Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Одиссея лейтенанта Иванова (Китайский гамбит лейтенанта Иванова V)

По пути в город избавились от оружия, в населенных кварталах много не навоюешь, а за оружие, при плохом раскладе можно года три в плюсе иметь.

До “Пирожковой” добрались без приключений. Приключения ждали впереди.
Молодец Катя, не затерялась в городских улицах, не спрашивала дорогу, привлекая внимания, даже на полицейский патруль ни разу не наткнулись.
Лихо подкатила к пристани.

Лейтенант приказал не глушить мотор, вдруг, засада, зачем всем рисковать. Он сходит, проверит и если все в порядке, тогда подаст условный знак. Например, станцует “Камаринскую” с присядкой. В случае провала, он ввязывается в мордобой, а женщины сматываются. Возражения лейтенант не принял.

Пока он шел к лодке раздумывал, что такое спросить, чтобы стало ясно, действительно ли это люди с “Джевахарлал Неру”. Не придумал лучше, чем спросить, что капитан обещал лейтенанту на каждый Новый год.

Обошлось без пароля. Моряки узнали лейтенанта, тот узнал их. По крайней мере, рыжего с бородой. Точно не китаец, да и на судне видел. Пожали руки, обнялись.

Конечно, можно было бы позвать женщин просто жестом или криком, но лейтенант от переполнявших его чувств, что все закончилось, пустился в пляс.

“Эка, как жизнь побила, надо же так затосковать по родине, при таких подвигах и “крышу” снести может. – мог бы подумать каждый, глядя на Иванова. Но моряки были просолены морскими волнами, обветрены нордами и зюйт-вестами, побиты штормам и бурями, которые выбили из них всю сентиментальность, поэтому они просто молча наблюдали, как лейтенант “выкидывал коленца”.

Женщины вышли из машины. Рыбаки присвистнули в терцию в ре диез мажоре на бревисе.

- Лейтенант, что же ты не предупредил, мы бы хоть зубы почистили, а то неудобно как-то.

- Ничего, эти женщины кому хочешь, могут зубы начистить, причем без зубного порошка и щетки. Моя школа, - остудил пыл лейтенант, представил:

- Люба, Катя, Зина. Они со мной.

- Митяй, Гришаня, - кавалеры не отводили с женщин глаз. – Вообще-то мы вас одного ждали.

- Русские своих в беде не бросают, а им помочь надо, чего ж тут непонятного?

- А машину куда?

- Пусть постоит, может, кому пригодится.

Мужики предложили продать автомобиль вполцены (мы тут, мигом), но лейтенант взглядом разъяснил им всю пагубность такого поступка и несовместимость деяния с гордым званием моряка рыболовецкого судна “Джевахарлал Неру”.

Митяй с Гришаней помогли женщинам перебраться в лодку.

- Ого, какие сумки тяжелый, деньги, что ли там? – спросил Митяй.

Женщины напряглись.

- Пошутил, пошутил, колготки?

- Гульфики, - ответила Зина.

Митяй постеснялся спросить, что это такое, поэтому решил сменить тему:

- А что это за торжественный эскорт к нам движется? Уж, не погоня ли? – показал он рукой.

Лейтенант посмотрел в указанном направлении. Пять автомобилей угрожающе приближались к пристани.

“Как, откуда, каким Макаром? Некогда думать, сваливать надо. Зря, наверное, автоматы выбросили, - с сожалением подумал лейтенант, - да чего сейчас бодягу разводить, прорвемся. Сарынь накичку!”

Завели мотор, помолились: “только бы не амфибии и без легких гаубиц”.

И началось, закрутилось, завертелось, понеслось. Лодка по реке, машины по дороге, и не свернешь и не спрячешься, хорошо, до стрельбы бандиты не опустились.

Связались с капитаном “Джевахарлал Неру”, сказали, что все плохо, на хвосте бандиты, на что капитан заметил, не все так плохо, трюмы до отказа набиты рыбой, удачно порыбачили. Оценили юмор.

Оставалось надеяться, что бандиты не заминируют устье и не перекроют цепями выход в море. “Вынеси, вынеси славная река Муданьзян. Родиться сын, назову в твою честь” – мысленно молился лейтенант.

Помогли молитвы, добрались до моря. Или всех других бандитов полиция повязала, или ресурсов не хватило, или решили не связываться с этими русскими, но оторвались от преследователей. На машине в открытом море за катером не угнаться.

Постреляли для приличия вдогон, но выстрелы больше походили на прощальный торжественный салют, как дань уважения мужеству, изворотливости и удаче русских.

Летели молча, без песен, шуток и прибауток. Женщины с опаской смотрели на удаляющийся берег, крепче сжимая ручки баулов. Когда он исчез из вида, их охватила паника. Единственное, что не давало скатиться в истерику от страха, было присутствие лейтенанта.

“Джевахарлал Неру”, подобрал беглецов в условленном квадрате. Капитан несказанно рад был лейтенанту (снова выиграл), но жутко был недоволен появлению женщин на корабле (к несчастью, да еще трое). Но, что делать, не за борт же их, тем более, что пока он верил в такую примету, и не брал женщин на борт, все давно уже поменялось.

Фиг там поменялось. Вахтенный доложил, что приближаются два катера и в небе неясная точка, похоже, что вертолет.

- Все, амба, кажется, “ловись рыбка большая и маленькая” закончилось. Или всех убьют или потопят, - сказал капитан.

Команда напряглась. Оба варианта энтузиазма не вызывали.

- Если бы у нас были шапки, мы бы их шапками закидали, но у нас только сельдь. А селедкой никого не закидаешь, - мрачно пошутил капитан.

Подошел лейтенант.

- Я эту кашу заварил, мне и расхлебывать. Дайте мне лодку, пойду сдаваться. Наверное, им нужен только я.

- Ты тут не геройствуй. Тут героев без тебя хватает. Все равно потопят, не зря вертолет пригнали.

Капитан посмотрел в бинокль.

- Ну, точно.

Катера приблизились, с одного пальнули из крупнокалиберного по курсу корабля.
Силы были явно не равны.

- Стоп машина. Команде надеть спасательные жилеты, вооружиться чем-нибудь тяжелым, колющим, режущим, радист, сосни в эфир.

В этот момент, когда не оставалось уже никаких шансов, кроме спасения инопланетянами, как кашалот, разрезая волны, из морских пучин всплывает подводная лодка. И не просто лодка, а с российским гербом (мужики, точно наша, зуб даю).

Соотношение сил за какую-то секунду резко изменились. Тягаться двум катерам с вертолетом против атомного крейсера то же самое, что муравью с медведем. Наступит – не заметит. Китайцы поняли сразу, на чьей воде праздник, поэтому повели себя разумно: "Обознатушки – перепрятушки, идем домой, извините, ошиблись координатами".

Прибежал радист – глаза на выкате:

- Там, это. Субмарина вышла на связь, спрашивают лейтенанта.

Капитан крякнул:

- Слушай, так это ради тебя такую махину прислали, ни хрена себе, якорь мне в задницу. Это ничего, что я на ты?

- Да, ладно, - махнул рукой лейтенант.

С лодки передали, что есть приказ командования взять на борт лейтенанта Иванова и доставить на родину. Принимаем моторную лодку по правому борту.
Лейтенант попросил пять минут для прощания.

Спустился в каюту к женщинам, объяснил ситуацию.

- А мы?

- Капитан доставит вас на берег, а там уж, как-нибудь сами.

- Лейтенант, родненький, блин, неужели мы больше никогда не увидимся? Ведь столько пережили. Не может же этого быть. Скажи, лейтенант, - женщины тремя березками прильнули к лейтенанту.

Потекли бабские слезы. И куда делись мужество, стойкость, отвага, ухарство и бесшабашность? Перед ним стояли три простые бабы. Русская триада, которая оказалась намного сильнее и опаснее китайской. А как иначе? Ведь их закалила жизнь, а еще с ними был лейтенант Иванов, и еще потому, что деваться им было просто некуда, как выживать, как они это и делают с обыденным постоянством.

Лейтенант еле сдерживался, играя желваками.

- Ну, все-все, хватит сопли на кулак наматывать, герои не плачут. Обещаю, что еще увидимся.

- Дай слово.

- Даю слово офицера.

- Лейтенант, а деньги?

- Поделите по-честному.

- А тебе?

- Да, ладно.

- Что, значит, ладно. Мы найдем тебя и вышлем твою долю. Ты только хоть имя скажи.

Лейтенант немного помедлил:

- Лавр. Лавр Иванов – лейтенант российской армии.

- Чудное имя, но красивое.

- Мама назвала, она у меня историк. Люба, дай мне папку, передам командованию, пусть разбираются. Ну все, я пошел, берегите себя.

- Удачи тебе, Лавр Иванов.

Перед отплытием крепко обнялись с капитаном.

- Я тебе так скажу, лейтенант, я пережил не самый счастливый момент в своей жизни. Нельзя было тебя пускать на корабль. Ты умеешь притягивать неприятности, правда всегда выходишь победителем. Ты попадаешь в переплеты, но выходишь сухим из воды. Не знаю чего тут больше - плюсов или минусов, но постоянно ходить по лезвию, как-то непривычно простому смертному. Как бы там ни было, я все-таки чертовски рад, что помог тебе, но помолюсь всем богам, чтобы твоя нога никогда не вступала на палубу этого судна.

Лейтенант усмехнулся:

- Ладно, капитан, забудь, мы в расчете. Позаботься о женщинах, доставь их как-нибудь домой.

- Поверь мне, доставить трех живых женщин на берег миссия более приятная, чем доставить одно тело.

- Удачи тебе, капитан.

Лодка отчалила от траулера. Люба и Катя вышли на палубу помахать вслед лейтенанту, Зины не было видно, скорее всего, осталась в каюте стеречь баулы.

“Прощай, “Джевахарлал Неру”, судно - нелегал, судно - призрак”.

Вахтенный проводил лейтенанта на мостик к капитану. Иванов заметил, как странно матросы смотрят на него. “И здесь все знают”, - промелькнуло в голове.

Какого же было его удивление, когда он увидел капитана и понял, что находится на той же подлодке, на которой возвращался на Большую землю.

Еще больше обалдел капитан. Он - то был точно уверен, что с лейтенантом не встретится никогда и случайный эпизод забудется навсегда, не став достоянием гласности. А тут командование посылает спасать какого-то ценного агента - лейтенанта, который чего-то там наворотил, а это оказывается ТОТ САМЫЙ лейтенант. Дела, не нарваться бы на взыскание или еще хуже на снятие с должности.

Лейтенант его успокоил: ни в штабе флота, ни в Москве про первую встречу ничего не знают (даже в Москве? наломал ты дров, лейтенант). Иванов отмахнулся, какой ценный агент, какие дрова, так, выполнял мелкие разовые поручения командования.

- И за тобой посылают целый крейсер? А чего сразу не флагман (съязвил)?

- Командующий предлагал, но я подумал, это будет уж слишком (подыграл).

Вечером посидели. Капитан дополнил недостающие в памяти фрагменты, не особо посвящая в некоторые детали. Лейтенант слушал молча, удивляясь началу всех приключений (ничего себе, сходил за хлебушком).

Но вы-то, какими судьбами? Вы должны же быть у берегов США. Все просто, обычное дело для армии и флота в то время, на полпути лодку развернули и приказали вернуться на базу, ждать новых распоряжений. Что, как и почему не объяснили. А по пути назад поступила “вводная”, забрать какого-то лейтенанта с рыболовецкого судна. И плевать, если засекут с космоса. Но такой встречи никто не ожидал. Получается: Я тебя породил, я тебя и спас.

- Кстати, лейтенант, тут промашка вышла. Мы, когда тебя перегружали к американцам, сумку забыли передать с твоими вещами и документами. Думал, взял грех на душу, теперь снимаю. Проверь, все на месте.

- Вот за такую забывчивость, спасибо. Все равно, где-нибудь бы потерял. А тут, как в камере хранения.

- И еще, мы тебе полушубок и шапку приготовили. Это в Китае в этом году зима аномально теплая, а к нам такая аномалия не дошла: в деревне Гадюкино холод, снег и ветер.

И шла лодка курсом к родным берегам на перископной глубине, и ловилась рыбка и большая и малая, и считались деньги в баулах, и ждали лейтенанта - отца и мужа дома к новогоднему столу. А лейтенант российской армии Лавр Иванов переваривал: действительно ли с ним все это приключилось, или это был какой-то кошмарный сон, который обычно преследует после похмельной депрессии.

Успел, успел лейтенант и к бою курантов и новогоднему поздравлению Президента.

Готовились оливье и пельмени, нарезались колбаса и сыр, тушилась в духовке курица и натиралась редька через крупную терку.

Работал телевизор. Последние минуты уходящего года. Знакомый голос: “Дорогие россияне! Осталось совсем немного времени до магической даты в нашей истории. Наступает 2000 год. Новый век, новое тысячелетие. Сегодня я последний раз обращаюсь к вам, как Президент России. Я принял решение”.

Находясь в эйфории от счастливого спасения и в предвкушении предстоящей неги, Иванов не уловил сути сказанного, не понял и не осознал, впрочем, как и вся страна, что наступил не только новый год, новый век, новое тысячелетие, наступила новая эра в истории страны, доселе неизвестная и еще более непредсказуемая.

Нравится
19:10
46
© Алексей Голдобин
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение