Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Офицерские были. Приметы и суеверия Окончание

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Итак, до отправления поезда оставалось ровно сутки. Торчать эти сутки в Москве не было никакого смысла. Хорошо, что я захватил с собой ключи от клинской квартиры, у меня будет возможность хорошо выспаться и отдохнуть дома. К вечеру следующего дня я был уже на Курском вокзале. На этот раз, словно по контрасту с мурманским поездом, поезд Москва-Баку состоял из новеньких немецких вагонов, которые едва больше месяца бегали по русским дорогам.

Несмотря на то, что место у меня было 36-е, т.е. последнее, условия в купе были превосходными: мягкие полки, никель, зеркала, чистое хрустящее белье, занавески, ковровые дорожки и превосходное обслуживание. Поездка в таком вагоне просто отдых. Все было прекрасно, но меня тревожил дальнейший путь, как я буду добираться до Красноводска. Существовало два пути: по воздуху на самолете Баку-Красноводск или паромом через море.  Я решил лететь самолетом.

 

Поезд прибыл в Баку в 8 часов утра. Это уже шли пятые сутки с момента моего отъезда из части. Баку встретил меня жарким солнечным днем. После прохладного Севера мне показалось особенно жарко в этом городе.  Агентство Аэрофлота было всего в двух кварталах от железнодорожного вокзала, и располагалось в небольшом душном полуподвальном помещении. У каждой кассы стояла очередь человек по 30. Заняв очередь, я посмотрел на часы. Было 8-35, это по Москве. Местное время на час вперед, значит 9-35.  В помещении было жарко и душно. Очередь двигалась очень медленно. Несколько раз объявлялся технический перерыв из-за сбоев в работе компьютера. До обеденного перерыва я так и не успел подойти к окошку кассы. Про себя я решил: если не удастся достать билет на самолет на сегодня, билет возьму на любое число, а там, в аэропорту, постараюсь втиснуться на первый же рейс до Красноводска. С билетом это сделать будет проще.

 

Как часто бывает на юге, обеденный перерыв уже давно закончился, а кассы все еще не открывались. Только в четвертом часу мне удалось добраться до окошка. Билетов до Красноводска не только на сегодня, но и на завтра уже не было. Пришлось взять билет на второй рейс на послезавтра. Я пока оставался верен своему плану. До аэропорта автобус ходил от железнодорожного вокзала. На весь этот путь ушло около часа.  В аэропорту в ожидании вылета толпилось много народа. Когда была объявлена регистрация билетов на Красноводск, к терминалу явилось народа раза в два больше положенного. Очевидно, желающих прорваться не на свой рейс было немало. Они совали дежурному в нос какие-то документы, удостоверения, телеграммы. Но дежурный был непреклонен: пропускал пассажиров только этого рейса. Среди желающих улететь пораньше были и Герои Советского Союза, но и для них не нашлось места на этом рейсе. Даже командир этого экипажа пытался уговорить дежурного взять в самолет жену и маленького ребенка, но и ему было отказано. Тогда Вадим понял, что улететь ему ни сегодня, ни завтра так и не удастся. Оставался второй вариант – добираться по морю на пароме.

 

Морской железнодорожный паром Баку-Красноводск берет 24 железнодорожных вагона, штук 200 легковых автомобиля и 700 пассажиров. Путь через море  занимает 12 часов.  Уходит он, как правило, около полуночи, и уже в средине следующего дня швартуется в Красноводске.

 

Когда я добрался до морского порта, то и здесь меня ждало очередное разочарование.  В порту в ожидании отправки скопилось машин 700 и около 2000 пассажиров. Оказывается, из-за шторма уже трое суток паромы не ходили. Все они скопились на внешнем рейде Баку в ожидании, когда утихнет шторм,  чтобы можно было подойти к причалу. Билеты на все эти три парома давно распроданы, значит, остается ждать, когда они подойдут к причалу, разгрузятся, загрузятся,  сходят в Красноводск и вернуться обратно. На это может уйти еще, по крайней мере,  не менее двух суток.

 

 «Вот так рекогносцировщик,- грустно подумал я про себя,  - я уже в пути пятые сутки, а до места еще не добрался. Нужно об этом поставить в известность своих». Зашел на почту и дал телеграмму в часть: «Застрял в Баку. Билет на самолет только на 31 августа, паромы не ходят из-за шторма». Как показали дальнейшие события, это было очень правильное решение с моей стороны.

 

Итак, я оказался в чужом городе без крыши над головой и даже без надежды на то, что в скором будущем смогу выбраться отсюда.

 

О том, чтобы получить место в гостинице, можно было и не мечтать. Все места в гостиницах были давно заняты. Рухнула даже надежда получить на ночь раскладушку в холле гостиницы.  Передо мной стоящий в очереди к администратору гостиницы какой-то грузин предлагал дежурной 50 рублей за раскладушку, но та швырнула ему деньги обратно (раскладушка на ночь стоила 70 коп.) Теперь мне оставалось только одно: ночевать под открытым небом. Для этого я выбрал скамейку на набережной у моря. Хорошая погода благоприятствовала этому. Стоял жаркий и сухой конец августа. На небе ни облачка. К вечеру жара несколько спала, стало немного легче  дышать. Легкий ветерок с моря делал обстановку на набережной вполне комфортной. Хорошо, хоть чемодан сдал в камеру хранения на морском вокзале, с собой у меня был только дипломат.

 

 Усталость и тревоги дня сделали свое дело. Как только я устроился на садовой скамейке и закрыл глаза, то тут же уснул. Проснулся уже через час. Открыл глаза. Все тело на жесткой скамейке затекло и болело от деревянных реек. Надо мной расстилался купол южного звездного неба. Вдали на башне поочередно высвечивалось время и температура: 23-26; +31; 23-26; +31; 23-27…

 

Больше спать не хотелось. Лег на спину, подложив руки под голову, стал рассматривать звезды. Здесь они казались крупнее и ярче, чем в Подмосковье. Подошел милицейский патруль, проверил документы. Спросили, почему майор проводит ночь на скамейке в порту, как бомж. Я им рассказал обстановку, они предложили переночевать в КПЗ, но я отказался. Наверняка, там душно и жарко. Они ушли, предупредив, что здесь небезопасно, могут ограбить.

 

Время тянулось медленно. Очень хотелось пить. Я вспомнил, что в двух кварталах от порта на улице есть автомат газированной воды. Отправился туда. По дороге к автомату увидел что-то для себя непривычное.  Прямо на тротуаре была свалена гора арбузов и дынь. Рядом стоял стол с весами, а на раскладушке дремал хозяин этого богатства. Редкие прохожие проходил мимо, но он не обращал на них никакого внимания. Впереди меня шел какой-то мужчина лет сорока. Он подошел к спящему хозяину и слегка потрепал его по спине.

 

-     Ара, арбузик можно?

 

-     Выбырай, - не поднимая головы, бурчит хозяин.

 

Мужчина долго роется в горе арбузов, и, наконец, выбрав один, подходит к столу.

 

-     Вот, выбрал.

 

-     Палажы на весы. Палажыл? Сколько?

 

-     Чуть больше восьми килограммов.

 

-     4 рубля.

 

-     У меня пятерка.

 

-     Возьми сдачу в коробке под весами.

 

Покупатель берет сдачу, арбуз и уходит. Все происходит так, что хозяин не поднимает головы, лежит,  уткнувшись лицом в подушку. Я подхожу к нему.

 

-     А мне можно?

 

-     Выбырай!

 

И все повторяется снова. Купил себе арбуз поменьше на 3 рубля и вернулся на свою скамейку. Из дипломата достал свои вечные спутники - перочинный нож и  ложку, и подвинул поближе к себе мусорную урну.

 

Устроившись поудобнее, снял ножом верхнюю часть арбуза – «крышку». Арбуз  оказался спелым и сочным. Запустил ложку в ярко-красную мякоть арбуза, и с наслаждением начал есть его влажные сладкие сердцевину, слегка наклонившись вперед, чтобы капли сока не падали на брюки. Я так и не смог остановиться до тех пор, пока ложка не стала скрести уже по зелени дна. Насладившись этим даром южной земли, снова попробовал уснуть. Сон был тревожным, я то проваливался куда-то в черную бездну, то просыпался от неудобного ложа и каких-то, не то комаров, не то мошек, которые постоянно лезли в лицо и за воротник.

 

Поднялось солнце, начинался новый день. Что он мне готовил? Как его пережить? Все тело, как избитое,  ныло. Уже с утра хотелось пить. Только сейчас вспомнил, что после завтрака в вагоне за весь день я так ничего и не ел, если не считать ночного арбуза. Первым делом отправился в порт узнать,  не причалил ли паром, и заодно там позавтракать в привокзальном буфете. Но как только я там взглянул на цены, то сразу   весь мой аппетит пропал. Если в обычном буфете или столовой   чай стоял 3 коп, а кофе 5 коп, то здесь кофе продавали за 70 коп. А если учесть, что командировочные платили по 2 руб. 60 коп в сутки, то такие завтраки мне были не по карману. Пришлось обойтись бутылкой кефира и булкой, купленной в ближайшем продуктовом магазине.

 

Несколько часов провел на скамейке в парке возле морского вокзала. Солнце поднималось все выше, и становилось все жарче.  Вот, наконец, подошел на разгрузку первый паром «Туркменистан». Только после того, как он разгрузится,  и его загрузят снова, он освободит  место для следующего.  И только, когда он вернется, начнут продавать на него билеты. А очередь там записана уже человек 300.

 

Паром долго швартовался, выравнивал уровни с тем, чтобы 24 вагона, находящиеся на его борту,  смогли благополучно отправиться на берег, и двигаться дальше.  После того, как юркий маневровый тепловозик вывез из чрева парома последнюю шестерку вагонов, на берег стали выезжать легковые автомобили. Вся разгрузка заняла около 6 часов. За это время я несколько раз ходил в город и возвращался обратно. Наблюдая  за разгрузкой и дальнейшей погрузкой, прикидывал, сколько времени мне придется еще провести здесь в ожидании отправки на тот берег. По моим расчетам выходило, что еще не менее трех суток.

 

Когда началась погрузка, мое внимание привлекли люди в авиационной форме, которые грузли технику на паром. Я подошел к ним, и мы разговорились. Оказалось, что это «свои». Истребительный полк из Васильково, что под Киевом, направлялся стрелять в Красноводск. Меня так обрадовала эта встреча. Я попросил их разрешения переправиться с ними через море.  Они с удовольствием разрешили. В их товарных вагонах, оборудованных под теплушки, были спальные места. Сами  же они ночь будут спать в забронированных ими заранее каютах. Я так  обрадовался этой теплушке,  наверное, больше, чем гостиничному комфортабельному номеру.

 

В вагоне стояли солдатские кровати с матрасами, подушками, и даже  с постельными принадлежностями.  Правда, в трюме было душно и жарко, но все-таки это была удача. Мне не придется ждать столько, на первом же пароме я смогу отправится в Красноводск.

 

Погрузка закончилась только глубокой ночью, и  паром отчалил. И только тогда я вышел из своего укрытия. На палубе почти никого не было. Все пассажиры после нелегкого трудового дня отдыхали в своих каютах. Легкий ветерок приятно обдувал тело. Я обошел всю верхнюю палубу, постоял на корме, любуясь видом удаляющегося ночного Баку, а затем отправился к себе в трюм спать. Хотя духота и жара была здесь по-прежнему, но все же, здесь была удобная кровать, а не скамейка в парке. Раздевшись до трусов,    лег,  и сразу же уснул после двух дней и почти бессонной ночи.

 

К грузовому порту в Красноводске паром подошел к средине следующего дня. Здесь было еще жарче, чем в Баку, пожалуй, около 40 градусов. Пока шла разгрузка, я решил искупаться здесь же у причала. Окунулся в морскую воду с ощущением, что, как будто, дома вошел в собственную ванну. Температура воды была около 30 градусов. И не стал я дожидаться окончания разгрузки, а на городском автобусе отправился в аэропорт. Когда подъезжал к зданию аэропорта, на взлетно-посадочную полосу садились первые истребители моего полка.

 

-  Вот так выполнил рекогностировку, - подумал я.  До места   добирался ровно неделю.

Конечно, командиру полка  такое выполнение его задания, естественно, не понравилось. Уже по возвращению  к себе на базу я услышал на аэродроме по громкой связи, что командир  вызывает меня к себе в кабинет. Через 15 минут я постучал в кабинет подполковника Кучко. Тот с недовольным видом разрешил мне войти. Я доложил о прибытие по приказанию.

 

- Ты знаешь, когда у меня есть сомнения, я плохо сплю. А у меня сейчас есть сомнения. Как  ты добирался до Красноводска неделю. Я думаю, что ты эту неделю прогулял в Клину.

- Никак нет, товарищ командир. Во-первых, в Клину мне делать  было нечего, я только что вернулся с семьей из Клина. Во-вторых, я получил задание 28-го августа. В тот же день вечером убыл в Мурманск. Билет на автобус имеется. Билетов на самолет не было, в тот же вечер 28-го я убыл поездом в Москву. Билет на пассажирский (не скорый) прилагается, 29-го и 30-го  я был в пути, 31-го прибыл в Москву. На самолет до Красноводска билетов на ближайшие 10 дней не было. Он ходит туда 2 раза в неделю. Билет до Баку на поезд удалось достать только на следующий день. 1-го сентября вечером я выехал в Баку. Днем 2-го прибыл туда и сразу попытался взять билет на самолет. Но билеты на ближайшие 2 дня были уже проданы. Поехал в морской порт.  Паромы до Красноводска не ходили из-за шторма уже 3 дня. Они стояли на внешнем рейде в Баку в ожидании разгрузки. Билеты на них были давно проданы. В ночь со 2-го на 3-е сентября ночевал на скамейке в Приморском парке. 3-го дал телеграмму в часть. В тот же день встретил ребят с Васильковского полка. Они грузились на первый пришедший паром. С ними в ночь с  3-го на 4-ое убыл паромом в Красноводск. 4-го прибыл на место в момент посадки наших самолетов. Билеты и телеграмма находятся в строевом отделе.

 

- Ну что же, убедил. А то я подумал, что ты прогулял эти дни в Клину,  или в Москве. Иди, теперь я буду спать спокойно.

 

Я вышел от командира с неприятным чувством, что как будто меня попытались уличить в нечестных поступках. Так закончилась одна из «темных» полос в моей жизни, полоса неудач. И еще я понял, что за все в жизни приходится платить, и не обязательно деньгами. Временем, здоровьем, нервами. Так за пренебрежение к службе судьба мне заплатила такой командировкой. И еще я вспомнил про зайца, перебежавшего нам дорогу в начале пути. Вот теперь и не верь в приметы.

 

Фирсов закончил свою исповедь. Все молчали, только полковник задумчиво произнес: « Дасс…».

 

Нравится
10:05
40
© Yawriter
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение