Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Окраина 20 (окончание)

Глава   двадцатая

-  Я, мировой судья Окраины, данной мне властью, объявляю Жоржа виновным в убийстве Лизки и похищении Вездесущего Макса, а также в издевательстве над ним и приговариваю его к пятидесяти ударам палкой! – огласил приговор мировой судья.

Сход удовлетворенно загудел.

-  Я протестую! – завопил Жорж не своим голосом, не веря в происходящее.

До сих пор он относился к этому судебному процессу как к театральному действу, где он был зрителем. Все эти выступления свидетелей, Шерифа с его помощниками, этого рыжего козла Макса, которого все называли не иначе, как Вездесущий, его словно не касались. Он с ухмылкой отвечал на вопросы, даже не думая отпираться. Он посчитал это игрой и с удовольствием принял её правила: вопрос – ответ. И всё шло боле менее хорошо, пока судья не задал этот глупый вопрос:

-  Подсудимый Жорж, вы признаете себя виновным?

Подсудимый. Это слово, сказанное мальчишкой, вызвало у него смех.

-  Конечно, - дурачась, ответил он. Что могла сделать с ним эта мелюзга? Да ничего!

-  Вы раскаиваетесь в содеянном, подсудимый?

Этот вопрос был ещё глупее первого.

-  Ещё чего! - строил он из себя рубаху-парня.

Когда суд удалился на совещание, он попытался угадать, что ему светит.  Десять лет расстрела или смертная казнь через повешение каждый день в течение пяти лет? И вот он приговор. Как гром среди ясного неба: пятьдесят ударов! Палками! Он видел, как очкарики-двойняшки этими палками замочили Корня. А тот был о-го-го! Не то, что он. Пятьдесят ударов! Да кто же это выдержит? Только сейчас до него дошло, что это была не игра, а суд. Самый настоящий суд детворы, которая может не только вынести приговор, но и исполнить его.

-  Я протестую! – заорал он тогда, полный ужаса. – Козлы, да я буду…

-  Приговор окончательный и обжалованию не подлежит! – сурово оборвал его судья и обратился к Чингачгуку и Виннету. – Великие вожди, привести приговор в исполнение!

Вожди сделали знаки воинам, и сразу человек шесть подскочили к связанному Жоржу и потащили его, упирающегося, к могиле Лизки, где его ждала грубо сколоченная лавка – место исполнения приговора. Как Жорж не сопротивлялся, крича во всё горло то угрозы, то просьбы о помиловании, его уложили на скамью и привязали к ней. Четыре воина в полной боевой раскраске с  прутьями, нарезанных из тальника, наготове встали по обе стороны приговорённого и застыли в ожидании. Взоры всего Схода устремились на Мэра. Тот выждал паузу и разрешающе кивнул. Прутья поочередно тут же взметнулись в воздух и с силой опустились на спину  Жоржа. Тот неистово  заорал от боли.

-  Раз, два, три… - хором стал считать удары Сход.

Жорж извивался под ударами, как уж, кричал благим матом и поносил всех и вся на чём свет стоит. Он то грозился всех перерезать, то слёзно просил простить его. Но его никто не слушал. Вся детвора Окраины наблюдала за этой казнью и продолжала считать вслух: «Восемь, девять, десять…». Никого не трогали ни мольбы о пощаде, ни угрозы расправы. Все видели перед собой только убийцу своей любимицы Лизки и жаждали только одного.

-  Четырнадцать, пятнадцать…

Всё это происходило вечером  того же дня, когда арестовали Жоржа. Дождь давно кончился. Ласково светило солнышко, небо зачаровывало чистотой, дул лёгкий ветерок. Было свежо и тепло. Если бы не грязь, то вечер без преувеличения можно было назвать чудесным.

Команда Шерифа стояла чуть поодаль ото всех и тоже с интересом наблюдала за экзекуцией. Они исполнили свой долг и теперь с удовлетворением следили за окончанием этого дела.

-  Двадцать, двадцать один, двадцать два, - шёпотом считал Макс, не сводя глаз с ненавистного Жоржа.

-  Послушай, Амазонка, а как ты нас нашла?

Этот вопрос мучил Вонтама с самого момента задержания Жоржа, и, наконец, он решил его задать.

-  А я и не искала  вас.

-  То есть, как так? – не понял Воттут.

-  Я просто шла за вами следом.

-  Шла за нами? Но ты же уехала?

-  А с чего ты взял, Вонтамчик? – Амазонка хитро посмотрела на изумленного белобрысого мальчугана. – Это вы так хотели. Но на ваше счастье я передумала. Я сказала дядь Володе, что забыла забрать у Шерифа ключ от дома, который дала ему на хранение. Он и вернул меня на прежнее место.

-  Так, тогда ты всё видела? – догадался Воттут.

-  Конечно.

-  Стояла и смотрела, как мы… - от возмущения у Вонтама даже слов не нашлось, чтобы закончить фразу.

-  Бросьте, мальчики, - Амазонка гордо вскинула голову, - это я просто дала вам возможность понять, что без меня у вас ничего бы не получилось. Думаю, теперь вы…

-  Эй, бой, - обратился к Вездесущему Максу Шериф, которому надоело слушать Амазонку. Она, конечно, молодец, но к чему это хвастовство? – Я знаю, ты пострадал при поимке преступника, но, думаю, тебя это не остановит, чтобы выполнить задание. Верно? Слетай и позвони в милицию. Скажи им, что мы нашли Жоржа. Пусть забирают.

-  Слушаюсь, шеф! – козырнул пострелёнок и мигом исчез с Пустыря.

-  А как на счёт меня? – подступила к нему дама, посчитав, что сейчас самое время поднять вопрос о приёме её на работу. – Ты уже не против, взять меня к себе на службу?

После того, как она помогла им расправиться с рэкетирами и задержать Жоржа, Шериф вынужден был изменить своё мнение об этой надоедливой девчонке. У него в аппарате было всё: и мозговой центр, и сборщик информации, и человек, который всем этим мог умело распоряжаться. Не было только группы захвата. Последние события дали остро почувствовать её нехватку… Шериф осторожно потрогал ноющую верхнюю скулу и вопросительно посмотрел на своих помощников. После Макса он решил больше не заниматься единолично кадровыми вопросами.

-  Я тоже так подумал, - заулыбался Воттут, машинально погладив легкий синяк под левым глазом.- Она будет у нас в группе захвата.

-  С её способностями она сможет справиться с этим делом, - добавил Вонтам.

-  Ну, что ж, - сказал тогда Шериф, - мы принимаем вас в свою команду, леди. Но…

-  Ой, спасибо, мальчики! – обрадовалась Амазонка и поцеловала братьев каждого по два раза. – Какие вы хорошие!

Шерифа, как начальника, она поцеловала трижды.

-  Ну, уж, эти бабьи нежности, - недовольно пробурчал тот. - Впредь такого чтобы не было! И запомните, мисс, строжайшая дисциплина и никакой самодеятельности!

-  Есть, сэр! – Амазонка вытянулась во фрунт и приложила руку ко лбу на манер американских солдат.

-  То-то же, - удовлетворённо заметил Шериф.

Он правой рукой вытер щёки, влажные от амазонкиных поцелуев, и стал осторожно поправлять  пиджак. Особенно левую полу. Вся команда сразу заметила, что, когда их шеф пришёл на суд, его левая рука, согнутая в локте, была прижата к боку, словно поддерживала что-то за пазухой. Этой рукой он вообще не шевелил, и сам старался не делать резких движений. Все посчитали, что это последствия поимки Жоржа и не стали приставать с расспросами. Только Вонтам поинтересовался, что с ним.

-  Да, побаливает маленько, - ответил Шериф, и на этом все расспросы закончились.

Только он обтёрся, как на него со своими лобзаниями налетел Мэр. Он был возбужден и очень счастлив, что убийца Лизки был так быстро найден и схвачен. Перед началом судебного процесса в коротком выступлении он уже успел сообщить Сходу, что это произошло только благодаря его чуткому руководству и деловым качествам Шерифа. Он наговорил ещё много чего, из чего даже глупец понял, что всю славу, по праву принадлежащую  команде Шерифа, он присвоил себе.

-  Молодец, Шериф, - затараторил довольный Мэр, тряся его руку, - я очень на тебя надеялся. И я очень рад, что ты и твои парни не подвели моих ожиданий…

-  Да пошёл ты! – разозлился великий сыщик.

Он не забыл его угроз, и сейчас его лесть была ему просто противна. Он выдернул руку из его влажной ладошки, и раздосованный пошёл прочь с Пустыря.

-  Ах, да, - спохватился вдруг он, сделав несколько шагов, - совсем забыл.

Шериф вернулся. Распахнул полу пиджака и осторожно извлёк на свет божий маленький лохматый комочек. Котёнок, до сих пор безмятежно спавший, укутанный теплотой и заботой, и теперь внезапно разбуженный, часто заморгал большими зелёными глазами и затем зевнул, широко раскрыв пасть.

-  Вот, сэр, возьмите, - он аккуратно передал его Мэру.

Попав в чужие руки, котёнок почему-то воинственно зашипел и выгнул спину, словно увидел врага.

-  Порадуйте Сход, сэр, - сказал Шериф и иронично добавил. – И себя не забудьте. Впрочем, что это я? Вы и так знаете, что делать.

-  Какая прелесть! – восхитился глава Окраины.

Он был по-мальчишески счастлив такому сюрпризу и потому не обратил внимания на колкость своего помощника. Он осторожно погладил котёнка за ушами, что успокоило того, и нежно прижался к нему щекой. Затем посмотрел ему в глаза и с восторгом поцеловал в розовый влажный носик.

-  Сэр, не будьте единоличником, - подступила к нему Амазонка, - дайте подержать.

Не дожидаясь ответа, она перехватила котёнка и, расцеловав его, нежно просюсюкала:

-  Приветик, красотулечка.

Её тут же обступили близняшки, бесцеремонно отодвинув Мэра в сторону. Каждый из них старался подержать котёнка подольше, заглянуть ему в глаза и обязательно поцеловать в его маленький носик. Несмотря на тисканье и лобзания, тому нравилось такое внимание. Он удовлетворённо урчал, и сам старался приласкаться к ребячьим ладоням, когда те делали паузу, чтобы просто наглядеться на него.

Шериф был доволен. Счастливо улыбаясь, он с удовольствием наблюдал за этой сценкой со стороны и представлял себе реакцию остальных ребят, когда Мэр покажет им котёнка. Пусть Мэр опять всё спишет на свой счёт. Чёрт с ним! Главное, у ребят снова появится возможность кого-то любить, заботиться о нём и  играть с ним.

А ведь всё получилось спонтанно. Впрочем, как случаются все добрые дела. После поимки Жоржа он вернулся домой, чтобы помыться и переодеться. Естественно, он никак не смог скрыть от  Ма своё пострадавшее в драке лицо. Поэтому за трапезой он рассказал ей всё: об убийстве Лизки, о расследовании и о поимке Жоржа, упустив лишь упоминания о рэкетирах. В конце рассказа он заметил, что было бы неплохо найти где-нибудь котёнка, чтобы заменить Лизку и тем самым поднять настроение детворы. Ма тут же вспомнила, что у её подруги месяц назад окотилась кошка, и та никак не могла пристроить котят. Она сбегала в магазин позвонить подруге, и уже через полчаса около их барака остановилась кофейного цвета «пятёрка». А ещё минуту спустя Шериф с нежностью прижимал к груди рыжего котёнка, в которого влюбился с первого взгляда. Он долго и увлечённо играл с ним, пока не наступило время идти на суд.

Шериф сразу решил, что покажет котёнка Сходу только после исполнения наказания, поэтому и придумал легенду о повреждённой руке, чтобы спрятать его до поры за полой пиджака. Он даже сочинил небольшую речь, на его взгляд, совсем не дурную, которую хотел произнести прежде, чем представить котёнка. Но Мэр, как всегда, всё испортил. Впрочем, всё, что не делается, делается к лучшему. Так красиво как Мэр он всё равно не скажет. А жаль. Быть политиком и не уметь молоть языком…  Н-да, уж лучше тогда работать шерифом.

-  Эй-эй, господа! – прервал вдруг его размышления возмущённый голос Мэра.

Тому просто надоело ждать, когда о нём вспомнят, и протиснулся к котёнку.

-  Не забывайте, господа, этот пушистик – не ваша собственность, а общественное достояние, - сказал он сыщикам, осторожно забирая у них рыжий комочек.

-  Кстати, сэр! – окликнул его Шериф. – Этого пушистика зовут Лизка.

Он остался доволен реакцией Мэра на его слова и, по-военному козырнув ему на прощание, пошёл в посёлок. Братьям жаль было расставаться с новым любимцем, но их шеф уходил, и они поспешили за ним.

-  Эй, вы куда? – крикнул им вслед  Мэр. – А как же моя речь, с которой я собираюсь выступить сразу после экзекуции? Вам бы не мешало её послушать.

-  Извините, сэр, - сказала ему Амазонка, поняв, что Мэр так и не дождётся ответа от её шефа, что, конечно было невежливо с его стороны, и решила ответить сама, - но сегодня у нас был очень трудный день. Стычка с рэкетирами, поимка убийцы Лизки. Не обижайтесь, но мы очень устали. Вы должны понять нас, сэр.

-  Да-да, - согласился глава Окраины, - вы совершенно правы. Вы действительно заслужили отдых. Но моя речь?  Она вас тоже касается. Я…

-  Мы не сомневаемся, сэр, что ваша речь будет, как всегда великолепной, - не дала ему разойтись Амазонка, - и что она, несомненно, понравится Сходу.

-  А котёнок? – спохватился Мэр. – Вы обязательно должны присутствовать при его представлении.

-  Мы вам полностью  доверяем, - юная леди пустила в ход всё своё обаяние. – Мы уверены, что вы сделаете всё, как надо.

-  Ну, хорошо, - сдался тот, - отдыхайте.

-  Тогда всего хорошего, сэр!

Амазонка на прощание погладила котёнка.

-  До встречи, Лизунчик, - прощебетала она и, поцеловав её в нос, побежала догонять коллег.

- Я вам что, пресс-секретарь, что ли? - накинулась она на них, подстраиваясь под их шаг.

-  С этого момента, мисс, вы будете заниматься и этим, связью с общественностью, - ответил ей Шериф, не оборачиваясь, при этом внимательно вслушиваясь в выкрики за спиной.

-  Сорок, сорок один, сорок два…

-  Эй, шеф, - вдруг вспомнил Вонтам, – а как же выпивка?

-  Точно! – подхватил Воттут, - Ты обещал!

-  О чем речь, парни? - отозвался тот. – Идём в магазин. Только у меня будет к вам одна просьба: не споите Амазонку.

-  Не споите? – ошалела та, так и не привыкшая к тонкому юмору великого сыщика. – Ты же говорил о пепси-коле!

Ребята рассмеялись и прибавили шаг. А вслед им неслось и растворялось в вечернем воздухе:

-  Сорок восемь, сорок девять, пятьдесят!

Нравится
08:05
84
© Александр БЕЛКА
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
19:14
— Я вам секретарь, что-ли? — накинулась она них…

на них
19:35
+1
Сколько раз перечитывал и не заметил…
Чт о ж, ещё раз спасибо.
19:58
Вторая сигнальная система — это буковки да пробелы. От них рябит в глазах
и нет толку, если люди не чмокают котёнка в носик.

Вы художник, Белка. Вы смотрите на текст, а видите красивых людей.
Помнится, я Вам пересказала года три назад фантастический рассказ из журнала «Уральский следопыт»

Там двое учёных изобрели и сделали телевизор для человеческого мозга.
Проверяли на престарелом писателе. Он уже умирал. Подключили электроды,

на экране появилось гениальное полотно: гора трупов в мечети и всадник с кривой окровавленной саблей.
Учёный спрашивает товарища, почему умирающий стал малоизвестным писателем, когда у него в голове

был такой шедевр живописи.
Человек видел картину во всех деталях, а рисовать не умел.
19:20
Кино бы снять…
В России давно не снимали хорошего детского фильма.

Чем смотреть эти дурацкие «Сумерки» про вампиров.
Белка, Вы смотрели в детстве фильм «Первый шторм»?
19:50
+1
Я так понимаю, рассказ вам понравился. И по сюжету и по стилю изложения. Это радует. Ну, а по фильму ничего не могу сказать. Не припомню. Давно детство было. Я тогда больше про индейцев и войну смотрел.
Я недавно на этом сайте и не сразу понял, куда надо лезть, чтобы ответить на отзывы. Поэтому на ваши первые комментарии я ответил куда-то на вашу страничку, и вы, наверное, их не читали. Но вы заинтриговали меня Александром Сурановым, которого я не знаю, и «Белым штормом». Каким боком вы привязали к ним мои тексты?
20:19
А я не смогла ссылку соорудить и послать в каюту на конкурс.
Я прочла Ваш отзыв на своей странице на стене.

К стилю есть претензия. Или не к стилю, не к речи, а к безмерной Вашей симпатии к себе, любимому.
Но это не претензия, а зависть.

Простите мою старческую рассеянность. Я приняла Вас за другого писателя.
Из Всеволожска. Но он никогда не писал и не произносил слова: стайка. В значении: сарай.
13:44
+1
Как-то обидно стало за «стайку». Там, где я родился, вырос и живу, крытое, нежилое помещение, предназначенное для хранения угля, дров, животины разной, хозинвентаря, солонины и ненужного домашнего хлама, всегда называли стайкой. Да и поныне называют. Вас бы не поняли у нас на улице, обзови вы это сараем. По моему уразумению, в деревне, в селе, на даче — там сарай, да. А в городе — стайка. Как-то так.
19:42
Понятно. А вехотка? Мочалку вехоткой называют, как в Тюменской области?
А кошелёк гомонком?
05:17
+1
Всё правильно. Черемшу — колбой, а пимы — валенками.

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение