Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Нашедшая справедливость. Часть 9

Нашедшая справедливость. Часть 9
Вильно. Замок Сапег
 
Все приготовленные слова забылись, Ангелина была поражена роскошью гостиной, куда её препроводил слуга. Она знала, что Сапеги богаты, но увиденное потрясло. Эта была та роскошь, о которой она сама мечтала, но так и не достигла. А ведь хозяйкой всего этого могла быть она, если бы не Альжбета. Это княгиня много лет назад перешла дорогу и отняла у неё Лялюша Сапегу, воспользовавшись родством с королевской семьёй, так считала Ангелина.
- Здравствуй, Ангелина - услышала она и обернулась на голос. Альжбета вышла к ней в халате из китайского шёлка, воротничок был отделан полоской меха из горностая, серебряные волосы уложены и сама Альжбета была воплощением достоинства и величия.
Шикарный длинный халат, цвета морской волны, бросился в глаза, Ангелина невольно сравнила его с своим дорожным платьем и с трудом сдержала ярость. Альжбета не удосужилась переодеться, что бы встретить её как подобает. Она поставила её, Ангелину Ходасевич, на один уровень с камеристками и слугами.
Что бы скрыть злость, которая наверняка отразилась на её лице, Ангелина невольно поклонилась хозяйке чуть ниже, чем положено, рангом они равны и когда осознала это, то ощутила новую волну злобы, заговорила резко и сказала совсем не то, что хотела.
- Давно не виделись пани Альжбета, внук мой, Ян, мне сказали, у вас остановился. Я не успела снять дом и Ян не позаботился. Знал же, что я приеду. -
Альжбета чуть склонила голову, это скорее напоминало милостивое снисхождение, чем приветствие.
- Да, Ян с Олельковичами прибыл, ответила Альжбета. Все уже отдыхают, подготовка к королевскому балу утомила, завтра увидишься с внуком, он тоже приглашён на бал. -
Она знала, что приглашение на королевский бал Ангелина не получала. И Ян наверняка снял бы для бабушки дом, если бы она была приглашена на бал. Ангелина преследует какие-то иные цели, потому и появилась в Вильно. Яна самого в списки внесли по распоряжению Анджея. Анджей пользовался особым расположением короля и королевы. Не без помощи Альжбеты королева узнала, что Анджей стал прекрасным семьянином, а королева, страдающая от измен мужа, считала крепкие семьи своими союзниками.
- Сейчас я распоряжусь устроить тебя, Ангелина. Для старых знакомых место всегда найдётся. -
Ангелина отметила, что Альжбета не сказала "для старых друзей". Но ей ничего не оставалось, как быть любезной. Во время сезона королевских балов приличные дома стоили очень дорого, она могла поселиться только в какой нибудь дыре, с большинством знакомых она умудрилась рассоритья и вряд ли ей будут рады. Не могла она и первоклассных портниху и цирюльника нанять, придётся принять милость от ненавистной ей Альжбеты. Она уже попросила денег у родни во Франции, рассчитывая женить выгодно Яна и рассчитаться с долгами деньгами из приданного. Поэтому ей нужно обязательно попасть на этот бал. Ян должен жениться на Малгожате Чарторыйской. На сегодняшний день это самая выгодная партия в королевстве - единственная наследница огромного состояния. Но если княгиня не захочет, имя Ангелины в список приглашённых на бал не внесут. Альжбета наверняка знает, что она в немилости у королевской семьи, много говорила о выборе короля. Когда магнаты решили женить Казимира 4-ого, она была в коалиции тех, кто выступал против против кандидатуры нынешней королевы. Часть магнатов рекомендовали королю невесту из Франции, но француженку из рода Валуа, король отказался брать в жёны, он выбрал Элжбету, дочь императора Римской империи Альбрехта Габсбурского, Альжбета же сама была из этого рода и Сапеги поддерживали короля в его желании породнится с Габсбургами. С тех пор и попала Ангелина в немилость к королеве.
Княгиня Альжбета понимала, что Ангелина что-то задумала. Потеряв контроль над внуком и его состоянием, она сделает всё, что бы его вернуть. Значит попытается найти ему богатую невесту, которой сможет управлять, а может и уже нашла. Но всё лучшее должно принадлежать клану Сапег и Альжбета не допустит вмешательства в свои планы, а внук Ангелины, брат Агнеши, уже занимал место в этих планах и менять их княгиня не собиралась.
Для приличия немного поговорив с Ангелиной, она распорядилась проводить её в комнату. Завтра она решит, что делать, видимость дружбы нужно поддерживать, да и противников своих интересов Альжбета никогда не выпускала из вида. Что ж, она достанет приглашение на бал для Ангелины и тем самым заставит её чувствовать обязанной ей, Альжбете, тем более, что это не составит труда. Королева доверяет ей.
 
Вильно. Дворец Чарторыйских
Тадеуш Чарторыйский задумчиво смотрел в окно. Недавно по улице проехала карета, он узнал герб Ходасевичей. Значит Ангелина приехала в Вильно. Сама Ангелина не интересовала князя, но у неё есть внук. И передали Тадеушу, что он неплохая партия для его единственной дочери Малгожаты. Из троих детей выжила только она. Два года ходила по Кракову чёрная хворь, наполовину опустел город и его семью не обошёл мор. Жена, младшие сынок и доченька в фамильном склепе погребены, только Малгожата и уцелела. Переболела тоже, но выжила, а потом за ним ухаживала. Её молитвы и заботы спасли князя, он был уверен в этом. Слава Богу братья выжили. Послал он им в Бережанский замок почтового голубя, о том что чёрная хворь появилась в Кракове предупредил, но сам уехать не успел. Закрыли город, всех, кто пытался уехать, стрелы за городской стеной настигали. Братья Ежи и Здислав направили его семье обоз с продовольствием, выбрав в качестве охраны переболевших оспой. Не только болезнь косила население Кракова во время мора, голод тоже, не выбирая, беден человек или богат. Год продержался, но тайком сбежала в город служанка узнать о своей семье и вернувшись, принесла в дом смерть. Выжили они с дочкой, но знаки свои на их лицах болезнь оставила. Переживает Малгожата, на бал королевский ехать отказывается. Завтра Ежи и Здислав приедут, может они смогут девочку убедить. Она теперь одна наследница его состояния, ей род продолжить. Женихи есть, только выбрать равного Чарторыйским нужно. Но самое главное, он должен представить Малгожату королевской чете, их покровительство нужно девочке. Поэтому он выделил королевской семье значительную сумму в качестве дара на ежегодный зимний бал. И послал королеве великолепное ожерелье. Завтра он поедет с визитом к Сапегам, княгиня Альжбета, дальняя родственница покойной жены пригласила, может она что посоветует.

Вильно.Королевский дворец
Первого дня лютовея* в Вильно в новом королевском дворце, строительство которого шло шесть лет, начался бал. Музыканты с кларнетами, виолами и тромбонами, впервые были устроены на специальном балконе и музыка в назначенное время торжественно зазвучала сверху и поплыла по зале, гости, до этого беседовавшие между собой группами, расположились по обе стороны залы, что бы приветствовать королевскую семью. Дверь распахнулась, музыка стала тише, вошли король и королева, следом за ними шел старший сын и наследник ВладИслав, и две дочери, Ядвига и София, достигшие возраста посещения балов. Старшей было пятнадцать, младшей четырнадцать.

Все ожидали первого танца. По обычаю король приглашал красивейшую, по его мнению даму, а королеву приглашал молодой, избранный устроителями бала, рыцарь. Это было огромной честью, своеобразным выбором лучших, наверно с тех пор и зародился обычай выбирать королеву и короля бала и делала это в средние века королевская чета. Только избранные знали, кто же станет открывать бал, остальные гости между собой называли разные имена, делали предположения, но для большинства произошедшее было новостью, которую потом долго обсуждали. Король пригласил Агнешу Олелькович, королеву пригласил внук Лялюша Сапеги, сын его дочери Анны и Бориса Александровича, Михаил.
Музыканты заиграли повану, парный танец, современный зритель усмотрел бы в этом танце черты полонеза и две пары открыли бал.Выбор короля и королевы был неожиданным для гостей. Многие были разочарованы, надеясь, что их сын или дочь удостоятся этой чести. Однако танец звучал, пары танцевали и даже самыми привередливыми гостями было отмечено, что Агнеша была необыкновенно красива, а княжич Михаил легко и достойно вёл в танце королеву. Через несколько минут к танцующим стали присоединяться другие пары, за этим тоже следили. Так уж сложилось, что первый королевский танец говорил о многом. Но самое главное - в большинстве случаев неженатые пары первого танца впоследствии оказывались сосватанными.
Ангелина Ходасевич, наблюдая за танцем, онемела от злости, цвет её лица стал похож на её дорогое, но немодное платье зелёно-болотного цвета. Платья такого цвета не надел никто из присутствующих, этот цвет не нравился королеве. А ведь Альжбета наверняка знала об этом. Но разозлилась она не только по этому поводу, её внук пригласил на танец старшую дочь полоцкого воеводы Войцеха БорисОвича, Марию, а Малгожата Чарторыйская танцевала с Яном Радзивиллом, с этим рыжим, как лиса рыцарем, младшим двоюродным братом погибшего зятя Сапег, Мингайло Радзивилла. К тому же Малгожата была великолепно одета. Платье постельного цвета, слегка розоватое, воздушное, лилось многими складками к полу, отсвечивало блеском и необычайно шло стройной, хрупкой фигуре девушки. Необыкновенная новомодная причёска, с цветком в волосах и с вуалью в пол-лица, делало его таинственным и девушку тут-же назвали "таинственной незнакомкой". Впрочем очень скоро друг другу стали передавать её имя с дополнением - "самая богатая невеста этого сезона". Следов оспы попросту не замечали после такой характеристики. Но Ангелина решила не сдаваться, ещё не всё потеряно, главное сейчас, переговорить с Чарторыйским, отцом Малгожаты, кое что Ангелина припасла для него. И если Альжбета считает,а в том, что этот маскарад устроила она, Ангелина не сомневалась, что она, Ангелина Ходасевич, которая в родстве с династией Валуа, уступит ей, княгиню ждёт разочарование. Главное - убедить Чарторыйского. И ещё, пришла к ней идея... можно убрать с дороги, ставшую так ненавистной, старуху Альжбету. От этих мыслей и переживаний у Ангелины даже голова заболела и она незаметно вышла из залы.
Когда танец закончился, король направился с Агнешей к Анджею. Тот не танцевал первый танец. Он любовался своей женой. Это был её триумф, и он, Анджей, был причастен к этому триумфу. Агнеша улыбнулась мужу, она была счастлива.
Гости продолжили танцы, но скоро было обнаружено новшество, в боковых гостиных расставили столики с угощениями и желающие могли перекусить различными яствами и напитками. За такими столиками между танцами стали собираться компании. Особенно понравилось новшество молодёжи. Эта была идея королевы Элжбеты, которая внедряла в жизнь королевского двора новинки, используя обычаи, о которых ей рассказывали послы разных стран.
За одним из таких столиков оказались Агнеша и Анджей Олельковичи, Малгожата Чарторыйская с Яном Радзивиллом. Они были уже знакомы, Малгажата, за несколько дней до открытия бала, приезжала с отцом в замок Сапег. Пока Чарторыйский разговаривал с Сапегами, Малгожату познакомили с Агнешей, Ядвигой и молодёжью, которая находилась в замке. Ян Радзивилл был в их числе. И Агнеша поняла состояние девушки, которая оказалась застенчивой, тихой и явно стеснялась отметин оспы на лице. Однако Агнеша не стала способствовать желанию Малгожаты где нибудь укрыться от посторонних глаз,а это просто читалось на лице девушки, которое всё-таки сохранило остатки былой красоты, очаровательную ямочку, красивую мушку-родинку на лице, чёрные, вразлёт брови и зеленоватые глаза.Она вспомнила Весту, которая своими наставлениями в Твери изменила отношение Агнеши к жизни и его проблемам. Агнеша сделала тоже самое.
- Главное, что ты и отец выжили, Малгажата - сказала Агнеша, - все остальное, при желании можно решить.
Ядвига тоже поддержала Агнешу, она не стала говорить пустых слов утешения, она немедленно предложила заняться гардеробом Малгожаты и скоро Чарторыйскому принесли немалый счёт из персидской лавки, а лучшая партниха и швеи в замке Сапег занялись изготовлением платья, оно шилось из восточной органзы, розовато-воздушное, с такого же цвета подкладкой из китайского шёлка и отделкой из кружев, которые были доставлены из Габсбургских Нидерландов и только для дома Сапег. Альжбета отправила часть кружев королеве и её дочерям. Больше на балу кроме её подопечных нарядов с такой отделкой не будет ни у кого.Кроме бального платья для Малгожаты был подготовлен целый гардероб. Проживя два года в аду, девушка считала, что попала в рай. О том, что это тоже часть интриги княгини Альжбеты никто и не догадывался. Но княгиня хорошо знала людей и использовала их, все её заботы были направлены на укрепление клана Сапег, это было королевство в королевстве. С ними даже королевская семья не могла не считаться. Богатство даёт силу, сила обеспечивает счастье в этой жизни - так считала самая могущественная княгиня королевства.
 
Накануне бала Анджей встретился с королём, друзья детства долго говорили, вспоминали и князь рассказал королю, что рыцарь Владек Стэкацкий оказывается жив и сейчас находится в Полоцке. Лялюш Сапега рассказал об этом Анджею. Король велел послать за Владеком гонца, с повелением прибыть ко двору. Анджей предупредил короля, что потерял рыцарь ногу в бою под Домбрувно, поэтому и оставил общество, но король ответил:
- Я остался у Стэкацкого в долгу и очень ему обязан, и собираюсь возвратить долг. -
Накануне королевского бала гонец был отправлен в Полоцк.
 
Полоцк
Владек Стэкацкий, получив приглашение в Вильно от самого короля Казимира, был удивлён. Он помнил его и Анджея мальчишками, которых встретил однажды при дворе. Им было по лет 7-10, не более, мальчики были оруженосцами в свите короля Ягайло, дяди нынешнего короля, и в то время, Владек не предполагал, что этот мальчик когда нибудь получит корону. Между оруженосцами короля и князей всегда шло соперничество и в тот день он увидел, как четыре старших оруженосца из свиты князя Кейстута напали на мальчишек, их целью было унизить их, отняв оружие. Казимир и Анджей отважно противостояли им, но те действовали бесчестно, нападая скопом, обходили со спины. Мальчишки теряли последние силы, из разбитых губ и носов текла кровь, но они догадались стать спиной к спине и не сдавались. Впрочем носы и другой стороны тоже пострадали, но оруженосцев князя Кейстута было больше. И Владек, взяв за шиворот двоих нападавших, стукнул их лбами, поднял и потряс в воздухе, и коротко напомнил им о рыцарской чести и достоинстве.
Последний раз он видел Анджея и Казимира на Грюнвальдском поле, они, совсем молодые, поразили его своей отвагой. Эти двое стояли, как и тогда, спиной к спине, и бились с тремя тевтонцами, значительно превосходивших их ростом и физической силой. Он поспешил помочь им, уложил одного, ещё одного поразил мечом Анджей, но Владек не заметил крестоносца, который рубанул его по ноге, однако падая, увидел, как и того настиг меч Казимира. Больше они не виделись.
Потом Владек узнал, что обстоятельства сложились так, что прямых наследников у Ягайлы не осталось и корону получил его повзрослевший племянник, Казимир.
Владек гулял с внуком, обдумывая, что бы значило это приглашение короля. Маленький Казимир, тёзка короля, учился ходить на протезе и у него очень хорошо получалось. Дорожки монастырского сада были расчищены, лёгкий морозец зарумянил щёчки мальчика, он упрямо шёл вперёд, слегка прихрамывая и балансируя ручками. Ему нравилось ходить, он сам уже показывал Монике на протезы ступни и кисти, и говорил:
- Пора гулять, мамушка -
Первое время Казимир капризничал, культи воспалялись, особенно на ноге, но Веста залечивала раны, массажировала ногу и руку, постепенно проблема воспаления исчезла, образовалась устойчивая кожа и Казимир за полгода привык к протезам, ежедневные прогулки стали любимым временем мальчика, даже в плохую погоду. Владек очень хотел, что бы внук жил с ним, но как решить этот вопрос с Моникой и Вандой он пока не придумал и не знал, что ему делать. Он любил их обоих как сестёр, они ревновали его друг к другу. Ванда видела, что Владек изменился, Казик стал тем толчком, который зажёг в мужчине интерес к жизни. И тоже полюбила мальчика, но Моника была для Казика почти матерью, она его выкормила и разлучить их было бы жестоко и неправильно. К тому же официально он не может признать внука, он дал слово Лялюшу Сапеге. Сегодня Владек сообщил Монике, что должен на время отправиться в Вильно.
Вильно
Княгиня Альжбета ехала в карете, кутаясь в шубу из горностая. Королевский бал прошёл на высоте. Королева пригласила Альжбету, поблагодарила её, деньги Лев Сапега для бала выделил немалые, так же и Тадеуш Чарторыйский, по совету Альжбеты, пополнил состояние королевской четы. Королева отдельно считала деньги государственной казны и своей личной. Она не сомневалась, что личная полная казна - это залог уверенности в будущем. Мятежные магнаты уже не раз низвергали королей в Польше, сделав трон выборным и королева разумно считала, что ей нужно обезопасить свою семью от такого случая. Сапеги и их клан были самой могущественной силой в Объединённом Польском Королевстве. И королевская семья понимала, что союз с ними держит трон и Казимира Ягеллона на этом троне. Поэтому королева детально обсудила с Альжбетой союзы семей через браки. Королева одобрила брак Малгожаты Чарторыйской и Яна Радзивилла, дочерей Войцеха БорисОвича; старшей с Яном Ходасевичем, а младшей с внуком Сапег, Михаилом. Говорили они и о вступивших в пору юности двух дочерях королевской семьи. Альжбета дала совет искать им женихов не в самом королевстве, а среди аристократических и королевских семей других государств, наследники подходящего возраста имелись у правящей четы Венгрии, Саксонии, Чехии, Баварии. Королева обсуждала будущее дочерей с мужем, он согласился с таким предложением. И решил направить сына Сапег, Льва, с деликатным заданием сватовства дочерей, королевским послом, сначала в Баварию, потом в Чехию.
 
Ангелина Ходасевич бесилась, все планы разрушены, внук отказался даже выслушать её и сообщил о том, что его брак с Марией БорисОвич, дело решённое. Этот мальчишка обнаглел настолько, что посоветовал ей отправиться в имение и ждать свадьбы. Следующий его совет, не препятствовать этому браку, прозвучал, как угроза. Это переходило всякие границы, какое неуважение, какая чёрная неблагодарность! И за всем этим стоит Альжбета Сапега, Ангелина в этом не сомневалась, потому что когда Ангелина нанесла визит Чарторыйскому, он даже не выслушал её. Он был вежлив, но дал понять, что вопрос замужества его дочери уже не обсуждается. И Ангелина приняла решение. Вначале она хотела послать своего слугу по адресу, который получила несколько лет назад, когда планировала убрать ненавистную невестку, но не решилась, а потом её Бог прибрал.
Оказалось, что среди слуг у неё нет надёжного человека. И она решила отправиться сама. По одному случаю, произошедшему в Вильно вскоре после бала, она поняла, что человек тот всё так же решает проблемы высшего общества и весьма своеобразно. По Вильно прошёл слух, что внезапно во время обеда, отпив из чаши напиток, который называли не иначе, как "эликсир молодости" умер один из братьев Грифичей, Чеслав. Так решилась давняя борьба братьев за наследство, которое они делили пять лет после смерти отца, старший в этой борьбе победил. Однако, как оказалось, не "эликсир" стал причиной смерти, что бы доказать это, брат допил напиток из чаши и с ним ничего не случилось. Но Ангелина знала, что "эликсир" оказывает нужное воздействие только первый час, после приготовления, а потом становится безвредным. Только для этого нужно было добавить в "эликсир" мёд.* Доехав до нужной улицы, она оставила извозчика ожидать её, сама свернула в переулок, немного поплутав, постучала в дверь названного в адресе дома. Дверь открыл старик, угрюмого вида, одетый в чёрный балахон. Его зловещий вид убедил было Ангелину не заходить в дом, но вспомнилась Альжбета и она шагнула за порог.
Зима пролетела быстро. Город Вильно жил обычной светской жизнью: балы, свадьбы, визиты, на которых обсуждались слухи, события, новости из заседаний сейма. В государстве было неспокойно, после смерти Великого князя Витовта в Великом княжестве Литовском шла борьба за власть, на дорогах снова стало неспокойно. Но Анджей Олелькович, полоцкий воевода Войцех БорисОвич, князь Борис Александрович с семьями и только что женившийся Ян Радзивилл решили в конце месяца лютый* вместе возвращаться в свои имения. Малгожата Чарторыйская, вошедшая в семью Радзивиллов, получила в качестве приданого селение Несвиж. Ян Радзивилл задумал строить там новую усадьбу.
К переезду готовились основательно, составили маршрут, чтобы не проезжать по чужим, малознакомым землям. Благо имения по пути принадлежали и Сапегам, и БорисОвичу, и Чарторыйским или их вассалам. Поэтому двигались только в дневное время суток: световой день к началу сакавика* значительно удлинился и обоз успевал проделать путь, намеченный от ночёвки до ночёвки. Из Вильно выехали рано утром в направлении Ошмян. Это было имение королевской семьи, и королева сама послала вестовых предупредить о приезде гостей. Обоз двигался споро, две кареты с детьми разместили в средине, охрана из войска Сапеги была отлично вооружена.
 
Ошмяны
До Ошмян доехали к вечеру второго дня и только закрыли ворота за последним всадником, дозор на башне объявил тревогу. К крепости приближались крестоносцы. По знамени и гербу определили, что это был отряд Генриха фон Плауэна из Мариенбурга*. После гибели на Грюнвальдском поле большинства из верхушки ордена этот рыцарь пытался вернуть былое могущество, он уже был выдвинут на должность Великого магистра ордена и, организовав разбойничий отряд, старался грабежами и захватом заложников с целью выкупа вернуть былое благосостояние ордена. Этому способствовала неустойчивая ситуация в государстве, спровоцированная борьбой за власть. Посовещавшись, князья пришли к выводу, что только счастливая случайность не позволила отряду крестоносцев настичь обоз в пути и что Генрих фон Плауэн был осведомлен об их маршруте. Но кто мог сообщить? На этот вопрос не было ответа. «Возможно, среди людей обоза есть лазутчик», – предположил Войцех. Но самой плохой новостью, вызвавшей переполох, было известие, что исчезла малышка Барбара вместе со своей няней Чесей. Верстах в пяти от Ошмян в лесу обоз делал небольшой привал. В одной карете посчитали, что Чеся с Басей пересели в другую карету и их отсутствия не заметили. Бася уже требовала пересадки к подруге, младшей дочери Борисовича. И только в замке поняли, что девочки нет.
Анджей был в ярости. Как такое могло произойти? Он допрашивал всех сопровождающих, Агнеша же оцепенела от ужаса. Вызванная лекарка отпаивала её травами. Войцех высказал предположение, что разбойничий отряд захватил каким-то образом девочку с няней и они скоро потребуют выкуп, но ни через час, ни через два предложения не последовало. Отряд расположился вокруг у стен крепости, но нападать попыток крестоносцы не делали. Как будто ждали подмоги.
Ночь прошла в тревоге. В Ошмянах понимали, что, если утром крестоносцам придёт подмога, они окажутся в длительной осаде. Весна подходит, крепость к осаде не готова, продукты на исходе, с собой в обозе была еда, но только на сутки. Продовольствие обоз рассчитывал получать в дороге в своих имениях. Кроме того, рыцари охотились. Но, будучи в осаде, на охоту не отправишься. Такого поворота событий никто не подумал даже предположить. Войцех и остальные князья корили себя за это, но нужно было действовать. Анджей предлагал напасть, пока к крестоносцам не подошла помощь, в том, что они ждут подкрепления, никто не сомневался. Силами охраны крепости вместе с рыцарями, сопровождавшими обоз, можно было надеяться на успех. Смутная надежда, что его дочь захвачена крестоносцами, всё же была, но почему они медлят? Нужно послать разведку и вестовых за подкреплением назад, в Вильно и в Полоцк, с этим предложением согласились все. Начальник крепости, назвавшийся именем Вуёк, задумался: выйти незаметно из крепости можно, но делать это нужно тайно, князья настаивали, если вместе с обозом шёл осведомитель крестоносцев, он ничего не должен узнать. К тому же часовые крестоносцев вокруг крепости стояли везде, их тоже нужно было как-то отвлечь.
Морозец с утра зарядил крепкий, снег хрустел, шаги были слышны на значительном расстоянии. Вуёк, рыцарь необычно маленького роста, но крепко сбитый, ловкий, приказал вестовым, проверенным воинам, которых подобрали из своей охраны князья, прийти к месту сбора, в избу, расположенную недалеко от крепостной стены, разными путями и особо следить, не послан ли вслед соглядатай. Если таковой будет обнаружен, к месту сбора не идти, а уводить за собой подальше. Избу он со сторожевой башни показал, всем казалось, что Вуёк с воинами наблюдают за разбойничьим отрядом прусаков, так называли крестоносцев. А через женщин пустили слух, что вестовые, отправленные ночью, уже подали сигнал костром о том, что они прошли благополучно.
Один из вестовых в избу не пришёл. Значит, обнаружил слежку, решили собравшиеся. Но медлить было нельзя. В избе оказался погреб, в нем хитро замаскированный бочкой с квашеной капустой лаз. Только теперь понял Анджей, почему Вуёк поставил условие – вестовые должны быть маленького роста и не толстяками. Одного такого, юного парнишку Зенона, между собой его называли Зеней, привёл сам Вуёк. Лаз был узким, по нему можно было пробраться только ползком. Вуёк заверил, что выберутся они в безопасном месте и рассказал, что в паре вёрст от Ошмян, на хуторе в лесу, им дадут коней, только они должны показать особый знак – небольшую дощечку с вырезанным на ней гербом Ошмян. Зеня знал дорогу к хутору, но на всякий случай, если им придётся разделиться, Вуёк указал дорогу всем вестовым. Если же дойдёт только один из троих, он должен добраться в Вильно к Лялюшу Сапеге. Вильно от Ошмян ближе всего, и помощь придёт быстрее.
 
Лес вблизи Ошмян
Чеся была в недоумении, когда вышла с Басей к месту остановки. Там никого не было! Как они могли уехать без Баси? Что произошло? И всё из-за зайца, которого первой увидела Бася. Чеся на минуту выпустила девочку из вида, оглянулась, а той уже нет. Её следки по снежному насту она нашла сразу, сама она проваливалась, но девочку наст держал, следки направлялись в глубь леса. Потом она увидела капли крови на снегу, от страха сознание даже на мгновение помутилась, но через несколько шагов увидела подопечную: та стояла и с кем-то разговаривала. Проваливаясь в снег, Чеся с трудом добралась до Баси. Оказалось, та вела беседу с зайцем, который со стрелой в загривке полулежал под ёлкой, смотрел огромными затравленными глазами и готовился защищаться до последнего.
– Няня, нужно его спасать, заю кто-то ранил. Мы его бабуле Весте отвезём, она его вылечит, – сказала Бася.
Чесе бы не потворствовать малышке, взять на руки и понести к месту стоянки, Бася непременно стала бы капризничать, требовать забрать с собой зайца, и её наверняка услышали бы, они ведь совсем рядом были. Но Чеся не хотела огорчать Басю, она набросила на зайца кожушок, а потом связала его шарфом, Олельковичи решат, что с ним делать дальше, и пошла, проваливаясь в снег, обратно. Довольная Бася шла рядом, но, когда они вышли, стоянка была пустой. Вдали слышался топот коней.
«Господи, что же делать?» – думала Чеся. Потом решила идти дорогой вслед за обозом, не может быть, что отсутствие девочки не заметили, кто-то обязательно вернётся за ними. И они пошли. Бася бодро топала рядом. Чеся знала, до Ошмян недалеко, вёрст пять всего осталось.
 
Ждан шёл по следу подраненного им зайца. Неудачно выстрелил, заяц метнулся в сторону – и стрела попала в загривок скользяще, пробив кожу. Так со стрелой и умчался вечерний «перекус». Снегоступы позволяли двигаться быстро, капельки крови безошибочно указывали путь, но Ждан был удивлён, когда он увидел, что к следам зайца присоединились детские следы, а потом женские. «Да что здесь за охотницы за моей добычей?» – подумал он.
Когда Ждан, похоронив своих односельчан на острове язычников, вблизи Твери, вернулся к сестре на Волынщину, в Дорогобужце он узнал, что Веста уехала с Олельковичами в Полоцк, и направлялся сейчас к ней. Он решил отдать ей книги, которые дед Щупак успел в дупло спрятать. Одна из книг была о лечебном деле. Сборы всякие, мази, заговоры. Весте они нужнее, да и сбережёт она их лучше, а знания на практике применит. Это всё, что осталось от селения язычников. И даже себе не признавался Ждан, что снова хочет увидеть эту необычную женщину, что болит его сердце тайно с тех пор, как увидел её впервые там, в лесу у Твери, а книги – всего лишь повод снова увидеть её. И с Белославой поговорить хотел, рассказать, что нет больше острова язычников. Чтобы не задумала туда когда-нибудь возвращаться.
Следы охотниц за чужой добычей вели к дороге через лес. К дороге, по которой за версты две ехали вооружённые всадники, скорее всего, прусаки, судя по топоту коней.
«Скоро они догонят неведомых ему женщину и ребёнка, эти, скорее всего, из местных, нужно их предупредить», – подумал Ждан и пошёл почти бегом на своих снегоступах. Вот и дорога, впереди он увидел женщину и девочку, которая что-то говорила звонким голоском. «Пусть бы помолчали, если в плен к крестоносцам не хотят попасть, голоса лес далеко разносит, видно, не местные, беспечные какие-то», – подумал Ждан и стал догонять, потому что топот за спиной становился всё ближе.
– И куда путь держите, паненки? – услышала Чеслава и обернулась. Их догонял мужчина. Она обречённо подумала: «На разбойника похож, как же я его не услышала, занявшись болтовнёй с Басенькой», но только подхватила на руки девочку, готовясь защищать её хотя бы от страха перед незнакомым человеком. Но когда мужчина приблизился к ним, она с удивлением узнала коробейника, который приходил в Дорогобужец и был знакомцем Весты.
Ждан понимал, что тратить время на разговоры нельзя, он только скомандовал:
– В лес! Быстрее!
Чеся, каким-то внутренним чутьём определив, что это друг, быстро направилась в лес. Ждан сломал насколько лапок сосны и, вернувшись, замёл их следы. А потом взял Басю на руки и они побежали в глубь леса. Бася от неожиданности молчала и таращила глазёнки на человека, так внезапно появившегося в их маленькой компании. Убедившись, что их не будет видно с дороги, Ждан нашёл выворотень*, и они присели под ним.
Ждан прислушивался: всадники приближались, стали слышны голоса, и на месте, где была стоянка санного поезда, отряд сделал остановку. Сосны укрывали их надёжно, но, если всадники обнаружат следы, как бы они не стали искать их. Однако через несколько минут он понял, что отряд удаляется, и вдруг Бася спросила:
– А почему мы прячемся, может, папа вернулся за нами?
Ждан крепко зажал рот девочке, но понял, что в отряде услышали что-то, потому что топот прекратился, видимо, прусаки, уловив не лесной звук, прислушивались. Он, шепотом приказав Чесе молчать, сам осторожно двинулся вперёд вдоль дороги. И в лесу зазвучало пение клеста. Ждан так искусно повторял песню зимней птицы, звонкой, как голосок ребёнка, что очень скоро отряд двинулся вперёд. Чеся облегчённо вздохнула, но по-прежнему зажимала рот говорливой подопечной. Ждан вернулся к ним и, взяв Басю на руки, строго сказал:
– В лесу живёт Леший*, а слуги у него Боли-Бошка*, Листин*, Пущевик* да дикиньский мужик*. Это всё нечисть лесная, поэтому ни звука, они очень злые, и если тебя услышат, то защекочут.
– А тебя не защекочут? – широко открыв глаза, спросила Бася.
– Ни меня, ни твою няню они не тронут. Их только маленькие девочки интересуют.
Бася боялась щекотки, поэтому умолкла. Ждан устроил малышку себе на спину, укутав в свою жилетку, соорудив что-то вроде мешка, и они пошли вглубь леса. Уже вечерело, Бася скоро уснула.
– В лесу ночевать нельзя, замёрзнем, сейчас к сторожке охотничьей придём, знаю я здесь одну, в чаще, недавно обнаружил, – объяснил он Чесе. – А ты расскажешь, что приключилось, почему одна с Басей в лесу оказалась? Украла внучку у Весты?
– Ну ты басалай*, белебеня*, пустоплеть*, – в сердцах заругалась Чеся. И рассказала обо всём. Ждан слушал внимательно, потом спросил:
– Веста с вами не ехала?
– Нет, она в Полоцке, в монастыре, лечебница при нём есть, вот она и лечит там всех болящих*. Или в имении Олельковичей, в Шаровщине. Это с Полоцком рядом. За полдня обернуться можно.
– Я вас до Ошмян доведу, а сам в Полоцк... дела у меня там, – сказал Ждан.
Пока дошли до сторожки, совсем стемнело. Ждан зайца освежевал, на каменке* запёк, помолились, поели и легли отдыхать. Ждан у двери расположился и ручку привязал бечевой к ноге, если дверь кто открывать станет, он проснётся. Есть же у этой сторожки хозяин вдруг да нагрянет, может лихим человеком оказаться.
 
Ошмяны
Ночь прошла неспокойно, Анджей задремал, сидя у постели жены, Агнеша непрерывно плакала, молча, без рыданий, только слёзы лились из глаз, осунулась красавица, совсем недавно блиставшая на королевском балу, за сутки приобрела в чертах лица, что-то старушечье, скорбное, и Анджей не знал, что делать. Утром пришла Малгожата, и он оставил жену на её попечение. Молодая жена Яна Радзивилла оказалась на редкость умной, образованной и рассудительной девушкой. И ещё в Вильно сблизилась и подружилась с Агнешей и Ядвигой БорисОвич.
Когда Анджей ушёл, Малгожата не стала заверять, что Барбару найдут, это только усугубило бы слёзы. Раздумывая, девушка предположила, что есть что-то ещё, кроме пропажи Баси, это что-то гнетёт её подругу, и спросила без обиняков:
– Агнеша, почему ты сдалась? Или есть что-то ещё, кроме этой беды? Расскажи, я сделаю всё, чтобы помочь тебе.
У Агнеши даже в глазах помутилось от этих слов. Но разве можно рассказать о том, что она чувствует, от каких тайных дум приходит в ужас? Как рассказать, что она ждёт ребёнка и больше всего боится, что те, кто знает о том, что Барбара не её дочь, решат, что она специально избавилась от девочки. Анджей и Веста её со свету сживут, да и от Сапегов не ожидать ей добра, если хоть кто-то из них так решит. Как же она корила себя, что недоглядела, тоже решив, что Чеся с Басей сели в другую карету. А может, и правда рассказать этой девочке о своих тайных до ужаса страхах. И что выход один только видит – избавиться от ребёнка Анджея. Но она дала слово, что тайна рождения Баси навсегда с ней останется и сейчас страдала от случившегося. И ещё эта осада, сколько она продлится, может Малгожата поможет найти ей местную знахарку?
– Басенька, доченька, где же ты? – подумала Агнеша и потеряла сознание.
 

Сторожка в лесу, вблизи Ошмян
Ждан проснулся, почувствовав, что нога, привязанная бечевой, дернулась, и вскочил, мгновенно направив лук на человека, открывающего дверь лесной сторожки. Зенон, это был вестовой, посланный из Ошмян, оторопел и спросил невпопад:

– Ты кто?
– Человек, – ответил Ждан.
Он сразу понял, что входящий хоть и с оружием, но не опасен, и опустил лук. Чеся тоже вскочила, но, догадавшись, что свары и драки не будет, вошедший, похоже, мирный человек, подошла к каменке, чтобы разжечь огонь.
– Мы заночевали здесь, скоро уйдём. Не серчай, мил человек, если это твоя изба, – сказала она.
– Да пожалуйста, – Зенон увидел спящую Басю, когда Чеся отошла от лежанки. – С дитём-то на улице ночевать не с руки. И кто вы такие? От кого в лесу хоронитесь?
– Ты местный? – вопросом на вопрос ответил Ждан. – Нам в Ошмяны нужно, может, тропу натоптанную по лесу знаешь, дорогой с бабой да с ребёнком несподручно, время гиблое, прусаков вчера видели, еле схорониться успели.
– Дорогу-то знаю, да в Ошмяны сейчас не пройти. Прусаки крепость осадили.
Чеся, услышав про осаду, ахнула:
– Да что ж то делать теперь?! Нам ой как в Ошмяны нужно, – и умолкла: не рассказывать же, что здесь с ними дочка Олельковича. А вдруг только на вид не лихой их новый знакомец, возьмёт да и сообщит крестоносцам про дитя. Девочка денег больших стоит и приманкой может стать для рыцаря, когда дело детей и семьи касалось, многие осторожность теряли и сами в заложники попадали, а то и смерть находили. Олелькович прусаков часто бивал, он личность известная в Польском Объединённом Королевстве.
Зеня смотрел на спящую Басю и его осенила догадка. Он знал, что у одного из гостей, которые остановились в Ошмянах, Анджея Олельковича, пропала дочь. Очень уж громким было дознание, попало слугам, ругался рыцарь чрезмерно. А здесь девочка, в облачении богатом, может, это она и есть? От прусаков хоронились... Что-то здесь не так. Но вслух Зеня сказал другое:
– Я вам тайное место покажу, там и осаду можно переждать, если вам в Ошмяны непременно нужно, место для схрона надёжное, о нём немногие знают. Я туда за лошадьми пойду, давайте со мной.
Зеня вопросительно посмотрел на Ждана.
– У вас родня там, в Ошмянах, или в гости к кому?
Ответ он услышал, но говорили не Ждан и не Чеся.
– Там папа и мама мои, так что веди нас, – звонко доложила Бася.
Никто и не заметил, что она проснулась. И, наверное, для убедительности, немного подумав, девочка добавила:
– Папа тебя за это наградит.
– Экая кроха, а уже подслушивать научилась, – пошутил Ждан.
Бася начала было возражать, но Чеся напомнила ей про болтливость, и девочка замолчала.
– Так и есть, это дочь Олельковичей, – сказала Чеся. – Зайца ловили, и нас оставили в лесу.
Когда Ждан рассказал, что приключилось, Зеня не выдержал, расхохотался.
Очень скоро в избушку пришли ещё двое, они удачно прошли через посты прусаков, но задержались, чтобы сигнал послать в крепость. До зари ещё в условленном месте костёр жгли. И голубя отправили.
Ждан понимал, что не сможет оставить Чесю с Басей одних. Эта девочка дорога Весте, а у него в жизни немного дорогих сердцу людей осталось. Веста одна из них. Поговорив с Зеней, он решил, что тот вернётся в Ошмяны, нужно, чтобы знали, что Бася жива и в безопасности. Из лесной сторожки отправились на хутор. Его Вуёк специально тайным местом содержал. Доверенная большая семья там жила, хозяйство держали и лошадей. И очень скоро отправились по два всадника спешно в сторону Вильно и Полоцка. Зенон возвращался в Ошмяны.
 
Владек Стекацкий подъезжал к Ошмянам. Получив приглашение короля Казимира Ягайлы после Рождества, он не сразу отправился в путь. Дела неотложные задержали. Ехал – не спешил, по дороге ночуя в гостиных дворах, и однажды подобрал себе спутника, мальчишку лет семи. Украл тот хлеб у хозяина гостиного двора, да попался. Дело вечером было, народа хмельного хватало, били мальчишку крепко, и вмешался Владек, заступился. Не стали с хорошо вооружённым, могучего вида рыцарем спорить, да и с виду не бедный, с таким не задираются даже пьяные. Владек бросил монетку хозяину, мальчишке же сказал:
– Отработаешь, – тот послушно пошёл за ним и даже рад был такому обороту, прибить бы его могли или крепко покалечить. Заступник внушал мальчишке доверие.
– Зовут-то тебя как? – спросил Владек
– Романом тятька кликал, а мамка не помню, у меня её, наверно, совсем не было.
– И где сейчас отец? Ты что, сбежал от него?
– Нет, крыжаки нагрянули, село наше спалили, папку убили, я с тех пор один блукаю.
Владек отметил, что выговор у Романа полоцких земель, но откуда он родом, мальчик не знал. Как сожгли родную деревню, с тех пор и бродит один, две зимы уже. Владек купил Ромке новую одежду. Не хотел продавать портной – по заказу шил, да не устоял: заманчивую плату предложил ему рыцарь. Так появился у Владека попутчик, смышлёный и верный.
Как-то Ромка спросил:
– А можно, пан Владек, я у тебя ещё хлеб украду, а потом отрабатывать буду?
– Красть не нужно, будешь со мной сколько захочешь. У меня внук есть, ему верный человек нужен. Может, вы подружитесь и побратимами станете... – задумчиво произнёс Владек. С того дня Ромка стал считать, что у него уже есть побратим. И вечерами расспрашивал рыцаря о неизвестном ему мальчике по имени Казик, а к Владеку Ромка привязался всего за несколько дней.
Лесной дорогой приближались они к Ошмянам, версты три осталось, но издали уловил Владек запах гари. Свернули в лес, да не видно было, что за пожар и где, и Ромка полез на дерево.
– Пан Владек, деревня горит и крыжаки там, – почти шёпотом с ужасом сказал Ромка.
– Слезай... нет сиди там, – понизив голос, сказал Владек, а сам резко достал меч, заметив человека, наблюдавшего за ними. Но человек, молодой вооружённый юноша, уже выходил к ним. Это был Зенон.
 
Ошмяны
Люди собрались на крепостной стене Ошмян и молчали.С утра, когда рассеялся редкий туман, дозорные увидели напротив ворот города крест. На нём был распят человек. Узнали его сразу – друг и помощник начальника охраны гарнизона Вуйка Зенон был любимцем ошмянцев. Зеня, он не любил, когда его по-другому называли, отличался весёлым нравом, несмотря на молодость, воинским мастерством и часто выручал своих друзей в бою. Ошмяны были одним из перевалочных пунктов между Полоцком и Вильно, не однажды на этот город нападали, когда в государстве наступало безвластие: одних королей свергали, другие умирали своей смертью, но не умела верхушка королевства передавать власть без заговоров, сражений и смуты. И вот их юный воин, которого Вуёк воспитывал заменой себе, оказался в руках осадивших крепость крестоносцев. Закипала ярость защитников, горячие головы рвались в бой. Олелькович поддерживал рвущихся за стены, Борис Александрович и Войцех БорисОвич, напротив, сдерживали.
– Костёр сигнальный загорелся, значит, только Зенон не смог пройти, придёт подмога, обязательно придёт, убеждали они Анджея. Но понимали, почему тот рвётся в бой. Где-то там, за стеной, его дочь, и он почему-то не сомневался, что она у крестоносцев. Что -то задумали нелюди.
Ближе к полудню прусаки подвезли телегу хвороста и стали обкладывать крест, потом подожгли. Юноша был живой, все это со стены видели. Вуёк, сжав зубы, пустил стрелу, та попала Зене прямо в сердце. Никто не шелохнулся, только женщины крестились и в полуголос читали отходную молитву воину, все понимали, что Вуёк избавил подопечного и друга от мучительной смерти. Они не слышали, что Генрих фон Плауэн рассвирепел и собственноручно избил до полусмерти тех, кто установил крест так близко от крепостной стены. Он любил кровавые зрелища, считая это приметой доблести и силы.
– Вот же не добили прусаков на Грюнвальдском поле, – в сердцах сказал Борис Александрович.
Войцех БорисОвич молчал, необычно вели себя крестоносцы. После битвы под Домбрувно они до этого случая уже не осаждали города, тем более забравшись так далеко в глубь королевства. Уж не задумал ли орден воспользоваться временным безвластием и вернуть утраченные позиции?
 
Лес вблизи Ошмян
Владек тоже наблюдал за крестоносцами из леса. Видел, как погиб Зеня. Вчера он немного поговорил с ним, ничего не сказал ему юноша, только то, что вернуться в крепость нужно, дело важное, но не прошёл, схватили его прусаки. Под вечер, когда место для ночлега выбирал, углубившись в лес, мужиков встретил, те его в свой лесной лагерь привели. Когда начиналась осада, окрестные деревни сжигали, вот и приноровились селяне в лесу хорониться, спасались сами, семьи свои спасали. Там и переночевал с Ромкой рыцарь. И не мог уйти, решил подмогнуть осаждённой крепости, не молод уже, но сила и сноровка остались. Мужики согласились. А что делать? Сами погибнем, но бабы с детьми останутся, а так всех погубят. И в другие места, где погорельцы хоронились, гонцов с призывом о сборе отправили. Только слабое войско у Владека воевать не горазды, больше соха да коса в руках, к ним мужики привычные, да и оружие – топоры да вилы деревянные, ещё рогатины медвежьи. Вот и воюй тут. Но что-то делать нужно. А потом ещё новость принесли мужики, увидели ордынцев недалеко, к Ошмянам идут, грабить налётные явились, только засомневался Владек, что налётные случайные… Не сговорился ли кровожадный кандидат на должность Великого магистра с басурманами? Королю бы сообщить об этом, да ещё в крепость. Тут думу нужно думать, да времени совсем нет. Но мысль одна интересная всё же пришла. Если всё сложится, может, и получится музыку прусакам испортить.
Крестоносцы не предпринимали попыток напасть. Так прошёл день. Вечером на стенах количество дозорных увеличили в два раза и крепость погрузилась в полудрёму. Отдыхали защитники с оружием, готовые в любой момент к нападению. Ночью стражи с южной стороны крепости услышали какие-то звуки. Зажгли факелы – и удалось рассмотреть, что тянут к стене прусаки метательную машину – катапульту пОрок*. Вызвали Вуйка, он велел не спускать глаз с прусаков и сообщать о любом, даже самом незначительном действии врагов. Но, подтянув агрегат, крестоносцы притихли.
Утро выкатило солнце, в сакавике зимы больше, чем весны, но в ясные дни, когда не было туч и диск солнца золотым блюдом поднимался с восхода, начинали звенеть сосульки, это слёзы зимы* оповещали, что весна уже близко.
«Прошло два дня, – думал Войцех, – по расчётам, вестовой уже в Вильно». Велено было вестовому не к королю, а к Лялюшу Сапеге путь держать: так быстрее дело сложится и помощь придёт. К королю даже знать не всегда немедленно допускали. В Великом княжестве Литовском на два лагеря верхушка разделилась, один Великим князем Великого княжества Литовского хотят Жигимонта* видеть, другой, клан Сапеги, решил на общий трон польского Казимира Ягеллона посадить. Так уния Великого княжества Литовского и Польского Королевства крепкой будет: чем меньше наследников, тем меньше смуты в государстве. Лялюш не будет раздумывать, сразу войско пошлёт: здесь его дочь, зять, правнучка и близкие родичи из его клана, но и королю сообщит об осаде важной для обоих государств крепости. Ягеллон подозрителен, у него за спиной вопросы нельзя решать, король власть в Польше потерять не хочет и в Великом княжестве Литовском королём стать не прочь, а потом своему старшему сыну передать уже один трон на два государства.
Воин, прибежавший в караульное помещение, сообщил, что крестоносцы начали возню у подтянутой катапульты. И Войцех с Вуйком направились к южной стене. Там уже были Анджей и Борис Александрович. У камнемёта крестоносцы стали прилаживать на метающее плечо чёрные гробы*. Со стены с ужасом наблюдали за происходящим. У многих появилась одна и та же мысль: «Что ещё придумали эти нелюди, неужто два других вестовых не сумели пройти? И их живыми положили в гробы, залив смолой?»
В это время из леса показался отряд всадников-крымчаков. Было их не менее двухсот.
– Вот и подмоги прусаки дождались, – сказал Олелькович и, в сердцах ругнувшись, добавил: – Вчера нужно было атаковать.
 
Малгожата, увидев, что измученная слезами и думами Агнеша уснула, вышла на крыльцо. Она была в лёгкой светлой вуали, которую носила постоянно. Большинство мужчин, кроме стражей, находились на южной стене и молча смотрели за стену.
«Снова что-то случилось, – подумала Малгожата, вчера страшная гибель вестового потрясла всех. – Неужто новое горе?» В этот момент раздался грохот и на внутренний двор упали один за одним два чёрных гроба. Повредились, но полностью не развалились. Потом со стены к подброшенному сюрпризу стали спускаться и подходить со всех сторон люди. Малгожата тоже пошла вниз по ступенькам и подошла к гробам, их уже плотным кольцом стали обступать жители и защитники крепости. Кто-то потянул крышку одного в сторону и Малгожата увидела труп, явно несвежий, и первая поняла, что это за «подарок».
– Назад, все назад! Это чёрная хворь*!
Люди замерли, а потом отхлынули от гробов и бросились бежать. Малгожата не побежала, она точно знала, что делать. Девушка пережила мор и училась у лекаря выхаживать больных отца и дворню после того, как переболела сама и осталась жить.
– Нужно немедленно сжечь заразу. Несите сюда хворост, дрова, забрасывайте гробы, – неожиданно для всех и даже для себя стала командовать молодая жена Яна Радзивилла.
Первым опомнился Борис Александрович и вспомнил Весту. Да, в Твери Веста тоже распорядилась, когда с Псковщины шла хворь, сжигать тела умерших от оспы. Вот сейчас и пригодится его опыт и знания, которые он приобрёл благодаря Весте. Что-то защемило внутри князя, расстался он с Вестой давно, но память воскресила то лето, когда она жила в Твери и они любили друг друга. Князь так и не понял, что же произошло, почему она отказалась от него. Знал, что никого у неё не было и нет, и в глубине души подозревал, что и у Весты что-то в сердце осталось от того времени. Не раз ловил её задумчивый взгляд, когда встречались в Полоцке или в Шаровщине в доме Олельковичей, но она отвергала предложения снова встретиться наедине.
Но нужно было действовать, иначе чёрная хворь, уже не раз выкашивавшая половину жителей Великого княжества Литовского, снова пройдётся по государству. Князь приказал остаться только тем, кто уже имел отметины хвори, и сложить костёр прямо на гробах. Потом распорядился затопить бани. Если не помыться тем, кто до заразы дотрагивался, и не ополоснуться уксусом, болезнь всё равно распространится. Не прошло и часа, как огромное пламя пылало посреди двора. Пришлось даже соседние дома водой обливать, чтобы пожара не устроить. Стражи стояли на стенах, а все, кто складывал костёр, когда он перегорел, отправились мыться. Слухи пошли, и очень скоро весь город тоже стал топить бани, мыться в лоханях и бочках, непременно с уксусом. А потом к Вуйку явились с первыми жалобами. Воровство появилось в Ошмянах, но воровали почему-то только уксус.
Ещё не догорел костёр – новое происшествие. В Ошмянах услышали, как непонятно от чего земля задрожала, гулкий шум нарастал, все снова к стражам на стены ринулись, многие нагишом, прямо из бань и лоханей, схватив только оружие. Там защитникам города открылась необычная картина. Ордынцы, которых нанял Генрих фон Плауэн, расположились рядом с отрядом крестоносцев, но разделял их яр, не то чтобы глубокий, но там стрелами их не достать, низина продолговатая с крутым берегом. У леса лошади паслись, сами же басурманы в яру расположились, костры жгли, ели, над пленными, которых по дороге захватили, издевались. Шум они тоже услышали, но сделать уже ничего не смогли. Огромное стадо разъярённых зубров, несколько сотен голов, показалось напротив яра и лавиной ринулось через стан непрошеных гостей. Одновременно из леса показалось несколько всадников, они завернули лошадей к лесу и скоро табун скрылся из вида. После пробежки могучих рогатых хозяев лесов в яру были и мёртвые, и живые, но без переломанных костей никого не было.
*
До настоящего времени дошли ошмянские легенды про эту осаду, в которой погиб только один человек, Зенон, про женщину в светлой вуали, спасшую город от чёрной оспы, и про хромого рыцаря, который умел разговаривать с зубрами и приказал им уничтожить отряд крымчаков.

Но легенды расскажут потом, через несколько веков, а пока метался в ярости Генрих фон Плауэн, в отряде которого лошадей почти не осталось, поэтому и скрыться быстро он не мог. Однако на месте преступления застать его могут, а это нарушение договорённостей, достигнутых после Грюнвальда, и, если его здесь поймают королевские войска, придётся поплатиться. Будущий магистр решил бежать с верными людьми тайно, оставив отряд. Только ночи дождаться.

Атаковать крестоносцев решили на рассвете. Ордынцев можно было не брать в расчёт. Они бросили своих тяжелораненых воинов, рогами и копытами зубров перекалеченных, на произвол судьбы и отступили, озлобленные. Генрих фон Плауэн, нанявший их для поддержания осады Ошмян и планировавший заразить чёрной оспой целый край, чтобы потом ослабевшему государству предъявить новые условия, аннулировав договорённости после битвы под Домбрувно, не выплатил ордынцам ни монетки, хотя обещал плату золотом и рабами. И в результате, они потеряли лошадей, большую часть отряда, а оставшиеся думали только о том, как вернуться к своим основным силам, которые осадили Слуцк.
О том, что мор в Ошмянах не разразится, Генрих фон Плауэн тоже узнал: вернулся его человек, спустившийся со стены, когда его поставили в дозор. Два года назад шпиона удалось внедрить на службу в стражу Сапег, и тот рассказал о даме в светлой вуали, которая оказалась ведьмой, она одним взглядом подожгла чёрные гробы. Никто приблизиться к гробам не успел, не открывал, ведьма уничтожила их на месте. Этот стражник ранее и сообщил, что семьи князя и воеводы Полоцкого будут возвращаться дорогой через Ошмяны с детьми и женщинами. Значит появилась редкая возможность захватить очень богатых заложников и, значительно пополнив казну Тевтонского ордена, изменить ход истории, и главное, самому войти в эту историю спасителем ордена и Магистром, возвратившим ему былую славу. Такими были амбициозные планы Генриха фон Плауэна, закончившиеся полным крахом.
- Самому бы ноги унести и сделать так, что бы о провале его намерений никто не узнал - думал он. Поэтому будущий Магистр сообщил о якобы найденных угнанных лошадях и вдвоём с парой верных рыцарей уехал за ними, оставив под стенами Ошмян свой отряд. Он понимал, что после того, как ордынцы отошли, защитники крепости вот-вот нападут и его рыцари обречены.
 
Тёмные Лозы. Тайный хутор начальника стражи Ошмян, Вуйка
На хуторе ждали Зеню, но он не возвращался. И Ждан решил пойти разведать обстановку у города. Он понимал, что Зеня не из тех, кто не выполняет обещанного, а о обещал он вернуться очень скоро. Ждан пошёл один, отказавшись от провожатого. Не было такого леса, в котором он не нашёл бы нужной ему дороги и, тем более, заблудиться. Чеся с Басей остались на хуторе, девочка и здесь нашла себе подругу, внучку хозяина хутора, Броня, чуть старше Баси - владелица ручной белки, стала наперсницей по играм. Мать девочки всячески поощряла эту дружбу: вдруг, да и не захочет расставаться с новой подругой паненка, и её могущественные родители возьмут их дочку к себе в дом. Это для Брони большая удача - стать служанкой у такой ясновельможной пани. Барбара хоть и пестуха* видно, да нрава доброго. Броня на всю жизнь может получить место при богатой семье.
*
Ждан шёл по лесу и ещё издалека услышал топот лошадей. Прислушавшись, он понял, что это табун лёгких коней, всадники если и сопровождают лошадей, то человека три- четыре, не более. Табун гнали в сторону сторожки, навстречу ему, к той, где они нашли ночлег и где встретили Зеню. Ждан, когда в прошлый раз подходили к избушке, видел, что рядом, метрах в ста, есть высокий дощатый загон, но для чего он в лесу, не понял, решил, что летом где-то на полянах пасут лошадей, а ночью в загоне охраняют от волков. Ждан решил выяснить, кто к сторожке направляется и зачем. Может, ордынцы появились, засаду налаживают, и тогда нужно на хуторе предупредить хозяев, а может, Зеня там с лошадьми. Спрятавшись недалеко от загона, он наблюдал. Скоро появился первый всадник благородного вида рыцарь, он был ведомым. За его могучим конём шёл весь табун. С ним был мальчишка и три мужика. Лошадей направили в загон, и закрыли ворота.
Когда всадники спешились, Ждан вышел навстречу:
- Дня доброго люди добрые! - сказал он. Владек обернулся на голос, подумал, что не враг, если цель напасть, то голоса не подают, себя не обнаруживают.
- Доброго, коли не шутишь, мил человек! - ответил Владек. Завязался разговор, познакомились, и Ждан решил не таиться. Рассказал, что человека ждёт, Зеней зовут, нужен он ему по важному делу, обещался вернуться, да нет что-то, и Владек рассказал ему обо всём, что произошло, и как погиб Зеня.
- Может скажешь, что за дело у тебя с ним было? И для чего он в Ошмяны решил осадой пройти?
Ждан решил рассказать Владеку. Он понял, что этот рыцарь из круга Олельковичей, может и знакомы они. Поведал, как встретил в лесу паненку с нянькой. Басей зовут, малая совсем, нужно как можно скорее под охрану отца передать. Они и так еле прусакам в лапы не угодили. Услышав про зайца, улыбнулся Владек.
- Знаю я князя Олельковича, видел с одной знакомой лекаркой, я сам в Полоцке живу, по делам сейчас в дороге - сказал рыцарь. - Видно снова продолжить путь не получится. Нужно задержаться.
- Лекарка и Бася... - подумал Ждан и понял, что про Весту речь. Но говорить всего не стал, жизнь научила: пусть и можно доверять рыцарю, у Весты в знакомых лихоимцев не будет, только часто жизнь завороты неожиданные делает.
Ошмяны
В крепости понимали, что не просто так зубры, которые с южных районов кочевали вместе с приближающейся весной на север, появились у стен крепости. Какой-то неизвестный помощник специально собрал животных в одно стадо и направил их лавиной на лагерь ордынцев, тем самым уничтожив планы прусаков на длительную осаду. Это не мужиков план, это кто-то, отлично знающий повадки зубров и сумевший организовать и безумный гон, и лишить осаждающих одновременно большинства лошадей. Теперь можно было нападать на лагерь врагов и снять осаду. В мыслях поблагодарив неведомого помощника, Анджей приказал захватить при этом как можно больше пленников, если Басенька у крестоносцев, кто-то должен знать об этом. Вуёк согласился, у него был другой интерес, каждый из пленённых знатных крестоносцев, это хороший выкуп.
Еле - еле забрезжил рассвет, как бесшумными тенями соскользнули по верёвкам со стен крепости воины. Редких часовых крестоносцев убрали бесшумно, защитникам города удалось незамеченными подойти к лагерю осаждавших и завязалась ожесточённая схватка. Одновременно открылись ворота и на суетящихся от внезапного нападения врагов, буквально налетел объединённый конный отряд. Стража крепости и охрана санного поезда князей окружили лагерь, никому не позволяя сбежать. Однако часть отряда всё же прорвалось, ещё несколько минут и они скроются в спасительном лесу, но из леса навстречу им показалось войско. Это подошёл большой отряд Сапеги во главе с самим Лялюшем. И только зычный крик-приказ Вуйка: - Нужны пленные! - остановил полное истребление крестоносцев. На них набрасывали сети, сбивали с ног и связывали верёвками. Даже раненых подобрали, нужно было допросить всех.
Но допросы ничего не дали. О девочке никто не слышал. С Лялюшем, когда ему сказали, что Бася пропала, случился сердечный приступ. Его уложили в постель, Малгожата взялась за ним ухаживать. Снова собрали совет и решили направить все силы на прочёсывание леса и при этом расспрашивать местных селян, не иголка же девочка, может кто видел, или слышал что.
Рассвет уже наступил, солнце было щедрым в это утро, закапали сосульки и пришлось задержаться, лошади не все подкованными были. К полудню из крепости выехали все, кто умел ездить верхом. Кроме того женщинам, детям, всем, кто не проваливался в снег с головой было приказано отправиться на поиски в ближайшие окрестные леса.
Но поиски закончились так и не начавшись. Анджей Олелькович возглавлял выехавший на поиски отряд, но они проехали не больше двухсот метров и навстречу им показался из леса рыцарь-всадник, следом за ним сани. В санях, даже издали, Анджей узнал Басю. Она ехала на коленях у своей няньки, рядом девочка, чуть постарше Баси, лошадьми управлял мальчишка, рядом шла охрана из мужиков, вооружённая чем попало. Анджей поскакал вперёд, сани остановились и навстречу ему побежала Бася с криком :
- "Папочка, я тебя нашла!" - Все вздохнули с облегчением. Подъехав и спешившись, Анджей подхватил дочку на руки, потом обратился к рыцарю. Что-то знакомое показалось ему в чертах воина.
- Думаю, что тебе я обязан спасением дочки, рыцарь.
- Не мне, её няне и вот этому человеку, его зовут Ждан.
В отношении Чеси у Олельковича были другие думы, да и та понимала, что гнев князя неизбежен, поэтому мысленно поблагодарила Владека, сам того не ведая, тот остудил своими словами ярость князя.
- Мы с тобой встречались? - спросил Анджей Владека. Рыцарь усмехнулся.
- Рад видеть тебя возмужавшим, оруженосец короля Ягайло. Здравствуй Анджей! -
И Анджей вспомнил.
- Ты не погиб, Владек! -
- Как видишь, нет - улыбаясь ответил рыцарь.
Процессия повернула назад в крепость и Малгожата увидев Басю, первая сообщила об этом и Агнеше, и Лялюшу.
По случаю воссоединения семьи и снятия осады заказали молебен, а потом поварам приказали готовить торжественный ужин.
Полоцк
- Наконец-то дома - подумала Агнеша. Долгий путь из Вильно заканчивался, уже был виден величественный Полоцкий Софийский Собор. Весна за несколько дней заявила свои права, хлябь на дорогах днём сдерживала продвижение, в пути, в одном из своих имений, сменили кареты с полозьями на колёсные, потому по утрам, на грудах* сильно трясло и Агнеша чувствовала себя отвратительно. Она ещё не оправилась от пережитого в Ошмянах. Только необходимость принимать решения заставила её взять себя в руки. Теперь к Басе был приставлен ещё один человек, средних лет одинокий рыцарь по имени Ежи. Агнеша посчитала, что Басе нужен и мужской присмотр, слишком неугомонная натура их дочка, из окружающих близких людей и дворни, благодаря своему обаянию, верёвки вьёт, не скажешь, что не слушается, но всегда добивается своего. Ежи было поручено отвечать за безопасность Баси не взирая на её капризы и протесты. И Броню Агнеша не хотела с собой брать, ощущала страх девочки перед неизвестностью и горечь разлуки с семьёй, Агнешу саму вот так в возрасте Брони забрали из родного дома в чужую семью, разлучив с братом. Но у неё родителей не стало, а Броню мать с отцом сами отдали и девочка не понимала почему. Но каприз Баси решил её судьбу, маленькая паненка заявила, что никуда без новой подруги не поедет и что та подарила ей белку. Броня не хотела расставаться со своим ручным зверьком, но ещё на хуторе Бася повелительно сказала девочке:
- Ты же хочешь подарить мне белочку? Я буду очень довольна. -
И Броня, под пристальным взглядом матери не посмела отказать.
Взамен Бася обещала подарить ей много игрушек. К счастью белка не понимала, что её подарили и при первой же возможности перебегала из тёплой меховой варежки, которую специально для белки сшила Чеся, в простой, но очень знакомый карман старенького кожушка своей маленькой прежней хозяйки.Однако Бася упорно возвращала её обратно. Анджей велел взять с собой Броню, тоже не потому, что ему этого хотелось, но он считал, что его дочь должна получать всё, что хочет. Агнеша, не перечила, во всяком случае явно, но отцу Брони пообещала, что если их дочь будет очень тосковать, сама отправит её домой с надёжным сопровождением. Агнеша догадывалась, что отец Брони рад такому обороту дел, дочку удалось пристроить. Видела, как давал он девочке последние наставления и даже злился на неё, за страх и отчаяние, которое читалось на лице ребёнка. Неожиданно для Агнеши, над Броней взяла опеку Чеся. Не знала она, что больше всех понимает её нянька Баси, Броня повторяла её судьбу, Чесю тоже когда-то отдали в качестве игрушки для внучки Сапег, дочери сына. Когда же она стала не нужна в доме Льва Сапеги, её отправили в Дорогобужец. Там она подружилась с Агнешей, хотя та, после этой истории в Ошмянах, стала меньше доверять ей. Чеся про себя решила, что будет построже с подопечной, именно в этом упрекнула её Агнеша.
Лялюш Сапега тоже ехал с ними. Агнеша понимала, что если кто-то и сможет подлечить его, то это Веста. Да и сам Лялюш захотел ехать в Полоцк. Альжбете послали вестового, которому было велено передать письмо, в нём Агнеша деликатно написала о недомогании князя.
Ждан тоже ехал вместе с обозом, Анджей предложил, в благодарность за спасение дочери и на будущее обещал работу в своём имении. И князя Алексея Александровича с женой, сыном и молодой невесткой, дочкой Войцеха, увидел Ждан в Ошмянах, но они не были знакомы, а о себе Ждан рассказал уклончиво, сказал что коробейник он, бродит по сёлам, мелочь разную продаёт, тем и живёт. Сейчас вот в Полоцк к весне шёл, что бы купить нового, ходового заморского товара и по дороге случайно встретил Чесю и Басю, решил помочь им, поскольку видел отряд крестоносцев. А в Полоцк знакомый коробейник дал совет идти, в городе можно на весь сезон закупиться и товар там разнообразнее и, главное, самый дешёвый.
*
Владек долго беседовал с Анджеем в Ошмянах, вспоминали прошлое, о старых знакомых речь вели, о планах на будущее. Потом рыцарь продолжил путь в Вильно к королю. Его новый подопечный Ромка тоже боялся, что его отправят в Полоцк, Агнеша предлагала оставить мальчишку у них до его возвращения, но Владек назвал его своим оруженосцем и сказал, что Ромка постоянно нужен ему, что несказанно обрадовало мальчика, и чем он очень гордился перед девчонками, Басей и Броней. Однако Владек пообещал навестить Олельковича, когда возвратится из Вильно.
 
В Полоцке разъехались по домам. Лялюш Сапега и Алексей Александрович с семьёй остановились у Олельковича и сразу же послали слугу в монастырскую больницу за Вестой. Но ему сказали, что лекарка в доме у Войцеха БорисОвича, что-то случилась там, уже два дня Веста находится у воеводы. Оказалось, что тёща Войцеха, Аделаида Потоцкая умирает. Через час после приезда семьи её не стало, как будто дожидалась их, чтобы проститься. Учитывая её почтенный возраст, уже больше восьмидесяти зим прожила Аделаида, это никого не удивило. Княгиня последние несколько лет передвигалась в кресле, к которому по специальному заказу мастеровой приделал колёса.
Вильно
Альжбета, получив письмо от Агнеши, стала собираться в путь. За строками послания она рассмотрела тревогу приёмной дочери, к тому же сама видела, Лялюш за последние годы сильно сдал. Семейные заботы, тайны, которые нужно было надёжно схоронить, чтобы никогда не всплыли в будущем, дела государственные, всё это долгие годы князь нёс безропотно и с успехом решал проблемы, сделав семью самой могущественной и создав своё королевство в двух государствах. Хорошо хоть делами унии Польского Королевства и Великого княжества Литовского теперь занимается их сын, Лев, король Ягайло сделал его доверенным лицом, и верхушка знати Великого княжества Литовского считаются с мнением Льва Сапеги. Лялюшу пора отдохнуть. Она решила, что поселятся они где нибудь недалеко от семьи Анны и Олельковичей и будут правнучкой заниматься, кроме того теперь, когда женился внук Михаил, правнуков должно добавится. Ангелина Ходасевич жила у неё, Альжбета видела, что она с трудом сдерживала себя. Череда венчаний, в том числе и собственного внука Яна с Марией БорисОвич, которые разрушили все планы давней наперсницы в борьбе за влияние, стали окончательным ударом для Ангелины. Она поняла, что нет у неё больше веса в высшем свете и только одна дорога ей в старости - в монастырь, доживать в безвестности, потому что даже влияние на единственного внука она утратила. Так печально заканчивается для когда-то могущественной придворной дамы Ангелины Ходасевич, её жизнь. Но Альжбету это мало волновало. Не на тех ставила подруга, держись она Сапег - итог был бы совсем иным. О том, что Ангелина разорилась, Альжбета тоже узнала. И готовилась нанести последний удар. Однако заметила, что последнее время Ангелина успокоилась, они даже мило беседовали во время обедов за столом, но Ангелину выдавал взгляд, перестала она смотреть в глаза, всё мимо, в сторону, натянуто улыбалась, и только в те редкие мгновения, когда их взгляды скрещивались, Альжбету внутренне настораживал хищный блеск, так у затравленного зверя блестят глаза, когда он собирается нападать. С чего бы это думала Альжбета, но решила для себя:
- Не в её положении тягаться со мной. Впрочем, нужно пожалеть старую подругу. Для всех моё решение в отношении Ангелины будет казаться весьма милостивым. -
Скоро она приведёт свой план к логическому завершению. А пока Ангелина в её замке, за ней наблюдают. В этих стенах столько тайных окошек и дверей, в любой комнате можно подсмотреть и подслушать, нужно только знать где эти тайные окошки и проходы. Только раз Ангелине удалось ускользнуть от наблюдения, извозчика наняла и куда-то ездила.
Мысли Альжбеты прервала Ангелина, зашедшая к ней:
- Я видела гонца. Всё ли в порядке, Альжбета ? - О том, что семья попала в осаду в Ошмянах, Ангелина знала. Когда прибыл первый посыльный, Лялюш немедленно собрал отряд и отправился на подмогу. И Ангелина тоже ждала вестей, а вдруг, да провидение вмешается и ненавистная, вновь обретённая внучка Мария, жена Яна, старшая БорисОвич внезапно исчезнет во время осады, подстрелят её стрелой, или ордынцы захватят. Хорошо бы так случилось. Такие мысли всё чаще приходили в голову Ангелине, рождая ярость, пока ещё контролируемую, но с трудом. Эта ярость постепенно отравляла мозг,но Ангелина этого не осознавала. И БорисОвичей Ангелина тоже стала тихо ненавидеть. Это они свой выводок устраивали, за богатых и влиятельных женихов дочек сговорили и её, Ангелину даже не спросили. Он были любезными, на венчании и свадьбе, но не больше. Её проблемы БорисОвич не станет решать, это она поняла сразу, да и не настолько он богат, при его семье. Три дочки, три сына - это забот полон рот. Вот и сманили внука, весной он отправится в Посольскую канцелярию на государственную службу. Начальник канцелярии по зарубежным делам, Лев Сапега только до конца мая отпустил Яна домой, решить хозяйственные семейные дела. От других Ангелина узнавала о планах внука строить дом в Полоцке, а пока дом построит, жить будет его внук у тестя. Не с ней, родной бабушкой, воспитавшей его, а с чужими людьми.
- Всё хорошо, осаду сняли. Все живы, здоровы - эти слова отвлекли Ангелину от её злых дум.
- Я поеду в Полоцк, князь тоже поехал туда - продолжила Альжбета - Ты в Вильно останешься или поедешь со мной? Эту весну и лето решили провести в имении, Лялюш нашёл чудесное место, оно скоро будет выставлено на продажу, и мы решили его приобрести.-
О том, что это родовое имение Ангелины Прозороки, которое Сапеги заберут за долги, Альжбета ей не стала сообщать. Пусть это будет сюрпризом.
Вошёл слуга и доложил, что прибыл новый гость, Стэкацкий Владек. Он просит принять его. И впервые растерялась Альжбета, замерла, но только на мгновение. Потом велела проводить гостя в малую гостинную. Сейчас она выйдет и обратилась к Ангелине:
- Я должна принять старого знакомого, извини, оставлю тебя на время. Если поедешь со мной, собирайся. Я выезжаю завтра. -И вышла, оставив Ангелину наедине с её любопытством. Она не слышала раньше этой фамилии, Стэкацкий.
- И что это за старый знакомый, которого так поспешила принять княгиня, -подумала Ангелина, она знала, что у Сапег быстроту внимания определяют деньги и положение в обществе. Чем меньше того и другого, тем меньше интересует человек. Представители бедной, пусть даже и знатной шляхты, аудиенции могли ждать несколько недель.
*Лютовей - одно из названий января в средние века в ВКЛ и Польском королевстве.
*Мёд (сахар) является сильнейшим антидотом при отравлении цианидом, (калиевая соль синильной кислоты). Отравить человека, добавив цианид в насыщенный сладкий раствор невозможно. Сахар очень скоро обезвредит яд.
Лютый* – славянское название февраля.
Сакавик* – славянское название марта в Великом княжестве Литовском.
Мариенбург – современный город Мальборк в Польше.
* Выворотень - дерево, которое буря выворачивает с корнями, от вывернутого корня образуется яма.
Леший*, по народным поверьям, хозяин леса, и его любимое занятие – завести заплутавшего путника подальше в лес, напугать и обморочить.
Боли-Бошка* – маленький старичок, который сбивает в лесу с дороги и заводит в чащу. Это из-за него человек может заблудиться в лесу.
Листин* – старый слепой дух леса, любит пугать грибников и особенно дровосеков, не позволяя им рубить живой лес.
Пущевик* – лесной дух, живущий в дебрях, останавливает лесные пожары, напускает ужас до обмороков.
Диканьский мужик* – их в лесу много, они блуждает по лесам и аукаются страшными криками, нападают на людей и могут защекотать до потери сознания своими костяными пальцами.
Басалай* – старославянское ругательство, в современном понимании – грубиян.
Белебеня* – болтун.
Пустоплеть* – создатель слухов, сплетник.
Болящий* – больной, страдающий.
Каменка – печка-очаг, сложенная из камней.
*Катапульта пОрок (от слов пороть (в Европе – палинтон) – метательный агрегат для крупных камней, часто этот агрегат называли камнемётом.
*Слёзы зимы – капель.
*Жигимонт – Сигизмунд Кейстутович, князь мозырский и новогрудский.
*Чёрные гробы – фактически это первое бактериологическое оружие. В средние века подбрасывали трупы умерших от заразных болезней в осаждённые города и таким образом начинались эпидемии.
*Чёрная хворь – оспа, эпидемия оспы.
*Груда - замёрзшие ухабы из грязи на дороге
(7-3)
Продолжение следует
Нравится
18:15
22
© Барбара
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
16:59
Спасибо, родная за титанический труд!!!
Целую крепко-крепко, всей душой !!!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение