угодно.
- Вплоть до уничтожения братства «убийца»… 
- Не говори так! Будет худо! – Жюль опасливо оглянулся. – Нас не должны слышать.
Так прошло несколько часов. В пять часов вечера Жюль увел меня в большой холл. Посреди холла, скрестив на груди крепкие руки, стоял Фабьен.
- Дерись, щенок!
Тот указал в мою сторону острием мачете.
- Посмотрим, каков ты в бою. Жюль!
Жюль отошел в сторону. Я достал катану и направил ее в сторону груди соперника.
- Правила таковы! До первой крови. Никто не должен погибнуть. Правил борьбы нет.
Я кивнул.
- Жюль! – яростно вскрикнул Фабьен.
Жюль подошел ко мне и, тревожно смотря мне в глаза, пожелал удачи. Я посмотрел в его сторону. В своей руке тот держал белый носовой платок. Фабьен и я, не отрываясь, смотрели на платок. На счет один Жюль замахнулся платком, и мышцы Фабьена напряглись. Жюль бросил платок и тот завертелся в воздухе. В моем сознании полет платка длился целую вечность. Тот извивался в воздухе, и пал на землю. С диким воплем Фабьен порезал мне ногу мачете. Я вскрикнул и упал на одну ногу.
- Защищайся!
Фабьен ударил меня мачете. Сам не зная, что делаю, я поднял вверх катану и почувствовал сильный удар. Несколько искр обожгло мое лицо. Своим спонтанным маневром я остановил мачете Фабьена. Мы, скрестившись клинками, завальсировали на месте. Сильный удар по колену вывел меня из игры. Фабьен ликовал. В его воображении я уже потерпел поражение. Я собрался с духом и рванул катану вверх. Теперь я навис над мастером убийц. Тот стоял, прогнувшись назад, в удивительно непрочном положении, но не терял равновесия. Я навалился всем весом на мачете Фабьена. Я силился сломить хватку мастера. Яростно зарычав, тот ударил меня коленом под ребра. Я охнул и отпрянул в сторону.
- Слабак!
Тот вновь напал на меня. Острие мачете подобно жалу гигантской пчелы едва не пронзило мне грудь. Я инстинктивно отпрянул в сторону. Воспользовавшись непрочным положением Фабьена, я подтолкнул его в сторону. Тот едва не упал, но мгновенно вскочил.
Яростно заорав, тот подлетел ко мне, раскинув руки на манер крыльев. Белый плащ трепыхался за его спиной, словно крылья. Я пнул в его направлении стул. Тот споткнулся и едва не упал.
Судя по его яростному взгляду, было ясно, что тот не видит во мне новичка. Значить дуэль будет насмерть. Это тревожило меня.
Две черные монашеские робы (одна из них имела короткий белый плащ) кружились по комнате, высекая искры лезвиями острозаточенных клинков. Безумное зрелище.
Фабьен бросился в мою сторону. Я отошел на шаг назад, сжимая катану. Фабьен размахнулся мачете (он явно метил в горло), но промахнулся. Я поднял катану и отскочил в сторону. Фабьен потерял меня на долю мгновения, но тут же обнаружил меня за своей спиной. Я и не думал нападать на него. Ярость залила его лицо алой краской, зубы мастера высекали искры ярости. Тот вновь (почти отчаянно) бросился на меня. Я отскочил в сторону и выставил вперед ногу. Фабьен споткнулся о мою ногу и едва не упал на столик. Бросившись вновь в мою сторону, тот опешил на мгновение. Я заломил над головою руки, сдаваясь на его милость. Катану я выбросил в сторону.
Фабьен рассмеялся и сложил оружие.
- Сопляк Асс ….- Тот не смог закончить монолог. Я бросился в его сторону и приставил к его горлу крохотный «ритуальный клинок».
- Сдавайся Фабьен. Не теряй бдительности!
- Что?!
Фабьен долго смотрел на мой нож, словно не мог понять, что происходит. Наше молчание нарушил вопль Жюля.
- Асс, ты победитель!
Тот рассмеялся и закружился по комнате, расправив руки на манер крыльев, словно тот пританцовывал. Меня бы развеселил танец Жюля, но я был занят. Я вперил взгляд в лицо мастера.
- Молодец, щенок. Где учился драться?
Фабьен выдавил дружелюбную улыбку. Оружие он сложил. Я взглянул на эту улыбку и понял многое. Мастер был бы рад перерезать мне горло. Он был полон ярости, бурлившей в его душе словно вулканическая магма. 
Я пожал плечами, подошел к катане, и закрепил ее на бедре.
- Я никогда не дрался. Импровизировал.
Жюль, Леопольд, Фабьен открыли рты от изумления.
«А ведь он даже не прошел обучение!»
Даже верный Жюль был шокирован.
- Это ничего не значит, сопляк. Ты импровизируешь и это хорошо, но важно иметь стиль и технику. Не всегда тебе будет так вести, как сейчас. Многому тебе нужно научиться.
«Что за…?!»
Боковым зрением я уловил странную, кровожадную ухмылку мастера. Фабьен отвел руку к себе за спину и стал подходить ко мне.
«Что такое?! Что-то тут не так!»
Я взял первое, что попало под руку. Неожиданно Фабьен бросился на меня со спины с ножом в руке. Непроизвольно, я бросил какой-то предмет в лицо мастера. Оторопевший мастер поймал пустую вазу, а нож выронил на пол.
- Мастер…,- пролепетал я.
Фабьен выругался в полный голос и вышвырнул вазу в угол комнаты. Мое сердце выбивало двести ударов минуту, по лбу струился пот. 
Жюль подошел ко мне.
- Ты очень бледен. Отдохнем?
- Не хочу в подвал. И хочу тишины!
- Тогда пошли на крышу старой церкви. Там никого не бывает.
Я кивнул.

Подземный дворец убийц произрастал прямо из земли, подобно гигантскому дереву. Видимая часть собора никем не охранялась и являлась частью подземного дворца. Убийцы крайне осторожный народ. Они замаскировали лестничный пролет, соединяющий нижнюю и верхнюю часть собора очень искусно. Не один смертный, находящийся в церкви не мог обнаружить скрытый проход.
В верхней части собора никого никогда не было, ибо жуткий сквозняк продувал из всех многочисленных щелей. Скрытый туннель охранял убийца по имени Рено. Заметив нас, тот нахмурился. 
- Желаем проветриться.
Рено кивнул, подошел к картине и ударил по ней кулаком. Раздался грохот и стена отъехала в сторону. Я открыл рот от изумления.
- Это единственный проход, соединяющий церковь подземную и наземную.
- А как же канализация?
Рено расхохотался.
- Что это с ним?- удивился я.
- Канализация это вход в тюрьму и тайные лабиринты, полные опасности.
- Лабиринт?
- Да. В данную ловушку мы заманиваем своих врагов, желающих нашей гибели. Помнишь решетку? Ту самую, что ты не смог отворить. Хорошо, что ты не стал ее отпирать. Это односторонний портал. Чтобы отворить ее, нужно было всего лишь нажать на один из кирпичей. Тот, что справа. Врата откроются и тут же затворяться навеки. Человек, попавший в эту ловушку, не будет иметь выбора кроме как идти вперед и надеяться найти выход. Увы, человек, попавший туда, обречен. Это ловушка. Не успеет он сделать и сотню шагов вглубь туннеля, земля отъедет в сторону и тот упадет на остро-наточенные колья. Если бедняга выживет, его ждет душ из кислоты или огня. Если неведомым чудом он опять уцелеет, его убьет рухнувший на голову потолок с шипами. Шансов нет. Правда, образовался иной путь несколько лет назад. Рухнула часть стены, и открылся проход над землей. Ты воспользовался именно им. Мало кто полезет наверх, большинство же постарается проникнуть в защищенный туннель.
Фреска с ангелами стала надвигаться на меня. Я поспешно отскочил в сторону и скоро лестничный пролет исчез, а два милых ангела посмотрели на меня. Я осмотрелся и понял, что нахожусь над землей. Жюль увел меня на крышу.
- Когда пожелаешь вернуться в нижний ярус, скажи пароль «Якобинцы восторжествуют». Это сегодняшний пароль. Да именно! Пароль меняется ежедневно! 
На крыше было холодно, но я не замечал этого. Мое тело едва не плавилось от жара и напряжения, а свежий ветерок успокаивал мои натянутые нервы. Жюль ушел, оставив меня на крыше. Я подтащил какой-то строительный хлам в виде досок и обрывков материи. Из этого хлама я соорудил нечто вроде широкой, мягкой скамьи. Свое творение я перетащил к стене и сел на нее, прислонившись спиной к стене. Там же нашел плотную, шерстяную материю непонятного назначения. Я обмотался ей и скоро согрелся. 
Я поймал себя на мысли, что мне почти хорошо. Я смотрел вниз, на мельтешащих людей в рясах (поголовно убийц) и думал о свободе. Я мечтал прыгнуть с этой крыши, расправить крылья и полететь. Куда? Все равно. Я старался ни о чем не думать и отдыхать не только телом, но и душой.
Пришел Жюль со свертком в руках. Тот подошел ко мне, сложил все продукты на мою скамью. Сам же сел напротив меня на деревянный ящик. Я осмотрел продукты и присвистнул:
Вареные яйца, окорок, яблоки, сыр и вино неплохого качества.
- Вот это пир!- вскрикнул я и потер ладони в предвкушении. Через мгновение я вцепился зубами в окорок.
- Не думай, что нас всех хорошо кормят. Я ограбил Фабьена!- Рассмеялся Жюль. 
- Влетит же тебе!- улыбнулся я. Мы как собутыльники стукнулись яблоками.
- А мне все равно. Надоело жить на ужасном вине и черством хлебе.
Я пристально посмотрел на него.
- Что?- Не понял Жюль.
- Ты пробовал бежать отсюда?
- Это невозможно, Асс. Безжалостные убийцаы - нелюди! Они отловят нас на любом конце земли! Поймают и убьют!
Я встал, сбросил свое покрывало и пошел на край крыши. Я встал на самый край. Пальцы моих ног свисали над бездной в шесть этажей. Жюль испугался.
- Ты упадешь, Асс. Слезь с края!
Я задумался.
- Если я сорвусь, я больше хорошего приобрету, уважаемый Жюль. Многим больше, если останусь здесь в обществе зверей в капюшонах. Я не хочу терять себя, Жюль!
Жюль задумался.
- Ты решил покончить с собой?
- Я не готов, - ответил я искренне.- Просто решил освежить свои мысли. Здесь мне кажется, что я всесилен. Я большая, хищная птица…,- Я раскинул руки на манер крыльев, – …и мне подвластно все на планете! Возможность управлять всем, возможность свободно строить свою жизнь так, где тебе удобно. Наличие свободы - вот что отличает нас от хищных птиц.
Я вздохнул и сошел с края. Жюль вздохнул с облегчением. Я направился на свое импровизированное ложе. Там я завернулся в одеяло и тут же уснул прямо на крыше. Жюль тоже остался на крыше. Тот собрал свою постель, замотался в плотную материю и уснул в нескольких шагах от меня.

Ученик.

Именно то утро осталось в моей памяти на всю мою короткую жизнь. Ранним утром я оказался в незнакомом мне дворе. Несколько крупных мужчин смотрели на меня, словно я преступник, совершивший немыслимое преступление. Мне стало дурно, и невмоготу было сделать вдох. Солнце ярко сияло и жгло мою обнаженную кожу. Жюль стоял немного поодаль от меня. Вместо одежды меня всунули в подобие набедренной повязки. Я стоял по центру заброшенный улицы, полной песка, камня и грязи. Четверо громил окружили меня. Мне стало казаться, что я осужденный на смерть несчастный изгой, в окружении четырех палачей. Я вздохнул и стал внушать себе, что ничего не произойдет. Они сохранят мне жизнь, а это самое важное.
Прозвучал приказ пасть на колени. Я сел на пыльную землю и почувствовал как крохотные камни и колючий песок впиваются в мои конечности.
Жюль настоятельно советовал закрыть мне глаза. Его побледневшее лицо наводило на мысли о скором, мучительном конце. Я не трус, но как же я желал оказаться дома, ибо смертельно испугался. 
Что было дальше, не могло присниться мне и в кошмарном сне. Четверо мужчин стали избивать меня с нечеловеческой силой. Я как мог, изворачивался, но это было почти смешно. Один из мучителей схватил меня за волосы и несколько раз ударил головой о землю. Я громко взвыл. Из носа пошла кровь. Я потерял передние зубы. Через несколько минут я почувствовал тепло и покой, словно мое обезображенное, беззубое тело распрощалось с душой. Гул в ушах утих, боль стала глуше. Я закрыл глаза, и мне показалось, что я тону. Я тут же очнулся.
Я стал хватать губами воздух. Силился откусить его, глотнуть. Мой разум заработал с пугающей скоростью. Я замолотил руками и ногами, пытаясь всплыть. Ничего не выходило. Было нечем дышать. Я умирал. Скоро, очень скоро я волью жидкость в свои легкие и мне конец. Вот-Вот.
Еще чуть-чуть. 
Я думал, находясь на дне в полумертвом состоянии. В какую реку меня сбросили? Почему я не могу всплыть? Началась агония. Я беспорядочно замолотил руками и ногами и через мгновение я вдохнул чистый воздух. Я откусил его кусок, захлебываясь от восторга. Разум восстановился, и я осмотрелся, и испуг вновь затуманил мой разум. Я был в том же самом месте. Никакой воды нет. Кругом пустыня, состоящая из битого кирпича и пыли. Где же я тонул?
Через мгновение я уловил очертания воды. Мне стало жутко от собственного смеха. Я тонул в корыте?
Неглубокое корыто для пойки свиней стояло передо мной. Несколько крупных мужчин зажимали мне руки. Я сразу все осознал. Они окунули меня головой в корыто, когда я потерял сознание.
Я молил Богов, что бы мои мучения завершились, но Бог либо не существовал, либо он не слышал моих жалких молитв. Меня вновь окунули головой в корыто. Я успел сделать вдох в последний момент. Хотелось отчаянно молотить руками по воздуху, но я быстро понял, что это растратит воздух из моих легких. Нужно успокоиться и ждать. Ждать и надеяться. 
Через полторы минуты, я стал отчаянно жестикулировать, умаляя мучителей. Моля их о милости. Те не слушали меня, держа по-прежнему под водой. 
Мне конец.
Я понял, надо что-то предпринять. Подступающая предсмертная агония придала мне крошку сил. Я отчаянно уцепился за нее. Я знал, что мучителей двое. Один держал меня за голову, опуская ее в корыто. Второй держал мои руки. 
С трудом осознавая, что делаю, я резко распрямил ноги. Ступни моих ног попали по ступням одного мужчины, державшего мои руки. Его ноги отъехали назад, а тело, по инерции накренилось вперед и упало на спину товарища. Мужчина, державший голову, на мгновение растерялся. Через мгновение после маневра, я оттолкнулся ногами и руками от земли и проехал головой вперед, вместе с корытом. Мужчины не ожидали такого маневра. Они упали на меня. Я вынырнул и вдохнул. Мужчины бросились на меня. Я откатился, судорожно хватая ртом воздух и извиваясь по земле в легкой агонии. Мужчины бросились на меня. Один схватил меня за волосы, второй зажал мне плотной тканью нос и рот. Я вновь начал задыхаться. Теперь я не терял ни секунды. Страх придал мне сил. Я согнул ногу в колене и дал мужчине, что стоял впереди, по каленой чашечке. Затем отклонился назад и угодил затылком в нос второго. Оба отпрянули. Я убежал. Через несколько сотен шагов, меня перехватили. Ловкие и сильные руки прижали меня к себе. Я закричал и стал силиться укусить обидчика.
- Тише, Асс! Тише! Это было испытание на выживание. Мы проверяли, как ты будешь вести себя в экстремальных ситуациях. Успокойся.
Я закричал, ибо не желал успокаиваться. Я был чертовски напуган. Мужчина держал меня крепко, и я ожидал самого ужасного. Через несколько секунд мой зоркий взгляд уловил металлический блеск. Нож! Нож мужчины потянулся к моему горлу. Я вновь закричал и стал резко сдавать назад, вместе с мужчиной. Получилось. Мужчина был вынужден отстраниться к стене, ибо готовился к иному. Тот был уверен, что мое внимание сосредоточиться на ноже, а не на нем самом. Ударившись спиной о стену, он ослабил хватку и я выскользнул. Я бежал, не чувствуя ног. Через минуту я влетел в узкий переулок. Не чувствуя ловушки, я помчался вперед. Что-то произошло. Я почувствовал, что лечу в пространство. Я не заметил веревки, привязанной к противоположным стенам здания. Не успел я встать, как туннель заблокировали. 
Я сидел на коленях, не чувствуя крови вытекавшей из моих многочисленных ран. Впереди стояло трое, позади четверо. Я застонал и заметался по кругу, словно цепной пес. Расстояние неумолимо сокращалось. Я вновь пал на колени. Через несколько секунд мучители были близко. Совсем близко. Они смотрели на мой затылок. Испустив дикий рев, я вскочил на ноги и снес ближайшего. Тот упал на спину. Меня тут же схватили и обезоружили, но я успел два раза ударить поверженного по лицу. Я отчаянно подергался, но понял, что схвачен, поэтому лишь приклонил голову. 

Меня доставили в штаб. Жюль отвел меня в свой подвал и уложил на матрас. Я был рад его видеть и слышать. Жюль обрабатывал мои многочисленные раны и постоянно что-то говорил, говорил, говорил. Что именно, я не знаю, ибо жуткий гул в голове глушил его слова. Я хотел спать, но Жюль запрещал. Я получил серьезные увечья и мог не очнуться ото сна. Я держался. Я крепился только ради него. Ради своего друга. Ради единственного человека, кой был мне дорог. 
Скоро все кончилось, и Жюль позволил мне прикрыть глаза.

Жюль разбудил меня в полдень. Солнце слепило меня, и я не сразу осознал, где нахожусь. Через несколько секунд я заметил Жюля и все вспомнил.
- Скажи, что это все мне сниться, и на самом деле я нахожусь в постели у себя дома.
Жюль покачал головой.
- Через час тебя ждет Фабьен.
- Я не желаю!
- Ты напуган?
Я кивнул.
- Все будет хорошо. Я уверен.
Я согласился с ним. Интересно верит ли мой друг в свои же слова? 
Мы спустились в подвал Жюля и позавтракали. Через час мое ухо уловило ритмичные звуки барабанной дроби.
- Дождь пошел, - объяснил Жюль.
Два часа после полудня.  Жюль повел меня во двор.
- Нас ждет Фабьен. Время тренировок. Он дал тебе время расслабиться, но завтра подъем в шесть. Отбой в девять. К тому же в два часа ночи проходит обязательная тренировка. Какая? Увидишь сам.
- Бог мой!- Я закатил глаза к потолку.
- Терпи. – Тот похлопал по моему плечу.
Мы вышли на крыльцо.
- Ты уверен, что Фабьен ждет нас во дворе? Ливень ужасный!
Я высунул руку во двор. Капли дождя стали ударять по кончикам моих пальцев.
- Да. Он уже на месте. Пошли скорей.
- Я уверен, что его уже давно смыло в ближайший канализационный сток. Я не пойду туда.
Словно в подтверждение моих слов ударила молния. Жюль отпрянул.
- Нам нужно…
Жюль посмотрел в мою сторону со странной улыбкой на губах. Я вздрогнул.
- Что такое?..
Жюль схватил меня под руку и выкинул во двор. Я взвизгнул.
- Ай! Холодно!
Жюль стоял под крышей и улыбался. Пока что сухой и довольный. Пока что!
Я вбежал на крыльцо и вытолкнул Жюля под ливень. Тот вскрикнул и расхохотался.
- Холодно! Я намок!
Я кинулся в сторону Жюля, награждая того дружескими тумаками. Теперь мы оба намокли до нитки.
- Идем.
Мы пошли вглубь двора. Ливень хлестал меня по лицу, и я не видел куда иду. Ледяной ветер заставлял мою робу трепыхаться, и несильно бить по ногам. Капюшон слетел с глаз, и поток воды залил мне веки.
- Словно Боги разгневались на нас. 
Скоро мы увидели очертание фигуры. Та стояла в нескольких шагах от нас. Я сложил ладони козырьком, защищая глаза от воды, и посмотрел в сторону человека-призрака. Того скрыла плотная завеса воды. Это был Фабьен.
- Время настоящей тренировки!- стараясь перекричать шум ливня, крикнул Фабьен.- Умеешь драться по-мужски?
Я не успел ответить. Неожиданный удар по каленой чашечке вывел меня из игры.
- Дерись как мужчина!
Фабьен ударил меня по лицу. Я пал в лужу и застонал. Фабьен с силой наступил мне на спину.
- Вставай!
Я начал подниматься. Было ясно, что мастер мстит мне за свой позорный проигрыш. Не успел я подняться, удар ногой под зад вновь опрокинул меня в лужу.
- Ах! Какой слабак!
Я поднялся и толкнул Фабьена в грудь. Тот отшатнулся, но не упал. Я вложил всю силу в кулак и хотел ударить мастера по лицу. Тот перехватил мою руку, и через мгновение я вновь оказался лицом в луже. Капли воды били меня по макушке и спине. Вода лужи отражало небо: безжизненное и грязное, как и место в коем я увяз. Я стал подниматься. Фабьен ударил меня кулаком, но я сумел перехватить удар. Мы стали вальсировать по кругу, взявшись за руки и скрежеща зубами в приступе ярости. Фабьен оттолкнул меня, и я ударил его кулаком. Я целился в лицо, но Фабьен уклонился и я попал в грудь. Фабьену пришлось несладко. Удар был очень силен, и мастер стал задыхаться. Удар в пах заставил меня осесть.
- Ух и силен же ты, баран,- крикнул Фабьен, потирая грудь рукой и жмурясь от боли.
- Я знаю это.
Я вскочил и вцепился руками в волосы мастера. Тот ударил меня лбом в лицо. Я отпрянул, и из моего носа брызнула тонкая струйка крови. Ледяные струи воды немного успокаивали мои многочисленные раны. Несколько часов мы кружились под дождем. Движения сопровождались криками и бранью. Верный Жюль стоял рядом все это время. Тот и не думал оставлять меня, и спокойно ждал меня под дождем. 
- И ты думаешь, что можешь добиться успехов? Возомнил себя великим убийцаом! Ничего ты не добьешься. Моя бабка дралась лучше тебя! – кричал он мне, каждый раз, как я падал на жидкую землю двора. Часто вопли сопровождались сильным пинком. Прошло несколько часов, и Фабьен молча ушел, оставив меня в недоразумении. Жюль подошел ко мне.
- Все хорошо?
- Проклятье, Жюль! Мне переломали все кости! Изверг!
Я застонал и схватился за грудь руками. Мне казалось, у меня сломаны ребра. Но нет. Повезло.
Жюль водрузил мою руку к себе на плечо и волоком потащил в подвал. В подвале было сыро и темно. Жюль уложил меня на матрац и быстро разжег камин. Скоро стало тепло, и раны завыли со страшной силой.
- Проклятье, Жюль!- Я глупо и бессмысленно ругался в течение часа. Жюль спокойно слушал, не говоря ни слова.
- Через несколько часов рана сойдет. Я позволил себе вылечить тебя. Ты пару минут был без сознания, и я обмазал тебя. Скоро боль утихнет. Потерпи.
Через два часа раны перестали мучить меня. Я приготовился немного поспать, но Жюль растормошил меня.
- Пора идти.
- Опять?- Первый раз в жизни мне захотелось убить друга. – Куда?
- Опять тренироваться.
Я противился, но был вынужден последовать за Жюлем.
Жюль привел меня в просторную комнату, украшенную алым ковром. На изящном стуле сидел парень в простой, деревенской одежде. Заметив меня тот произнес.
- Асс полагаю?
- Да. 
- Мое имя Амэйбл. Сегодня я буду учить тебя биться на мечах. Жюль, отдохни.
Жюль покорно сел в кресло подле юноши.
- Я подожду его тут.
- Твое дело,- весело проговорил Амэйбл.
Мне понравился парень. Тот излучал странное тепло и безопасность, и мне хотелось ему верить. 
В мою сторону полетел деревянный меч с резиновым шариком на конце. Я поймал его. 
- Должно быть ты очень ловок. Хорошо ты проявил свое уникальное мастерство, сражаясь с Фабьеном. Ты думаешь своей головой, а не мечом и мышцами. Не как все. Сила в тебе, Асс, и ты сможешь победить вооруженного соперника голыми руками или используя предметы интерьера или ландшафта. Но этого недостаточно. Тебе нужно научиться драться. Ты должен иметь собственный стиль.
Амэйбл взял в руки деревянную рапиру и стал показывать, как ею пользоваться. Я повторял за ним все движения. Через какое-то время мы начали потихоньку биться клинками. Амэйбл оказался очень терпеливым учителем. Он помогал мне, но все равно мои успехи были плачевны.
За несколько часов Амэйбл «убил» меня несколько сотен раз. Вдруг Амэйбл сложил оружия.
- Спать.
Тот зевнул и ушел. Жюль встал с кресла и направился ко мне.
- Пошли. Пора спать. В два ночи я буду вынужден тебя разбудить. Сейчас девять. Тебе нужно отдохнуть.
Я кивнул, ибо смертельно устал. Камин подвала давно потух и Жюль развел новый. Несмотря на холод, голод, боль я уснул раньше, чем успел пасть на свой худой матрац. Жюль накрыл меня одеялом и тоже лег.

В два часа ночи мой сон прервали.
- Пора.
- Уже?
Мне показалось, что прошло всего несколько секунд с момента как я коснулся головой мягкого матраса. Жюль был непреклонен. Зевая так, что в мой рот мог запросто влететь сбившийся с курса голубь, я пошел за Жюлем. Тот привел меня в сад. Было дьявольски холодно, и я мгновенно проснулся.
- Куда мы идем?
- Скоро узнаешь.
Мы продирались сквозь кусты. Несколько убийц-охранников внимательно смотрели в наши стороны, сидя в кустах или специальных вышках. В их руках были винтовки. Интересно, убийцаы когда-нибудь спят?
Скоро я заметил белую точку на фоне ночного пейзажа. Это был плащ Фабьена. 
- Пришел?- Казалось, тот сомневался в моей способности передвигать ноги. – Учти, сопляк. Это испытание самое важное. Если ты провалишь его – ты труп.
Тот выразительно провел указательным пальцем по горлу.
- Иди за мной.
С неожиданной прытью тот прыгнул на стену и стал карабкаться по руинам церкви. Прошла минута и я потерял из вида мастера.
- Через минуту будь здесь! - Крикнули сверху.
Я нащупал крупную щель. Затем еще одну – повыше. Словно паук по паутине я влез на самый верх церкви. Мастера не было, но я заметил белое пятно в двадцати шагах. Я подошел и заметил мастера. Тот сидел на корточках и смотрел вдаль.
- Сбился с курса, новичок? Ничего страшного.
Я сел подле мастера на корточки. Жюль остался внизу. Тот не стал лезть за нами. Я видел его. Тот стоял в пятидесяти футах под нами, скрестив на груди руки. Мы сидели на фоне темного неба, словно два демона, всецело принадлежащим ночи. Ниши робы гордо развевал ветер. Ночные птицы громко и горько завывали где-то в ночной глуши, словно раненные животные. Я первый нарушил загадочное молчание Фабьена.
- Это испытание на боязнь высоты?
Мастер улыбнулся и погладил левой рукой крохотную бородку.
- Испытание на качество зрения и силу. Ты очень быстро взобрался сюда. Ты уже передвигался должным образом?
- Да и очень часто. Нерадивые папаши закрывали перед моим носом двери, едва я появлялся на пороге и просил разрешения провести вечер с их дочерью, но не закрывали окон!
Мастер (удивительно!) рассмеялся.
- Ты должен видеть все, что твориться вокруг, и даже - по возможности - видеть сквозь стены. Ты должен быть внимателен и зорок. Глаза обязаны быть зорче глаз орла. Что ты видишь?
Я на мгновение закрыл глаза, концентрируясь, стараясь не думать для чего нужно все это. Что ждет меня в дальнейшем?  Я посмотрел в сторону купола церкви. Затем осмотрел улицу.
- Что ты видишь? 
- Вижу ворона. Тот сидит на куполе церкви. Вижу женщину. Она стоит подле какого-то заведения. Там название…. Погодите. «Цветущая» или «царящая»? А, «манящая»! Женщина одета в платок и серую юбку. Она с кем-то говорит, и этот кто-то находится в здании. Рядом находиться телега. Там очень мало сена и отсутствует одно колесо.
Фабьен выглядел так, словно я отрастил вторую голову.
- Это не может быть! Не разыгрывай меня! До ворона почти двести футов . Ты не мог его видеть во тьме! Та женщина…. Она очень далеко и даже я с трудом ее вижу. А вывеска? Ты не мог видеть названия!
- Но я вижу ворона и сейчас и о-о-о…
- Что за о-о-о?
- Вот он, родимый! Сел на ту телегу!
- И впрямь сел…
- Я прошел испытание?
- Да.
Мы молча спустили вниз. Мастер тут же ушел куда-то, оставив нас одних. Жюль спросил меня.
- Ты прошел проверку?
- Да.
Жюль вздохнул так, словно вся тяжесть мира рухнула с его широких плеч.
Мы вновь оказались в подвале. Я осмотрел стены и скверную мебель, и пал на матрац. Мне казалось, что я нахожусь в прекрасном дворце. Лежал я на мягкой перине, погруженный в розовые мечты. Я безумно устал. Мирный треск камина и тепло успокаивали и лечили мои нервы лучше вина. Перед сном мне захотелось поговорить.
- Ты уснул?
- Нет,- ответил Жюль.
- Я тоже нет.
- «Белый орел» и «черная тень».
- Что?
- Я про наряд. Каждый убийца подбирает имя своему наряду. Такой странный обычай. Только тому наряду в коем он прошел обряд посвящения . Белый плащ Фабьена нарекли «белый орел». Белые костюмы, признак высокого звания. Но, удивительно, они не вступают в бой. Это мастера и тренеры и так далее. Убийца-воины носят иные одеяния. Обычные темные робы, некогда принадлежащие слугам церкви. Твой наряд когда-то носил Фабьен до ухода на «пенсию». Он предназначен для скрытного перемещения и за его расцветку тот нарек его «черная тень». Я видел сегодня Фабьена на вершине той церкви, поскольку его плащ пылал во тьме как светлячок. Тебя я, как ни старался, разглядеть не мог.
- Мой костюм принадлежал Фабьену?
- Да.
- Я занял его место?
- И ты можешь вытеснить его. Фабьен, лучший в своем деле, привык думать лезвием клинка и рубить все направо-налево. Ты умеешь пользоваться ситуацией в своих целях. Редкое качество и им не обладает ни один убийца. Наверное, ты попросту остался человеком, а не ими.- Тот указал в сторону двери, ведущей в храм. - Если тебе интересно мой серо-алый костюм нарекли «пеплом алых роз».
- Романтично. 
Мы помолчали с какое-то время и уснули.


Мышонок-спаситель. Часть 1

Страшное предчувствие заставило меня проснуться. Раздался шорох, затем еще один. Я зажег свечу и вскрикнул. На меня уставились два красных глаза.
- Крыса!!
Я забился в темном углу комнаты.
- Там крыса!!
- Это Апрель. Успокойся, Асс.
- Апрель?!
Жюль расхохотался.
- Это кличка животного.
Я запустил ботинком в крысу.
- Это твоя животина!? Спаси меня от нее!
- Апрель безобидна. Успокойся, Асс.- Жюль отогнал нахальное животное.
Крыса издала писк и тут же растворилась в темноте.
- Ненавижу крыс!!- крикнул я. яростно потирая ладонями лицо. Я желал изгнать ужасное видение, и убедиться, что животное не сидит на моей испуганной моське.
- Привыкай. Весь подвал просто кишит ими…
- Мамочка!!!- Я схватился руками за голову.- Спасите меня!!
- Крысы безобидны.
- Однако разносят тиф. Лучше уж прыгнуть в болото, полное змей и крокодилов.
Жюль расхохотался. Его веселый и звонкий смех заставил меня улыбнуться. 
- Крокодилы не обитают в болотах, Асс.
- А в моем мире обитают,- закапризничал я.- Пойду развеюсь. Может, там нет крыс?
Я с надеждой взглянул на Жюля.
- Не надейся!
Я застонал и поспешно выбежал из подвала.
Весь мой внутренний взор теперь всецело принадлежал голодной крысе. Я посмотрел на свои ботинки, стараясь унять дрожь.
-А?
Мои уши уловили шорох. 
- Апрель?
Секундная пауза.
- Попалась!- Я угрожающе снял тапок и занес его над неясной тенью грызуна.
Сколько я не силился заметить крысу, ничего не вышло. Поиски животины привели меня в комнату, ныне мне незнакомую. Огромный зал освещали две свечи, стоявшие на столе. 
Я прислонился к стене и всмотрелся в темноту.
За огромным столом сидели мужчины. Их было более двадцати человек. На многих из них была сутана. Остальные были одеты в алые наряды, в темноте отливающие кровью. На стене висело чучело убитой птицы. Это был ворон. Я растерялся. Данное скопище напоминало шабаш скверных личностей, поклоняющихся нечистому.
Ошеломленный, я не сразу заметил у ног Апрель. На задних лапках, та сидела подле меня и вслушивалась в происходящее. Тапок находящийся в моих руках, совсем не волновал крысу.
- Ныне в братстве произошел неисправимый раскол! Необходимо принять крайние меры!
- Что вы имеете ввиду?
- Исправить политику и дела Франции можно лишь одним способом! Как-то контролировать действия!
- Вы безумны! Что нам это даст? Лично Он не сделал ничего дурного. Пусть все идет прежним ходом, Андри.
- Необходимо пустить кровь предателям!
- Ange уже разобрался с этим. Все кончено.
- Отправьте самых «жалких» разгребать мусор. Завтра же!
- Вас понял.
- Как вы думаете, мы все правильно сделали? Это не кажется вам жестоким?
Раздался грохот, словно кто-то вскочил с места, опрокинув стул.
- И этот вопрос я слышу из ваших уст! Невообразимо! Вы же сами дали указ, перебить невиновных!
- Они всего лишь желали согреться в канализационной части…
- А вдруг они обнаружат обвал? Лефевр же догадался! Не стоит рисковать будущим братства! Скоро вернется Ange. Все выясниться.
- А что по согласно нашему делу…
- Я понял о чем вы. Я уверен, что смена власти произойдет скоро. Наша страна превратилась в зверинец. Нужен порядок.
- Вы как всегда правы.
-Пусть смерть найдет любого недостойного или противного нашей воле.
«О чем это они?» 
Я начал отступать. Внутреннее чутье дало мне знать, что я подслушал нечто особо конфиденциальное. Нужно скрыться, пока мое присутствие не обнаружили. Внезапно раздался легкий писк.
«Черт!»
Я наступил крысе на хвост.
Я легонько вскрикнул от ужаса. 
-А!?
- Кто здесь! Зодиак, проверь,- взволнованно проговорил голос из тьмы.
Убийца по прозвищу Зодиак выглянул в коридор.
- Никого нет.
- Кто-то слышал наш разговор. Ты обязан выяснить, кто он такой! Потом убей его!

Я бежал по коридору преследуемый крысой размером с корову. Ее глаза яростно алели во тьме. Еще чуть-чуть и крыса нагонит меня и поразит своими острыми, как у змеи клыками. Мне удавалось держать чудовище на дистанции. В моем сознании затеплилась искра надежды на спасение. Коридор длинный. Крыса слишком грузная и неповоротливая. Я сумею оторваться от преследования. Еще немного! Внезапно коридор резко оборвался. Я сильно ударился грудью о стену. Обернувшись, я обнаружил, что в ловушке. Крыса приближалась, отрезая пути отступления. Я истерически завизжал и стал отчаянно колотить руками стену. Крыса улыбнулась, словно человек и поспешила ко мне. Я захныкал и присел на пол, закрыв лицо руками. Словно ребенок, желал спрятаться от опасности. Остановившись, крыса с мгновение смотрела на меня испуганного и жалкого. Тут крыса бросилась на меня.
Я вскрикнул и осмотрелся вокруг.
Небольшой темный подвал, украшенный равномерной пляской огня в камине. Никакой крысы.
Рядом был Жюль.
- Кошмар?
Я кивнул.
- Крыса! Она была огромна, и она улыбалась мне!
Жюль расхохотался.
- Похоже повреждение серьезнее, чем казалось вначале.
Тот стал ощупывать мою голову, словно хотел убедиться в правильности своего диагноза.
Я пихнул Жюля в сторону.
- Не смешно.
- Нет! Это очень забавно.
- Что сегодня?- Я решил сменить страшную тему.
- Небольшая работенка в канализации. Ничего страшного. Ange сказал, кучка бездомных устроила там резню. Необходимо очистить проход от крови.
«Вы же сами дали указ, перебить невиновных!»
-Господи!
- Работа не из приятных. Согласен.

Скоро мы были в канализации.
Через десять минут моя кровь огненной лавиной протекла по моим жилам. Сотни трупов были усеяны по всей обширной длине канализации. Трупный смрад ударил нам в нос. Я закашлялся и закрыл ладонью рот. Жюль зажег керосиновую лампу и поднял высоко над головой.

- Странно, - сказал, я, склонившись над одним из трупов. Это был рослый мужчина. - Ему кто-то свернул шею. Очень профессионально.
В мою душу закрались подозрения.
- Бог мой! Тут есть и дети! Какой ужас!- крикнул Эмиль, поднимая на руках труп трехлетней девочки.
- Жюль, как ты думаешь? Простит ли нас Бог, если мы, свершая обязанности нашего кредо, пустим в ход нож?
- Я так не думаю. Любая жизнь священна. Необходимо ценить каждую возникшую жизнь. Этому нас учит религия.
- У них нет оружия!- закричал Эмиль.- Однако многие из них были зарезаны. Очень странно.
Теперь я был уверен.
- Жюль! Ты говорил, что главный закон ордена, слушаться своего хозяина и наставника. А что, если наставник ошибается?
Эмиль и Жюль переглянулись.
- Ты должен ему служить…
- … как бы он не был безумен. Обнадеживает, Жюль. 
Я вздохнул. Несчастные были зверски убиты убийцаом по прозвище Ange. Я узнал стиль. Я слегка присел, пряча лицо, и выругался сквозь стиснутые зубы.
«Чертовы изверги! Я не стану таким как вы!»
Некоторое время я смотрел в лицо убитой женщине.
- Светлячок. С тобой все в порядке?- спросил Эмиль.
Светлячок - мое прозвище. Я поспешно встал.
- Да. Мутит немного. Надо бы их похоронить.
- Их почти три сотни!
- Не по-человечески бросать их в яму, как вшивых псов. Это люди, пусть и незнатного происхождения. 
- Я поддерживаю Асса! – крикнул Жюль. 
- Тогда и лопаты вам в руки! Я с вами. Позову подмогу.
Через полчаса появился Эмиль. Из-за его плеча вышли: повар, конюх, уборщики, садоводы, целители, несколько молодых охранников. Я насчитал три десятка человек.
Похоронили несчастных мы за пределами города, в безлюдной поляне. Это заняло у нас более двух суток. У самого начала импровизированного кладбища, я воткнул самодельный крест из обмотанных веревкой веток и приклонил колено. Именно в таком состоянии меня и обнаружил Жюль.
-Уходим. 
Кровь вскипала в моих жилах, но я сдерживал гнев. 
Я не покорюсь вам!
« А что если это я недостойный и противный их воле? О чем, черт возьми, они говорили? Что-то назревает».
Именно этот инцидент заставил меня возненавидеть братство и начать с ним войну. Я нисколько не солгал, что желаю отомстить. Поменялась лишь цель. Кристиан теперь казался призраком прошлого.

Испытание на веру.

Все свободное время я проводил вместе с другом. Хмурые стены подвала успокаивали меня несмотря ни на что. Алые языки пламени, льющиеся из камина, согревали мою душу, и я погрузился в состояние бодрствующего сна. Слова Жюля долетали до моих ушей, будучи искаженными. Запахнувшись в одеяло, я сомкнул глаза.
Именно сейчас я осознал, что мне безразлична моя судьба. Я буду вертеть шестерёнки жизни в нужном мне направлении изо всех сил, стараясь миновать ее жестокие и беспощадные повороты. Но если быть чему-то плохому, тому не миновать. 
Я сделал все что мог.
Жюль любил поговорить, но его слова никогда не касались жизни братства. Я не знал, что мне ждать в будущем. Единственный совет Жюля был «крепись» и «ты сможешь». Я беспрекословно выполнял его советы и собирал в кулак силы. Свое тело и нервы я готовил к более жестоким испытаниям.
Ждать долго не пришлось. Каждый день орден одаривал меня щедрыми сюрпризами.
Прошло несколько дней, с того момента, как я впервые пришел в «братство».
Еще будучи тепленького и сонного, Жюль тащил меня на место экзекуции. Солнце не встало из-за горизонта, и тьма застилала мне глаза. 
Какое очередное испытание меня ждет? Кровожадные звери пустят по моему следу голодных, диких волков? Что я должен доказать?
Мои глаза уже привыкли к темноте, и я ясно различил силуэт многочисленных деревьев. Диск луны лениво освещал землю.
- Ты куда меня привел?- Спросил я Жюля.
Тот отвел глаза и начал уходить, оставив меня в лесу.
- Что происходит, Жюль? Ты куда?
Я пошел следом за единственным другом. Холод металла заставил меня остановиться в немом изумлении. Дыра от пистолета смотрела меж моих глаз, и я почувствовал, как черная дыра ствола медленно поглощает мою душу. Мои ноги подкосились.
- Жюль?
Я смотрел в глаза Жюля. Его голубые глаза метали молнии. Скоро молнии превратились в неясные искры и потухли вовсе. Через несколько минут его рука задрожала, а по щекам покатились крупные слезы. Я безмолвно ждал. Тот опустил пистолет.
- Я не смогу!
- Ты должен был убить меня?
- Иначе я сам покойник. Что мне делать, Асс?!
Жюль закрыл лицо руками и застонал. Я поспешно подошел к нему и коснулся пальцами его широких плеч.
- Мы что-нибудь придумаем!
- Что нам делать?
Я закрыл глаза, собираясь с мыслями.
- Бежать?
- Даже не думайте! Вы на мушке!- Закричали откуда-то сверху.
- Стрелки на деревьях!
- Отправляйтесь обратно в штаб.
Делать было нечего. Опустив голову, мы направились в штаб, провожаемые взглядом многочисленных стрелков. Мне мерещилось, что я кожей ощущаю перекрестье прицела на своем теле.
Я не думал о себе. Мои мысли всецело поглотил Жюль. Насколько ужасен провал, кой совершил Жюль? Как это отразиться на нем. Да и на мне самом?
Нас встретил убийца. Жестом руки тот приказал следовать за ним.
Жуткий, темный подвал сдавил меня подобно тесной дьявольской пещере, наполненной мерцанием алых огней. Мне стало дурно и я начал задыхаться.
Стены начали сужаться, и мне показалось, что они раздавят меня. Подавив внезапный приступ клаустрофобии, я шел вперед, моля небеса вывести меня на звездное небо. Неба я так и не увидел. Незнакомец привел в меня в пустой подвал. Убийца взял Жюля под руки и сильно надавил на плечи. Жюль сел на колени.
Моя спина покрылась коркой льда, словно я коснулся спиной ледяной воды. Обернувшись, я заметил мастера. Фабьен стоял за моей спиной и смотрел на меня. Меня пробрал озноб. Мастер отвел взгляд и оглядел сидевшего с поникшей головой посреди темного, как ад подвала, Жюля.
- Подойди.
Цепкий взгляд мастера коснулся моей души. Мне стало жутко, но я выполнил приказ. Приблизившись, я слегка склонил голову.
- Ты должен доказать преданность братству. Насколько сильно твое желание отомстить.
- Сильно, мсье.
- Сегодня ты докажешь это. Как я давно осознал, этот мальчишка Жюль стал твоим другом?
Мне хотелось вопить от страха.
«Вы не посмеете его тронуть!»
Но я сдержал порыв.
- Да.
- Но твой друг ослушался приказа. Теперь он понесет наказание.
Холодный пот стал заливать мне глаза, но я не замечал его. Мое сердце забилось с пугающей скоростью, а губы приоткрылись, словно хотели крикнуть «нет». 
- Но…но можно ли простить его? Я не держу на…
- Он нарушил приказ и должен понести наказание!
Его тон не вызывал сомнений. Жюля вскоре казнят.
Я не знал, что мне делать. Меня трясло, несмотря на жару. Скоро я поймал взгляд Жюля. Тот слегка повернул голову, и я увидел его глаза. Ярко-голубые глаза неотрывно смотрели в мою сторону. В этих глазах я прочел безмерную усталость и муку.
- Он понесет наказание… от твоей руки!
Я резко схватил ртом воздух, словно не мог вздохнуть и отступил к стене. Хотелось крикнуть в лицо тиранам «НЕТ!», но не хватало смелости. Я знал, что в этом подвале мы не одни. За дверью я ясно расслышал посторонние шумы.
Незнакомец подошел к Жюлю и разорвал робу на спине. Монашеское одеяние упало к ногам Жюля, и я разглядел его болезненно бледное тело. Зарубцевавшиеся раны на спине, ногах, руках, ягодицах ясно говорили мне о том, как скверно жилось Жюлю в недалеком прошлом. 
«Скверно»?
Скорее «ужасно»!
Хотя не существуют слова, способные передать, что я почувствовал, глядя на изувеченного друга.
- Стань к стене и подними руки!
Жюль в последний раз взглянул на меня, и покорно подошел к стене. Свои бледные руки с длинными пальцами тот поднял над головой и уперся в стену ладонями. Теперь он не оборачивался.
- Давай!
В мои руки упал хлыст.
- Накажи его!
Я прижал инструмент к груди и отошел назад, словно хотел сбежать. Понимая, что у меня нет выбора, я осмотрел запертую дверь, кою тщательно охраняли, затем перевел взгляд на Фабьена.
Я хотел спросить, но совместно с этим я не знал о чем спрашивать, поэтому глупо молчал.
- Давай! Меле!
В комнату вошел верзила выше меня на две головы, и с плечами размером с рояль.
- Меле! Бери кнут! Лефевр отказывается бичевать лекаря! Твой черед.
Меле выхватил кнут из моих рук. Я вскрикнул и бросился отбирать хлыст.
- Отдай!
Мне удалось забрать кнут. Теперь я прижимал его к груди, как мать младенца.
Я представил, что ощутит Жюль, принимая удары этого верзилы. Одно удара кнута Меле хватило бы, чтобы перерубить Жюля напополам.
- Я сам!
Я посмотрел в сторону Жюля. Тот заломил над головою руки. Лицо его ничего не выражало. Глаза его были закрыты.
- Давай!
Я взмахнул кнутом, но не ударил.
- Давай же!!
Я вновь не смог ударить Жюля.
- Меле!
- Нет!!
Жюль взглянул на меня через плечо. В его глазах я прочел приказ «бей».
Я замахнулся хлыстом и ударил Жюля. Тот тихо застонал, сквозь стиснутые зубы.
- И это удар?! Меле! Покажи, что такое удар!
Меле тут же оказался подле меня.
- Нет!- Истерически заорал я, отбирая хлыст.
Я закрыл глаза и почувствовал, как яд заполнил все мое тело. Я не знаю что это, но это чувство было гадко. Мне безумно хотело биться головой о стену и вырывать пряди волос на голове. 
- Бей! Со всех сил бей!
Я вновь закрыл глаза и ударил изо всех сил. Темноту прорезал дикий вопль Жюля. Я открыл глаза и увидел друга. Я проклял себя, смотря на друга. Тот лежал на полу подле стены, а на его бледной спине появилась глубокая рана от хлыста. Несчастный был едва жив от боли. По его щекам текли слезы.
«Прости меня, Жюль. Прости».
- Отличный удар! Продолжай!
- Хватит!- Заорал я неестественно высоким голосом.
Жюль тихо застонал, едва Меле, взгромоздив его на свои плечи, вновь прислонил к стене. Несчастный Жюль отчаянно всхлипывал.
- Нет! Давай еще!
Жюль задрожал и закрыл глаза, готовясь к новой порции невыносимой боли.
- Накажите меня! Оставьте его!
- Нет! Продолжай!
Гадкое ядовитое чувство вновь наполнило мое естество.
- Давай!
Я вновь ударил Жюля хлыстом. Жюль закричал и пал на одно калено, едва удерживая ускользающее сознание. Меле одним мощным рывком вновь поставил его на колени.
- Еще! Не тормози! Чаще удары, чаще!
«Прости меня, Жюль. Я все сделаю, чтобы спасти тебя. Прости меня за слабость, ибо я не знаю, что сделать ради твоего спасения. Ты силен духом, а я слабак» 
Я нанес Жюлю три сильнейших удара кнутом. Жюль пал на землю, но в нем еще теплилось сознание.
Кнут окрасился кровью и скоро кровью окрасились и мои руки. 
Меле пришлось похлопать Жюля по лицу, чтобы вернуть ему едва теплившееся сознание. Жюль открыл глаза. Казалось, он ослеп, ибо его стеклянный взгляд ничего выражал.
- Еще!
- Достаточно! - Протестовал я.
- Я решаю, когда окончить экзекуцию! Ты верен братству?
- Да!- крикнул я. В своих мыслях я голыми руками сворачивал шею мастера в данный момент.
- Докажи! Два удара!
«Будь ты проклят, Фабьен! Ты заплатишь за все сполна! Я позабочусь об этом!»
Следующие два удара Жюль не перенес и упал в обморок, истекая кровью.
- Еще три!
Меле привел Жюля в чувство и вновь поставил у стены. Теперь юноша не мог стоять самостоятельно и крепкие руки Меле придерживали его.
- Бей!
Я отметил определенный угол и ударил хлыстом. Тело Жюля даже не содрогнулось. Тот потерял сознание. Высчитав траекторию, я, якобы, ненароком, задел хлыстом Меле. Теперь тот прыгал по комнате, вытирая о штаны окровавленную руку. Мастера позабавила эта сцена.
- Два.
Меле перестал танцевать и вновь привел Жюля в чувство.
Я нанес еще два удара хлыстом. Жюль вскрикнул и упал.
- Все! Свободны!
Меле и мастер поспешно ушли. Я подбежал к Жюлю. Содрав с тела свою рубаху, я перевязал раны парня. Жюль был в сознании, но не мог говорить. Тот стонал и двигал пальцами. 
Некоторое время я думал, как перенести его в подвал. Взять на руки я не решался, ибо тогда я растревожил бы его раны. Он и так натерпелся. Немного подумав, я взял его за обе руки, а само неподатливое тело я взгромоздил на спину лицом вперед, словно мешок. 
Добравшись до подвала, я уложил его на матрац животом вниз. Затем накрыл его одеялом и побежал разводить огонь в камине.
Жюль пришел в себя через три часа. Я неумело обработал раны и теперь ждал, когда тот заговорит. Жюль застонал и пожелал подняться. Я мягко надавил рукой на его зад, боясь коснуться окровавленной спины. Жюль застонал и вновь пал на матрац, отказавшись от намерения встать.
- Спасибо!
Эта фраза удивила и испугала меня.
- За что?!
- За то, что не позволил Меле избить меня. Я сам был свидетелем того, как юноши покрепче меня погибали от двух его ударов. Говорят, он может сломать позвоночник обыкновенным кожаным ремнем.
- Все в порядке? - Сказал я тупо. Я прекрасно знал ответ.
- Все хорошо. Мне хочется пить.
Я поспешно вскочил на ноги, словно получил укол под зад и поспешно налил воды из кувшина. Мои руки дрожали.
Жюль чуть повернулся. Я помог ему напиться. Затем тот вновь лег на живот и закрыл глаза.
- Поспи.
Тот кивнул. Просидев у его постели два часа, я встал и направился на свой матрац. Мне безумно хотелось спать. Полуденное солнце светило, но я не мог его видеть сквозь мрак подвальной камеры, ибо уснул тяжелым сном.

Наутро Жюлю стало лучше. Я не желал оставлять его, но мои испытания на том не окончились. Фабьен прикрепил ко мне Эмиля взамен раненого Жюля.
В этот день я получил задание запереться в камере. Я просидел в камере без воды и еды почти десять дней. Братья старались выявить мой предел возможностей.
Прошло девять дней. Уже на шестой день я не мог встать с места, ибо потерял силы. Оставшиеся три дня я пролежал на кровати.
Через девять с половиной дней меня выпустили и накормили. Я легкой рысцой побежал в подвал. В подвале я встретил Жюля. Его раны почти зарубцевались, и выглядел тот вполне сносно. Лишь легкая бледность окутала его лицо. Завидев меня, тот вскрикнул от радости и бросился навстречу. Я отстранился в смущении и засмеялся, ибо мне показалось, что Жюль хочет меня поцеловать. 
Но Жюль не стал целоваться, чем обрадовал меня. Схватив меня за плечи, тот стал яростно трясти их.
- Как я рад, что все хорошо! Как я рад!
Моя голова замоталась взад-вперед, взад-вперед с немыслимой скоростью, словно голова куклы. Капюшон упал на спину, и я рассмеялся.
-Спокойнее, Жюль!
Я спросил, почему он не навещал меня. Жюль опустил глаза и признался.
- Я пытался. Охрана боялась, что я стану помогать тебе…
Ежу было понятно. «Братья» думали, Жюль станет меня подкармливать.

Мышонок-спаситель. Часть 2

Я люблю солнце и бескрайние моря и океаны, люблю грызть ногти и покусывать перья, когда пишу письма. Люблю маленьких, пушистых зверьков и певчих птиц. Даже коршунов и ворон. Люблю свежий ветер, влетающий в окна Serpent. Люблю засыпать и люблю просыпаться по утрам. Люблю запах мороза, свежего морского бриза и даже, совсем чуть-чуть, сладковатый аромат навоза. Он мне напоминает о доме. Большом и красивом пристанище любви. Люблю яркие цвета одеяний, люблю доводить людей до бешенства. Люблю смех и чужие улыбки. Люблю книги, слушать истории из чужих уст, музыку. Люблю орать песни, несмотря на то, что Бог обделил меня голосом и слухом. Люблю цветовые пятна на стекле, мыльные пузыри, кожаные вещи, пистолеты и ножи, кривляться и гримасничать перед зеркалом, гулять и танцевать. Люблю своего друга Жюля и память о семье.
Я много чего люблю, но есть то, что я боюсь до потери сознания. Эти отвратительные, пушистые существа заставляли мое сердце тревожиться. Их хвост сводил меня с ума, а красные глаза напоминали дьявольские очи.
Крысы.
Едва расслышав слабый шорох, я запрыгивал на стул и начинал верещать, размахивая руками, словно в припадке.
- Уберите от меня эту тварь!
Всех веселила данная сцена, и я стал контролировать свои страхи. Выходило плохо, но я старался изо всех сил.
Мне пришлось смириться с проживанием Апреля в нашем подвале. Жюль каждую ночь подкармливал толстую крысу свежими крошками. Поначалу толстая крыса невзлюбила меня, затем со временем смирилась. В одном из углов подвала лежала подушка. Полный идиотизм! Данная подушка принадлежала крысе. Свернувшись в клубочек, крыса мирно спала с нами, как вполне цивилизованный человек.
Я всеми силами старался напакостить крысе. Переворачивал подушку, кидал в нее рядом стоящие предметы, едва из тьмы подвальных углов показывались ее красные очи, как у кровожадного призрака.
Я невзлюбил Апрель, но тогда я не мог знать, что данная крыса спасет мне жизнь.
Зодиак вышел на меня. Это меня не удивляло, ибо проницательности Зодиака может позавидовать любой. Его темно-зеленые глаза подчиняли, притупляли волю.
Едва меня втолкнули в комнату без окон, и заперли снаружи, там уже сидела Апрель. С тоскливым выражением лица и морды, мы смотрели на дверь. Все это время крыса неотступно следовала за мной. В своих зубах та держала какой-то мелкий предмет.
«Что-то утащила с ближайшей свалки» подумал я, стараясь не обращать внимания на крысу.
Прошло несколько минут. Как оказалось, меня заперли в кладовке. Усевшись на пол, я посмотрел в глаза Апреля. Крыса хищно смотрела на меня, словно желала вцепиться зубами в мою плоть. Некоторое время я не обращал на нее внимание. Через несколько минут мое терпение исчерпалось, и я кинул в нее свой носовой платок с инициалами А.Д.Л.. Крыса проворно увернулась от скомканного снаряда. Вернувшись, та понюхала платок и скоро уволокла его в дыру. Апрель исчезла, унося мой платок.
Через несколько минут крыса вернулась в подвал. Усевшись на подушку, та стала яростно рвать мой платок. Жюля привлекла данная возня. Он внимательно осмотрел крысу, затем осмотрел платок. На белом платке с инициалами А.Д.Л алели капли свежей крови. Жюль встревожился.
Через час я услышал возню за дверью. Голос Жюля крикнул, что нужно держаться. Я кивнул в ответ. Жюль удалился и через несколько часов вернулся вновь. Мужик, похожий на гориллу, взял меня за воротник и волоком потащил вглубь коридора.
Я прошествовал по коридору, провожаемый взглядом встревоженного Жюля. Мои дела были плохи, и только чудо спасло меня от смерти. Спасло меня то, что я яростно ненавидел.
Наглая, толстая крыса по кличке Апрель носилась по коридорам Serpent волоча мой платок в зубах. Порой она неряшливо раскидывала его по углам. Ange бесцельно слонялся по коридорам группы. Едва его взгляд пал на крысу, тот улыбнулся. Его веселила и забавляла странное увлечение Жюля - дрессировка крыс. Крыса совершенно не обратила внимания на стоявшего подле нее Ангела. Пробежав мимо него, та пискнула. Ангел наступил крысе на хвост и отобрал добычу. Просто так. Он желал только напакостить крысе. Обнаружив мои инициалы и кровь, тот бросился к Жюлю. Жюль объяснил Ange, что я в опасности, и он не способен помочь мне, но он надеется, что Ангел сможет помочь.
Я уже потерял счет минутам, кои меня допрашивали. Я потерял последние передние зубы. Все эти минуты (в моем сознании они тянулись как часы) я лежал на полу, всхлипывая от боли и утирая окровавленные слезы. Меня пинали по лицу и выворачивали руки, заставляя дать признательные показания. Я молчал. Примерно через трое суток (на самом деле прошло всего три минуты) явился Ангел. Этот убийца пользовался всеобщим уважением и тот стоял едва ли не на одной ступени почета с Фабьеном. Признавшись в подслушанном разговоре, тот снял с меня подозрения. Меня отпустили. Фабьен приставил к Ангелу (Оливье-Мишель Реону) несколько солдат-убийц. Те должны были побить убийца, но те испуганно стояли, взирая снизу вверх в черно-синие глаза Реона. Рост Реона приближался к восьми футам [1], и самый высокий и мощный убийца на его фоне выглядел жалким. Оливье Реона так и не тронули. Просто побоялись.
Так толстая крыса спасла мне жизнь.

Прошло два года
Задолго до восхода светила я уже был на ногах. Двадцать минут давалось мне, что бы привести себя в порядок, одеться, подготовить оружие и в начале седьмого утра меня уже ждал Жюль с завтраком. Кормили ужасно. Клейкая каша, дешевое как уксус вино и одно яблоко. Зная о слабости Фабьена к вкусненькому, в начале второго ночи я прокрадывался в его спальню и воровал еду, ловко переводя вину на любимицу Жюля – крысу Апрель. Именно поэтому помимо скудного завтрака мы услаждали себя ветчиной, сыром и сносным вином. После полуторачасовой разминки, мы тщательно выметали пыль в коридорах Serpent и вымывали его изнутри до блеска. Затем двухчасовой урок по технике владения оружием, час «промывание мозгов» на тему касающегося нашего долга перед здешним обществом; Посещение тайника Фабьена, после которой я приобрел колбасу для личных нужд. Плевать на моего дорогого учителя.  После скудный обед в кампании с Жюлем. Работа, учеба, работа. Каждый день мало отличался от предыдущего. Это утомляло.
Наконец  рутине пришел конец
Получив приказ, я отправился в церковь, ожидая иное испытание духа или силы.  К моему изумлению, я обнаружил внутри тощую фигуру, закутанную в плащ с капюшоном.  Я не знал, что это за человек. Он был мне не знаком. Неподалеку от фигуры стоял Фабьен. Сделав знак, он привел незнакомца ко мне. Мастер улыбался во весь рот.
- Это тебе. Не благодари.
«Зачем мне тощий мужик в лохмотьях?» 
Перечить я не стал и принял подарок.
Мужчина не поднимал головы. Мастер покинул нас, оставив одних. Внезапно ко мне пришло осознание. Я сдернул капюшон и обомлел. Передо мной стояла напуганная женщина. Ее прекрасные светло-карие словно лучи солнца глаза были выплаканы. Что-то подсказывало мне, что она невинна как ребенок.
«Неужели…»
Я понял, что нужно сделать. Фабьен поймал мне «подарок» в соседней деревне, чтобы развлечь меня. Подарить наслаждение.
Я не заметил, как простоял почти десять минут, таращась на девушку. Не мог я знать, что припав глазом к замочной скважине, стоял мой мастер. Он хотел посмотреть на пикантное шоу, но ничего не происходило. Скоро он вышел из укрытия, метая молнии.
- Что ты ждешь? Бери девчонку!
 Девушка плотно обхватила себя руками и попятилась.
- Я должен располагать ею как мне захочется?
Мастер улыбнулся.
- Не веришь своему счастью? Делай с ней что хочешь.
Я задумался. Подойдя к девушке, я изучил нежные кисти рук; погладил ее лицо кончиками пальцев и слегка приобнял за талию. Сильно стиснув руку девушки, я увлек ее в соседнюю комнату, где были старый диван. Около дивана я остановился и посмотрел на мастера.
- Мне нужна повариха. Пусть готовит мне поесть.
Лицо мастера вытянулось.
- Только по любви.
- Евнух! Кому, к черту, нужна эта честь, порядочность…- Сплюнув, тот бросился вниз по лестнице.
Девушка облегченно вздохнула. Не знал тогда мой мастер, что я совершил грех с златоглазкой на старом скрипучем диване. Это был самый щедрый подарок. Целый год дорогая Софи подкармливала меня, оставляя еду у входа на кладбище, иногда получая вознаграждение на старом скрипучем диване. Поэтому не только мой желудок, но и моя плоть была удовлетворена.
Через пару недель я своими руками похитил ребенка и отдал его неизвестному, помышлявшего недобрыми помыслами. Мальчика, скорее всего, ждет участь донора. Его разберут на органы как старый, ржавый механизм.  Спустя три дня я украл благородную даму и отдал ее в объятья старого извращенца. Дважды я убивал. Один раз мне доводилось красть.
Полгода спустя я уже был на оживленной площади в одежде бедняка. На мне были мешковатые штаны, перевязанные бечевкой, старая рубаха и широкополая шляпа. В руках я держал сумку. Верхнюю губу мою уже украшали усы (фальшивые). Никто не знал, что данный фермер носит в потертой сумке нож. Все мои члены била крупная дрожь. Я не мог говорить и дышать. Неподалеку от меня стоял юный парень, коего я должен был зарезать. Этот парень имел несчастье стать любовником жены Севера. Север поручил убить свою жену и ее юного любовника мне, и я обязан это сделать. Данный юноша имел немалый вес в обществе и его часто сопровождал телохранитель, но в данный момент телохранителя не было. Дождавшись, когда мы остались одни я молча сунул клинок ему между ребер и бросил истекать кровью. Женщину было еще проще найти. Она спала у себя дома. Мои чувства уже притупились и сердце, уже не обливалось кровью. Завидев даму в неглиже, я уже не мог чувствовать. Совесть уже не мучила меня.  Прежде чем убить ее, я заставил жертву исполнить все мои желания в ее же постели. Удовлетворив похоть, и убив жертву, я вернулся обратно в орден.
Я чувствовал себя как прежде. Казалось, я нисколько не изменился, но испуганный Жюль говорил об ином. Я стал зверем.

Четыре года спустя.
Мастер ордена братства.

Теплым весенним утром состоялся день, кой я никогда не забуду. В середине июня 1791 года был день моего выпуска из братства. В просторном холле, на небольшом возвышении как на сцене стоял Рок. Рядом с ним стоял Фабьен. Его хмурое и недоверчивое лицо говорило о том, что его утомляет и даже раздражает, что инициацию проходит именно его ученик. Жюль поведал мне тайну. Мастер опасался, что я займу его место. Я всегда знал, что мастер недолюбливает меня. 
Я уже привык к полутьме и хорошо ориентировался в данном, лишенном света месте. Все коридоры и комнаты Serprent представляли собой коридоры Ада, лишенные всего, что напоминало бы о том, что в этом  мире еще есть место красоте. Окна отсутствовали.  Спертый запах канализации уже не донимал меня и очень давно. Должно быть привык. Данный торжественный зал представлял собой обширную комнату без окон и высоким потолком. Несколько самодельных стульев и один потертый диван стояли одиноко в углу. В другой стороне я узрел крохотный алтарь.
Я сидел напротив Рока на коленях, опустив голову. Жюль стоял позади меня. Все эти годы Жюль сопровождал меня везде. Рок занес остро заточенную рапиру над моей головой. Я даже не шелохнулся, ибо хорошо знал, что могу понести суровую кару лишь за легкое движение зрачков или непроизвольное телодвижение.
- Теперь ты готов к заданию. Жди когда придет твое время. Желаешь ли ты остаться здесь с нами или отправиться в город.
- Мой выбор уйти в город.
- Это твой выбор, но я обязан предупредить тебя. Это крайне опасно. Если ты поставишь под угрозу весь орден, мы обязаны будем убить тебя. Ты должен жить жизнью невидимого духа. Ты должен быть везде. Тебе придется менять имена и профессии, лица и судьбы. Ты должен оберегать нас от внешних угроз со стороны. Это очень ответственно. Ты готов?
- Я готов.
- Отныне ты мастер нашего братства и твой долг остерегать братство от внешних угроз. 
Сладкий дым витал в воздухе. Мне стало хорошо, и я улыбнулся. Я не знал, что меня развеселило. На Жюля этот дурман подействовал иначе. Тот закрыл рот руками и вылетел из комнаты. Это был какой то дурман.

Я попал в «Рай».  Оказавшись в Эдеме, я старался сыграть роль счастливого повесы. Я танцевал с дамами, пил вино и смеялся. Я знал все обо всем этом, и это осознание омрачало радость. Я знал, что это дешевый спектакль. Доносчиком был Жюль. Когда жертва теряла контроль над своим сознанием, братья по вере переносили несчастного на обычную поляну. Несколько прекрасных, утонченных дам легкого поведения услаждали жертву. Несколько часов человек находился в дурмане, затем его вновь опаивали вином со странным зельем и убийца пробуждался в том же месте где и потерял осознание действительности. Просто и гениально. 
Через несколько часов я пришел в себя. Первое что я увидел, было хмурое лицо мастера. 
- Этот Рай ждет тебя, Асс. Только смерть может ускорить путешествие к вратам Эдема. Служи верно, и рьяно защищай нас от скверны масонского братства. За это ты попадешь в «Рай» и будешь жить вечно. 
- Я буду ждать этого, мастер. С нетерпением ждать!- сказал я, изображая нетерпение перед встречей с вратами «Рая». На самом же деле мне хотелось плюнуть в низко склоненное лицо мастера.
Фабьен кивнул и ушел из комнаты. Ко мне тут же подошел Жюль.
- Я не узнаю тебя, Асс. Ты сильно изменился. Неужели они все же промыли твои мозги? Ты стал жесток и крепок как скала. Ты же хотел сохранить себя.
Жюль увел меня во двор. Мы спрятались среди деревьев.
Жюль, как всегда, был прав. Годы тренировок сломили мою природную мягкость. Я стал жесток и горяч, безумен и силен. Не раз я доказывал верность братству, совершая немыслимые грехи. Я убивал, крал, клеветал. Не раз я спускал курок, слыша мольбу о пощаде. Я стал больше ненавидеть братство, как и всю Францию в целом. 
- Ты ошибаешься, Жюль. Я такой же и годы в «братстве» никак не повлияли на меня.
Жюль покачал головой.
- Ты не можешь видеть себя со стороны. Ты потерял себя около года назад. Твои слова и поступки свойственны всем убийцам. Главный закон ордена братства «любая цель осуществима. Нужно приложить усилие. Если нет возможности, то эту возможность можно создать самому». Ты думаешь только о себе и тебе плевать на чужие жизни.
«Он был моим единственным другом. Три недели я ждал Рока, желая стать одним из убийц. Я мечтал быть воином, но стал лекарем. Теперь я здесь навсегда. Как же я скучал по обыкновенному человеческому общению. Нет никакой возможности поговорить с убийцаом. Они разговаривают только с мастерами и то в случае необходимости. Говорить с воином-убийцаом то же самое, что говорить с собственной тенью. Как же я был рад тому, что у меня появился собеседник! Недолгие четыре года ты был моим лучшим другом. Ты не представляешь, как ты скрасил невыносимые дни вечного затворничества! Но и ты сломан. Ты потерял душу и мне ничего не остается делать, как проводить тебя и вновь погрузиться в жгучее одиночество» Думал Жюль.
Я взглянул в грустные глаза друга и все осознал.
«Вот чем объясняется привязанность Жюля ко мне! Он боится остаться один!»
- Пойдем со мной, Жюль. Я освобожу тебя и спрячу. Ты будешь жить на свободе.
- Это глупо, Асс. Нас найдут под любым именем.
Слова Жюля меня ранили, словно в моей душе заскреблись миллионы кошек. Он всегда был умнее меня.
- Раз невозможно бежать, я останусь тут и буду навещать тебя. Я обязан заплатить тебе за то, что ты для меня сделал.
Жюль испугался.
- Нет. Ты не можешь отказаться от мечты, коя грела твою душу все эти годы. Нет. Я остаюсь. Ты отправляйся. 
- Жюль. Может…
- Ничего не желаю слышать. Уходи!
Жюль закрыл руками уши. Я ушел из ордена, оставив верного друга.
Что я получу взамен от жизни? Я предал друга, оставив его в опасности и вечном пленении. 
Мой ночной кошмар воплотился в жизнь! Я решил посвятить себя ордену братства. Я стал убийцей и…
О, Боже!
Мне это нравилось! 
Мне не известно, в чем суть всего, но мне и неважно…
Жить жизнью темного убийцы, предателя, выходца из огненного мира! Я бесплотный дух в теле Франции.
Темный дух революционного времени!

Первое задание.
Пришло время платить за тот щедрый дар, что наградила меня группа. Мои ноги сильны, а мышцы развиты. Через два коротких дня я узнаю, для чего здесь. Я волновался, но нисколько не удивился, когда узнал правду. Из меня делали наемного убийцу. Я обязан был убивать невинных и слабых. Я пушечное мясо. Меня не жалко. Я совсем забыл о долге и был удивлен, когда узнал, что весь мой капитал вернулся ко мне, а Кристиана нашли мертвым. Несколько дней он плавал в водах Сены, пока не застрял в сетях рыбаков. Несколько дней я пропадал в борделях и заливал глотку вином, празднуя победу. Остался последнее дело. Реми вернул мне капитал и убил Кристиана. Теперь я в долгу у Реми. 
Двумя днями ранее Реми напомнил, что время исполнять долг. Это оказалось совсем нетрудно. Сын Реми обокрал отца и совратил его любовницу. Реми не смог покарать сына и обратился к нам за помощью.
Ранним утром я проник в дом Реми и обнаружил жертву в кровати. Услышав шум, юноша проснулся и посмотрел на меня. Вид мужчины в черной рясе и с ножом в руках испугал его и тот вскочил и бросился из комнаты. Я бросился следом и поймал его на втором этаже.
- Что вы хотите от меня? Кто вы?
Словно черная, немая тень я прошел в комнату.
- Ты любишь деньги? Так облегчу твой уход. 
- Что вы несете? Убирайтесь!
Я обошел всю комнату, всматриваясь в дорогие полотна на стенах, трогая пальцами позолоту на дверных ручках и периллах лестниц. Повсюду благоухали цветы. Две девушки спрятались в комнате и не выходили оттуда. Любовницы - подумал я и забыл о них. Заглянув в сейф, я пересчитал деньги и драгоценности и потрогал руками скульптуры, тоже позолоченные; потоптал по дорогому ковру, я с чувством плюнул на него.
- Красиво. Я позволю оставить все это тебе.
- Что вы делаете?
В моих руках была бутылка керосина. Не сводя взгляда с лица юноши, я облил его. 
- Помогите!
Юноша переборол сковавший его ступор и бросился бежать. Я закрыл собой дверь.
- Можешь прыгать в окно, но там стоит мой друг.
И в самом деле, внизу меня ждал Фиакр.
- Заберите все, что сможете унести!
Я улыбнулся и потрогал руками изящные жемчужные серьги. В воздухе невыносимо пахло бензином.
- Прощай. Пусть весь твой дом, деньги и любовницы сгинут вместе с тобой! – вскричал я и бросил спичку. 
- Не надо!
Загорелось пламя. Юноша закричал и бросился бежать, не разбирая дороги. Едва его огненное тело касалось чего либо, огненный вихрь мгновенно поглощал все детали интерьера, отмечая путь юноши. Через несколько секунд крики стихли. Юношу поглотил огонь.
- Матерь божья! Я же сломал все выходы! Думай Асс в следующий раз, как будешь что-либо предпринимать! И как же я выберусь?
Попытки выбить двери ни к чему не привели. Я бросился к окну, но огонь отрезал мне путь отступления.
 Я громко позвал на помощь и заколотил ногами в дверь. Послышался топот ног. Любовницы покидали дом, предварительно замуровав меня внутри комнаты.
- Неужто я сгорю живьем! Глупец Асс! А-А-А помогите!
Пламя уже лизало полы мои плаща. Сам же я старательно вспоминал забытые молитвы, как двери отворились.
- Боже мой! Какой пожар!
- Святой отец! Боже мой! Спасите святого отца!
Я был едва в сознании. Кто-то подхватил меня под руки и вынес на улицу.
Через несколько минут я пришел в себя и заметил доброго вида женщину и мужчину средних лет.
- Святой отец, вы в порядке?
- А?
«Матерь божья. Они увидели рясу и приняли меня за священнослужителя!»
- Все в порядке, вы спасли меня! Я сердечно, от всей души, благодарю Вас. Да  пусть вознаградит вас Господь!
- Что случилось, святой отец.
- О, это я виноват! - я выдавил слезу. – Я собрался на молитву и уронил свечу на ковер. О, покарают меня небеса!
-Успокойтесь. Господь знает, что вы не виноваты.
- Спасибо вам. Огромное!
Я встал, еще раз поблагодарил спасителей и направился в сторону штаба.
Несколько часов я проспал, осмысливая произошедшее. Завтра важный день. Я покину группу и стану свободным.
Получив долгожданную волю, я утерял свободу. Это не парадокс. Каждый мой шаг отслеживали братья по вере. Каждый мой вздох, каждое мое слово, слетавшее с уст, мигом доносилось до их ушей. Это напрягало, но я вскоре привык. Мне удалось снять квартиру у упрямого старца, принявшего меня за «мерзкого аристократа». Я не стал развенчивать иллюзию и представился как  Жак Мартереджони. Совсем недавно я , якобы, потерял свое наследство, глупо проиграв его за карточным столом. Старик, неохотно, отдал мне ключ от дома, предварительно пробормотав в мой адрес «фонарей для вас мало!». Я знал, что многих аристократов того времени вешали лишь за недобрый взгляд или просто так - потешиться. Наконец-то я остался один. Мой дух вновь свободен и я смогу вспарить в самые небеса и обрушиться на землю огненным ударом и смести с лица земли, все, что я желаю. Подолгу я гулял по городу, ожидая дальнейших заданий от братства. Ждать долго не пришлось. Вечером, возвращаясь с прогулки, я обнаружил отворенную переднюю дверь. Я готов поклясться, что запер ее перед уходом! Ледяной сквозняк бил створку двери о стены, и дом ходил ходуном.  Я поспешно зашел внутрь и запер дверь. В моем кресле кто-то сидел. Подобно темному духу, тот растворился во тьме комнаты, так, что я видел только его руку на подлокотнике. Я узнал его длинный, черный наряд. Черный плащ с капюшоном  не давал возможности узнать его лицо, но трудно было не узнать этот профиль. Паук-Север. Этот хитрый убийца получил свое прозвище за умение плести коварные сети вокруг жертвы. Никто не сумел выбраться из его отравленной паутины живым. Признаюсь, я был испуган появлением столь злобного призрака. Усевшись в мое кресло, он с любопытством оглядел мою дорогую одежду и презрительно сплюнул.
- Здравствуй, Север. – Я постарался не показывать своего волнения, хотя от страха мое горло пересохло, а ноги подкашивались. – Пришел пожелать мне доброго дня?
Север улыбнулся, но не ответил. Его голос заставил затрястись все мои члены. Север имел очень грубый, сильный баритон. Каждое его слово, напоминало удар в набат или выстрел из пистолета. 
- Некто мсье Аренон завладел секретными документами. Укради их незаметно. Пусть не тени сомнения не падет на наш орден! Завтра мсье Аренон будет в Люксембургском дворце. Там будет бал. Проникни туда любым способом. Аренона не трогай. Он нужен живым. Мсье Аринон крайне невысок и толст. Свой недостаток в росте он компенсирует высоким, светлым париком и туфлями на каблуках. Служи делу, брат!
Север коснулся указательным пальцем левой руки своего правого плеча, что на языке убийц означало «поверь мне, я друг». Я повторил его жест. Север исчез так быстро и бесшумно, что я не заметил, как он удалился. Мне стало дурно, едва я представил, как столь тихая, быстрая, но смертоносная тень преследует меня на темных, и безлюдных улицах. Это был истинный призрак или дух. Его паучьи лапы плели смертоносные, но невидимые глазу сети, в коих увязала жертва обреченная умереть. 
Я готов! Стоя перед зеркалом, я расчесывал свои длинные, ниже плеч, волосы и поправлял дорогой, синий камзол. С той стороны зеркала на меня смотрел молодой парень с лицом ребенка, но душой самого дьявола. Что может быть невиннее милого, ангельского личика? Лично я всегда думал, что дьявол много прекраснее ангела, ибо перед такими как я, нечестивыми,  вы обнажаете свои душу, обрекая себя на смерть. Именно мы внушаем доверие, пусть и наши души отравлены. 
Дворец представлял собой музей, но хищная аристократия захватила дворец для личных увеселений, превратив ее в место для танцев, но в тоже время, и в бордель. Я смешался с толпой, стараясь не привлекать внимания, но мои волосы выдавали меня. Мужчины откровенно гоготали, женщины вели себя иначе. Кто-то пытался дотронуться до моих волос, остальные скромно хихикали или тыкали в мою сторону пальцем. Какой глупец! Пытался не привлечь внимания! Ха! С таким же успехом мог бы поджечь главные ворота или пройти в толпе голым. Отступать уже поздно. С громким гомоном толпа людей потихоньку вливалась в главные врата.
- Мсье Жернон!
- Мсье  Оливи! Проходите господа! Ваши приглашения!- кричал тучный человек. Я похлопал по карманам собственных брюк, словно мог найти приглашение  там, затем проклял себя за глупую оплошность.  Нужно что-то решать и немедленно. Идея родилась мгновенно. 
- О, здравствуйте, Ричард! – Я бросился на первого попавшегося мужчину, стоявшего впереди меня, и крепко обнял его, не обращая внимания на удивленный взгляд мужчины.
- Вы ошиблись, молодой человек. Я не Ричард. 
Было уже поздно. Приглашение Ричарда уже находилось в моем кармане. Я изобразил раскаяние и попятился назад.
- Простите, ошибся.
К моему изумлению, мужчина все же подал приглашение и спокойно прошел внутрь. Пришла моя очередь. Я машинально сунул украденное приглашение. 
- Приятно познакомиться с вами , мадемуазель Левьер! – вся толпа покатилась от хохота, смотря в мою сторону. Я в сотый раз проклял себя за глупость. В кармане незнакомца было два приглашения на имя лорда и его жены Лили. Я как полный болван украл не то приглашение.
- Смотри на его волосы! Он точно баба!
- Стража, уведите клоуна!
- Иди ка сюда, голубчик! – Стражник в синем камзоле и шпагой в руке поманил меня пальцем, но я уже исчез. Пришлось незаметно лезть через забор. Наделал шуму больше, чем лис в курятнике.
Едва громкая музыка достигла моих ушей, а запах женских духов сладко ударил в голову, мне захотелось броситься в пляс. Жизнь все же прекрасна и необходимо брать от жизни все. Схватив первую попавшуюся барышню, я закружил ее в танце, незаметно озираясь по сторонам.  Объект преследования находился неподалеку. Оставив временную спутницу, я бросился на Аренона и отработал прежнюю схему.
- Мсье Аренон! Это вы? Как я рад вас…
- Слезь с меня, недоносок! Кто учил вас бросаться на людей, как бешеный пес! Я не Аренон. Я Жак!
Я вновь изобразил привычную физиономию. Заметив на моем лице живое олицетворение скорби и вины, Жак смягчился.
- Иди уже!
Я пустился наутек. Во дворе Аренона не было, и я устремился в главный зал. Прекрасная, бодрая музыка помимо воли закружила меня в танце. Свет тысяч свечей освещали бальный зал, заполняя помещение живым, мерцающим светом. Сотни красивых людей, слившись в одно целое, вальсировали по светлой, начищенной до блеска плитке. Уставшие, потные музыканты играли вальс. 
- Ах, мсье. Пригласите меня на танец!
Я обернулся и обнаружил за своей спиной молодую девушку в красном платье и ее толстую подругу в зеленом пышном платье.  Жабоподобная, потная подруга, обтянутая зеленой тканью, словно барабан, уже призывно хлопала крохотными глазками и манила к себе. Меня передернуло от отвращения, и я протянул руку и ласково сжал ладонь девушки в красном платье, демонстративно отвернувшись от толстой подруги. Судя по взгляду, толстушка и не думала отступать.  Пора спасаться бегством. 
- Конечно, мисс. 
Обнимая незнакомку в красном, я внимательно осматривал гостей, выискивая цель.
- Я Леона! – Леона внимательно осмотрела меня с головы до пят, изучая фигуру. Оставшись довольной, она кокетливо ( как она сама считала ) захихикала, открывая крохотные, белые зубки. Меня охватило приятное возбуждение охотника. 
Толстая подружка Леоны смотрела на меня, и я почувствовал себя голым. Я углубился в толпу, но никак не мог скрыться от похотливых глаз.
- Приятно познакомиться, Жак!
- Давайте прогуляемся, Жак?! Я немного захмелела. - Леона вновь кокетливо захихикала (звук напоминал мне писк припадочной чайки, безумно носившейся по кругу) и увела меня в сторону, где, как я предполагал, находились кровати.
- Как вам моя фигура? – Леона чуть отступила, давая возможно рассмотреть себя. Я внимательно оглядел спутницу и едва не проговорил:
« Вы слишком тощая и я не желаю исколоться насмерть, оказавшись с вами в интимной близости. Ваши зубы напоминают змеиные, а от вашего визгливого тона у меня кружиться голова!»
- Вы прекрасна. Вы затмили красотой всех присутствующих! – сказал я уже вслух.
- Вы умеете танцевать…
« А вы нет! Вы уже истоптали все мои ноги! Пора быстро сворачивать представление! Зрители заждались своего героя!»
- Вы тоже прекрасно танцуете. 
Лиричная музыка сменилась бурным ритмом и из толпы выпорхнула очаровательная девочка лет семнадцати, приковавшая мой взгляд. Я был поражен увиденным, ибо никогда не видел столь прелестное дитя. Запрокинув руки над головой, девочка смешно подпрыгивала в такт музыке. 
- Кто эта прекрасная миледи?
Леона отмахнулась.
- Лия-Мария о Брайен. Некая выскочка из Англии.  Этот бал в честь ее приезда.
- Как она прекрасна!
- Фи! Тостовата. Лучше посмотрите на меня. Как я вам?
Я уже не слушал Леону. Мой взгляд был прикован к белокурой красавице в сиреневом платье. 
- Я отойду ненадолго. Подождите меня тут.
- Только недолго. Я жду вас!
«Ха! Жди дальше!»
Едва я покинул Леону, ее жабоподобная подруга быстро устремилась ко мне. Я бросился в толпу, бесцеремонно раскидав всех в стороны, и устремился к королеве бала. Каюсь, я совсем забыл о цели моего визита. Аренон ходил неподалеку от меня, а нужные документы вызывающе топорщились из его кармана. Пару раз я сталкивался с ним, но не придавал значения. Лия- Мария лишала меня воли. Ее нисколько не волновало присутствие многочисленных зрителей. Полностью растворившись в музыке, она смешно подпрыгивала в ритм, вращая руки над головой.
- Разрешите пригласить вас на танец? – раздался мужской голос рядом со мной.
Некий мужчина в красном камзоле материализовался рядом с Лией. Я рассвирепел. К счастью, девушка заколебалась на мгновение. Я воспользовался паузой и сам протянул ей руку. Мужчина в красном камзоле оторопел от такой дерзости.
- Эта музыка так и зовет пригласить вас на вальс, Лия-Мария. Позвольте пригласить меня на танец.
Лия рассмеялась. Вид черных глаз и белокурых волос сразил меня наповал. Отпихнув противника в красном камзоле, я сам протянул руку. 
- Вы желаете, что бы я пригласила вас на танец? Но ведь музыка неподходящая для вальса.
- Вы не правы. Позвольте показать вам.
Девушка приняла мою руку, и мы закружились в странном вальсе, забавно подпрыгивая и вращаясь по кругу, чем приковали всеобщее внимание. Я был очарован голосом Лии-Марии. Она все время хохотала, не обращая внимания на взгляды окружающих. Мсье Аренон тоже имел пару. Толстая подруга Леоны в зеленом платье тоже обрела партнера. Чувство долга и вины прервало мой глупый хохот, и я обернулся.
- С вами все хорошо? – спросила Лия - Мария, поскольку мое лицо омрачилось.
- Я вынужден покинуть вас…
Мужчина в красном камзоле уже материализовался подле нас.  Его голубые глаза оценивающе скользили по фигуре Лии-Марии. 
- Так скоро? Останьтесь, пожалуйста.
Противник в красном камзоле протянул руку и стал уводить Лию. Девушка посмотрела в мою сторону.
- Может останетесь?
Инстинкт хищника заглушил голос разума и долга.
- Я скоро приду. Ждите меня!
- Ах, я жду!
Девушка села на скамейке, не спуская с меня глаз. Соперник в красном камзоле выругался и ушел.  Я оглянулся, но заметил лишь спину Аренона, выходившего из танцевального зала и скрывавшегося во тьме двора. Я бросился следом. Выскочив во двор, я уткнулся носом в доску с объявлениями. Аренон прошел рядом со мной, не обратив никакого внимания. Заметив цель в окружении четырех мужчин, я проклял себя за глупость и распутство. Жертва покидала бал. Надо действовать незамедлительно. Сам того не замечая, я топтался по роскошной клумбе. Сорвав пышный букет цветов, я бросился к Аренону.
- Мсье! Стойте, мсье!
Четверо мужчин остановились в недоумении. Кто-то хихикнул, заметив букет цветов в моих руках.
- Вы не в моем вкусе, молодой человек! – заметил Аренон.
- Я уверен, вы самый солидный сеньор. Приобретите этот букет для вашей спутницы. Она будет, несомненно, рада подарку!
Я стал нахально впихивать букет в руки Аренона. Во время этой возни я сумел украсть нужные бумаги и спрятать в рукаве.
- Этот нахал далеко пойдет! Никаких приличий! – какой-то мужчина загоготал за моей спиной.
- Ну, купите же. Вы не пожалеете, мсье! – Надо было ретироваться с места преступления, но данная возня позабавила меня, и я продолжил преследовать жертву.
- Идите отсюда с вашим веником, пока я не позвал стражу!
- Очень жаль, мсье!- Я поспешно ретировался, едва сдерживая смех. Пора возвращаться к королеве бала! Вечер продолжается! Быстро вернувшись во дворец, я обнаружил Лию-Марию на прежнем месте. Она ждала моего возвращения. Заметив меня в толпе, она улыбнулась. Взяв ее под руку, я увел ее вглубь дворца. Лия не сводила с меня восхищенных глаз. К моему счастью она безропотно пошла за мной. Едва затихли звуки музыки, я остановился.
- Как вас зовут? Кто вы? – спросила Лия-Мария. Я не смог соврать.
- Асс де Лефевр, юная леди. Как видите, я вернулся за вами. Так этот бал в вашу честь?
Девушка скромно отмахнулась.
- Ничего интересного, что можно было рассказать вам. 
- Как я понял, вы любите танцевать?
- О, обожаю! Когда я танцую, я забываю обо всем на свете!
Скоро мы шли по коридорам совсем одни. Несмотря на полумрак, освещаемый лишь сиянием немногочисленных звезд, Лия не сводила глаз с моего лица. Я не мог знать, что меня преследуют. Не одна Лия была очарована мной. Подруга Леоны преследовала меня. Я тогда не мог знать, что именно она сдала меня в руки стражи. 
- Вы так очаровательна, Лия-Мария. Позвольте встретиться с вами еще раз?
- Конечно.
- Ах ты! Приглашения нет, входа нет! Что ты тут делаешь, засранец!
Стражник в синем камзоле демонстративно уставился в мою сторону. Я бросился бежать, успев бросить на бегу:
- Ждите меня! 
Лия помрачнела.
- Стой!
Стражник бросился следом за мной. Скоро охранников стало трое.
- Ловите гада!
- Уши пообрываю!
- Где он?!
Из комнаты впереди меня вышла толпа мужчин и женщин. Делать было нечего, и я влетел в толпу, не сбавляя скорости. В стороны от меня полетели наряженные тела. Пожилая дама с диким воплем полетела в сторону и упала на пол, потеряв парик, обнажая лысину на голову. Мужчина лет сорока успел дать мне затрещину, а женщина в красном платье улетела в сторону и упала на живот. Несколько мужчин застыли в блаженном удивлении. Платье девушки задралось, открывая длинные стройные ножки и элегантные, но очень короткие панталоны.  
Заметив открытое окно, я устремился к нему.
- Что ты делаешь?
- Эм …Бегу от вас! – Я посмотрел вниз, готовясь спрыгнуть. Стража запаниковала.
- Стой, паршивец!
- Куда это он собрался?
Я поставил ногу на узкий подоконник и посмотрел на удивленную стражу. Теперь их было четверо.
- Головой поехал, молодой человек!
- Второй этаж!
- Расшибется, дурень!
Я ослепительно улыбнулся и спрыгнул вниз.
- Стой!
Охрана бросилась к открытому окну, и вскоре я обнаружил, как в окне второго этажа заплясали четыре удивленные, усатые физиономии.
 - Вот он! Живой!
- Ловите его!
Я демонстративно поклонился усатой публике, взирающей на меня сверху из окна, и бросился бежать. 
- Уйдет гад!
- Ловите его!
Двое стражников, стоявших внизу, удивленно подняли голову и посмотрели на разъяренную четверку, взирающей на них сверху.
- Ловите его!
Кивнув, двое стражников бросились в мою сторону, но я был быстрее них. Раздался выстрел, а, следом, испуганный женский вопль. Я споткнулся на ровном месте и едва не упал.
«Именно так здесь наказывают всех желающих потанцевать без приглашения?» 
Я удвоил скорость и скоро оказался на открытой площади.
«Тут я хорошая мишень»
Неподалеку проехал пустой экипаж. Догнав, я бросился на мягкие сидения экипажа и перевел дух. Отодвинув занавеску, я наблюдал за отчаянным танцем двух гвардейцев, потерявших меня из виду. Схватившись за лысеющие головы, те оглядывались по сторонам, тщетно высматривая меня. Я засмеялся. Заслышав мой смех, возница оглянулся. Не заметив источника шума, тут вновь сосредоточился на дороге.
- Заработался! Мерещится всякое!
Мы продолжили путь.
- Эй, мсье! До дворца! – я выглянул из экипажа и посмотрел в глаза вознице. Тот громко вскрикнул и прижал к груди поводья, как священник, увидавший нечистого, прижимает к груди крест.
- Откуда вы тут взялись! Вон из моей повозки!
- Щедро плачу!
Жадность взяла вверх над страхом.
- Хорошо.
Скоро я оказался подле ворот дворца. Я не мог покинуть бал, не сказав Лие самого главного. 
Двое незнакомых мне стражников стояли подле врат. Нагло протиснувшись сквозь их ряды, я случайно коснулся мундира одного из них. От изумления глаза стражников стали похожими на рыбьи.
 - Что? Как? Стой!
Но я уже успел раствориться в толпе. У меня еще есть время совершить задуманное. Скоро я нашел Лию-Марию. Та стояла у окна и смотрела на взволнованную стражу. Те явно кого-то искали.
- Вы любите смотреть на звезды?
Лия обернулась и улыбнулась.
- Это из-за вас такой шум?
- Да.
- Что вы такого сделали, Асс?
- Люблю танцевать без приглашения. Я не аристократ, Лия. Я простолюдин и не такой как вы.
Это нисколько не расстроило девушку. 
- Ничего страшного. Вы уходите?
- Да. Перед уходом, я хочу сказать, что сам найду вас, и мы обязательно встретимся и очень скоро.
Раздался выстрел и плечо обожгла невыносимая боль. Я вскрикнул и осел на землю. Лия закричала в испуге.
- Заткните девчонку!
- Пошли милая!
- Нет! – Лия противилась уходу, и один из жандармов волоком потащил ее к выходу. Сознание вернулось ко мне, и я встал. Заметив открытое окно, я бросился туда.
- Не подпускайте эту макаку к окну!
Спрыгнув вниз из открытого окна, я на мгновение потерял сознание. 
- Далеко не убежит! Ловите его!
Я посмотрел в окно и заметил улыбающуюся, мужскую физиономию. Трое других стражников уже бежали вниз по лестнице.
- Не уйдешь!
Поднявшись, я побежал прочь. Нужно найти укрытие. Спустя несколько минут я потерял сознание.
Мне удалось отдать документы в нужные руки, но лишь спустя годы я узнал что натворил.


Джарвис Марку.
Честь тамплиера  и дьявольская тень

Мое имя Джарвис Марку и мне сорок один год. Неприметная внешность,  седые волосы, серая жизнь, лишенная красок. Долг перед его величеством обязал меня охранять Лувр от многочисленных врагов, а сердце принадлежит ордену тамплиеров. Что еще я могу рассказать о себе? Мое сердце болит за  Родину. То время, в котором мне посчастливилось жить, было неспокойно. Поганая аристократия разорила страну. Жалкий король испугался возможного бунта и отказался выходить из своего дворца. Матери продают свои тела, желая прокормить своих детей. Но я не отчаиваюсь. 
В этот памятный день я стоял у окна Лувра и смотрел на звезды. Как всегда, моя душа болела за мою родину, нуждавшуюся в хлебе и прозябающей в голоде и холоде. Рядом со мной стоял Роберт. Я радовался тому, что король дал мне распоряжение охранять коридоры дворца изнутри, где светло и тепло, но каждый раз, как я смотрел на улицу, сердце мое обливалось кровью при мысли о моих озябших товарищах.
- Все тихо, Марку?
- Да, Роберт. Думаю, что в такую прекрасную ночь ничего не может произойти. Смотри. Звезды так и сияют умиротворением.
- Надуюсь, вы правы. Как вы думаете. Король подавит восстание?
- Я в этом уверен, Роберт.
- Пусть бог услышит вас!
Роберт ушел, и я вновь посмотрел в окно. Вдруг неясная тень быстро пробежала прямо под моим окном. Я насторожился и взял в руки пистолет. Тень ловко перескочила через забор и стала внимательно наблюдать за моими товарищами, дежурившими внизу. Кто бы он ни был, он на запрещенной территории. Я вынул пистолет и прицелился. Словно почуяв опасность, тень подняла голову, и мы встретились глазами. Выскочив из укрытия, тень наткнулась на моего лучшего друга Арно. Ударив Арно ножом в грудь, тень скрылась. Я выстрелил. Моя пуля попала в стену, и начался переполох. Тень уже испарилась.
- Что такое? Кто стрелял?
Я свесился с окна второго этажа и крикнул:
- Арно убили. Убийца исчез. Ищите его!
- Святая дева Мария! Рассредоточиться. Ищите негодяя! Где Арно?
- Там! Матерь божья! Он мертв!
- Вырвите глаза, ублюдку!
- Тревога, где тревога! – заорал я не подозревая, что тень сидит прямо над моей головой, на крыше того же здания, и потешается над нами. 
- Колокола сломаны! Матерь божья! Они сломаны.
- Идиот! Разбуди подмогу так!
- Есть! Ребята, тревога, тревога! Убийца здесь!
Раздался топот многочисленных ног, бегущих вниз по лестнице, и я заметил Роберта. Рядом с ним стояли еще трое. Среди них я заметив своего самого лучшего друга Ло. Тот стоял впереди всех и нетерпеливо дергал револьвером вверх-вниз, вверх-вниз.
- Убийца внизу! Нужно схватить его немедленно!
Через минуту мы одновременно ввалились в узкую дверь и устремились во двор. 
- Кто видел его?
Я посмотрел наверх и обрадовался и ужаснулся одновременно. Пробежал по крыше одного здания тень легко перепрыгнула на крышу другого. В изумлении я открыл рот.
- Что с тобой? – спросил Ло. Я опомнился.
- Там! Он на крыше!
- Вижу его!
Раздался выстрел. Уже испарившаяся из виду тень вновь вернулась и внимательно посмотрела в нашу сторону, насмехаясь над отчаянными попытками поймать ее.
- Матерь божья! Это же убийца!
- Неужто жертва  – сам король. 
Мне стало страшно.
- Поймайте его! 
- Лука, берегись!
Убийца спрыгнул на землю и сцепился с Лукой. Я бросился на помощь товарищу. Было поздно. Тень поразила Луку ножом и тут я все осознал. Я стоял рядом с убийцей, но в его взгляде я не заметил опасности. Тот смотрел на меня с интересом и насмешкой, словно я котенок, желающий покусать волка.
- Марку! Марку! Друг! Держись!– Я был уверен, что крик моего лучшего друга Ло, будет последним, что мне суждено слышать. Я приготовился к смерти. Внезапно убийца попятился, обнаружив себя зажатым в плотном кольце солдат. Потеряв ко мне интерес, тот бросил себе под ноги странную бомбу, извергающую дым от которого слезились глаза. Когда я сумел отворить зудящие глаза, убийца уже не было. Я не мог поверить, что остался в живых. К этому времени убийца уложил одиннадцать моих товарищей и вновь исчез. Я выругался в бессильной ярости.
- Это сам бес! Он неуловим!
Я дал затрещину юному Тиму.
- Не реви. Ты мужик!
Тим кивнул. Через десять минут убийца уничтожил половину моих товарищей. Выскочив из тени и совершив кровавое дело, он вновь растворялся в ночи. Сам дьявол позавидовал бы такой ловкости.
- Рассредоточиться! Он где то во дворе!
- Но что ему здесь надо?
- Оставайтесь здесь и патрулируйте улицу. Я, Томас, Роберт и Ло прочешем Лувр изнутри. Он мог проникнуть внутрь.
Я бросился в сторону Лувра. Томас, Роберт и Ло последовали за мной. У входа мы рассредоточились, и я остался один.  Зловещий полумрак застилал глаза. Кто-то намеренно погасил все свечи на своем пути, желая остаться невидимым. Я устремился по намеченному следу и скоро вышел на молодого юношу. Одежда слуги и стопка чистых рубах в его натруженных руках не сумели одурачить меня. Этот юноша мог быть кем угодно, но не слугой. Заметив меня, юноша поклонился.
- Здравствуйте, мсье!
- Вы слуга?
- Да, мсье. Я спешу отнести эти рубахи. 
Я не спешил отпускать юношу. Плотно облегающий его гибкую, но сильную фигуру костюм слуги был явно с чужого плеча, а грациозная и гибкая фигура атлета навевала на неприятные мысли о немалой силе юношу. Я вспомнил тень, летящую по небу между крышами зданий, с проворством кошки взбирающуюся по стенам. Юноша посмотрел на меня, и я оторопел, засомневавшись в своей догадке. Это был почти ребенок. Длинные волосы ниже плеч и овальное и правильное лицо придавало юноше почти девичий облик. С кротким, но нетерпеливым видом юноша смотрел на меня, ожидая, когда я уйду с дороги.  Тут я совершил самую непростительную ошибку. Посмотрев на юношу, я произнес:
- Вы убийца?!
Смущенная маска мгновенно слетела с лица юноши, и я обнаружил перед собой сильного и мужественного соперника.
- А-то!
Не прошло и секунды, как я был обезврежен. Упав лицом в пол, я тихо застонал. На полу, подле меня появилась крохотная лужица крови. Ударив меня по лицу, убийца скрылся. 
Через несколько минут ко мне вернулось сознание, и я выскочил во двор. К моему немалому облегчению я заметил верного друга Ло. Зажав обеими руками винтовку, тот ходил по двору, извергая, немыслимый мат.
- Ло!
Ло, казалось, не обрадовался встрече со мной.
- Ты где шлялся? Все наши полягли под ножом этого ублюдка!
Я почувствовал стыд.
- Я столкнулся с ним лицом к лицу. 
Ло расхохотался.
- Можешь не продолжать. Он разукрасил твою и без того уродливую физиономию, затем скрылся. Ты, говоришь, видел его. Как он выглядит?
Я задумался.
- Лет двадцать, может меньше, рост выше среднего. Длинные, темные волосы. Темные глаза.
- Двадцать лет! Куда катиться мир? Куда нам тягаться с нашей сорокалетней задницей. Это истинный дух, а не человек!
- Клянусь, я поймаю его! Наши люди не заслужили такой смерти!
- Я хорошо знаю тебя, друг! Ты, до тошноты, слащавый. Добренький и честненький как баба! Надо быть мужчиной, что бы поймать его. Поэтому я  пойду с тобой!
Я не обратил внимания на сомнительный комплимент в мой адрес и улыбнулся.
- Спасибо тебе, друг!
- Не за что приятель. – Улыбнулся Ло, пожимая мне руку. – Мы поймаем этого головореза. Клянусь своей винтовкой!
 
2
С этих самых пор все мои мысли были заняты зловещим призраком. Я мечтал найти его и покарать за смерть моих товарищей. Я хорошо запомнил лицо юноши, но лишь через несколько дней ко мне снизошло озарение. Вставая с утра, я посмотрел на свое небритое, сильно распухшее лицо и спутанные, светлые волосы и я почувствовал зависть, вспоминая ухоженного, привлекательного ублюдка.  По ту сторону зеркала на меня смотрел почти старик, а ведь мне всего сорок один год! Я сплюнул на ковер, забывшись. Ну и что из этого, я же не аристократ чертов! Моя мать была швеей, а отца я никогда не знал. Аристократ!  Лишь одни щеголи будут годами отращивать волосы и укладывать их, брить усы и бороды, чистить и отбеливать зубы. Нечасто встретишь столь ухоженного плотника. Этого парня отвергла семья или страна. Он не женат. Детей нет. Иных не берут по законам братства. Я вздрогнул.
Аристократ, лет двадцати, потерявший все на свете. Возможно, он был богат, пока не потерял капитал. Через несколько дней я нашел подходящего  молодого человека по имени Асс де Лефевр. Радость омрачало лишь то, что парень погиб много лет назад в уличной драке.
Поздним вечером я и мой верный друг Ло были на дежурстве в Большом Шатле. Каюсь, сам я заблудился  в бесконечных, мрачных коридорах этой тюрьмы, но мой друг отлично ориентировался в застенках этого места, напоминавшего Ад. Громкие крики и мольбы о помощи сводили с ума, но вскоре я привык к этим звукам и не обращал внимания. Часто, сидя на дежурстве, мы читали газеты и делились впечатлениями об услышанном.
- Судьба правителя решена! – Ло громко захрюкал от смеха. – Сама его стража опустила свои орудия, давая волю разгневанному народу творить справедливый суд! Говорят, он закрылся в своем убежище и трусливо отказывается выходить наружу!
 Я испугался за судьбу короля. 
- Я уверен, что все будет хорошо. Король не оставит нас в опасности!
- Революция в стране, любезный друг!- проговорил Ло, смотря на меня сверху как на дурака. – Мать Его! Это точно он!
Ло нацепил газету себе на голову, тщательно высматривая что-то на ее страницах.
- Что такое?  
- Некий ловкий вор проник во дворец. Стража уверена, что данный молодой человек желал украсть предметы старины. Вор успел уйти. Некоторое время он любезно разговаривал с девушкой из Лондона по имени Лия-Мария, но девушка отказывается называть имя юноши. Здесь есть описание, мой друг. Рост выше среднего, широкие плечи, длинные волосы и темные глаза. Во время недолгой погони юноша, словно цирковой акробат, быстро вкарабкался по отвесным стенам Дворца и так же покинул дворец.
- Это он! Но и там он ушел от нас!
- Не грусти! – Ло не отрывал взгляд от газеты. – Тут написано, что при попытке побега юноша был ранен. Он не мог далеко уйти! Ведутся поиски мерзавца.
Не успел он договорить, как я был уже на ногах.
- Нужно идти во дворец немедленно!
-Далеко ты один не пойдешь, любезный друг! Я с тобой. Вместе мы поймаем его, ибо виселица уже успела соскучиться по его мерзкой шее!
Спустя несколько минут мы покинули свой пост и уселись в первый попавшийся экипаж. Ло тут же задремал, а я стал изучать пейзаж за окном. Когда мы прибыли на место, Ло уже был на ногах. Выскочив из кареты, тот устремился во  дворец .
- Вперед, ищейка!
Я пошел за ним следом. Дворец гудел как потревоженный улей. Многочисленная стража носилась по многочисленным коридорам замка. Внезапно, наш путь преградили, и я увидел молодого мужчину лет тридцати.
- Что вам нужно?
Я открыл было рот, но Ло опередил меня.
- Мы ищем гражданина. Он получил ранение в схватке вчера вечером. Говорят, он выпрыгнул в окно, словно состоит не из хрупкой плоти, а из воздуха. Он спокойно покинул вас. Вы его ищете?
Слова задели стражника. В его взгляде я разглядел искру понимания.
- Да. Но его тут нет.
- Это и ослу ясно…
Я посмотрел на друга, но не сказал и слова.
- С кем он контактировал?
- Некая Лия–Мария. Она находиться в данный момент во дворце. Бесполезно допрашивать ее. Она ничего не знает. 
- Отведите нас к ней! Немедленно!
Пока нас вели по коридору, я пихнул своего друга локтем в бок.
- Она ничего не знает. Не стоит тревожить напуганную девочку…
- Вы сопливы, как старая баба, Марку! Готов поклясться собственной бородой, девушка прикрывает мерзавца. Его молодость и очарование пленили душу несчастной дурочки, и она грезит в своих глупых мечтах о его сильных руках и чувственных губах…. Тьфу! Ну, вот и пришли! 
На вид ей было не более шестнадцати лет. Она стояла прямо перед нами, одетая в простенькое, бежевое платье. Несмотря на простоту одежд, меня пленило ее юное очарование. 
- Что вам нужно?
На миг я лишился дара речи. Меня спас мой друг.
- Как вы провели вчерашний вечер?
- Нормально.
- Нормально?! Так не пойдет, леди! Офицер, оставьте нас втроем!
Страж покорно вышел и тут же я уловил едва заметный шорох за окном. Никто, кроме меня, его не расслышал.
- Вы прикрываете негодяя! Вы знаете, что он убийца!
- Этого не может быть! Он не такой!
-Ага! Так вы не отрицаете, что знали его! 
Лия закрыла ладошками рот, словно хотела вбить неосторожные слова обратно в прелестный ротик.
- Мы с ним танцевали. Не более того! Я думала он джентльмен!
Внезапно прямо передо мной возникло до боли знакомое лицо. Казалось неоткуда, оно материализовалось из воздуха и внимательно посмотрело на меня. Белое пятно с темными глазами повисло в окне второго этажа. Подтянувшись безо всяких усилий на могучих руках, на подоконнике оказался убийца. Он беззаботно покачивался на корточках, балансируя на узком подоконнике второго этажа.
- Так вы не одни, дорогая!
Ло ошалел от подобной наглости и потерял нить разговора.
- Это и есть убийца?
Я покачал головой, хотя едва узнавал своего нового, непобедимого и бесстрашного знакомого. Обескровленное, худое лицо было испещрено гематомами и царапинами, глаза запали, словно от хорошего удара.
Я едва успел удержать за плащ Ло. С громким воем тот бросился в сторону убийцы, сжимая в руках нож.
- Не при девушке, Ло!
Мои слова отрезвили намерение друга. Убийца рассмеялся и замахал руками.
- Ой-йо-йо! Аккуратней! Одно неверное движение я украшу своей физиономией здешний тротуар! Я выбираю более достойную смерть!
- Девочка, сгинь с глаз долой!- Зарычал Ло.
Лия не пошевелилась. Обнаружив, что нападения не последует, враг осмелел и ввалился в комнату. Его слегка штормило при ходьбе. Он был серьезно ранен, хоть и не подавал вида.
- Я к вам девушка! Я обещал, что вернусь к вам…
- Наглая публичная дев… - Я наступил Ло на ногу и тот замолк.
- Покиньте пожалуйста помещение. У меня тут дела.
- ЧТО?! – Ло, казалось, сейчас схватит удар. – Он издевается?!
 Лия улыбнулась убийце, и я почувствовал укол ревности.
-Вас нужно немедленно арестовать! Отойдите от девушки, немедленно! А то…
Убийца поднял левую бровь в насмешке.
- А то что…
- А то я позову всю здешнюю стражу, и вас схватят силой!
- Ха! Пока эти ослы осмыслят, что произошло, я уже успею покинуть границу Франции! Зовите их. Я позже зайду.
- А ну стой! Ты куда направился?
- Домой зализывать раны! Я думал залечить свои ранения в очаровательной кампании, но, похоже, неудачно выбрал время для визита.
Сделав забавное подобие реверанса, юноша выскочил в окно. 
Я бросился следом, но убийца уже не было.
- Настоящий призрак! Его уже нет поблизости…
- Не валяй дурака. Он притаился где-то неподалеку! – перебил меня Ло – Девчонку нет смысла опрашивать. Она покрывает его. Очевидно, девушка приглянулась убийце. Он обязательно навестит ее!
Я и Ло поспешно вышли из дворца и направились по домам.
- Следим за девчонкой! Так мы легко найдем это отродье.

Асс де Лефевр.

Плечо обжигала невыносимая боль, но я упорно бежал вперед, стараясь не оглядываться назад. Черная пелена застилала глаза, и я ничего не видел. Безумно хотелось пасть ниц и испустить дух. Рана была тяжелее, чем я думал. Нечем было остановить кровь. Повязка давно пропиталась кровью. Мне нужна чья-нибудь помощь. Добежав до первого попавшегося дома, я постучал в дверь. Дверь отпер пожилой крестьянин. Заметив меня, тот покачал головой, и я увидел его глаза: Черные и хитрые как у беса. Осмотрев мою рану, тот крикнул через плечо и скоро ласковые, женские руки омыли мне рану, затем грубые, натруженные руки – явно мужские -  вновь вышвырнули меня за дверь. Стало невыносимо холодно. Настала ночь. С трудом поднявшись, я пошел вперед, не разбирая дороги. Ноги привели меня к знакомой заброшенной церкви. Мне нужна помощь. Неважно какая. Я постучал в дверь и та немедленно открылась. Прямо передо мной стоял Реон и еще кто-то. Быстрое вращение земли под ногами лишило меня точки опоры, и я покачнулся. Реон поймал меня и что-то крикнул. Он мягко положил меня на землю и стал осматривать рану.  Его спутник успел несколько раз ударить меня по лицу, прежде чем Реон удержал его. Я едва ощутил его удары. Дальше мой взор погас.
Очнулся я на улице. Моя рана была зашита, и я обнаружил на себе новую одежду. Прохожие равнодушно проходили мимо, не обращая на меня внимания. Я лежал на скамье в старых крестьянских лохмотьях. Мой нос был разбит, а оба глаза заплыли, но мою душу одолевали сомнения.  Почему в ордене помогли мне? Что было после того, как я переступил порог группы?


Смерть Жюля.
Я сидел в переполненной таверне и вслушивался в людские сплетни. Меня не интересовали современные новости, и я просто дал покой своей душе. В моих руках была кружка пива. Я не обратил внимания, когда рядом со мной сел человек. От него сильно пахло потом и табаком.
- Лефевр?
- М?
Я подал голос, подняв глаза поверх кружки с пивом.
- По вашей провинности сегодня вечером будет казнен ваш друг Жюль. По слова нашего справедливейшего Рока-Рамиля, дружба с вами негативно сказывается на поведении вашего друга. Жюль собрал вещи и собрался бежать к вам. Он кричал, что ему очень одиноко, и он больше не может жить так. Лучше умереть. 
Я поперхнулся пивом.
- Как? Где он?
- Несколько часов он с воплем бегал по двору, преследуемый сворой голодных собак. Но произошло чудо. Ваш друг - волшебник. Все три собаки отказались нападать на него и дружно стали вилять хвостами, хотя обучены убивать любого. Несколько часов его избивали, но он выдержал. Этой же ночью ему удалось сбежать. Ваш друг недалеко ушел. Его поймали в соседней деревне и привели обратно. Теперь он в тюрьме и….
Не успел незнакомец договорить, я уже вихрем летел в сторону улицы, гневно расшвыривая толпу, работая руками, словно жерновами мельницы. Как я и ожидал, Жюль был в темнице. Его руки и ноги были скованны цепями, и тот не мог даже пошевелиться. Я не сумел сдержать одинокой слезы, предательски скатившейся с моего лица. Разъяренные братья по вере лишили даже малой отрады для несчастного парня – крохотного оконца с толстой решеткой в форме креста. Когда солнце проникало в оконце, на полу подле Жюля я разглядел большой, черный крест. Жюль не мог взглянуть на солнце, ибо был прикован к нему спиной. Заслышав шаги, Жюль поднял голову, и улыбка озарила его лицо. Я же поспешно отвел глаза, стараясь скрыть сверкание внезапно увлажнившихся глаз. Чем он заслужил такой кары? Подлые мерзавцы! Гнев осветил мои мысли, и я стал орудовать отмычкой, стараясь войти в камеру. Жюль внимательно смотрел на меня.
- Я рад тебя видеть.
- Я открою замок, и мы выйдем отсюда!
Только сейчас я обнаружил, что отверстие для ключа разъедено кислотой.  Я бился с замком несколько минут, потом бросил бесполезное занятие. Бросившись на решетку, я попытался вырвать ее или расшатать. Глупое занятие, ибо данная решетка спокойно выдержала мои усилия и даже не шелохнулась. Я почувствовал страх, поскольку не знал, что мне делать. Улыбка Жюля не угасла, но стала страдающей и печальной. Я заметался перед решеткой, временами пиная ее ногой в бессильной злобе.
- Все будет завтра вечером. Не приходи ко мне. Не смотри на все это.
Я покачал головой.
- Этого не будет. Клянусь!
Я убежал. Через полчаса я вернулся с ломом и стал выкорчевывать решетку, но усилия ни к чему не привели. Я погнул лом и выбросил его. Голос вывел меня из раздумья. Жюль запаниковал. Его запавшие глаза заметались по сторонам.
- Идут! Оставь меня!
- Я тебя не оставлю!
Я бросился из темницы и устремился по забрызганному грязью туннелю, в сторону выхода, вихрем пролетев мимо остолбеневшего от изумления Ange. Проводив меня взглядом, Ange лишь пожал плечами и пошел дальше. Тогда я не знал, что Ангел был мне другом, а не врагом. В руках Ange была фляга с водой. Он знал о заговоре не кормить и не поить пленника до самой смерти, и сердце его сжалось под стальными мускулами. Сбежав тайком из братства, Ангел направился спасти пленника. Знай я намерение Ангела, мы вдвоем снесли бы решетку и вырвали кандалы из стен. К несчастью, Ангел, как и я, не сумел в одиночку отворить врата, но он смог помочь Жюлю, напоив беднягу водой. Лишь тогда в его голову закралась мысль. Вернувшись в орден, Ангел взял стакан воды и бросил в него убойную дозу смертельного яда. Когда он вновь вернулся в темницу, он встретил меня. Я приготовился дать отпор противнику, но Ангел не пожелал драться. Он всучил мне в руки графин с прозрачной жидкостью.
- Дай своему другу завтра перед этим… – сказал он мне.
 Я сразу понял, что в графине яд. Глаза Жюля осветились, словно Ангел дал ему путь к спасению.
- Я не сгорю живьем?
- Не беспокойся. Ты будешь на небе до того, как все произойдет.
Голос Ангела был приятен для слуха, и я сразу уловил в голосе дружеские нотки. Так я обрел еще одного друга.
Жюль улыбался.
- Не оставляйте меня до завтра одного.
Я и Ангел поклялись. Оглядевшись, мы, как по команде, рванули решетку, и та упала на пол. К несчастью, нам так и не удалось снять кандалы. Посмотрев на меня, Ангел направился к выходу и встал на страже. Я сел подле решетки. Несколько часов подряд мы разговаривали. К полудню следующего дня Ангел увел меня из темницы. К моему изумлению Жюль выглядел спокойным и даже задремал, когда я оставил его и направился к выходу. Пока мы шли по грязному коридору, я узнал имя своего нового друга. Оливье-Мишель Реон получил свое прозвище за пепельно-белые волосы до плеч и бледную кожу, отчего черные как смоль глаза великана казались еще ярче. Рост Реона был более семи футов, в то время как мой был не более шести футов. Покинув друзей и прижимая к груди склянку с ядом, я вновь направился в таверну, где просидел до вечера, пряча драгоценную жидкость в кожаную сумку. Вечером, не таясь, я направился на место казни. Братья по вере встречали меня с торжествующими улыбками, радуясь моему горю. Как мне хотелось удавить их всех голыми руками! Друг уже был привязан к столбу. Под его босыми ногами я увидел большую кучу хвороста Его глаза бегали по толпе, словно он кого то искал. Заметив меня, тот опустил голову. Ко мне подошел Реон.
- Тебе не дадут подойти к нему.
Я уже осознал это. Братья не подпускали меня к столбу.
- Возьми.
Я вручил Реону свою сумку. Кивнув, мой новый друг покинул меня. Я встал в нескольких шагах от друга. Некоторое время мы разговаривали одним только взглядом. Жюль опустил глаза и поежился, словно говоря, что ему страшно. Я отважно кивнул и напряг плечи, говоря, что бы тот собрался с силами. Жюль кивнул. Тогда я посмотрел на небо и брезгливо осмотрел братьев по вере. Жюль вновь кивнул и улыбнулся. Он понял ход моих мыслей. Я сказал ему «скоро ты будешь свободен». К Жюлю подошел Реон и я поспешно скрылся, стараясь привлечь к себе внимание. С диким воем и ударил по стене ногой, словно в бессильной злобе. Братья улыбнулись, радуясь моей боли. В это же время, Реон опоил Жюля. Выпив все до капли, Жюль вновь стал искать меня глазами, затем посмотрел на небо, осмотрел деревья и песок под ногами. Реон поспешно ушел. Никто ничего не заметил. Когда наступил вечер, подожгли костер. Жюль был уже мертв. Братья по вере желали насладиться агонией Жюля и что бы не вызвать подозрений, я попросил Реона вырубить Жюля за несколько минут до конца. Толпа загудела, принимая это за акт милости, но злобный вид Реона заставил их поежиться в страхе.  Жюль умер до того, как пламя коснулось его стоп. Не желая этого видеть, я поспешно удрал, словно спасался бегством от самой смерти. Никто не остановил меня. Они понимали как мне больно и наслаждались этим. Один лишь гигант Реон смотрел на меня поверх голов толпы с отчаянием и болью. Подлые ублюдки! Не прощу им этого вовек!
Джарвис Марку
По следу убийцы.
Пусть я буду проклят самим Богом! Пусть черти изжарят мою страдающую душу, но моя душа попала в плен из коего мне не выбраться. Очаровательные черные глаза девушки с чудесным именем Лия – Мария заставили меня забыть о мести. Каждый день, проходя по улицам, я искал ее глазами и презирал себя. Ей всего пятнадцать, а мне сорок два! Господь не одобрит наш союз. Смотря в искаженное яростью лицо моего друга Ло, я вновь обретал всю свою силу и устремлялся на поиски неуловимого убийцы. Теперь я знал его в лицо, знал его имя, но это ничего не дало. Это было не сложно догадаться, ибо он сменил имя. Я тогда не мог знать, что убийца почти все время был за моей спиной, но я не узнавал его, ибо тот мастерски менял внешность, одевая пышные бороды и сутулясь. Дом убийцы располагался неподалеку, и мы изредка сталкивались в толпе. Несколько недель мы караулили окна Лии-Марии, не подозревая, что юноша проник в ее спальню через дверь, или же наоборот, мы караулили дверь и окна, а убийца проникал через вентиляцию или мусоропровод. Настоящий дух! Прошло несколько недель, как я нашел его при странных обстоятельствах. Я сидел под окнами Лии-Марии и караулил убийцу. Ночь выдалась ледяная, и я сильно замерз, но стойко терпел новую муку помимо любовной. Желая как-то разогреть кровь, я начал  исполнять странный танец. Высокий юноша, сидевший на соседней скамье, встал и накрыл мои плечи своей курткой.
- Вы совсем замерзли, Марку! Нечего вам тут сидеть.
Несколько секунд я стоял с открытым ртом, взирая на того, кого ожидал столько недель.
- Я не могу, как и вы, позволить себе роскошь быть с этой девушкой. Я не так стар, как вы, но моя душа порченная, вы знаете, о чем я. Она пострадает, а я не желаю этого.
- Проклятый убийца, да я тебя…
Я вытащил нож, но взгляд юноши не дал мне им воспользоваться. Юноша не желал борьбы. Пожав плечами, он ушел.
- Не стоит искать меня тут. Я оставил ее уже давно. Она думает, что вы поймали меня и посадили за решетку.
Я не желал сдаваться, хоть и выглядел глупо со стороны. 
- Вы арестованы! Вас казнят! 
- Я не против. Дайте мне лишь немного времени. Мой орден предал меня, и я должен поквитаться с ними. Я никогда не верил в эту глупую оккультную секту. Черт возьми, я даже не верю себе!
Юноша наклонился и начертал что-то на песке. Это была старая заброшенная церковь, сгоревшая много лет назад от удара молнии. Рядом с церковью я узрел странный силуэт с крыльями. Это был ангел, но я не сразу осознал это. Юноша был скверным художником. Нарисовав свои скверные, детские каракули, юноша поспешно разметал песок каблуком ноги.
- Это наше логово. Действуйте! Я верю в вас!
Я оторопел.
- А что ты желаешь делать, Асс?
- Тоже, что и вы…
Как ни странно, я поверил юноше. Его искренние слова убедили меня. Он такой же противник данной секты, как и я. Похоже, сектанты так и не сумели промыть ему мозги. Что-то страшное произошло в стенах группы и тот желает покарать своих же. Желание помочь и желание выполнить долг мгновенно ослепили меня, и я не мог не на что решиться. Наконец я произнес:
- Прости…
Только сейчас я осознал, что юноша смертельно пьян и не просыхал уже несколько дней, а то и недель. Его глаза ввалились и покраснели, лицо ссохлось. Плюс к этому, он стал сутулиться. Сев на скамейку, он закрыл глаза и вытащил из складок одежды бутылку. Выхлебав все содержимое, он лег на скамью и уснул. Несколько минут я стоял и смотрел на него, пока не подоспел Ло. Завидев лежащего человека, тот повернул его лицо к свету и вскрикнул:
- Ты его поймал. Хорошо ты его отделал!
- Я к нему пальцем не прикасался. Он сказал, где его логово и тут же отключился.
Ло нахмурил лоб.
- Ловушка?
- Не знаю.
- Не имеет значения! Грузи его!
Десятки душ погибших друзей, лежащие на моей душе тяжелым бременем, заставили меня связать спящего юношу. Погрузив  тело на спину, я потащил его в здание тюрьмы. Именно там дьявол должен был забрать мерзкую душу этого убийцы. Уже несколько недель виселица  с нетерпением ожидала новую жертву. Каждый день, проходя мимо, я мечтал увидеть в петле моего врага, великого убийцу, но сейчас я вовсе не желал этого. Меня смутило молодое, привлекательное лицо веселого юноши. Мне он вовсе не казался злодеем, а ,скорее, сбившимся с пути ребенком. Убийца был добр, вежлив со мной, а в прежних преступлениях, казалось, каялся. Мне не хотелось предавать петле такую светлую, свободолюбивую душу. Он ведь ребенок! Ему не более двадцати-трех или двадцати четырех лет! А может, я оправдываю этим свою трусость?

Асс де Лефевр
Шоу с неожиданным финалом.

Я ходил по тесной камере.
- … Солнце по-прежнему будет светить, даже если меня не станет! Будешь ли ты скучать по мне? А ведь я не успел показать тебе истинное искусство любви! К черту платья! Я ненавижу их. Женщина куда милее в том, в чем он их создал Бог. Да, увы, все, правда. Это не изменит твоего отношения ко мне. Увы, времени мало. Нужно на что-то решаться. Я не готов болтаться там как рыба на крючке! У меня есть цель, не спрашивай, какая именно. Совсем скоро я вновь буду видеть солнце и созерцать звезды. Дождь омоет меня до нитки. Я не ценю свою жизнь, но я пока не готов расстаться с ней ибо…
Стражник, уже несколько минут стоявший возле камеры перебил меня.  
- С кем ты там разговариваешь?
Я сконфуженно опустил нос.
- Не с кем, мсье.
Стражник расхохотался.
- Совсем от страха из ума выжил! Ничего, долго не придется мучиться! Завтра утром тебя повесят.
- Спасибо что напомнили!
- Не за что! – вновь загоготал стражник и покинул пост.
Опираясь обеими руками о прутья камеры, я отдался размышлениям и не сразу заметил, как передо мной оказался человек. Я поднял глаза и ухмыльнулся. Это был Марку.
- Рад тебя видеть.
Марку промолчал, продолжая буравить меня своим проницательным взглядом серых глаз. Словно он желал обнаружить во мне нечто, известное лишь ему самому. Некоторое время мы смотрели друг на друга. Тогда я не мог знать, что тамплиер не мог поверить, что я и есть тот самый убийца.
- Спасибо за содействие! Завтра правосудие восторжествует.
Марку кивнул и опустил глаза. Он стыдился своего поступка? Я многого о нем не знал. Одно скажу вам точно. Мне по душе этот храбрый, до тошноты правильный человек. Полная противоположность мне самому – подлому и самовлюбленному засранцу. 
Марку уже собрался уходить. Я остановил его.
- Постой. Приходи завтра на казнь. Там тебя ждет шоу с хм… неожиданным финалом!

Утро следующего дня обещало быть прекрасным. Яркое солнце вливало свой свет в тесную камеру, но я не успел насладиться им. Ранним утром меня силой увели из здания тюрьмы и усадили в телегу. Я не думал сопротивляться и покорно влез внутрь. Спустя некоторое время две крепкие руки ссадили меня с телеги и грубо толкнули в сторону небольшой клетки. Я покорно вошел внутрь и осмотрелся. Я был не один. Двое мужчин и женщина подняли на меня заплаканные глаза.
- И ты с нами идешь к дьяволу?
- Да.
- Бедные мы! 
Я встал у самого входа и втянул носом воздух. Тысячи человек, извергая немыслимые проклятья, кидали в нашу сторону тухлые яйца и гнилые фрукты. Тысячи блестящих лысин, гнилых зубов, растрепанных волос  источая тошнотворный запах пота и человеческих испражнений, бросали в нашу сторону злорадостные улыбки и смеялись над нашей бедой. Мне стало дурно от запаха и гвалта. Стража не спускала с нас внимательный взгляд. Громкий гомон, бренчание оружия, лай собак, и плач детей слились в один неслыханный рев, от которого раскалывалась голова. Над головами зевак возвышалась виселица. Двое моих спутников по несчастью отчаянно молились, забившись в угол. Я пожелал помочь им, но быстро выбросил мысль из головы. На эшафоте каждый сам за себя. Я осмотрелся и заметил Марку неподалеку от клетки. Он не сводил с меня глаз, словно в ожидании… Гвалт неожиданно прекратился, и звенящая тишина оглушила меня больше чем шум разъяренной толпы. Я посмотрел на эшафот и заметил пухлого священника. Меня посетила глупейшая мысль, отчего я не сумел сдержать улыбки. Священнослужитель был настолько обширен, что не сумел самостоятельно подняться по ступеням эшафота и его втянули четыре сильных руки. Интересно, соблюдал ли он свойственное его профессии воздержание? Трое моих товарищей по несчастью с недоумением смотрели на меня, не понимая причину моей улыбки, но я не обращал на них внимания. Водрузив свое обширное тело на деревянный помост, священнослужитель начал проповедь. Доски угрожающе затрещали под немалым весом. Его речь была кратка, но вызвала во мне бурю негодования. Он оклеветал меня, опорочил в глазах остальных людей. Я заметался по клетке.
«Среди нас находиться человек, чьи грехи, казалось, невозможно излечить перед богом. Он убийца! Он сделал наших детей сиротами! Немало добропорядочных дам было опорочено им, но перед богом все равны. Я искренне желаю его раскаяния! Давайте послушаем, покается ли он в своих грехах!»
Я отрицательно покачал головой.
- Лжец!
- Пусть Господь примет его душу!
Я кивнул.
Едва затих голос священника, началась казнь. Разъяренная толпа, распихивая стражников, бросилась к клетке, мечтая порвать меня на кровавые ошметки. Один из стражников грубо вытолкал меня из клетки. Началось шоу. Толпа не сводила с меня взгляда, мечтая насладиться моим страхом, но я храбро шел вперед. Неожиданно, несколько человек прорвалось свозь кольцо оцепления и набросилось на меня. Когда заваруха улеглась, меня уже не было. Секундное замешательство сменилось оглушительным звоном сигнального колокола. Один из охранников улыбался, глядя в сторону бородатого старика, быстро покидавшего площадь. Прикрепив наскоро бороду, я покинул площадь, благословляя своего друга, уже много лет исполняющего обязанности охранника политзаключенных и особо опасных преступников. Он, как и я был членом группы «месть». Его судьба похожа на мою. Он потерял все, но сумел отомстить, так же он сумел порвать окутавшие его крылья ядовитые путы и воспарить над землей.
Я и не думал бежать. Нацепив отобранные у бродяги лохмотья, я уселся неподалеку от площади и стал внимательно наблюдать за суматохой, временами привлекая внимание прохожих слезливыми стонами «Подайте на пропитание! Богом молю Вас, сжальтесь над немощным стариком!» Свою же дорогую одежду я отдал ошалевшему от счастья бродяге и приказал бежать прямо не останавливаясь. Я хорошо видел площадь. Сотни горожан и десятки солдат искали меня, заглядывая во все дома и подвалы. Один офицер даже кинул мне монету, когда я указал грязной рукой в противоположную от площади сторону. Так же я видел Марку. Он стоял неподалеку от грязного нищего старика и недоуменно оглядывался. Он не мог знать, что стоит подле меня. Через несколько часов суматоха улеглась, но я не смел рисковать. Несколько месяцев я вел нищенское существование, питаясь тем, что удавалось найти на улице. Спустя месяц я отрастил длинную бороду, отчего стал лет на двадцать старше. Свое лицо я мазал золой и грязью, скрывая свой возраст.  Ночевал я прямо на улице, тесно прижавшись к собратьям по несчастью. От меня так воняло, что меня самого от этого воротило, и я лишь надеялся, что пахну не хуже остальных. Мне казалось, что моя плоть гниет живьем. Каюсь. Это были страшные времена, и я не желаю о них вспоминать.
Но всему приходит конец. В том числе и моей славе. Я отстриг свои длинные волосы и вновь сменил имя. Теперь я мог гордо шагать по улицам Парижа, не боясь разоблачения. Я не мог знать многого. В то время как я вел жалкое существование, случилось нечто страшное.

Джарвис Марку.

Холодная, осенняя ночь. Хрупкая молодая женщина сидела в углу тюремной камеры на ледяном полу. Ее тело было практически обнажено, и она тщательно пыталась согреться, кутаясь в тонкую ткань. Трудно было узнать в этом юном теле пятнадцатилетнюю Лия-Марию. Ее глаза опухли, а лицо, казалось, состарилось лет на двадцать. Вокруг юных глаз уже угадывались морщинки. Лицо девушки заострилось, а тело утратило всякий вес от голода. Волосы девушки отрезали. Кое-где даже выглядывала нежная кожа, в окружении золотистых, но грязных волос . Вот уже две недели, девочка сидит тут. Все знали об этом, ибо она, по их мнению, преступница, но мало кто знал, что несчастную насиловали каждый день. Все осуждали ее, но никто не имел ни малейшего понятия, за что так ненавидит осужденную. Несчастная была ни в чем не повинна. Единственная вина заключалась в том, что она не могла сдать меня в руки правосудия. Не могла, потому что не могла знать ничего обо мне. Несколько раз осужденная переносила пытки, отчего ее нежные руки покрылись рубцами ожогов, некогда розовые ноготки были вырваны щипцами.
Спустя два месяца мучениям девушки пришел конец. Водрузив на голову мешок, несчастную вытолкали из камеры и куда-то увели. Там и нашла своей конец юная девочка. Облачив ее в белое платье, Лию - Марию повесили безо всяких церемоний. Никто не прочитал молитву, и никто не преклонил перед ней коленей.  
Отрабатывая долг службы королю, я нес дежурство в одной из тюрем Франции вместе с моим другом Ло. По ходу моей службы я и мой друг часто развлекали себя чтением газет и журналов. В одну осеннюю ночь, я мирно читал газеты, в то время как Ло, извергал богатырский храп, сидя на высоком табурете. Именно так я узнал, что же произошло неподалеку от меня.
Хрупкая пятнадцатилетняя девушка была грубо схвачена и заключена в одну из тюрем Франции. Спустя некоторое время ее повесили. Я порвал газету и разбросал листки. Ло проснулся и узнал в чем дело. Верный друг понял мое горе и потребовал утереть слезы и вести себя как мужчина, а не, «сопливая баба».
Что же это за общество, допустившее такое? Если это так, я отрекаюсь от Родины и всякого святого чувства.
Асс де Лефевр

Долгие недели мне казалось, что я свободен и цепь, опутавшая мой дух, разбита. Но я ошибся. На меня завели охоту как на дикого зверя. Никакие уловки более не срабатывали. Братья не спускали с меня пристального взгляда. Я был немощен в одиночку  и мечтал о лучшем друге. О душе, готовой рискнуть собой, желая спасти мою жизнь. Увы. Я не смог уберечь такого человека и обречен гореть в Аду в одиночества. Но! Уже несколько недель я живу на свете, сумев избежать несколько ловушек, уготованных убийцами. Важно лишь одно. Я еще жив, и мы еще попляшем с вами сеньоры!
Весть о кончине Лии опечалила меня, укрепив мою веру в справедливость той кары, что давно гложет мою душу. Я найду кровожадного старика, ибо был уверен, что арест девушки был частью его плана. Он не желал причинить вред старику Марку. Он думал, что  я кинусь спасать девушку, тем самым попав в расставленные сети. Но я не сразу узнал правду. Было уже слишком поздно, что либо решать.
Каков мой следующий шаг? Найти слабую брешь в броне этой секты. Попытка поджечь не увенчалась успехом. Сама группа находиться под землей. Я лишь подкоптил своими усилиями стены группы и едва не словил пулю от Рено. 
Ранним утром я встал на мосту и смотрел в воду. Никто не обращал на меня внимания, лишь несколько девиц в вызывающих платьях чирикали мне вслед. Рядом со мной, прямо на холодном полу сидел нищей без обеих ног и клянчил деньги. Толпы людей проходили мимо меня, не зная о моем присутствии. Запах хлеба и специй щекотал ноздри.  Я отдался думам и ничего не мог видеть. Свой взор я устремил на водную гладь. Переполненный мост опустел столь внезапно, словно его посетил сам нечистый. Даже безногий, подхватив руками коробку с мелочью, бросился бежать со всех ног. Наступила тишина. Мертвая тишина, нарушаемая лишь воркованием голубей. Я обернулся и заметил Паука Севера. Словно дух смерти он шагал по опустевшему мосту, скрывая свое лицо. Черное одеяние и черный капюшон придавал Пауку  вид духа смерти. В его руках  я увидел тяжелый фламберг. Он нес его с такой легкостью, словно домохозяйка кухонный ножичек. Свое прозвище Север получил за способность загонять жертву в ловушку и поражать ее иглой с ядом. Я знал, что в плаще Север хранит множество ядовитых игл, которыми он непременно воспользуется. Каюсь, я почувствовал укол страха и пожелал спрыгнуть с моста.  Я знаю один секрет. Пауки не умеют плавать. Но это подождет. Не желаю выглядеть трусом в глазах недруга. Спрыгнуть я еще успею. Может утянуть Паука на дно реки и утопить опасную букашку в черных водах Сены? Так не пойдет. Стоит мне приблизиться, как мое тело пронзят ядовитые иглы. Я спокойно посмотрел в глаза противнику.
- Пришел пожелать мне доброго дня?
Север улыбнулся моей шутке. Свое лицо Север закрывал черным капюшоном, но я знал, что на самом деле Паук молодой, привлекательный юноша на несколько лет моложе меня. Паук тщательно скрывал свое, как он считал, увечье, под капюшоном. Один раз я сумел разгадать его тайну. Я преследовал его, мечтая разглядеть лицо. Мои старания увенчались успехом. Северу было всего восемнадцать лет и его кучерявые белокурые волосы и светло голубые глаза пленяли неземной красотой. Ни один шрам не уродовал его прекрасного лица. Трудно усмотреть в этом ангеле безжалостного убийцу. Север посмотрел на меня, не снимая капюшона. Я в очередной раз узрел его прекрасные, светло-голубые глаза. Глаза убийцы.
- Я всегда желал тебе всего самого доброго, Асс.
- Постоим вместе. Ныне такая чудная погода. Твои руки не устали таскать с собой эту дубину? – Я указал в сторону двуручного фламберга в руках Севера. Паук ухмыльнулся.
- Благодарю за заботу, друг! Поговорим о деле?
- Я слушаю.
- Я следую приказу нашего великого Рока, мудрейшего из правителей. Он приказал принести ему твою голову. Все члены нашего ордена «мести» сплотились против тебя. Ты перешел дорогу, любезный Лефевр, теперь сам великий основатель заказал нам твою смерть. Один против всех. У тебя нет никакого шанса. Ты поставил существование нашей общины под угрозу, и тем самым перешел дорогу нашим братьям.
- И что…
- Я намерен исполнить приказ…. Если спрыгнешь с моста, тебе не поздоровиться. Берег под охраной.
И не только берег. Весь мост был осажден со всех сторон. Я оказался в западне. Паук был прав. Десятки рыбаков сидели вдоль берега, временами бросая на нас сердитые взгляды. Я постарался отогнать страх. Нужно что-то решать. Я бросил взгляд назад, посмотрел вперед. Сотни горожан стояли поодаль и боялись ступить на мост. Они не могли знать, что блокировали мне выход, отрезая пути отступления. Жажда свежей крови и зрелищ, заставляли их стоять на месте и не спускать с нас пристального взгляда. Сам того не ожидая, я присел на бетонное ограждение моста.  Фламберг Паука не попал в цель. Это давало мне передышку. Нужно время  чтобы поднять двуручный фламберг. Этого мгновения оказалось достаточно. Я сбил Паука с ног и поспешно отскочил назад, изворачиваясь от ядовитой  стрелы. Паук поспешно поднялся, сжимая свой странный клинок. Лезвие фламберга причудливо извивалось и представляло собой извивающуюся змею или язычок серебряного пламени. Я не желал драться, поскольку забыл взять с собой оружие и беспечно оставил его дома, ибо сильно привлекал всеобщее внимание причудливым изогнутым клинком. Из вооружения я имел лишь крохотный ножичек. Я вытащил свое оружие, чем вызвал всеобщий смех. Люди по ту сторона моста демонстративно тыкали в меня пальцем. Лишь один Паук не смеялся. Меч Паука едва ли не доходил до моей груди и имел немалый вес. Мой же ножичек на фоне двуручного фламберга выглядел жалко. Паук размахнулся мечом словно веслом. Я поспешно пригнулся, поскольку изогнутое лезвие едва не отрезало мне голову. Свой ножичек я поспешно убрал, понимая, что нужно искать удобный момент для атаки. Север вновь атаковал меня, и вновь, и еще и еще заставляя меня изгибаться и выворачиваться из собственной шкуры. Несколько раз меня едва не пронзали иглы. Через несколько минут мои силы были на исходе. Я не знал, что мне делать. Полностью обессилев, сам того не желая, я упал с моста. Десятки рыбаков мгновенно оккупировали берег, ожидая меня, но я не всплывал. От удара о воду я потерял сознание на одну минуту прямо под водой. На мое великое счастье я запутался в водорослях и спустя минуту сумел вынырнуть на поверхность, спрятавшись за многочисленными корягами, листьями и кувшинками. Там я не привлекал всеобщего внимания. Спустя пару секунд я вновь укрылся под водой, уцепившись руками и ногами за коряги и стебли растений, спустя минуту вновь всплывал и так по кругу. Минут двадцать мои противники не спускали внимательного взгляда с реки. Несколько человек принялись патрулировать берег реки. Сквозь толщу воды я видел Севера. Он стоял на мосту, не спуская взора с водной глади. Несмотря на расстояние, разделяющее нас, я знал, что он не верит в мою гибель. Неожиданно Север вытащил пистолет и принялся расстреливать небольшое скопление водорослей за моей спиной. Возможно, он обнаружил мое убежище. Я нырнул и отплыл подальше от опасного участка, не выныривая на поверхность. Едва стрельба прекратилась, я вновь вернулся на место, плотно впутавшись в водоросли. Севера уже не было на мосту. Он бежал в моем направлении.  Некоторое время спустя я обнаружил брешь на берегу. Патруль оставил берег на некоторое время без наблюдения. Выпутавшись из плотных объятий стеблей и листьев, я выскочил на берег и бросился бежать. Тело нещадно болело, и я задыхался. Удача вновь на моей стороне, но я чувствовал, что это ненадолго. Прямо за мною притаилась чья-то тень. Север был прямо за моей спиной. Падая с моста, я ушиб обе ноги. Увы, не успел я сделать и несколько сотен шагов, как меня нагнал Паук. Понимая тщетность моего побега, я встал на месте и развел руки в стороны, демонстрируя себя самого. 
«Я ваш, мсье. Берите меня!»
Север улыбнулся и зашагал в моем направлении и через секунду я с силой ударился лицом в землю и слабо взвыл от боли. Я сам не понял, что случилось, и как я перелетел по воздуху подобно цирковому акробату. Паук придавил меня к земле ногой, впечатывая мое слабое тело в твердую как гранит почву. Через несколько секунд нас окружили зрители. Это были мои братья.
Наш прекрасный, величественный город имеет свою особую достопримечательность.  Пусть к ней не ходят туристы и, вообще, мало кто знает о ее существовании, но это не отнимает у нее особой, вонючей и склизкой прелести. Это старый, заброшенный, канализационный канал соединяет многие районы города и стоит лишь его изучить, ты способен преодолевать мили за считанные минуты размеренным и спокойным шагом, оставив далеко позади несущийся галопом экипаж. Идеальное место что-то скрыть свои нечестивые помыслы. Именно там я оказался. Не мог я тогда знать, что данный ход способен вывести меня домой. Меня заключили в тюрьму, столько маленькую, что нельзя в ней ни сесть, ни встать. Несколько дней я простоял на коленях, склонив голову, со связанными за спиной руками. Не мог я тогда знать, что найду спасение в стенах этой проклятой группы.  Лишь одно я знал точно. Я где-то в группе.

Джервейс Марку
Документы мсье Аренона.

Я доверяю Лефевру, и верю во все, что он мне говорит. Пусть его россказни зачастую заставляет мой дух колебаться. Если верить моему другу, именно он способствовал поимки короля, ибо в то время мудрый король нашей великой Франции пытался бежать от городской смуты. Он способствовал его коварному разоблачению. Все великосветские красавицы также согревали его ложе. Даже прекрасная Мария-Антуанетта. Он часто признается, что знает всех путан в лицо и не только в лицо, и нет столь почтенного заведения продававшего любовь за деньги, где его б не знали. Для таких заведений Лефевр был королем или принцем (Асс мастер врать), ибо не существует более щедрого клиента рассыпающего золотые монеты и услаждающего всех вином. Это только притворство. Я не так давно знаю своего друга, но я узнал то, что заставило меня усомниться в своем здравом смысле. Под этой мишурой распутника и пьяницы бьется в тисках невыносимых мук израненная душа. Асс чего-то стыдился. Он был напуган и пытался заглушить боль столь странным способом. Может он желал смерти пробираясь в дома и совращая дам благородной крови, затем спасаясь бегством от разъяренных мужей. Многое я не знаю о нем. Забыл сказать об одном. Мой не слишком честный друг рассказал мне о неком документе, что он извлек из рук(а точнее из заднего кармана штанов) мсье Аренона. Это более всего вселяет сомнения. Мсье Аренон – честнейший из графов. Владелец скромного, но чудесного дома на окраине города. У него есть жена и четыре прекрасных дочки. Также уважаемый мсье Аренон основал пункты помощи бездомным и малоимущим гражданам. Вкалывая на работе, будь то дворник, швея или кухарка все могли заработать себе на отдельную комнату и обеспечить себя горячей пищей на склоне дня. Это был ангел вонючих и грязных трущоб. И если верить данному документу, именно столь честный и великий человек перечислял средства на содержание столь гнусного ордена. Я не мог поверить в это, пока Асс не вручил мне документ. Он украл его из интереса, свистнув из кармана некого Фабьена. Аренон не мог быть членом нашей группы. Он просто пользовался услугами группы, устраняя неугодных ему людей. Но не это заставило мою кровь взволноваться. Деньги Аренона шли на создания комнаты пыток и способствовал исчезновению тела. Столь мерзкое сооружение теперь строиться где-то в самом сердце великой страны. Именно здесь находиться Лефевр. Я уверен в этом. Я обязан спасти своего друга, даже ценой жизни. Не раз мой лучший друг спасал меня от всяких бед. Я в вечном долгу перед ним.
Пусть я мал сведущ в делах ордена, и могу лишь догадываться о том, где его могут содержать. Нет сомнения. Где-то в недрах секты находиться мой друг. Сожженную церковь я нашел без труда. Несколько часов я не мог обнаружить вход, пока в бессильной ярости не ударил свое собственной отражение в небольшом стекле, проклиная себя за глупость. Дверь отворилась столь неожиданно, что я испытал страх и колебание перед дальнейшим исходом событий. Я не мог знать, что этот вход было не так сложно найти и немало глупцов сгинуло так, пытаясь найти вход в подземелье. Переборов свой страх, я устремился вниз по лестнице и оказался в канализации. К моему изумлению все врата были отворены, словно приглашая меня войти. Я безропотно последовал вдоль горящих факелов, еще больше испытывая сомнения. Я всего лишь старик и нет в моем теле мощных мышц и острого как бритва ума. Но я устал быть трусом и упрямо шел вперед, ибо ничто не держало меня в этом мире. Лишь вера в то, что с помощью своего всесильного друга я отомщу. Кому? Я и сам не знаю. Прошло около получаса, и я уже потерял счет времени и расстояния в слабом полусумраке, как нечто заставило меня остановиться. Что-то изменилось. Я не сразу осознал, что именно, пока не посмотрел под ноги. Сены и пол  кто-то очистил от грязи и скверны. Кто-то ухаживал за этим местом и неспроста. Я посмотрел наверх и отступил назад, издав тихий вздох ужаса. Множество круглых отверстий зияли в потолке, и я сильно сомневаюсь, что это новый способ вентилировать затхлый воздух в подземелье. Я снял ботинки и кинул тяжелые башмаки перед собой. Воздух начал дрожать и через секунду с потолка рухнул шипы, поднимая немыслимую пыль. С диким грохотом шипы опустились вниз и через пару секунд вновь исчезли в маленьких отверстиях. Я замер в оцепенении.  Это загадка и ее можно решить. Испробовав несколько способов, и потерпев крах, я устремился назад и набрал пригоршни камней. Не осознавая, что в конечном итоге хочу получить, я кидал камни. Бесполезное занятие. Растрачивая впустую время, я бродил по туннелю, пока моя нога не угодила куда-то вниз. Едва я сумел восстановить равновесие, кусок пола вновь вернулся на свое место. Я наступил на скрытую в полу кнопку. Я бросил на землю перед собой пригоршню камней, но ничего не произошло. Загадка разгадана, но это ничуть не успокаивало меня. Не успел я пройти и нескольких шагов, как гул в стенах заставил меня остановиться. Из потолка что-то капало на пол. Я бросил в лужицу свою шляпу и отпрыгнул назад. С потолка капала вода. Слабый дождик мерно стекал с потолка на пол, затем по трубам устремлялся куда-то вниз. Разрушенный потолок находился прямо над моей головой, и что-то говорило мне, что прямо надо мной находиться река. Стоит мне сделать неверный шаг, как шахту затопит, а ворота мгновенно закроются. Не знал я тогда, глупец, истинного назначения этих ловушек. По наивности или незнанию я решил, что направляюсь к секте кровожадных мстителей. Не мог я знать, что вход находиться наверху, в главном холе церкви за потрескавшейся фреской с ангелами. Путь, ведущий вниз, ведет в никуда. Дорога испытаний была создана, что бы сбить противника с толку и убить. Едва миновал первую ловушку, все двери мгновенно затворились за моей спиной, отрезая путь к отступлению. Такому глупцу как я остается лишь один путь – вперед. В последний путь.  Самое последнее испытание не имеет разгадки, но я не мог знать этого. Несколько часов я ходил взад вперед. Потеряв надежду, я решил вернуться, но не смог открыть ворот. Я оказался в тюрьме.

Оливье - Мишель Реон.(Ange)
Знайте, я вовсе не такой, как меня прозвали братья. Я расскажу вам, как мне удалось попасть в Serpent. И ничего я от вас не утаю. Как и все я затаил месть. Вы спросите, кто мог перейти дорогу столь могучему человеку как я? Но это так. Пусть я и мог пожать руку своему отцу, в это время находившегося на крыше нашего одноэтажного домика, это не помешало оскорбить и меня. Ясное дело, исподтишка. Никто не осмеливался бросить мне вызов прямо в лицо. Мой рост превышал семь футов. Светлые волосы, словно паучьи нити, обрамляли лицо. На фоне светлой кожи и белых волос четко выделялись черные как смоль глаза.  
Рос я в глуши. Имя моих родителей ничего вам не даст, как и впрочем, мое детство. Оно ничем не отличалось от других. Благодаря своему высокому  росту я дружил только с детьми намного старше себя. Никто из моих тринадцатилетних друзей и не догадывался, что мне всего лишь восемь лет. Также я любил свою собаку Луну. Обычное детство, не обремененное заботами и ложью. В шестнадцать лет я покинул отчий дом и направился в город. Там я и познакомился с неким добродушным толстячком Тоби. Пусть рост Тоби был на два фута ниже моего, мы дружили. Именно Тоби помог мне устроиться в жизни, найти дом и заработать денег. Все было чудесно. Каждый день я таскал мешки, и кирпичи, помогая на стройке. Я любил свою работу и мечтал сам руководить стройкой. О Тоби я не знал ничего. Неспроста он заинтересовался мною. Пока я жил вдалеке от родного дома, Тоби уже навестил моих родных и хитростью выманил во Францию, заперев несчастных в каком-то подвале. Чуть позже я узнал, что за жизнь родных должен заплатить немалую сумму золотом. Этот подлец Тобиас  дал мне шанс отработать долг в уличных боях. Я пытался поймать подлеца, но Тобиас оказался неуловим как ветер. Много лет я участвовал в уличных сражениях, услащал богатых дворян жадных до крови. Я убивал и изувечивал противников за золото, кое тут же клал в определенный тайник, в качестве платы. Не мог я знать, что родные уже давно мертвы. Они умерли от голода. Выследить Тоби и его сообщников мне так и не удалось. Я обратился в братство «месть» и уже через несколько дней был найден труп Тобиаса и его дружков. Как я считал, мои обязанности перед группой можно считать завершенными, но меня не желали отпускать на волю. Именно это обстоятельство, что я застрял тут навеки, раздражало. Втайне от братьев по несчастью, я ненавидел это место. Именно поэтому, стоило зазвонить колокольчику у алтаря, я бросился на помощь дураку, посмевшего вторгнуться в нашу группу. Звон колокольчика давал нам знать, что ворота, ведущие в ловушку, захлопнулись. Через несколько минут я был на месте.  За решеткой сидел мужчина. Его факел давно погас, и он сидел у стены, словно его сразил сон. Никогда прежде я его не видел. Отворив дверь, я вошел внутрь. Мужчина тоже поднялся и подошел ко мне.
- Я знаю вас!
Я удивился.
- Я много слышал о вас. Вас трудно не узнать. Лефевр, - ответил он, опередив мой вопрос.
- Зачем вы спустились сюда?
- Я искал друга. Мне нужна его помощь,- Мужчина сжал руки в кулаки. Глаза его загорелись. – Асс де Лефевр в беде.
Возможность насолить группе обрадовала меня. Я поклялся помочь в поисках. Выпустив затворника, я направился к темнице, где, как я считал, держат пленников. Лефевра там не было. Тогда я направился к пыточной камере. К несчастью, юноша был там. Его тело было окутано цепями.  Он был без сознания. Двое мужчин стояли подле юноши, тщательно охраняя его. Один из охранников полулежал на стене, второй откусывал собственные грязные ногти. Едва завидев меня, те выпрямились по стойке смирно.
- Пленник под нашей охраной. – Отрапортовал мне один из охранников.
Я ничего не ответил. Лишь вышел из пыточной комнаты. Верный своему слову, я обязан спасти этого юношу, ибо обещал. Я привык исполнять обещания. После того, как исполню то, что пообещал, я воссоединюсь с Лефевром. Вместе мы сможем свергнуть это место, ставшее мне и Лефевру домом.
Пока рано что-либо решать. Я отправился искать мужчину, угодившего в нашу ловушку. Искать долго не пришлось. Мужчина стоял у разрушенной церкви и не сводил взгляд с горизонта.
- Зачем вам спасать того, кто обучен отнимать жизни?
- То же самое можно сказать и о нашей стране.- Я удивился, но не сказал и слова в ответ.
- Я хочу воспользоваться его услугами. Лишь он один способен подмять под себя всю систему.
- Ваш друг в великой опасности. Нужна ваша помощь. Вы солдат?
- Да. Мое имя…
- Не представляйтесь. Это слишком опасно. Слушайте внимательно мой план.
Я кратко изложил свою идею. Марку просиял.
- Это не так сложно, как вы думаете. Я готов!
- Сколько нужно времени для подготовки?
- Мой друг в беде. Лишь его услуги способны спасти мою душу. Я сделаю все быстро. Завтра утром я буду у стен ожидать вас.
- Я же снабжу вас планом здания. Вы не должны затеряться.
- Удачи, брат мой Ange .
- Удачи.
Что-то подсказывало мне, что мужчина справиться с заданием, кое я на него возложил. Нужно преступать к своей части плана.  Я вернулся обратно в вонючую подземную дыру, служившую мне домом уже много лет. Нужно найти карту катакомб, но что-то подсказывало мне, что ее нет и в помине. Вооружившись карандашом, я тщательно выводил линии на бумаге, отмечая каждую келью, каждый уголок. Через несколько часов карта была готова.
Разбудили меня шум и крики на улице. Прибыла армия. Громкий звон сигнального колокола огласил все мрачные коридоры группы. Начался переполох. Далеко не все члены группы владели оружием, но это не помешало им вооружиться бог знает чем. Для большинства моих братьев, группа представляло собой пристанище справедливости и они готовы были защищать ее ценой жизни.
Ряды солдат расступились, и вперед вышло несколько человек, таща на себе огромную лестницу. После вся армия скрылась в подвале и скоро будет здесь. Время сотворило им иную дорогу. Ту же самую, что нашел Лефевр. Через обвал на высоте в девяносто футов.
Начался переполох. Выкрикивая проклятия, нетрезвая армия сметала все на своем пути. Не готовые к вторжению врага, братья бросились в сторону оружейных складов, кои я тщательно запер на замки. Сам же я спрятался как можно дальше. Несколько часов крики и брань доносились отовсюду. Я, буквально, ощущал тяжелый запах крови. Толпа врывала в кельи и уничтожала все на своем пути. Но и этому кошмару пришел конец. Впоследствии, я недосчитался несколько десятков братьев мести. Их истерзанные тела толпа унесла с собой и в назидание выжившим повесила трупы над входом в церковь. Кто-то написал кровью убитого на стене «Вас ждет Ад и после смерти». Я бросился в сторону пыточной камеры. К моему ужасу мой друг был еще жив, хоть и связан. Он лежал в чугунной ванне, а под ванной кто-то развел костер. Я бросился к другу и опустил обе руки в воду, схватив приятеля. Не удержавшись от вопля, я выдернул руку, мгновенно покрасневшую, и заплясал по комнате. Быстро взяв себя в руки, я пинком перевернул ванну. Обнаженный Лефевр выпал из ванны и застонал. Вода быстро затушила костер.  Выносливость юноши поразила меня до глубины души. Он был почти в сознании. Кожа парня приобрела ярко красный оттенок.
- Где ты был? Из меня чуть не сделали бульон! Не касайся меня!
Я отскочил в сторону.
- Не стану я  унизительно рассыпаться в благодарностях. Ты слишком долго пропадал неизвестно где. Боже праведный, у меня даже пятки обварены. 
Лефевр поднялся и стал переминаться с ноги на ногу, разыскивая в стопе менее обожжённое место. Он был почти в порядке. Острый язык не отказывал ему даже в критической ситуации. 
- Группа «месть» уничтожена.
Лефевр перестал плясать, и уставился на меня, приоткрыв рот.
- Ты убил старика?
- Увы, нет.
- Так не говори того, чего нет. Может их армия и мала, но их сила безмерна. Я слышал крики, пока лежал здесь. Идет сбор новой армии и свежесваренный увалень и медлительный великан вроде тебя никак не остановит ее. Быстро на выход. Я хочу ощутить кожей прохладный ветер улицы. Только что я, словно окорок, болтался в котле. Они заплатят мне за это!
Выскочив на улицу, Лефевр застыл на месте, расставив руки, словно пытался дотянуться к небесам. Некоторое время мы обменивались соображениями на этот счет. Услышав о моем новом друге, тот проявил интерес к беседе.
- Я нужен этому старому дурню лишь затем, что бы помочь ему в каком-то деле? Передай, что я не вижу выгоды. Пусть платит.  У тебя есть одежда?
Я отрицательно покачал головой.
- Тогда придется играть в привидение. 
Я открыл рот, собираясь спросить друга, что он имеет в виду. Лефевр быстро метнулся вперед. Я едва мог догнать его. Скоро я на секунду потерял его из вида. Лефевр метнулся за угол.  Тут меня едва не опрокинула оземь добрая старушка бежавшая прочь. Она истошно кричала. Я быстро нашел друга. Напугав несчастную домохозяйку голым задом, он заворачивался в короткое, белоснежное полотенце.
- Не забывай. Этот старый увалень спас тебе жизнь.
- Он едва не убил меня! Как только начался переполох, меня и приговорили к водным процедурам!
- Так и скажи ему. Он найдет тебя и скоро.
- Где старик?
Я слегка оторопел. Глаза Лефевра горели яростью.
- Он часто наведывается в несколько мест. Я сопровождал его в качестве личного охранника. Ищи его в церкви. Так же он часто предается греху в заведении «яблоки Евы». Начни отсюда.
- Он потерял важного пленника.  Думаю, он пожелает немного подлечить свои истощенные нервы.
- В храм?
- Нет. В бордель.
- А штаны?
- Не стоит. Так меня скорее примут за своего. 
Еще долго я стоял на месте и смеялся. Из моих глаз лились слезы. Никаких приличий и законов не существует в жизни юноши. Он знает, что хочет и как этого достигнуть. Самовлюбленный эгоист без всякой морали. 
Так и начался мой нелегкий путь. Лефевр был прав, моих братьев так просто не сломать. Нужно аккуратно найти притаившегося старика и разузнать все его секреты с помощью пытки. 

 Асс де Лефевр
К моему удивлению вид голого посетителя одетого лишь в рваное, короткое полотенце, совершенно не смутил хозяйку сомнительного заведения «Яблоки Евы». Она галантно проводила меня внутрь. Думаю, ее интересовал лишь один вопрос. Где я храню свой кошелек. Посетители тоже не обращали на меня никакого внимания.
- Желаете выпить? – девушка поднесла мне стакан пива. Я поблагодарил ее и проглотил угощение.
- Пройдите в следующую комнату. Вы готовы выбрать себе спутницу?
Я указал на короткое полотенце, едва скрывающее бедра.
- Всегда готов!
- Теперь я понимаю, почему вы оделись столь странно.
- Не сковывает движений. Сами попробуйте.
Мне уже наскучила данная кампания. Нужно искать старика, пока это чертово полотенце не упало. Все же нужно было надеть штаны. 
- Вас часто посещает мой дедушка. Ему за шестьдесят, но он все еще горяч. Я не желаю с ним ненароком пересечься. Видите ли, я женат.
- Хм…. Среди наших посетителей и впрямь есть дедушка. Не волнуйтесь.  Вы будете почивать совсем в другом месте. Вы не увидите его. Расслабьтесь.
Я улыбнулся. 
- Благодарю вас.
Часто я говорил дураку Марку, что являюсь частым гостем в столь сомнительном заведении. Я нагло лгал. Оказался я здесь впервые и не знал, что мне делать дальше.  Я переводил взгляд с одной путаны на другую, пока не сделал свой выбор. Мне тут же предоставили личные апартаменты. Вид спальни отбил у меня всякое желание. Несвежие простыни, отвратительные желтые обои, пыль и пустые бутылки отбили всякий аппетит.  Да и не привлекает меня пирог, которые уже не раз надкусывали. Пришел я сюда не ради развлечений, да и денег у меня не было, что бы расплатиться.  Нужно действовать быстро. Я запер путану и бросился в другой конец здания. 
- Вам что-то нужно. Вы разыскиваете меня?
Хозяйка заведения не отрывала взгляда от полотенца. Я стыдливо поправил его и улыбнулся.
-Да. Именно так. 
- Что желаете?
- Извольте ужин и вино ко мне в номер. Я отлучусь.
- Будет сделано.
Я опустил глаза в пол, устыдившись своего вида. Неосознанно я поправил полотенце, так и норовившее упасть.
- Если вы разыскиваете своего дедушку, то не волнуйтесь. Он уже ушел.
- Как ушел? Уже! 
- Расслабитесь. Вы одни. Ужин уже несут. У вас же есть деньги.
- Конечно.
Еще один внимательный взгляд на полотенце.
- Желаю приятно провести вечер.
Я вновь натянул улыбку до самых ушей. Едва женщина скрылась, я сплюнул и направился к выходу. Сегодня день полон сюрпризов. Едва я вышел, в свете уличного фонаря я заметил Марку. Не обращая на него внимания, прошел мимо. Громкий хохот заставил меня разозлиться. Я сделал резкое движение. Марку испуганно затих, ожидая удара. Полотенце предательски упало вниз. Марку хрюкнул, борясь с новым приступом смеха.
- Вы всегда именно так посещаете путан?
Марку  протянул свой плащ. Резким движением я оттолкнул его подношение.
- Не нуждаюсь.
- Я в курсе всего и могу помочь. Мишель мне все рассказал.
- Это еще кто такой?
- Мишель Реон. Ange.
Стыдно признаться, только сейчас я узнал полное имя своего друга.
- Я справлюсь сам.
- Я не спрашивая у вас позволения, сам проследил за маршрутом старика. Он вышел отсюда около двадцати минут назад и направился туда. В одном из темных переулков произошла сделка. Данный старик что-то купил у типа подозрительной наружности. Его лица я не разглядел, но это был крупный и широкоплечий мужчина. Чуть меньше нашего друга Реона.
«Это мог быть Меле. Либо Фиакр. Их габариты устрашают»
- Меня нисколько не волнует это. Дай пройти! – Я резким движением откинул старика в сторону. Каюсь, данная информация меня заинтересовали. Нужно узнать, что именно приобрел Рок. Это даст ключ к тому, что желает коварный старик. Легче всего допросить продавца, раз к старику столь сложно приблизится. А что если это и вправду Меле? Пленить и допытываться до правды? Это глупо. Я не смогу даже добраться до него.  Нужно попасть домой как можно скорее. Поймать экипаж было не просто, полагаю из-за моего оригинального костюма. Пришлось вновь украсть вещи с бельевой веревки. Приодевшись в недорогое сукно, я почувствовал себя лучше. Я и не думал о Марку и его навязчивой идее, что я чем-то обязан ему за спасение своей гнилой души. Запах гари вывел меня из размышления. В данный момент я находился у себя в квартире, смотря пьяные сны. Подле моей кровати, на полу лежали несколько пустых бутылок из-под коньяка. В голове стоял страшный гул. Спал я сидя за письменным столом, сжимая в руках бутыль. Раздались крики. Кричала женщина. С трудом поднявшись, я доковылял к окну.
- Хозяйка! Что там у вас происходит, черт вас дери?!
Несколько прохожих испуганно посмотрели наверх и пустились наутек.
Громкий вопль вывел меня из пьяного транса. Этажом ниже, на крохотном балконе стояла миловидная женщина лет сорока. 
- Горим! Пожар! Мсье Мартереджони! Не стойте там. Бегите! Бегите, Бога ради! – закричала она в слезах.
- Что происходит, черт вас дери!? – земля ушла из-под ног, и я пошатнулся. – Кто горит? Где?
Тут я увидел пламя на первом этаже. В голове чуть прояснилось. Путь вниз отрезан. Люди прыгали со второго этажа с отчаянными криками. Их ловили добрые прохожие.
- Что вы тут крутитесь? - Женщина отказывалась заходить в квартиру и с ужасом смотрела на меня. - Даже не думайте прыгать!
- Но путь отрезан. Моя квартира в огне!
- Стойте тут. Дайте руку!
Женщина послушно дала руку, и я втянул ее на свой балкон. 
Тут я увидел его. Паук-Север стоял прямо под моим балконом и не отрывал от нас взгляд. Девушка прижалась ко мне, как в спасательный круг. Даже сквозь капюшон я чувствовал самодовольную улыбку Севера. Паук подпер двери и поджег дом, желая избавиться от меня навсегда. Я был настолько пьян, что не заметил бы огня до самого конца. Соседка спасла мне жизнь.
Я подсадил девушку на крышу дома. 
- Мсье! Дайте руку!
Разгадав мой план, Паук ушел, растворившись в толпе зрителей. Это говорило о многом. За мою жизнь назначена цена. Старик узнал, что я разыскиваю его, и послал убийцу. Первый план Паука провалился.
Я подал руку, и девушка тащила меня на крышу. После мы спустились вниз по пожарной лестнице.
После я узнал, что трое несчастных соседей сгорели заживо и пятеро задохнулись насмерть. Я почувствовал угрызение совести.  Так я лишился дома. Я знал, что меня рано или поздно меня найдут, и поэтому стал жить под ближайшим мостом, а не старался снять новое жилье. Не желаю ничьей гибели. Мои соседи не заслужили столь нелепой и страшной смерти. 







 

Нравится
16:55
69
© Mashina
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение