Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Офицерские были. Приметы и суеверия

ОФИЦЕРСКИЕ БЫЛИ

 

Приметы и суеверия.

 

Третий день нашего пребывания в этом, забытом Богом уголке России ничем не отличался от двух предыдущих. Вечером долго засиживались за картами или, слушая очередного рассказчика. А потом утром спали долго. Кормила нас Наталья по-сибирски на убой. Ежедневно мы звонили в пароходство, чтобы узнать движение «Ракеты».  Пока только удалось узнать, что она прибыла в конечную точку маршрута. Теперь ей предстоял путь обратно. Одним словом, сидеть нам здесь оставалось еще, как минимум, неделю.

 

После сытного обеда мы снова забирались в постели и спали часов до 5. Потом коротали время до ужина, кто как мог. Вот после ужина наступало у нас самое интересное время. Мы с нетерпением ждали новую историю. Сегодня нам ее поведал Фирсов. А начал он с вопроса.

 

- Друзья, верите вы в суеверия и приметы? В авиации и на флоте суеверия очень распространены. Например, нигде вы не увидите самолета  или корабля с бортовым номером 13. Ни один летчик не сядет в кабину самолета с отпускным билетом в кармане. И много еще подобного. Я, как любой современный здравомыслящий человек, относился всегда с большой долей скептицизма ко всему этому. Чаще всего считал, что просто  бывают случайные совпадения.  Не верил я и в то, что наша жизнь состоит из светлых и темных полос. Не верил я до тех пор, пока сама жизнь не ткнула носом, заставив поверить. Вначале она заставила поверить в наличие жизненных полос. Бывают периоды, когда удача сама идет тебе в руки, и за что бы ни взялся – все получается самым наилучшим образом. Это светлая полоса. А бывает все наоборот. Как с самого начала все пойдет наперекосяк, так и до самого конца будет не везти. Но, как правило, этому предшествуют определенные приметы. Во всяком случае, перед полосой неудач. О такой серии неудач я хочу вам сегодня и рассказать.

 

 Одной из таких  полос невезения была полоса лета 1984 года. Служил я тогда на Севере. По плану командования у  меня отпуск был назначен на средину июня. Попасть в отпуск в такое время мечтает каждый северянин.  И вот уже подошел июнь, но я об  отпуске пока не заикался, «тянул» время, чтобы  попасть на вторую половину лета, когда будут уже все: фрукты, ягоды и свежие овощи. Младшая  моя дочь Татьяна уже закончила учебу в 1-ом классе, и целыми днями гуляла возле дома. Погода стояла неважная: было сыро, температура редко поднималась выше плюс 5 градусов. Все подруги ее уже уехали с Севера на лето. Пора было отправляться в отпуск и нам. Я написал рапорт на отпуск, но старший инженер, мой прямой начальник, почему-то тянул с ответом.

 

В конце июня стало известно, что полку в августе  предстоят практические стрельбы на полигоне в Красноводске. Таким мероприятиям, как правило, предшествовала большая напряженная работа всего технического состава полка, но наибольшая тяжелая часть этой работы ложилась на вооружейников и специалистов по радиолокационным прицелам, службу последних я и возглавлял. До стрельб оставалось около двух месяцев, а, если сейчас я уйду в отпуск дней на 50, то вернусь перед самым отъездом в командировку.  Кто же возглавит работу по подготовке к такому важному мероприятию? Но, с другой стороны, если не уйти сейчас, то с отпуском можно будет вообще «пролететь», уже летом в отпуск с семьей не попадешь, а там начнется школа, и вообще, лето закончится. А семью нужно вывозить с Севера. Каждый день, когда я появлялся дома, меня встречали глаза жены и дочери с немым вопросом: «Ну, как с отпуском?»

 

Можно было, конечно, перепоручить эту работу своему заместителю капитану Тихончеву – начальник группы ремонта радиолокационных прицелов. Но все равно, весь спрос за подготовку будет с меня. Эта дилемма мучила меня несколько дней. В конце концов, впервые за всю службу долг перед семьей перевесил служебный долг. Пришлось своего начальника Емельянова «брать за горло». С большой неохотой тот сходил к командиру полка с моим рапортом на отпуск. Командир, скрепя сердце, подписал рапорт. Я же уезжал в отпуск с чувством вины и неудовлетворенности собой. Душу грызли сомнения: правильно ли я поступил, пренебрегая служебным долгом?

 

Но как только мы вместе с семьей заняли отдельное купе в скором поезде Мурманск-Москва, все  мои тревоги улеглись. Это все еще шла светлая полоса в моей жизни. Продолжалась она и весь отпуск. Я вместе с семьей прекрасно отдохнул в Клину, накупался, позагорал,  и в прекрасном расположении духа вернулся к себе на Север. Не следующий день уже был на службе.

 

К этому времени подготовка к стрельбам уже закончилась, до отлета оставалась одна неделя. Всю работу провели без меня. Но об этом не забыли, ни командир, ни подчиненные. Вечером того же дня командир вызвал меня к себе и поставил задачу: убыть в Красноводск  «своим ходом» на рекогносцировку, т.е. там на месте выяснить все условия для размещения  техники, оборудования и личного состава, а также определить, что нужно еще «прихватить» с собой для выполнения этой задачи.

 

В этот момент и закончилась светлая полоса моей жизни. Задача была предельно ясна, но как ее выполнить?  Шла последняя неделя августа, время, когда вся страна перед началом учебы находится на колесах. Все едут, кто домой, кто на учебу. Аэрофлот и железная дорога работают с полным напряжением. Поток пассажиров достигает максимума. Билетов, практически, достать никуда невозможно. Приехавшую со мной семью это известие о командировке не обрадовало, но и не особенно опечалило. Они за мою службу привыкли к моим командировкам и восприняли это, как должное. Сборы были недолгими. Все, что мне понадобится в ближайшие 2-3 недели, было уложено в чемодан, и на вечернем автобусе я убыл в командировку.

В автобусе пассажиров было мало, в ту сторону (на Юг) почти никто не ехал. А вот из Мурманска автобус был переполнен возвращающимися из отпусков.   Я удобно расположился на переднем сидении, почти рядом с водителем. Мне прекрасно была видна вся дорога, по которой мы ехали.  Как только мы проехали первую проходную, и дорога углубилась в лес, дорогу автобусу перебежал  заяц. Раньше я слышал, что это является плохой приметой. Но в приметы я продолжал не верить. За всю жизнь я не получил точного подтверждения сбывшихся примет. Ни черная кошка, перебежавшая дорогу, ни встретившаяся баба с пустыми ведрами не предвещали мне неудачи. Единственно только,  стоило мне чем-то похвастаться, как это тут же оборачивалось для меня противоположным. Пожалуй, только в эту примету я  и верил. А тут заяц. В эту примету я не поверил, а зря.

 

Из автобуса вышел я в Коле, пересел на другой автобус, идущий в аэропорт Мурманска Мурмаши. Было  поздно, и кассы Аэрофлота  в городе уже закрылись, я надеялся взять билет до Москвы прямо в аэропорту.  Планировал взять билет до Красноводска с пересадкой в Москве. По моим расчетам завтра к вечеру я должен был быть уже в Красноводске. Но не тут-то было. В моей жизни уже шла темная полоса. Билетов в сторону Москвы в кассе Аэрофлота не оказалось ни на сегодня, ни на завтра. И на послезавтра ничего не обещали. Делать было нечего, продолжать путь нужно было поездом. Пришлось добираться до железнодорожного вокзала снова автобусом. На это ушло около часа. На фирменный поезд Мурманск-Москва я опоздал. Если бы я сразу планировал ехать поездом, то он успел бы к 21-30. Но сейчас уже было около полуночи.  Через полчаса в Москву шел дополнительный пассажирский поезд, который вместо 36-ти часов в пути шел более 43-х. Делать было нечего, пришлось соглашаться. Другого выбора не было. Вместо двух часов полета «тащиться» на поезде около двух суток. Что же, не беда,  двое суток в купейном вагоне - это почти отдых. Служба-то все равно идет. Но это были только мечты.

 

Этот дополнительный поезд № 69, очевидно, делал свой последний рейс. Такого состояния вагонов мне видеть еще не приходилось. Мне достался билет в пятом купейном вагоне. Обслуживал этот вагон один пьяный студент, или «полупроводник», т.к. в его веденье было два вагона.  Половина стекол в вагоне была выбита, ряд дверей в купе не закрывались, а просто стояли в проходе рядом с купе. Из всех постельных принадлежностей в вагоне были только матрацы. Ни света, ни воды, ни горячей, ни холодной в вагоне не было. К тому же, вагон не отапливался, хотя ночью на улице было не более 4-х градусов тепла. Единственный уцелевший термометр в вагоне показывал вдвое большую температуру – целых 8 градусов «жары». В разбитых окнах свистел ветер, выстуживая последнее тепло.

 

Кроме меня, в вагон перед самым отправлением поезда  вошел еще капитан с черными петлицами и эмблемами артиллериста. Мы решили поселиться вместе в одном купе, в котором двери еще закрывались,  и было стекло в окне, хотя и треснувшее. Так как матрасов было неограниченное количество, мы положили на  жесткие деревянные полки по два матраса, а третий использовать в качестве одеяла. Переодевшись в спортивные костюмы, залезли под матрасы, стараясь согреться. Так прошла первая ночь в поезде.

Утром начались проблемы. Ни воды, ни чая, ни света, ни самого студента в вагоне не оказалось.  Чтобы умыться, пришлось идти через 3 вагона в мягкий. Позавтракали всухомятку бутербродами, прихваченными из дому.  Побриться так и не удалось. Нигде, даже в мягком вагоне, розетки с током для электрической бритвы не обнаружили.

 

Обедать пришлось в вагоне-ресторане. Из первых блюд была только солянка, а на второе отбивная из осетрины. И все по баснословным ценам. Осетрина мне показалась какой-то подозрительно несвежей. И мои сомнения оправдались. К вечеру мы с капитаном уже маялись животами, и всю ночь сменяли в туалете друг друга… К тому же, ночь была такой холодной, что спать, практически,  не пришлось.

 

На следующее утро растительность на наших лицах еще больше подросла. Измученные бессонной ночью, с болями в животе, небритые мы во второй половине дня прибыли в Москву.             Я, первым делом, помчался в кассу Аэрофлота узнать, как с рейсами на Красноводск. Но, увы, не только в Красноводск, но даже до Баку на ближайшие 10 дней билеты все были проданы.  Оставался только один вариант – ехать поездом до Баку.

 

Там же, на Ленинградском вокзале, я привел себя в порядок: умылся, побрился, и только после этого отправился на Курский вокзал за билетом до Баку. Но и  здесь меня ждало разочарование. Билетов до Баку на поезд, который отправлялся в 19-00, не было,  даже в общем вагоне. Мне посоветовала кассир попробовать взять билет на завтра в момент отхода поезда. В этот момент снимается «бронь» на билеты. Я так и сделал. В 18-50 стоял уже возле кассы. Кассир набрала необходимые данные на своем  терминале, и как только стрелка на электронных часах прыгнула на цифру 12, она ввела данные в компьютер. Машина сработала, и выдала единственный оставшийся билет в купейный вагон. Это был маленький просвет в темной полосе его поездки.

 

                                                    (продолжение следует)

Нравится
10:00
44
© Yawriter
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение